Ко входуЯков Кротов. Богочеловвеческая историяПомощь

Яков Кротов. Богочеловеческая история. Вспомогательные материалы: вторжение России в Украину, 2014.

Андрей Бессмертный-Анзимиров

ГОЛУБООКИЙ ДЕТСКИЙ ЛИК

Об украинских корнях общеимперского освободительного движения

13 сентября 1853 родилась одна из руководителей «Народной воли» украинская и российская революционерка Софья Львовна Перовская (1853-1881), непосредственно руководившая убийством Александра II. Правнучка последнего гетмана Украины Кирилла Розумовского-Розума.

В1863-80 годы в царствование «царя-освободителя» Александра II парадоксальным образом начались жесточайшие гонения на украинский язык и украинскую культуру, вплоть до запрещения украинского книгопечатания, запрещения преподавать по-украински в школах, перевода профессоров-украинцев в великорусские университеты и закрытия всех украинских просветительских кружков и групп (Кирилло-Мефодиевское братство, Общество друзей народа, Громады, журнал «Основа»). Эти общества и группы, с одной стороны, развивали украинскую национальную идею, а с другой, стояли на позициях народничества. По выражению Н. Костомарова, «малорусская литература перестала существовать в России», а М. Драгоманов этот период охарактеризовал как «антракт» в украинофильском движении.

В этих условиях борцам за свободу Украины оставалось лишь присоединяться вместе с угнетаемыми Россией поляками и евреями к общеимперскому революционному движению и действовать в его рамках. Украинские революционеры-народники пришли к выводу, что прежде всего надо совершить революцию, а уже потом решить назревший национальный вопрос. Однако собственное русское освободительное народническое движение было сильным теоретически (Герцен, Чернышевский, Лавров, Михайловский) но на практике довольно узким и слабым. Приход украинцев, поляков и евреев мгновенно усилил его и превратил его в гораздо более грозную и действенную силу. Приток украинцев в освободительное движение тюрьмы народов - Российской империи революционизировал и радикализировал его, превратив его из либерально-революционного в социально-революционное, хотя и не имеющее ничего общего с тёмными русскими учениями Ткачёва и Нечаева.

В Украине действовал ряд народнических кружков. Центром народнической пропаганды стал Киев, где работал филиал кружка М. Чайковского. В 1873 в Киеве был организован народниками-бунтарями в составе 30 человек кружок «Киевская коммуна». В него вошли студенты, прогрессивная молодежь, интеллигенция - Владимир Дебагорий-Мокриевич, Вера Засулич, Яков Стефанович. Народнические кружки работали на Черниговщине, в Одессе, Харькове, Херсоне, Полтаве, в Подолии. В Киевщине своей деятельностью особо отличились такие известные народники, как Я. Степанович и Л. Дейч. Они стали организаторами так называемого «Чигиринского заговора» (1876-1877). Активными участниками «Народной воли» были выходцы из Украины Андрей Желябов и Николай Кибальчич, сын украинского священника. Украинцами были и гражданская жена Желябова аристократка Софья Перовская, и их не менее знаменитый товарищ Сергей Степняк-Кравчинский.

Увидев, что «хождение в народ» с целью революционной агитации среди массы пассивных и инертных русских крестьян не приносит результатов, убедившись, что русские крестьяне за ними не только не идут, но часто и выдают жандармам, украинские народники решили вести вооруженную политическую борьбу с царизмом путем террора, опираясь на собственные силы. К ним присоединились и русские сыны свободы.

Как известно, Желябов и Перовская осушествили три попытки вареубийства. Третья из них оказалась удачной 13 марта 1881 года (1 марта по старому стилю, отсюда название группы – первомартовцы). Подготовкой операции руководил Андрей Желябов, но после его ареста 11 марта 1881 группу возглавила лично Перовская. Под руководством выдающегося украинского учёного и революционера Николая Кибальчича были изготовлены 4 бомбы. Утром Перовская передала их членам группы метальщиков - поляку Гриневицкому, русским Михайлову, Емельянову и Рысакову. Она лично начертила план расстановки метальщиков бомб и взмахом белого платка подала Гриневицкому сигнал бросить бомбу.

Можно по-разному относиться к террору. Можно по-разному оценивать цареубийство, хотя любой царь и король – всего лишь один из многих деспотов в истории человечества. Но нельзя не поразиться силе воли, выдержке и бесстрашию этой маленькой хрупкой 27-летней аристократки, мстящей тираническоми режиму в том числе и за удушение украинских свобод. «Она мне представляется какой-то идейной Жанной д'Арк», - отозвался о ней Лев Толстой.

«В течение одиннадцати лет стоит она на бреши, присутствуя при огромных потерях и огромных разочарованиях, и все-таки вновь и вновь бросается она в самую жестокую сечу, - позже написал о Перовской Степняк-Кравчинский. - Она сумела сохранить в груди нетронутою искру божественного огня. Ее стоицизм и суровый культ долга были лишь мантией, делавшей ее похожей на античных героев, а не мрачным и унылым саваном, под которым благородные и несчастные души хоронят свои разбитые верования и надежды. Несмотря на весь свой стоицизм, несмотря на видимую холодность, в глубине души она остается вдохновенной жрицей, потому что под ее сверкающей стальной броней все же билось сердце женщины. А женщины, должно сознаться в этом, много-много богаче мужчин этим божественным даром. Вот почему им прежде всего обязано русское революционное движение своим почти религиозным пылом; вот почему, пока в нем останутся женщины, оно будет непобедимым».

«Стремясь к поднятию экономического благосостояния народа и уровня его нравственного и умственного развития, мы видели первый шаг к этому в пробуждении в среде народа общественной жизни и сознания своих гражданских прав, - написала Софья Перовская в своей объяснительной записке после ареста. -. На это правительство ответило страшными репрессиями и рядом мер, делавшими почти невозможной деятельность в народе. Таким образом, правительство само заставило партию обратить преимущественное внимание на наши политические формы как на главное препятствие народного развития... Упорство же в посягательствах на жизнь покойного Государя вызывалось и поддерживалось убеждением, что он коренным образом никогда не изменит своей политики, а будут только колебания: одной ли виселицей больше или меньше, народ же и общество будут оставаться в прежнем вполне бесправном положении».

Ввот, что написал о Софье Перовской в своей поэме «Возмездие» Александр Блок:

Широкий белый воротник

И платье черное — все просто,

Худая, маленького роста,

Голубоокий детский лик,

Но, как бы что найдя за далью,

Глядит внимательно, в упор,

И этот милый, нежный взор

Горит отвагой и печалью...

Героическая, самоотверженная деятельность украинских революционеров-народников прославила их не только в Украине, но и во всем мире. Из народнического движения вышли будущие социалисты, участвовавших в создании нового, независимого Украинского государства в 1917 году Именно в рамках этого движения действовал яркий представитель украинской интеллигенции 1870-х гг. Михайло Драгоманов, дядя Леси Украинки, повлиявший как на её формирование как писателя, так и на всё последующее развитие либерально-конституционной мысли в рамках всей Российской империи. Драгоманов был одним из первых, кто решительно отмежевался от русского народничества и утвердил полную независимость движения за свободу Украины. Вслед за ним явились Иван Франко и Теофил Окуневский в Галичине, молодой украинский поэт-революционер Павло Грабовский и писатель Михайло Коцюбинский, Дмитро Антонович, Михайло Грушевский, Володимир Винниченко, Симон Петлюра - имена, в той или иной степени дорогие всем украинцам.

Но не следует и забывать о тех сынах и дочерях Украины, которые отдали свои жизни в попытке прямой конфронтации с русскими деспотами. Таких, как Желябов, Кибальчич и Перовская.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова