Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Н.К.Гаврюшин

Отечественная общественная мысль эпохи средневековья. Историко-философские очерки. Киев: Наукова думка, 1988, с.206-214.

                            «ПОНОВЛЕНИЯ СТИХИЙ» В ДРЕВНЕРУССКОЙКНИЖНОСТИ

Античному учению о материальных первоосновах бытия, или стихиях, принадлежит немаловажное место в древ­нерусской натурфилософии1. Оно было существенной со­ставляющей космологических воззрений, в главных чертах воспроизводивших византийские образцы, основанные на учении Клавдия Птоломея 2. Подобно своим греческим учи­телям древнерусские книжники разделяли представление о космосе как целостном, упорядоченном, гармоническом теле, сопричастном добру, «которое единит произведение с его творцом» 3.

Древнерусский космос был вполне определен в про­странстве и во времени, причем эта определенность носила как наглядно-зрительный (геометрический), так и отвлечен­но-численный (аритмологический) характер. Зрительно мир в целом, земля, светила и их движения мыслились как причастные наиболее совершенной форме — кругообратной, сфероидальной.

Особенно последовательно этот взгляд, восходящий к Платону, обосновывается в сочинении византийского уче­ного XI в. Симеона Сета (Сифа) «О природе», переведен­ном в извлечениях на славяно-русский язык в начале XV в. До последнего времени был известен только один сербский список этого перевода, опубликованный в 1884 г. С. Новаковичем4 по рукописи, ныне утраченной: она по­гибла в годы второй мировой войны.

В отделе рукописей Центральной научной библиотеки АН УССР в рукописном сборнике середины XVI в. из со­брания Почаевской Лавры нами недавно были обнаружены несколько главок этого уникального памятника в составе космологической компиляции из двух сочинений — фрагменты «Богословия» Иоанна Дамаскина (причем не в древнем, а более новом переводе) соединены с указанным сочинением Симеона Сета под общим названием «О свете, огни, светилницехь Солнца же, Луны и звезд» 5.

206


Вот как говорится здесь о форме небесных светил: «Въображениа звездамь суть клобовидни. Сие образы Бог съвръшеннеишее създание украси от иже в 4-х стихии и самого небесе и яже в нем вса. Съвръшеннеише бо яко же рехомь, сице въображение прочиих въображениих есть. Вса бо многоугльна въображениа разделяема, друго съвръшають въображение. Круг же разделяющь, не друго съвръшаеть» (л. 255 об.). При разделении многоугольника получается также многоугольник, но разделяя круг, круг получить нельзя.

Если вспомнить, что слово «цикл» восходит к греческо­му κύκλος, означавшему в первую очередь «круг», то ста­нет совершенно очевидным, что учением о цикличности «поновления стихий» в древности стремились приобщить ма­териальные первоосновы бытия к наиболее совершенной форме, присущей светилам, звездам и самому космосу.

Внутрикосмические ритмы и структуры подчинялись определенным числовым закономерностям, причем между пространственной и временной организацией космоса имелся ряд соответствий. Особенно наглядно это отрази­лось в представлении о «седми небесех» (по числу планет), созданных «по образу седмих век» (тысячелетий) мира.

Четвертица стихий также мыслилась важным условием устойчивости и гармонии мироздания. «4 стихиа суть съставляюще мир: огнь, вздух, вода и земля. Сия убо че­тыре потреба есть, да будут равна съпряжна и тогда со­ставляют мир» 6. Возможно, именно это обстоятельство за­ставляло отвергнуть аристотелевское учение об эфирной природе неба. «Убо Аристотел петоро речетелно небо и друго [т. е. отлично] 4-х стихии. Платон же от 4-х съставъ съвъкуплетисе небесное тело отречет. Сведетелству есть же сему Прокл, глаголя: от 4-х цветовь сему съставитися съставом. И Великыи Василие сему съставы много­видно се речет» 7.

Примечательно, что хотя в Византии, как это известно из Синодика в Неделю Православия 8, был предан анафеме платонизм с его учением об отвлеченных идеях, византий­ские мыслители с несомненным увлечением воспринимали пифагорейско-платоновское представление о музыкально-числовой гармонии небесных сфер. Конечно, в какой-то мере это объяснимо их зависимостью от Птолемея, крупнейшего систематизатора античного учения о гармонии, но значение самого факта принижать нельзя.

Не остались равнодушными к подобным поискам и древ­нерусские книжники. Правда, чрезвычайно дробная, мелоч­ная регламентация космического порядка, свойственная

207


«оккультной традиции («Шестокрыл» и т. п.), широкого рас­пространения не получила. Напротив, во многих текстах подчеркивается «неизреченность» красоты мироздания, не­постижимость ее с помощью рассудочных схем. И все-таки поиски числовых закономерностей не прекращались.

Наряду с традиционными циклами и числовыми соот­ветствиями мы находим в древней Руси и учение о так называемом периодическом «обновлении» или «поновлении» стихий. Впервые оно встречается в трактате знаменитого математика XII в. Кирика Новгородца9. Высказывалось предположение о связи этого учения с пифагореизмом, при­чем в роли возможного посредника допускалось какое-то гностическое сочинение 10.

Нужно заметить, что ничего в строгом смысле «гностического» в данном разделе Кирикова труда не содержится (если, разумеется, не отождествлять гностицизм с математическим естествознанием, а считать его только христианской ересью). Нам кажется, что более правильно было бы связывать статьи о «поновлениях стихий» со стоицизмом, равно оказавшим влияние как на отдельные построения отцов церкви11, так и на еретические учения вроде гностицизма или даже языческие в духе неоплатонизма. Именно для стоицизма характерна идея периодического обновления всего космоса, осуществляемого через вселенский пожар (экпирозис). Заслуживает в связи с этим внимания то обстоятельство, что в рассматриваемых нами циклах «поновления стихий» огонь не упоминается вовсе: первоэлемент, являющийся (в стоической традиции) началом всякого обновления и потому как бы изъятый из времени, непосредственно причастный вечности, не может пребывать в становлении и претерпевать циклические изменения наряду с прочими стихиями.

Нужно заметить также, что в статьях о «поновлениях» прямо речь идет только о двух первоэлементах — земле и воде, причем последний обычно рассматривается дифференцированно («круг водный» и «круг морскый»), обновления третьего элемента — воздуха — показаны через «ветреный круг». Кроме того, сюда как правило добавлялись традиционные астрономические «круги»: «солнечный» (28 лет), «лунный» (19 лет), високост, индикт и т. п., а также не­которые другие, происхождение которых не вполне понят­но (круги «небесный» и «звездный»).

В своем примечании к статьям о «поновлениях» в трак­тате Кирика Новгородца В. П. Зубов вынужден был признать, что «какие-либо аналогии этим периодам в античной и средневековой литературе» ему не известны12. Это

208


послужило нам дополнительным основанием для поисков новых источников в древнерусской рукописной традиции. Недавно мы обратили внимание на то, что в древнерусском космологическом своде XV в. находятся статьи о «поновлениях», прямо перекликающиеся с сочинением Кирика. Аналогичные статьи были отмечены и в сборнике 1446 г. из Кирилло-Белозерского монастыря (№ 10/1087)13. Оба указанных фрагмента представляют значительную ценность, поскольку рукописи, в которых они содержатся, почти столетием старше самого раннего списка «Учения» Ки­рика (ГПБ Погод. 76, XVI в). Кроме того, оба фрагмента заметно пространнее соответствующих статей «Учения».

Сравним: Син. 951, л. 299—299 об.: «Обновление земли. Весто да есть, яко за 40 лет поновляетсь земля. Егда хощет уведати поновление земли, то положи въся лета от Адама и разочти по 40, ту есть поновление земли. В 1000 лет поновление 25, а в 2000 поновление 50, а в 4000 поновлении 100, а в 6000 поновлении 150. Да есть от Адама лет 6920, а поновлении изошло 173, а до конца миру 14 отселе два поновлениа».

Столь же пространен текст в Кирилло-Белозерском сборнике № 10/1087, л. 327 об.: «Весто да есть, яко 40 лет поновляет Бог землю. Егда же хощеши видети поновление земли, то положи вся лета от Адама, то же разочти на 40 и еже ти сь оста мне 40, то есть поновление земле...» и т. д.

В тексте «Учения» Кирика соответствующий отрывок читается так: «О земленем поновлении. Земля пакы поновляется за 40 лет. Да тех поновлении есть в толице же лет 15  166, а последняго поновлениа 4 лета» 16.

Несомненно, что источник всех этих текстов общий, но связаны ли сборники XV в. с «Учением» Кирика общей славянской рукописной традицией или только греческим оригиналом, мы пока заключить не можем. Списки XVIXVIII вв. свидетельствуют, что статьи о «поновлениях» вос­производились дословно или с некоторыми изменениями и в более позднее время.

В июльском томе Великих Миней-Четий митрополита Макария мы находим их в составе «Златой Чепи», где они наряду с другими статьями космологического трактата «О небеси» полностью повторяют текст Син. 951, причем сохранены даже указания на оставшееся число лет до «кон­ца миру», ставшие в XVI в. явным анахронизмом 17.

В Псалтири с восследованием первой четверти XVII в. мы читаем следующую запись: «Обновляется круг небесный за 100 лет, а земныи за четыре лета, а звездный за

209

8 лет, а солнечный за 28 лет, а мореный за 60 лет, а лунный за 19 лет, а высокосныи за 4 лета, а водный за 7 лет» 18.

Очевидно, вследствие ошибки в протографе («м» и «о» под титлами приняты соответственно за «д» и «з») поновления земли и воды по сравнению с исходным текстом умень­шены в 10 раз, сокращен и «звездный круг» («и» вместо «н»). Но важным в конечном счете для древнерусского книжника было не то или иное конкретное число, а сам принцип числовой организации становления стихий.

В одном из сборников XVII в. традиционные «поновления» дополнены самым большим, пожалуй, циклом, известным древнерусской книжности — 532 г. (обычно он назы­вается «кругом святыя пасхи») 19: «Круг небесный и земныи обновляетца в 532 лета, небо обновляется во 100 лет...» и т. д.20.

Даже в XVIII в. статьи о «поновлениях стихий» про­должали с любовью переписывать, а порой снабжали рисун­ками и чертежами.

Так, в сборнике XVIII в. мы находим краткую редакцию этих статей, заимствованную из списка XVII в., в ко­тором были произведены соответствующие календарные вы­числения: «Было обновление морю во 119... осталось 8 лет, будет обновление в 7202, в 7240 лете...» 21. А. X. Востоков сделал отсюда заключение, что «сие сочинено в 1682 г.» 22.

В сборнике 1730 — 40-х гг. статья о «поновлениях» построена в форме вопроса-ответа: «Вопрос: в колико лет всея твари обновляются крузи. Ответ: Круг небесны во сто лет. Земны в девятъдесять лет...» и т. д.23 Примечательно, что «морски» круг здесь имеет 22 года, звездный вследствие ошибки переписчика, принявшего «н» (50) за «и восьмеричное», определен в 8 лет (та же ошибка в цитирован­ной выше Псалтири Никиф. 478).

В этой же рукописи на л. 221 об.— 222 об. имеется несколько рисунков, наглядно представляющих содержание данной статьи. На л. 221 об. в круге с цифровыми обозна­чениями показаны «Возвраты небесныя и звездныя и солнечныя и лунныя и морю и водам и ветрам и земли и високосту и индикту», рассчитанные на 7240 (1732) г. На л. 222 против аналогичной схемы запись о солнечном затмении «з западной страны» («1739 году июля 24 дня в 13 часу дни»): владелец рукописи увлекался астроно­мией.

В сборнике последней четверти XVII в. статья о «поновлениях» также построена в форме вопросов-ответов, но некоторые числа в ней отличны: «[Впрос: А колико лет

210


обновляется круг небесный.— 300. А стол земныи за 90 лет, звездыи за 50...» и т. д.24.

Значительный интерес представляет фрагмент сборника последней четверти XVII в. (судя по почерку и знаку бумаги «герб Амстердама») из собрания Мазурина25. Соот­ветствующий текст о «поновлениях» здесь, правда, немногим пространнее, чем в Никиф. 478 или Погод. 1606: добавлен лишь «ветреный круг» (4 лета) и индиктион (15 лет). Любопытно, однако, что сразу за этими сведениями следует статья «О возрасте человече» (л. 1 об.), построенная на семилетнем цикле (она восходит к античному псевдогиппократовскому трактату «О числе 7»26). Очевидно, писец этой рукописи или ее протографа сознательна соединял статьи по одному главному признаку — наличию числовой закономерности в природных явлениях27.

В заключение мы считаем целесообразным полностью воспроизвести небольшую статью на тему о «поновленнях стихий», недавно обнаруженную нами в составном сборнике XVIXVIII вв. Четкость и изящество изложения математической стороны вопроса сочетаются в ней с ясно выраженным пониманием ограниченности методов математического познания, что нужно признать весьма характерным для древнерусской гносеологии.

О счислении кругов времени и поновлении стихий28

Изложено вкратце зело истинно указуетъ, колико число указуетъ прейдетъ месяцей, и недель, и дней, и часовъ, и лунных круговъ, и солнечныхъ, и протчихъ во всю восмъ тысящъ летъ века сего.

Ельма убо потребствовалося твоему благопросвещенному смыслу от нашего худоумия, да бы из'явити настоящего жития преминути месяцей, и недель, и дней, и часовъ, и солнечныхъ круговъ, и лунныхъ, и протчихъ, то уж, пречестная главо29, по силе нашего разума низлагаемъ зде вкратце.

Ведомо буди, яко во всю 8000 лет30 изойдетъ кнпжныхъ месяцей 96 000. А простыхъ месяцей, яже чтутся по четыре недели, 104 35831 месяцей32 и 12 дней. А лунных 99 000 и 8 месяцей и 25 дней. А неделнаго числа 416 000 и 30 00033 дней. А дневнаго щету 30 легеоновъ н 322000 дней. А часовнаго еще ту 3 ворона и 6 легеордовъ. и 20 легионовъ34 и 64 000 часовъ, нощныхъ толикоже.

А инъдиктовъ обойдетъ 533 круга. А великихъ миротворных 15 круговъ. А небесныхъ поновлении сто круговъ.

211


А земныхъ поновлений двести круговъ. А морскихъ понов-лений 133 круга. А водных поновлений 114 круговъ. А виокосныхъ 2 000 кругов.

И се убо все благоразумию 35 твоему яко в зерцале показахъ, и елико постигохъ, вся изчислихъ, и никако же да помыслиши о сихъ, яко должно изложихъ, но да расмотриши своимъ богомудренным разсуждениемъ в сицевомъ подлиннике, яко истинно суть, понеже в лете единомъ 12 книжныхъ месяцей и 11 дней, а недель 52 недели и единъ день и четверть дни. А дней 365 и четверть дни, а часовъ 4 383 часы. А нощных толикоже (обоего 8766 ча­сов) 36.

И аще хощеши на вся лета коеждо от сихъ учести, и ты перваго лета числа на коеждо лето разлагай, и обрящеши искомое тако. Сице и о кругахъ разумеетъся: сол­нечный кругъ обходитъ въ 28 летъ, а лунный обходитъ въ 19 летъ, а великий кругъ алфа обходитъ въ 532 лета, а не­бесное поновление въ 80 летъ, а земное поновление 40 летъ, а морское поновление37 въ 60 лет. А водное поновление 70 летъ. А вискосъ обходитъ въ 4 лета.

И аще хощеши во всяко лето коеждо круги учести, и ты которых же круговъ летняя числа разочти по чину ихъ и поистине обрящеши их толико же, яко же ти выше из'явихъ, и не позазри ми о семъ, о блаженная душе, яко то­лико множество числа дерзнух изчислити всего; еже под леты бываемое, и тлению подпадаемое, и начало имущее и конецъвсяко можетъ и числомъ описоватися. Едина же не описуется любовь, ниже числомъ изчитается. Несть бо меры доброте ея, неизмерима без[д]на, неизспытана глу­бина, несказанна высота, недоведомо величество ея. По­неже любовь есть Богъ ему же слава во веки. Аминь.

* * *

Открытия новых списков и источников могут, несом­ненно, многое прояснить в судьбе учения о «поновлений стихий» в древнерусской книжности, но уже сейчас можно заключить, что традиция, восходящая к Кирику Новгород­цу и еще далее — к античной натурфилософии на Руси пользовалась неизменным вниманием, являясь важным зве­ном космологических представлений.

1   Громов М. Н. Античное учение о стихиях в Древней Руси.—Вестник Моск. ун-та.— Сер. 7.— Философия.— 1981.— № 2.— С. 65—74.

2   Гаврюшин Н. К. Византийская космология в XI в.//Историко-астрономические исследования.— 1983.— Вып. 14.— С. 327—338.

3   Горский В. С. Проблема целостности мира в философской куль-

212


туре Киевской Руси и Древней Болгарии // У истоков общности фило­софских культур русского, украинского и болгарского народов.— Киев, 1983.— С. 43.

4   Novacovic St. Odlomci srednjevekovne kosmografije i geografije//Starine.— Zagreb ,  1884.— Rnj.  16.— S. 41—56Кристанов  Цв., Дуйчев И. Естествознанието в средневековна България.— София, 1954.—С. 336—374.

5   Рукописный сборник ЦНБ УССР.— Поч 47.— Л. 248—256 об.

6   Рукописный сборник XV в. ГИМ.— Синод,   собр.— № 951 .—Л. 282 об.

7   ЦНБ АН УССР.— Поч./Б 47.— Л. 255.

8   Успенский Ф. [П.] Очерки по истории византийской образованости.— СПб., 1891; Лосев А. Ф. Очерки античного символизма и мифо­логии.— М., 1930.— С. 844—856.

9   Кирик Новгородец. Учение им же ведати человеку числа всех лет // Историко-математические исследования.— М., 1953.— Вып. 6.

10  Муръяное М. Ф. О космологии Кирика Новгородца//Вопросы истории астрономии.— М., 1974.— Сб. 3.— С. 16—17.

11     Spanneut М. Le Stoïcisme des Pères de l’Eglise.— P. 1957.

12  Историко-математические исследования.— М., 1953.— Вып. 6.—С.   195.

13  Гаврюшин Н. К. Космологический трактат XV века как па­ мятник древнерусского естествознания // Памятники науки и техни­ки.— М., 1981.— С. 191. Вероятный греческий источник — Cod. Laurent.
LXXXVI, 14, где в серии статей, близкой по составу к Сип. 951, имеются, согласно описанию (Bandini А. М. Catalogue codicum manuscriptorum Bibliothecae Mediceae Laurentianae.— Lipsiae, 1956. Vol. 3.—Col. 344, статьи об «обновлении неба» и т. п.

14  7000 лет «от Адама» — т. е. 1492 г. по русской традиции.

15  А именно 6644 — параграф о «поновлений земли» следует здесь за «поновлениями неба».

16  Историко-математические исследования.— С. 182—184.

17  Великие Минеи-Четии.— ГИМ.— Синод, собр. 996.— Л. 976.

18  Псалтирь с восследованием.— ГБЛ.— Никиф. 478.— Л. 623 об.

19  В Византии знали «великий год» величиной в 1753 200 лет (Гаврюшин Н. К. Византийская космология в XI в.—С. 332—333).

20  ГПБ.—Погод. 1606.—Л. 112 (по прежней пагинации 114).

21  ГБЛ.— Рум. 375.— Л. 47.

22  Востоков А. X. Описание русских и словенских рукописей Румяпцевского музеума.— Спб., 1842.— С. 553.

23  ГБЛ.— Ед. пост. 127.— Л.  57.   В  печатном   описании   (Турилов А. А.) эта статья названа «апокрифом» (Записки Отдела рукопи­сей ГБЛ.— М., 1981.— Вып. 42.— С. 179). Нам представляется, что такое определение нуждается в доказательстве, так как есть опасность отне­сения к апокрифам любых естественнонаучных реминисценций.

24  ГПБ.— Погод. 1558.— Л. 39; Бычков А. Ф. Описание церковно­славянских и русских рукописных сборников Императорской Публич­ной библиотеки.— Спб., Ч. 1.— С. 164.

25  ЦГАДА.Мазур. 980.—Л. 1—6 (90—95 по прежней пагинации).

26  Маковельский А. О. Досократики. Казань, 1914. Ч. 1.—С. XX и след. Сравни также рукопись: ГИМ.— Щук. 132.— Л. 615   (Яцимирский А И. Описание славянских   и   русских   рукописей   собрания
П. И. Щукина.-М., 1896.- Т. 1.- С. 195).

27   В следующем далее в этой рукописи «Сказании о зачатии че­ловеческом» младенец уподобляется свитку, в чем соблазнительно уви­деть отголоски древней микро- и макрокосмической аналогии, так как сравнение «неба»  («космоса»)   со свитком весьма распространено.

213


Вспомним, к примеру, знаменитую фреску в Кирилловской церкви в Киеве, изображающую ангела, сворачивающего небо в свиток, ветхо­заветный образ сворачивания небес подобно одежде («яко одежду свиеши я» — Псалом 101, ст. 26—27) или тот же мотив в мифопоэтической традиции Древней Индии: в Шветашватаре-упанишаде (VI, 20) читаем: «Когда люди свернут пространство подобно куску кожи, на­станет конец горю без знания Бога» (Древнеиндийская философия.— М., 1963.—С. 257).

28   Печатается по рукописи ОР ГБЛ из собрания Чуванова (№ 71.—Л. 335 об.— 339), где данная статья находится среди выписок из Златой Чепи. Водяной знак бумаги — голова шута, типа Геракл. 1318 (1666) —
позволяет отнести список к последней трети XVII в. Название дано нами, в рукописи от предшествующего текста статья отделена кино­варным инициалом.

29   Подобное обращение характерно для посланий Максима Грека и вообще для греческой традиции (Буланин Д. М. Переводы и послания Максима Грека.—Л., 1984.—С. 119.—Прим. 125).

30   Очевидно, новая временная граница «мира сего», так как ожи­давшийся в 1492 г. в связи с окончанием 7000 лет от сотворения мира «конец света» не наступил.

31   В отличие от предыдущего числового обозначения, буквенные знаки 104 («рд» под титлом) не имеют здесь дополнительного значка «тысячи».

32   Слово приписано над строкой.

33   Под титлом стоят буквы «ук», «зело», «и десятиричное», у каж­дой значок «тысячи», союзом «и» отделена буква «люди», также созначком «тысячи».

34   Ворон — 107, легеорд — 106, легион — 105.

35   В рукописи ошибка: «благоразумно». При переписке окончание «ïю» прочитано как «но».

36   Взятое нами в скобки приписано позднее мелкими буквами.

37   Слово написано дважды (л. 338 и 338 об.).

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова