Ко входуЯков Кротов. Богочеловвеческая историяПомощь

Яков Кротов. Богочеловеческая история. Вспомогательные материалы: Сталин.

Андрей Бессмертный-Анзимиров

РОССИЯ В КОНТЕКСТЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. ПОПЫТКА ОБЪЯСНЕНИЯ

 

 

Хотя для некоторых любителей геополитический игр Российская империя является священной империей, Третьим Римом и наследницей Византии, это не делает ни её, ни саму ушедшую Византию принципиально отличной от остальных европейских империй. Российская империя, подобно ряду других империй навсегда ушедшая прошлое после Первой мировой войны, была обычной колониальной империей западноевропейского типа. В этом смысле, Россия - не одно и то же, что Российская империя или СССР. Требовать себе на законных основаниях Украину, Аляску, Крым или Финляндию на том основании, что когда-то они были частью Российской империи, Россия не может. Таких оснований не существует.

Российская империя официально началась с Петра Великого, но её ядро великое княжество Московское (Московия) встала на европейские рельсы ещё с Ивана Великого. К его эпохе относятся и первые редкие случаи использования великим князем титула «царь» (или «кесарь») - исключительно в дипломатической переписке с германскими князьями и Ливонией. До этого к русским князьям, бывшим данниками татар, такой титул практически не применялся. «Царём» именовался лишь хан Орды. Сама концепция Москвы как наследницы римских и византийских императоров выдвигалась уже при Иване III митрополитом Московским Зосимой. Однако сознательные попытки создания московско-имперской идеологии Москвы как «Третьего Рима», т.е. как единственной полномочной наследницы Рима и Константинополя, начались в полном масштабе при сыне Ивана Великого великом князе московском Василии III (старец Филофей).

Ещё раньше, до окончательной победы Московии над другими русскими княжествами, сходная идея была сформулирована в середине 15 века в Твери – главной сопернице Москвы, а именно, в «Смиренного инока Фомы Слове похвальном о благоверном великом князе Борисе Александровиче». Автор «Слова» сравнивает Тверского великого князя Бориса с Соломоном и Иосифом и называет его «царем и самодержцем», «новым Моисеем», «вторым Августом» и «вторым Константином», а Тверское княжество – «подлинно обетованной землёй» и «новым Израилем». Интересно, что «Слово» инока Фомы дошло до нас всего в одном и притом неполном списке – яркое свидетельство работы идеологов величия Москвы, постаравшихся уничтожить как можно больше копий, прославляющих Тверь, как главную соперницу.

К тем же временам относится и чисто политический трактат «Сказание о князьях Владимирских», излагающего легенду о происхождении русских великих князей от брата римского императора Августа по имени Прус, который якобы был родственником Рюрика. «Сказание» использовалось в дипломатии Василия III и Ивана Грозного.

Иван Грозный унаследовал от своего отца централизованную и единую Московию. Василий III довольствовался старым титулом «великий князь», однако его сын Иван IV Грозный по достижении совершеннолетия короновался как «Царь Всея Руси» (1547), утвердив таким образом в глазах подданных свой престиж как суверенного правителя и наследника византийских императоров. В Европе его титул либо не признавали, либо оставляли без перевода. Таким образом Россия и даже будущая Российская империя началась не в Киеве в 9-10 веках, как это было придумано позже имперскими идеологами, а только в 14 веке Москве. В Киеве действительно началась национальная Украина, не претендующая на имперскость.

Московия в свою очередь родилась как один из обломков Золотой Орды наравне с Астраханским, Казанским, Касимовским, Крымским и Сибирским ханствами и Ногайской Ордой. Сыграв в каком-то смысле объединительную роль, аналогичную Кастилии в Испании, Пруссии в Германии и Сардинии в Италии, Московия в 14-15 веках вобрала в себя всю территорию Славии (как называли русский Северо-Восток арабы ещё в 9 веке), а в 16 веке объединила под своей властью все остатки Золотой Орды, став наследницей Золотоордынской империи, но парадоксальным образом присвоив себе «титул» наследницы Византийской империи. Интересно, что сама Москва даже не была частью Славии, а возникла в балто-финской «Арсании» (Эрзянии-Рязании?) арабских источников, колонизованной выходцами из всех славянских племён Киевской Руси. В этом смысле Московия как будущая Россия имела много преимуществ перед будущими украинскими и белорусскими (включая псковско-новгородских кривичей) землями, поскольку произошла не от конкретных древнерусских племён, а от смеси кривичей, вятичей, северян, киевских полян, вятичей и многочисленных финских племён Залесья. Отсюда «американский» дух и динамизм переселенцев-пионеров, мощный порыва московитов-россиян к заселению новых и новых земель, их «непривязанность» к конкретным ларам и пенатов, а создание новых, позднейших, но зато своих собственных. Отсюда и идеологизация имперского движения страны на север и на восток. От Орды Московия унаследовала неудержимое желание утверждать себя за счет завоеваний, нередко в ущерб самой себе. Это в конце концов привело и к самообману - к выдуманному праву Москвы и на Западную Русь.

Аналогии между Московией и Кастилией и между Россией и Испанией особенно конструктивны. Испанские территории объединились в конце 1480-х годов. В 1492 году Испания захватила мусульманскую Гранаду, чем завершила Реконкисту на Иберийском полуострове. Тотчас же была начата экспансия в Северной Африке. В том же самом году Колумб осуществил первую испанскую исследовательскую экспедицию на запад через Атлантический океан, создав в Новом Свете первые заморские колонии Испании.

Колониальная экспансия Кастилии и Испании: в 1492-96 захватывается Эспаньола, в 1508 - Пуэрто-Рико, в 1511 - Куба, в 1514 - начало завоевания Новой Гранады, в 1519 – Мексики. В 1521 - высадка Магеллана на Филиппинах, в 1530-50е гг. осуществляется завоевание Перу и Чили, к 1600 годам - Аргентины.

Колониальная экспансия Московии и России: в 1451-72 – захватывается Малая и Великая Пермь (земли коми и удмуртов), в 1483 - Югра, в 1552 - Казанское ханство, в 1556 - Астраханское ханство и контроль над всем бассейном Волги, в 1582 - Сибирское ханство, в 1580-90е – местные княжества Северо-Западной Сибири, в 1619 начинается завоевание Восточной Сибири и в 1680 гг. Московия выходит к Тихому океану.

Московия, в отличие от Испании и Португалии, не располагалась у моря и не имела достаточно сильного противника в близлежащих районах Северной Азии (в отличие от соседней с Испанией Африки, где сопротивление мусульман оказалось слишком сильным). Поэтому, если испанцам и португальцам пришлось перенести экспансию за море в Новый Свет, возникшая на московской основе Россия продолжала увеличивать свои территории не «за морем», а по соседству со своими историческими землями. Едва закрепив свою власть над Северной Азией, Россия не остановилась, а обратила свои взоры на соседние европейские земли – подобно Испании, которая одно время владела и Португалией, и Сардинией с Сицилией, и даже более отдалёнными Нидерландами: в 1654 Московия присоединяет Левобережную Украину, в 1667 – Киев.

Две первые европейские колониальные империи – Испания и Россия – образовались благодаря упорному сопротивлению обоих народов с мусульманским владычеством. Дух борьбы и «отвоевания» отчасти по инерции, отчасти в виде превентивной «защитной» экспансии трансформировался в сознании и последующей имперской идеологии обеих народов в агрессивный империализм новоевропейского типа. «Постоянные стычки кастильцев со страной Полумесяца, с иной цивилизацией позволили им осознать свою кровную связь с другими иберийскими королевствами, преодолеть ощутимые различия, связанные с языком, нравами, обликом земли, - писал Ортега-и-Гассет в 4 главе «Бесхребетной Испании». - "Одна Испания" возникла в кастильском уме вовсе не в ходе постижения некой реальности (на деле Испания не была единой). Нет, речь шла об осуществимом идеале, о проекте действия, о грядущем дне, который требовал усилий в настоящем. (…) Союз потребовался, чтобы собрать раздробленные силы, чтобы завоевать планету, чтобы создать великую, несокрушимую Империю. Какой-либо иной цели не было и не могло быть.(…) Имея в виду, во-первых, политику Кастилии в Африке и в Центральной Европе, а, во-вторых, политику Арагона в Средиземноморье, мы имеем дело с первой попыткой осуществить подлинную Weltpolitik. Именно в этом и состояло значение испанского единства».

На деле, неважно, чем оправдывается империализм – мистической «передачей символов духовной власти», «продолжением миссии Израиля и Византии», «большей чистотой веры», «богоизбранностью», или особым «вселенским назначением» нации. В этом смысле между Российской империей и прочими новоевропейскими империями не было почти никакой разницы.

Разница была лишь в том, что Испания не стала идеологически закреплять за собой обладание родственной Португалией, а Англия – обладание Нормандией и древними территориями англов и саксов. Однако Россия, претендуя на Украину и Прибалтику, всерьёз пыталась убедить окружающий мир, что это её неотъемлемые исторические территории. Поскольку части православного мира, не подчинённые Москве, - Украина и Беларусь - оказались не под Полумесяцем, а под коронами Литвы и Польши, в Москве в целях нейтрализации потенциальных соперников возникает и идея включения в свою «реконкисту» всей территории древнего Киевского государства.

Это заблуждение и предрассудок. Которые России желательно изживать – в противном случае эта архаичная и заведомо ложная идеология неминуемо приведёт к конфронтации России с современным миром.

«Особенностью идеологии российского империализма было то, что он творил миф о своей древности, возводя себя не к 14-15 векам, а к 9-10 столетиям, - но пространством мифа выбирал не свою территорию, а территорию, которую требовалось завоевать, территорию "Киевской Руси", к которому Москва имела такое же отношение как Кёнигсберг - к империи Карла Великого - пишет православный историк о. Я. Кротов. - Нежелание признать реальность своего позднего рождения включало в себя нежелание признавать реальность рождения Украины и Белоруссии, да и прибалтийских государств тоже». И добавляет: «Новорожденная империя осуществляла агрессию не только в пространстве, но и во времени».

Что, к сожалению, продолжается до наших дней, чему пример массовое помрачение россиян, уверенных в том, что Московия, Российская империи, СССР и Россия - одно и то же государство.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова