В защиту Жанны д'Арк или История Юрия Титова

Житель Краснодара Юрий Титов в 2018 году бежал из Краснодара в Стокгольм, получил там не без труда политическое убежище. Дал интервью «Радио Свобода», что в центре для беженцев много сторонников Навального и Мальцева.

Титов выходил в интернет и на улицы с протестами.

Юрий Титов правильно поступил, что сбежал, правильно шведы дали ему политическое убежище. Опасность ему грозила реальная, и с каждым годом опасность для российских оппозиционеров лишь возрастает.

Только вот правильность поступка не тождественна правильности слова.

Бежать — нормально, ненормально оправдывать своё бегство.

Этика всегда субъективна. Оправдывать чужое бегство — нормально, своё — нет.

Своё бегство Титов оправдал просто и красиво: «Я не Жанна д'Арк, не хочу сидеть в тюрьме».

Жанна д'Арк была слабая, неуверенная в себе девушка. Нормальный человек. От уверенных в себе все беды и несчастья. Она следовала совести, преодолевая неуверенность в себе. Это нормально, ненормально быть наглецом. Большинство наглецов терпят поражения (в том числе, от Жанны д'Арк), проигрывают, после чего живут на шее у других, нормальных людей. Это ещё неплохой выход — скверно, когда наглец побеждает, как Ленин, Гитлер, Путин, Трамп.

Юрий Титов возмущался: «У меня ощущение, что я попал в будущее, которое должно было бы быть, но у нас его украли».

«Украли» — слово из лексикона Алексея Навального. Украли голоса на выборах — давайте протестовать! То, что выборы изначально нечестные, не обсуждается.

«У сознательной части молодёжи благодаря Навальному и его сторонникам появилось понимание, что такое свобода. ... И я рад, что Навальный дал молодым людям понять, что они не обязаны ложиться под эту систему. Я не думаю, что прогрессивные молодые люди смогут глобально переломить ситуацию в стране. Но благодаря опыту участия в кампании они, вероятно, проживут свою жизнь как свободные люди. Может, решат эмигрировать, как я».

Эмиграция вовсе не есть свобода. Свобода как раз есть возможность не эмигрировать. Олег Сенцов, голодая, свободен, а Путин завтракает — и он раб.

«Не ложиться под систему» означает, оказывается, «бежать».

Эмигрировать хорошо, а вот обманывать — плохо. Плохо утверждать, что пикеты что-то означают сами по себе, что Навальный что-то делает во имя свободы и т.п. Это ложь. Молчать стоит хотя бы потому, что подловато получается — ведь, если бы человек попытался эмигрировать в Швецию, у него бы не вышло, а как у политэмигранта — выйдет.

Фраза насчёт того, что Швеция — это будущее, которое у нас украли, выдаёт психологию иждивенца. Мол, есть воры, которые у меня украли благосостояние. Ну, первый вор, конечно, Ленин — он же замутил проект, в котором мы по сей день живём. Так мы возвращаемся к средневековому обозначению бунтаря как «вора». Он у государя государство крадёт.

Я не царь, я — свободный человек. У меня нельзя ничего украсть. У меня трона нет. Головы, уши, хвост. Впрочем, хвост редуцировался до крестца, но символически же есть. Никто ни у кого ничего не украл. Убийцы — это да, но не воры. Кстати, про российский милитаризм у этого господина ни слова — ну как же, он же навальнист.

Идеология «у меня украли» основывается на жесточайшем эгоизме. Человек игнорирует преступления диктаторы, диктатурность диктатуры по отношению к украинцам, грузинам, мелкому бизнесу, Свидетелям Иеговы, мусульманам.

При этом человек исповедует культ личности Навального: «Я не разочаровался в Навальном. Я и сейчас считаю, что Алексей все правильно делает, но я не верю, что эта борьба сможет изменить страну.»

Что тогда мы вкладываем в слово «правильно»? То, что помогает достичь цели? Если цель — сделать из России Швецию, то Навальный всё делает неправильно. Если цель — эмигрировать в Швецию или попасть на обложку журнала «Тайм», то да, Навальный всё делает правильно.

Свести политическую активность к пикетам, к обличению коррупции и лжи, — это как свести религиозную жизнь к экзорцизму, к изгнанию бесов, к ожиданию конца света. Не ходить в церковь, не иметь символа веры — политической программы. Не писать ничего, кроме картонок с лозунгами, не читать ничего, кроме разоблачительных новостей. Зачем читать об Иисусе? Надо читать об Ироде!

Действие подменяет мышление. Результат печален и налицо: культы самых странных личностей, увлечение маргинальными идеями вроде отмены всеобщего избирательного права или вообще роспуска государства. Когда вместо дела — прыганье, идеи ни малейшего значения не имеют, можно и переселение на Марс исповедовать.

Смотрите, какой у велосипедиста звоночек на руле! И быстро едет! Смотрите, какие у американцев пикеты и марши, и какая демократия! И люди начинают ходит в пикеты — и более ничего. Словно купить велосипедный звонок и думать, что от его звона скорость прибавится.

Американская демократия в основе имеет многие тома, написанные отнюдь не только американцами, на один пикет в Вашингтоне приходится десять речей, двадцать обходов соседей с разговорами о политиках, сорок совместных с соседями дел по местному самоуправлению. Изъять один элемент, пренебрегая другими — и получаются псевдо-революции, оранжевые и не только, после которых, даже если одного диктатора свергнут, приходит точно такой же другой.

См.: Эмиграция. - Навальный. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.