Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Феофан

ЛЕТОПИСЬ

К оглавлению

В этом же году Аркадий поставил колонну в Ксиролофе, и построил Аркадиополь во Фракии.

л. м. 5896, р. х. 396.

В сем году Иоанн Златоуст славился жизнью своею, красноречием, божественными дарами и строгими правилами добродетели. Народ, назидаемый его учением, чрезмерно любил его, но развратные ненавидели его до того, что всеми силами содействовали вражде против него. В числе врагов св. Иоанна находился и евнух Евтропий. К этой поре относится ссора Севериана Габальского {61} с Серапионом, архидиаконом Иоанна; далее, бегство монахов из Египта, по причине Феофила, и наконец, письма, посланные Феофилом к Епифанию. Все это употреблено было против служителя Христова Иоанна. Епифаний Кипрский, прибывши в Евдомон * без позволения Иоанна, совершал рукоположения и созывал собрания. Иоанн, по божественной любви, оставил это без внимания и даже просил Епифания жить с ним в одном епископском доме, но тот, возбужденный клеветами Феофила против блаженного Иоанна, не принял его предложения. **

л. м. 5897, р. х. 397.

В сем году Иоанн Златоуст говорил слово против злых жен, которое недоброжелатели его и враги истины выдали за выходку против царицы Евдоксии, чем сильно вооружили ее на него. Она жаловалась Аркадию, что Иоанн жестоко обижает ее и настояла послать за Феофилом, отъявленным врагом Иоанна, который, прибывши в так называемый ныне Дуб — поместье Руфиново, раскинул сети против Иоанна и присудил его к изгнанию из столицы. Народ, узнав это, произвел великое возмущение, не допуская изгнать Иоанна. Тогда сама Евдоксия, тронутая плачем народа, просила за него царя Аркадия, и он, послав евнуха Врисона, призвал его назад из Препета. Иоанн не хотел войти в город до решения собора и жил в предместье, в Анапле; но народ воплем принудил царя ввести Иоанна в город и возвратить ему престол, а Феофил и сообщники его пришли от того в такой страх, что бежали из города. Тогда шестьдесят четыре епископа составили собор и, следуя справедливости, признали ложным все, что ни постановил было Феофил с товарищами против Иоанна.

л. м. 5898, р. х. 398.

В сем году царица Евдоксия приказала поставить серебряную свою статую на месте, называемом Питтакия, близ церкви святой Ирины. Начальник города, приверженец манихейской ереси и эл-{62}линских обычаев, учредил пред колонною рукоплескания, песни и пляски, чтó производило большой шум и огорчало епископа, не позволяя ему спокойно совершать божественную литургию и часто прерывая поющих. Священный Иоанн обратил к нему обличительное слово, а тот возбудил Евдоксию против Иоанна, якобы он негодует на почести, воздаваемые статуе императрицы; отсюда опять ненависть против Иоанна, опять гнев. Тогда-то он произнес слово, которое начинается так: «Паки Иродия бесится». Это произвело совершенную вражду царицы против него, следствием коей было вторичное низложение и заточение. Народ сжег церковь и многие подверглись опасности из-за Иоанна. Он 14 был изгнан из города 15, сослан в Кукуз 16, а оттуда перемещен в Питиурт 17. Прибывши в Команы, город Армении, он скончался о Господе. По изгнании его поставлен был на его место Арсакий, брат Нектария, предшественника Златоустова. Иннокентий Римский и Флавиан Антиохийский не учавствовали

в изгнании Иоанна, напротив посланиями своими утешали священнослужителей и негодовали на дерзкий поступок с Иоанном. Епифаний отправился в Кипр, и, кажется, Бог открыл ему представление его. Говорят также, что Епифаний предсказал кончину Иоанну в заточении, а Иоанн Епифанию в плавании по морю. Епифаний сказал сопровождающим его: «Я спешу, и вам оставляю книги, город и искусство лицемерия».

л. м. 5899, р. х. 399.

Первый год правления Арсакия, епископа Константинопольского.

В сем году император Аркадий отправился в Карию, где, говорят, пострадал святой мученик Акакий, молился там, и когда выходил из храма, то внезапно обрушился величайший в городе дом. Спасшийся народ приписал сохранение свое молитвам царя.

л. м. 5900, р. х. 400.

В сем году земля ревела в Риме целых семь дней, а в Равенне убит знаменитейший муж, Стиликон, вместе с другими вельможами.

В том же году скончался Аркадий одиннадцатых календ сентябрских ***. Отец, видя Феодосия младшего еще очень малым и не-{63}опытным, боялся злоумышлений против него, если тотчас провозгласить его царем, и потому в завещании назначил ему попечителем Персидского царя, Исдегерда, который, получивши духовную Аркадия, хранил глубокий мир с римлянами, обеспечил царский престол Феодосию и, посылая Антиоха, удивительного и ученейшего мужа, в опекуны и наставники ему, писал в римский сенат послание следующего содержания: «По кончине Аркадия, назначившего меня попечителем сыну своему, посылаю к вам мужа, который займет мое место. Да не покусится никто на злоумышление против дитяти, и тем да не возбудит непримиримой войны против римлян!» Антиох по прибытии своем находился при царе. Божественный Гонорий и сестра его, Пульхерия, наставляли его тщательно в истинах христианских, и был мир между римлянами и персами, между тем как Антиох много писал в пользу христиан, и христианство, таким образом, распространялось в Персии.

л. м. 5901, р. х. 401.

Первый год Римского императора Феодосия и Аттика, епископа Константинопольского.

В этом году умирает император Аркадий, царствовавший после отца своего, Феодосия, 14 лет, 3 месяца и 14 дней, да с отцом своим 12 лет, и оставил Феодосия, сына своего, по 8-му году, который объявлен был им соправителем еще за 6 лет. По объявлении Феодосия самодержцем, сестра его, Пульхерия, девица 15 лет, с помощью Божьей, прекрасно управляла государством. У нее было еще две сестры, Аркадия и Мария, которых Пульхерия склонила также остаться в девстве. Будучи очень мудрой и следуя Божественному внушению, она брата своего, Феодосия, так воспитывала, чтобы он больше всего хранил благочестие к Богу, и показывал в себе царя своими нравами, словами, походкой, улыбкой, одеждой, сидением и самым стоянием. Сверх того она воздвигла многие церкви, приюты для бедных и странников и иноческие обители, которым всем назначила с царской щедростью приличное содержание. Созомен говорит даже о ней, что она удостоилась Божьего видения.

л. м. 5902, р. х. 402.

В сем году Аттик, епископ Константинопольский, обратил к христианской вере одного расслабленного иудея, крестил его и {64} принял здравым из купели; говорят, епископ провождал жизнь богоугодную.

л. м. 5903, р. х. 403.

В сем году Аларих взял Рим 9 календ сентябрьских, а спустя несколько дней был убит знаменитейший муж, Константин, со многими другими.

л. м. 5904, р. х. 404.

В сем году умерщвлены в Галлиях знаменитые мужи Иовиан и Севастиан и головы их доставлены в Рим, а спустя 5 дней после того равным образом лишены жизни Салюстий и Ираклиан.

л. м. 5905, р. х. 405.

Первый год епископства Зосимы в Риме.

В сем году иудеи в Александрии много причинили неприятностей христианам. Запасшись кольцами, сделанными из финиковых листьев, для отличения себя от других, они приказали кликать ночью по городу, будто бы церковь горит, и когда христиане сбежались на пожар, иудеи перебили их. Узнав об этом событии, начальники христиан изгнали иудеев из Александрии, а имущество их взяли в государственную казну. В сем же году персианин Антиох переселился в вечность, а блаженная Пульхерия решительно стала одна управлять всеми государственными делами.

л. м. 5906, р. х. 406.

В этом году была лишена жизни насильственною смертью Ипатия, дочь философа Феопа, весьма сведущая в философии.

В этом же году Персидский царь Исдегерд, следуя убеждениям Маруфы, епископа Месопотамского, и Авды, епископа царствующего града в Персии, вполне сделался благочестив. Он было хотел уже принять крещение из рук чудотворящего Маруфы, наказывая волхвов (магов), как обманщиков, но на двадцатом году скончался. Виной же преследования христиан был Авда, епископ столицы Персии, который, увлекаясь божественною ревностью и не по должному пользуясь ею, сжег храм огня. Узнав о сем, царь велел разрушить все христианские церкви в Персии, Авду же {65} казнил разными муками. Это гонение продолжалось пять лет, пострадали бесчисленные мученики; ибо волхвы тщательно отыскивали всех христиан, укрывавшихся по городам и селам; некоторые сами объявляли о себе, чтобы молчанием не показать, что они отрекаются от Христа. Когда нещадно истребляли христиан, то очень многие скончались среди мучений, а другие бежали к римлянам.

(В это время последовала кончина Феофила Александрийского и поставление божественного Кирилла и Исихия пресвитера Иерусалимского).

л. м. 5907, р. х. 407.

В сем году, по кончине Феофила, епископа Александрийского, племянник его, Кирилл, рукоположен на его место.

В том же году славился учительностью Исихий, пресвитер Иерусалимский.

л. м. 5908, р. х. 408.

Первый год правления Варарана, царя Персидского, а в Александрии епископа Кирилла.

В сем году иудеи схватили христианское дитя в Имме, будто для игры, и в посмеяние кресту, повесили на нем и замучили. Узнав о сем царь, наказал их, как следует.

л. м. 5911, р. х. 411.

Первый год епископства Правния в Иерусалиме.

В сем году Аттик крестил Афинаиду, дочь философа Леонтия, и назвал ее Евдокией, согласно выбору Пульхерии, она вышла замуж за Феодосия, отличаясь красотой, умом и красноречием.

В этом же году родился в Равенне Валентиниан у Констанция от Галлы Плацидии.

л. м. 5912, р. х. 412.

Первый год епископства Феодота в Антиохии.

В сем году епископ Аттик, видя, что почитатели Иоанна Златоустого собираются вне церкви, приказал вписать имя его в {66} синодик и поминать в церкви, чем многих присоединил к ней.

В этом же году в Равенне родился Валентиниан, сын Констанция, двоюродный брат Феодосия.

л. м. 5913, р. х. 413.

Первый год епископства Бонифация в Риме.

В сем году начал царствовать Констанций, отец Валентинианов, пред шестыми идами февраля, и убит пред четвертыми нонами сентября.

л. м. 5914, р. х. 414.

В сем году убит своими слугами Каллистр августалий в Александрии 10-го дня месяца фофа (в сентябре).

л. м. 5915, р. х. 415.

В сем же году скончался император Гонорий в Риме 15-го августа. Когда объявили о смерти его в Константинополе, то город, в знак сожаления, был заперт на целых семь дней. По кончине его один из царских писцов, Иоанн, захватив верховную власть в Риме, отправил посольство к Феодосию, с просьбою принять его в цари. Феодосий посадил в темницу послов, а против узурпатора выслал полководца Ардавурия. Тиран одержал над ним победу и заключил его в цепи в Равенне. Узнав о том, Феодосий послал к нему сына его, Аспара, и молитвами боголюбивого царя, ангел Господень, явившись в виде пастуха, вел Аспара с бывшими при нем, переправил их через непроходимое озеро, смежное с Равенною, которое, однако, Бог соделал проходимым, как при израильтянах. Перешедши его как по суху, и нашедши городские ворота отпертыми, они убили тирана и освободили от оков Ардавурия. Истребив тирана, император Феодосий сделал кесарем Валентиниана, сына Констанция и Галлы Плацидии, послал его с матерью на Запад, а с ними патрикия Илиона, которому поручил утвердить его на престоле. Валентиниан царствовал тридцать один год.

л. м. 5916, р. х. 416.

Первый год епископства Иоанна в Антиохии.

В сем году произошли в Александрии многие возмущения и междоусобные кровопролития. {67}

В этом же году Феодосий послал с патрикием Илионом царский венец Валентиниану в Рим. В Персии Маруфа, епископ Месопотамский, исцелил, постом и молитвою, беснующегося сына царя Исдегерда, от чего Исдегерд возымел великое благоволение к христианам.

л. м. 5917, р. х. 417.

Первый год епископства Целестинова в Риме.

л. м. 5918, р. х. 418.

В сем году, по смерти Исдегерда, Вараран, сын его, вступил на престол и тотчас открыл гонение против благочестия, и отправил к Феодосию послов с требованием выдать беглецов. Римский император не согласился выдать их, чем нарушено перемирие и началась жестокая война. Феодосий послал с римским войском полководца Ардавурия, а Вараран с персидскою силою военачальника Арсеса, которому помогало бессчисленное множество сарацин. Ардавурий проник до самой Персии, опустошил область, так называемую, Арзану, и пришел в Месопотамию; персидский полководец также явился в Месопотамию и остановился близ Евфрата. Вообразив, что римское войско напало на них, персы, по Божию попущению, до того поражены были страхом, что во всем вооружении бросились в реку и, таким образом, до ста тысяч погибло в волнах. На остальных напали римляне и истребили их, в том числе и десятитысячный полк, так называемых, бессмертных, с вождями их. Так Христос наказал персов за то, что они несправедливо убили многих благочестивых христиан.

Обретение мощей пророка Захарии и святого первомученика Стефана.

л. м. 5919, р. х. 419.

В сем году обретены мощи пророка Захарии в одном селении близ Елевферополя, также первомученика Стефана в селении при Пергамале, где Гамалиил, учитель апостола Павла, с сыном своим, Авивом, тщательно похоронили тело первомученика.

л. м. 5920, р. х. 420.

В сем году благочестивый царь Феодосий, подражая блаженной Пульхерии, отправил много денег к Иерусалимскому епископу, для {68} раздачи нуждающимся и устроения золотого креста с дорогими каменьями, который надлежало воздвигнуть на лобном месте. Архиепископ в виде ответного дара послал царю, чрез святого отца Пассариона, правую руку первомученика Стефана. Когда он прибыл в Халкидон, то блаженная Пульхерия в ту же ночь видела св. Стефана, который говорил к ней: «Вот молитва твоя услышана и прошение твое исполнено, и я уже в Халкидоне». Пробудившись, она взяла брата своего и вышла на сретенье святых мощей, которые отнесши во дворец, воздвигла великолепный храм святому первомученику и положила в нем святые его мощи.

л. м. 5921, р. х. 421.

Первый год епископства Сисинния в Константинополе.

В сем году император Феодосий, хотя оружием и победил персов, но, движимый великою добротою и щадя кровь живущих в Персии христиан, возлюбил мир, для заключения которого отправил послом патрикия Илиона, которого особенно уважал, и Анатолия, военачальника на Востоке. Вараран, сознавая свою слабость охотно принял послов и, таким образом, окончилось гонение против христиан. Император Феодосий, воздавая благодарение Богу за толикие благодеянья, не переставал восхвалять его песнопением, имея в этом соучастницами сестер своих, сохранявших девство в продолжении всей жизни.

В этом же году Сисинний, епископ Константинопольский, рукоположил Прокла в епископы городу Кизику, но граждане Кизика не приняли его, и поставили себе некоторого монаха Далматина против воли Сисинния. Прокл, не имея собственной церкви, и пользуясь расположением Сисинния произносил поученья к народу в столице, которыми и составил себе имя.

В этом году окончилось гонение в Персии против христиан.

л. м. 5922, р. х. 422.

В сем году Филипп, священник Сидский, пишет историю христиан в тридцати шести книгах, в которой сильно нападает на Сисинния за то, что Сисинний предпочтен в епископстве Филиппу, равно как и Проклу. Вскоре после сего Сисинний умер. {69}

л. м. 5923, р. х. 423.

Первый год епископства Нестория в Константинополе.

В сем году, по кончине Сисинния, епископа Константинопольского, принял епископство Несторий, родом из Германикии. Но едва взошел он на престол, тотчас оказалось зловерие его и превратные мысли в учении веры. Сочинив слово о вере, он вручил его синкеллу своему, приказав читать оное по церквам, которое было такого содержания: «Никто да не называет Марию Богородицею; Мария была человек, от человека же невозможно родиться Богу». Такое слово его первый начал порицать Евсевий, схоластик царицы Константинопольской, что привело в смущение многих византийцев. Несторий же, желая всюду утвердить свое учение, провозглашал, что Господь был простой человек. В один воскресный день, в присутствии Нестория, Прокл, которому назначено было проповедывать, сказал: «Беседа о Богородице»; начал же проповедь так: «Девственная похвала ныне, братие». Тогда нечестивый Несторий сделался ненавистным для всех как по гордости, так и зловерию своему. Он очень любил одного антиохийского священника, Анастасия, как единомышленника, человека самого дерзкого, поносившего в церкви присно Деву Богородицу; против него восстал Евсевий, епископ Дорилейский; действуя таким образом, Несторий произвел многие мятежи и беспокойства.

В том же году произошло страшное чудо святых семи отроков, в Эфесе восставших после 184-летнего сна.

л. м. 5924, р. х. 424.

В сем году Кирилл, епископ Александрийский, узнав о богохульстве Нестория, написал к нему увещание, вразумляя, чтобы он воздержался от своего учения и не оставлял православной веры; но Несторий ответил ему ругательствами и богохульством. Тогда Кирилл писал к папе Римскому о делах Нестория, и сообщил ему богохульства его, изложенные в послании к нему. Целестин немедленно написал к Несторию и назначил ему сроку десять дней, чтобы он оставил богохульство и раскаялся; если же станет упорствовать в зловерии, то будет лишен иерейского общения. Целестин и Кирилл в этом же самом смысле и писали {70} к Иоанну, архиепископу Антиохийскому, и Правлию Иерусалимскому, о Несторие и ереси его. Иоанн отнесся к Несторию, советуя ему оставить ересь, и напоминая апостольское изречение: «Посла Бог сына своего, рождаемого от жены». Несторий, видя, что патриархи не хотят молчать при таком возмущении Церкви, побудил царя написать грамоту к Кириллу, полную угроз, надеясь сим оглушить его, но этим он еще более возбудил того. Собравшись с силами, Кирилл писал к царю и сестрам его о православной вере и ложном учении Нестория, прося созвать Вселенский собор для исследования по правилам Церкви Несториева дела. Тогда Феодосий послал указ всем своим епископам без отлагательства собраться после Пасхи в Эфес, ибо «ни пред Богом, ни пред нами»,— говорил он,— не найдет никакого оправдания, кто в день св. Пятидесятницы не явится на собор в Эфесе. Римский епископ, Целестин, поручает Кириллу Алеесандрийскому занять его место на соборе, потому что он не в состоянии был перенести плавания в бурное время года.

л. м. 5925, р. х. 425.

В сем году собрался в Эфесе святой и вселенский собор из двухсот епископов. Уже все пришли, но Иоанн Антиохийский и восточные не явились в определенное время, спустя же шестнадцать дней прибыл и Несторий с великою дерзостью, но без Иоанна, а двадцатого июня собор открыл свои заседания под председательством Нестория, Кирилла и Правлия, из коих место Римского епископа занимал Кирилл. Когда предложены были богословские вопросы, то Несторий сказал с великою смелостью следующее: «Я не назову Богом двухмесячного, или трехмесячного, и потому неповинен есмь от крове вашей, и с нынешнего дня не возвращусь более к вам». Сказав это, он вышел с шестью епископами, разделявшими его мысли. На другой день епископы, державшиеся Кирилла, собравшись, послали трех из среды своей пригласить Нестория, но он не послушался. Приглашаемый во второй, третий и четвертый раз, также не только не явился, но еще смеялся и бесчествовал посланных к нему. Тогда святой вселенский собор, принявши осмеянных и поруганных епископов, произнес суд над Несторием, объявив его лишенным всякого священнического достоинства, после чего послали лично сказать ему о низложении его. По окончании сего на третий день прибыл епископ Иоанн в со-{71}провождении двадцати шести епископов, которые узнав об отлучении Нестория, отделились от святого собора и, восседя с Несторием, низложили, как им казалось, Кирилла и Мемнона Эфесского. Феодорит, желая досадить Кириллу, написал против него двенадцать глав, в коих излил весь яд Нестория; но святой Кирилл мужественно восставши, предложил оправдание себя в своих словах, снабдив их объяснением и представив в них церковное сокровище, чем обнаружил пред всеми собственные свои благочестивые намерения. А как Антиохийский Иоанн, в третий раз приглашаемый собором, отказался явиться, то и был он отлучен со всеми приверженцами своими от всякого общения, пока не вразумятся и не сознаются в своем заблуждении. Таковы были определения собора, показавшие, что все беззаконные и несправедливые обвинения восточных, возводимые на святейших предстоятелей Церкви, не имели никакой силы. Когда обо всем этом представили Феодосию, то он приказал епископам той и другой стороны явиться в Константинополь; по прибытии их при помощи Божьей, воссторжествовали епископы святого собора, низложение Нестория утверждено, и Максимиан, священник Константинопольский, рукоположен был в епископы на место оного. Восточные взяли с собою Нестория на Восток. Спустя четыре года после низложения Нестория Иоанн, епископ Антиохийский, имея страх Божий и видя, что многие знаменитейшие в Антиохии люди заражаются учением Нестория, писал к царю, прося его удалить Нестория с Востока. Царь сослал Нестория в Оазис, а Кириллу и Иоанну велел немедленно соединиться для освобождения Церквей от всякого разногласия. Иоанн, повинуясь повелению, послал Кириллу свое вероисповедание, в котором принимал постановления Никейского собора и ста пятидесяти отцов в Константинополе и Эфесе. Одобрив то, Кирилл написал в ответе свое послание к Иоанну и Восточным, которое так начинается: «Да возвеселятся небеса, и да радуется земля!» Оба они согласились в одном вероисповедании, и святые Церкви соединились в мире и единомыслии. В это же время Нонн богоносец, пасший церковь Эдесскую, посвятил Богу первую комедианку Антиохийскую и, вместо Маргариты блудницы, представил ее ко Христу святою Пелагеею. Сей святой, радуясь согласию святых, писал к архиепископу Иоанну слова вразумления и учения, между прочим следующее: «Очищай церковь, человек Божий, от Несториевых плевел и вредного действия их!» Между тем наказание Божье постигло нечестивого и богохульного Нестория в заточении: все члены его сгнили, особливо {72} нечистый язык его, от чего и умер он, предупредив тем переселение свое из Оазиса в другое место.

л. м. 5926, р. х. 426.

Первый год епископства Максимиана в Константинополе.

В сем году Валентиниан, сын Галлы Плацидии и Констанция, прибыл из Рима в Константинополь, женился на Евдоксии, дочери царя Феодосия и Евдокии, и потом возвратился в Рим.

В том же году скончался Исихий, пресвитер Иерусалимский, и опочила в Иерусалиме, в труженичестве и совершенстве жизни, блаженная Мелания, внучка великой Мелании.

л. м. 5927, р. х. 427.

Первый год епископства Ксиста в Риме.

В сем году царь Феодосий послал в Иерусалим супругу свою, Евдокию, принес Богу благодарственные песнопения, и она, щедро одарив церкви и поклонившись святому кресту и святым местам, возвратилась в столицу.

л. м. 5928, р. х. 428.

Первый год правления персидского царя Исдегерда, а в Константинополе епископства Проклова.

В сем году обрушился Александрийский театр, ночью, в праздник Нильский, причем погибло пятьсот семьдесят два человека.

л. м. 5930, р. х. 430.

В сем году Прокл, святейший епископ Константинопольский, с позволения императора Феодосия, перенес мощи Иоанна Златоуста из Коман в царствующий град, и в следующем году, через тридцать три года, при торжественном ходе, в сопровождении царя и блаженной Пульхерии положил их в храме Апостолов, после чего всех, отлученных от Церкви по случаю заточения Иоаннова, снова допустил к общению с нею. При святом Прокле в Константинополе происходили страшные землетрясения в продолжении четырех месяцев. Устрашенные византийцы выбежали из города на, так называемое, Поле, где вместе с епископом своим, про-{73}водили дни и ночи в горячих молитвах к Богу. В один день, когда земля ужасно тряслась, и весь народ непрестанно восклицал: «Господи, помилуй!» вдруг в третьем часу, в глазах всех, какой-то юноша божественною силою восхищен был на воздух, где слышал божественный глас, повелевавший ему возвестить епископу и народу такую молитву: «Святый Боже, святый крепкий, святый бессмертный, помилуй нас!» ничего не прибавляя к этим словам. Святой Прокл, приняв это повеление приказал народу так петь, и землетрясение тотчас прекратилось. Блаженная Пульхерия и брат ее, восхищенные сим чудом, положили во всей вселенной петь эту песнь. И с того времени во всех церквах она ежедневно поется.

л. м. 5931, р. х. 431.

Первый год епископства Ювеналия в Иерусалиме.

В сем году Валентиниан, не только не мог удержать за собою Британии, Галлии и Испании, но потерял и западную Ливию, область африканскую, следующим образом. Были два полководца, Аэций и Бонифаций, которых Феодосий, по просьбе Валентиниана, прислал ему в Рим. Бонифаций сделан был правителем западной Ливии, но Аэций, завидуя ему в том, донес на него, будто он помышляет об отпадении и хочет завладеть Ливиею. Так говорил он Плацидии, матери Валентиниана, а Бонифацию писал следующее: «Если за тобою пришлют, то ты не ходи. Тебя оклеветали, и цари хотят извести тебя хитростью». Бонифаций, получивши это письмо, поверил Аэцию, как искреннему другу, и когда за ним прислали, он не пошел. Тогда цари начали смотреть на Аэция, как на человека благорасположенного к ним. В это время 18 в северных странах за Дунаем 19 жили готфы 20 и многие другие великие народы, между коими следующие четыре важнейшие были: готфы, визиготфы, гипеды и вандалы 21, различные только по имени, отнюдь же ничем другим, и говорившие одним языком. Все они приняли Ариево зловерие 22. Перешедши, при Аркадие и Гонорие 23, через Дунай, поселились они в земле Римской: гипеды, от которых после отделились лонгибарды и авары, заняли места около Сингидона 24 и Сермия 25, а визиготфы с Аларихом 26, опустошивши Рим, отступили в Галлию и утвердились в ней. Что до готфов, то они занимали Паннонию, потом, с позволения Феодосия младшего, на 19 году его царствования, переселились в Фракийские края, где жили пятьдесят восемь лет и овла-{74}дели Западной империей. Вандалы же, присоединив к себе алан и германцев, что ныне франки, перешли, под предводительством Модигискла, реку Рейн, поселились в Испании, которая лежит в Европе первой от Западного океана. Бонифаций, страшась римских императоров, перешел из Ливии в Испанию и соединился с вандалами. Нашедши, по смерти Модигискла, на престоле сыновей его, Гонтарима и Гизериха, он склонил их разделить западную Ливию на три части, с тем, чтобы каждый из них управлял третьею частью, в том числе и он, всем же вместе стоять против общего врага. Условившись таким образом, вандалы переправились через пролив и поселились в Ливии от Океана до Триполиса близ Киренеи, а визиготфы, вышедши из Галлии, овладели Испаниею. Некоторые из сенаторов римских, друзья Бонифация открыли Плацидии ложное обвинение Аэция, показав при том ей самое письмо его к Бонифацию, которое этот переслал к ним. По кончине Гонтария Гизерих сделался один государем вандалов. Тогда Бонифаций, взявши назад слово свое, начал воевать против вандалов, предводительствуя большим войском, пришедшим к нему из Рима, и под начальством Аспара из Византии. В сражении с Гизерихом римское войско было разбито, после чего Бонифаций, отправившись с Аспаром в Рим, открыл истину, и тем уничтожил всякое подозрение. Но Африка осталась под властью вандалов. Тогда же Маркиан, служивший воином под начальством Аспара, взят был в плен живым Гизерихом; это тот самый Маркиан, который после сделался императором.

л. м. 5932, р. х. 432.

В сем году перенесены мощи в Александрию святой мученицы Евфимии шестых календ октябрьских.

л. м. 5933, р. х. 433.

В сем году окончены постройкой в Александрии бани, называемые Канфарос. Далее, некоторые монахи, пришедши в Константинополь, беспокоили царя донесениями своими о ереси Феодора, епископа Мопсуестского, уже в то время умершего. Царь поручил Проклу писать к восточным епископам сделать розыск и, если монахи правы, предать Феодора осуждению. Иоанн Антиохийский отвечал Проклу с своим собором, свидетельствуя пред царем о православии Феодора. {75}

л. м. 5934, р. х. 434.

Первый год епископства Домна в Антиохии.

л. м. 5935, р. х. 435.

Первый год епископства Леона в Риме.

В сем году Хармосин августалий в Александрии на охоте разбил себе висок и умер 1-го числа епифа (июля).

л. м. 5936, р. х. 436.

В сем году император Феодосий велел Антиоха, главного своего царедворца, патрикия и казначея, постричь в монахи, а домы взять в казну, за гордость и презрение к царям. Вслед за тем он издал закон, чтобы евнухов не производить в достоинство патрикиев.

л. м. 5937, р. х. 437.

В сем году Кир, начальник города и преторианцев, муж чрезвычайно умный и к делам способный, построил городские стены и возобновил весь Константинополь; почему византийцы, когда он сидел на конском ристалище вместе с царем, кричали: «Константин создал, Кир возобновил!» Царь рассердился, что об Кире так говорили, и под тем предлогом, что он сочувствовал язычникам, лишил его власти, а имение взял в казну. Кир прибегнул к Церкви и сделался монахом. Тогда царь, сжалившись над ним, приказал рукоположить его в Смирнские епископы в Азии. Жители Смирны встретили его пред Богоявлением и, подозревая в преданности язычеству, хотели убить его в церкви, но он вошедши в церковь и, собираясь говорить к народу, воскликнул: «Мужи братья! Рождество Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа да почитается в молчании, ибо одним лишь слухом зачалось Слово Божие во святой Деве, Ему слава во веки, аминь!» Народ возрадовался, прославил Кира и он епископствовал над ними благочестиво.

л. м. 5938, р. х. 438.

В сем году восстал против Валентиниана в Риме другой Иоанн, называемый Вандалом. Феодосий послал против него войско под начальством Аспара и Артавурия, которые в происшед-{76}шем сражении разбили его и заставили сдаться в плен живым, привели к Феодосию и приготовляли уже ему почести, но евнух Хрисафий, пользовавшийся чрезвычайною властью при царях, коварным образом убил его; впрочем, в непродолжительном времени, и его постигло праведное наказание.

л. м. 5939, р. х. 439.

В сем году Кирилл Александрийский и Прокл Константинопольский благочестиво почили. Проклу преемником был Флавиан священник и ризничий великой Константинопольской церкви, муж святейший и предобродетельный, а Кириллу нечестивый Диоскор, вовсе неученый, негодный и свирепый; единственное отличие его составляло близкое родство с Кириллом.

л. м. 5940, р. х. 440.

Первый год епископства Флавиана в Константинополе и Диоскора в Александрии.

В сем году евнух Хрисафий, первый во дворце и при императоре, негодуя на поставление Флавиана, предложил царю, впрочем незлобному и жившему в ту пору в Халкидоне, объявить патриарху, чтобы он прислал благодарность за возведение его в этот сан. Флавиан послал в благодарность благословенные хлебы. Хрисафий отослал их назад, объявив, что император требует золотой благодарности. На это епископ отвечал, что у него нет денег послать ему, разве употребить на это священные сосуды. От этого произошло между ними большое несогласие, о котором, однако, Пульхерия ничего не знала. Это происходило в Константинополе. В Александрии же Диоскор тотчас принялся грабить родственников Кирилла и присвоять себе имущество их. Своего двоюродного брата, священника Афанасия, безвинно отставил и до последнего все отнял у него. Это делал он как еретик, от нежных ногтей сочувствовавший учению Оригена, в противность православию Кирилла. Он не любил также и Флавиана за то, что тот оказывал некоторую помощь родственникам Кирилла. Между тем нечестивый Хрисафий, с завистью смотревший на согласие Церквей, всемерно старался возмутить их, и ничего не упускал, чтобы только низвергнуть Флавиана с епископства, а на его место возвести некоего архимандрита Евтихия, своего единомышленника. Но {77} пока Пульхерия всем управляла, он не мог ничего сделать, и потому обратился к неопытной Евдокии, возбудил в ней зависть к матери **** и надоумил жаловаться царю, что она не имеет у себя правителя дел. Пульхерия, для правильного течения дел, по необходимости держала у себя правителя. Император на просьбу жены отвечал: «Да не огорчает тебя это: правителя дел (препозита) иметь тебе нельзя; я не отвергну сестры своей, которая распоряжается так прекрасно, умно и благочестиво». Не успевши в этом, Хрисафий обратился к другой хитрости, и присоветовал Евдокии просить царя, чтобы он велел патриарху посвятить сестру его в диаконисы, как давшую обет девства. После долгих и настоятельных просьб, Евдокия, наконец, уговорила царя сделать ей угодное. Блаженный Флавиан, получивши повеление царя о том, очень огорчился, предвидя, какой это произведет соблазн. Царю он обещал, но Пульхерии писал, прося не допускать его к себе, чтобы не быть ему принуждену сделать ей какое-либо огорчение. Пульхерия, видя из послания, что готовится, тотчас же отослала правителя к Евдокии, а сама удалилась в Евдомон на покой. Император и Евдокия вознегодовали на Флавиана за то, будто он открывает тайны дома их. Когда Пульхерия отдыхала, а Евдокия правила государством, вот что случилось. Некто магистр Павлин пользовался особенным расположением Евдокии, как человек, весьма образованный и красивый, с которым она часто беседовала даже наедине. В день Рождественских святок кто-то поднес царю яблоко необыкновенной величины и красоты. Царь, полюбовавшись им, послал его к Евдокии, а она отослала к Павлину, Павлин же спустя два дня поднес его царю. Царь, узнавши его, спрятал, и пришедши к царице, спросил ее: «Заклинаю тебя спасением моим, скажи мне, где яблоко, которое я послал к тебе?» — «Клянусь спасением твоим, я съела его»,— отвечала она. Тогда разгневавшись царь, велел принесть яблоко, а Павлина сослал в Каппадокию, где приказал убить его.

Упомянутый выше схоластик, Евсевий, первый обличивший Нестория, будучи возведен на епископский Дорилейский престол, беседуя однажды с архимандритом Евтихием о вере, заметил в нем неправославные мнения. Долго он советовал и умолял его {78} оставить то, но не успел. После того Евсевий донес о нем епископу Флавиану, который созвавши собор из сорока епископов, послал за Евтихием, и испытавши его согласно с церковными правилами, нашел его еретиком и упорно стоявшим в своем заблуждении, а потому отлучил от Церкви. Хрисафий, единомышленник Евтихиев, пользовавшийся сильною властью при дворе, узнавши о том, воспылал гневом на Флавиана, и написал к Диоскору Александрийскому, что он готов во всем к услугам его, если только он поможет ему обвинить Флавиана и Евсевия и заступиться за Евтихия. К этому же возбудил он и царицу Евдокию, напомнивши ей те огорчения, которые, по милости Флавиана, перенесла она от Пульхерии. Таким образом оба они вместе склонили царя приказать созвать второй собор в Эфесе, на котором Диоскору поручили председательствовать, даже послали ему в подкрепление значительное войско.

л. м. 5941, р. х. 441.

В сем году, по повелению императора Феодосия, составлен в Эфесе разбойнический и беззаконный собор судить Флавиана и Евтихия под председательством нечестивого Диоскора, по внушению евнуха Хрисафия, по прозванию Таюма, воспользовавшегося царским легковерием. Когда все собрались, то Диоскор не позволил быть чужому нотарию на соборе, но велел своим собственным записывать все происходившее. Прежде всего приказано было Евтихию произнести свое вероисповедание, и тот сказал: «Исповедую два естества в Господе нашем до соединения, по соединении же исповедую одно естество». Тут Диоскор подхватил: «И мы с этим согласны». Представители папы Льва, видя ярость Диоскора, который не позволил даже прочитать послания папы к Флавиану, а другого к собору, но презрел то и другое, немедленно оставили собор и отправились в Рим. Диоскор же возвратил Евтихия на прежнюю степень, а Евсевия Дорилейского и Флавиана Константинопольского торжественно низложил. Последний, еще до низложения низведенный с престола побоями и толчками клевретов Диоскоровых, на третий день окончил жизнь, прочие же епископы угрозам и мечами воинов принуждены были подписаться. Домн, епископ Антиохийский, подписался по принуждению, но потом одумавшись, воспротивился Диоскору и прочим начальникам, громко обвинял их в сделанном, называя собор нечестивым, и требовал возвратить {79} ему его подписку. Узнав об этом, папа Лев пришел к царю Валентиниану и царицам и со слезами умолял их написать к Феодосию послание, чтобы он уничтожил беззаконные и неправедные постановления в Эфесе. Феодосий отвечал дочери Евдоксии так: «Спешу сообщить тебе, милая моя, что Флавиан, по Божию изволению, отлучен от Церкви, как виновник многих беспокойств». Кроме того Диоскор низложил всех восточных епископов, в том числе Феодорита, Иву, Андрея и Домна Антиохийского. Феодосий был государь легковерный, всяким ветром носимый, от того часто подписывал бумаги, вовсе не читавши их. Между прочим премудрая Пульхерия раз предложила ему бумагу об отдаче ей в рабство супруги его, Евдокии, которую он не читавши, подписал, за что потом она укоряла его.

В том же году Гизерих, собрав многочисленное войско из вандалов, покорил земли, моря и многие острова, принадлежавшие римлянам, и провозгласил себя царем, что сильно огорчило Феодосия, который отправил против него сто тысяч тяжелых кораблей с римским войском под предводительством Ареовинда, Асилы, Инновинда, Аринфия и Германа. Когда это войско пристало к Сицилии, то устрашенный Гизерих просил Феодосия о мире.

л. м. 5942, р. х. 442.

Первый год епископства Анатолия в Константинополе и Максима в Антиохии.

В сем году Феодосий, рассматривая государственные дела и видя себя обманутым коварным Хрисафием, скорбел о бесчестном поступке, оказанном Флавиану, и несправедливости к прочим епископам. В страшном негодовании на то, он прежде всего сослал Хрисафия на некоторый остров, затем сильно упрекал Евдокию, как виновницу всех зол, выжившую из дворца самую Пульхерию, укоряя притом ее также связью с Павлином. В отчаянии Евдокия просила императора отпустить ее в Иерусалим, куда и прибыла с священником Севером и диаконом Иоанном; но царь, узнав, что они здесь часто навещают ее, и что она только с одними ими водится и осыпает дарами, дал повеление отрубить им головы. После сего он с трудом упросил блаженную Пульхерию возвратиться во дворец. Она немедленно послала в Эфес и перенесла тело святого Флавиана, которое с большим торжеством провожала {80} посреди города и погребла в храме святых Апостолов. Тогда же воздвигла она Халкопратийский храм в честь Богородицы, бывший прежде иудейской синагогой *****.

Встретив в Сицилии, как мы уже сказали, Гизериховых послов, войско римское остановилось выждать повелений царя. Между тем скиф Аттила, сын Омнудия, человек храбрый и гордый, удаливши старшего брата своего, Вделу, присвоил одному себе власть над скифами, которых называют также уннами, и напал на Фракию; это обстоятельство в особенности побудило Феодосия поспешить заключить с Гизерихом мир и вывесть войско свое из Сицилии. После того он отправил Аспара со вверенною ему силою, а с ним Ареовинда и Аргалискла, против Аттилы, который покорил уже Ратиарию, Нассу, Филиппополь, Аркадиополь, Констанцию и множество других городов, и, разбивши полководцев римских, захватил бесчисленное множество пленных и добычи. Одержавши такие победы, он раздвинул свое владычество от одного моря до другого, от Понта до Каллиполя и Систа, покорил себе все города, кроме Адрианополя и Ираклеи, называвшейся прежде Перинфом, и уже приближался к крепости Афире. Поэтому Феодосий принужден был отправить посольство к Аттиле, предлагая ему шесть тысяч литр золота ******, если он удалится и, сверх того, обязываясь ежегодно платить тысячу литр, если он заключит с ним мир. Когда римское войско возвратилось с войны против Аттилы, то в непродолжительном времени Феодосий умер, 20 июня, индиктиона третьего. Между тем блаженная Пульхерия пока никто еще не знал о смерти императора, послала за Маркианом, мужем сколько умным столько же и скромным, притом уже довольно пожилых лет и способным к делам, и когда он явился к ней, сказала ему: «Так как император скончался, то я избираю тебя из всего сената, как достойнейшего прочих. Дай мне слово, что ты уважишь {81} девство мое, которое обещала я Богу, и я провозглашу тебя царем». Маркиан обещал, и Пульхерия, призвавши патриарха и сенат, объявила его римским императором.

л. м. 5943, р. х. 443.

Первый год правления римского императора Маркиана.

В сем году благочестивый Маркиан, по воле Божьей провозглашенный самодержцем, возвратил всех, сосланных в заточение; блаженная же Пульхерия отдала всем ненавистного евнуха Хрисафия Иордану, сыну Иоанна, того самого, который некогда присвоил было себе верховную власть в Риме, но сдавшись Ардавурию и Аспару, прибыл с ними в Византию, осыпан почестями и убит коварным Хрисафием. Иордан тоже приказал убить Хрисафия. Впрочем, избрание Маркиана по воле Божьей в императоры стоит того, чтобы описать его с самого начала. В прежнее время, именно в войну с персами, Маркиан служил простым воином, на которую отправился из Эллады с своим полком. Пришедши в Ликию, он впал в болезнь и был оставлен в городе Сидиме, где проживая познакомился с двумя братьями, Юлием и Татианом, которые приняли его в свой дом и приютили. Однажды, отправляясь на охоту, они взяли и его с собою; уставши, легли они в полдень уснуть, Татиан пробудившись, увидел, что Маркиан лежит против солнца, а огромнейший орел, спустившись над ним, распростер крылья и тенью своею закрыл его от лучей солнечных. Увидевши это, он разбудил брата и показал ему чудо. Долго дивились они такой дружеской услужливости пернатого, наконец разбудили Маркиана и сказали ему: «Если ты когда-либо будешь царем, какую милость нам окажешь?» Тот отвечал им: «Что я за человек, чтобы со мною могло это случится?» Они еще раз повторили свой вопрос, и Маркиан отвечал: «Если это Бог пошлет мне, то я буду величать вас отцами моими». Тогда дали они ему двести монет и сказали: «Ступай в Константинополь, и вспомни об нас, когда Бог возвысит тебя». Маркиан ушел, присоединился к арианам, Ардавурию и Аспару, служил с ними пятнадцать лет, сделался их домашним другом, отправился с Аспаром в Африку против Гизериха и в одной битве попался в плен. Гизерих заключил пленных на собственном своем дворе и с верхнего жилья смотрел за ними. Раз в полдень, наклонившись из окна, увидел Маркиана спящего и орла, {82} который летая над ним, распростер крылья и осенял ими Маркиана. В этом Гизерих видел особенный Божий промысл, и потому тотчас послал за Маркианом и узнал от него, что он друг Аспаров; он провидел в нем будущего царя, и потому не хотел убить его, рассуждая, что воле Божьей никто противиться не может; но взял с него клятву не воевать против вандалов, если Богу угодно будет даровать ему царство. Таким образом Маркиан получил свободу и безопасно возвратился в Византию. Вскоре за тем Феодосий скончался, и он, как мы сказали, провозглашен был императором, и показал себя добрым ко всем своим подданным. Между тем Аттила повел войско на Валентиниана, римского императора, за то, что тот не выдал за него сестры своей, Гонории, дошел до города Аврелии, сразился с Аэцием, полководцем римским, был побежден и, потеряв большую часть войска своего при реке Лигере, со стыдом ушел назад. Вспомнив о благодеянии, оказанном ему некогда в Ликии, Маркиан послал за Татианом и Юлием, и объявив их отцами, Татиана поставил начальником столицы, а Юлию поручил в управление область Ливийскую. Далее, блаженная Пульхерия воздвигла Христу и многие другие храмы, особенно же во Влахернах храм Всепетой Владычице нашей Богородице, в самом начале царствования благочестивого Маркиана. Блаженный папа Римский, Леон, прислал послание к Маркиану, в котором просил его приказать рассмотреть на вселенском соборе безрассудные меры, предпринятые Диоскором и Евтихием в Эфесе против святого Флавиана; царь повелел собраться всем епископам.

л. м. 5944, р. х. 444.

В сем году происходил в Халкидоне святой четвертый собор в октябре, индиктиона 5‑го, спустя год и два месяца по вступлении Маркиана на престол. Епископы и сенат собрались все в храм святой мученицы Евфимии, где рассмотрели сделанное первого индиктиона Евтихием и все нововведения Диоскора в Эфесе. Когда допрашивали об этом Диоскора, он извинялся незнанием дел, но уличенный доказательствами, из самых дел почерпнутыми, замолчал, и истина открылась. Не имея, чем бы мог оправдаться, он покрылся стыдом. Учавствовавшие с ним в разбойническом соборе, обвиняли его в насильственных мерах, употребленных им против них, извинялись перед собором и были при-{83}няты снова: в том числе был и Ювеналий, епископ Иерусалимский. Диоскор пришел в большое замешательство, и потому не осмелился уже являться на собор, который, в присутствии императора Маркиана и сената, произнес свое определение против него и Евтихия и низложил их, после чего собор закрылся. Царь сослал Диоскора в Гангру, а в похвалу собора сказал: «Великую благодарность приношу Господу всех нас и Богу, что, уничтожив разногласие, мы соединились в одно и то же исповедание»; затем с благосклонностью отпустил шестьсот тридцать епископов, каждого в мире восвояси, оказав им всякое благоволение. На место Диоскора в епископы Александрийские поставлен был Протерий.

л. м. 5945, р. х. 445.

Первый год правления персидского царя Перокса, а в Александрии епископа Протерия.

В сем году почила во Христе блаженная и благочестивая Пульхерия, совершившая много прекрасных подвигов, а бедным оставившая все свое имущество, которое Маркиан охотно раздал, хотя оно было очень велико. Она построила многие молитвенные домы для убогих, странников и их погребения, в том числе и храм святого мученика Лаврентия. Когда Диоскор был изгнан и возведен на престол его Протерий, то единомышленники Диоскора и Евтихия произвели большое возмущение и грозили даже лишить Константинополь подвоза продовольствия. Узнав о том, Маркиан приказал доставлять египетский хлеб не в Александрию, а в Пелузию, Нилом, а оттуда морем в Константинополь, почему александрийцы, подвергшись сами голоду, молили Протерия предстательствовать за них у царя; таким образом беспорядок прекратился.

В этом же году в Александрии возобновлены были Диоклетиановы бани, а Аттила сжег город Аквилею.

В том же самом году монах Феодосий, муж погибельный, тотчас после Халкидонского собора отправился в Иерусалим, и узнавши, что царица Евдокия расположена к Диоскору, низложенному собором, начал громко кричать против собора, обвиняя его в ниспровержении православной веры, чем привлек на свою сторону царицу и монахов, и своими скверными руками, варварским образом присвоил священнодейственную власть, причем помо-{84}гали ему люди самой Евдокии, и рукополагал в городе новых епископов, когда настоящие епископы не возвратились еще с собора. Он выгнал из города Аверьяна, епископа Скифопольского, не разделявшего его ложного учения, поднял гонение против всех, не сообщавшихся с ним, некоторых мучил, иных лишил имения, домы других предал огню, так что казалось город только что взят был варварами. Сверх того он умертвил Афанасия, диакона храма святой Анастасии, который порицал и обличал его безбожие, тело сего святого приказал влачить по городу, и потом отдать псам на съедение. Домн, епископ Антиохийский, равно и Ювеналий Иерусалимский, бежали от него в пустыню. Целых двадцать месяцев занимал иерусалимский престол погибельный Феодосий, пока не узнал о том император Маркиан и не приказал схватить его. Но этот беглец скрылся на Синайскую гору. По устранении его и рукоположенных им Ювеналий опять занял свой престол.

л. м. 5946, р. х. 446.

Первый год епископства Василия в Антиохии.

В сем году римский император Валентиниан, завидуя чрезмерной силе патриция и полководца своего, Аэция, коварным образом умертвил его, при помощи Ираклия, одного из евнухов. В это время Аттила готовился воевать против Маркиана, отказавшего ему в дани, положенной при Феодосии. Между тем влюбился он в одну прекрасную девушку, и, празднуя с нею брак свой, слишком напился, и от чрезмерного истечения крови ноздрями и ртом, во время глубокого сна, окончил жизнь свою. Дети его, наследовавшие по нем столь огромное владение, погубили оное несогласиями между собою; восточные же римляне в царствование Маркиана наслаждались совершенным миром, правосудием и веселием. Это были времена, по благости царя, истинно золотые, и во всех отраслях правления разливалось спокойствие.

л. м. 5947, р. х. 447.

В сем году Валентиниан, император римский, хотя держался православного учения Церкви, но в жизни своей показывал большое беззаконие. Несмотря на то, что жена его, Евдоксия, дочь царя Феодосия, была красавица, он дьявольски умел пользоваться и чужими женами. Беседу его составляли всегда люди праздные, пустые, а {85} потому и был наказан он самою постыдною смертью. Максим, внук Максима, жившего при Феодосии великом, и соименный ему, имея, как римский патриций, вход во дворец его, убил Валентиниана, насильственно соединился с Евдоксиею, и овладел императорским престолом; ибо чем кто грешит, тем и наказывается. Пораженная этим Евдоксия, не ожидая никакой помощи из Византии, потому что отец ее, Феодосий, и Пульхерия уже скончались, обратилась с просьбой к Гизериху, избавить ее от Максима и призвала его в Рим. Максим, слыша о приближении Гизериха с огромным флотом, бежал из Рима, но спутники его убили его под конец первого года его правления. Гизерих вошел в Рим без всякого сопротивления, на третий день по убиении Максима, и захватив все сокровища и лучшие украшения города, нагрузил ими корабли, в том числе церковную утварь из чистого литого золота с драгоценными камнями и сосуды еврейские, которые Веспасианов сын Тит, по взятии Иерусалима, принес в Рим, и отправился в Африку, взяв с собою императрицу Евдоксию и дочерей ее. Евдокию выдал он за старшего сына своего Онориха, а Плацидию, узнав, что она уже замужем за патрицием Оливрием, посадил под стражу с матерью ее, Евдоксиею. После смерти Максима два года царствовал Майорин, а после него столько же времени владел Римским царством Авит, за ним три года Север, а потом не было уже более императоров, но Рецимер, предводитель войска, облеченный великою властью, управлял всеми делами.

В том же году в Иерусалиме скончалась Евдокия, оставившая великие приношения церквам.

л. м. 5948, р. х. 448.

Первый год епископства Мартирия в Антиохии.

В сем году сгорела Равенна, а через несколько дней убит патриций Рамит в Класах, затем, спустя девятнадцать дней, Авит побежден был Ремиком и сделался епископом в Галльском городе Плаценции.

л. м. 5949, р. х. 449.

В сем году, около майских календ, скончался император Маркиан, а на его место воцарился Леон великий. В этом же году возобновлены в Александрии Грациановы бани и великая базили-{86}ка вчерне. Маркиан был чрезвычайно благочестив и богобоязнен: он во время торжественных молений на Поле ходил пешком и оказывал большие благодеяния нуждающимся. Увидев его патриарх Анатолий, и сам не велел уже носить себя, по обыкновению, на носилках, но тоже ходил пешком в крестных ходах.

В том же году чародей Тимофей Елур ночью обходил кельи монахов, каждого называл по имени и на отзыв всякому говорил: «Я ангел, посланный сказать всем вам, чтобы вы оставили общение с Протерием и постановления в Халкидоне, а избрали бы в александрийские епископы Тимофея Елура».

В том же году Евдоксия, дочь императора Феодосия, жена Валентиниана третьего, с одною дочерью Плацидою, женой Оливрия, возвратилась из Африки, а Евдокия, вышедшая за сына Гизерихова Онориха, там осталась.

л. м. 5950, р. х. 450.

Первый год царствования императора Леона.

В сем году начал царствовать Леон, родом фракиец, достоинством трибун, в феврале месяце, индиктиона XI-го, и венчан на царство патриархом Анатолием.

В том же году от страшного землетрясения в Антиохии почти весь город разрушился. В Александрию приведены верблюдонарды, таврелафы и другие животные. При сем Тимофей, по прозванию Елур, произвел смятение в Александрии: подкупивши множество беспорядочных людей, он силою овладел александрийским престолом и, лишенный всякого духовного сана, был посвящен двумя, подобными себе, епископами. От сего произошли всякого рода соблазны в Александрии. Этот нечестивец с невыносимым бешенством оскорблял всюду и всех священников, державшихся постановлений Халкидонского собора, не рукоположенный рукополагал епископов, и не бывши священником, совершал крещение. Блаженный Протерий, предвидя сети, расставляемые против него Елуром, уклонился от них и скрылся в крестильнице, в первый день Пасхи. Но антихристов предтеча, не уважая ни святого дня, ни священного места, послал убить невинного архиерея, а с ним и еще шесть других. Зацепив веревками тело его, выбросили оное из святой купели и, влача по всему городу, безжа-{87}лостно ругались над ним, а наконец сожгли и прах его развеяли по ветру.

л. м. 5951, р. х. 451.

Первый год епископства Геннадия в Константинополе.

Тимофей Елур разбойнически правил александрийским престолом два года.

В том же году император Леон, узнав о напрасной смерти Протерия и беззаконном посвящении Елура, послал Кесария, приказав ему двум сообщникам оного отрезать языки и изгнать, нечестивого же Тимофея не тронул, сказав, что судить его следует одним только епископам.

В том же году Зинон женился на Ариадне, дочери Леона.

л. м. 5952, р. х. 452.

В сем году император отправил послания к епископам каждой епархии, чтобы они изложили ему, во-первых, свои мысли, довольны ли определениями Халкидонского собора, а потом сказали бы, что они думают о рукоположении Елура. Сверх того, писал он к Симеону Столпнику, монаху Варде и чудотворцу Иакову, повелевая им представить свое суждение о делах сомнительных точно такое, какое положили бы пред судом Бога всяческих. Все они единогласно подтвердили, что собор в Халкидоне есть святой, и что они принимают все его постановления, Тимофея же единодушно объявили убийцею и еретиком. Геннадий, находившийся при царе, употребил все старание свое, чтобы наказать дерзновенного; ему противодействовал арианин Аспар. Но благочестивый царь изгнал Елура в Гангру, куда прежде сослан был Диоскор, его учитель. Когда же он 27 начал здесь 28 составлять противозаконные сборища и смуты, то император 29, известясь о том, перевел его в Херсон 30. На место его поставлен был в епископы александрийские другой Тимофей, по прозванию Белый, иначе Салофакиал, православный и добрый муж, всеми любимый.

л. м. 5953, р. х. 453.

Первый год епископства в Александрии Тимофея Белого.

В сем году скончался Ювеналий, святейший епископ иерусалимский, а на место его рукоположен был Анастасий. В то же {88} время почил в мире и Симеон, великий Столпник, архимандрит своего монастыря, показавший пример необыкновенной добродетели, коей был знаменосцем.

л. м. 5954, р. х. 454.

В сем году, во второй день месяца сентября, XV-го индиктиона, случился великий пожар в Константинополе, начавшийся с пристани и остановившийся только близ храма святого Фомы Амантийского. Эконом Маркиан, взошедши на кровлю церкви святой Анастасии с Евангелием в руках, молитвами и слезами сохранил обитель от пожара.

л. м. 5955, р. х. 455.

В сем году Майорин убит патрицием Рецимером в Тартионе, а на императорский престол возведены в июльских нонах Север и Серпентий.

В том же году один живописец осмелился изобразить Спасителя в виде Юпитера, и у него иссохла рука, но Геннадий, когда он исповедал ему свое преступление, исцелил его. Некоторые историки говорят, что кудрявые и редкие власы более других приличествуют Спасителю. Утверждают тоже, что однажды Геннадий, молясь ночью в алтаре, заметил привидение демона; воспретивши ему, услышал крик от него, что пока Геннадий жив, он покоряется ему, но по смерти его решительно возобладает всею Церковью. Устрашившись сего, Геннадий много молился Богу о Церкви.

В том же году Студий построил храм Предтечи и поместил в нем монахов из обители неусыпающих, а один царедворец, пользовавшийся особенной милостью, воздвиг храм святого Кириака за золотыми воротами и в нем скончался.

л. м. 5956, р. х. 456.

Первый год епископства в Иерусалиме Ювеналия.

В сем году император Леон сделал зятя своего, Зинона, военачальником всего Востока, а Василиска, брата царицы Верины, военачальником Фракийским. Зинон, пришедши в Антиохию, нашел в ней епископом священного Мартирия. Зинона сопровождал Петр Белильщик, священник храма мученицы Вассы в {89} Халкидоне. Он, склонивши Зинона на свою сторону, подкупил некоторых последователей Аполлинария, и произвели бесчисленные беспокойства против веры и епископа Мартирия, предал проклятию тех, кои не говорят, что Бог распят, и произведши разделение в народе антиохийском, прибавил к трисвятой песне и это: «Распныйся за ны», что с тех пор доныне соблюдается феопасхитами. Мартирий явился к императору Леону, был им принят с великою честью, благодаря предстательству Геннадия, епископа Константинопольского. Но возвратясь в Антиохию и нашедши народ мятущимся, чему много содействовал Зинон, отказался от епископского сана в церкви, говоря: «От церковного чина непокорного, народа мятежного и церкви оскверненной, я отказываюсь, удерживая за собой одно священническое достоинство». Когда он удалился, то Петр Белильщик тотчас вступил на Антиохийский престол, и немедленно рукоположил отлученного от церкви Иоанна, в епископы Апамейские. Известясь о сем, Геннадий все представил царю, который и приказал заточить Петра Белильщика. Петр, услышав об этом, бежал, и тем избавился от ссылки. На его место, общим голосом, поставлен в Антиохийские епископы некто Юлиан.

В том же году, в пятые майские иды, перенесено в Александрию тело пророка Елисея и положено в обители Павла Прокаженного. Он исцелил прокаженного, соделал прокаженного и положен в храме Прокаженного.

л. м. 5957, р. х. 457.

В сем году построен четвероугольный храм святого Иоанна в Александрии и при нем крестильница, а народная баня, Ептавизос, возвращена городу. В это время чудный муж, Даниил Столпник, взошел на столп в Анапле. Далее, Иоанн консул, по прозванию Виркомал, молил преподобного Вассиана принять его в монахи, и действительно был принят им. Прежде он долго начальствовал во дворце, как сенатор, а потом удалился в обитель Вассиана, будучи уже консулом, куда вступивши, тотчас облекся в монашеское вретище, и исполнял должность повара, конюшего и тому подобное.

В том же году прославились Анфим и Тимоклес, сочинители тропарей.

В том же году, по просьбе сената римского, император Леон отправил в Рим Анфима, зятя царствовавшего перед ним {90} Маркиана: это был муж самый христианский и управлял царством в Риме благочестиво.

л. м. 5958, р. х. 458.

В сем году видимо было ежедневно знамение на небе в продолжении сорока дней вечером, именно, облако в виде трубы.

л. м. 5959, р. х. 459.

В сем году... послал в Александрию три тысячи воинов. Также устроено большое водохранилище близ храма святого Иоанна, равно как две бани: одна баня здравия, а другая целебная, и проведена река в Александрии от Херса до Копреона.

л. м. 5960, р. х. 460.

В сем году было донесено императору на Исокасия, антиохийского квестора и философа, в том, что он эллинствует, который и приказал рассказать о том начальнику Константинопольской претории. Когда привели его с связанными назад руками в Зевксипп, то претор Пузей сказал ему: «Видишь ли, Исокасий, в каком виде теперь ты находишься?» — «Вижу»,— отвечал он,— «и не беспокоюсь о том. Как человек, я не избег человеческой судьбы. Впрочем, суди меня, как судил некогда со мною». Услышав эти слова, народ воскликнул похвалу императору, который, узнав о том, обрадовался и возвратил Исокасия в свою область.

л. м. 5961, р. х. 461.

В сем году император Леон отправил большой вооруженный флот против Гизериха, владетеля Африканского; этот Гизерих по кончине Маркиана много зла причинил землям, подвластным римлянам, грабил, брал в полон и разрушал города. Выведенный этим из терпения, Леон собрал со всего Восточного моря сто тысяч судов, наполнил их войском и оружием, и отправил против Гизериха. Говорят, что он 31 употребил на сие вооружение сто тридцать тысяч ассов золота. Военачальником и предводителем флота 32 поставил Василиска 33, брата царицы, Верины 34, кото-{91}рый занимал уже консульское достоинство 35 и часто побеждал во Фракии скифов 36. К нему присоединилось немалое войско от Запада, и он в морских сражениях много потопил кораблей Гизериха, и мог бы овладеть самым Кархидоном. Но подкупленный подарками и многими деньгами Гизерихом, уступил добровольно ему победу, как повествует фракианин Персик. Некоторые говорят, что Аспар и Ардавурий, не могши, как ариане, сами взойти на царский престол, возвели на оный Леона, бывшего у них куратором, надеясь из-за него управлять царством. Но как царь не согласился на это, то и старались они наперерыв портить все прекрасные его учреждения, обещая отдать верховную власть Василиску, если только он предаст царский флот и войско Гизериху, арианину и единомышленнику их; для этого-то, как говорят, Василиск и сделал измену. Тогда Гизерих употребил следующую хитрость: наполнив свои военные корабли горючим веществом, пустил их ночью, когда римляне беспечно спали, от берегов по попутному ветру на римский флот, от чего многие корабли их сгорели, прочие же, избегая опасности, возвратились в Сицилию. Тогда открылась измена Василиска, в которой никто в войске не сомневался.

В том же году патрикий, сын Аспара, которого император Леон сделал кесарем, полагая, что он отвлечет отца своего от арианской ереси, и тем докажет преданность царю, послан с великою пышностью в Александрию, где открыты были возобновленные Корийские бани.

л. м. 5962, р. х. 462.

Первый год епископства Симплициева в Риме.

В сем году император Леон отправил, для военных нужд, во Фракию Зинона, предводителя восточных войск и зятя своего, повелевши придать ему в помощь часть из собственной царской стражи, которые, по наущению Аспара, чуть было не истребили Зинона, если бы он, предуведомленный о злоумышлении, не бежал в Сердику, город Фракийский, и тем не спасся. С этих пор Аспар навлек на себя подозрение царя Леона.

л. м. 5963, р. х. 463.

В сем году император Леон послал против Гизериха Ираклия Эдессинского, сына консула Флора, и с ним Марса Исавра, {92} мужей храбрых, с войском, собранным из Египта, Фиваиды и пустыни. Напавши неожиданно на вандалов, они обратно взяли у них Триполь и много других городов Ливии, чем нанесли более вреда Гизериху, нежели Василиск с своими морскими силами, и принудили его просить мира чрез послов у императора, который даровал ему оный, потому что он нуждался в Василиске, Ираклие и Марсе против Аспара. Ибо, хотя Аспар, как я сказал, и впал в подозрение у царя, но пользовался еще большою силою, и потому вскоре только хитростью убит был со всеми своими сыновьями, Ардавурием и Патрицием, которого перед тем Леон пожаловал в кесари, надеясь тем расположить к себе Аспара.

л. м. 5964, р. х. 464.

Первый год епископства Акакия в Константинополе.

В сем году, по убиении Аспара с сыновьями его, Ардавурием и Патрицием, Аспаров оруженосец, Острис, и Февдерик, сын Триария, а брат супруги Аспара, подступили к городу с войском мстить за убиенных; и если б Василиск не подоспел из Сицилии, а Зинон из Халкидона, где ожидал он смерти Аспара, и не подали помощи городу, рассеявши возмутителей, то произошло бы большое замешательство в государстве. Младший же сын Аспаров, Арменарх, бежал украдкой от Зинона на пути в Исаврию, куда был послан, женился на дочери побочного сына Зинонова, и по смерти Леона возвратился в Византию, где жил благополучно до самой кончины своей. Между тем в Италии полководец Рецимер, о котором упомянул я выше, зять Анфимия, благочестиво царствовавшего в Риме, восстал против своего тестя. В происшедшей войне, распространившейся по целой области, царское войско терпело такой голод, что принуждено было питаться кожами и тому подобным, а сам император, Анфемий, был убит на седьмом году своего царствования. Тогда Леон, по случаю беспокойств, возникших в Риме, послал туда Оливрия, супруга Плацидии, провозгласив его самодержцем. Рецимер же, проживши по убиении Анфемия только три месяца, скончался от болезни, а за ним последовал и Оливрий, тоже от телесного недуга. По смерти их принял царство Майорин, муж храбрый и опытный в военном деле. Он, видя города, опустошаемые Гизерихом, вторгнулся в Лиану, покорил Лигурию и навел страх на ван-{93}далов: оставалось ему только торжествовать победу, как среди успехов своих умер от поноса. Полководец же... переплывши, удалился в Патмос. Когда Гизерих находился в таком затруднении младшая Евдокия, внучка Феодосия, проживши с мужем своим, Онорихом, шестнадцать лет в Африке, родила ему сына, Ильдериха, но питая отвращение к супругу, как арианину, улучила удобный случай и бежала в Иерусалим, где поклонившись святым местам и облобызавши гроб своей бабушки, прожила несколько дней в святом граде и скончалась в мире, завещав имущество свое церкви святого Воскресенья, а Курка, который, по преданности своей к ней, помог бежать от мужа ее, Онориха Арианина, препоручила с детьми его попечению епископа Иерусалимского.

л. м. 5965, р. х. 465.

В сем году император Леон венчал на царство Леона, сына Зинона и Ариадны, дочери своей, а своего внука, и объявил его царем. По кончине же Оливрия, Рецимера и Майорина, провозглашен был императором Италии Глицерий, муж знаменитый, которого, спустя пять месяцев, лишил престола далматинец Непотиан, но и сам царствовал короткое время, потому что согнан был с престола Орестом, коему наследовал сын его, Ромул, по прозванию Августул, царствовавший только два года: он сделался императором Италии спустя тысячу триста три года после Ромула, основателя Рима. Замечательно, что Западная империя, получившая свое начало от Ромула, Ромулом же и окончилась. После того Одоакр, родом готф, воспитанный в Италии, покорил, при пособии варварского войска, царство и принял название царя, ввел в оном устройство по своим отечественным законам, и владел десять лет престолом. Местопребывание свое имел он в Равенне, приморском городе Италии, богатом и красивом.

л. м. 5966, р. х. 466.

В сем году из огненных туч ниспал прах, и всем казалось, что идет огненный дождь. В ужасе и с трепетом все молились. Пыль легла на кровлях толщиною в пядь. Говорили, что действительно шел огненный дождь, но он, по человеколюбию Божию, обратился в прах. {94}

В том же году скончался в Византии от болезни император Леон, и оставил по себе царем Леона, сына Зинона и Ариадны, которого еще в детстве назначил преемником себе. Кончина его последовала в январе, 12 индиктиона, а в феврале Леон, по внушению Верины и Ариадны, присутствуя на конском ристалище, уступил царский венец отцу своему, Зинону; но Леон младший разделял престол с отцом своим, Зиноном, только десять месяцев и умер от болезни. Зинон же один царствовал семнадцать лет и два месяца, включая в то число и двадцать месяцев тиранства Василиска. В тяжелое время правил царством Зинон 37: в самом начале его сарацины ворвались в Месопотамию, гунны 38 во Фракию, и причинили большой вред государству, между тем как царь предавался неистовым удовольствиям и вообще действовал беззаконно.

л. м. 5967, р. х. 467.

Первый год правления императора Зинона, а в Антиохии епископа Петра.

В сем году Леон младший, правил вместе с отцом десять месяцев и получив консульское достоинство, скончался, после чего Зинон начал царствовать один. Василиск, брат Верины, свекрови Зиноновой, живя в Ираклее Фракийской и опираясь на Верину и кого-то из сенаторов, восстал против Зинона, который, убоявшись, бежал с женою Ариадною, захватив с собой множество денег, в одну сильную сирийскую крепость, называемую Вара. Отсюда опять перебрался он в Тесседу по той причине, что Илл и Трокунд, приверженцы Василиска, начали осаждать его. Между тем Василиск провозгласил себя на Поле царем, сына своего, Марка, кесарем, а жену свою Зинодию венчал, как царицу, и вскоре затем восстал против православия, к чему в особенности подстрекала его Зинодия. Для этого приказал он возвратить из заточения Тимофея Елура и Петра Белильщика, скрывавшегося в обители Неусыпающих, и вообще всех тех, кто только показывал себя врагом святого Халкидонского собора и смело восставал против истины. Елур немедленно собрал всякую сволочь из александрийцев, проживавших в Византии, и отправился с крестным ходом во храм, сидя на осле. Не дошедши до церкви, называемой восьмиугольною, он свалился с него, ушиб себе ногу и со стыдом {95} принужден был возвратиться. После того Василиск, вопреки собору, послал его в Александрию, а Петра Белильщика в Антиохию, снабдив обоих особым повелением и поощряя того и другого против истины. Коль скоро Тимофей Салофакиал, епископ Александрийский, услышал, что идет Тимофей Елур, тотчас удалился он один в Конопский монастырь, где и прежде провождал жизнь отшельническую. Здесь Елур довольно наделал зла многим, но Тимофею не мог ничего причинить, потому что все любили его. Когда Елур въезжал в Александрию, то приверженцы его кричали ему: «Потребил еси врагов своих, отче!» А этот нечестивец в ответ им: «Воистину потребих». Этот же безбожник предал проклятию собор Халкидонский. Антиохийский епископ, Юлиан, видя все это, не перенес и умер от горести. Что до Петра Белильщика, то он лишь только снова занял престол, немедленно обратился к проклятиям и возмущениям, отчего происходили убийства и грабежи, особенно по случаю прибавления к пению Трисвятого. Василиск же особым указом всенародно отверг Халкидонский собор, что приказал сделать и Акакию Константинопольскому. Но народ, сбежавшийся со всего города, с женами и детьми, в церковь, вопреки Василиску, не допустил до этого. Тогда Акакий облекся в черные ризы и покрыл престол свой и алтарь черными покровами. Тут великий Даниил сошел со столпа и с боговдохновенною ревностью прилепился к Акакию и народу, присутствуя в церковных собраниях. Между тем Пероз предпринял поход против гуннов нефталитян и прогнавши, преследовал их; но гунны, бежавши через тесные ущелья, рассеялись по горам вправо и влево, и очутившись в тылу, вдруг окружили беспечных. Пероз, стесненный отовсюду, просил мира. Царь нефталитский отвечал, что он готов сделать то, если только Пероз повергнется перед ним на колени и поклянется никогда вперед не воевать против нефталитян. Принужденный сделать это, он с большим бесчестием возвратился, и стыдясь такого унижения, нарушил клятву и пошел опять против гуннов.

л. м. 5968, р. х. 468.

Первый год епископства в Александрии Тимофея Елура.

В сем году, когда весь церковный причт и константинопольские монахи восстали в защиту святого Халкидонского собора, Ака-{96}кий, боясь народа, показывал вид, что он за одно с ним, и потому с амвона говорил против Василиска и Зинона. Василиск, узнав о том и боясь народного бешенства, скрылся из города, приказав сенату, чтоб никто не сообщался с Акакием; ибо народ готовился уже сжечь город, но чудный столпник, Даниил, взявши с собою отличнейших монахов и ревностнейших из народа, отправился к Василиску и с большою смелостью говорил к нему, однако Василиск не послушался их.

В том же году Пероз, начавши снова воевать против белых гуннов или нефталитян, погиб со всем войском. Выкопавши глубокий ров, они прикрыли его хворостом и засыпали землею, а сами, отступив за него, выжидали. С тем вместе гунны выслали несколько воинов навстречу неприятелям, наказав им тотчас обратиться в бегство и, пробираясь по узкой дорожке человек за человеком, скрыться. Персы, не подозревая никакой опасности, сильно преследовали их и вдруг все, с самим Перозом и детьми его, попали в ров и погибли. Тут Пероз, видя свою неизбежную судьбу, вынул из правого уха жемчужину чудесной белизны, величины и чрезвычайной цены, которую всегда носил, забросил ее, чтоб после него никому не досталась, потому что необыкновенно красива была, и подобно ей никогда ни один царь не имел. Так погиб Пероз со всем войском своим. Не учавствовавшие в этом походе, провозгласили царем своим меньшего сына Перозова, Кавада. Варвары два года повелевали персами, собирая с них дань. Кавад, во зло употребляя власть свою, издал закон, чтоб жены были общие; за это персы лишили его престола, связали и посадили под стражу, а царем сделали Власия, иначе Вала, брата Перозова, потому что у Пероза не было другого сына. Жена Кавада прислуживала ему в заключении его. Смотритель темницы влюбился в нее, как в красавицу. Кавад присоветовал жене отдаться этому человеку, только бы можно было как-нибудь убежать из заточения. Сделав так, жена свободно приходила к Каваду и заботилась об нем. Между тем один из друзей Кавада, по имени Сеос, дал знать ему через жену его, что у него в известном месте приготовлены для него кони и люди. Кавад, когда наступила ночь, уговорил жену отдать ему свое платье, а самой одеться в его и сидеть в темнице. Таким способом он ушел из заключения и, вскочивши на коня, прибыл с Сеосом к гуннам нефталитам, которых царь выдал за него дочь свою, {97} а потом, давши ему большое войско, отправил против персов. Стражи, видя жену в платье Кавада, несколько дней не сомневались, что это сам Кавад в темнице. Но Кавад, вторгнувшись с войском гуннов в Персию, без всякого труда овладел царством, Власия, или Вала, ослепил и заключил в темницу и, таким образом, как человек умный и деятельный, удержал царство за собой и царствовал в нем одиннадцать лет.

л. м. 5969, р. х. 469.

Первый год правления персидского царя Вала и Иерусалимского епископа Анастасия.

В сем году Илл и Трокунд, державшие в осаде Зинона, так как Василиск не исполнял обещанного им, а сенат не мог долее сносить тяжести правления его, по разврату и безумию его, о чем писал к ним, примирились с Зиноном и, взявши его, отправились к царствующему граду. Узнав о том, Василиск выслал против Зинона родного внука своего, Арматия, военачальника Фракийских войск, равно как и жителей Константинополя, заставив его поклясться святым крещением, что он не изменит ему. Арматий, встретившись с Зиноном при Никее Вифинской, такой навел на него страх, что чуть было не заставил его бежать со всем исаврским войском, помогавшим ему; но потом и этот Арматий, как почти всегда водится, ослепленный дарами Зинона и обещанием сана главного военачальника, а сыну его, Василиску, кесарского и соправителя, пошел с ним против Василиска. Прибывши Зинон с Ариадной в столицу, был принят народом и сенатом. Василиск же, пришедши в церковь, и положивши царский венец на божественном жертвеннике, с злочестивою женою своею Зинодией, укрылся в крестильнице. Овладевши таким образом стольным городом, Зинон отправился в церковь, а оттоле в царские чертоги; потом приказал взять Василиска, давши ему слово, что не обезглавит ни его, ни детей его; однако, спустя недолго заточил его в Кукуз в Каппадокии, приказав заключить в башне с женою и детьми и уморил голодом; другие же говорят, что его, вывезши из города, убили. Вскоре затем Зинон на конском ристалище провозгласил Василиска, сына Арматиева, кесарем. Здесь Василиск, по обещанию, восседал вместе с императором и раздавал награды возницам. Между тем Зинон раз-{98}равным (*) образом не сдержит он его и мне, сын же его, воссуждал (**) так: «Арматий, клявшись царю, не сдержал слова своего, мужавши, немедленно восстанет против меня. Обещанное мною я уже все исполнил; самого его сделал военачальником, а сына его кесарем». Так рассудивши, Зинон приказал умертвить его, как клятвопреступника, что и сделали на лестнице во дворце, когда он шел в ипподром, а сына его, кесаря, велел посвятить в чтецы. Он спас его для Ариадны, как двоюродного брата, который впоследствии был отличным епископом в Кизике. Зинон ненавидел Петра Белильщика, за его содействие Василиску; почему, по определению Восточного собора, был низложен, а на его место избран Иоанн, который, однако, чрез три месяца изгнан; после этого в Антиохийские епископы поставлен Стефан, муж благочестивый. Петр 39 же, сосланный в Питиус 40 (ныне Пицунда), обманувши проводников своих, бежал к святому Феодору Евхаитскому 41. В это же время умер Тимофей Елур, а на его место возведен Петр Монг, человек злой и вредный, враг истины, уже раз отлученный от Церкви. Он рукоположен был епископом также отлученным. Некоторые монахи, движимые божественною ревностью, изгнали его, после тридцатишестидневного разбойнического правления, и снова достойно посадили на престол Тимофея Салофакиала.

л. м. 5970, р. х. 470.

Первый год епископства Тимофея Салофакиала в Александрии, а Стефана в Антиохии.

В этом году, сентября 25, индиктиона 1-го, произошло страшное землетрясение в Константинополе, разрушившее многие церкви, домы и портики до самого основания, и похоронившее в развалинах бесчисленное множество народа. При этом из рук статуи, находившейся на площади, выпал шар, равным образом с колонны Таврской свалилась статуя Феодосия Великого, и стены внутри города на значительное пространство обвалились. Это землетрясение продолжалось до тех пор, пока город не наполнился смрадом. Стефан, возведенный общим согласием на престол антиохийский, оклеветан был пред Зиноном единомышленниками Петра Белильщика, в том, что он держится Нестория; но Восточный собор, сошедшийся по повелению царя в Лаодикии, возвратил ему престол, как невинному. {99}

В том же году Февдерик, сын Триария, он же и Страбон (косой), племянник жены Аспара, убитого Леоном, собравши множество варваров, восстал против Зинона, как друг дома Василиска, сделавшего его полководцем. Когда Зинон снова воротился было, он удалился во Фракию, где опустошил окрестности Византии и разграбил все до самого Понта. Домашние его хотели было предать его, но он, узнав злоумышление их, воротился домой и велел убить замысливших то сделать. Но затем, садясь на лошадь, нечаянно упал на копье, стоявшее перед его палаткой, и умер.

л. м. 5971, р. х. 471.

В сем году Маркиан, сын Анфемия, царствовавшего в Риме, супруг Леонтии, дочери Верины, сестры же царицы Ариадны, восстал в Византии против императора Зинона, потому что Леонтия, жена его, родилась по воцарении Леона, Ариадна же еще до воцарения его. В возгоревшейся жестокой войне между Зиноном и Маркианом, последний вспомоществуемый братьями своими, Ромулом и Прокопием, одержал блестящую победу и заставил воинов Зиноновых скрыться во дворец, как в крепость, которым чуть было не овладел; но он не воспользовался своим успехом, а предался пиршеству и сну, и ночью многих лишился из своих союзников, так как магистр Илл склонил их к себе дарами. На другой день так был он разбит, что искал убежища в церкви Апостолов, где по приказанию Зинона, посвящен Акакием в пресвитеры и сослан в крепость Папурий в Каппадокии. Что до братьев его, Прокопия и Ромула, то они схвачены были Иллом ночью, во время купанья, в Зевксиппе, но успели потом бежать от него и прибыли в Рим.

л. м. 5972, р. х. 472.

В сем году магистр Илл присоветовал царю Зинону изгнать из города свекровь свою, Верину. Под каким-то предлогом он услал ее в Халкидон, откуда вскоре потом в крепость Папурий, к Маркиану и Леонтии, дочери ее. Но Верина писала к дочери своей, Ариадне, прося возвратить ее из ссылки. Царица обратилась с просьбой к Зинону, но тот отвечал ей: «Проси об ней патрикия Илла». Ариадна призвала Илла и просила его со слезами, но он не согласился, сказав: «Ты хочешь поставить другого царя {100} на место своего мужа». Тогда Ариадна разгневалась и сказала царю: «Либо Иллу оставаться во дворце, либо мне». Царь отвечал: «Разумеется тебе. Делай с Иллом, что можешь!» Замыслив убить его, она поручила спальнику Урвикию приискать кого-нибудь на то. И когда он всходил по лестнице ипподрома, то схолярий, по имени Спаникий, подговоренный на совершение убийства, занес было уже меч над головою его, но мечник магистра, подскочивши, принял удар в плечо свое; однако же, конец меча отрубил правое ухо Иллу. Зинон приказал казнить убийцу, уверяя магистра Илла, что он ничего не знал о происшедшем, в самом же деле он только не успел в намерении своем. Залечивши рану, Илл носил камилавку, и просил позволения у царя отправиться на восток, чтобы попользоваться воздухом, потому что чувствовал еще слабость от полученного удара. Император, чтобы удовольствовать его сделал его военачальником всего Востока, предоставив ему полную власть производить в чины даже до князей. Илл, взявши с собою патрикия Леонтия, родом сирийца, мужа отлично просвещенного и опытного в военном искусстве, начальствовавшего над войском во Фракии, а с ним также Марса и Пампрепия из сенаторов, оклеветанного в занятии чародейством, одним словом, облеченный величайшею властью, пришедши в Антиохию Сирийскую, явно показал намерение возмутиться.

л. м. 5973, р. х. 473.

Первый год правления персидского царя Кавада.

Антиохийский епископ Стефан другой брошен в реку Оронт.

Когда, в том же году, умер Антиохийский епископ, Стефан, то Зинон приказал на его место рукоположить другого Стефана, которого враги веры, ослепленные яростью по расположению к Белильщику, в крестильнице святого мученика Варлаама закололи острыми камышевыми палками и бросили в реку Оронт. Зинон, мстя за дерзость против Стефана, велел Константинопольскому епископу посвятить другого епископа в Антиохию, который и поставил Каландиона, но антиохийцы, не зная о том ничего, избрали себе Иоанна, по прозванию Кодоната, которого Каландион перевел в Тир, кафедра коего старее Антиохийской.

В том же году в Александрии скончался Тимофей Салофакиал, а на его место был рукоположен Иоанн Тавеннисиот, муж бла-{101}гочестивый, поборник православия, бывший пресвитером и экономом Александрийской церкви. Патрикий же Илл, прибывши с Леонтием и прочими в крепость Папурий, и взявши царицу Верину в Тарс Киликийский, заставил ее венчать на царство патрикия Леонтия в церкви святого Петра за городом. После сего государыня Верина писала антиохийцам сирийским, чтобы они приняли царя Леонтия, также и ко всем правителям Востока, Египта и Ливии, приглашая признать его царем и не противиться.

л. м. 5974, р. х. 474.

Первый год епископства Иоанна Тавеннисиота в Александрии и Каландиона в Антиохии.

В сем году получены и во всеобщее сведение объявлены манифесты государыни Верины, коих содержание следующее: «Верина царица нашим правителям и христолюбивым народам желает радоваться. Вы знаете, что царство принадлежит нам и что по кончине мужа моего, Леона, мы избрали царем Траскалиссея, названного после Зиноном, в надежде, что он устроит благоденствие подданных. Но, видя беспорядки, подрывающие государство вследствие алчности Зиноновой, нашли необходимым венчать вам царя христианина, украшенного благочестием и правосудием, да спасет он государство и да правит спокойно делами военными. Мы венчали на царство Римское благочестивейшего Леонтия, который покажет себя достойным вас своим попечением о благе вашем». Получивши сей манифест, все благославляли царя Леонтия.

л. м. 5975, р. х. 475.

В сем году Илл и Леонтий освободили из крепости Лонгина, брата Зинонова, с матерью его. Верина же, заболевши здесь скончалась, и потом через несколько времени перенесена Ариадной в Византию.

л. м. 5976, р. х. 476.

Первый год епископства Феликса в Риме.

В сем году, июня 27, индиктиона 7 Леонтий вступил в Антиохию, как царь, и поставил Лилиана начальником претории, по-{102}том оттуда отправился воевать отечественский город Халкиду. Зинон же послал Иоанна Скифа с величайшею силою на суше и на море против Илла и Леонтия. В происшедшем жестоком сражении, Илл и Леонтий были побеждены и бежали в крепость Папурий с магистром Пампрепием, которого почитали чародеем. В это же время Иоанн захватил Иллова брата, Трокунда, отправившегося было для призвания варваров, и отрубил ему голову. Илл и Леонтий четыре года оставались в осаде, обманываемые чародеем, магистром Пампрепием. Узнавши же о плене Трокунда, они изрубили в куски Пампрепия, как обманщика, и бросили за стену.

В том же году приверженцы Петра Монга склонили деньгами и обманом, Зинона изгнать Иоанна Тавеннисиота, епископа Александрийского, потому что он рукоположен был против воли его, и возвратить от евхаитов в Александрию Петра Монга. Тогда Зинон издал окружное послание, разосланное повсюду, и как некоторые говорят, внушенное Акакием Константинопольским, а Петру Монгу приказал, еще до возвращения в Александрию, поладить с Симплицием Римским и Акакием. Почему Акакий и предписал александрийцам принять Монга, а Иоанна оставить. Иоанн, узнавши о прибытии Монга, несмотря на то, что весь церковный причт и народ умоляли его не оставлять их, что они готовы умереть за него, зная, на что готов покуситься Петр, благоразумно и без всякого шума удалился.

л. м. 5977, р. х. 477.

Первый год епископства Петра Монга в Александрии.

В сем году Февдерих, сын Валамеров, сделался известным между варварами и римлянами, как человек храбрый, умный и нечуждый образования; ибо он, находясь заложником в Византии, посещал лучших учителей, между тем как отец его, после сыновей Аттилы, повелевал готфами в царствование Леона. Зинон, призвав его из Фракии в Византию, сделал консулом и военачальником Фракийским и послал его с Иоанном Скифом против Илла. Стеснивши Илла и Леонтия в крепости Папурие, он оставил Иоанна продолжать осаду, а сам возвратился к Зинону. Отсюда отправился во Фракию, а из нее подступил с войском к Византии, и только из сострадания, как уверяют, к городу удалился во Фракию; потом, убеждаемый Зиноном, отправился в Ита-{103}талию, где, разбивши в большом сражении Одоакра, возложил на себя в Равенне царские знаки. Он победил также много других варваров, и покорил себе вандалов, не обнажив даже меча против них. Это случилось после кончины Гизериха и похода в Рим, которым овладел, равно как и всем западом.

л. м. 5978, р. х. 478.

Первый год епископства Петра Белильщика в Антиохии.

В сем году восточные епископы писали к Акакию, укоряя его за то, что он принял в общение Монга, но он, не обращая на то внимания, бесстыдно принуждал всех иметь общение с Монгом. Однако жители столицы и всего востока жаловались Феликсу, Римскому епископу по кончине Симплиция, на Акакия, как виновника всех зол. Между тем Иоанн Александрийский также прибыл в Рим с тою же жалобою. Феликс, созвавши собор в храме верховного апостола Петра, послал в Константинополь двух епископов и синдика с грамотами к Зинону и Акакию, в которых умолял изгнать Петра Монга, как еретика.

л. м. 5979, р. х. 479.

В сем году посланные из Рима, по приказанию Зинона и Акакия, были задержаны в Авиде (Абидосе), грамоты у них отобраны, сами же посажены в заключение, и царь грозил им смертью, если они откажутся от общения с Акакием и Петром.

л. м. 5980, р. х. 480.

В сем году Илл и Леонтий, после многих битв, уже четыре года осаждаемые в крепости Папурие, наконец, были взяты изменою брата жены Трокундовой, с коварством подосланного Зиноном. Им отрубили головы, которые отправили к Зинону, а тот приказав, воткнув на кол, носить на конском ристалище, откуда с торжеством отвезли через пролив в Сики. После сего Зинон, по совету Акакия, заставил всех восточных епископов подписаться под мирною грамотою касательно общения с Петром Монгом, посланных же от Феликса из Рима обласкал, подкупил и убедил, вопреки своему наказу, вступить в общение с Акакием, хотя православные три раза свидетельствовали про-{104}тив этого, именно: в первый раз, привязавши удочку к веревочке, привесили ее одному из них на площади, во второй пустили в них книгой, в третий же вложили ее в короб с огородною зеленью. Феликс, услышав, что сделали его посланные, отлучил их, равно как и Акакия, который, однако, сам носил это отлучение с собою, и, избегая заключенных в Авиде, прибыл в обитель Дия; но монахи ее подали Акакию послание Феликса, когда он, в день воскресный, находился в ризнице. Сопровождавшие Акакия одних из монахов, подавших оное, убили, а других, наказавши, бросили в темницу. Акакий равнодушно принял отлучение свое и имя Феликса вычеркнул из поминовения.

л. м. 5981, р. х. 481.

Трехмесячное правление епископа Фравита в Константинополе.

В сем году Антиохийский епископ Каландион перенес мощи Евстафия великого из Филипп, где святой, находясь в изгнании, скончался. На встречу им вышли с большою честью антиохийцы за двенадцать миль от города. Отделившиеся от Церкви из-за сего святого, опять присоединились к ней через сто лет после его успения. По смерти Акакия, Фравит, правивший епископством три месяца, писал к Феликсу, что он готов с ним вступить в общение, а с Петром Монгом никоим образом. Монгу же, напротив, писал, что с ним желает общения, но с Феликсом Римским ни по что. Феликс, получивши письмо к Монгу, перехваченное православными, с бесчестием отослал посланных Фравита, когда они пришли к нему с соборными посланиями. По кончине Фравита Константинопольское епископство принял пресвитер Евфимий, попечитель бедных в Неаполе, и тотчас собственноручно исключил имя Монга из поминовения, а имя Феликса Римского вписал.

л. м. 5982, р. х. 482.

Первый год епископства Евфимия в Константинополе, а Палладия в Антиохии.

В сем году умер Петр Монг в Александрии и вместо его рукоположен Афанасий, по прозванию Килитис. Император Зинон, освободясь от возмутителей, изгнал Каландиона из Антиохийской Церкви и заточил в Оазис, а на его место возвратил Петра Белильщика, равно как изгнал Нестора Римлянина из Халкидона, Ев-{105}севия из Самосата, Юлиана из Мопсуестии, Павла из Константины, Мана из Имерии и Андрея из Феодосиополя, будто бы за их приверженность к бунтовщикам, в самом же деле за отвержение мировой его грамоты. Петр Белильщик, вошедши в Антиохию, много наделал зла, именно: предал проклятию собор, изгнал невинных епископов, виновных же воротил, совершал беззаконные рукоположения и тому подобное. Сперва прибавил было он к Трисвятой песни: «Христе царю». Далее, Ксенай, сатанинский слуга, учил не поклоняться образу Господа и других святых. Родом он был перс, по определению же судьбы раб, бежавший от своего господина и при Каландионе отвращавший от веры окрестные антиохийские селения; будучи сам некрещен, назывался, однако, церковником. Каландион прогнал его, но Петр Белильщик посвятил его в Иеропольские епископы, переименовав в Филоксена. Потом узнавши, что он не крещен, сказал: «Вместо крещения довольно с него и рукоположения». Православнейший Евфимий изгнал из церкви Анастасия силенциария, который в последствии дурно правил царством, как еретика и единомышленника Евтихиева: заметивши бесчинство его в церкви, он опрокинул седалище его в ней и грозил, если не уймется, остричь ему голову и пустить на посмеяние народу. Он также обличал и самого Зинона, пользуясь своим саном в отношении к нему. Однажды Зинон спросил Мариана, очень умного вельможу, знавшего некоторые таинства и умевшего предсказывать: «Кто будут после меня царствовать?» Тот отвечал ему: «И царство твое и жену твою наследует после тебя один из силенциариев». Он приказал без всякой вины отобрать имение у Патриция, ученого, благочестивого, мудрого и добродетельного мужа, а его самого посадить в темницу и в ней стражам его лишить жизни. Узнав о случившемся, Аркадий, начальник города, стал порицать императора, который, когда донесли ему о том, приказал убить его при входе во дворец; однако, Аркадий, предуведомленный о том, бежал в церковь и, таким образом, исторгнут из челюстей смерти, но дом его был обращен в государственную собственность.

л. м. 5983, р. х. 483.

Первый год епископства Афанасия в Александрии.

В сем году Феликс получил соборное послание Евфимия и приобщился к нему, как к православному, однако епископом не {106} признал его, так как Евфимий не исключил из поминовения имени Акакия и, следовавшего за оным, Фравита.

В том же году погиб Петр Белильщик, а на его место поставлен в епископы Палладий, пресвитер церкви святой первомученницы Феклы в Селевкии. С Палладием вместе представлены были: Иоанн, сын Констанция, и Анастасий силенциарий, известный после дурным правлением. Надменный истреблением тиранов, Зинон обратился к отобранию имений, беззаконным убийствам и каждого обвинял то в участии в войне, то в заговоре против него. Так убил он, без всякой причины, Коттая, который, вместе с Иоанном Скифом, осаждал Илла и Леонтия и победил их, равно как патрикия Пелагия, весьма замечательного стихотворца, мудрого и справедливого мужа. Между тем Зинон, пораженный падучей болезнью, умер, беспрестанно повторяя имя Пелагия, невинно убиенного им. Он не оставил по себе ни одного сына, а только брата, Лонгина, бывшего уже дважды консулом и председателем сената, но человека безумного, жестокого и невоздерженного. Содержа при себе в Византии множество исавров и Лонгина магистра и друга, он надеялся, с помощью их, овладеть царством; но Ариадна, сенат и все войско провозгласили царем Анастасия силенциария и, таким образом, Лонгин обманулся в своем предположении. При восшествии на престол Анастасия, патриарх Евфимий, не признавая его достойным царствовать над христианами, потребовал от него письменного обязательства, что он ничем не станет потрясать Церкви и веры. По настоянию царицы и сената, Анастасий дал ему, наконец, собственноручное обязательство, в котором объявлял, что основанием веры принимает он учение Халкидонского собора. После сего Евфимий венчал его на царство, и он взял себе в супружество Ариадну, потому что не был еще женат. Манихеи радовались, что мать царя была к ним расположена, как ревнительница их исповедания, ариане же радовались, что имели единомышленника в Клеархе, дяде его, брате злочестивой матери. Год, в котором умер Зинон и воцарился Анастасий, римляне полагают от Адама 5999, но по точному и верному счислению александрийцев этот год есть от сотворения мира 5983, от царствования Диоклетиана 207, от божественного воплощения 483-й, 14 индиктиона. Анастасий же, восседя на ристалище, венчался на царство упомянутого индиктиона 14, апреля 14, в пятый день пасхи. {107}

л. м. 5984, р. х. 484.

Первый год правления императора Анастасия и Замасфа, царя персидского.

В сем году, когда воцарился Анастасий диррахиец Дикор, восстал против него Лонгин, брат Зинонов, которого он, однако, схватил и послал в Египет на заточение в Александрию, где велел постричь в священники. Проживши в Александрии семь лет, Лонгин скончался. Император, подозревая магистра Лонгина, равно как и пришлых исавров, лишил Лонгина магистерского достоинства. Петр Белильщик, бывший в Александрии, просил царя возвратить его из заточения на престол, но Анастасий, хотя освободил его, однако не позволил возвратиться в Антиохию, а велел рукоположить туда Палладия. Евфимий Константинопольский, созвавши пребывавших в городе епископов, подтвердил святой Халкидонский собор. Иоанн же Тавеннисиот, находясь в Риме и услышав, что Анастасий воцарился, прибыл в Византию, надеясь получить от него щедрое вознаграждение за то, что некогда он оказал ему в Александрии особенное внимание, приняв его нагого после кораблекрушения и так взыскал, что заставил забыть претерпенное бедствие. Анастасий, узнав о прибытии его, с крайнею неблагодарностью велел изгнать его, и даже на глаза не принял; Иоанн, предчувствуя это, спасся бегством в Рим.

л. м. 5985, р. х. 485.

В сем году император Анастасий выгнал из Константинополя исавров за произведенные ими большие беспорядки, которые, удалившись, помышляли противоставить ему временщика. Лонгин, бывший магистром, составив из них и прочих варваров и разбойников войско около полутораста тысяч и, расчитывая на запасы оружия и денег, собранных еще Зиноном в Исаврии, направился в эту страну, впочем, с согласия царя на то, который провидел намерения его. И точно, вдруг он восстал, проник до Фригии и Котиея, всюду опустошая многие города; впрочем, он не сам предводительствовал войском. Им предводительствовали Нинилинг, правитель Исаврии, поставленный Зиноном, человек самый отваж-{108}ный, Афинодор, простейший из сенаторов, и Конон, епископ Апамейский, оставивший свой престол и сделавшийся из архиерея воином и полководцем. Против них Анастасий послал войско под начальством Иоанна Скифа, истребившего мятежников, Илла и Леонтия, придав ему в помощь Иоанна, по прозванию Кирта, кои оба были предводителями Фракийского отряда, и Диогена, бывшего с последним начальником схоляров, и много других славных мужей. В происшедшем сражении при Котиеи, вождь Нинилиг был убит, а исаврское войско едва не погибло все, успевши с трудом спастись бегством. Если б римляне не стали подбирать добычу, то совершенно кончили бы войну; но они в этом сделали ошибку, а между тем исавры, заняв крепость на вершине Тавра и опираясь на твердое местоположение городков и твердынь, лежащих на сей горе, продолжали войну еще три года.

л. м. 5986, р. х. 485.

В сем году, когда Диоген взял Клавдиополь, лежащий на равнине, между двумя горами, исавры не вытерпели, сошли с Тавра и до того осаждали Диогена, что чуть было он не потерял войска своего от меча и голода. Но Иоанн Кирт, проникши сквозь теснины Тавра, и схвативши сторожевой полк неожиданно напал на осаждающих, и, так как в тоже время и Диоген сделал вылазку, то при этом епископ Конон получил рану, от которой вскоре скончался. Это была вторая и величайшая победа римлян.

В том же году Замасф, сын персидского царя Пероза, изгнал Кавада и правил Персидским царством четыре года.

л. м. 5987, р. х. 487.

Первый год епископства Мартирия в Иерусалиме.

В сем году некто Лонгин, по прозванию Селинунций, живя в Антиохии Исаврийской, лежащей на высочайшей горе, при полуденном море, подвез исаврийцам на многих судах жизненные припасы; в этих неприступных местах жили магистр Лонгин и Афинодор. Император, соскучивши продолжительностью войны, открылся епископу Евфимию, что он желает мира, и приказал ему собрать пребывающих временно в столице епископов, будто бы {109} они пришли умолять его за исавров. Евфимий передал эту тайну патрикию Иоанну, тестю Афинодора, начальника восстания; тот немедленно объявил это царю, что и возбудило в нем непримиримую вражду против Евфимия, которому он и без того приписывал уже все злоумышления исавров. Враги Евфимия поручили кому-то поразить его мечом в голову пред храмом Мартирия; но синдик церкви, Павел, бывший выше Евфимия целыми плечами, принял в голову удар, и тем отвратил от него опасность, а злодея заколол кинжалом. И в другой раз также пытались было убить Евфимия при спуске с одной горы, но он, переодевшись в простое платье, спасся бегством. Затем император Анастасий силою отнял у Евфимия свое письменное вероисповедание, данное ему.

л. м. 5988, р. х. 488.

Первый год правления персидского царя Кавада.

В сем году Иоанн Скиф, после продолжительной осады, взял, наконец, Лонгина, бывшего магистра, Лонгина Селинунтского, Афинодора и прочих бунтовщиков, и, отрубивши им головы, отправил оные к императору Анастасию в Византию. Анастасий совершая конские ристалища, в знак торжества, показывал головы мятежников и в оковах приведенных исаврийцев. Головы, воткнутые на колья, выставлены были в Сиках, напоказ всему народу, и множество исаврийцев переселено во Фракию. Иоанна же Скифа и другого Иоанна Кирта он пожаловал консулами и осыпал другими почестями, а епископу Евфимию велел через магистра Евсевия сказать: «Молитвы твои, великий отче, прахом покрыли главы друзей твоих». Потом, созвавши живших в столице епископов, жаловался на Евфимия, а те, угождая царю, отлучали его и подписали низложение его. На место его царь представил в константинопольские епископы Македония, бывшего ризничим. Народ возмутился за Евфимия и с крестным ходом отправился было к конскому ристалищу, но ничего не мог сделать, потому что царь готов был употребить против него силу. Македоний, убежденный Анастасием, подписался под примирительною грамотою Зинона.

л. м. 5989, р. х. 489.

Первый год епископства Македония в Константинополе.

В сем году Анастасий заточил Евфимия в Евхаиту. Он просил через Македония уверения в том, что на пути ничего не сде-{110}лают ему худого. Получивши повеление дать просимое уверение, Македоний отправился к Евфимию в крестильницу, приказав архидиакону снять с себя наперед омофор, потом вошел просто и дал Евфимию денег, которые сам занял, за что многие хвалили его с обеих сторон. Он был святой подвижник, как воспитанник Геннадия, которому был внук.

В том же году, по кончине Афанасия, епископа Александрийского, рукоположен был пресвитер и эконом, Иоанн Монаксон, по прозванию Имула.

л. м. 5990, р. х. 490.

Первый год епископства Анастасия в Риме, а Иоанна в Александрии.

В сем году арабы, называемые скинитами, чинили набеги на страны около Евфрата. Евгений, военачальник тех стран, муж дела и слова, сразился с ними в первом городке Сирии и одержал победу. Побежденные, из племени родоначальника Наамана, заключили союз с персами. Тогда же Роман, военачальник Палестины, муж отличнейший в совете и делах военных, разбил Агара, сына Арефы, внука Фалаванова, и взял великое множество пленных. Незадолго перед этим сражением, этот же Роман поразил и обратил в бегство другого Скинита, по имени Гамала, который до прихода его нападал на Палестину. В это время, после самых жестоких битв, Роман освободил остров Иотаву, лежащий в заливе Черного (***) моря, зависевший от римского императора и плативший немалые подати, но в последствии захваченный арабами скинтами, Роман возвратил его римлянам, представив право купцам жить по собственным законам, вывозить товары из Индии и платить царю положенную дань.

л. м. 5991, р. х. 491.

В сем году Македоний, по приказанию императора, старался опять согласить монастыри в столице, отделившиеся по причине примирительной грамоты Зинона; но не могши сделать того, советовал царю созвать епископов, живущих в Константинополе и письменно подтвердить прекрасные постановления Халкидонского собора, что и сделано было за собственноручным подписанием каж-{111}дого. В особенности же побуждал к мирному соглашению монастыри Дия, Вассиана, Неусыпающих и Матроны, которые наиболее отделились от принявших примирительную грамоту Зинона и со всею тверддстью переносили изгнания. Так как они упорно оставались при своем отделении, то Македоний решился лучше оставить их, нежели подвергнуть новому гонению. Преподобная Матрона, прекратившая всякое обращение с отшельницами своими, принявшими мировую грамоту Зинона, совершила много чудес, когда принуждал ее к тому диакон церкви, Хрисаорий. Равным образом и другая знаменитая инокиня, по имени Софья, много пострадала и показала большое терпение. Африканец Февдерик, имевший у себя одного православного диакона, которого весьма любил, когда он, из угождения ариану Февдерику, сделался и сам арианином, отрубил ему голову мечом, говоря: «Если ты не соблюл верности Богу, то и мне будешь неверен». По кончине Палладия, епископа Антиохийского, император определил в епископы Флавиана, священника, и состоявшего по поручениям при церкви Александрийской. Говорят, что этот Флавиан был противником Халкидонских постановлений. Некто арианин Олимпий, мывшись в бане Еленианской, страшно богохульствовал, и в самой купальне жалко умер, что изображено было на одной картине; какой-то евтихианин, начальник прислужников, подкупленный арианами, старался истребить выставленное изображение Олимпия, но с того же самого дня стал сохнуть и напоследок умер.

л. м. 5992, р. х. 492.

Первый год епископства Ильи в Иерусалиме и Флавиана в Антиохии.

В сем году Фест, сенатор римский, отправленный, по некоторым государственным делам, к Анастасию, просил его, чтобы торжественнее совершали память святых апостолов Петра и Павла, что действительно и совершается до ныне. Македоний хотел было отправить чрез Феста соборное послание к Анастасию, епископу Римскому, но император воспротивился тому

л. м. 5993, р. х. 493.

В сем году Фест, отходя в Рим, дал слово царю Анастасию убедить папу Анастасия принять примирительную грамоту Зинона, но не застал его уже в живых. Подкупивши многих деньгами, {112} он, вопреки римскому обыкновению, назначил в Римские епископы какого-то Лаврентия, который и поставлен был одною только частью, но православные отделились от них и возвели Симмаха, одного из диаконов. От этого произошли большие беспорядки, убийства и хищения, продолжавшиеся три года, пока Февдерик, Африканец, хотя сам арианин, овладев Римом, созвал местный собор и утвердил Симмаха Римским епископом, а Лаврентия определил епископом, в город Нокерию; но он не успокоился, напротив, поднял смятение, за что низложен был Симмахом и заточен. Таким образом прекращено возмущение.

В том же году Анастасий уничтожил подати золотом и серебром, травлю зверей, а должностные места, прежде продававшиеся, начал раздавать даром.

л. м. 5994, р. х. 494.

В сем году, по кончине Агара, сарацины сделали новый набег на Финикию и Сирию; брат его, Вадихарим, бурею нападал на все места, а и того быстрее, захватив добычу, скрывался, так что Роман, преследуя их, никак не мог догнать.

В том же году 42, так называемые, булгары 43 вторгались в Иллирию и Фракию [и возвращаются назад 44] (****), о которых никто до того ничего не знал.

л. м. 5995, р. х. 495.

Первый год епископства Саллюстия в Иерусалиме.

В сем году Анастасий заключил мир с Арефою, сыном Фалаваны, а отцом Вадихарима и Агара, и, таким образом, вся Палестина, Аравия и Финикия начали наслаждаться глубокою тишиною и спокойствием. При начинавшемся землетрясении в Новокесарии один воин, шедши дорогою, увидел как бы двух воинов, идущих к городу, а позади их еще одного, который им кричал: «Охраните дом, в котором находится гроб Григория!» Землетрясение увеличилось, и большая часть города разрушилась, кроме храма святого Григория.

л. м. 5996, р. х. 496.

В сем году персидский царь, Кавад, требовал денег от Анастасия, который отвечал ему: «Если он хочет занять у него {113} денег, то пусть пришлет расписку, иначе он не даст». Почему, нарушив мир, заключенный некогда с Феодосием Младшим, Кавад с великим множеством персидского и наемного войска вторгнулся прежде всего в Армению и взял Феодосиополь, который предан был ему изменою Константина, сенатора и предводителя иллирийского отряда. Потом, пришедши в Месопотамию, осадил Амиду, в которой римское войско было незначительно; один лишь Алипий подавал некоторую помощь, муж во всех отношениях почтенный и любитель мудрости, который в особенности заботился о снабжении жизненными припасами и всем необходимым для продовольствия городов. Он жил недалеко от Константины, отстоящей на запад от Нисивис в пятидесяти семи стадиях, и в стольких же от Амиды на север. Между тем, в продолжении некоторого времени у персов с римлянами происходили отдельные сшибки, на которых иногда римляне уступали персам, а иногда побеждали их с переменным счастьем. Наконец, кто-то сдал персам Амиду, осаждаемую варварами более трех месяцев; она предана была им ночью со стороны той башни, которую защищали монахи. Здесь неприятели, с помощью лестниц, вошли в город, разграбили и опустошили целиком его, захватив большие богатства. Чрез три дня после сдачи этого города, въехал в него на слоне и сам царь, Кавад, но уже почти ничего не нашел из сокровищ, а потому, оставив Глоя стражем в нем, удалился в город Нисивис; таким образом персидские войска очутились между Амидою и Константиною.

л. м. 5997, р. х. 497.

В сем году император Анастасий послал с большою властью против персов войско, составленное из готфов, бессов и других фракийских народов, под предводительством восточного военачальника и наместника, Ариовинда, сына Далагаифа, бывшего первым консулом. По отцу он был внук того Ариовинда, который при Феодосии Младшем прославился в битвах с персами; Далагаиф же родил его от Диагисфеи, дочери Ардавурия, сына Аспара, о котором сказано прежде; с Ариовиндом отправлены были и многие другие полководцы, между коими особенно замечательны: Патриций, Ипатий, сын Секундина и сестры царя Анастасия, и Фарасман, отец Зуны, родом лаз, кроме того прежде упомянутый Роман, присоединившийся к войску из Ефратизии, Юстин, быв-{114}ший потом императором, Зимарх и некоторые другие, принадлежавшие к войску, собравшемуся в Эдессе, городе осроенском, и Самосатах, городе евфратисийском, и сопровождавшему Ипатия и Патрикия, занимавшихся очищением города Амиды от стражи персидской. Ариовинд с Романом, Асуандом, начальниками отрядов и другими, остановившись станом, напал на Кавада, находившегося в ту пору в Нисивисе, и сражаясь с персами с переменным счастьем, выгнал его из этого города и заставил его отступить на значительное пространство. Он в одной схватке погубил величайшего персидского полководца; скиф, убивший этого перса, принес к Ариовинду меч и ожерелье его, которое, как замечательный памятник победы, отослали к императору. Видя, что персидское войско уступает римским полководцам, Кавад, собрав несравненно многочисленнейшее войско, двинул его против римлян, и тем заставил Ариовинда поспешно отозвать Ипатия и Патриция от Амиды к себе на помощь; но последние из зависти отказались тронуться с места своего, а потому Ариовинд хотел было уже возвратиться в Византию, однако Аппиан Египтянин, помощник его по начальству над войском, заведывавший продовольствием и смотрением за всеми, едва склонил его остаться. Когда, таким образом, римские полководцы разномыслили между собою, Кавад, пришедши в Нисивис и узнавши о нерешительности их, с многочисленнным войском, разделенным на небольшие отряды, наводнил, так сказать, всю Римскую страну и опустошил ее до самых пределов Сирии, отправляя между тем часто послов к Ариовинду о мире и предлагая кончить войну денежною сделкою. Особенно устремлял он нападения на то место, где находился Ариовинд, но безуспешно; напротив, сверх всякого чаяния, Ариовинд разбил его в сражении. Узнав, что и Глой, защищавший Амиду, неизбежно должен погибнуть, он с большою потерею отступил другим путем, не думая о заложниках, которых оставил у Ариовинда в обеспечение мира, и вопреки условию удержал у себя известного заслугами своими Алипия и Василия Эдесинца. По удалении его с войском за пределы, так как приближалась уже зима, римские полководцы, перессорившись между собою, пошли для занятия зимних жилищ по городкам Евфратисии, Осроины, Месопотамии, Сирии и Армении.

В том же году на конском ристалище, во время самого бега, произошла схватка между двумя противными сторонами и многие по-{115}платились жизнью с той и другой, в том числе убит также сын императора Анастасия от любовницы. Анастасий до того был этим огорчен, что многих казнил, а других заточил.

л. м. 5998, р. х. 498.

В сем году император послал магистра Келлора с многочисленнным войском и полководцем Феодотом, предоставивши ему полную власть вести войну, как знает, Аппиония же и Ипатия поспешно отозвал в Византию, считая их ненужными в войске, по причине вражды их с военачальником Ареовиндом, а вождю Каллиопию поручил смотрение за продовольствием. Келлор с Ареовиндом, Патрицием, Верусом, Тимостратом, Романом и другими, дал наилучший оборот войне в разных местах; он был человек умный, просвещенный, исполненный всякого благоговения к Богу, мужественный, родом из Иллирии, откуда происходил и Анастасий. Беспрестанно нападая на персидские земли и крепости и истребляя их огнем и разными другими способами, римляне чуть было не овладели и самим Нисивисом. В это время между персами начала свирепствовать зараза; к тому же поднялись против них подвластные им народы, называемые кадусии и другие, а потому римское оружие легко торжествовало уже над персами, что и побудило Кавада послать к ним полководца своего, Аспетия, для скорейших переговоров о мире, приказав, если дойдет до чего важного, поступиться и Амидой, которой римляне не могли отнять у персов, по ее положению и крепости стен, несмотря на бесчисленные труды и заразу, свирепствовавшую в рядах защитников ее. Полководцы, видя приближающуюся зиму, заблагорассудили пожертвовать несколькими талантами для избавления римского войска от сурового времени года, и потому вступили в переговоры с Аспетием, которому дали тридцать талантов, взяли назад Василия Эдессинского, бывшего у персов заложником (добрый же Алипий умер у них почти около этой поры от болезни), и, возвратив заложников, которые у них находились, получили обратно Амиду, а сошедшись на границе, в Аммодие и Марде, положили мирные условия и утвердили их подписью. Так окончилась Персидская война на пятнадцатом году царствования Анастасия, продолжавшаяся три года и более всех прежних войн гибельная для персидской земли. По кончине Иоанна, епископа Александрийского, рукоположен был на его место Иоанн Никеец (Никеот). {116}

В том же году Анастасий приказал перелить многие медные изваяния, поставленные Константином Великим. Из них вылил он собственную свою статую, которую поставил на колонне Тавра; стоявшая же здесь до того статуя Феодосия Великого пала от землетрясения и сокрушилась.

л. м. 5999, р. х. 499.

Первый год епископства Иоанна Никейца в Александрии.

В сем году Анастасий, освободясь от войн, обратил все свое внимание на то, чтобы отклонить патриарха Македония от православной веры. В угождение Анастасию, многие из епископов начали противиться Халкидонскому собору, из коих первым был Елевсий Асименский. Анастасий вызвал из Кизика, в одежде в одежде священника, одного живописца, сироперса, манехиянина, который, отступя от стиля церковных святых икон, осмелился писать каким-то чудовищным образом их в палате Элленианской, с ведома царя, благоприятствовавшего манихеям, от чего произошло большое смятение в народе. Это побудило императора приказать градоначальнику сопровождать себя во всех общественных собраниях и церковных торжественных молениях; потому что он боялся восстания православных, и это сопровождение вошло с тех пор в обычай. Он же призвал в Византию манехиянина Ксеная, иначе Филоксена, державшегося с ним одних и тех же мыслей. Между тем Македоний не хотел с ним иметь никакого сношения, даже разговора, при общем неудовольствии церковного чина, монахов и народа, за что Анастасий тайком удалил его из города. Когда какой-то Ахолий обнажил было, по наущению врагов, меч против Македония, то последний приказал выдать ему месячное продовольствие, и за такую кротость все хвалили его. Тоже делал он и с нуждающимися святотатцами.

В том же году явился в Антиохии какой-то химик, по имени Иоанн, страшный обманщик, который, тихонько обходя лавки торгующих серебром, показывал им золотые руки, ноги статуй и золотые всякого рода животные и говорил, что он нашел целый клад этих вещей и, таким образом, многих обманул и поднял на посмеяние. Император, узнавши о том, велел схватить его. Он поднес ему узду из чистого золота с драгоценными камнями. Царь принял и сказал ему: «Надо мной тебе не смеяться», и сослал его в крепость Петру в Малой Азии, где он и умер. {117}

л. м. 6000, р. х. 500.

В сем году император Анастасий оградил стенами Дарас, большое и крепкое место в Месопотамии, на границе римских и персидских владений, построил в нем церкви, кладовые для хлеба, водоемы и портики, и назвал эту крепость Анастасиополем; кроме того построил в нем также две общественные купальни и дал права города.

л. м. 6001, р. х. 501.

В сем году император Анастасий принудил Флавиана, епископа Антиохийского, подписаться под примирительною грамотою Зинона. Флавиан, созвавши собор из подчиненных ему епископов, написал многословное послание к ним, в котором принимал собор Никейский, Константинопольский и Эфесский, а об Халкидонском умолчал; далее осуждал также в четырех главах Диодора и Феодора, в которых, как кажется, не во всем соглашается с Халкидонским собором, особенно, что касается слов: «в двуестеству». Некоторые говорят, что эти главы принадлежат Акакию Константинопольскому. В заключение, Флавиан написал особое послание к Анастасию, согласное с видами его. Равным образом и нечестивый Ксенай одобрил сии главы, предавая проклятию божественного Леона Римского, собор и разделяющих его мысли. Подобно Ксенаю, и Константин, епископ Селевкийский, проклял святой Халкидонский собор. Флавиан, показывая вид, будто он не одобряет их мнений, донес об этом царю, который вознегодовал за то на него, а Константина и Ксеная одобрил. Анастасий писал еще и к Илье, епископу Иерусалимскому, требуя, чтобы и он подал голос свой против Халкидонского собора. Но Илья отвечал царю, что он осуждает Нестория, Евтихия и Диодора, а собор Халкидонский принимает.

В том же году произошло большое замешательство в Александрии между епископом Иоанном Никейцем и графом Дагалайфом из-за Геннадия Фикопетра; смятение в городе продолжалось многие дни. Воины сожгли дом епископа Иоанна, а горожане дом Фикопетра, но императору поставили статую в Антиканфаре. {118}

л. м. 6002, р. х. 502.

В сем году пришли в Византию с востока некоторые еретические монахи, числом до двухсот, вместе с нечестивым Севером, с целью действовать против Македония и собора. Анастасий принял их с честью, как врагов истины, возмущавших Восток и сюда для того же пришедших. Иоанн, епископ Александрийский, обещал дать царю две тысячи литр золота, если он конечно отвергнет Халкидонский собор. Император принуждал Македония сойтись с посланными Иоанна и с самим Иоанном, который ни принимал собора, ни отвергал его; но Македоний воспротивился тому и сказал, что он не будет иметь с ними никакого общения до тех пор, пока они не признают Халкидонского собора отцом и учителем. Девтерий, арианский епископ в Византии, крестя одного варвара, в противность Господнему повелению, осмелился сказать: «Крещается варвар во имя Отца, чрез Сына, в Духе святом», и в то же мгновение купель высохла; варвар в ужасе бежал и всем рассказал это чудо. Между тем Анастасий все принуждал Македония предать проклятию Халкидонский собор, как это сделал уже Илья, епископ Александрийский; но Македоний отвечал ему, что этого нельзя сделать без Вселенского собора под председательством Римского епископа. За это царь стал враждовать на него, и приказал насильно выгонять из церкви тех, кои искали в ней убежища, напротив церквам еретиков дал права принимать ищущих безопасности. Все духовенство еретиков и простой народ, бывшие в Византии, соединившись с Севером и еретическими восточными монахами, действовали против Македония. Почему богоносные палестинские иноки, движимые божественною ревностью, пришли также в Византию, чтобы противодействовать Северу и монахам, с ним бывшим. Дорофей, монах александрийский, написал большое сочинение в защиту Халкидонского собора и подал оное Магне, молодой жене православного Анастасиева брата. Она представила его Анастасию, надеясь этим сочинением произвесть в нем перемену. Но он принявши его, нашел противным своим мнениям, и потому сослал Дорофея в Оазис, а над сочинением смеялся по поводу названия оного словом «Трагедия», то есть, изображение настоящего положения дел, в каком значении и Василий Великий, говорят, употребил его против Юлиана. Македоний проклял Флавиана Антиохийского и всех, осмелившихся гово-{119}рить что-либо против собора, точно также проклял и прогнал с глаз своих посланных его, когда они по какому-то делу пришли к нему.

л. м. 6003, р. х. 503.

В сем году Анастасий приказал созвать собор в Сидоне. Сотирих, епископ Кесарии Каппадокийской, рукоположенный Македонием, исповедал, что принимает постановления Халкидонского собора за основание веры, но после того, отправившись на Восток, до того сделался лютым противником сего собора, что соединился с нечестивым Ксенаем, и потом оба они просили царя составить в Сидоне собор для совершенного уничтожения святого Халкидонского собора. Этот собор состоялся и очень скоро кончился, когда царь прислал на него трибуна Евтропия, который распустил его, а Флавиана Антиохийского и Илью Иерусалимского заставил, вместе с епископом их, написать все в угодность царю. Именно, Флавиан написал, что он принимает только три собора, да примирительную грамоту Зинона, но о Халкидонском соборе промолчал. Илья же Иерусалимский выразился, что он отвергает собор Халкидонский. Тогда Сотирих, епископ Кесарии Каппадокийской, и Ксенай донесли царю, что Флавиан и Илья, согласившись между собою, не хотят прямо высказать мысль свою о Халкидонском соборе. Недовольный этим, Анастасий поручил некоторым монахам собраться под вымышленными именами в Антиохии и, произведши смятение в ней против Флавиана, заставить его предать проклятию Халкидонский собор, с ним Диодора, Феодора, Иву и Феодорита, что тот, по малодушию своему, и сделал, т. е., проклял их в храме, вместе с собором.

В том же году царь все приготовил против Македония. Отделившиеся от православия, воспевая, в воскресный день, с наемною чернью, в дворцовом храме Архангела и в великой церкви, трисвятую песнь, вдруг прибавили: «Распныйся за ны», чем против воли заставили православных нанести им побои и изгнать вон из храма. Царь за это напал на Македония, осыпавши его явно и всенародно самыми непотребными оскорблениями при посредстве отщепенцев монахов, духовных лиц, Юлиана, епископа Карийского, потом Галикарнасского, нечестивого Севера, тогда еще простого монаха. Но народ с женами и детьми, предводимый православными монахами, кричал: «Время мученичества, не оставим {120} нашего отца!» При сем все поносили царя, как манихейца и недостойного власти. Убоявшись, он приказал запереть двери во дворце и держать наготове для бегства корабли. Хотя он поклялся было никогда не пускать на вид к себе Македония, но теперь призвал его, боясь народа. Когда Македоний отправился к нему, то народ, обратясь к игуменам и монахам, говорил: «С нами отец наш!» Юные воины благославляли его на пути его. Пришедши к Анастасию, он укорял его, как врага Церкви. Царь на это время показал вид, что он за одно с ним думает.

л. м. 6004, р. х. 504.

Первый год епископства Ильи в Иерусалиме.

В сем году император искусно провел Македония, пославши к нему, с магистром Келлором, записку, в которой объявил, что он принимает первый и второй Вселенский соборы, но об Эфесском и Халкидонском умолчал. Это навлекло большую хулу на Македония, потому что этим он принимал мировую грамоту Зинона, которую подписал еще при рукоположении своем. Македоний отправясь в обитель Далмата, оправдывался перед белым и черным духовенством, которое, в ревности своей, соблазнялось примером его, говоря в речи своей к ним, что он принимает святой Халкидонский собор, а не принимающих его считает еретиками, после чего они совершили вместе с ним богослужение. Между тем царь склонил дарами церковнослужителей и монахов, сочуствовавших ему, избрать себе другого епископа, что крайне огорчило Ариадну и сенат; ибо Македония любили сколько за чистоту жизни, столько и за православное учение, хотя он и был обманут. Царь подговорил двух негодяев обвинить Македония в мужеложстве и еретичестве, и письменно подать это обвинение градоначальнику и магистру; равномерно подобное же обвинение приказал подать и на православных пресвитеров и диаконов. После того велел он Келлору силою вывести Македония из епископского дома, хотя тот громко говорил, что он готов оправдываться не только в претории, но и в самом театре. Многие церковнослужители были посажены в темницу, другие спаслись бегством и рассеялись в Риме и по Финикии. Нечестивый же царь приказал магистру взять у Македония подлинную записку о деяниях Халкидонского собора и {121} разодрать ее. Но Македоний, запечатав, положил ее на жертвенике; однако, евнух Калоподий, эконом при великой церкви, похитил ее и отнес к царю. Тогда царь отдал повеление взять ночью силою Македония и отвесть его сначала в Халкидон, а потом в Евхаиту, не смея нарядить над ним следствия, потому что боялся народа. На другой день Анастасий назначил епископом священника и ризничего церкви, Тимофея, по прозванию Литровула и Килона, получившего эти имена по своим занятиям; он вступая в какую-либо церковь приказывал наперед снять в ней изображения Македония, и потом уже начинать богослужение. Далее, он вписал в поминальник Иоанна Никейца, Александрийского епископа, к которому послал также соборную грамату. Анастасий, вспомнив, что без низложения и суда отправлен им в изгнание Македоний, послал магистра остановить его в Клавдиополе Гонориевом. Затем были наряжены прежние судьи, свидетели и обвинители, которые и низложили его заочно, заточенного еще до суда, и послали епископа и Кизицкого пресвитера объявить ему об его низложении. Увидевши их, Македоний, прежде нежели начали они говорить, спросил: «Принимают ли они собор Халкидонский?» — «А ты кто?» — сказали они ему, на что он отвечал им: «Принеси мне низложение мое савватиане или македониане, я должен бы был принять его». Таким образом возвратились они без успеха, а Македоний прибыл в Евхаиту. Тогда же беззаконный царь пытался свергнуть и Флавиана с престола Антиохийского, и на место его возвести Севера, открытого врага истины. Обвинители его представляли, что он только устами, а не сердцем, предал проклятию собор. Начальники, посланные царем изгнать его, советовали ему по возникшим беспокойствам, уклониться на некоторое время, и когда он удалился в Платаны, они тотчас возвели на его место нечестивого Севера, монаха обители отщепившихся близ Майюма Газы; что до Флавиана, то царь заточил его в Петры, равно как и много других епископов, церковнослужителей и иноков, оковав всех их железами. Илья же Иерусалимский, принуждаемый императором вступить в общение с Севером, или оставить епископский престол, опираясь на монашествующих, лучше пожелал лишиться епископства, и на его место был рукоположен Иоанн, один из хранителей креста, который обещал делать все, чего пожелают; будучи же посвящен, он действительно так и поступал. {122}

л. м. 6005, р. х. 505.

Первый год епископства Тимофея в Константинополе, Иоанна в Иерусалиме и Севера в Антиохии.

В сем году православные, жившие в Скифии, Мизии и прочих странах, просили Виталиана сына Патрикиула, графа федератов, двинуть войско против нечестивого Анастасия. Он двинулся и истребил многие десятки тысяч воинов, сражавшихся за Анастасия, перехватил все золото, посланное на содержание их, оружие для сражения, продовольствие и тому подобное. Говорят, что он в одной битве поразил шестьдесят пять тысяч царского войска, предводимого Ипатием, сыном двоюродной сестры Анастасия, и патриция Секундина, который попался в плен и содержался под стражею. Но беззаконный царь, Анастасий, и Тимофей, безбожный Константинопольский епископ, продолжали всеми способами обижать державшихся Македония и собора монахов, мирян и церковнослужителей, из коих многих сослали в Оазис Фиваидский. Тимофей предложил епископам, пребывавшим в столице, подписать соборные грамоты и низложение Македония. Мужественнейшие из них отказали ему в том и другом, но кто был помалодушнее, боясь царя, подписали обое, те же, которые держались средины, в подписании и низложении Македония отказали, но к соборным грамотам Тимофея приложили руки свои, что все равно было, хотя они и находили в том различие. Тимофей хотел было внести в поминальник имя Севера, а имя Флавиана вычеркнуть, но народ воспротивился тому. Ибо все православные избегали общения с Севером, особенно монахи, которых он, святотатец, равно как множество простонародья, жестоко наказавши, умертвил, жертвенники православных ниспроверг, а святые сосуды перелил. Юлиана, знаменитейшая из госпож, построившая храм Богородицы в Оноратах, сильно вступалась за Халкидонский собор, так что сам император напрасно истощал все усилия свои, чтобы склонить ее к признанию Тимофея; да и Тимофей, несмотря на частые посещения свои, не успел в том. Император при всяком случае делал неприятности своему двоюродному брату, Помпею, и супруге его, женщине препочтенной и благодетельной, потому что они были защитники собора и доставляли Македонию в изгнании его все нужное. Посланные Тимофеем в Александрию к Иоанну Никейцу пре-{123}дали с амвона проклятию святой Халкидонский собор. Когда умер игумен обители Дия, Тимофей пришел в нее для постановления нового. Тот, кого он хотел посвятить, сказал ему, что не может принять благословения от отметающего Халкидонский собор. Тогда Тимофей объявил проклятие всякому, кто осмелится не принимать собора Халкидонского. Но и тут тот не принял от него рукоположения. Иоанн, архидиакон Тимофея, манихеец, обиженный им чем-то, пожаловался на него царю. Царь изъявил свое неудовольствие, но Тимофей на очной ставке заперся и опять стал проклинать принимающих Халкидонский собор. Нечестивый Иоанн Александрийский не позволял египтянам посещать Иерусалим, опасаясь, чтоб они не приобщились к Халкидонскому собору в воздвиженье креста. В это время одержимые нечестивым духом производили ужасы в Иерусалиме. Некто Анастасий, желая быть князем Иерусалимским, обещал царю, если не убедит епископа Иоанна, бывшего после Ильи, к общению с Севером, заплатить в казну триста литр золота. Получив желанное достоинство, он отправился в Иерусалим и так как Иоанн не принял его предложения, то он бросил его в темницу, но Захарий, начальник Палестины, муж боголюбивый, увлекаем божественною ревностью, посоветовал Иоанну обещать князю, что сделает угодное ему, если только он возвратит ему престол его. Лишь только князь освободил его и снова посадил на епископство, Иоанн собрал иноков из монастырей в храм святого Стефана и, взошедши на амвон, проклял Нестория, Евтихия, Севера и Сотириха Кессарийского, признавая только четыре святых Вселенских собора. При этом присутствовал Ипатий, внук царя по брату, решительно избегавший всякого общения с Севером. Напротив вступив в общение с Иоанном, он подарил экзарху, преподобному Феодосию, сто лир золота, для раздачи монастырям и монахам, ревновавшим по православию и защищавшим Халкидонский собор. Между тем царь приказал некоторым властям сделать во храме святого Феодора Сфаракийского с амвона прибавление к Трисвятой, на что народ вознегодовал и в день молебствия за освобождение от огненного дождя вышел из церкви в Триконхе. Затем и Тимофей письменно приказал всем церквам петь в молебствиях Трисвятую с прибавлением, что многие из страха и сделали. Но монахи пели другой псалом; народ видя это, кричал: «Прекрасно!» Это произвело большое смятение, причем много сожжено домов и совершено убийств; на-{124}род проклинал Анастасия и требовал другого царя; все прославляли Виталиана, как самодержца, и Анастасий принужден был бежать и скрыться в городском предместьи близ Влахерн; сама Ариадна укоряла его, как виновника многих зол между христианами. Когда Аламундар, небольшой сарацинский владетель, крестился, то нечестивый Север подослал к нему двух епископов, с тем, чтобы передать ему свою заразу. Но по Божьему промыслу он крестился у православных, принимающих собор, а потому, когда епископы Северовы старались отклонить его от истинного учения, то Аламундар чудно обличил их таким представлением: «Сего дня»,— сказал он им,— «получил я известие, что архангел Михаил только что умер». И когда те заметили ему, что это невозможно, тогда владетель сарацинский возразил им: «Как же могло случиться, что, по вашему мнению, Бог простой распят за нас, если бы Христос не имел два естества, когда и ангел не умирает?» Таким образом Северовы епископы со стыдом оставили его. Кавад же некоторым христианам в Персии подсек жилы в коленных суставах, и они все-таки после этого ходили.

л. м. 6006, р. х. 506.

Первый год епископства Ормизды в Риме.

В сем году 45 Виталиан, занявши всю Фракию, Скифию и Мизию 46, со множеством гуннов и булгар покорил Анхиал 47 и Одиссополь 48, равно как поразил Кирилла, военачальника 49 фракийского и, опустошая все 50, дошел до самого Константинополя; здесь, щадя этот город, остановился в Сосфение. Анастасий, как только узнал об этом, послал к нему сенаторов просить мира. Он дал клятву вместе с сенатом, что возвратит епископов, заточенных в Ираклию Фракийскую. Но Виталиан требовал еще сверх того, чтобы в том же поклялись и все начальники военных школ, а Македоний и Флавиан, несправедливо изгнанные, получили бы обратно престолы свои, равно и все прочие епископы; наконец, чтобы созван был собор в присутствии папы Римского и всех епископов, на котором были бы разобраны общим судом все обиды, нанесенные православным. Царь, сенат, прочие начальники и весь народ присягнули и подтвердили быть по сему, после чего мир заключен и Виталиан возвратился домой. При этом патриций Секундиан, зять Анастасия по сестре, а отец Ипатия, пал к ногам Виталиана и {125} упросил его со многими слезами возвратить ему сына, заключенного в Мизии. Ормизда, епископ Римский, по настоянию Февдериха, приверженного к Виталиану, отправил послами епископа Еводия и архидиакона Виталиана на собор, назначенный в Ираклии. До двухсот епископов из различных стран собралось было, но осмеянные беззаконным царем и Тимофеем, епископом Константинопольским, принуждены были разойтись, ничего не сделав. Нечестивый царь нарушил условия, и тайно дал знать папе Римскому, чтобы он не приходил, а к Виталиану отправил послание для отправления в Рим к папе с приглашением его на составляющийся в Ираклии собор. Весь народ и сенат громко упрекали царя в клятвопреступлении, на что беззаконный бесстыдно отвечал тем, что существует закон, допускающий царю в нужде нарушать клятву и обманывать. Вот вам истый последователь манихейских правил.

л. м. 6007, р. х. 507.

В сем году Виталиан, раздраженный клятвопреступлением Анастасия, много зла причинил как войску его, так и целому государству: убивал, грабил, отнимал оружие и, в поругание, продавал каждого воина за одно пуло.

л. м. 6008, р. х. 508.


 

Примечания

 

 Εβδομον — предместье Византии называвшееся седьмым, с храмом Предтечи.

** Δυρς — Дуб, так называлось великолепное поместье префекта Руфина на азиатском берегу Босфора.

*** Ошибка. Аркадий умер 1 мая 408.

**** Т. е. к старшей свояченице Пульхерии, которая воспитывала царя Феодосия и в малолетстве была ему вместо матери.

*****  Так называемая Халкопратия прежде со времен великого Константина была обиталищем иудеев. Там они жили 132 года и продавали медную посуду. Феодосий младший изгнал их оттуда и, очистив место, воздвиг храм Богоматери. Храм был разрушен от землетрясения и возобновлен Юстином II Курокалатом.

****** По свидетельству Паперригопуло древние византийцы считали в литре злата 72 номисмы, а в номисме 17 драхм (=17 франков). След. литра = 1224 франкам или 306 металлических рублей.

(*) Фраза не ясна. Видимо в издании допущен пропуск нескольких слов.— Ю. Ш.

(**) Так напечатано.— Ю. Ш.

(***) Так напечатано. Должно быть Чермного, т. е. Красного.— Ю. Ш.

(****) В квадратные скобки здесь и далее помещен текст, отсутствующий в переводе В. И. Оболенского — Ф. А. Терновского, но имеющийся в переводе и комментариях И. С. Чичурова.

(*****) Так напечатано издании-оригинале. Видимо следует читать — литр.— Ю. Ш.


 



 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова