Яков Кротов. Богочеловеческая история

Андрей Евгеньевич Себенцов

 

2001 г.

"Я принимал участие в разработке Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» 1997 года и имею отношение к практике, которая складывается в этой сфере. Путь к этому закону был нелегким. Напомню, что в 1990 году почти одновременно было принято два закона — союзный, который разрабатывался под моим руководством, и российский, разработкой которого руководил В. Полосин, председатель Комитета ВС РСФСР по свободе совести, вероисповеданиям, милосердию и благотворительности. Принципиальная разница законов видна уже из названий — союзный именовался законом «О свободе совести и религиозных организациях», а российский — законом «О свободе вероисповеданий». ... Буря страстей носила «международный характер» и способствовала смещению компромисса от точки равновесия. Последняя стадия разработки закона проходила в администрации президента при самом активном участии высокого представителя Русской православной церкви."

 

"Для реализации прав человека на свободу совести и вероисповедания не достаточно иметь писанные нормы. Когда был принят союзный закон, мудрый митрополит Ювеналий, бывший членом рабочей группы, высказал глубокую мысль: «Закон-то хороший, а вот какая линия будет?»"

 

"«Организация», т. е. устройство, той же Русской православной церкви коренным образом отличается от дореволюционного. В «организациях» многое зависит от исторического момента и даже личности руководителя — возьмем Компартию при Сталине, Брежневе, Горбачеве. Во-вторых, самый верный способ привести «организацию», особенно духовно-идеологическую, к гибели — это предоставить ей преимущества перед другими. Мне эти предложения представляются изнанкой неизжитого большевизма, если хотите — детской болезнью, ведь всего 10 лет религиозной свободе..."

"На мой взгляд, в гармонизации отношений между обществом и религиозными организациями без участия государства не обойтись... Нужно собирать информацию, анализировать, обобщать, поправлять практику государственных и муниципальных властей".

 

"Я отвечу немного пространнее. Был я в Америке в Солт-Лейк-Сити, у мормонов. И к нам там приставили нашу русскую девушку-гида, которая была у нас экскурсоводом. Я спросил, как она туда попала. Оказалось, что будучи тут, в России, она обратилась к нашему православному священнику с какими-то своими духовными вопросами, ответа от него не получила и вот теперь она - в штате Юта, в Солт-Лейк-Сити. Это просто пример того, если всем предоставить равные права. Одни - активно идут навстречу и пользуются этими правами, другие - ведут себя пассивно: "Наш храм открыт, к нас все равно придут!.." Но придут или не придут - это вопрос. А также вопрос - как их там встретят. 

Я недавно говорил с В. Зоркальцевым, который высказал такую же точку зрения. Он сказал, что он тоже против сейчас преподавания в школах религии, потому что преподавать в наших школах в данный момент могут совсем другие религии, чем традиционные в России. "

Кандидатская диссертация 2009 года: "Принцип свободы совести и его реализация в Российской Федерации: состояние, тенденции и перспективы".

Родился 23 января 1945 г. в Москве. В 1967 г. окончил Московский гор­ный институт, в 1996 г. — РАГС. В 1968-89 гг. работал на Московском заво­де «Прожектор» г. Москвы.

В апреле 1989 г. избран народным депутатом СССР; был членом Ко­митета ВС по законодательству, председателем подкомитета по конститу­ционному законодательству и реформе политической системы; в октяб­ре-декабре 1991 г. — член ВС СССР, зам. председателя Комитета по законодательству Совета Союза ВС. До 1992 г. возглавлял Научный центр правовой информации при Минюсте России. В 1992—98 гг. первый зам. руководителя Аппарата Правительства РФ, начальник департамента, зам. руководителя Аппарата Правительства РФ. В 1994—98 гг. — полномочный представитель Правительства в ГД ФС РФ. Участник ряда правительствен­ных комиссий, в том числе Комиссии по вопросам религиозных органи­заций, по выдаче разрешений на использование наименований «Россия», «Российская Федерация», межведомственной комиссии по рассмотрению обращений.Бывший начальник Отдела по работе с обращениями граждан аппарата правительства РФ, бывший полномочный представитель Правительства РФ в Совете Федерации, бывший первый заместитель руководителя Аппарата Правительства РФ.

Принимал участие в работе над законопроектами: в СССР — о пе­чати, об общественных объединениях, о свободе совести, о порядке выезда из СССР, Регламента ВС и Съезда; в РФ — о психиатрической помощи, о свободе совести и о религиозных объединениях, о прави­тельстве РФ и др.

СП.: Себенцова Галина Валентиновна (1947) - инспектор кадров газ. "Труд"; Дет.: Денис (1969) - предприниматель, Николай (1970) - предприниматель, Алексей (1978) - гл. инж., Илья (1980) - преп. юр. ун-та; Род.: Себенцова Татьяна Алексеевна (1918) - медработник, правнучатая племянница П.И. Чайковского и внучка Николая Карловича фон Мекк, владельца Казанской ж. д., Себенцов Евгений Евгеньевич (1915-1982) - инж.-гидролог; ЗП.: Надежда Филаретовна фон Мекк - прапрабабушка по линии матери - изв. меценатка, Орлов Николай Васильевич (1863-1924) - прадед по линиии отца - художник, его картины находятся в Гос. Третьяковской галерее.

 

"Пример православных собратьев вдохновляет и служителей ислама. Еще в 2011 году, выступая на первом заседании Совета Республиканского гражданского диалога «Путь к миру и согласию» в Махачкале имам Центральной Джума-мечети Махачкалы и глава Совета имамов Махачкалы Магомедрасул Саадуев заявил:

«Необходимо в первую очередь на уровне государственной политики поддерживать повышение уровня религиозного сознания среди молодежи». «В конце концов, не имеет ли наша республика в рамках современной демократии права на свою религиозную идентичность? … В нашей республике около 100% мусульман... Скажите людям, что наша республика, хвала Всевышнему Аллаху, мусульманская республика!». Со временем эта идея становится фактором повседневности, что подтверждено в ходе недавней дискуссии о многоженстве в связи с женитьбой одного крупного руководителя на несовершеннолетней.

Не давая оценку этим событиям, только отмечу, что рядом с «северно-православной» правовой системой (нормативными актами, правосознанием, юридической практикой) появляется «южно-мусульманская» - в которых две составляющих уже заметно отличаются, что не только затрудняет и без того непростое законодательное регулирование, но и может способствовать расколу России по религиозному признаку.

 

Разработка проектов законов СССР о религиозных организациях (ответственный – депутат А.Е.Себенцов) и об общественных организациях (ответственность взял на себя председатель Комитета Ю.Х.Калмыков) – была включена в план работы Комитета Верховного Совета СССР по законодательству на 1990 год. В связи с этим была создана рабочая группа Комитета, проводившая изучение и проработку имевшихся проектов – еще не внесенного в Верховный Совет, но достаточно известного проекта Совета по делам религий СССР, авторских проектов, среди которых был проект научного сотрудника Института государства и права АН СССР д.ю.н. Ю.А.Розенбаума и ряда других предложений. Но Комитет не выступал с собственной инициативой, ожидая официального внесения законопроекта Советом Министров СССР, хотя уже фактически принял его в работу, как наиболее профессиональный. Проект Ю.А.Розенбаума был подвергнут детальному изучению с участием автора и забракован.

Наконец, 30 апреля внесение состоялось, и 18 мая 1990 года для доработки проекта и подготовки союзного закона была образована комиссия Верховного Совета СССР из 18 человек, под руководством председателя подкомитета Комитета ВС СССР по законодательству А.Е.Себенцова, в состав которой входили еще 9 народных депутатов, в том числе -

Аверинцев Сергей Сергеевич - народный депутат СССР, член-корреспондент Академии наук СССР, заведующий отделом Института мировой литературы Академии наук СССР.

Мухаммад-Юсуф Мухаммад-Содик - Председатель президиума Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана.

Палджян Вазген Абрамович - Верховный патриарх, католикос всех армян Вазген Первый.

Ридигер Алексей Михайлович - член Священного синода Русской православной церкви, митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий.

А также Христораднов Юрий Николаевич - председатель Совета по делам религий при Совете Министров СССР, представители Генеральной прокуратуры, МИД, Минюста, науки.

Благодаря имевшейся проработке, уже 30 мая законопроект был принят в 1м чтении и 6 июня опубликован в печати для обсуждения, результаты которого должны были быть обобщены до 15 сентября, после чего Комитету Верховного Совета СССР по законодательству с участием других комитетов Верховного Совета СССР и постоянных комиссий палат надлежало доработать проект Закона с учетом предложений и замечаний, высказанных народными депутатами СССР и поступивших в ходе обсуждения, и представить доработанный проект Закона на рассмотрение Верховного Совета СССР.

Законопроект вызвал глубокий общественный интерес. Оценки, замечания и предложения поступали от самых разных граждан - священно- и церковнослужителей, преподавателей духовных образовательных учреждений, религиозных центров, ученых, рядовых верующих, от республиканских советов по делам религий и глав религиозных организаций, публиковались в печати. Состоявшийся в июне 1990 года Поместный Собор РПЦ также высказал свое отношение к проекту.

Комиссия работала параллельно с обсуждением, рассматривая предложения по мере поступления. Порой митрополита Алексия (в скором времени – Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси) на ее заседаниях подменял другой народный депутат СССР, митрополит Кирилл, ныне Святейший Патриарх Московский и Всея Руси. Так что союзный закон был подготовлен с максимальным учетом пожеланий и интересов всех заинтересованных сторон.

Дальнейшая подготовка законопроекта и сопровождавшего его постановления Верховного Совета СССР к рассмотрению (по действовавшим правилам, вопросы вступления закона в силу и организации его внедрения, переходные положения не включались в текст закона, а оформлялись отдельно) были проведены в кратчайший срок – и закон был принят по результатам детального доклада и пристального постатейного рассмотрения на заседании Верховного Совета СССР (постановление Верховного Совета СССР от 1 октября 1990 г. № 1690-I)

Но судьба закона оказалась не очень счастливой, что связано с активностью республик, начавших принимать собственные законы в сфере государственно-церковных отношений и вести собственную политику. Так, в июне 1990 года ВС Литовской ССР принял как закон «Акт реституции положения Католической церкви в Литве». Обострилась религиозная обстановка на Кавказе и в Средней Азии. Церкви стали принимать значительное участие в политических процессах. У союзного центра оставалось все меньше возможностей влиять на обстановку в республиках – и в результате союзный закон стал для ряда республик всего лишь моделью, каркасом, на который республиканские законодатели монтировали свои нормы.

Особая обстановка сложилась в отношениях союзного Верховного Совета и ВС РСФСР.

В июне 1990 года провозглашена Декларация о государственном суверенитете России, стартовала разработка ее Конституции.

До сентября ВС РСФСР не занимался подготовкой своего законопроекта и спокойно относился к работе, ведущейся в ВС СССР. А председатель профильного Комитета ВС РСФСР по свободе совести, вероисповеданиям, милосердию и благотворительности В.С.Полосин приглашался и несколько раз участвовал во встречах рабочей группы Комитета ВС СССР. Но в сентябре политическим руководством РСФСР было принято решение о срочной разработке своего законопроекта, который должен был отличаться от союзного. И за неимением времени для новой разработки В.С.Полосин призвал Ю.А.Розенбаума с его авторским законопроектом, заведомым «достоинством» которого было его отвержение рабочей группой ВС СССР. Обогнать стартовавшую ранее союзную команду было невозможно, на привлечение общественности к проработке текста времени не оставалось, и в результате труд Ю.А.Розенбаума не пропал даром, его проект с минимальными изменениями был принят как Закон РСФСР от 25 октября 1990 г. N 267-I "О свободе вероисповеданий".

Примерно через полтора года, когда выявились неожиданные результаты этого закона, перед Комитетом ВС встал вопрос его доработке. Необходимость ее мотивировалась тем, что закон РСФСР был написан для республики в составе СССР, имел в виду действие под его более высокой юридической силой, а в новых условиях государственного суверенитета России нужен закон, соответствующий новому статусу государства. В Комитете ВС РФ под руководством В.С.Полосина была развернута подготовка такого проекта, первоначально заимствовавшего положения союзного закона, но далее становящегося все более жестким и дискриминационным. Этот путь пришел в тупик в 1993 году, когда на принятый ВС РФ закон о внесении изменений в закон РСФСР «О свободе вероисповеданий» было наложено вето Президента Российской Федерации, а Верховный Совет, уже лишенный Указом Президента законодательной силы, находясь в осаде, проголосовал за преодоление «вето» Президента.

Но жизнь не остановилась, а крупнейшие российские религиозные организации все больше высказывали недовольство сохраняющим действие законом о свободе вероисповеданий.

Кратко основные недостатки закона.

Неясность базовых понятий: вероисповедание – это принадлежность человека к некоторой религии или религиозная организация со своим вероучением; закон говорит о свободе вероисповеданий, а конституция – о свободе совести.

Субъектом закона были «религиозные объединения» от 10 человек до миллионов участников, между которыми закон не делал правовых различий.

Отсутствовали нормы, касающиеся порядка и условий формирования местных религиозных обществ, любая группа из 10 участников могла попасть под определение «религиозное объединение» вне зависимости от действительной сферы ее деятельности (ст. 17, 18)

Ч. 1 ст. 8 запрещала создание государственных органов и должностей, специально предназначенные для решения вопросов, связанных с реализацией права граждан на свободу вероисповедания. Запрет регулятивных функций и прав государства в этой сфере общественных отношений предопределял хаос и произвол, невозможность реализации демократических правовых норм.

Предоставленные законом свободы способствовали появлению на российской почве множества новых религиозных движений, как отечественного, так и зарубежного происхождения, деятельность которых не укладывалась в представления о норме поведения, а сам факт распространения в национальных средах вызывал неприятие (с учетом особенностей менталитета, о которых говорилось выше).

Появление на почитаемой своей собственностью «канонической территории» нежелательных, часто неплохо финансируемых из-за рубежа конкурентов в борьбе за души возмутило руководителей традиционных российских конфессий.

Несмотря на недостатки закона, предоставленная гражданам свобода привела к взрывному росту числа религиозных организаций. Возникающие в их деятельности вопросы также вызывали недовольство действующим законом РСФСР.

В этих условиях под эгидой Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации в 1994 году была создана рабочая группа из представителей 9 религиозных организаций, министерств и ведомств, ученых, юристов, приступившая с участием представителей Комитета Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций к разработке новой редакции закона. Изобилие противоречий интересов отражалось в формулировках законопроекта. В июле 1995 года законопроект был внесен в Государственную Думу Правительством, одновременно были внесены еще 3 альтернативных законопроекта. Согласование разногласий было поручено созданной в Думе комиссии, но ее работа почти не могла продвигаться из-за глубины противоречий. После года работы законопроект прошел первое чтение в июне 1996 года, ко второму чтению поступило более 400 поправок. Борьба над ними продолжалась до июня 1997 года, когда прошло второе чтение.

Трудности продвижения законопроекта были связаны с развернувшейся в обществе кампанией против иностранных миссионеров и «деструктивных сект», попытки различных государственных и общественных организаций ограничить через суды деятельность «нетрадиционных» религиозных объединений. Существенные разногласия возникали и между традиционными религиозными объединениями. В этих условиях Комитет Государственной Думы снизил уровень демократического обсуждения законопроекта, чтобы сделать его продвижение возможным, и на заседание Государственной Думы были приглашены представители только перечисленных в преамбуле «традиционных» религий. В результате возмущения остальных религиозных организаций и правозащитников ситуация скандализировалась донельзя. Только от россиян в адрес Президента РФ поступило 13,5 тысяч писем и телеграмм, из которых 10% закон поддерживали, а 90% резко критиковали и просили его не подписывать.

Принятый Государственной Думой и одобренный Советом Федерации закон вызвал весьма шумную реакцию, обращения к Президенту Российской Федерации от российских правозащитников, сената США, Римского папы – что привело к вето Президента от 24 июля 1997 года. Сложная ситуация была преодолена корректировками текста, к чему приложили руки заместитель Руководителя Администрации Президента РФ М.В.Комиссар, начальник управления Администрацию Президента А.В.Логинов, председатель ОВЦС митрополит Кирилл, председатель Комитета Государственной Думы РФ В.И.Зоркальцев и полпред Правительства в Государственной Думе, заместитель председателя Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве А.Е.Себенцов. Рабочая группа из членов Совета при Президенте РФ по взаимодействию с религиозными объединениями внесла в 14 статей законопроекта 37 изменений, сохранив основные положения, и он был опубликован в Российской газете 16 сентября как редакция Президента, а 19 сентября законопроект еще раз прошел рассмотрение в Думе, 24 – одобрен Советом Федерации, 26 сентября подписан Президентом и вступил в силу с 1 сентября 1997 года.

В начале 1998 года был разработан и 29 марта опубликован комментарий к закону, подготовленный участником всех его обсуждений А.Е.Себенцовым, который содействовал «мягкому» вхождению его в юридическую практику. Почти все существовавшие религиозные организации без проблем прошли перерегистрацию (хотя и пришлось продлить отведенное для этого время), не возникало проблем с регистрацией и вновь создаваемых организаций. Однако органы юстиции, на которые была возложена функция проведения перерегистрации, совершили ряд отказов, выставивших Российскую Федерацию в весьма глупом свете в Европейском суде по правам человека, до которого дошли судебные споры по поводу неправомерных действий государства.

Важным достоинством закона, которое сохранилось от предыдущих вариантов, было и остается право религиозных объединений действовать без регистрации. Это право является залогом свободы вероисповедения и отделения религиозных объединений от государства, что бы не говорили об этом критики закона, и все покушения на него до настоящего времени удавалось отбить. Необходимо отметить, что благодаря этой возможности никакие государственные органы не знают действительного количества религиозных объединений; косвенные данные позволяют оценить его как в 1,5 – 2 раза превышающее число зарегистрированных религиозных организаций, которых на 1 января 2015 года насчитывается 27640.

 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).