Ко входуЯков Кротов. Богочеловвеческая историяПомощь
 

Яков Кротов. Богочеловеческая история. Вспомогательные материалы.

Андрей Анзимиров

ПРАВОСЛАВИЕ И ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ                                                                                                                                                          

Это правда: «Дело Pussy Riot» нанесло сильнейший удар по отношениям между Церковью и интеллигенцией. Как бы не интерпретировать этот факт, 2012 год реально стал годом размежевания между Церковью и российским обществом. Правда и то, что кризис в отношениях между ними возникает в России не в первый раз, что интеллигенты подчас воспринимают Церковь поверхностно [http://ej.ru/?a=note&id=12215]. Но давайте всерьёз вспомним одну из бесспорных заслуг Солженицына, а именно, введение им в обиход термина «образованщина», как обозначение особей с формальным высшим образованием, но абсолютно непросвещённых. Времена «кризисных» отношений между церковью и интеллигенцией давно ушли в небытие: загнанность Церкви в советский период привела к тому, что значительные массы образованных людей сами по себе пришли к православию, обратившись как к первоисточникам, так и к русской религиозной философии 19-20 веков. Людей, воспитанных на Соловьёве, Розанове, Бердяеве, Федотове, не нужно убеждать в благости церкви. Но главное даже не в том. Главное в двух пунктах.

Первое. Клерикализм, который всячески пытаются проповедовать современные православные интеллигенты якобы консервативного крыла – не просто политическое направление, добивающееся первенствующей роли церкви в жизни общества. Что само по себе уже противоречило бы нормам правового демократического общества, в котором по определению не может быть правящих церквей и религий независимо от того, составляют ли последователи одной из них в стране подавляющее большинство населения или нет – оставим демократический централизм большевикам. В первую очередь, клерикализм является идеологией католической церкви XIX века, сводящейся к арьергардным боям крайнего церковного консерватизма, цеплявшегося за обломки феодально-патриархальной системы. Крушение которой началось в эпоху Просвещения и продолжалось после наполеоновских войн. И этот термин и обозначаемое им явление не несут ни малейшего позитивного смысла даже для экклезиологов, поскольку оно абсолютно скомпрометировало себя в истории и изжило себя самое. Клерикализм современных русских православных кругов – в прямом смысле неуклюжая попытка юных невежд гальванизировать труп. Чистой воды симулякр и имитация, тщание вернуть заведомо невозвращаемое и восстановить принципиально невосстановимое. Любое здоровое и гармоничное общество обязано быть антиклерикальным. В противном случае оно превращается в тёмную диктатуру идеологической полиции, оправдывающую себя религиозными лозунгами. Таков диагноз, необратимо поставленный клерикализму самим ходом истории.

Что подводит нас ко второму важному вопросу. Неуклюжие попытки безграмотной проповеди отживших и реакционных понятий или заведомо шарлатанских теорий современной православно-патриотической интеллигенцией всё больше наводит на мысль, что «православный патриотизм» - сегодняшняя вера не церковной интеллигенции, а именно церковной образованщины, что именно такого рода интеллигенты и воспринимают сегодня Церковь и религию поверхностно, в гораздо больше большей степени как генератор подавляющей идеологии авторитарного государства, чем как нечто динамичное, живое и развивающееся. Отсюда и рекомендации выпороть, заточить в монастырь, подвергнуть анафеме, отсюда невероятно унизительные в устах якобы христиан аттестации женщин, посмевших иметь собственное отношение и к церкви и к власти. Аттестации, гораздо менее приемлемые, чем сама акция в храме Христа Спасителя, о вызывающем характере которой никто и не думал спорить.

Только «образованцы» (или крайне-наивные люди) могут всерьёз верить  (http://rusbeseda.ru/index.php?topic=957.220;wap2), в то, что «в околоцерковных кругах во второй половине XX века начала формироваться особая социально-политическая субкультура – либерал-православие». Историю надо знать, милостивые государи! Не в околоцерковных, а в самых что ни на есть церковных. Не во второй половине ХХ века, а уже в XIII столетии (епископ Серапион Владимирский), как постоянное непрерывное движение - в ХV-ХVI веках (митрополиты Московский и всея Руси Варлаам и св. Филипп Колычёв, св. архиепископ Герман Казанский, преп. Максим Грек, князья Вассиан Патрикеев и Андрей Курбский). Противники нередко клеветнически обвиняли отдельных православных либералов в ереси, преследовали и даже казнили (Фёдор Курицын, Матвей Башкин, старцы Артемий и Исаакий и др.). Позже либеральное православие представляли такие фигуры, как св. Тихон Задонский, митрополит Московский Платон Лёвшин, Ф. Бухарев, умеренным либералом был митрополит Филарет (Дроздов), многие известные миссионеры. Все славянофилы были правыми либералами. Либеральным был весь круг авторов сборников «Вехи» и «Из глубины», столпами церковного либерализма среди мирян были В. Соловьев, А. Карташёв, Г. Федотов, Н. Лосский, Б. Вышеславцев, и др. Единственный за три с лишним века русской истории свободный Всероссийский Поместный Собор 1917-18 гг. тоже и по сути, и по результатам был именно либеральным – не удивительно, что его постановления игнорируются сегодня Московской Патриархией.

На деле, вопреки поверхностным мнениям как радикальных критиков Церкви, так и их консервативных оппонентов, современная культура и христианские ценности абсолютно совместимы. Но православная образованщина не может рассчитывать на то, что, когда она в своей инфантильной игре в псевдоправославный бисер с упоением выдумывает теории о «катехонах», «Третьих Римах», «закулисах» и евразийской белиберде, общество начнёт относиться с восторгом к их фантазиям. Епископат, не останавливающий фантазёров и шарлатанов словом предостережения, не может рассчитывать на серьёзное к себе отношение со стороны общества. Ибо альтернатива для недовольных всегда есть. Прошли времена св. Игнатия Богоносца, который во II веке полагал, что гарантия безопасности от сил Сатаны состоит в полном подчинении епископам. Да и патриарх - не папа. В наше время ни Московская Патриархия, ни РПЦ в целом – как и никакая церковь на земле - не владеют монополией спасения. Такую позицию можно критиковать сколько угодно, но это есть объективный факт современного религиозного сознания, независимо от того, что субъективно думают на сей счёт любые адепты «истовой» и «истинной» веры. Существуют и независимые православные группировки, и другие автокефалии. России нужна католическая и протестантская интеллигенция. Тем более, что православная чаще всего молчит, ибо, повторяю, что вопит от именно православия именно незрелая и инфантильная недоинтеллигенция. И, наконец, простейшая альтернатива, доступная для каждого, заключается в участии в таинствах РПЦ без малейшей поддержки сомнительных инициатив и тенденций её администрации при открытой их критике и публичном их осуждении. Отлучение от Церкви сегодня не более чем блеф, жупел и пустышка. И всегда таковым было. И все здравомыслящие верующие это прекрасно понимают.

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова