Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Творение святого преподобного
Иосифа Волоцкого

ПРОСВЕТИТЕЛЬ

К оглавлению  

Слово тринадцатое,
против ереси новгородских еретиков, говорящих, что нельзя осуждать ни еретика, ни отступника. Здесь же собраны свидетельства из святых книг о том, что еретика и отступника не только осуждать, но и проклинать следует, царям же и князьям и судьям подобает отправлять их в заточение и предавать лютым казням.

Новоявленные новгородские еретики, Алексей протопоп, Денис поп, Федор Курицын и многие другие их единомышленники соделали ныне много зла, и зло это нельзя ни языком изречь, ни словами высказать, ни умом охватить — такую хулу произнесли они на Святую Животворящую Троицу, на Пречистую Богородицу, на великого Иоанна Предтечу и на всех святых и так осквернили святые Божии Церкви, честные и животворящие кресты и всечестные иконы. И сотворив столько зла, они убоялись ревности православных о благочестии — убоялись того, что, узнав о всех их злых делах, соборне осудят их по божественным правилам на окончательную погибель в нынешнем веке и в будущем. Поэтому они всячески старались утаиться от православных и говорили, желая своими словами испугать истинно верующих, что не подобает осуждать ни еретика, ни отступника. Они приводили в свидетельство слова Господа, Который сказал: “Не судите, да не судимы будете”(Мф. 7, 1.), — и слова святого Иоанна Златоуста, который говорит, что никого нельзя ненавидеть или осуждать, ни неверного, ни еретика, и не следует убивать еретика; если же нужно судить еретика или отступника, то пусть он будет осужден по царским и гражданским законам, а не иноками и даже не мирскими людьми, если они не заседают в судах.

Тот, кто хочет подробно узнать, что значат слова Господа: “Не судите, да не судимы будете”, — пусть прочтет свидетельство святых книг, написанных об этом святыми преподобными и богоносными отцами нашими: святым Иоанном Златоустом, Василием Великим, божественным Афанасием Великим и многими другими отцами нашими. Именно из их сочинений достойнейший и величайший преподобный отец наш Никон сделал извлечения и изложил в своем пространном сочинении, в тридцать девятом слове.

Мы же теперь разъясним слова божественного Златоуста, который говорит: не следует ненавидеть какого-либо человека или творить ему зло, даже если это нечестивый или еретик. Говоря так, этот великий и равноапостольный муж указывает определенные временные условия, поскольку нет воли Божией, чтобы всегда было так. Великий Златоуст свидетельствует, что не следует или ненавидеть какого-либо человека или творить ему зло, даже если это нечестивый или еретик, — до тех пор, пока мы не получаем от него душевного вреда.

Ведь так делают и пастухи: пока звери ничем не беспокоят их, они, улегшись под дубом или под кедром, играют на свирели, оставив овец пастись на воле; когда же почувствуют они приближение волков — немедленно отбрасывают дудочку, хватают пращу и, забыв о свирели, вооружаются дрекольем и камнями, становятся перед стадом и грозно кричат во весь голос, пока не отгонят зверя, еще не успевшего нанести вреда.

Так подобает делать и нам, пасущим Христово стадо, пастырям и учителям. Если пастыри увидят неверного или еретика, который не приносит верным никакого душевного вреда, то пусть и они, поучаясь в лугах книжных повестей, наставляют неверных еретиков со смирением и кротостью. Если же увидят, что окаянные еретики, которые злее всяких волков, хотят Христово стадо погубить и растлить еретическими иудейскими учениями, — тогда подобает им проявить всяческую ревность и заботу о том, чтобы не был похищен зверями ни один ягненок из Христова стада. Так говорит святой Златоуст.

Если неверные еретики не прельщают никого из православных, то не следует делать им зла (В рукописи Соловецкой библиотеки №327 прибавлено: “и ненавидеть”.); когда же увидим, что неверные и еретики хотят прельстить православных, тогда подобает не только ненавидеть их или осуждать, но и проклинать, и наносить им раны, освящая тем свою руку. Так повелевает сам святой Златоуст, который пишет: поскольку мы говорим о хуле на Единородного Сына Божия, я теперь хочу просить вас об одном даре — чтобы вы наказывали всех появляющихся в городе хулителей. Если услышишь, что кто-нибудь на перекрестке или на торгу среди народа хулит Владыку Христа, подойди и запрети. Если же придется и побить его, не отвращайся — ударь его по щеке, сокруши его уста, освяти руку свою раной. Если схватят вас и повлекут на суд — иди; если судья, допрашивая, потребует показаний — говори с дерзновением, что тот похулил Царя ангельского. Ведь того, кто хулит земного царя, подобает предавать мучениям; тем более относится это к хулящему Царя Небесного. На всех лежит грех, если нет правды. Подобает всем, кому нужно, разъяснять, пусть узнают и жиды, и поганые еретики, что христиане — спасители государства, строители, заступники и учителя. Пусть узнают необузданные и развращенные жиды и еретики, что им подобает бояться Божиих рабов. Если и захотят они когда-либо говорить что-нибудь неподобное — пусть повсюду следят друг за другом, пусть и теней трепещут и пугаются, едва заслышав христиан.

Или не знаете, что сделал Иоанн Креститель? Увидев деспота, отвергающего брачные законы, он с дерзновением сказал посреди торжища: “Не должно тебе иметь жену брата твоего”(Мк. 6, 18.).

Я же веду речь не о людях, не о судье и не о браках беззаконников, но о поругании Владыки.

Если даже и умереть придется, не ленись учить брата своего, ибо это — мученичество за Христа. Ведь и Иоанн — мученик: хотя от него не требовали ни приносить жертв, ни поклоняться идолам, но он видел, что попираются божественные законы — и за это положил душу свою.

И еще говорит тот же Златоуст: возлюбленные, много раз я говорил вам о безбожных еретиках и теперь умоляю не объединяться с ними ни в пище, ни в питье, ни в дружбе, ни в любви, ибо поступающий так отчуждает себя от Христовой Церкви. Если кто-либо и проводит житие ангельское, но соединяется с еретиками узами дружбы или любви — он чужой для Владыки Христа. Как не можем мы насытиться любовью ко Христу, так и ненавистью к врагу Его не можем насытиться. Ибо Сам Он говорит: “Кто не со Мною, тот против Меня”(Мф. 12, 30.).

Вот что говорит и повелевает святой Златоуст, научившись от святых апостолов, которые именно так и поступали.

Ведь в Деяниях святых апостолов написано: когда святые апостолы Петр и Иоанн пришли в Самарию, Симон-волхв принес им серебро, говоря: “Дайте и мне власть сию, чтобы тот, на кого я возложу руки, получал Духа Святаго”(Деян. 8, 19.), — и святые апостолы при этом не осудили его на смерть. Но когда он дошел до совершенного нечестия, развращая благочестивых и прельщая верующих, — тогда был наказан смертью (Житие ап. Петра., память 29 июня. Далее при ссылке на житие указываем только число месяца. — Ред.).

Так же поступил и святой Иоанн Богослов (26 сентября.). Пока Кинопс жил в своем месте и никого из верных не прельщал, не был он и осужден; когда же он пришел в город, желая развратить верующих, — тогда и был предан смерти.

Так же и святой апостол Филипп (14 ноября.): он не приходил к архиерею, не осуждал его; но когда увидел, что архиерей пришел не для чего иного, как для развращения благочестивых, тогда и покарал его смертью.

Подобно тому поступил и святой апостол Павел: он не искал Еллима-волхва, не осуждал, не порицал; но когда увидел, что тот хочет отвратить Анфипата от веры — тогда осудил его быть слепым и не видеть солнца (Деян. 13, 6 — 11.).

Точно так же делали и святые преподобные и богоносные отцы наши, священноначальники и пастыри.

Так, святой Иоанн Златоуст (13 ноября.) видел, что ариане, живущие в Константинополе, никому из православных не делают дурного, потому и сам не делал им никакого зла; когда же ариане стали прельщать людей и сочинили некие песнопения, чтобы смутить верующих в Единосущность, — тогда святитель умолил царя, чтобы тот изгнал их из города.

Так и святой Порфирий, епископ Газский (26 февраля.), видя, что живущие в Газе еретики, исповедующие манихейство, не прельщают никого из православных, не осуждал их; когда же еретики пришли прельщать христиан — тогда святитель Порфирий осудил их, сначала на немоту, а потом на смерть.

Так и святой Лев, епископ Катанский (20 февраля.), не сразу осудил еретика Илиодора на смерть; но когда Илидор пришел в церковь, творя некие наваждения, чтобы прельстить благочестивых, святитель Лев вышел из церкви и сжег Илиодора огнем, и опять вошел в церковь, и совершил божественную службу.

Так поступал и святой Феодор, Едесский епископ (9 июля.): хотя в Едессе было множество еретиков, но они не делали особого зла православным, и сам он не делал им никакого зла; когда же святитель увидел, до каких злодеяний дошли они — прельщают православных и разграбляют церковное имущество, — тогда и он отправился в Вавилон и умолил царя, чтобы тот истребил еретиков.

И много есть подобного в святых книгах: если еретики держались своей ереси, но православным не делали вреда, то святые и преподобные отцы наши их не осуждали; если же отцы наши видели, что неверные и еретики хотят прельстить православных, то осуждали их. Так подобает и нам поступать. Поскольку появившиеся ныне еретики принесли такую пагубу душевную и вред и стольких православных заманили в жидовство, что и не счесть, — пусть каждый православный старается распознавать и искоренять их лукавство, чтобы таким образом нам стать причастниками Небесного Царства.

Скажем и о других словах того же великого церковного учителя, святого Иоанна Златоуста: не следует нам убивать еретиков, ведь если бы мы убивали еретиков, то во вселенной шла бы непрекращающаяся война.

Святитель говорит это о епископах, священниках, иноках и о всем церковном причте, а не о царях или князьях или судьях земных. Если бы он говорил о царях, князьях и судьях земных, то он сказал бы, что не подобает царям, князьям и судьям убивать еретиков. Он же говорит: “Если бы мы убивали еретиков”. Это ясно показывает, что речь идет о епископах, священниках, иноках и о церковном причте, ведь и сам он был сначала церковным причетником и иноком, потом священником, а затем епископом. Потому от лица всех их он и говорит: “Если бы мы убивали еретиков, то шла бы непрекращающаяся война”, — но вовсе не о царях, не о князьях, не о судьях земных сказано это.

О царях, князьях и судьях говорят святые апостолы, — о том, что они получили власть от Господа Бога для наказания преступников и для поощрения делающих добро. Верховный апостол Петр наставляет: “Будьте покорны всякому человеческому начальству (то есть человеческой власти), для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро, — ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей”(1 Пет. 2, 13 — 15.). Подобно тому учит и апостол Павел: “Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое”(Рим. 13, 3 — 4.).

Подобно тому говорят и святые отцы.

Святитель Златоуст: итак, земное начальство поставлено на пользу людям, от Бога, а не от дьявола, как говорят некоторые недостойные; оно поставлено, чтобы люди, боясь властей, не поглощали друг друга, словно рыбы. Потому и сказал святой апостол Петр: “Такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей”.

Так же говорит и святой Григорий, епископ Акраганский, в завещанных им правилах: великое дарование Божие людям, данное свыше по человеколюбию, — священство и царство: одно служит Богу, другое, властвуя, печется о человеческом. Тому, кто принял от Вышнего повеление управлять человеческим родом, подобает не только о своем заботиться и свою жизнь управлять, но и все, чем владеет, спасать от треволнения и многогреховного смятения, ибо отовсюду угрожают нам лукавые духи и смущают наше смиренное тело.

Могут сказать, что святые апостолы и преподобные отцы повелели царям, князьям и властителям наказывать творящих злое, то есть убийц, прелюбодеев, занимающихся воровством и разбоем и иными злыми делами, а еретики и отступники здесь ни при чем. Но если это было повелено об убийцах, прелюбодеях и делающих иные злые дела, то тем более подобает поступать так по отношению к еретикам и отступникам.

Об этом свидетельствуют святые книги. В священных правилах, относящихся к гражданским законам, о неверных и еретиках говорится так: те, кто сподобились святого крещения, но отступили от православной веры и стали еретиками или совершали жертвы эллинским богам, подлежат смертной казни. Если жид дерзнет развратить христианскую веру, подлежит отсечению головы. Если же манихеи или иные еретики, ставшие христианами, начнут потом поступать и рассуждать по-еретически, да будут усечены мечом; а тот, кто знает об этом и не предает их казни, тоже подлежит смертной казни. Если же какой-либо воевода, или воин, или начальник общины, обязанный следить за тем, не поступает ли и не рассуждает ли кто-нибудь по-еретически, узнает о еретике и не предаст его суду, — даже если сам начальник и православный, он подлежит смертной казни.

Зачем же утверждать, что не подобает осуждать ни еретика, ни отступника? Ведь из сказанного понятно, что подобает не только осуждать, но и предавать лютым казням, и притом не только еретиков и отступников: и сами православные, узнавшие о еретиках или отступниках, но не предавшие их судьям, подлежат смертной казни.

Если же кто-либо скажет: “Это гражданские законы, а не апостольские и не отеческие писания”, — тот пусть послушает преподобного отца нашего Никона, который так говорит о гражданских законах в своих богодухновенных сочинениях, а именно в своих посланиях, в слове двадцать первом: Святой поклоняемый Дух вдохновил божественных отцов на святых Соборах, и они установили божественные правила — изложили внушенные Святым Духом божественные законы и слова святых и богоносных отцов и святые заповеди, изреченные устами Самого Господа. Однако божественные правила издревле были перемешаны с гражданскими законами и определениями. Так возникла книга Номоканон, то есть правила закона. Книга эта, в которой божественные правила, заповеди Господни и изречения святых отцов смешались с гражданскими законами, составилась не случайно, но по Божьему Промыслу. Ведь святых отцов, бывших на Вселенских и на поместных Соборах, наставлял Святой и животворящий Дух, и они собрали божественные правила и законы, слова святых отцов и сказанные Самим Господом святые Его заповеди, — и со всем этим древние святые отцы соединили и гражданские законы. Так кто же дерзнет разделить или похулить то, что было воспринято от Святого Духа и святых отцов и сочетается со всем Священным Писанием?

Подобно тому пишет и Афанасий Великий: те, кто говорят, что не подобает судить творящих смертные грехи, суть служители ереси. Но если бы было так, как они утверждают, то праведный Ной не осудил бы нечестивого Хама быть рабом братьев своих (Быт. 9, 20 — 27.). Ведь и Моисей повелел изрубить мечом три тысячи человек, поклонившихся тельцу (Исх. 32, 25 — 28.), а собиравшего дрова в субботу повелел побить камнями (Чис. 15, 32 — 36.). Иисус Навин истребил Ахара со всем домом за воровство (Нав. 7, 19 — 26.). Финеес же убил Замврия за блуд (Чис. 25, 6 — 8.). И Самуил убил Агага царя пред Господом (1 Цар. 15, 32 — 33.). И Илия заколол у потока ложных пророков, как свиней (3 Цар. 18, 40, 4.). Елисей же осудил Гиезия за мздоимство, наказав проказою (Цар. 5, 20 — 27.). А Даниил осудил блудливых старцев по Закону Моисееву и казнил их (Дан. 13, 60 — 62.). Святой апостол Петр, получивший ключи от Царства Небесного, осудил Ананию с женой его, утаивших часть своих доходов, и они тотчас испустили дух (Деян. 5, 1 — 11.). И Павел предал сатане Александра кузнеца, Именея и Филита, чтобы научились не богохульствовать (1 Тим. 1, 20; 2 Тим. 2, 17.).

Так судили праведные — и не были осуждены, но были избраны особо, на духовное служение.

Афанасий Великий так говорит и учит о совершающих смертные грехи: тяжелее и страшнее всех смертных грехов — впасть в ересь и отречься от Христа. Так говорит божественный Афанасий.

И великий Иоанн Златоуст пишет: царским судом и гражданскими законами обуздывается воля безумных людей, творящих смертные грехи и губящих душу и тело. Так говорят и священные правила святых отцов. Слушайте, цари и князья, и разумейте, что держава дана вам от Бога (Ср.: Прем. 6, 1 — 3.), что вы — слуги Божии. Для того Он поставил вас пастырями и стражами людей Своих, чтобы вы соблюли стадо Его невредимым от волков. Бог избрал вас Своими наместниками на земле и, вознеся, посадил на ваши престолы, милость и жизнь дал вам, и меч вручила вам вышняя Божия десница. Вы же не скрывайте истину среди неправды, убойтесь серпа Небесного и не давайте воли людям, творящим зло, не позволяйте нападать на праведных людей бешеным псам; ведь если бы кто-нибудь дал меч человеку безумному, он был бы виновен в гибели не только тела, но и души.

О ком можно сказать, что они не только тело губят? Убийца и тот, кто занимается разбоем или притесняет ближнего, губит лишь тело. Когда же Златоуст говорит о людях, “губящих душу и тело”, он имеет в виду еретиков и отступников: именно они вместе с телом губят и душу, прельщая православных еретическими учениями.

И что же? Если они сотворят зло, то грех и на душе попустившего, то есть на царе, на князе и на судье земном: они дали волю злочестивым людям, и за это с них спросит Бог в страшный день Второго Пришествия Его. И потому цари и властители должны иметь попечение о том, чтобы карать еретиков, восстающих на Христа.

Согласно с этим наставляет и учит священный Златоуст: то, что происходит по воле Божией, хотя и может казаться злом, есть наибольшее добро; а то, что против воли Божией и не угодно Ему, хотя и может казаться хорошим, — наиболее злое и законопреступное дело. Если кто-нибудь убьет по воле Божией — убийство это лучше всякого человеколюбия. Если же кто-нибудь и окажет милость, из человеколюбия, но вопреки воле Божией, — милость эта недостойнее всякого убийства. Не природа вещей, но Божий суд делает их добрыми или дурными.

Чтобы уразуметь, что это воистину так, выслушай несколько примеров.

Саул, царь Израилев, однажды помиловал, против воли Божией, Агага, царя амаликитян, и за это помилование был осужден Богом, — не только он сам, но и все потомки его (1 Цар. 15.).

И Ахав, захватив царя Ассирийского Адера, помиловал его, вопреки тому, что было угодно Богу, и отпустил его с великими почестями; и Бог послал к Ахаву некоего пророка, сказавшего: “Так говорит Господь: за то, что ты выпустил из рук твоих человека-убийцу... душа твоя будет вместо его души, народ твой вместо его народа” (Ср.: 3 Цар. 20, 26 — 34, 42.).

Подобно тому и некий пророк сказал другу своему, “по слову Господа: бей меня. Но этот человек не согласился бить его. И сказал ему: за то, что ты не слушаешь гласа Господня, убьет тебя лев, когда пойдешь от меня. Он пошел от него, и лев, встретив его, убил его. И нашел он другого человека, и сказал: бей меня. Этот человек бил его до того, что изранил побоями”(3 Цар. 20, 35 — 37.). Что может быть удивительнее этого? Бивший пророка спасся, а пожалевший — пострадал. Уразумей же, что, когда Бог повелевает, не подобает размышлять о природе происходящего, но следует лишь повиноваться.

Поэтому все святые преподобные и богоносные отцы наши, пастыри и учители, умоляли благочестивых царей и князей, чтобы они истребляли еретиков.

Так, святые отцы Шестого Вселенского Собора обращались к благочестивому царю Юстиниану: “А ты, царь, позаботься вот о чем: если какие-нибудь остатки эллинского или иудейского еретического зла попадут в зрелую пшеницу, искорени их, как сорняки — да будут они исторгнуты и да очистится церковная нива горячей любовью к Богу царей и властителей, превзошедших ревнителя Финееса и поразивших грех копьем”.

И святые отцы, собравшиеся в Иерусалиме, написали к Феофилу, царю греческому, пространный свиток, с такими словами: “Ты же, о царь, прислушайся к молитве смиренных, окажи милость Церкви своей, успокой церковные раздоры и прежде всего останови зловерных отступников, силою праведного своего царства, мышцею благочестия своего”.

Так и первоначальник христиан православных, царь-апостол, великий Константин праведный окончательно низвергнул и осудил в заточение темного и богопротивного Ария, гневу тезоименитого, второго Иуду, с проклятыми его учениками, а также и всех, кто рассуждал подобным образом. Позднее пресветлая звезда, преемник царя, Феодосий Великий, собрал Второй божественный Собор святых отцов, против Македония духоборца, Евномия и ариан, и проклял их, и осудил в заточение с бесчестием. И преемник его, по уму и по имени, Феодосий Младший, собрал в Ефесе святой Собор и низложил Нестория. Великий же во благочестии Маркиан, собрав Четвертый Собор, повелел проклясть Евтихия и Диоскора-суесловца и осудил их в заточение. Великий царь Юстиниан собрал Пятый Собор, против Дидима и Евагрия, последователей ереси Оригена, и проклял их, и осудил в заточение. После этого Константин, внук Ираклия, собрал против Маркиана и Стефана, Сергия, Пирра и Павла и прочих зломудрствующих Шестой Собор святых отцов, которые разгромили еретиков, принявших достойное осуждение за свое зловерие. После этого благочестивая царица Ирина и сын ее, благоверный царь Константин, собрали Седьмой Собор, против злочестивых иконоборцев, и всю их ересь разрушили и до конца искоренили.

Так благоверные цари окончательно разрушили крепость неверных еретиков градобойными орудиями, святыми Вселенскими Соборами, в благоговейном страхе отсекая головы многоглавых змиев, и укрепили чистую православную веру, непоколебимый столп и утверждение церковного благоверия. Зная об этом и повинуясь мольбам и поучениям святых отцов, все благочестивые цари повелевали проклинать еретиков и отступников (В рукописи Соловецкой библиотеки №327 прибавлено: “и посылать в заточение, и предавать лютым казням”.), — поучаясь и от Божественных писаний, Ветхих и Новых.

Ибо так поступали пророки, праведники и благочестивые цари и во времена Ветхого Завета. Когда они видели, что кто-нибудь отступил от Господа Бога Вседержителя, то одних убивали мечом, других же поражали молитвой. Так, по молитве, Моисей приказал посечь мечом отступивших от Бога Вседержителя и поклонившихся златому тельцу (Исх. 32.). Великий среди пророков Илия сделал так, что два пятидесятника, отступившие от Господа Бога Вседержителя, были сожжены огнем божественным, а четыреста человек он посек мечом своею рукою (4 Цар. 1; 3 Цар. 18.). И Иуда Маккавей, увидев, что люди отступили от Господа Бога и поклонились идолам, повелел всех посечь мечом (1 Мак. 3, 1 — 8.). И благочестивый царь Иосия так возревновал о благочестии, что не только убивал живых, прельщающих людей на отступление от Господа Бога, но и кости умерших выкопал, и сжег огнем, и пепел развеял по ветру (4 Цар. 23, 16, 19 — 20, 24.).

А во времена Нового Завета святой апостол Петр молитвой предал смерти Симона-волхва, начальника ересей. Подобно тому и святой Иоанн Богослов молитвой потопил в море Кинопса-волхва. Также и святой апостол Филипп повелел земле поглотить архиерея, глаголавшего хулу на Господа нашего Иисуса Христа. И святой апостол Павел словом ослепил Еллиму-волхва, Именея же и Филита и Александра-кузнеца предал сатане. И еще тот же святой апостол Павел говорит: “Если отвергшийся закона Моисеева, при двух или трех свидетелях, без милосердия наказывается смертью, то сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия”(Евр. 10, 28 — 29.). Это показывает, что более подобает предавать лютым казням тех, кто хулит Сына Божия, чем тех, кто отверг Моисеев Закон. И святой апостол Иуда, брат Иакова, говорит: “И к одним будьте милостивы, с рассмотрением, а других страхом спасайте”(Иуд. 1, 22 — 23.).

Следуя этим божественным пророческим и апостольским писаниям и преданиям, благочестивейшие православные цари и святители посылали еретиков и отступников в заточение и предавали лютым казням. Первый великий царь, равноапостольный Константин, установил во всем своем царстве закон, что не верующие во Святую и Животворящую Троицу должны умереть самой злой смертью, а дома их отдаются на разграбление. И святые отцы Первого Собора не запретили этого. Святой Александр, патриарх Константинопольский (30 августа.), молитвой своей сделал так, что у Ария расселось чрево. По слову великого чудотворца Епифания Кипрского (12 мая.) еретик Аэтий онемел, а на седьмой день был предан смерти. Благочестивый же царь Маркиан осудил на смерть еретика Диоскора, патриарха Александрийского, и не усек его мечом, но послал на остров Ас, где никто не мог прожить и года: все умирали лютой смертью под действием смертоносных ветров. Здесь и Диоскор, и все его единомышленники испустили дух свой в ужасных мучениях. И ведь святые отцы Четвертого Собора не препятствовали этому. Благочестивый царь Юстиниан и Тиверий отсекли головы епарху Аддусу и воеводе Елевферию, поборникам ереси. И великий чудотворец Евтихий, патриарх Царьграда, не препятствовал этому. Великий же царь Ираклий повелел убивать иудеев, не желающих креститься, и множество патриархов, святителей и преподобных, живших в то время, не препятствовали этому. Святой Феодор, епископ Едесский (9 июля.), словом своим сделал немым жидовина, произносившего хулу на Господа нашего Иисуса Христа, и после этого умолил царя Вавилонского, и тот послал воинов в Едес и повелел изгнать из города всех еретиков и забрать их богатство, а другим отрезать языки; и святой Феодор не препятствовал этому. Также и святая царица Феодора и сын ее Михаил отправили в заточение еретика Анния (Имеется в виду Иоанн VII (Грамматик), патриарх Константинопольский (836 — 842 гг.), иконоборец, прозванный Ианнием по имени одного из противников прор. Моисея (ср. 2 Тим. 3, 8; апостол Павел здесь опирается на иудейское предание). — Ред.), патриарха Царьграда, и повелели, растянув его, бить ремнями. И блаженный патриарх Мефодий и многие преподобные отцы наши и исповедники не препятствовали этому. И святой Лев, епископ Катанский, сделал так, что еретик Илиодор был сожжен огнем.

Святые пророки и праведники Ветхого Завета одних отступивших от Господа Бога предавали смерти молитвой и благодатью, данной им от Бога, других убивали оружием и предавали лютым казням, — в Новом же Завете святые апостолы, божественные святители и преподобные и богоносные отцы не убивали еретиков и отступников оружием, но предавали их смерти и лютым казням своими молитвами и силою, данною им от всесильного и животворящего Духа.

Кто-нибудь может сказать, что одно дело — предать смерти с помощью молитвы, а другое — убивать осужденных на смерть с помощью оружия. Ответим ему так: это одно и то же — предать смерти с помощью молитвы или убить виновных с помощью оружия.

Афанасий Великий пишет в слове о творящих смертные грехи следующее. Сначала он упоминает пророков и праведников из Ветхого Завета, которые и убивали оружием, и предавали смерти молитвой. Так, Моисей победил фараона молитвой, а прочих врагов победил оружием. Великий же среди пророков Илия, помолившись, сжег огнем небесным двух пятидесятников и зарубил мечом четыреста скверных иереев. Иисус Навин молитвой разрушил Иерихонские стены, а бывших в городе людей зарубил мечом (Нав. 6.). Потом святитель Афанасий упоминает святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Так, Петр предал смерти Ананию и Сапфиру словом и силой, данной апостолам от Святого Духа. Павел же словом предал лютым казням Еллиму-волхва и Александра-кузнеца, Именея и Филита.

Видишь, Афанасий Великий не сделал никакого различия между убиением с помощью оружия и преданием виновных смерти или казням с помощью молитвы. И если бы не следовало предавать еретиков и отступников смерти и казням, то святые апостолы, божественные святители и преподобные отцы наши не убивали бы молитвой и силой, данной им от Бога, потому что смерть от молитвы более горька, чем смерть от оружия. Ведь если смерть — от молитвы, то совершенно ясно, что виновный осужден на смерть Богом: “Страшно впасть в руки Бога живаго!”(Евр. 10, 31.) А смерть от оружия часто бывает и по человеческому умыслу, и не так бывает страшна, как смерть от молитвы, — для тех, кто имеет разум; ибо человек смотрит на лицо, а Бог смотрит на сердце. Потому-то преподобные и богоносные отцы наши, священноначальники и пастыри предавали еретиков и отступников смерти и лютым казням не оружием, но молитвой и силой, данной им от Бога. Если же какого-нибудь еретика или отступника следовало казнить, они не делали этого сами, но поручали это благочестивым православным царям, поставленным для наказания злодеев, по апостольскому писанию и по свидетельству священных правил, согласно гражданским законам, которые преподобные и богоносные отцы наши связали и соединили со священными правилами.

Теперь скажем еще об одном еретическом мнении: если, мол, и подобает судить или осуждать еретиков или отступников, то подобает это царям, князьям, святителям и судьям мирским, а не инокам, которые отреклись от мира и от всего, что в мире, и которым подобает лишь внимать себе и никого не осуждать — ни еретика, ни отступника.

На это мы ответим следующее.

Если инокам не подобает осуждать ни еретика, ни отступника, то как же Антоний Великий (17 января.) осуждал их? Ведь он говорил, что слова еретиков страшнее яда змеиного, и наказывал ученикам своим не иметь никакого общения с мелетианами или с арианами и прочими еретиками.

И святой Пафнутий исповедник, бывший на Первом Соборе, вместе со святыми отцами осудил Ария в заточение.

А преподобный Пахомий (Пахомий Великий, 15 мая.) всегда осуждал еретиков и говорил, что вступающий в общение с еретиками и читающий писания Оригена, Мелетия, Ария и прочих еретиков сходит на дно ада.

Также и Макарий Великий (19 января.) вышел из пустыни ради того, чтобы осудить еретика и прекратить его ересь, что и сделал.

И преподобный Ефрем Сирин (28 января.), услышав, что умножаются еретические мудрования Аполлинариевы, оставил пустыню и пришел в Константинополь, и не только осудил Аполлинария, но и предал его злой смерти своим благорассудным искусством.

Дивный же Исаакий Далматский (30 мая.) поселился в пустыне с самых младенческих лет, но когда услышал, что Валент распространяет Ариеву ересь, пришел в Византию, и не только осудил Валента, но и предал огню.

И Василий Великий (1 января.) жил в Понте, пребывая в безмолвии, вместе со святым Григорием Богословом; когда же они услышали о множестве еретиков, пришедших в Кесарию, то оставили свои жилища и отправились в Кесарию, и оставались там, пока не прогнали всех еретиков.

Также и великий Евфимий (20 января.), хотя сам и не был на Третьем Соборе, но послал на Собор своих учеников и повелевал осуждать и проклинать еретиков.

Святой же Авксентий (14 февраля.), который по причине глубокой старости и великих трудов не мог пойти на Собор святых отцов, когда те собрались для осуждения ереси Нестория, повелел привести пару волов и отвезти его на Cобор, чтобы осудить и проклясть еретиков.

Точно так же и святой Даниил Столпник (11 декабря.), который не мог ходить своими ногами вследствие сильной немощи, повелел людям отвести его на Собор святых отцов, чтобы проклясть и осудить еретиков.

Подобным образом поступил и Савва Освященный (5 декабря): увидев, что умножается ересь Северова, он отправился из Иерусалима в Константинополь, к царю Анастасию, и умолял его осудить и проклясть еретиков. Великий же Феодосий (11 января.), увидев, что Северова ересь распространяется по миру, оставил монастырь, вышел из пустыни и обходил села и города, чтобы утвердить верных и осудить и посрамить еретиков. Потом он собрал всех иноков, пришел в Иерусалим с Саввою Освященным, и они вошли в церковь, а следом за ними шли ученики их, множество иноков, около десяти тысяч. И Феодосий Великий и Савва Освященный взошли на амвон и осудили и прокляли Севера и всех еретиков.

Так же было и на Шестом Соборе: вместо патриарха Александрийского прибыл монах Петр со святыми отцами и осудил еретиков.

Так же поступила и святая мученица девица Феодосия (29 мая.), которая родилась по обетованию святой мученицы Анастасии, семи лет постриглась в иноческий образ и с тех пор пребывала в монастыре неотлучно. Услышав, что царь Лев, из Исаврии, послал своего спафария, чтобы он сбросил и разбил икону Владыки Христа, изображенную на медных городских воротах, святая Феодосия поспешила к месту тому, и, увидев, что спафарий трижды ударил секирой по образу Спаса Христа, немедленно сбросила лестницу на землю, и предала спафария горькой смерти. Потом вместе с другими инокинями она отправилась в патриархию, и они побили камнями патриарха Анастасия, иконоборца, и здесь же святая была убита злочестивым царем, за образ Господа нашего Иисуса Христа. А чтобы не сказал никто, что Христова мученица Феодосия сотворила это дело не по божественному повелению — своими руками предала человека смерти, — для этого преблагой Владыка Христос по смерти прославил ее множеством чудес и дивными знамениями, и тело ее сохранил целым и нетленным, чтобы все приходящие к ее гробу получали исцеление от всяких недугов. И святые божественные отцы почтили ее песньми и похвалами, канонами и тропарями, и наравне с великими мучениками и мученицами Христовыми повелели праздновать ее память, мая в 29 день.

Позднее же, вместе со святой царицей Феодорой и с благочестивым царем Михаилом, собрались святые великие постники и чудотворцы: великий Иоанникий, Арсакий, Исакий и Феофан исповедник, и многие другие, которые оставили монастыри и пустыни и пришли в город, чтобы осудить и проклясть еретиков. Да и на все Вселенские и поместные Соборы приходили иноки, оставляя монастыри и пустыни и стекаясь в города.

Так же и князья, и воеводы, и простые люди, мужчины и женщины — все православные христиане, вместе со святителями и священниками, осуждали еретиков. И, под действием Святого и Животворящего Духа, были написаны божественные правила. Кроме того, к божественным правилам добавили и гражданские законы, чтобы не только осуждать еретиков, но и проклинать, и предавать лютым казням.

Таким образом, совершенно ясно и понятно воистину всем людям, что и святителям, и священникам, и инокам, и простым людям — всем христианам подобает осуждать и проклинать еретиков и отступников, а царям, князьям и мирским судьям подобает посылать их в заточение и предавать лютым казням.

Богу нашему слава ныне, всегда и во веки веков. Аминь.

Слово четырнадцатое,
против ереси новгородских еретиков, говорящих, что не следует особенно много дознаваться, выведывать и допытываться о еретиках и отступниках, если они сами не исповедают своей ереси и отступничества. Здесь же собраны свидетельства святых книг о том, что всем любящим Христа следует обнаружить всяческое старание, усилия и благоразумную хитрость в распознавании еретиков, разыскивать их и выведывать о них, узнав же — не утаивать; тот же, кто пытается скрыть еретика — сообщник еретиков.

Мы уже привели достаточно свидетельств из святых книг о том, что всем людям — и святителям, и священникам, и инокам, и всем христианам — следует не только осуждать еретиков и отступников, но и проклинать их, цари же, князья и судьи мирские должны отправлять их в заточение и предавать лютым казням.

Теперь нужно сказать еще об одном еретическом измышлении.

Еретики утверждают, что не подобает особенно много дознаваться, выведывать или допытываться о еретиках и об отступниках, если они сами не исповедают своей ереси и отступничества. Мы же скажем теперь о том, что повелевают святые книги, а именно: всем верующим во Святую и Животворящую Троицу следует всячески стараться, прилагать усилия и проявлять благоразумную хитрость, чтобы разузнать о скрывающихся еретиках, найти их и допросить.

Так поступил божественный Флавиан, патриарх Антиохийский, который, разузнав и выведав все о еретиках, своим богомудрым искусством посрамил их. Он увидел, что скверная ересь месалианская распространяется среди его паствы, хотя еретики скрывали ересь, никому ничего не говорили и клялись страшными клятвами, что они православные. Но тайно они прельщали православных, и тогда добрый пастырь, движимый Животворящим Духом, замыслил следующее. Призвав к себе одного старца, по имени Адельфий, начальника месалианской ереси, он, повелев ему сесть рядом с собой, стал говорить с ним наедине: “Мы, о старче, прожив долгую жизнь, хорошо узнали человеческое естество и изведали вражьи бесовские козни; испытания научили нас и стяжанию благодати. А служащие со мною церковные причетники молоды, ничего этого толком не знают, не желают слушать духовных слов. Итак, скажи мне, что говорится об отхождении духа вражия и о нахождении благодати Святого Духа?” Адельфий наслаждался этими словами, думая, что и блаженный Флавиан хочет воспринять их ересь, и тотчас изрыгнул скверный яд свой и последовательно изложил всю месалианскую ересь, которую таил в себе. Блаженный же Флавиан, выслушав все это, сказал ему: “О старче, состарившийся во зле, твои уста обличили сокровенный яд сатанин в сердце твоем”, — и немедленно приказал изгнать еретиков из пределов антиохийских.

Подобным образом поступил и святой Амфилохий, епископ Иконийский. Увидев, что появилась месалианская пагуба и пасомое им стадо повреждается ею, он избавился от нее так: старательно и хитроумно расследовал, стараясь узнать, в чем заключается еретическое злословие, а разузнав, отогнал от паствы.

Потому пусть стремится каждый православный приложить все силы, проявить всяческое старание и ревность, с верой и великой любовью к единородному Сыну Божию; пусть расспрашивает еретиков и отступников всякими способами и со всей тщательностью, как делали святители и преподобные отцы наши, а разузнав обо всем — пусть не утаивает; тот же, кто попытается утаить, явится сообщником еретиков.

Так, священные правила говорят: если манихеи или иные еретики, бывшие христианами, начнут потом поступать и рассуждать по-еретически, то те, кто узнают об этом и не сообщат князьям, подлежат смертной казни. Если какой-либо воевода, или воин, или начальник собрания, которые должны заботиться о том, не поступает ли кто и не рассуждает ли по-еретически, — если они, узнав о том, не сообщат о еретике, то заслуживают смертной казни, хотя бы сами и были православными.

И божественный Златоуст говорит: не думайте, что делаете благое дело вашим братьям, если видите творящего неподобное и не сообщаете об этом; сами себя предаете окончательному осуждению.

И еще говорит Златоуст: разве не по-персидски рассуждает перс? И варвар — не по-варварски ли поступает? Если кто-нибудь из персов или варваров, скрывающийся среди нас и притворяющийся одним из нас, будет узнан и схвачен, разве не будет он тотчас, без слов, подвергнут допросу и пыткам, и не только он один, но и знавшие слова его и дела и не сообщившие о том?

Так же и воры и разбойники, убийцы и разорители могил, схваченные и обличенные, — разве не претерпят они вечную муку и злую смерть? И не только те, кто крадет или убивает, но и те, кто знает об этом и не доносит, или господа, не желающие запрещать подчиненным, — все они примут такую же казнь. Тем более достоин казни тот, кто слышит или видит говорящего слова или творящего дела еретические и не сообщает об этих хулах и оскорблениях.

Если услышишь, что кто-либо затевает убийство царя земного, и не донесешь о том, то будешь казнен вместе с заговорщиками; еретики же и отступники постоянно убивают, хулой и поношением, Царя Небесного, Владыку нашего Иисуса Христа, а ты знаешь, кто хулит и поносит, — и не проявляешь никакого старания и ревности, чтобы прекратить эти хулы. Не следует ли из этого, что и ты их одобряешь? Потому и будешь предан вечному огню вместе с теми, кто поступает так.

Тот же, кто хочет избежать такой участи, ни в коем случае не должен утаивать или покрывать еретиков, но должен обличать их и свидетельствовать о них, — не только если сам услышит или увидит кого-либо, говорящего слова и творящего дела еретические, но и в том случае, если обнаружатся другие истинные свидетели против делающих и говорящих по-еретически.

Ибо так повелевает Священное Писание. Ведь в Ветхом Завете говорится: если кто-либо отвергнет закон Моисеев и станет говорить, что не отвергал, но при этом будет два или три достоверных свидетеля против отвергшегося, то он тотчас бывает убит (См. Втор. 17, 2 — 7.). Так было в Ветхом Завете.

Теперь же, в Новом Завете, божественный апостол Павел осуждает тех, кто отвергает Сына Божия, более, чем тех, кто отвергает закон Моисеев. Он говорит: “Если отвергшийся Закона Моисеева, при двух или трех свидетелях, без милосердия наказывается смертью, то сколь тягчайшему... наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь завета... и Духа благодати оскорбляет?”(Евр. 10, 28 — 29.)

Видишь, что и Ветхий, и Новый Завет требуют участия достоверных свидетелей. Ведь и Господь наш Иисус Христос говорит: “Дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово”(Мф. 18, 16.). И если не принимать показаний истинных свидетелей, то исчезнет всякое благочиние и благополучие в городах, в домах, на торжищах и на дорогах, и все наполнится бесчинством и мятежом, молвой и смущением, воровством и разбоем, убийством и нестроением.

Потому в священных правилах и гражданских законах, в грани двадцать седьмой написано о свидетелях. И тот, кто хочет подробно узнать, пусть прочтет там и увидит, что мы говорим это не от себя, но по свидетельству святых книг.

Поэтому пусть постарается каждый православный всеми способами отыскивать еретиков и отступников, и, разузнав истинно и достоверно об их еретичестве и отступничестве, не утаивает, но доносит и свидетельствует на них, не боясь еретической хулы и укорения.

И довольно об этом.

Слово пятнадцатое,
против ереси новгородских еретиков, говорящих, что если еретик или отступник покается, то вскоре следует ему входить во святую церковь и причащаться Божественных Таин. Здесь же собраны свидетельства святых книг о том, каким еретикам и неверным, если покаются, подобает вскоре входить во святую церковь и причащаться Христовых Таин, и каким еретикам и отступникам, если и покаются, нельзя входить во святую церковь и причащаться Божественных Таин, пока не будет совершено над ними все, что повелевают в этом случае Божественные правила; а также о том, что появившиеся ныне новгородские еретики и отступники — злейшие и сквернейшие из всех живших под небесами еретиков и отступников.

Много слов сказали мы уже о новгородских еретиках и отступниках, о том, как они зломудрствуют и что говорят. Теперь же нам надо сказать вот о чем.

Злославные и злоименитые безбожные еретики, а лучше сказать отступники, извратившие Священное Писание и уклонившиеся от правого пути, начинают потом прельщать православных и затягивать в свою ересь и тьму. Желая показать, что это небольшой грех — отвергать Христа, они утверждают: если кто-нибудь из отвергших Христа покается, он сразу же может входить в церковь и причащаться Божественных Таин. При этом они приводят в свидетельство святые книги. Так, в толковании на Евангелие от Иоанна, зачало 45-е, написано: если еретик покается в своей ереси, то его сразу причащают Святых Таин. И Иоанн, списатель “Лествицы”, пишет в слове пятнадцатом, как соборная Церковь принимает еретиков, с подобающим проклятием ими своей ереси, и сподобляет их причащения Святых Таин. И в священных правилах святых отцов говорится подобное.

Нам следует знать, что святые книги говорят это о еретиках, а не об отступниках. Ведь одно дело еретик, а другое — отступник. Но и еретики рассуждают не одинаково: один так, другой же — иначе.

Так, павликиане, фатиане, фриги, евномиане, мандониты, савеллиане, маркиониты, измаилиты и иные подобные не веруют во Святую и Единосущную Троицу, и Господа нашего Иисуса Христа Богом не называют, и Боговоплощения не признают; но одни называют Христа пророком, другие же простым человеком. О таких все святые книги говорят, что, когда они приходят к православной вере, подобает им прежде поститься долгое время и стоять вне церкви, потом надо их крестить, как эллинов, а затем сподобить и божественного причащения.

Есть и другие еретики, которые, хотя и зломудрствуют, но не так, как первые: это наватиане, донатиане, средники, четверодесятники, воздержники и иные подобные. Они исповедают Святую Единосущную Троицу, и Господа нашего Иисуса Христа называют Богом истинным, и веруют в Боговоплощение, но придерживаются некоторых еретических воззрений. И если они захотят перейти в православную веру и проклянут свою ересь, то святые книги повелевают не крестить их, но принимать как крещеных и вскоре после этого сподоблять их причащения Божественных Таин. Именно о таких еретиках говорят священные правила, святой Иоанн Лествичник и толкование на святого евангелиста Иоанна Богослова: если еретик исповедает и проклянет свою ересь, то его тут же приобщают Святых Таин.

Кто-нибудь скажет: где доказательства, что это сказано лишь о таких еретиках, а не о всех? Это ясно из следующего.

О первых еретиках, о павликианах, фатианах и о подобных им, святые книги говорят: если они захотят обратиться в православную веру, не следует их вскоре удостаивать приобщения Божественных Таин, но сначала они должны поститься продолжительное время и стоять вне церкви, потом креститься, а потом сподобиться и приобщения Божественных Таин.

О наватианах же, донатианах и о подобных им священные правила, и святой Иоанн Лествичник и толкование на святого евангелиста Иоанна Богослова говорят: если еретик исповедает и проклянет свою ересь, то его тут же приобщают Святых Таин (Ср.: 7-е правило Второго Вселенского Собора, 95-е правило Шестого Вселенского Собора, 8-е правило Лаодикийского собора.).

Видишь, это сказано о последних еретиках, а не о первых. И если и еретиков не всех подобает принимать и сразу удостаивать приобщения Святых Таин, но следует им поститься продолжительное время и стоять вне церкви, а потом уже крестят их и удостаивают приобщения Божественных Таин, — то тем более не следует удостаивать приобщения Божественных Таин отступников, ведь отступники хуже не только еретиков, но и эллинов и жидов.

Но и отступники не равны и не одинаковы в своей злобе.

Ибо есть отступники, которые родились в православной христианской вере, и, прожив несколько лет, прельстились — или во младенчестве, или по неведению, или из страха, или в плену отступили от православной веры — но они лишь сами подвержены ереси и зловерию и не прельстили никого из православных. И если они захотят покаяться и снова обратятся к православной христианской вере, то, хотя это и удивительно, но все же они удостаиваются милости, по божественным правилам святых отцов, и прежде всего — великого Мефодия исповедника, патриарха Царьграда.

Есть и иные отступники, хуже первых, которые родились и выросли в православной вере, и не в младенчестве, не в плену, не оттого, что подвергались мучениям, но самовольно отверглись Христа. О таких Василий Великий пишет в 73-м правиле: отвергшийся Христа и соделавшийся преступником против тайны спасения в течение всей своей жизни должен пребывать в числе плачущих и исповедаться должен, а при конце жизни удостаивается Причастия святыни, по вере в Божие человеколюбие. И святой Григорий Нисский пишет о них же в 30-м правиле (Так у прп. Иосифа. В действительности это содержится во 2-м правиле канонического послания свт. Григория Нисского. — Ред.): если кто-либо, отвергшийся Христовой веры, уклонился в иудейство, идолослужение, манихейство или в иное нечестие, то такой человек, возлюбивший образ безбожия, но устыдившийся и раскаявшийся, в течение всей своей жизни должен пребывать в покаянии; он должен молиться не с верными, но отдельно и не должен причащаться Святых Таин, — если только не болен смертельно, без надежды выздороветь; если же выздоровеет, пусть опять пребывает без причастия до кончины.

Так говорится о еретиках, которые каются по своей воле, до обличения.

Однако теперь появились и другие отступники, которые хуже и первых, и вторых. Я имею в виду новгородских отступников, которые не в младенчестве, не в плену, не из страха стали отступниками, но и родились, и долгие годы пребывали в православной христианской вере, но по своему желанию и по своей воле отверглись Святой Единосущной Троицы и православной христианской веры, и многократно хулили Святую Единосущную Троицу, Пречистую Богородицу и всех святых, и многократно оскверняли святую божественную Церковь, святые иконы, животворящие кресты и священные мощи святых, и многих православных христиан прельстили, обратили в жидовство и осквернили всякими сквернами. В 6979 году (В 1471 г. от Рождества Христова.) они отверглись Христа и всего православного христианства, и до сего дня ни один из них не покаялся. Они хуже всех еретиков и отступников: таких не было ни в древние времена, ни в недавние, ни в последние.

Итак, мы сказали, что такое еретики и что такое отступники. Относительно древних еретиков и отступников священные правила и иные святые книги подробно объясняют, что представляет собой ересь каждого еретика, как принимать их при покаянии и как испытывать плоды покаяния. Тот же, кто хочет узнать обстоятельно и достоверно о появившихся ныне, то есть о новгородских еретиках, о том, каким образом они отвергали Христа, сколько хулений произнесли они и как уничижали Христа Бога, Пречистую Его Матерь и всех святых, — пусть прочтет слово, которое написано в начале этой книги. Оно называется так: “Сказание о новоявленной ереси новгородских еретиков, Алексея протопопа, Дениса попа, Федора Курицына и других, то же исповедующих”. В слове том пространно написано об этой ереси, от начала и до того времени, когда появился митрополит Зосима, возглавивший еретиков; там описано, как он отверг Христа и уклонился в жидовство, и о прочих еретических (В рукописях Соловецкой библиотеки №327 и №331 прибавлено: “и жидовских”.) и содомских его делах. В те годы, когда он возглавлял церковь, преосвященный владыка Геннадий, архиепископ Великого Новгорода и Пскова, присылал Державному Царю и ему, окаянному митрополиту Зосиме, письма о новгородских еретиках, точнее сказать, об отступниках. Державный собрал собор из всех архиереев и повелел еретиков проклясть и отправить в заточение, а других послал к архиепископу Геннадию, в Великий Новгород. Архиепископ же повелел предать их поруганию, желая устрашить прочих еретиков.

Итак, в первом слове описываются события до того времени, когда Державный послал еретиков из Москвы в Великий Новгород. То, что было потом, там не описано, но теперь мы расскажем об этом.

Еретики, убоявшись поругания и уничижения, задуманного архиепископом Геннадием, придумали следующее: они как бы начали каяться с сокрушенным и смиренным сердцем, однако внутри сердец их скрывался яд жидовской ереси. Архиепископ Геннадий поверил их покаянию и дал им послабление, и тотчас все они разбежались, и разошлись во множество городов и деревень, и по всем городам и селам распространили и рассеяли свое скверное жидовское учение, а некоторые укрылись в Великом Новгороде и тайно учили держаться жидовства.

Узнав обо всем этом, еретики, бывшие в Москве, Федор Курицын и брат его Волк, опечалились сердцем о бесчестии, которому подверглись еретики, пострадавшие сначала в Москве (В рукописи Соловецкой библиотеки №327 прибавлено: “от Державного”.), а потом в Новгороде от архиепископа Геннадия. И тотчас они, наученные вселившимся в них дьяволом, составили план, исполненный всяческого злодейства — подать еретикам руку помощи следующим образом.

Они не медля пришли к Державному и умоляли его послать в Великий Новгород, в Юрьев монастырь, архимандрита, некоего еретика, по имени Касьян, которого сам Федор и брат его Волк научили придерживаться ереси и жидовства, а Христа отвергнуть. И вот Касьян пришел в Великий Новгород, поселился в Юрьеве монастыре и бесстрашно собирал к себе всех еретиков и отступников, не боясь архиепископа Геннадия, потому что имел поддержку Федора Курицына. С ним пришел в Великий Новгород и брат его, Самочерный (В некоторых рукописях — “Сама Черный”.). И они всячески оскверняли и предавали поруганию Божии церкви, священные вещи и все православное.

О, кто сможет без слез достойно поведать такую печальную повесть! Какой язык выговорит, какой слух спокойно воспримет такую беду! Они пытались осквернить не только Божии церкви, животворящие кресты, всечестные иконы и всякую святыню, но и всех православных христиан. И сквернейший и гнуснейший из всех людей, живущих под небесами, — не хочу называть его архимандритом Юрьева монастыря! — сосуд дьявола, предтеча антихриста, Касьян, со своим братом Самочерным (В некоторых рукописях — “Самою Черным”.) и с другими их единомышленниками, задумали, как осквернить не только Божии церкви и всякие освященные вещи, но и всех православных христиан, — так, что нигде под небесами не видано и не слышано, и ум вместить не может, и словом нельзя выразить.

Вы знаете, как Юлиан Отступник стремился осквернить христиан, но нынешние отступники хуже того сотворили. Ведь Юлиан пытался осквернить православных теми идольскими жертвами, от которых ел сам, а эти — тем, чего не едят и псы, устраивая такое осквернение, такие скверные дела, о которых нельзя и написать, не осквернив слух и язык слушателей.

Так, они приводили блудниц в свои дома, осквернялись с ними блудом, мылись с ними в лохани и скверную эту воду брали и вливали в вино и мед, и посылали то вино и мед святителям и священникам, боярам, купцам и всем православным христианам.

А один из них, по имени Алексейко Костев, вытащил из часовни икону Пречистой Богородицы, честного и славного Ее Успения, и бросил на землю, и стал спускать на нее скверную свою воду.

Другой же, по имени Самсонко, пришел к попу Науму, а у Наума в избе стоит икона Пречистой; и Самсонко сказал Науму попу: “Возьми икону да ударь ее о землю”, — и поп взял икону и ударил ее о землю; Самсонко, взяв половинки иконы, поставил (В рукописи Соловецкой библиотеки №332 прибавлено: “опять”.), а поп Наум, взяв ту же икону, ударил о пол еще раз. И захотели они есть, и подали им просфоры и рыбу; и Самсонко, взяв просфоры, вырезал из всех просфор кресты и сказал так: “Люди не должны есть это, но только псы”, — и бросил на пол, коту, и кот съел. И Самсонко опять стал говорить попу: “Возьми еще раз эту икону и ударь ею о пол, для чего стоят эти щепки?” — и поп, взяв икону, ударил ею о пол.

В другой раз с тем же Наумом шел поп Фома, и увидели они Пречистую с Младенцем, и святого Иоанна Предтечу, и иных святых (В рукописи Соловецкой библиотеки №331: “изображенных на иконе”.), и поп Наум показал той иконе кукиш и говорил при этом всяческие непристойности.

Юрька-рушеник клал святую икону в скверную лохань, а Макар-дьякон ел мясо в Великий пост и плевал на образ Пречистой; другие же клали святые иконы под постель и спали на них, а на иные вставали ногами и мылись.

И осквернения эти совершали не только те, имена которых я назвал, но делали так все, кто уклонился в жидовство.

И пусть никто не упрекает меня за то, что я написал о таких скверных и гнусных еретических делах, которые и воздух оскверняют. Ведь и древние святые отцы наши, когда хотели написать о какой-нибудь ереси, рассказывали обо всем, связанном с этой скверной ересью. Так, святой Кирилл, патриарх Иерусалимский, написал о манихейской ереси, святой Мефодий, епископ Патарский, — об оригенской ереси, святой Иоанн, Никейский епископ, — об армянской ереси, и многие другие святители и преподобные и богоносные отцы наши написали и ничего не скрыли, но все ереси и скверные дела еретиков описали, чтобы христианский православный и боголюбезный род, узнав о ересях и скверных и гнусных делах еретических, возненавидел еретиков совершенной ненавистью и от всей души старался искоренить и упразднить их скверные дела и ереси.

Тем временем некоторые еретики поспешили в Москву, где уже были у них помощники. Раньше еретикам помогал Алексей-протопоп, теперь же у них была еще б`ольшая помощь — безбожный и нечестивый учитель их, митрополит Зосима, и Федор Курицын, и брат его Волк, и Ивашка Максимов, и многие другие, напившиеся жидовского яда. И устроили они в Москве и в других местах то же, что было раньше в Великом Новгороде, и даже хуже того.

Словно бешеные псы и ядовитые змеи, как звери-кровопийцы, устремились они на поругание и уничижение Христова Божества, воплощения и всего Промысла Божьего. Они постоянно собирались тайно, и в тех местах, где находились, приносили жидовские жертвы и совершали жидовскую пасху и другие праздники жидовские, во время которых изрекали многочисленные хулы на Господа нашего Иисуса Христа, на Пречистую Богородицу, на великого Иоанна Предтечу и на всех святых апостолов, мучеников, преподобных и праведных и многократно оскверняли и предавали поруганию Божии церкви, животворящие кресты и всечестные иконы. И если бы они могли, то истребили бы все Божии церкви, животворящие кресты и святые иконы и осквернили бы всех православных христиан. И еще: с тех пор, как еретики отвергли Христа, и до сего дня они всячески стремятся и тщатся прельстить православных и привести их в жидовство, и стольких они уже прельстили и привели в жидовство, что невозможно перечесть, — но за все эти годы ни один еретик не покаялся истинно и чистосердечно.

Когда же в 7013 году (В конце 1504 г. от Рождества Христова.) Державный повелел Симону митрополиту и всем святителям расследовать некоторые дела еретиков, точнее сказать, отступников, когда поднялось на еретиков множество истинных свидетелей и обличили их в скверных жидовских делах, — тогда повелел Державный казнить тех, кто отверг Христа и рассуждает по-жидовски: одних предать огню, другим отрезать языки или казнить иной казнью. И они, увидев, в какую беду попали, стали каяться, не желая быть сожженными огнем или умереть другой горькой смертью.

Но святые книги повелевают принимать покаяние лишь тех, кто кается по своей воле, а не по нужде. Василий Великий пишет в 5-м правиле: еретика, приблизившегося к концу жизни и кающегося, не следует принимать без рассуждения и без дознания, но следует дознаваться, истинно ли его покаяние и принесло ли плоды, свидетельствующие о стремлении ко спасению. Что имеется в виду? Если он обличает свою ересь, и со слезами и сокрушенным сердцем исповедует свои грехи, и творит милостыню, и совершает другие подобные дела, служащие ко спасению, — да будет принят.

Так Василий Великий пишет о еретиках, которые в конце жизни пришли к христианской вере и покаялись по своей воле, — а не потому, что убоялись мук, как нынешние отступники и отрицатели, которые тридцать четыре года пребывали в отступничестве, пока не были обличены, и ни один из них тогда не каялся. И лишь когда их обличили и стали предавать лютой смерти и страшным мукам, тогда они стали каяться. Но о покаянии их не знаем, что и сказать, ибо нигде в святых книгах ничего не говорится о таком покаянии: ведь они каются, когда их обличают, когда же милуют — отвергают Христа и стремятся всех православных христиан привести в жидовство.

Поэтому пастырям и святителям следует проявлять всяческое старание, усердие и ревность. Ибо так поступали древние святители и все православные отцы Церкви на Вселенских и поместных Соборах: они постились и молились и всячески заботились и пеклись о том, чтобы унять еретиков (В рукописи Соловецкой библиотеки №327: “ереси”.), сохранить святую Церковь непорочной и нескверной.

И свидетельствует о том блаженный Александр, патриарх Константинопольский, который постоянно пребывал в посте и молитве. Когда состоялся собор, осудивший злочестивого Ария, то низверженный Арий стал лицемерно каяться и умолял благочестивого царя Константина, чтобы тот приказал принять его на покаяние, и царь приказал Александру сделать это. Но Александр, зная злодейское и злочестивое коварство Ария, не смел принять его в общение и в то же время не хотел ослушаться царя. Не зная, как поступить, он обратился ко Владыке Христу с молитвой, сопровождая ее бдением, слезами теплейшими и постом, и просил Господа сотворить то, что будет полезно. И молитва его была услышана: в тот же час разверзлась у Ария утроба.

Подобным образом поступил и блаженный Архелай, епископ Месопотамский. Увидев, что еретик Манент пришел в Месопотамию и всевает в сердца верных безбожную манихейскую ересь, скрываясь в пределах Месопотамских, добрый пастырь, блаженный Архелай, со всеми церковными причетниками, стал его повсюду разыскивать. Манент скрывался и убегал, а Архелай гнался за ним. Увидев, что многие научились от Манента тайно придерживаться манихейской ереси, и не зная, что делать, Архелай не медля подвиг всех членов церкви на молитву, и Господь услышал молитву его — предал Манента Персидскому царю, царь же повелел содрать с него кожу и скверное тело его отдать на съедение псам.

Так же и блаженный Лев, папа Римский: увидев, что умножается ересь Диоскора и Евтихия и что еретики убили блаженного Флавиана, патриарха Царьграда, и с ним многих православных святителей, — он вошел в гробницу первоверховных апостолов Петра и Павла и провел в молитве сорок дней и сорок ночей. И услышал Господь молитву его, и вложил помысл в сердце благочестивому царю Маркиану — предать еретиков смертной казни.

И много подобного найдешь в святых книгах.

Слово шестнадцатое,
против ереси новгородских еретиков, говорящих, что если еретики или отступники, обличенные в своих ересях и отступничестве и осужденные, начнут каяться, то следует принять их покаяние и удостоить их милости. Здесь же собраны свидетельства святых книг о том, что если еретик или отступник начнет каяться не по своей воле, но лишь будучи обличен и осужден, то такое покаяние нельзя принимать; ведь и воры, и разбойники, и убийцы, и разорители могил, и другие злодеи каются тогда, когда бывают обличены и осуждены, но покаяние их не принимается.

Нет ничего сильнее чистой и несомненной веры во Отца и Сына и Святого Духа. И нет ничего более пагубного, чем неверие и сомнение, от которого впадают в ересь и в отступление, как это случилось с появившимися недавно новгородскими еретиками и отступниками, о которых мы много говорили до сих пор.

Теперь же мы скажем еще об одном их лукавом и злодейском утверждении: если, говорят они, еретики или отступники, обличенные и осужденные в своих ересях и отступлениях, начнут каяться, то следует их принимать на покаяние.

В предыдущем слове мы, основываясь на священных правилах и других святых книгах, говорили о том, как следует принимать на покаяние еретиков и отступников. Но о появившихся теперь еретиках и отступниках (я имею в виду новгородских), о покаянии их, не написано ни в одной из дошедших до нас книг. Мы не нашли ни одного лекарства, чтобы исцелить эту болезнь. Можно лишь молиться со слезами и сокрушением сердца Господу Богу Вседержителю, чтобы Он упразднил и искоренил этот еретический душепагубный недуг.

Так поступали преподобные и богоносные отцы наши, священноначальники и святители. И блаженный Александр, патриарх Константинопольский, и святой Лев, папа Римский, и блаженный Архелай, епископ Месопотамский, о которых мы писали в предыдущем слове, и многие другие божественные святители поступали так. Эти божественные святители, чудотворцы, прославленные дивными знамениями, были подобны божественным пророкам и святым апостолам. А теперь люди ослабели, и недостойны просвещения Святого Духа, и не могут творить таких дел, какие творили древние святители и преподобные и богоносные отцы наши. Но мы не должны отчаиваться: Человеколюбец Бог дал нам книги для того, чтобы мы, наставляемые ими, не были соблазнены скверными еретиками.

Так, святитель Златоуст говорит: во-первых, мы плаваем с помощью парусов, то есть Святым Духом, а во-вторых, с помощью весел, то есть святых книг. Святые же книги учат, как поступать, если возникнет какое-нибудь недоумение относительно согрешения душевного или телесного или появится где-нибудь новая ересь, а в священных правилах и прочих святых книгах не обнаружится указаний, как исцелять такие грехи и укрощать ереси. Так получилось с новоявленной ересью новгородских еретиков: ни в священных правилах, ни в прочих святых книгах не написано, как принимать их покаяние, поскольку они прежде не каялись, а теперь лицемерным, не истинным (В рукописи Соловецкой библиотеки №327 вместо слов: “не истинным” написано: “и ложным”.) покаянием погубили множество душ, и губят и доныне. В таком случае следует православным царям и князьям, судьям мирским, священноначальному пастырю, святителям и священникам и всем православным христианам стараться и стремиться к тому, чтобы Господь просветил, вразумил и научил, как распознавать и обличать скрывающихся еретиков, и как принимать на покаяние тех, кто был обличен и поневоле покаялся.

Если бы они сами, до обличения, стали каяться и сами по себе исповедали бы свое отступление, то покаяние их было бы принято, но они не сделали этого и стали каяться лишь тогда, когда были обличены и осуждены на смерть, и потому покаяние их не принимается. Ведь Бог говорит через пророка: “Говори о грехах своих прежде, чтоб оправдаться”(См. Ис. 43, 26.). Пророк не просто сказал: “Говори о грехах своих”, — но что он сказал? “Говори о грехах своих прежде”. Требуется не просто сказать, но сказать прежде, не дожидаясь обличающего и осуждающего.

Так, Адам исповедал грех не прежде, но после того, как был обличен Богом, лишь тогда стал говорить о своем грехе, и потому не был услышан, но даже осужден Богом.

Так и Каин, после страшного братоубийственного греха, исповедал грех свой не прежде, но после того, как был обличен Богом, лишь тогда стал исповедовать грех свой, и потому был проклят и погиб.

Подобно тому и Исав пострадал; божественный апостол Павел говорит о нем: “Чтобы не было между вами какого блудника, или нечестивца, который бы, как Исав... не обрел места покаяния, хотя и просил о том со слезами”(См. Евр. 12, 16 — 17.).

Так и Гиезий, ученик пророка Елисея, украв золото, исповедал грех свой не прежде, но после того, как был обличен пророком, лишь тогда исповедал грех свой, и потому не был услышан, но даже был осужден: здесь, до смерти, страдать от проказы, а в будущем веке — пребывать в страшных мучениях во веки вечные.

Пророк говорит: “Во время благоприятное Я услышал Тебя”(Ис. 49, 8. Пс. 2, 12.). Что же такое “время благоприятное”? Другой пророк говорит: “Приимите наказание, да не когда прогневается Господь”(Цитируется по славянскому тексту псалма; в Синодальном переводе: “Почтите Сына, чтобы Он не прогневался”. — Ред.). Появившиеся же теперь отступники исполнены столь злых и тяжких согрешений, каких никто из живущих под небесами никогда не творил — и ни разу не каялись, но лишь когда были обличены и осуждены на смерть, тогда покаялись. И если будет принято их покаяние, то тогда следует принимать и покаяние воров, разбойников, убийц, осквернителей могил и прочих злодеев, ведь все они каются тогда, когда бывают обличены и осуждены на смерть или на лютые муки; однако покаяние их не принимается, и они бывают осуждены, каждый по своим делам. Но согрешения еретические, а тем более отступнические, бывают тяжелее согрешений разбойников, воров, убийц, блудников, прелюбодеев, осквернителей могил, тяжелее всех смертных грехов. В священных правилах написано, сколько лет должно длиться покаяние разбойников, убийц, прелюбодеев и прочих грешников, но не указано, сколько лет должно длиться покаяние раскаявшихся отступников: они не должны причащаться Божественных Таин в течение всей своей жизни и допускаются к причастию лишь при исходе души (73-е правило Василия Великого; 2-е правило Григория Нисского.). Однако причащаться Божественных Таин при исходе души могут лишь те отступники, которые покаялись по своей воле, прежде обличения; из теперешних же отступников ни один не покаялся прежде обличения.

Но сколь велико немилосердие и злоба, а лучше сказать, неразумие людское! Ибо когда братья наши, православные христиане, впадают в какие-либо согрешения, по неразумию или по принуждению, то все единоверные христиане отворачиваются от них, все ненавидят их и гнушаются ими; и когда они каются, никто не милует их, когда же ведут их на страшную смерть, никто не подает им руку помощи, никто не скорбит о них, никто не скажет, что нужно дать им возможность покаяться и сподобить милости, но все говорят, что они достойны смерти или наказаний, на которые осуждены.

Но вот схвачены отступники, которые не по принуждению, а по своей воле отвергли Христа и предали Его поруганию, осквернили всякую святыню, пытались всех православных христиан привести к жидовству, а тех, которых не смогли привести к жидовству, старались осквернить всевозможной скверной. За всю свою жизнь они не покаялись ни разу, когда же были обличены в своих отступлениях и скверных делах и осуждены на смерть, тогда стали говорить: “Каемся в своих согрешениях”. И это ложное покаяние погубило и привело в жидовство множество душ, сосчитать которые невозможно. И теперь, когда их осудили на смерть, православные христиане скорбят и тужат о них, протягивают им руку помощи и говорят, что нужно их сподобить милости.

Разве православные цари и святые отцы, бывшие на Вселенских и поместных Соборах, не милостивы и не милосердны? Но ведь они повелели всем, записали в священных правилах и заповедали всем грядущим поколениям, чтобы цари, князья и мирские судьи предавали еретиков, а тем более отступников, лютым казням и смерти, как убийц, разбойников и иных злодеев. Найдется ли такой безумец, а лучше сказать безбожник, который дерзнул бы извращать божественные писания православных царей и святых отцов, составивших священные правила и утвердивших и написавших, что проклят всякий, отвергающий и извращающий божественные писания святых отцов!

Если же кто-нибудь скажет: “Это гражданские законы, а не писания святых отцов”, — пусть он прочтет тринадцатое слово, помещенное в этой книге, и тогда узнает, что гражданские законы подобны писаниям пророков, апостолов и святых отцов.

В Священном Писании сказано: “Живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился и жив был”(Иез. 33, 11.). Нет греха непрощаемого, — не прощается только нераскаянный грех. И еще говорит Господь: “Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию”(Мф. 9, 13.). И много говорится об этом в Священном Писании.

Я знаю, что человек — существо, подверженное изменениям, и естество его тленно; и потому я с радостью принимаю слова Божии, и поклоняюсь Сказавшему их, и передаю другим. Священное Писание говорит, что Бог принял кающегося Манассию (2 Пар. 33.), а я дерзаю утверждать, что Он примет и кающегося дьявола; ведь Манассия, хотя и был великим грешником, но, покаявшись в согрешениях, до смерти пребывал в покаянии — и угодил Богу. Бесчисленное множество грешников спаслось покаянием, и доныне спасаются, потому что, покаявшись, они пребывали в покаянии и умилении и хранили православную веру до самой смерти.

Нынешние же отступники после покаяния соделали еще большее зло, а теперь, когда они обличены и осуждены на смерть, говорят: “Каемся”. И кто сможет понять и разобраться, каются они истинно или ложно, как и прежде? Но если нельзя разобраться и понять, лживо или истинно их покаяние, то у кого хватит дерзновения принять их как истинно кающихся и дать им прощение, как ранее дали им возможность покаяться и простили их царь и архиепископ Геннадий, не зная об их лукавстве? О нынешних отступниках теперь уже всем людям известно и ведомо, каковы они и что сотворили, и мы уже много раз говорили об этом. И если кто-нибудь сам дерзнет или станет другим советовать простить их, то за все зло, которое сотворят потом отступники, за каждую душу, которую они приведут к ереси или к жидовству или осквернят, — за все это спросится с него и будет он предан мукам, потому что знал, каковы они, но простил их, и тем согрешил.

Поскольку в святых книгах не говорится, как принимать таковых еретиков и как определить, достойные ли плоды принесло их покаяние, не следует прощать их и давать им волю и послабление. Нужно всем верующим во Христа сначала старательно помолиться Господу Богу, как мы уже говорили, а потом искать в святых книгах подобные случаи, которые бывали и в древние, и в недавние, и в последние времена.

Прежде всего следует посмотреть, как поступали православные цари и святые отцы, которые были на вселенских и поместных соборах. Когда еретиков, после проклятия, осуждали в заточение, их содержали в темницах до конца их жизни, опасаясь, чтобы они не прельстили православных (В рукописи Соловецкой библиотеки №327 после этого прибавлено: “Те же из еретиков, которые не хотели каяться, испускали дух в страшных мучениях, но не прельстили никого из православных”.).

Если же кто-нибудь из них захочет покаяться, можно каяться и в темнице, ибо в скорбях и в бедах Бог лучше слышит кающихся.

Так, Бог услышал кающегося Манассию, заточенного даже не в темнице, а в медном воле. Бог принял и покаяние Навуходоносора, не просто скитающегося по горам и пещерам, но обращенного в звериный образ (Дан. 4, 26 — 34.). Также принял Бог и покаяние Тиридата, который был не только покорен бесом, но и обращен в кабана.

Ведь многие из православных христиан впадали в плотские прегрешения, в блуд или прелюбодеяние, или в убийство, и когда начинали каяться, то некоторые сами на себя возлагали железные цепи, как написано в Отечнике. Так, некий пресвитер, живший в Константинополе, впал в блуд и пришел каяться к отцу Петру, на гору Олимп (К прп. Петру Патрикию; память 1 июля.); при этом он наложил на себя вериги, и сам себя заключил в ров, и до самой смерти своей не выходил оттуда. Другие же сами себя заключали в темницы, как блаженный Даниил Скитский, который, убив варвара, по своей воле пребывал в темнице. И блаженный Григорий, папа Римский, пишет: монах некий, по имени Мартин, отрекшись от мира, затворился в пещере, и ногу свою приковал к стене железной цепью. И еще написано в Отечнике, что брат некий жил в скиту и сидел в келье своей, имея на ногах своих железные оковы; однажды пришел к нему брат, который прислуживал ему, увидел его без оков и спросил: “Авва, кто снял с тебя оковы?” Он же отвечал ему: “Оковы с меня снял Тот, Кто простил грехи мои”.

И много подобного есть в святых книгах.

Те же из древних еретиков, которые не хотели каяться, испускали дух свой в страшных мучениях, но не прельстили никого из православных.

И такую ревность о благочестии имели православные цари, что не только простых людей, но и патриархов, и святителей, и священников, если они впадали в ересь, прокляв, отправляли в изгнание и в темницы, пока они не испускали дух свой в страшных мучениях.

Так, царь Феодосий Великий осудил на заточение, лишив почестей, Македония, патриарха Царьграда, вместе с епископами, последователями его. И царь Феодосий Младший осудил таким же судом Нестория, патриарха Царьграда, вместе с епископами, его сторонниками. И благочестивый царь Маркиан точно так же казнил Диоскора, патриарха Александрийского, со всеми епископами-единомышленниками. Благочестивая же царица Феодора и сын ее Михаил таким же образом предали смерти Анния (Иоанн VII Грамматик (см. прим. на с. 328).), патриарха Константинопольского, с епископами, приверженцами его. Подобным образом поступали и прочие православные цари: Юстиниан Великий, на Пятом Соборе, и Константин, внук Ираклиев, на Шестом Соборе; ведь патриархи тогда были православными, но было много святителей и священников, придерживающихся ереси. И всех их, по проклятии, осудили в заточение и в темницы, и потому они не прельстили никого из православных.

Вот каким судом были осуждены патриархи, митрополиты и епископы, придерживавшиеся ересей; но разве нынешние отступники, которые хуже всех еретиков и отступников, не достойны такого же осуждения, как и вышеупомянутые еретики? И если теперь православные самодержцы не поступят так же, то совершенно невозможно ничем иным искоренить еретиков и отступников. Если же они подвигнутся на это и покажут ревность о Христе — ввергнут еретиков и отступников в темницы, до самой смерти их, — умиротворится Церковь Божия и угаснет скверное жидовское учение злочестивых еретиков и отступников.

Бывало так, что православные цари сначала проклинали, а потом прощали еретиков, однако ереси при этом не искоренялись, но было последнее хуже первого (Ср.: Лк. 11, 26.). Ведь еретики не только не каялись, но прельщали многих из православных и приводили к ереси.

Кто еще имел такое попечение о православной христианской вере, как великий и равноапостольный царь Константин? Когда же он проклял Ария (В рукописи Соловецкой библиотеки №327 это место читается так: “прокляв, осудил еретиков-ариан”.) и иных еретиков и осудил их в заточение и в темницы, как и следовало, — некоторые епископы и другие люди, из придворных его, тайно придерживавшиеся ереси, убедили благочестивого царя Константина даровать еретикам прощение, чтобы умиротворить Церковь Божию (В рукописи Соловецкой библиотеки №327 после этого прибавлено: “И он, прислушавшись к их мольбам, даровал им прощение, желая умиротворить Церковь Божию”.). Но еретики не только не покаялись, но и погубили множество душ. Это произошло потому, что сей блаженный и приснопамятный царь еще не знал о лукавстве еретиков; когда же он понял их бесовское коварство, то не только осудил их в заточение и в темницы, но и повелел усечь мечом всех, кто не верует во Святую и Единосущную Троицуя(В рукописи Соловецкой библиотеки №327 после этого прибавлено: “по свидетельству книги под названием “Временник” и жития святых священномучеников Василия и Ефрема, память которых бывает седьмого марта”.).

Так же и Константин и Ирина прокляли еретиков на Седьмом Соборе, но не осудили их ни в заточение, ни в темницы, и оттого ереси не были искоренены. А царь Лев Армянин и Феофил, прельщенные теми еретиками, вновь воздвигли еще более страшное иконоборчество, пока царица Феодора и сын ее Михаил не осудили еретиков в заточение и в темницы, с начальником ереси, патриархом Аннием, до конца дней их, — и с тех пор прекратилась эта скверная ересь.

Позднее, во времена благочестивого царя греческого, Кир Андроника Палеолога, пришли из Калабрии Италийской в царствующий град еретики Варлаам и Акиндин, против которых благочестивый царь Андроник собрал Собор и повелел их проклясть; по проклятии же не осудил их в заточение и в темницу, но даровал им прощение. И они прельстили многих верующих, пока Варлаам не был убит православными людьми; Акиндин же был осужден царем в заточение, и ересь прекратилась.

Подобное происходило и в Русской земле.

Так, был некий человек, исполненный гнусных и скверных дел, по имени Карп, по ремеслу стригольник (Здесь: диакон, в обязанности которого входило пострижение новопоставляемых диаконов. По прозвищу Карпа Стригольника получила название и основанная им ересь стригольников. — Ред.), живший во Пскове. Он, окаянный, стал родоначальником скверной и мерзкой ереси. Как известно, многие из православных христиан, слабые и неразумные, были последователями этой ереси, пока архиепископ Дионисий Суздальский не отправился по поводу ее в Константинополь и не принес послание от Вселенского патриарха Антония во Псков, к посадникам, чтобы они позаботились о православии и уничтожили еретиков. Посадники проявили большое усердие в уничтожении ереси и просили благочестивых князей, святителей и воевод помочь в уничтожении еретиков. Ересь удалось уничтожить лишь тогда, когда посадники, по совету благочестивых князей и святителей и иных именитых христиан, велели схватить стригольников и не оставили ни одного, но всех заточили в темницу, до самой смерти их. Таким образом удалось искоренить и уничтожить эту соблазнительную ересь.

Точно так же поступил и державный великий князь Иван Васильевич, повелев святителям проклинать нынешних еретиков и по проклятии сажать их в темницы, где они и умирали в муках, не прельстив никого из православных.

Но другие стали каяться, и державный, поверив их покаянию, даровал им прощение. И тогда они сотворили множество неописуемых злодеяний, многих из православных христиан привели к жидовству и хотят сделать то же, что и древние еретики, которые не раз губили страны и царства великие.

Так некогда Тимофей Элур, Петр, белильщик Кнафейский, Иулиан Аликарнасейский, единомышленники Евтихия и Диоскора, пришли в великое царство Армянское, в котором тогда все были православными, мыслили по-христиански. Еретики стали тайно сеять злое учение среди неразумных людей; сначала они прельстили лишь некоторых, со временем — многих, а потом стали сеять свое скверное еретическое семя среди благородных людей, среди бояр и князей. Так, постепенно, в течение многих лет, и все Армянское царство, увы, пришло к гибели, и доныне пребывает в этом погибельном состоянии.

Подобно тому и великое Эфиопское царство много лет пребывало в христианской православной вере. Но что сделал вселукавый враг — дьявол? Он научил неких еретиков, так называемых яковитов, единомышленников Сергия, Пира и Феодора Фаранского, и когда те пришли в Эфиопию, то сначала научили своей ереси немногих, потом многих, а спустя много лет и все Эфиопское царство отошло от православной христианской веры, и даже и доныне эфиопляне, прельщенные, придерживаются этой скверной ереси.

Так же и великое царство Римское девятьсот лет пребывало в православии, до папы Формоза (891 — 896 гг.), первого отступника от православной христианской веры. Когда из западных стран пришли еретики и стали тайно прельщать православных, Формоз уверял четырех патриархов, что придерживается православной веры, а сам тайно, вместе с еретиками, учил православных придерживаться латинской ереси. И через много лет великое царство Римское и все царства и страны, бывшие под римским владычеством, отступили от соборной и апостольской церкви и от православной христианской веры.

Так же и великая Русская земля: пятьсот лет пребывала она в православной вере христианской; когда же враг человеческого спасения, дьявол, привел скверных и помраченных евреев в Великий Новгород, сначала они немногих привели в жидовство, а потом — бесчисленное множество, как было сказано об этом выше.

Итак, мы узнали и поняли, сколь велика и какова бывает погибель православным христианам от еретиков и отступников. Ведь еретики совершенно погубили и привели к ереси и отступничеству не только села и города, но и великие и дивные царства, каких не бывало под небесами.

Нынешние же отступники гораздо хуже тех, сквернее и лукавее. Как змеи, которые таят в себе яд и уязвляют, улучив время, — так поступают и нынешние отступники.

Находясь среди православных, они выказывают себя православными, и если кто-либо крепко стоит в вере Христовой и православии, от того они всячески таятся; если же увидят кого-нибудь из более простодушных, то готовы уловить его. Чтобы привлекать людей в жидовство, они дерзают даже становиться священниками. И если найдется среди их духовных чад кто-нибудь, легко склоняемый к греховному игу, то учат его отступлению от веры и обращают в жидовство, а если он чем-то согрешил, блудом или прелюбодейством, или убийством, или иными тяжкими грехами, это прощается ему немедленно, без епитимьи.

Если же кто-либо из православных захочет восстать на них с обличением, то они отрекаются от жидовской веры, да еще и проклинают ее последователей, и клянутся страшными клятвами, что они православные, — для того, чтобы их не разоблачили и им удобнее было бы тайно прельщать православных.

И благодаря такому пронырству и дьявольскому лукавству они погубили множество душ, увели их от православной христианской веры в жидовство. Древние еретики, хотя и многих привели к ереси, не дерзнули на то, на что дерзнули нынешние еретики и отступники: осквернить Божии церкви и все освященные вещи, все православное, — осквернить таким осквернением, о каком никогда и нигде даже не слышали. Потому всем, кто любит Христа, следует проявить большое усердие и старание, чтобы и мы не погибли так, как погибли Армянское, Эфиопское и Римское царства. Ведь они погибли по небрежению тогдашних православных царей и святителей, и за такое небрежение эти цари и святители будут осуждены на Страшном Суде Христовом.

Вот что пишет православный и равноапостольный царь, великий Константин, о царях, князьях и судьях мирских: Итак, слушайте и разумейте, цари, князья и судьи мирские, и бойтесь Вышнего (Ср.: Прем. 6, 1.), да не внидет в мир смерть из-за вашего небрежения: ибо малое небрежение влечет за собой великие беды, и “проклят, кто дело Господне делает небрежно”(Иер. 48, 10.). Ведь всякий царь или князь, живущий в небрежении, не пекущийся о своих подданных и не имеющий страха Божия, становится слугой сатаны, потому неумолимо и внезапно найдет на него гнев Господень. Говорю же вам это, цари и князья, не от себя, но получив вразумление от Бога: из пастырей стада Христова не обращайтесь в волков и не предавайте стада Христова на расхищение зверям, то есть иудеям и эллинам, еретикам и отступникам и всем неверным. Итак, неверующих во Святую и Единосущную Троицу мы повелеваем посечь мечом и богатство их отдать на разграбление; повелеваем предавать лютым казням татей, разбойников, мужеложников, блудников, прелюбодеев, убийц, чародеев, фальшивомонетчиков, осквернителей могил и прочих людей, творящих злое. Повелеваем и вам поступать так же: ведь вы — “боги и сыны Всевышнего”(Пс. 81, 6.), смотрите же, чтобы не стать сынами гнева, не умереть, как люди (Ср.: Пс. 81, 7.) и не быть низринутыми во ад, как псы. Итак, уразумейте, цари и князья, и бойтесь Вышнего; я написал это для вашего спасения, чтобы вы, исполнив волю Божию, получили от Него милость, потому что Бог посадил вас вместо Себя на престолах ваших (Ср.: Прем. 6, 1 — 3.). Цари и князья должны всячески заботиться о благочестии и охранять своих подданных от треволнения душевного и телесного. Так, у солнца свое дело: освещать живущих на земле, а у царя — свое: заботиться о всех своих подданных. Получив от Бога царский скипетр, следи за тем, как угождаешь Давшему его тебе, ведь ты ответишь Богу не только за себя: если другие творят зло, то ты, давший им волю, будешь отвечать перед Богом. Ибо царь естеством подобен всем людям, властью же подобен Богу Вышнему. И как Бог хочет спасти всех людей, так и царь должен охранять от всякого вреда, душевного и телесного, все, что ему подвластно (В рукописи Соловецкой библиотеки №237: “поручено”.), чтобы, исполнив волю Божию, получить от Бога вечную радость, с бесплотными силами, как и Сам Он обещал вам: “Где Я, там и слуга Мой будет”(Ин. 12, 26.), — и вы воцаритесь с Ним, и будете радоваться вместе с Ним во веки.

Подобно тому говорит и величайший из царей, православный царь Юстиниан, в царских книгах, в главе 60-й: Да будет известно, что все возлюбившие Бога и поступающие по заповедям Его и по закону Его, сподобятся жизни. Но есть среди христиан и такие, которые носят имя христианское лишь в осуждение себе, а сами окаяннее бесов, омрачены дьяволом — это те, кто рассуждает по-еретически, ввергнув себя в богохульство, в телесную нечистоту — в содомский грех, которого и скоты бессловесные не творят, в прелюбодеяние, блуд и убийство: всем им мы повелеваем удаляться от этих нечистот и хулений еретических. Ведь из-за этих грехов множество городов были разорены до основания, и слух об их гибели витает и доныне, — что же говорить о хульных словах, о еретических учениях! Небо удивилось и земля устрашилась, а эти богоотступники и преступники совершенно бесчувственны. Если хула на человека не может быть безнаказанной, то тем более — хула на Бога. И если после этого нашего постановления обнаружится кто-нибудь, пребывающий в вышеупомянутых грехах, пусть примет по делам своим законное мучение. Повелеваем епарху города казнить по закону и предавать тягчайшим мучениям богохульников, еретиков и отступников, блудников, прелюбодеев и творящих иные скверные дела, отвергнувших Христа, мужеложников, воров и разбойников — не щадить творящих зло пред Богом. Ведь Саул пощадил врага Божия, и Ахав тоже, и потому сами погибли. И если кто-нибудь знает, что некие люди пребывают в таких грехах, и покрывает это, а не делает явным, то он, как помогающий беззаконию, тоже будет осужден Владыкой. И тот епарх, который по лености или по какой-то другой причине, по своей воле, не подвергнет преступника законному наказанию, прежде всего подлежит Божию суду, а кроме того, обратится на него и наше негодование.

Святые апостолы так говорят о царях и святителях, которые не заботятся и не пекутся о своих подданных: царь злочестивый, не заботящийся о своих подданных, — не царь, но мучитель; и злой епископ, не заботящийся о пастве, — не пастырь, но волк. К таким пастырям Бог обращается через пророка Иезекииля: “Горе пастырям, расточающим и губящим овец стада Моего! Вот, Я — на пастырей, и взыщу овец Моих от руки их, и накажу их за лукавые дела, потому что пасли пастыри самих себя, а овец Моих не пасли, думая лишь о мзде и заботясь не о пользе людей, но о скверной мзде человеческой”(Ср.: Иез. 34, 2, 10, 8.). И еще говорит: “Сын человеческий! Я поставил тебя стражем дому Израилеву, и ты будешь слушать слово из уст Моих, и будешь вразумлять их: и если ты засвидетельствуешь им, и они не отвратятся от беззаконий своих, то умрут в своем грехе; если же не скажешь им, то Я взыщу кровь их от рук твоих”(Ср.: Иез. 3, 17 — 19.). Ибо это дело истинного пастыря — положить душу свою за людей, чтобы Господь, придя, возрадовался о нем и об овцах возвеселился: возрадуется, если все окажутся невредимыми и никто из них не потеряется; если же обнаружится, что овцы потерялись, горе будет тем пастырям. И потому следует пастырям иметь всяческую заботу и попечение о стаде овец Христовых, ведь Владыка Христос поручил им бережно хранить паству, чтобы за преступления, оставленные без внимания и наказания, не получить им мучительного воздаяния в День Судный. Соблюдающие Божественные правила сподобляются помощи от Владыки Бога, а преступающие их подвергают себя окончательному осуждению. Когда не соблюдаются Божественные правила, происходят различные преступления: оттого и гнев Божий на нас, и всевозможные наказания, и окончательный суд; и виной всему — пастыри, которые не заботятся о стаде Христовом и не охраняют его.

И нынешние пастыри и учители должны уподобляться первоначальным пастырям, которые проясняли вероучение и отгоняли зловерие, утверждали православных в заповедях Божиих и поражали злославных божественными стрелами, пастырям — мечам на еретиков, пастырям, которые не отрекались от находящих скорбей, но полагали души свои за паству и проливали кровь свою за веру, подражали вере и ревности праотца своего Авраама и почивают ныне на лоне его, о Христе Иисусе, Господе нашем, Которому подобает всякая слава и честь и держава, со Отцем и со Святым и Благим и Животворящим Духом, ныне, всегда и во веки веков. Аминь.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова