Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 


Назад    Оглавление    Вперёд
Двойной щелчок левой кнопкой мыши показывает/скрывает примечания к тексту.


В лѣто 6774 [1266]. Посадиша пльсковичи у себе князя Довмонта Литовьского. Того же лѣта вложи богъ въ сердце Довмонту благодать свого побороти по святои Софьи и по святои Троици, отмьстити кровь христьяньскую, и поиде со пльсковичи на поганую Литву, и повоеваша много, и княгыню Герденевую взяша, и 2 княлшча взяша. Князь же Гердень совкупи около себе силу Литовьскую, и погонися по нихъ. И яко увѣдаша пльсковичи погоню, отслаша /л.142об./ полонъ, а сами сташа крѣпко противу имъ о сю сторону Двины. Литва же начаша бродитися на сю сторону; тогда пльсковичи сняшася с ними; и пособи богъ князго Довмонту съ пльсковичи, и множьство много ихъ побиша, а инии в рѣцѣ истопоша, толко убѣжа одинъ князь Гердень в малѣ дружинѣ; пльсковичи же придоша вси здорови. Того же лѣта, на зиму, ходиша пакы пльсковичи на Литву съ княземь Довмонтомь. Того же лѣта приде князь Ярославъ в Новъгородъ с полкы низовьскыми, хотя ити на Пльсковъ на Довмонта; новгородци же възбраниша ему, глаголюще: «оли, княже, тобѣ с нами увѣдавъшеся, тоже ѣхати въ Пльсковъ»; /л.143./ князь же отсла полкы назадь.

В лѣто 6775 [1267]. По грѣхомъ нашим загорѣся на Кузмадемьяни улиди мѣсяца маия 23, передъ вечернею, и погорѣ всь конець Неревьскыи. О, горе, братье, толь лютъ бяше пожаръ, яко и по водѣ хожаше огнь, и много товара погорѣ на Волховѣ в лодьяхъ, и нѣколико головъ сгорѣ, и одиномь часѣ все погорѣ; и мнози от того разбогатѣша, а инии мнози обнищаша. Того же лѣта ходиша новгородци съ Елефѣрьемь Сбыславичемь и с Доумонтомь съ пльсковичи на Литву, и много ихъ повоеваша, и приѣхаша вси здорови.

 1 В рукописи и и, очевидно, по описке. В КА иныи

В лѣто 6776 [1268]. Сдумаша новгородци с княземь своимь Юрьемь, хотѣша ити на Литву, а инии на Полтескъ, а инии 1 за Нарову. И яко быша на Дубровнѣ, бысть распря, и въспятишася и поидоша за Нарову къ Раковору, /л.143об./ и много в земли ихъ потратиша, а города не взяша; застрѣлиша же с города мужа добра Федора Сбыславича и инѣхъ 6 человѣкъ; и приѣхаша здорови. Того же лѣта сдумавше новгородци с посадникомь Михаиломь, призваша князя Дмитрия Александровича ис Переяславля с полкы, а по Ярослава послове послаша; и посла Ярославъ в себе мѣсто Святъслава с полкы. И изискаша мастеры порочныѣ, и начаша чинити порокы въ владычни дворѣ. И прислаша Нѣмци послы своя, рижане, вельяжане, юрьевци и изъ инѣхъ городовъ, с лестью глаголюще: «намъ с вами миръ; перемогаитеся с колыванци и съ раковорци, а мы к нимъ не приставаемъ, а крестъ цѣлуемъ».

 1 Второе п едва заметно

 2 В рукописи дорогомиловилоча. В А дорогомиловича

 3 Буква ы переделана из о

 4 В рукописи буква к опущена: оставлено чистое место.

И цѣловаша послы крестъ; а тамо ѣздивъ Лазорь Моисиевичь /л.144./ водилъ всѣхъ ихъ къ кресту, пискуповъ 1 и божиихъ дворянъ, яко не помогати имъ колыванцемъ и раковорцемъ; и пояша на свои руцѣ мужа добра из Новагорода Семьюна, цѣловавше крестъ. И совкупившеся вси князи в Новъгородъ: Дмитрии, Святъславъ, брат его Михаило, Костянтинъ, Юрьи, Ярополкъ, Довмонтъ Пльсковьскыи, и инѣхъ князии нѣколико, поидоша к Раковору мѣсяца генваря 23; и яко внидоша в землю ихъ, и роздѣлишася на 3 пути, и много множьство ихъ воеваша. И ту наѣхаша пещеру непроходну, в неиже бяше множьство Чюди влѣзше, и бяше нѣлзѣ ихъ взяти, и стояша 3 дни; тогда мастеръ порочныи хытростьюВперёдня воду, Чюдь же побѣгоша сами вонъ, и исѣкоша ихъ, а товаръ новгородци князю Дми/л.144об./трию всь даша. И оттолѣ поступиша к Раковору; и яко быша на рѣцѣ Кѣголѣ, и ту усрѣтоша стоящь полкъ нѣмецьскыи; и бѣ видѣти якои лѣсъ: бѣ бо съвкупилася вся земля Нѣмецьская. Новгородци же не умедляче ни мало, поидоша к нимъ за рѣку, и начаша ставити полкы: пльсковичи же сташа по правои руцѣ, а Дмитрии и Святъславъ сташа по ІІраву же выше, а по лѣву ста Михаило, новгородци же сташа в лице желѣзному полку противу великои свиньи. И тако поидоша противу собѣ; и яко съступишася, бысть страшно побоище, яко не видали ни отци, ни дѣди. И ту створися зло велико: убиша посадника Михаила, и Твердислава Чермного, Никифора Радятинича, Твердислава Моисиевича, Михаила Кривцевича, Ивача, /л.145./ Бориса Илдятинича, брата его Лазоря, Ратшю, Василя Воиборзовича, Осипа, Жирослава Дорогомиловича, 2 Поромана Подвоиского, Полюда, и много добрыхъ бояръ, а иныхъ черныхъ людии бещисла; а иныхъ без вѣсти не бысть: тысячьского Кондрата, Ратислава Болдыжевича, Данила Мозотинича, а иныхъ много, богъ и вѣсть, а пльскович такоже и ладожанъ; а Юрьи князь вда плечи, или перевѣтъ былъ в немь, то богъ вѣсть. Но то, братье, за грѣхы наша богъ казнить ны и отъятъ от насъ мужи добрыѣ 3 да быхом ся покаяли, якоже глаголеть писание: дивно оружие молитва и постъ; и пакы 4: милостыни совкупилася с постомь, от смерти избавляета человѣка;

 1 В рукописи не помянемъ

 2 В Воскресенской летописи дръжа же гнѣвъ на

и пакы помянемъ 1 Исаия пророка, глаголюща, аще хощете послушати мене, благая земная снѣсте; аще ли не хоще/л.145об./те, ни послушаете мене, оружие вы поясть, и тако поженеть единъ 100 васъ, а от ста побѣгнет 1000 васъ. Мы же ту страсть видѣвъше, ни худѣ покаемся грѣхъ своихъ, но горше быхомъ на зло, братъ брата хотяще снѣсти завистию и друг друга, крестъ цѣлующе и пакы преступающе, а не вѣдуще, кака есть сила крестная: крестомь бо побѣжены бывають силы бѣсовьскыя, крестъ княземъ пособить въ бранехъ, крестомь огражаеми вѣрнии людие побѣжають супротивныя; иже бо крестъ преступають, то и сдѣ казнь приимають, и на ономь вѣцѣ муку вѣчную. Мы же на преднее възвратимся. Бывшю бо великому тому снятию и добрымъ мужемъ главами своими покывающе за святую Софью, милосердыи /л.146./ господь посла милость свою въскорѣ, не хотя смерти грѣшнику до конца, кажа нас и пакы милуя, отврати ярость свою от нас, и призрѣ милосерднымь си окомь: силою креста честнаго и помощью святыя Софья, молитвами святыя владычица нашея Богородица приснодѣвица Мария и всѣх святыхъ, пособи богъ князю Дмитрию и новгородцемъ, мѣсяца ферваря 18, на память святого отца Лва, в суботу сыропустную; и гониша ихъ, бьюче, и до города, въ 3 пути, на семи верстъ, якоже не мочи ни коневи ступити трупиемь. И тако въспятишася от города, и узрѣша иныи полчищь свинью великую, которая бяше вразилася въ возникы новгородьскыѣ; и хотѣша новгородци на нихъ ударити, но инии рекоша: «уже есть велми к ночи, еда како смятемся и побиемся сами»; и тако /л.146об./ сташа близъ противу собѣ, ожидающе свѣта. Они же оканьнии крестопреступници, не дождавъше свѣта, гюбѣгоша. Новгородци же стояша на костехъ 3 дни, и приѣхаша в Новъгородъ, привезоша братию свою избьеныхъ, и положиша посадника Михаила у святои Софьи. Буди, господи боже милостивыи человѣколюбче, въ ономь вѣцѣ стати со всѣми угодившими ти от вѣка, иже кровь свою прольяша за святую Софью, животъ свои отдавше честно. И даша посадничьство Павшѣ Онаньиничю; а тысячьского не даша никомуже, ци будеть Кондратъ живъ. В лѣто 6777 [1269]. Придоша Нѣмци в силѣ велицѣ подъ Пльсковъ в недѣлю Всѣх святыхъ, и приступиша к городу, и не успѣша ничтоже, но большюю рану въсприяша, и стояша 10 днии. Новгородци же съ /л.147./ княземь Юрьемь погонишася по нихъ, инии на конихъ, а инии в насадѣхъ поѣхаша вборзѣ; и яко увѣдаша Нѣмци новгородьскыи полкъ, побѣгоша за рѣку. Новгородци же приѣхаша въ Пльсковъ, и взяша миръ чресъ рѣку на всеи воли новгородьскои. Того же лѣта приѣха князь Ярославъ в Новъгородъ, и нача жалити: «мужи мои и братья моя и ваша побита; а вы розъратилися с Нѣмци», на 2 Жирослава

 1 Между буквами ѣ и х в листе небольшое отверстие, существовавшее до того, как текст был написан.

Давыдовича и на Михаила Мишинича и на Юрья Сбыславича, хотя ихъ лишити волости. Новгородци жеВперёдх; князь же хотѣ из города ѣхати 1. Новгородци же кланяхуся ему: «княже, тѣмъ гнѣва отдаи, а от нас не ѣзди»; еще бо не добрѣ ся бяху умирили с Нѣмци. Князь же того не послуша и поѣха проче. И послаша владыку /л.147об./ с вятшими мужи с молбою, и въспятиша и с Броньници. Тогда же даша тысячьское Ратибору Клуксовичю по княжи воли, Того же лѣта, на зиму, князь Ярославъ, с новгородци сдумавъ, посла на Низовьскую землю Святъслава полковъ копитъ, и совкупи всѣх князии и полку бещисла, и приде в Новъгородъ; и бяше ту баскакъ великъ володимирьскыи, именемь Амраганъ, и хотѣша ити къ Колываню. И увѣдавше Нѣмци, прислаша послы с молбою: «кланяемся на всеи воли вашеи, Норовы всеи отступаемся, а крови не проливаите»; и тако новгородци, гадавше, взяша миръ на всеи воли своеи. Князь же хотѣ ити на Корѣлу, и умолиша и новгородци не ити на Корѣлу; князь же отсла полкы назадъ.

В лЁто 6778 [1270]. Преставися /л.148./ Варламъ, игуменъ святого Георгия, архимандритъ новгородьскыи. Того же лѣта бысть мятежь в Новѣгородѣ: начаша изгонити князя Ярослава из города, и съзвониша вѣче на Ярославли дворѣ, и убиша Иванка, а инии вбѣгоша в Николу святыи; а заутра побѣгоша къ князю на Городище тысячьскыи Ратиборъ, Гаврило Кыяниновъ и инии приятели его. И взяша домы ихъ на разграбление и хоромы рознесоша; а къ князю послаша на Городище, исписавше на грамоту всю вину его: «чему еси отъялъ Волховъ гоголными ловци, а поле отьялъ еси заячими ловци; чему взялъ еси Олексинъ дворъ Морткинича; чему поималъ еси серебро на Микифорѣ Манускиничи и на Романѣ Болдыжевичи и на Варфломѣи; а иное, чему выводишь от нас иноземца, /л.148об./ котории у насъ живуть», а того мкого вины его; «а ныне, княже, не можемъ терпѣти твоего насилья; поѣди от насъ, а мы собѣ князя промыслимъ». Князь же присла на вѣче Святьслава и Андрѣя Воротиславича с поклономь: «того всего лишюся, а крестъ цѣлую на всеи воли вашеи». Новгородци же отвѣчаша: «княже, поѣди проче, не хотимъ тебе; али идемъ всь Новъгородъ прогонитъ тебе». Князь же поиде из города по неволи; новгородци же послаша по Дмитрия Александровича; Дмитрии же отречеся, тако река: «не хочю взяти стола передъ стрыемь своемь». И быша новгородци печални; а Ярославъ нача полкы копити на Новъгородъ, и бѣ послалъ къ цесарю татарьску Ратибора, помочи прося на Новъгородъ. И се учювъ князь Василии Ярославич, /л.149./ присла послы в Новъгород, река тако: «кланяюся святои Софьи и мужемъ новгородцемъ; слышалъ есмь, аже Ярославъ идеть на Новъгородъ со всею силою своею, и Дмитрии с переяславци, и Глѣбъ съ смолняны; жаль ми своея отчины»; а самъ поѣха в Татары, поима съ собою Петрила Рычага и Михаила Пинещинича, и възврати татарьскую рать, тако рекъ цесареви: «новгородци прави, а Ярославъ виновать». Уже бо бяше цесарь отпустилъ рать на Новъгородъ по Ратиборову лживому слову, рече бо Ратиборъ цесарю: «новгородци тебе не слушають; мы дани прошали тобѣ, и они нас выгнали, а инѣхъ избили, а домы наша розграбили, а Ярослава бещьствовали». Новгородци же поставиша острогъ около города по обѣВперёдѣ, а товаръ въ/л.149об./возиша в город. И пригониша сторожи Ярославли мало не до Городища, и выидоша всь град въ оружии от мала и до велика къ Городищю, и стояша два дни пѣши за Жилотугомъ, а коневьници за Городищемь. То увѣдавъ, Ярославъ гоиде об ону сторону к Русѣ и сѣде в Русѣ, а в Новъгородъ присла Творимира: «всего, что вашего нелюбия до мене, того лишаюся; а князи вси за мене поручатся». Новгородци же послаша к нему Лазоря Моисиевича: «княже, сдумалъ еси на святую Софью; поѣди, ать изъмремъ честно за святую Софью; у нас князя нѣтуть, но богъ и правда и святая Софья, а тебе не хочемъ».

 1 В рукописи грамоу

 2 Буква ы неясна.

 3 В рукописи чернильное пятно и буквы н зь неясны.

И совкупися в Новъгородъ вся волость Новгородьская, пльсковичи, ладожане, Корѣла Ижера, Вожане; и идоша в Голино /л.150./ от мала и до велика, и стояша недѣлю на бродѣ, а Ярославль полкъ об ону сторону. И присла мктрополитъ грамоту 1 в Новъгородъ, река тако: «мнѣ поручилъ богъ архиепископию в Русьскои земли, вамъ слушати бога и мене; кръви не проливаите, а Ярославъ всеѣ злобы лишается, а за то язъ поручаюся; аже будете и крестъ цѣловали, язъ за то прииму опитемью и отвѣчаю за то пред богомь». И не да богъ кровопролития христьяномъ. И присла Ярославъ с поклономь в новъгородскыи полкъ, и взяша миръ на всеи воли новгородьскои, и посадиша Ярослава, и водиша и къ кресту. Того же лѣта, на зиму, иде князь Ярославъ въ Володимирь, и оттолѣ иде въ Орду, а в Новѣгородѣ остави Андрѣя Воротиславича; а пльсковиче/л.150об./мъ дасть князя Аигуста.

В лѣто 6779 [1271]. Померче солнце въ 5-ю недѣлю поста средѣ утра и пакы ыаполнися, и ради быхомъ. Того же лѣта постави церковь святого Савы Федоръ Хотовичь. Поставиша же и другую церковь Козмы 2 и Демьяна на Холопьи улици.

Б лѣто 6780 [1272]. Преставися князь великыи Новгородьскыи Ярославъ Ярославичь в Татарѣхъ, и положиша и въ Тфѣри у святою Козмы и Демьяна. И присла Дмитрии князь 3 послы своя в Новъгород с поклономь, хотя сѣсти в Новѣгородѣ; а Василии Ярославичь такоже присла с поклономь, хотя сѣсти на столѣ. И сташа обои послы на Ярославли дворѣ; новгородци же съ посадникомь Павшею яшася по Дмитрия и послаша по него. Того же лѣта приѣха князь Дмитрии Александрович в Новъгород и сѣде на столѣ мѣсяца октября въ 9. /л.151./


 1 От с.лов мѣсяца априля начинается текст извегтия 6807 г. (см. КАТ). Пропуск текста ряда годов в Синод. сп. появился, очевидно, в результате утери листа или листов, происшедшей не позже XIV— XV вв.: нумерация тетрадей, сделанная в XV или XIV—XV вв., не обнаруживает утери. Не обнаруживают утери листа или листов и показания разлиновки листов.

[1299] Мѣсяца 1 априля 18, в суботу великую, въ 1 час ночи, загорѣся на Варяжьскои улици, и створися горе велико, по нашимъ грѣхомъ въздвижеся буря с вихромъ; и тако бысть силенъ огнь вборзѣ, кто, мало что похвативъ, выбѣжа изъ своего двора, а иное все огнь взя. И вержеся огнь из Нѣмечьского двора в Неревьскыи конець, загорѣся на Холопьи улици, а тамо того силнѣе огнь, а неревляне на онои сторонѣ, а мостъ великыи огнь заялъ. И тако створися пагуба велика; олна на свѣтѣ богъ и добрии люди уяша; а злии человѣци падоша на грабежи: что въ церквахъ, все разграбиша, бога не боячеся; а вѣдуче казнь божию, в покаяния мѣсто горшее зло створиша: въ святомь Иванѣ надъ товаромь сторожа убиша; а въ свято/л.151об./мь Яковѣ сторожь сгорѣ; на Торговомъ полу 12 церквии сгорѣ, иконъ не всѣхъ успѣша выносити, ни книг; а въ Христовѣ церкви нѣколико головъ сгорѣ и два попа сгорѣша; в Неревьскомь конци 10 церквии сгорѣ и многа узорочья въ церквахъ, и мужь добръ сгорѣ Елефѣрии Лазоревичь; и бысть заутра печаль и сѣтование в радости мѣсто. То же все бысть грѣхъ дѣля нашихъ; събыстся пророчесгво Исаия пророка, еже рече: «преложю праздникы ваша въ плач, и игрища ваша в сѣтование, да быхом ся остали от злобъ своихъ; твоя бо есть, господи, власть казнити и пакы миловати. Казнивъ, господи, помилуи ны». Того же лѣта мѣсяца маия 22, на иамять святого мученика Висилиска, в пяток 4-и недѣли по Пасцѣ, въ 7 час дни, преставися архиепископъ новгородскыи Климентъ, бывъ въ епископии лѣт 23, и по/л.152./ложенъ бысть въ притворѣ святыя София от владычня двора архимандритомь Кюриломь и всѣми игумекы и всѣмь ерѣискымь чиномь и посадникомь Андрѣемь и всѣми новгородци. Того же лѣта преставися Довмонтъ, князь Пльсковьскыи, много пострадавъ за святую Софью и за святую Троицю. По преставлении же Климонтовѣ новгородци, много гадавше с посадникомь Андрѣемь, възлюбиша вси богомь назнаменана мужа добра и смѣрена Феоктиста, игумена святого Благовѣщения; и съзвонивше вѣче у святои Софьи, князь Борисъ Андрѣевич со всѣми новгородци въведоша его с поклономь, и посадиша и въ владычни дворѣ, донде увѣдають, кдѣ митрополит.

 1 В рукописи макси

 2 Буква ч над строкой. Также и ниже.

В лѣто 6808 [1300]. Приѣха Максим 1 митрополитъ в Новъгородъ, и ростовьскыи епискояъ Семенъ, и тфѣрьскы/л.152об./и епископъ Андрѣи, и поставиша архиепископа Новугороду Феоктиста; знаменаша его въ церкви святою Бориса и Глѣба, мѣсяца июля 29; того же мѣсяца и поставиша его въ святои Софьи, на память святою апостолу Петра и Павла; и бысть радость Новугороду о своемь владыцѣ. Того же лѣта, веснѣ, погорѣ Новыи торгъ. Тоѣ же весны заложиша церковь камену святого Михаила на Михаиловѣ улици. Того же лѣта срубиша 4 церкви: святыя Богородица в манастыри въ Звѣринци, и святого Лазоря, и святого Дмитрия на Бояни улкѣ, и святою Бориса и Глѣба на Подолѣ. Того же лѣта придоша изъ замория Свѣи в силѣ велицѣ в Неву, приведоша изъ своеи земли мастеры, из великого Рима от папы мастеръ приведоша нарочитъ, поставиша городъ надъ Невою, на усть Охты рѣкы, и /л.153./ утвердиша твердостию несказаньною, поставиша в немь порокы, похвалившеся оканьнии, нарекоша его Вѣнець земли: бѣ бо с ними намѣстникъ королевъ, именемь Маскалка; и посадивше в немь мужи нарочитыи с вое. водою Стѣнемъ и отъидоша; князю великому тогда не будущю в Новѣгородѣ.

В лѣто 6809 [1301]. Приде князь великыи Андрѣи с полкы низовьскыми, и иде с новгородци къ городу тому, и приступиша к городу, мѣсяца мая 18, на память святого Патрикия, въ пяток пред Сшествием святого духа, и потягнуша крѣпко; силою святыя Софья и помощью святою Бориса и Глѣба твердость та ни во чтоже бысть, за высокоумье ихъ; зане всуе трудъ ихъ безъ божия повелѣния: град взят бысть, овыхъ избиша и исѣкоша, /л.153об./ а иныхъ извязавше поведоша с города, а град запалиша и розгребоша. А покои, господи, въ царствии своем душа тѣхъ, иже у города того головы своя положиша за святую Софью.

В лѣто 6810 [1302]. Заложиша город каменъ Новугороду. Того же лѣта заложиша церковь камену святою Бориса и Глѣба, которая порюшилася. Того же лѣта посылаша послы за море в Доньскую землю, и привезоша миръ докончавше. Того же лѣта поиде князь великыи Андрѣи в Татары. Того же лѣта свершиша церковь святого Михаила на Михаиловѣ улици.

В лѣто 6811 [1303]. Отъяша посадничьство 2 у Семена Климовича и даша брату его Андрѣю. Того же лѣта срубиша 4 церкви деревяны: святого Георгия в Торгу, и святого Ивана Ишкову, и святою Козмы и Демь/л.154./яна на Холопии улици, и святого Георгия на Борьковѣ улици. В то же лѣто, на зиму, бысть зима тепла, не бысть снѣга чересъ всю зиму, и не добыша люди хлѣба, и бысть дороговь велика, туга велика и печаль людемъ. Но не отчаемъся милости твоея; кажа, господи, накажи, а смерти не предаи: аще бо сгрѣшихомъ, но тебе не отступихомъ; казнивъ, помилуи, господи человѣколюбче, не по нашимъ дѣломъ злымъ, но по своеи велицѣи милости: ты еси богъ нашь, развѣ тебе иного бога не знаемъ.

В лѣто 6812 [1304]. Преставися великыи князь Андрѣи Александрович, внукъ великого Ярослава, мѣсяца июля 27, на память святого Пантелѣимока, постригъся въ скиму, и положенъ бысть на Городци; а бояре его ѣхаша во Тфѣрь. И /л.154об./ сопростася два князя о великое княжение: Михаило Ярославич Тфѣрьскыи и Юрьи Данилович Московьскыи, и поидоша въ Орду оба, и много бысть замятни Суждальскои земли во всѣхъ градѣхъ. А в Новъгород вослаша тфѣричи намѣстникы Михаиловы силою, и не прияша ихъ, но идоша новгородци в Торжекъ блюстъ Торжку, и совкупиша всю землю противу, и съсылаючеся послы, розъѣхашася, докончавше до приѣзда князии.

В лѣто 6813 [1305]. Постави Семенъ Климович церковь камену на воротѣхъ от Прусьскои улици. Того же лѣта дѣлаша мостъ новъ чересъ Волховъ. Того же лѣта священа бысть церкы святою мученику Бориса и Глѣба великымъ священиемь архиепископомь новго/л.155./родскымь Фектистомь, мѣсяца декабря 9, на зачатье святыя Анны, въ державу христолюбиваго князя Михаила.

Лѣта 6814 [1306].

Лѣта 6815 [1307].

 1 В рукописи всеводича

В лѣто 6816 [1308]. Сѣде князь великыи Михаило Ярослазичь, внукъ великого Ярослава Всеволодича 1, въ Новѣгородѣ на столѣ, в недѣлю, на Сборъ святыхъ отець 630, иже в Халкидонѣ. Того же лѣта, на зиму, выиде архиепискоаъ Фектистъ изъ владычня двора, своего дѣля нездоровия, благословивъ Новъгородъ, и иде в манастырь къ Благовѣщению святыя богородица, изволивъ молчаньное житие. Новгородци же вси съ игумены и со всѣмь ерѣискымь чиномь възлюбиша богомь избрана и святою Софьею отца его духовнаго Давыда, и съ честью посадиша и въ владычни дворѣ, /л.155об./ а Фектистъ благослови его въ свое мѣсто, и послаша его к митрополиту ставитъся. Того же лѣта Якимовая Столбовича постави церковь камену на княжи дворѣ святыхъ Отець 318, иже в Никии.

В лѣто 6817 [1309]. Поставленъ бысть въ Володимири архиепископъ Новугороду Давыдъ Петромь митрополитомь, мѣсяца июня 5, на память святого Никандра, и приде в Новъгород мѣсяца июля 20, на Ильинъ день, и срѣтоша и игумени и попове и всь Новъгород съ честью съ кресты, и посадиша и на столѣ; и ради быша новгородци своему владыцѣ. Того же лѣта, на зиму, даша посадничьство Михаилу Павшиничю.

В лѣто 6818 [1310]. Ходиша новгородци в лодьяхъ и в лоивахъ въ озеро, и идоша в рѣку Узьерву, и срубиша городъ на порозѣ новъ, ветхыи сметавше. Того же лѣта постави церковь камену на Коло/л.156./мцах архимандрит Кюрилъ Успѣние святыя богородица; а другую камену поставиша церковь на Дубенкѣ Покров святыя богородица, стяжаниемь раба божия Олония мниха. Того же лѣта, на зиму, грабиша села около Новагорода. Тои же зимы преставися архиепископъ новгородскыи Фектистъ, мѣсяца декабря 23, на память святыхъ мученик 10, иже въ Критѣ, и положенъ бысть въ церкви, в манастыри святыя богородица Благовѣщения, честно всѣмь ерѣискым чиномь.

 1 В рукописи какамени

 2 Буквы го едва заметны.

 3 Буква ъ неясна.

 4 На нижнем поле другими чернилами вы

В лѣто 6819 [1311]. Ходиша новгородци воиною на Нѣмецьскую землю за море на Емь съ княземь Дмитриемь Романовичемь, и переѣхавше море, взяша первое Купецьскую рѣку, села пожгоша, и головы поимаша, а скотъ исѣкоша; и ту убиенъ бысть Костянтинъ, Ильинъ сынъ Станимировича, в загонѣ. Потомь взя/л.156об./ша Черную рѣку всю, и тако по Чернои придоша к городу Ванаю, и взяша город, и пожгоша; а Нѣмци възбѣгоша на Дѣтинець: бяше бо мѣсто велми силно, твердо, на камени 1 высоцѣ, не имѣяВперёдоткуду же; и сослаша с поклономь, просяще мира; новгоровци же мира не даша. И стояша 3 дни й 3 ночи, волость труче, села великая пожгоша, обилие все потравиша, а скота не оставиша ни рога; и потомь идуче, взяша Кавгалу рѣку и Перну рѣку, и выидоша на море, и придоша здорови вси в Новъгородъ. Тои же весны, мая 19, в ночь, загорѣся на Яневѣ улици, и сгорѣ 2 дворовъ безъ 3-и 40, а головъ 3 сгорѣ 7-ро. И потомь июня 28, в ночь, загорѣся на Розважи улици Глѣбовъ дворъ 4, и по/л.157./горѣ конець Неревьскыи, сѣмо до гребли, а сѣмо и за Борькову улицю; и сгорѣ церковь святою Козмы и Демьяна, и другая святого Савы, и четыридесят церковь огорѣ, и домове добрии. О, горе, братие, лютъ бяше пожаръ, с вѣтромь и вихромь, а злии человѣци и недобрии, бога не боячеся, видяще людемъ погыбель, пограбиша чюжая имѣния. Потомь июля 16, в ночь, загорѣся на Ильинѣ улици, и ту такоже бысть лютъ пожаръ, вихромь наборзѣ, трѣскомь; и погорѣ торгъ, и домове по Рогатицю, а церквии сгорѣ деревяныхъ 7: святого Дмитрия и святого Георгия и святою Бориса и Глѣба, и святого Ивана Ишкова, и святыя Катерины, и святого Прокопья и Христова; а каменыхъ 6 огорѣ, 7-я Варяжьская. А оканьнии человѣци, такоже бога не боящеся, /л.157об./ ни суда божия помняще, ни жалующе своея братья, пограбиша чюжая имѣния. Въздажь имъ, господи, по дѣломъ ихъ. Того же лѣта отъяша посадничьство у Михаила и даша Семену Климовичю. Того же лѣта архиепископъ Давыдъ постави церковь камену на воротѣхъ от Неревьского конца святого Володимира.

 1 На нижнем поле другими чернилами и почерком написано вы

 2 Буква а неясна.

 3 Буква и неясна.

В лѣто 6820 [1312]. Затратися князь Михаило к Новугороду и намѣстникы своя выведе, не пустя обилья в Новъгород, а Торжекъ зая и Бѣжичи и всю волость. И иде владыка Давыдъ во Тфѣрь веснѣ, в роспутье, и доконча миръ; князь ворота отвори, а намѣстникы своя присла в Новъгородъ. Того же лѣта владыка Давыдъ заложи церковь камену в Неревьскомь конци, на своемь дворищи, во имя святого отца Николы. 1 /л.158./

В лѣто 6821 [1313]. Выѣха посадникъ ладожьскыи с ладожаны въ воину; и по грѣхомъ нашимъ изъѣхаша Нѣмци Ладогу и пожгоша. Того же лѣта священа бысть церкы каменая святого Николы в Неревьскомь конци, юже созда архиепископъ Давыдъ, и створи в неи вседеньнуюслужбу, и черньци совъкупи.

В лѣто 6822 [1314]. Избиша Корѣла городчанъ, кто былъ Руси в Корѣльскомь городкѣ, и въведоша к собѣ Нѣмець; новгородци же с намѣстникомь Федоромь идоша на нихъ, и передашася Корѣла, и избиша новгородци Нѣмець и Корѣлу перевѣтниковъ. Того же лѣта приѣха Федоръ Ржевьскыи в Новъгород от князя Юрья с Москвы, и изъима намѣстникы Михаиловы, и держаша ихъ въ владычни дворѣ, а новго/л.158об./родци с княземь Федоромь поидоша 2 на Волгу; и выиде князь Дмитрии Михаилович со Тфѣри и ста об ону сторону Волгы, и тако стояша и до замороза, а Михаилу князю тогда сущю въ Ордѣ. Посемь докончаша съ Дмитриемь миръ, и оттолѣ послаша по князя Юрья на Москву, на всеи воли новгородскои; а сами възвратишася в Новъгород. Тои же зимы, пред великымь заговѣниемь, приѣха князь Юрьи в Новъгород на столъ съ братомь Афанасьемь; и ради быша новгородци своему хотѣнию. Тои же зимы хлѣбъ бяше дорогъ в Новѣгородѣ; а въ Пльсковѣ почали бяху грабити недобрии людие села и дворы в городѣ и клѣти на городѣ, и избиша ихъ пльсковичи съ 50 человѣкъ; и потомь бысть тихо.

В лѣто 6823 [1315]. Поиде князь великыи 3 /л.159./ Юрьи из Новагорода, позванъ въ Орду от цесаря, марта 15, в суботу Лазореву, оставивъ в Новѣгородѣ брата своего Афанасья. Того же лѣта поиде князь Михаило изъ Орды в Русь, ведыи с собою Татары, оканьнаго Таитемеря. Услышавше же новгородци съ княземь Афанасьемь, изидоша к Торжку и пребыша ту съ 6 недѣль, вѣсть переимаюче. Тогда же поиде князь Михаило со всею Низовьскою землею и с Татары к Торжку; новгородци же съ княземь Афанасьемь и с новоторжци изидоша противу на поле. Бысть же то попущениемь божиемь: съступившема бо ся полкома обѣма, бысть сѣча зла, и створися немало зла, избиша много добрыхъ муж и бояръ новгородскыхъ: ту убиша Андрѣя Климовича, Юрья Мишинича, Михаила Павшинича, Силвана, Тимофѣя Андрѣянова сына тысяцьского, /л.159об./ Онанью Мелуева, Офонаса Романовича и купець добрыхъ много, а иныхъ новгородцевъ и новоторжьцевъ богъ вѣсть; а инии останокъ вбѣгоша в город и затворишася в городѣ с княземь Афанасьемь. И присла князь Михаило к новгородцемъ в Торжекъ: «выдаите ми князя Афанасья и Федора Жревьского, а язъ с вами миръ докончаю».

 1 В рукопис.и

 2 Числовая буква д (4) переделана киноварью из буквы е, написанной простыми чернилами.

И рекоша новгородци: «не выдаемъ Афанасья, но измремъ вси честно за святую Софью». И присла князь Михаило опять: «выдаите ми Федора Жревьского»; и не хотѣвше выдати, по неволи выдаша его, и на собѣ докончаша 50000 1 гривен серебра, и докончаша миръ и крестъ цѣловаша. И по миру князь Михаило призва к собѣ князя Афанасья и бояры новгородскыи, и изъима ихъ, и посла на Тфѣрь в тали, а останокъ людии в городѣ нача продаяти, /л.160./ колико кого станеть, а снасть отъима у всѣхъ. А бои бысть мѣсяца февраря 10, на святого мученика Харлампия. И посла князь Михаило намѣстникы своя в Новъгород, а посадничьство даша Семену Климовичю.

В лѣто 6824 2. [1316] Выидоша намѣстници Михаиловы из Новагорода, и поиде князь Михаило к Новугороду со всею Низовьскою землею; а новгородци учиниша острогъ около города по обѣ сторонѣ, и соидеся вся волость новгородская: пльсковичи, ладожане, рушане, Корѣла, Ижера, Вожане. Князь же Михаило, не дошедъ города, ста въ Устьянѣхъ; и тако мира не возма, поиде проче, не успѣвъ ничтоже, но болшюю рану въсприимъ: възвративше бо ся въспять, заблудиша въ озерѣхъ и в болотѣхъ; и начаша мерети гладомь, ядяху же и конину, а сна/л.160об./сть свою пожгоша, а иное пометаша; и придоша пѣши в домы своя, приимше рану немалу. Того же лѣта, еще не дошедшю князю Михаилу до города, яша Игната Бѣска, и биша и на вѣчи, и свергоша и с моста въ Волховъ: творяхуть бо его перевѣтъ державша к Михаилу; а богъ то вѣсть. Тогда же и Данилъко Писцевъ убьенъ бысть на рли от своего холопа: обадилъ бо его бяше к горожаномъ, тако река: «посылалъ мя с грамотами къ Михаилу князю».

В лѣто 6825 [1317]. Послаша новгородци владыку Давыда къ князю Михаилу с молбою, просяще на окупъ братьи своеи, кто у князя в талехъ; и не послуша его князь. Того же лѣта приходиша Нѣмци въ озеро Ладожьское и побиша много обонижьскыхъ купець.

В лѣто 6826 [1318]. Ходиша новгородци воиною за море, /л.161./ в Полную рѣку, и много воеваша, и взяша Людеревъ город сумьского князя и пискупль; и придоша в Новъгород вси здорови. Того же лѣта выиде князь великыи Юрьи изъ Орды с Татары и со всею Низовьскою землего, и поиде ко Тфѣри на князя Михаила. И, приславъ Телебуту, позва новгородци; и они, приѣхавше в Торжекъ, и докончаша съ княземь Михаиломь, како не въступатися ни по одиномь: понеже не вѣдяху князя Юрья, кдѣ есть, и придоша пакы в Новъгород. Князю же Юрью пришедшю с полкы близь Тфѣри за 40 верстъ, и ту выиде на нь князь Михаило со Тфѣри, и съступишася, и бысть сѣча зла, много паде головъ о князи Юрьи; а брата его Бориса и княгыню Юрьеву яша и приведоша во Тфѣрь, тамо ю и смерти предаша; а самъ прибѣжа в Новъгородъ, и позва новго/л.161об./родцевъ съ собою, и идоша с ним всь Новъгородъ и Пльсковъ, поимше владыку Давыда съ собою; и пришедше на Волгу, и докончаша с Михаиломь княземь миръ, како ити въ Орду обѣма, а брата Юрьева и княгыню пустити. И придоша новгорэдци вси в Новъгород, веснѣ сущи; а князь Юрьи иде на Москву и оттолѣ въ Орду.


Назад    Оглавление    Вперёд


 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова