Яков Кротов. Богочеловеческая историяЖивопись.

Сия Калям, Чёрный Калам, Чёрное Перо

Художник конца XV века.

Современник Леонардо и Босха, ничуть не слабее их, только вот о нём ничего неизвестно - во дворце султанов в Стамбуле осталась лишь папка со 150 листами. И у военных есть чувство прекрасного. Зарубить зарубили, где-то в Таджикистане в 1480-е годы, а рисуночки-то сохранили...

Его работы были обнаружены в султанском дворце в Стамбуле, это три альбома. На некоторых листах есть его подпись «Сийах Калам» — «Чёрное Перо». Впрочем, «калам» это может быть и ручка из тростника заострённая. Кое-где встречается имя — Мехмет. Конечно, он появляется не на пустом месте, а работает внутри традиции, прежде всего, традиции китайского буддизма. Делал он и отдельные картины, и длинные свитки с романами-комиксами, но тексты рассказывались устно, так что иллюстрации есть, а романов нет. На иллюстрациях монахи буддистские и несторианские, причудливые демоны, дервиши, колдуны. Но внутри традиции (которую мы просто очень плохо знаем, то есть, не знаем) бывает тиражирование — например, фигуры животные, невероятные энергичные и живые, воспроизводились веками со всех их невероятностью. Однако, у Сийах Калама есть тот гений, который наполняет канон чем-то уникальным.

Мне кажется, человеческое лицо — самое сложное для художника. Поэтому история искусства начинается с человека со звериным лицом, с басен — где люди в обличьях зверей, а точнее, тела-то могут быть человеческие, но без лица. И только где-то в VI тысячелетии происходит прорыв. Тут правый мне кажется похожим на Ван Гога в раю. Вообще что-то райское в этой паре есть, как и в гармонии противоположностей — хвоста и навершия посоха. Мужичка с лошадкой я прибавил в довесок — четыре квадрата в ФБ не теснят друг друга. Подозреваю, что это иллюстрация к Шах-намэ — Рустам и его конь Рахш, Молния, но подозревать не означает знать. Тут меня всего более завораживает соседство двух идеальных цветов — белого и чёрного (сапога и штанов). Или даже так: какая-то фантастическая топологическая задача по окружению белого красным, синим и чёрным. А кафтан напоминает купола на соборе в Сергиевой лавре.

В сравнении с китайской, персидской, тюркской (турецкой), таджикской (Сийах Калам с высокой степенью вероятностью был как раз таджиком) русские миниатюры XV-XVII веков скучны, статичны, безжизненны. Это тиражирование гламура, на какой-то очень ранней стадии потерявшего малейшие следы первоначального оригинала. Военная живопись, бессмысленная и беспощадная.

 

Roland Michaud, Sabrina Michaud, L'Asie des Tartares: rencontre avec Siyah Qalem, maître du Calame noir, préface Thierry Zarcone, éd. Gallimard, octobre 2011

 

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).