Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 


Назад    Оглавление    Вперёд
Двойной щелчок левой кнопкой мыши показывает/скрывает примечания к тексту.


Въ лѣто 6713 [1205]. Мѣсяць освѣте въ 8 ноции. Того же лѣта присла великыи князь Всеволодъ въ Новъгородъ, рекя тако: «въ земли вашеи рать ходить, а князь вашь, сынъ мои Святославъ, малъ; а даю вы сынъ свои стареишии Костянтинъ». Тъгда же отяшя посадницьство у Михалка и даша Дмитру Мирошкиницю. Въ то же лѣто приде князь Костянтинъ Всеволодиць, внукъ Гюргевъ, въ Новъгоро/л.72об./дъ, мѣсяця марта въ 20, на святого Герасима; и радъ бысть всь град своему хотѣнию. Въ то же лѣто прѣставися княгыни Всеволожая.

Въ лѣто 6714 [1206]. Прѣставися рабъ божии Митрофанъ, а мирьскы Михалько, постригься у святѣи Богородици въ Аркажи манастыри маия въ 18, посадникъ новгородьскыи. Въ то же лѣто постави Твьрдислав церковь на воротѣхъ въ Оркажи манастыри Михалковиць, святого Сьмена Стълъпника, иже на Дивнѣи горѣ.

Въ лѣто 6715 [1207]. Поставиша церковь святого Лукы на Лубянѣи улици, перенесъше съ Колѣня, Володаревицѣ и Носовици. Того же лѣта съвьршиша церковь святыя /л.73./ Пятниця заморьскии, августа въ 30. Того же лѣта съвьрши церковь святого Пянтѣлѣимона Федоръ Пинещиниць. Въ то же лѣто прѣставися рабъ божии Парфурии, а мирьскы Прокша Малышевиць, постригься у святого Спаса на Хутинѣ, при игумене Варламе; а покои господи душю его.

Въ лѣто 6716 [1208]. Приде Лазорь, Всеволожь муж, из Володимиря, и Борисе Мирошкиниць повелѣ убити Ольксу Събыславиця на Ярославли дворѣ, и убиша и без вины, въ суботу марта въ 17, на святого Альксия; а заутра плака святая Богородиця у святого Якова въ Неревьскемь конци.

 1 Буква а переделана, из буквы ъ

 2 Можно прочесть также с

 3 В рукописи собоюю

Въ лѣто 6717 [1209]. Идоша новгородьци на Чьрниговъ съ кня/л.73об./зьмь Костянтиномь, позвани Всеволодомь; и придоша на рѣку на Оку, и ту ся скопиша вси вои, а князи рязаньстии и сташа об онуВперёдОкѣ, въ помочь Всеволоду. И позва е Всѣволодъ на обѣдъ, и сѣдоша 6 князь. въ шатрѣ, а Глѣбъ и Ольгъ у Всеволода въ шатрѣ, и новгородьци. И ту обадиста Володимириця братью свою: «и не ими, княже, вѣры братьи наю, суть на тя съвѣтали съ чьрниговьскыми князи», и тѣмь е облици рязаньстии князи. И Всеволодъ изма е и муж ихъ, и сковавъ, посла е въ Володимирь, а самъ поиде съ новгородци и съ клеветникома на Рязаньскую волость; и приде къ Проньску, и /л.74./ рече: «передаите ми ся». Они же сташа съ князьмь Изяславомь съ третиемь Володимиричемь; кюръ Михаилъ 1 побеже переди ис Проньска. И отъя у нихъ воду, и они передашася; и я княгыню кюръ Михаиловую, товары поима бещисла, а съ Изяславомь миръ възя, и отъидоша сторови. А новгородьци пусти ис 2 Коломна Новугороду, одаривъ бещисла, и вда имъ волю всю и уставы старыхъ князь, егоже хотѣху новгородьци, и рече имъ: «кто вы добръ, того любите, а злыхъ казните»; а собою 3 поя сына своего Костянтина и посадника Дъмитра, стрелена подъ Проньскомь, а вятьшихъ 7. Новгородьци же, при/л.74об./шьдъше Новугороду, створиша вѣче на посадника Дмитра и на братью его, яко ти повѣлѣша на новгородьцихъ сребро имати, а по волости куры брати, по купцемъ виру дикую, и повозы возити, и все зло; идоша на дворы ихъ грабежьмь, а Мирошкинъ дворъ и Дмитровъ зажьгоша, а житие ихъ поимаша, а села ихъ распродаша и челядь, а скровища ихъ изискаша и поимаша бещисла, а избытъкъ роздѣлиша по зубу, по 3 гривнѣ по всему городу, и на щитъ; аще кто потаи похватилъ, а того единъ богъ вѣдаеть, и от того мнози разбогатѣша; а что на дъщькахъ, а то князю оста/л.75./виша. Того же лѣта привезоша Дмитра Мирошкиниця мьрътвого из Володимиря и погрѣбоша и у святого Георгия въ манастыри, подъле отчя; а новгородьци хотяху съ моста съврѣщи, нъ възбрани имъ архепископъ Митрофанъ.

 1 Так в рукописи, вместо яко

 2 Вероятно, по описке вместо поидѣте. В А поидѣте

 3 В рукописи кость очевидно по описке.

 4 В рукописи моу(ж

Присла Всеволодъ сына своего Святослава въ Новъгородъ, въ недѣлю мясопустную. Тъгда даша посадьницьство Твьрдиславу Михалковицю, и даша дъщкы Дмитровы Святославу, а бяше на нихъ бещисла; и цѣловаша новгородци честьныи хрестъ, око 1 «не хочемъ у себе дьржати дѣтии Дмитровыхъ, ни Володислава, ни Бориса, ни Твьрдислава Станиловиця и /л.75об./ Овъстрата Домажировиця»; и поточи я князь къ отцю, а на инѣхъ серебро поимаша бещисла.

Въ лѣто 6718. Новгородьци угонивъше Литву въ Ходыницихъ, избиша съ князьмь Володимиромь и с посадникомь Твьрдиславомь. Того же лѣта ходи Всеволодъ на Рязань, и рече имъ: «поиде 2 къ мнѣ съ сыномь моимь Ярославомь за Оку на ряды»; и переидоша к нему, и ту я изма, и посла пълкы, изма жены и дѣти, а градъ ихъ зажьже; и тако я расточи я по градомъ. На ту же зиму приде князь Мьстислав Мьстиславиць на Тържькъ и изма дворянѣ Святославли, и посадника оковаша, а товары ихъ кого рука доидеть; а в Новъ; городъ присла: «кланяяся святѣи Софии и гробу отця моего и всѣмъ новгородьцемъ; пришьлъ есмь къ вамъ, слышавъ насилье от князь, и жаль ми своея отцины». То слышавъше, новгородьци послаша по нь съ великою честью: «поиди, княже, на столъ»; а Святослава посадиша въ владыцьни дворѣ и съ мужи его, донеле будеть управа съ отцемь. Приде Мьстиславъ въ Новъгородъ, и посадиша и на столѣ отци, и ради быша новъгородьци. И поиде Мьстиславъ съ всемь пълкомь на Всеволода; и быша на Плоскѣи, и присла къ нему Всеволодъ: «ты ми еси сынъ, а язъ тъбе отець; пусти Святослава съ мужи, и всѣ, е/л.76об./же заседелъ, исправи; язъ гость 3 пускаю и товаръ». И пусти Мьстиславъ Святослава и мужи 4 его, а Всеволодъ пусти гость съ товары; хресть человаста и миръ възяста; и приде Мьстислав въ Новъгородъ.

Въ лѣто 6719 [1211]. Приде Дмитръ Якуниць из Руси, и съступися Твьрдиславъ посадничьства по своеи воли старѣишю себе: тъгда же даша посадничьство Дъмитру Якуничю. И посла князь Мьстиславъ Дмитра Якуниця на Лукы съ новгородьци города ставитъ, а самъ иде на Тържькъ блюстъ волости, исъ Търожку иде въ Торопьчь, ис Торопця иде на Лукы, и съняся съ новгородьци; а лучяномъ да /л.77./ князя Володимира Пльсковьскаго. Того же лѣта, волею божиею, съвьрши церковь камяну Вячеславъ Прокшиниць, вънукъ Малышевъ, Святых 40; а даи богъ ему въ спасение молитвами святыхъ 40. Том же лѣтѣ бесъ князя и без новъгородьць Новѣгородѣ бысть пожаръ великъ: загорѣся на Радятинѣ улици и съгорѣ дворовъ 4000 и 300, а церквии 15. Того же лѣта, на зиму, мѣсяця генваря въ 22, на святого Климента, и злодѣи испьрва не хотя добра, зависть въложи людьмъ на архиепископа Митрофана съ князьмь Мьстиславомь, и не даша ему правитися, и ведоша и въ Торопьць; онъ же то прия съ радостию, яко Иоанн Златоустьць и /л.77об./ Григории Акраганьскыи, тую же и сь прия печяль, славя бога. Тъгда же бяше пришьлъ, прѣже изгнания Митрофаня архиепископа, Добрына Ядрѣиковиць изъ Цесаряграда и привезѣ съ собою гробъ господень, а самъ пострижеся на Хутинѣ у святого Спаса; и волею божиею възлюби и князь Мьстислав и вси новгородьци, и послаша и въ Русь ставитъся; и приде поставленъ архиепископъ Антонии и створи полату Митрофаню церковь въ имя святого Антония.

 1 В рукопаси иде на

 2 В рукописи къгда. В КА тогда

 3 В рукопаси дне с титлом.

 4 Буква ь неясна.

Въ лѣто 6720 [1212]. Ходи Мьстислав на Чюдь, рекомую Търму, съ новгородьци, и много полониша, скота бещисла приведоша. Потом же на зиму иде князь Мьстиславъ съ новгородьци на 1 чюдьскыи го/л.78./родъ, рекомыи Медвѣжю голову, села ихъ потрати; и придоша подъ городъ, и поклонишася Чюдь князю, и дань на нихъ възя, и придоша вси сдрави.

Въ лѣто 6721 [1213]. Въ Петрово говение изъехаша Литва безбожная Пльсковъ и пожгоша: пльсковици бо бяху въ то время изгнали князя Володимира от себе, а пльсковици бяху на озѣрѣ; и много створиша зла и отъидоша.

Въ лѣто 6722 [1214]. Мѣсяця февраря въ 1 день, въ недѣлю сыропустную, громъ бысть по заутрении, и вси слышаша; и потом тъгда 2 же змьи видѣша лѣтящь. Том же дне 3 иде князь Мьстислав съ новгородьци на Чюдь на Ереву, сквозе землю Чюдскую къ морю; /л.78об./ села ихъ потрати и осѣкы ихъ възьма 4; и ста съ новгородци подъ городомъ Воробииномь, и Чюдь поклонишася ему; и Мьстиславъ же князь възя на нихъ дань, и да новгородьцемъ двѣ чясти дани, а третьюю чясть дворяномъ; бяше же ту и Пльсковьскыи князь Всѣволодъ Борисовиць съ пльсковици, и Торопьцьскыи князь Давыдъ, Володимирь брат; и придоша сдрави вси съ множьствомь полона. Въ то же лѣто изгони Всеволодъ Чьрмьныи сынъ Святославль, правнукъ Олговъ, внукы Ростиславле из Руси, тако река: «брата моя есте 2 князя повесили вы въ Галици, яко злодѣя и положили есте укоръ на всѣхъ; и нѣту вамъ чясти въ Русскои земли». /л.79./ Того же лѣта прислаша внуци Ростиславли въ Новъгородъ къ Мьстиславу Мьстиславицю: «се не творить намъ Всеволодъ Святославиць части въ Русьскои земли; а поиди, поищемъ своеи отцины». Мьстислав же съзва вѣче на Ярослали дворѣ и почя звати новгородьчв Кыеву на Всѣволода Чьрмьнаго. Рекоша ему новгородьци: «камо, княже, очима позриши ты, тамо мы главами своими вьржемъ». И поиде князь Мьстислав съ новгородци къ Кыеву мѣсяця июня, на святого Феодора; и доидоша Смольньска, и бысть распря новгородьцемъ съ смолняны, и убиша новгородци смолнянина, а по князи не поидоша. Князь же Мьстиславъ въ вѣче поча звати, они же не по/л.79об./идоша; князь же чѣловавъ всѣхъ, поклонивъся, поиде; новгородьци же, створивъше вѣче о собе, почаша гадати. И рече Твьрдиславъ посадникъ: «яко, братие, страдали дѣди наши и отчи за Русьскую землю, тако, братье, и мы поидимъ по своемь князи»; и тако поидоша и-Смольньска, и постигъше князя, и начаша воевати по Днѣпрю городѣ черниговьскѣе и възяша Рѣчицѣ на щитъ и иные городѣ мнозѣ чьрниговьскыя. И придоша подъ Вышегородъ и начаша ся бити, и одолѣ Мьстиславъ съ братьею и съ новгородьци, и яша 2 князя: Ростислава Ярославиця и Яропълка, брата его, вънука Олгова, а вышегородци поклонишася, /л.80./ отвориша врата, а Всеволодъ ис Кыева выбежа за Дънепрь; и въиде Мьстислав съ братьею и съ новгородьци въ Кыевъ, и поклонишася кыяне, и посадиша Кыевѣ Мьстислава Романовиця, вънукъ Ростиславль. Идоша ис Кыева къ Чьрнигову, и стоявъше 12 дни, възяша миръ, и въземъше дары, придоша Новугороду вси сдрави.

 1 Нижний угол листа срезан еще до того, как был напасан текст.

Въ лѣто 6723 [1215]. Поиде князь Мьстиславъ по своеи воли Кыеву, и створи вѣцѣ на Ярославли дворѣ, и рече новгородьцемъ: «суть ми орудия въ Руси, а вы вольни въ князѣхъ». Того же лѣта новъгородьци, много гадавъше, послаша по Ярослава по Всеволодиця, по Гюргевъ вънукъ, Гюргя ИванъЦковиця 1 посадника и Якуна тысяцьскаго и купьць старѣишихъ 10 муж; и въиде князь Ярославъ въ Новъгородъ, и усрѣте и архиепископъ Антонъ съ новгородьци. Того же лѣта князь Ярослав я Якуна Зуболомиця, а по Фому посла по Доброщиниця, по новоторожьскыи посадникъ, и оковавъ потоци и на Тьхвѣрь; и по грѣхомъ нашимъ обади Федоръ Лазутиниць и Иворъ Новотържьчь Якуна тысяцьскаго Намнѣжиця. Князь же Ярославъ створи вѣчѣ на Ярослали дворѣ; идоша на дворъ Якунь, и розграбиша, и жену его яша; а Якунъ заутра иде съ посадникомь къ князю, и князь повѣле яти сына его Христо/л.81./фора, маия въ 21. Тъгда же на сборъ убиша пруси Овъстрата и сынъ его Луготу, и въвьргоша и въ грѣблю мьртвъ; князь же о томь пожали на новгородцѣ. Того же лѣта поиде князь Ярославъ на Тържъкъ, поимя съ собою Твьрдислава Михалковиця, Микифора, Полюда, Сбыслава, Смена, Ольксу, и много бояръ, и одаривъ, присла въ Новъгородъ; а самъ седе на Търожьку.

 1 Буква п переделана из н

 2 Буква о переделана из ъ

Тои же осени много зла ся створи: поби мразъ обилье по 1 волости, а на Търожку 2 все чело бысть. И зая князь вьршь на Търожку, не пусти въ городъ ни воза; и послаша по князя Смена Борисовиця, Вячеслава Климятиця, Зубьця Якуна, и тѣхъ прия, /л.81об./ и кого послашь и князь прия. А Новѣгородѣ зло бысть вельми: кадь ржи купляхуть по 10 гривенъ, а овса по 3 гривнѣ, а рѣпѣ возъ по 2 гривьнѣ; ядяху люди сосновую кору и листъ липовъ и мохъ. О, горѣ тъгда, братье, бяше: дѣти свое даяхуть одьрень; и поставиша скудельницю, й наметаша полну. О, горѣ бяше: по търгу трупие, по улицямъ трупие, по полю трупие, не можаху пси изѣдати человѣхъ; а Вожане помроша, а останъке разидеся; и тако, по грѣхомъ нашимъ, разидеся власть наша и градъ нашь. Новгородьци же, останъке живыхъ, послаша Гюргя Иванковиця посадника и Степана Твьрдиславиця, ины /л.82./ мужа по князя, и тѣхъ прия; а въ Новъгородъ приславъ Ивора и Чагюноса, выведе княгыню свою к собе, дъчерь Мьстислалю; и потомь послаша Мануилу Ягольчевичя съ последнею речью: «поиди въ свою отцину къ святѣи Софии; не идеши ли, а повежь ны». Ярославъ же и тѣхъ не пусти, а гость новъгородьскыи всь прия; и бысть Новѣгородѣ печяль и въпль. Тъгда же учювъ Мьстислав Мьстиславлиць зло то, въеха въ Новъгородъ мѣсяця февраря въ 11 день, и я Хота Григоревиця, намѣстьника Ярослаля, и всѣ дворяны искова; и выеха на Ярослаль дворъ, и цѣлова честьныи крестъ, а новгородьци к нему, яко с нимь въ животъ и въ смерть: «любо изищю мужи /л.82об./ новгородьстии и волости, пакы ли а головою повалю за Новъгородъ». Ярославу же бысть весть на Тържькъ, и изгошиша твьрдь, а пути от Новагорода все засекоша и рѣку Тьхвѣрцю; а въ Новъгородъ въсла 100 муж новгородьць Мьстислава проваживатъ из Новагорода; и не яшася по то, нъ вси быша одинодушно, и то 100 муж. И посла князь Мьстиславъ съ новгородьци къ Ярославу на Тържькъ попа Гюргя святого Иоанна на Търговищи, и свои мужь пусти: «сыну кланяю ти ся; муж мои и гость пусти, а самъ съ Торожьку поиди, а съ мною любъвь възми». Князь же Ярослав того не улюбивъ, пусти попъ без мира; а новгородце съзва на поле за Тържькъ, въ мясопустную суботу, вь/л.83./си мужи и гостьбници, измавъ я вся, посла исковавъ по своимъ городомъ, а товары ихъ раздая и коне; а бяше всѣхъ новгородьць боле 2000. И приде весть въ Новъгородъ; бяше же новгородьцевъ мало: ано тамо измано вячьшие мужи, а мьньшее они розидошася, а иное помьрло голодомъ. Князь же Мьстиславъ створи вѣцѣ на Ярослали дворѣ: «и поидемъ, рече, поищемъ муж своихъ, вашеи братьи, и волости своеи; да не будеть Новыи търгъ Новгородомъ, ни Новгородъ Тържькомъ; нъ къде святая София, ту Новгородъ; а и въ мнозѣ богъ, и въ малѣ богъ и правда 1».

 1 В рукописи правд

 2 Между свои и Ярослава вставлено позднее, вероятно, на. Можно прочесть только н. В КАТ на

 3 В строке четвь ы к над строкой под дугой.

Въ лѣто 6724 [1216]. Мѣсяця марта в 1 день, въ въторник по чистѣи недѣли, поиде князь Мьсти/л.83об./славъ на зять свои 2 Ярослава с новгородци, а въ четвьрток 3 побѣгоша къ Ярославу прѣступници кресту: человали бо бяху хрестъ честьныи къ Мьстиславу съ всѣми новгородци, яко всѣмъ одинакымъ быти, Володиславъ Завидиць, Гаврила Игоревиць, Гюрги Ольксиниць, Гаврильць Милятиниць, и съ женами и съ дѣтьми. Мьстиславъ же поиде Серегеремъ, и въниде въ свою волость, и рече новгородьцемъ: «идете въ зажития, толико головъ не емлете». Идоша, исполнишася кърма, и сами и кони, и быша вьрху Вълзѣ; осѣле Святослав Рьжевку, городьць Мьстиславль, съ пълкы въ 10 тысящь. Мьстиславъ же съ Володимиромь съ Пльсковьскымь /л.84./ поиде бързѣхъ въ 5 съть: толико бо всехъ вои бяшеть; и пригони, оли побегли прочь; а Ярунъ бяше затворилъся въ градѣ въ 100 и отбися ихъ. И поиде Мьстиславъ и възя Зубьчевъ, и быша на Возузѣ; и приде Володимиръ Рюриковиць съ смольняны, идоша по Волзѣ, воююче; и рекоша ему: «княже, поиди къ Торожку». Рече же Мьстиславъ и Володимиръ: «поидемъ къ Переяслалю; есть у наю третии другъ». И не бы вести, кде Ярославъ, въ Торожку ли, въ Тьхвѣри ли. И наехаша на Яруна сторожи за Тьхверью Ярославли; и пособи богъ Яруну, и многы побиша, а иныхъ измаша, а инии убежаша въ Тьхвѣрь. И бы вѣсть у тѣхъ на Ярослава, и поидоша по Волзе, /л.84об./ воююче; и пожьгоша Шешю, и Дубну, и Къснятинь, и все Поволожье. И устрѣте Еремеи от князя Костянтина съ любъвью и съ поклономъ; поидоша къ Переяслалю, воююце. И быша на Городищи на рѣцѣ Саррѣ, у святѣи Маринѣ, въ великую суботу, мѣсяця априля въ 9; приде князь Костянтинъ съ ростовьци, хрестъ цѣловаша. Ярославъ же поиде съ Торожку, поимавъ стареишие мужи съ собою новгородьстии, и молодыхъ изборомъ, а новотържьци вси; и приде Переяславлю и скопи волость свою всю, а Гюрги свою Володимири такоже, а Святослав такоже; и выиде ис Переяслаля съ пълкы, и съ новгородьци и съ новотържьци. Оле страшно чюдо и /л.85./ дивно, братье; поидоша сынове на отця, брат на брата, рабъ на господина, господинъ на рабъ.

 1 Здесь—пропуск. В Новг. 4-й летописи читаем: отвѣщав же Юрьи: одинъ есмь братъ съ Ярославомъ. И посласта къ Ярославу, глаголюще: пусти мужи новгородци и новоторжци и т. д.

 2 Возможно — описка. В А отвѣщаша

 3 Так в рукописи. Ст. выше под 6717 г.

 44 В А и повязаных; ярославъ же въбѣгъ и т. д.

И ста Ярославъ и Гюрги съ братьею на рѣче Хзѣ; Мьстиславъ же и Костянтинъ и два Володимира съ новгородциВперёдѣцѣ Липичи; и узрѣша пълкы стояща, и послаша Лариона сочьскаго къ Гюргю: «кланяемъ ти ся; нѣту ны съ тобою обиды, съ Ярославомь ны обида; пусти 1 мужи мои новгородьци н новотържьци и, что еси зашьлъ волости нашеи новгородьскои Волокъ, въспяти; миръ с нами възьми, а крестъ къ намъ цѣлуи; а кръви не проливаиме». Отвѣташа 2 же: «мира не хочемъ, мужи у мене; а далече есте шли, и вышли есте акы рыбы на сухо». И сказа Лариянъ ту речь Мьстиславу и новго/л.85об./родьчемъ; и рекоша новгородци: «къняже, не хочемъ измерети на конихъ, нъ яко отчи наши билися на Кулачьскѣи пѣши». Князь же Мьстиславъ радъ бысть тому; новъгородци же съседавъше съ конь и порты съметавъше, босии, сапогы съметавъше, поскочиша; а Мьстиславъ поеха за ними на конихъ; и сьступися пълкъ новгородьскыи съ Ярослалимь пълкомь. И тако, божиею силою и помочью святыя София одолѣ Мьстиславъ, а Ярославъ вда плеци, и пълкъ его. Гюрги же състоя Костянтину, и узрѣ Ярослаль полкъ побегъшь Гюрги, и тъ вда плече, мѣсяця априля въ 21, на святого Тимофея и Федора и Альксандры цесариця. О, мъного побѣды, братье, бещисльное /л.86./ число, око 3 не можеть умъ человѣчьскъ домыслити избьеныхъ а 4 повязаныхъ; Ярослав въбегь 4 въ Переяслаль, повеле въметати въ погребъ, что есть новгородьць, а иныхъ въ гридницю, и ту ся издъхоша въ множьствѣ. Мьстиславъ же и Костянтинъ и два Володимира съ пълкы поидоша по Гюрги къ Володимирю; и пришьдъше, сташа подъ городомъ; и тои ноци загорѣся городъ и княжь дворъ. И хотѣша новгородьци полести къ городу, и не да имъ князь Мьстиславъ. И бысть заутра, высла князь Гюрги съ поклономъ къ княземъ: «не деите мене днесь, а заутра поиду из города». И иде Гюрги из Володимиря въ Радиловъ Городьчь; и посадиша /л.86об./ новгородци Костянтина въ Володимири на столѣ отни. Костянтинъ же одари честью князи и новгородьци бещисла. Мьстислав же поиде съ новгородьци къ Переяславлю; и не идя къ городу, поима дары; пославъ, поя дъцерь свою, жену Ярославлю, и что живыхъ новгородьць, и что было съ Ярославомь въ полку; и придоша въ Новъгородъ съдрави вси.

 1 В рукописи новородьць

 2 В рукописи в строке милкови и буквы х и ц над строкой под дугой.

 3 В рукописи по описке неяхаша. В А наѣхаша

 4 Буква с переделана из подскобленной буквы х

 55 В строке поуи, а над строкой с под дугой.

О, великъ е, братье, промыслъ божии; на томь победищи Гюргевыхъ и Ярослалихъ вои паде бещисла, а новгородьць 1 убиша на съступѣ Дмитра Пльсковитина, Онтона котелника, Иванъка Прибышиниця опоньника; а въ загонѣ: Иванка поповиця, Сьмьюна Петриловиця, тьрьскаго даньника. /л.87./ Приде Мьстислав въ Новъгородъ, и радъ бысть владыка и вси новгородьци. Тъгда отъяша посадничьство у Гюргя у Иванковиця и даша Твьрдиславу Михалковицю 2.

Въ лѣто 6725 [1217]. Поиде Мьстислав Кыеву, оставивъ Новегородѣ княгыню и сына своего Василия; и поя съ собою Гюргя Иванковиця, Сбыслава Степаниця, Ольксу Путиловиця. Тъгда же поиде Володимиръ въ Новъгородъ своими орудии. И воеваша Литва въ Шелонѣ; новгородци идоша по нихъ и не състигоша ихъ. И поидоша къ Медвѣжи голове съ княземь Володимиромь и съ посадникомь Твьрдиславомь, и сташа подъ городомь. Чюдь же начаша слати съ поклономь льстью, а по Нѣмьци по/л.87об./слаша; и начаша новгородци гадати съ пльсковичи о чюдьскои речи, отшедъше далече товаръ, а сторожи ночьнии бяху пришли, а днѣвнии бяху не пошли; а наѣхаша 3 на товары без вѣсти, новъгородци же побегоша съ вѣчя въ товары, и поимавше оружие и выбиша е ис товаръ; и побѣгоша Нѣмци къ городу, и убиша новгородци два воеводѣ, а третии руками яша, а коневъ отъяша 700, и придоша сдрави вси. Князь же Мьстиславъ приде въ Новъгородъ без нихъ; и я Станимира Дьрновиця съ сыномь Нездилою и, оковавъ, потоци, и товаръ поима бещисла, и опять пусти. Тои же веснѣ загорѣся мѣсяця маия въ 31 от Ивана от Ярышевиця въ середъ утра, вечьне, /л.88./ и погорѣ до удьния все 4 полъ, не остася ни хорома; а кто бяше въбеглъ въ камяныя божнице съ товары, а ту изгорѣша и сами съ товары; а въ Варязьскои божници изгорѣ товаръ вьсь варязьскыи бещисла; а церквии съгорѣ 15, а у камяныхъ вьрхы огорѣша и притворы.

Въ лѣто 6726 [1218]. Приде князь Мьстиславъ на Тържекъ, и я Борислава Некуришница, и поимавъ товаръ многъ, и пусти 5 и 5. Тъгда же разболѣся княжиць Василии Мьстиславичь на Търожку, и привезоша и въ Новъгородъ мертвъ; и положиша и у святѣи Софии, головахъ у дѣда, въ святѣи Богородици. Того же лѣта заложи архиепископъ Антонии церковь камяну святыя Варвары манастыр. /л.88об./ Съзва Мьстислав вѣцѣ на Ярослаль дворъ, рече: «кланяюся святѣи Софии и гробу отця моего и вамъ; хоцю поискати Галиця, а васъ не забуду; даи богъ леци у отця у святѣи Софии». Новгородьци же много моляхуся: «не ходи, княже»; и не можахуть его уяти, и поклонивъся поиде. Того же лѣта приде из Володимиря архиепископъ Митрофан, и провадиша и новгородьци къ святѣи богородици Благовѣщению. Поиде Мьстислав въ Русь; новгородци же послашася Смольньску по Святослава по Ростиславиця, и приде в Новъгородъ мѣсяця августа въ 1. Томь же лѣтѣ Глѣбъ, князь Рязаньскыи, Володимиричь, наученъ сы сотоною на убииство, сдумавъ въ своемь оканьнѣмь помыслѣ, имѣя поспешника Костянтина, /л.89./ брата своего, и с нимь диявола, юже и прѣльсти, помыслъ има въложи, рѣкшема има, яко избьеве сихъ, а сама приимѣва власть всю. И не вѣси, оканьнѣ, божия смотрения: даеть власть ему же хощеть, поставляеть цесаря и князя вышнии. Что прия Каинъ от бога, убивъ Авеля, брата своего: не проклятье ли и трясение; или вашь сродникъ оканьныи Святопълкъ, избивъ братью свою: онема вѣньць царства, а собе вѣчьную муку. Сь же оканьныи Глѣбъ Святопълчю ту же мысль приимъ, и съкры ю въ сердци своемь съ братомь своимь. Съньмъшемъся всѣмъ на исадѣхъ на порядѣ: Изяслав, кюръ Михаилъ, Ростислав, Святослав, Глѣбъ, Романъ; Ингворъ же не приспѣ приехати к нимъ: не бе бо приспело врѣмя его. Глѣбъ же /л.89об./ Володимиць съ братомъ позва я к собе, яко на честь пирения, въ свой шатьръ; они же не вѣдуще злыя его мысли и прѣльсти, вси 6 князь, кождо съ своими бояры и дворяны, придоша въ шатьръ ею. Сь же Глѣбъ прѣже прихода ихъ изнарядивъ свое дворяне и братне и поганыхъ Половьчь множьство въ оружии, и съкры я въ полостьници близъ шатра, въ немь же бе имъ пити, не вѣдущю ихъ никому же, развѣ тою зломысльною князю и ихъ проклятыхъ думьчь. Яко начаша пити и веселитися, ту абие оканьныи, проклятыи Глѣбъ съ братомъ, изьмъше мечя своя, начаста сѣчи прѣже князи, та же бояры и дворянъ множьство: одинѣхъ князь 6, а прочихъ бояръ и дворянъ множьство, съ своими дворяны и съ Половчи. Си же /л.90./ благочьстивии князи рязаньстии концяшася мѣсяця июля въ 20, на святого пророка Илии, и прияша вѣньця от господа бога, и съ своею дружиною, акы агньци непорочьни прѣдаша душа своя богови. Сь же оканьныи Глѣбъ и Костянтинъ, брат его, онѣмъ уготова царство небесное, а собе муку вѣчьную и съ думьци своими. И бысть на зиму, побеже Матеи Душильцевиць, съвязавъ Моисѣиця бириць ябетниць; новгородци же, угонивъше и, яша и ведоша и на Городище, и въиде лжа въ городъ: выдалъ Твьрдиславъ князю Матѣя, и възвониша у святого Николы ониполовици цересъ ночь, а Неревьскыи коньчь у Святыхъ 40, такоже копяче люди на Твьрдислава. И бысть заутра, пусти князь Матѣя, учювъ /л.90об./ гълку и мятежь въ городѣ. И поидоша ониполовици и до дѣтии въ бръняхъ, акы на рать, а неревляне такоже; а загородьци не въсташа ни по сихъ, ни по сихъ, нъ зряху перезора. Твьрдиславъ же, позря на святую Софию, и рече: «даже буду виновать, да буду ту мертвъ; буду ли правъ, а ты мя оправи, господи»; и поиде съ Людинемь концемь и с пруси. И бысть сеця у городьныхъ воротъ, и побѣгоша на онъ полъ, а друзии въ коньць, и мостъ переметаша, и переехаша ониполовици въ лодьяхъ, и поидоша силою. О, великое, братье, чюдо съвади оканьныи дияволъ; къгда бяше брани быти на поганыя, тъгда ся начяша бити межи собою; и убиша муж прус, а концянъ другыи, а оныхъполовиць Ивана Душильцевиця, брат Матеевъ, а въ /л.91./ Неревьскемъ конци Къснятина Прокопииниця, иныхъ 6 муж, а раненыхъ много обоихъ. Бысть же се мѣсяця генваря въ 27, на святого Иоанна Златоуста, и тако быша вѣча по всю недѣлю. Нъ богомъ дияволъ попранъ бысть и святою Софиею, крестъ възвеличянъ бысть; и съидошася братья въкупѣ однодушно, и крестъ цѣловаша. Князь же Святослав присла свои тысяцькыи на вѣче, рече: «не могу быти сь Твьрдиславомъ и отъимаю от него посадьницьство». Рекоша же новгородьци: «е ли вина его». Онъ же рече: «безъ вины». Рече Твьрдислав: «тому есмъ радъ, оже вины моеи нѣту; а вы, братье, въ посадничьствѣ и въ князѣхъ». Новгородци же отвѣщаша: «княже, оже нѣту вины его, ты к намъ крестъ цѣловалъ бе/л.91об./з вины мужа не лишити; а тобе ся кланяемъ, а се нашь посадник, а в то ся не вдадимъ»; и бысть миръ.


Назад    Оглавление    Вперёд


 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова