Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Яков Кротов. Богочеловеческая история. Вспомогательные материалы: Россия, 15 в.

 

Житие Преподобного Варлаама Важеского

 

Изд.: Житие преподобного Варлаама Важского / Изд. с предисл. по списку XVI в. № 677 Троице-Сергиевой лавры А. Григоровичем // ПО 1887, июль, Приложение, с. 1—47.

Предисловие

Предлагаемое благочестивому вниманию читателей Православного Обозрения житие св. Варлаама Важеского или Шенкурского списано с рукописи жития сего угодника, хранящейся в Троицкой Сергиевой Ливре под № 677, в лист, ХVI столетия под названием: «Соборник» месяц июнь. В 1874 году, в бытность мою в Сергиевой Лавре, по благосклонному и просвещенному распоряжению покойного о. ректора духовной академии А. В. Горского, настоящий список тщательно был изготовлен для меня с собственноручной отметкой покойного А. В. Горского в конце списка о месте нахождения рукописи1.

О заслугах и значении св. угодника Варлаама в деле распространения христианского просвещения в при-Важском крае, а отчасти по Северной Двине, и в деле церковного строительства в этом крае предоставляем судить специалистам по Русской Церковной Истории. Мы не можем здесь не упомянуть, что и доселе в том крае живо сохраняется между местными жителями память о св. угоднике; народ помнит и свято чтит его память и посещает не только бывшую обитель, им устроенную и в последствии обращенную в сельский Богословский приход, а равно и церкви, в разных местах им поставленные и доныне существующие, (храм Рождества Христова на Хаманеве, храм Рождества Богородицы на Усть-Пуе и храм Рождества Иоанна Предтечи на Леди), но и все в самых диких и непроходимых местах и лесах урочища, где святой угодник или проходил или молился или отдыхал, и где и поныне сохранились или колодцы или кресты или часовенки, освященные его именем и благоговейной памятью народной об его благотворной здесь деятельности. И это все со времен XV века, когда св. просветитель и «кормилец» этого народа здесь проходил свою обильную святыми подвигами и благотворениями земную жизнь.

Об этой жизни его почерпаем сведения из книги «Русские святые, чтимые всею церковью или местно, сочинение Филарета, архиепископа Черниговскаго, месяц июнь». «Преподобный Варлаам был в мире лицом весьма значительным. Это быль новгородский посадник Василий Степанович Своеземцев, человек весьма богатый и уважаемый великими князьями. Древний повествователь пишет о нем: посадник Василий по наследству (из отчества) владел Заволочьем; река Вага со всеми ее окрестностями была в его владении. По другим сведениям дед Василия Степановича, Василий Матвеевич, Своеземцев, новгородский посадник, по купчей крепости 1315 г. приобрел у Чудских старшин Азиса Харитолиза (Харитония), Родда (Иродиона) и Игнатца (Игнатия) земли Шенкурские до ростовских границ за 20000 белок и за 10 руб. Так образовалась на р. Ваге боярщина Васильевская или земли боярина Василия. Потом явились на Ваге 12 других боярщин, но Васильевская была самая обширная и богатая2. Своеземцевы завели первые на Ваге хлебопашество; до того времени Чудь (аборигены Архангельской губ.) питалась ловлею зверей, птиц и рыбы. Василий Степанович более чем отец и дед употреблял огромные средства свои для пользы дикой страны и особенно употреблял меры для нравственного образования жителей ее. Живя сам в Новгороде, насылал он в Заволочье управителей, а по временам и сам бывал на Ваге для личных распоряжений и для надзора за употреблением доверенных. Он любил Вагу; по этой любви построил он в Заволочье, на горе, над р. Вагою, городок, назвав его Пинежским городком, как поставленный над р. Пинежкою. Пинежка впадает в р. Вагу в 16 верстах ниже г. Шенкурска (Архангельской губ.). В Новгороде Василий начальствовал честно и ненавидел худое, он был питателем сирот, одеждою нагим, врачом больных, в доме его находили себе покой все странники. Особенно же расточал он благотворения свои на любимой Ваге. Еще задолго до переселения своего из шумного Новгорода в любимый Важский край он основал, в 1444 г., на Ваге иноческую обитель в честь евангелиста Иоанна. Василий Степанович поступил сам в Богословскую обитель и жил здесь как самый строгий инок до кончины своей, приняв в монашестве имя Варлаама. В 1552 году случился большой разлив реки Ваги. Тогда открылось много гробов, в том числе и гроб блаженного Варлаама. Игумен Герасим с братиею перенесли гроб блаженного и положили близь нового храма. Тогда увидели, что мощи блаженного совершенно целы, даже иноческие одежды его и гроб не истлели, тогда как в другом гробе современном увидали прах. Мощи преподобного Варлаама свидетельствованы в 1630 г. Новгородским митрополитом Киприяном. Тогда же сделано распоряжение о праздновании памяти преп. Варлааму (19 июня), и в его имя построен был придельный храм. Ныне мощи его почивают в бывшей монастырской, а с 1764 г., приходской – Богословской церкви. В день кончины преподобного июня 19 ежегодно бывает крестный ход из г. Шенкурска на место покоя пр. Варлаама» (стр. 100 – 108). Православным остается пожалеть, что обитель преп. Варлаама упразднена. Она служила в свое время житницей, из которой в старину пособие на прокормление бедных крестьян, страдающих од голода нередко в том крае, раздавалось щедрою рукою в воспоминание добродетельного основателя этой обители, но главным образом приходится скорбеть о том, что с упразднением сей обители православное население Важского и по-двинского края лишилось оплота против раскола, весьма распространенного в этой местности (наиболее Федосеевцы). Тем не менее Божественный промысел в лице св. угодника своего и поныне хранит тамошнее население, по преимуществу крестьянское, от того нравственного растления и всякого рода пороков, чем страдает это население в других местностях России. Крестьяне той местности несравненно вообще честнее и порядочнее в своем быту, чем крестьяне других местностей, семейные нравы у них чище и устойчивее, в общежитии, в отношении соблюдения прав собственности чужой тамошние крестьяне положительно идеально честны: воровства у них почти неслышно, конокрадство им неизвестно, договоры они исполняют строго, к страннику и дорожному, слабому и беспомощному великодушны в истинно-христианском смысле, трудолюбивы и самоотверженны по примеру своего незабвенного св. учителя и подвижника любви преподобного Варлаама. Молитвами его бережется этот непочатый уголок отдаленного севера России.

А. Григорович

1 Сведения о жизни преп. Варлаама изложены также в сент. кн. «Душеиолезнаго Чтения» за 1868 г.

2 Замечательно, что названия боярщин сохранились в означенной местности и до ныне. В уставные грамоты, введенные в 63 – 66 годах в действие в удельных имениях Шенкурскаого уезда, названия этих боярщин, в том числе Васильевской, тоже вошли.

Прим. Не безынтересные сведения, относящиеся к житию препод. Варлаама извлекаем из письма к нам уважаемого бывшего секретаря Съезда мировых посредников И. И. Костылева от 16-го июня 1878 г. «Вам желательно иметь историческое сведение о преподобном Варлааме Важеском, которого мощи находятся в Богословском приходе Шенкурского уезда. Исполняя ваше желание, я обращался к местному священнику на месте снабдить сведениями. Но оказалось, что там нет никакого архива, кроме рукописи о преподобном, одежды преподобного и монастырского синодика. Молодой священник о. Гавриил не мог ничего разъяснить ни из исторического, ни из предания о преподобном. Местные жители, называемые черносошными или монастырскими, показывают только места, где находился монастырь, и только. По преданию известно, что монастырь Богословский был богатый и многолюдный. Из синодика видно, что там было в одно время одних схимонахов до 17. Я помню из Арханг. Ведомостей 40-х годов, в которых было отпечатано житие Варлаама Важес. М. Заринским, что преподобный в мире назывался Своезецдев-Едемский, посадник Новгородский. В мире он назывался Василий Степанович Своеземцев-Едемский. Владения его в Заволочье заключались из нынешних волостей: Смотроповской, Липовской, Шахановской, Великониколаевской и отчасти Устопаденской и Предтеченской; а также общество Глубоковское, Поташевское и Киселевское со многими скитами составляли его владение. Он был современник посадницы Марфы Борецкой, владелицы больших имений по Двине, от интриг которой удалился с семейством из Новгорода в свое имение, опасаясь, чтобы не подпасть такой же участи, какой подпал его товарищ Мирословский или Мислославский, бесследно потерявшийся тогда; но впоследствии оказалось, что она держала его в подземном заключении. У Своеземцева было большое семейство: 2 дочери и 8 сыновей. Из дочерей одна была выдана в замужество за московского гостя. При жизни святого имение было разделено между сыновьями и только часть он оставил себе на содержание монастыря. До крестьянской реформы общества Великониколаевской волости назывались боярщинами; из коих одна была Васильевская боярщина, принадлежавшая в собственность святому, проживавшему в монастыре. В то время Шенкурск имел большое значение, как торговый пункт, чрез который проходили сибирские товары в Новгород. Позднее заменил его Холмогор, а затем Архангельск, но совсем с другим характером торговли и с другими товарами. Монастырь потерял значение со времен Екатерины II, когда населенные имения были отобраны в казну, а монахи были переведены в Шенкурск на место упраздненного женского монастыря. В начале 60-х годов здесь открыли опять женский монастырь, который обстроился каменными зданиями, составляющими украшение нашего города, и обзавелся монахинями свыше 100 человек. Монахини успели собрать несколько грамот царей, патриархов и митрополитов и между прочими есть грамота Патерика. Я не мог отыскать Губ. Ведомостей 40 г., но за то наткнулся на сведение, что Вотскую землю подробно описал некто Мясников, который сопутетвовал ученой экспедиции Свиньина на севере. Описание Мясникова было, говорят, помещено в части в журнале «Сын Отечества» 1829 г., а остальная часть в «Вологод. Губ. Вед.»

* * *

В той же день1 память преподобного отца нашего Варлаама Пенежского чудотворца, иже на Ваге пречестен монастырь составльшаго во имя святого и славного апостола и евангелиста Иоанна Богослова, его же отчасти чудес исповедания благослови отче.

Бог прославляем в советех святых, рече Богоотец Давид, и паки дивен Бог во святых своих, совет убо святых есть еже несумненно веровати во святую Троицу Отца и Сына и Святого Духа, и дерзновенно исповедати душею и усты, в Троицы певаемого единого присносущного Бога, и спасеныя его заповеди творити и евангельски жити, дивен же во святых своих Бог израилев. Израиль убо есть всяк веру чисту имея к Богу, якоже речеся и творя правду, яже есть оправдающая нас заповеди Господня. Земных убо погнушався, возведе ум свой к небесным благим. Не мятежно зрит душевными очима к единому Богу, и не токмо душею и усты, но и телом и удесы своими творя благая дела прославляет Бога, слава бо есть Богови святое житие святых его, в сицевых убо святых прославляем и дивен бывает Бог, вси убо человецы видяще святых к Богу несумненну веру и сокрушено сердце, душу праву и все благая их дела воздивятся, пользу приимше от них, хвалу Богу воздадут, творящему святыми своими преславная, по реченному, яко да видят благая ваша дела, прославят Отца вашего иже есть на небесех, сего ради святых памяти почитати лепо есть, яко да в них Бог славим есть, ангели ликовствуют, человецы пользуются слава бо святых превосходить на Бога, святым бо почитаемым Бог почитаем есть, добродетель бо почтем Бога чту, не токмо же есть се. Но и сами от них не малу пользу приемлем, святых бо жития страх Божий вселяют в душу, безстрашие отгоняют, злых престатие, благих приятие вводят, тех бо житие зряще всяк в чувство своих дел приходит, престатие от злых помышляет, благая творити хощет, не можем бо мы исправитися от злых, аще не пользу приимше от святых, вся бо творит Бог святыми своими нас ради и нашего ради спасения, свет бо есть святых жития и просвещение душам нашим, якоже рече Господь, вы есте свет миру, темже приимше пользу от них похвалим святого сего, о немже слово предлежит нам днес. Не скуден бо есть и он славы сея божественный понеже и он от древних есть, аще и ныне пишем о нем, не сеже точию едино но от дел своих божественных чюдес познавается, всяко бо древо от плода своего познано будет, рече Господь, и паки дела яже аз творю, та свидетельствуют о мне, и сего ради непщую небезместно есть почитати, понеже и древним о нем потребно бе, еже прежде их бывших писати, по них сущим родам писанием яко залог оставляти, кольми паче нам писати лепо есть о святых, последнему и слабому роду, в немже мало спасаемых, не точию убо полезно нам есть, но и велие приобретение есть от них, сего ради ведый преблагий Господь Бог наш наше плотское и неполезное житие святых своих угодников по различным местом, овым от многих лет яко и сего святого, овых же от мала лет бывающих яко светила велия сияюща в мире показует нам, яко да видяще их исправления возревнуем добродетели их, едва бо многих и великих святых исправления могут, наставити нас ко спасению. Темже мню не втуне писати и о сем святом, о немже нудите мя о отцы и повелеваете ми написати вам о святом житии и о чудесех его, еже суть выше моея меры, понеже скудоумен есмь и недостаточен отнюд, яко скверны и греха2 исполнен, святых бо жития писати не моего скудоумия есть, но иже в философстей премудрости возрасталим, и от младенства яко млеком воспитанным премудростию, кто бо от человек святых жития исписати может яко звезды небесныя исчести, но от многих малая, якоже от великаго моря каплю малую, елико достигохом от ведущихъ таковая. Нечюден творяся сказующе кому, но долг воздаем от отец заповеданный нам. Суда онаго убоявся лениваго раба, но и то к сверстником своим и подобным мне, к премудрейшим же молчание с молением сотворю, яко да и нас невеждей научат, пишу же не самовидец быв таковым, понеже иного монастыря есмь, обещанием, и сожитие имею далече от обители, но еже слышах от инок святого обители от оставших достоверных свидетелей блаженного малообретающихся в обители святого, но и они не самовидцы же, но от прежних отец слышавше мне поведаша от многих малая, иная же преславная чудеса святого слышах и от самех исцелевших у гроба святого, сами поведша ми, благодарствуя Бога, обретает же ся сице о святом.

О отчествии святого и о пришествии его на Вагу и о создании святого места сего.

Поведают же святого сего Варлаама от славных родителей быти, отчеством убо и родом и воспитанием преименитого великого Новаграда, владением же и честию превозведен бысть паче сверстник своих, поведают бо его, яко бысть посадник в великом Новеграде, нарековажеся имя его Василие, бывшу же ему во времена и лета придержащаго скифетроцарствиа великия Росия благочестивого государя великого князя Василия Васильевича Владимирского и Московского, владущу тогда Тферию великому князю Борису Александровичу, а на Рязани бысть тогда князь великий Феодор Ольгович, правящу святительским престолом великия Росия от грек некоему митрополиту Фотию, а в великом Новеграде архиепископу Еуфимию брадатому, в лето 6934-е. Быв же тогда великий Новеград по жребиям разделен, яже нарицаются пятины, в разделениях пятин, из роду бяше и изо отчества сему Василию посаднику Заволочие именуемо бяше, в немже превеликая река Вага во участии его бысть со всеми пределении своими. Там убо в велицем Новеграде, блаженному сему Василию жительство и владение имущу. Зде же в Заволочие именуемом верных раб посылаше строити и промышляти жребием его, хождаше в жребии свои в Заволочие глаголемое на Вагу, назираше строение раб своих, и любя место то, приходя же из великого Новаграда созда блаженный Василие градец мал во участии своем в Заволочии, на высоте горы воскрай великия реки Ваги, на речке на Пеняжке именуемой, прозвание же нарекова граду тому Пенежский градок именуемый. Тогда бо бе по рекам и по урочищам и градки малые именовашася. По назирании же града своего паки отхожаше в великий Новеград, правяше начальство свое. Живяше тамо по обычаю своему благочестно, благими делы украшая душу свою, милостынями яже к нищим сокровище полагая на небесех, и всеми благими нравы угождаше яко верный раб владыце своему Богу, но убо яко кроток и тих бяше душею блаженный Василие. Многих ради нашествий ратных бывающих Новуграду, оставляет великий Новград, взем жену и дети своя, исходит из роду своего и, отчества якоже новый Авраам, и отходит во свою отчину на Вагу в Заволочие глаголемое, идеже издалеча Бог ведяше его на сие место, хотя показати его напоследок светило миру, таже пришед вселися во град свой Пенежский глаголемый.

О создании места сего, и о прозорливом даре святого и о пророчествии его о святом месте сем.

Обычаи же бяше блаженному на вся праздники господския и святых памяти в нощнем бдении без сна пребывати и молитвы деяти. Приспевшу же празднику апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Бдящу же блаженному и молящуся Богови по обычаю своему в нощь ону, в ней же бывает память заутра Иоанна Богослова, слышит отвне уду храмины своея звон бывающ доходящих слухи его, блаженный же Василие отверз оконце храмины и зрит к западной стране града, отнюдуже глас звона бывает, слышит абие глас пения и звон паче первого простирающся на месте сем, на немже святое сие место стоит и до сего дни, елико же святому слушающу божественного пения сего и звона, толико же пение божественное и звон умножашеся, дондеже год заутрений приспе, прообразующе послежде будущую благодать и пение и звон на месте сем, аки рукою показующе на место сие святое, или яко гласом вопияше веля ему монастырь поставити на сием месте, святый же слушая божественного пения сего и звона, не просту вещь быти о сем разуме, но видение Божие непщева быти сему, и пение ангельской звон божественный. Внимаше же блаженный и видение се божественное прямо святого праздника сего, и разсужает не просто и сему быти, но проразумением Божиим устроися благоволящу Богу и обитель во имя ученика его быти на месте сем, и сего ради поверзает себе пред образом Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и со слезами взываше к ней. Молитва. О Владычице Мати Христа Бога нашего, не презри моление раба своего, но аще благоволящу Богу и тебе быти о сем, буди ми помощница присно рабу своему, да воздвигну обитель возлюбленного ученика сына твоего, в славу Пресвятыя Троицы и Твою Владычице, призри же Богородице яко милосерда на святое место сие, и сохрани нас убогих раб твоих обитающих в нем от навет вражьих, да непрестанно славим раби твои Пресвятое Имя Сына Твоего и Бога нашего и Твое Богородице в нескончаемыя веки, и прирек аминь. Таже ученика Христова моляше глаголя. О учениче возлюбленне апостоле Христов Иоанне Богослове, еже изволи да воздвигнут будет на месте сием во имя твое пресвятый храм твой. Да в нем присно славим будет пребезначальное Слово Божие и Пречистая Его Богомати, Его же на перси возлегл еси, моли непрестанно наперсниче Христов, да сохранен будет святый храм твой, и обитель твоя от наветных прилог лукавых бесов, да не вредно пребывающе непрестанно славим тя, яко ученика Господня возлюбленного. По молитве же полагает блаженный обет Богови и Матери Его Пресвятей Богородицы, яко ды воздвигнет монастырь во имя апостола и евангелиста Иоанна Богослова, на том месте идеже ему показася от Бога, еже и бысть молитвами его святыми. По заутреннем же пении и свету дневному возсиявшему, пойдо блаженный в надзрение места оного, на немже пение и звон слышашеся, обрете два места на оном показанном месте недалече от града аки дващи стрелити на той же реце, на Пенежке глаголемей, на второй стране реки тоя Пенежки от града, едино убо на восточней стране, второе же на западней стране. Оба же места сия близ себе бяше аки вергнути каменем между има, Блаженный же Василие возлюби восточное место, и потребно бе к созданию обители паче втораго, и сего ради святый Василие восхоте монастырь поставити на восточнем сем месте. Но обаче возверзе на Бога упование, да где Бог восхощет быти святому месту ту и устроить. И сего ради взем часть Божию положи жребии на оба сия места. Трищи и вымеси жребий3 на второе сие место, идеже обитель сия стоит и доныне молитвами его святыми, святый же прозрев о сем душевныма очима, глаголя к рабом своим, виждьте убо сия оба места, но сие убо есть место яже на восточней стране его же аз прежде возлюбих, сила убо положити в него а живущих не будет на нем. Но токмо на собрание жить удобно есть. А яже второе место на западней стране на немже повеле Бог быти обители, на него же жребий испаде. На том убо месте земля не крепка есть. Место убо сие падко есть, но убо отживчиво будет. Будет бо место сие удобно жилище многим. И не оскудети имать от потребных дондеже благоволит Бог. Но аще сии и отживчиво но будет место сие ропотливо зело. Место же то восточное о немже святый прорече яко не будет живущих на нем и доныне убо бысть праздно от живущих, якоже рече святый, и сия рек блаженный и прослезился, но обаче Давидово сотворь. Возверг о сем упова на Бога, повинувся суду Божию. Началу делу касашеся и Богу помогающу. Воздвиже на месте том на немже Бог повеле монастырь близ града своего. Общежительство устрои, в немже и церковь воздвиг бяше во имя святого и евангелиста Иоанна Богослова и вторую церковь трех святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого. Растояние же имуще место то яко дващи стрелити от града, на второй стране нарицаемой Пеняжки. Устрои же блаженный той в обители той общее житие, и о Христе братию собра. Устроив же общежитие даде блаженный и окрестныя веси близ монастыря онаго, и имения многа иноком на пропитание и граматами вечно утверди. Поминая же блаженный реченное во святом Евангелии еже рече раздроби алчущим хлеб свой, и бездомных и безкровных введи в дом свой и расточи имения и даждь нищим. И сего ради Василий распалися душею, конечное прият нищелюбие, якожо Иов праведный. Вдовицам бысть заступник, сирым отец, нищим питатель, обидимым помощник, нагим одежда, болящим посетитель; милостив бо бяше зело, якоже речеся: яко ни единому же изыти тщу из дому его. Страннолюбием же якоже первый Авраам обреташеся, всех странных вводя в дом свой, довольну пищу представляше им. Сего ради и Бог с ним бяше, не оставляше его во вся дни живота его. Расточаша бо вся имения своя в создание храмом и нищих во удовление, у себе же не остави ни единоя медницы. Многи бо храмы, церкви Божия строяше на Ваге во спасение души своей, созда убо храм Рождества Христова на Химане. Вторый же храм созда во имя Пречистыя Богородицы честнаго Ея Рождества, яже есть Усть-Пуи реки именуемой. Третий же храм созда во имя честнаго пророка и Предтечи Крестителя Господня Иоанна, честнаго его рождества, иже на реце Леди глаголемей. Сия же святыя храмы стоят по поречиям своим и по урочищам в Важестей обителей и доныне утвержены молитвами сего святого. Сихже святыми иконами, и книгами, и свещами, и кадилы устрои и украси и до сего дни, и на яже имения инем храмом на требовавие даяше. Вся же сия строяше спасения ради души своея. О пострижении святого. По сем же убо великий Василие разсуждает многомятежие мира сего, могуства и прелесть его, яко суть суетна и прелестно зело, и к сему же и реченное во уме приемля еже рече богоотец Давид: кая польза во крове моем, внегда ходити ми во истление. И паки изволих приметатися к дому Бога моего паче ниже жити ми в селех грешничих. И сего ради оставляет блаженный жену и дети и весь дом свой и отходит в монастырь апостола и евангелиста Иоанна Богослова, его же сам созда и учредив братию милостынею довольно. Абие отрицается мира и яже в нем, остризает власы главы своея, вкупе со отъятием влас отрезает и вся своя душевная хотения. Облечеся во святый ангельский образ; нарекован бысть именем Варлаам. Таже яко совершен инок пребывая в обители своей, подвизался на диавола крепко, постом и молитвами угождаше Богови; смирением же и повиновением всех преодолеваше. Сего ради мняшеся быти яко един от убогих, а не яко начальник месту сему и властелин великому Новуграду; не солга бо блаженный яко верный Христов раб. Якоже бо велик бяше преже приятия иноческого пребывания в добрых детелех. Сице наипаче и по приятии ангельского подобия показовашеся верен во исправлении Владыце своему, на всяк день подвизаяся, телу своему враг бываше. Не даяше бо покоя себе, врагу противляяся на всяк час. Ведаше бо блаженный, якоже в неже кто зван бысть, в том да пребывает, ему же бо дано много, много и взыщется от него. Сильнии бо сильно истяжутся от Бога. Всяков же ему во исправлении преуспевающу шесть летное время, достигает блаженный конец жития своего. В глубокой старости преставися к вечным обителям в руце Богови душу свою предаде июня в 19 день, на память святого апостола Июды, брата Господня по плоти, в лето 6970-е. – О явлении мощем преподобного по прешествии многих лет по преставлении его. Но немощно убо святого добродетели надолзе от всех утаитися, якоже ни граду превелику на высоте горы стоящу, всеми неведому быти. Кая бо польза светильнику горящу под спудом или под одром покровену быти, а не всем светити. И сего ради убо всесильный Бог, не хотя забыти трудов праведных на месте сем бываемых блаженного раба своего Варлаама и не хотя лишити всех верных святых его добродетелий, яко да сам не ложь обращется словесем своим, якоже рече: яко может Бог от камения сего чада воздвигнути Аврааму. Сице сим словесем исполнитель бывает Господь днесь показанием сего святого по смерти его, еще же и по прешествии его многих лет, яко жива во плоти показа, неизреченными судьбами своими премудрыми устрояет. Скорбящим убо некогда и сетующим братиям и иноком обители сея многолетнаго ради прешествия и забвения ради трудов святого. Понеже простоты ради инок тех без писания обретеся житие преподобного, а памятухи уже преставишася. И сего ради мнозем неведомо бысть, и сумняхуся мнози о нем. Мняху бо святого яко простолюдина, а не единого от святых; Хотяй же всем человеком спастися и в разум истины приити премудро устрой сице, хотя проявити святого, яко и по смерти жив есть, и на небесех со ангелы водворяяся, а не яко от простых, якоже вси мняху о нем. Устремляшебося великая река Вага глаголемая устремлением многих вод, и сим наводнением по вселетному движению отрывашеся высоту горы, на ней же утвержден бяше монастырь блаженного и храм Иоанна Богослова, у нея же церкви и мощи святого погребены бяше тогда. Во один же убо от дний приспевши памяти святого Варлаама, людем же многим собравшимся, якоже обычай имут вкупе праздновати светоносную память во обители блаженного, абие всем зрящим сиц бысть: течением убо многих вод великая река Вага оторвавшеся низпадеся верх горы тоя много зело, с нею же много и телес мертвых оторвавшеся от земля низпадше вергошася в великую реку Вагу. Толико убо оторвася горы тоя мало не по самую церковь Иоанна Богослова, ею же святый своима рукама постави, ветсе сущи ей прешествия ради многих лет, у нея же церкви и целбоносное тело блаженного положено бысть, якоже речеся новей церкви поставленней бывши апостола и евангелиста Иоанна Богослова, на ином месте, яже и ныне Богом хранима стоит. И сего ради игумен обители тоя, Герасим именем, со освященным собором и со всем христаанским народом шед выкопа святыя те целбоносныя мощи святого, несоша на главах честно со свещами и кандилы, паки погребоша его близ стены новейшая церкви Иоанна Богослова одесную страны олтаря кадильного со псалмопением и со многими слезами в лето 7065-е. Дивно же братие Божия смотрения о сем и человеколюбия смотрение премногое, яко толико лет прейде, 90 лет по преставлении блаженного Варлаама, а святыя его и целбоносныя мощи целы и невредимы от тленных обретошася, но и ризы его святыя, в нихже свит лежаше, но и гроб его в немже положен бысть не истле, аки днесь положен, точно малым нечим яко человек приобщился тле. Не мню же убо просто сему быти обретению мощем святого Варлаама братие, но вся смотрением Божиим бысть в нашу пользу показующу Богу, яко незабвенны труды имать блаженного раба своего Варлаама. Но сим убо есть проявлением показует нам всесильный Бог яже о святем. В тоже убо время, внегда святого Варлаама мощи обретены быша, вкупе со святым обретоша некоего мниха, увы, яко мене грешного. Гроб и тело близ святого погребено за едино лето точно погребено до святого мощей сего обретения истле, иноже все и червьми сведено. Увы мне, аки от мног лет лежимо бе. Се же отцы, яко мнится мне, обоих сих проявлением святого и мниха сего показует нам всесильный Бог своего неизреченного промысла божественное дело. Яко колико отстоит преподобный по смерти от всех паче жизни сея, и к Богу дерзновение колико имать о всех нас. И сего ради, якоже мню, устроися неизреченным промыслом Божиим сякову проявлению быти на самую светоносную память святого, в нюже сшествие всем человеком бывает, яко да сошедшимся им вкупе празднующим святого память, зрящим и видящим всем святого обретения и сего мниха, не имут сомнетися о святем, якоже прежде сомняхуся. Но вси воскликнут всепремудрому Богу, строящему преславная святым своим и прелестное сомнение отъемлющему от всех сердец. Игумен же тогда и сего мниха взем мощи, положи близ святого на ином месте. Обретоша же вкупе со святым игумена бывшаго во обители сей Феодосия именуемого. Тело невредимо от тленных ничимже. Той же игумен воздвиже великий храм Иоанна Богослова во общем жительстве сем, яже и доныне видим нами и храним Богом. К тому убо храму пренесены быша мощи святого, яже и доныне лежат источают преславная чудеса и исцеления приходящим к ним с верою. Игумен же Герасим взем и сего игумена мощи положи у того же великого храма апостола и евангелиста Ианна Богослова близ раки святого Варлаама. О сих же убо тако есть; мы же на предлежащее возвратимся.

О явлении святого Варлаама, како явися на память свою игумену Паисею с братиею и прещаше им о недаянии милостыни во время глада.

Потребно же нам братие к преже помянутым и сие приложити вам. Бывшу некогда гладу велику на Ваге и по вседвиньстей земли, и толико простершуся гладу тому, яко не токмо маломощнии человецы но и сильние людие оставляху жилища своя, по иным странам скитающеся питаху домашняя своя. Глада же онаго ради по диаволю навождению Паисея игумен совет сотвори с братиею си не даяти милостыня нищим, мняху монастырю поспорити тем. Еликоже убо они совет сотворше и не даяше милостыня, толико монастырь оскудеваше от потребных. По советовании же том игумен и братия живяста тако, не дающе милостыня нищим, монастырю же скудеющу, братии же и работникам монастырским разшедшимся скудения ради онаго. Такоже убо живущим приспе абие память чудотворца Варлаама. По преданию же чудотворцеву обычай таков бе во обители той, яко на всяку память чудотворцеву и на всяко лето кормити нищих довольно, колико их обрящется, и накормив наделити их милостынями овым убо от хлеб печеных, овем же от жит сельных и ниединаго же нищаго тща из монастыря своего испустити на память свою повеле чудотворец. Игумен же и братия и на память чудотворцеву не восхотеста милостыню даяти нищим глада ради онаго. Великий же чудотворецъ Варлаам, якоже бе прежде смерти нищим питатель, сице и по смерти тех питатель является. Приспевши убо нощи, еяже заутро память святого будет, игумену же и братии бдящим на молитве по обычаю своему, по молитвеннем же бдении на сон преклоньшимся, внезапу Варлаам явися игумену и потом старейшей братии сице. Пришед убо в келию игуменю во образе своем, акоже бе написан на иконе, в руках жезл имея, брадою темнорус, якоже бе и есть, и пришедше ко одру на немже игумен сонный покой приимаше, глаголя игумену ярым взором: или ты убо спиши, а братия Христова гладом мруще погибают. Совет ли убо сотворил еси с братаею си, и не хощеши даяти милостыня Христове братии-нищим, и затворил еси житницы моя от маломощных. Не веси ли яко сих ради затворитися царство небесное. Но убо аще не отверзещи житницы моя маломощным и нищим, то веси убо, яко до конца имать оскудети место сие. Темже за утра на память мою препитай нищих и раздаждь милостыню по повелению моему, да прощен будеши в дерзновенных ти. И сия рек невидим бысть. Шедше же в келию, старейшей братии, тоже рек им с великим прещением, яко не токмо на память его, но и по всяк день даяти милостыня нещадно. Игумен же и братия старейшая возбнувше от сна и сошедшеся вкупе разсуждают видение и шед, ко гробу преподобного со слезами прощения просяще, обещавшеся и впредь милостыню творити, якоже заповеда им. На утрия же в память преподобного накормивше нищих довольно по заповеданио его, оделивше милостынями отпущаху с миром и впред милостыню даяху, Богови славу воздающи, иже тако прослави преподобного своего Варлаама.

Чудо святого Варлаама о слепом человеце. Полезно же убо и се на среду привести. В Важестей области в поречии некоем Ледстем имянуемом волость негде слобода глаголемая Верхоледская, шествие имея от обители святого шестьдесят поприщ, в нейже живяше человек некий по рекомому Давид. Очима слеп бе. Много время страдаше болезнию тою очною зело тяжко, яко немощи ему на свет взозрити никакоже. Страждущу же ему зело и помышляющу да что сотворить очима своима, помышляющу же и недоумевающуся, непщевание прииде ему, яко ити в монастырь святого Иоанна Богослова, и чудотворца Варлаама и тружатися неисходимо из обители, токмо аще помилует его и исцелят очеса его. Сице же ему непщующу и молящуся абие от часа того нача болезнь от очес его отходити помалу, и не по мнозех днех очистишася очеса его от болезни, глядаше добре и до сего дни молитвами Богослова Иоанна и преподобного Варлаама. Человек же той Давид обет свой исполняет, якоже обещахся, прииде в монастырь, приятъ ангельский образ, бысть мних именем Даниил, прохождаше монастырекия службы, преставися в вечную жизнь, славя Бога и чудотворца Варлаама.

Ино чудо святого Варлаама о некоем человеце работнице монастырьстем. Похвально же убо есть и о сем помянути. Человек убо некий, имянуемый Панфил, родом убо и воспитанием Важския области, урочищем же и поречием Паденьские волости, жить ем же и пребыванием обители сея святыя в работе службе работает на братию. Тогда же бысть игумен во обители святого Иона, мирским же прозванием Безсон. Сему убо Панфилу случися заповеданную службу проходити нощную, стрещи бо казны приставлен бысть. Казначей же тогда бысть во обители Иоиль по реклому Тяжелно. Стрегуще же Панфилу тому заповеданную ему службу, внезапу абие в полунощи толпа бесов множество нападоша нань. Видом убо и образом пришедше разбойничим, творяся льстивии аки разорите монастырь и разграбити казну пришедши. Овии убо яко человецы червлены ризы на себе имуще являхуся, овии же зелены, овии же различных образ ризный вид носяще являхуся. Якоже убо лукавии разбоиницы суть и есть по словеси Господню, сице разбоинически творяху. Нападоша убо нань, в руках имуще луки и стрелы, мечи и сулицы, люте устремляющеся, грозяху изсещи его, глаголюще ему от казны отити и бежати в дебрь. Он же аки в правду мнев, яко разбойницы суть, вопити нача. Игумен же и братия стекшеся скоре, узнавше яко изумлен есть, а не истинен, повелеша брещи его до заутра. Он же истек от стрегущих его, бежа в лес в неходимую дебрь, мняше убежав сохранитися от злых разбойник онех. Слыша бо ся ему аки стреляюще в стену храмины тоя, идеже бе стрегущими он и с улицы сующих в окна храмины тоя. Он же забежа в чащу леса, завалися в дрязгах, неведущу никомуже, непщевав себе утаити. Злии же они ратницы и разбойницы лукавии беси в след его и окрест ходяще стреляху нань, страшаще вопиюще и глаголюще; убием и погубим его. Вопивше же и стреляюще престаху вопити и стреляти, не на благодеяние убо, яко злии суть, но на большее погубление престаху хотяще в ров погибельный воврещи его и до конца погубити, еже и бысть. Внегда бо немощный сей уведа, яко престаху вопити и стреляти, абие встав помалу обозревся всюду, и яко не виде никогоже, впаде во ум его итти к велицей реце Вазе и ввергнутися в воду и утопити себе, яко да тем избудет мнимых разбойник онех. Непщующу же ему сия абие устремися пойде к велицей реце оно злое се дело сотворить, якоже и вознепщева. Создавый же всех Бог не до конца оставляет создание свое, но о всяцем человеце печется, како спасти его и в разум истинный привести, якоже и о сем. Пришедшу же ему к велицей реце оной и размышляющу вергнутися в воду и утопите себе, якоже речеся, абие явися ему незнаем человек на реце в челну плавая. Он же убоялся человека того не вержеся в реку. От того убо в чувство прииде узна свою немощь. Абие во ум прииде ему возвратитися в монастырь святого Варлаама и тамо пришед молити Бога о исцелении своем. Возшедшу ему на гору, идеже монастырь святого, нападе паки на него нечистый дух, верже его на землю, нача трясти и бити его весьма. Преставшу же бесу бити его, внезапу разслабишася ему нозе, не владяшеими, яко ни весма двигнути их. В такове же недузе пребысть седьм седьмин, не владяше ногами своими. К семуже и умом мятяшеся единако. Стражущу же ему в недузе сем лето зело, и сего ради мнозии простии людие подвизах его ити ко врачем и врачетися от них. Он же яко простец сый, еще же и умом несвершен обещася ити ко врачем по завещанию их. Бог же за молитв преподобного Варлаама полагает во ум ему ити ко игумену и спроситися о сем. Игумен же Иона воспрети ему ко врачем ити, но повеле ко гробу чудотворцеву вести его. Ведущии же его не радивше о нем и от идоша от него оставивше его среди монастыря, не дошед чудотворцева гроба. Больный же он начать плакатися ведущих не имея, сам же ити не можаше. Но обаче чудотворца призывая пополз на чреве своем, приближися един к чудотворцеву гробу и отверз двери гробницы. Абие зрит два образа стоящих над гробом чудотворцевым, якоже поставлены суть, на иконах написаны на поклонение с верою приходящим. Един убо образ Пречистыя Богородицы, вторый же образ чудотворцев Варлаамов. Чудотворцев же образ зрит на иконе написаны и аки жив к Пречистые образу устнами движет, аки молится. Больный же он верою обнажився к чудотворцу приползе ко гробу его и оперся дланма посползе на гроб и прослезился пад и усне на гробе святого. Спавшу же ему на чудотворной той раце святого колико убо время возбнув абие, вострепета душею, яко невежьство сотвори к святому, яко усну на святом гробе его вкупе же очути в себе облегчение от недуга своего. Возрадовася яко здрав бысть и пад облобыза раку преподобного, и поклонися ему трищи, и пришед здравыма ногама и совершеным разумом, поведа всем бывшую на нем Божию милость, за молитв ради преподобного чудотворца Варлаама; с ним же вси прославиша Бога, давшаго такову благодать угоднику своему Варлааму.

Чудо святого о жене некоей иступившей ума. Неправду убо сотворю, аще о сей не предложу вам словеси. Монастыря убо сего отчины из веси некоторыя Мелядша глаголемая, в Важестей же области, поприщ от святого монастыря четыре имать. Жена некая именем Агрипина разболеся болезнею огницею нарекованною. В такове же ей болезни немного стражущи, но недуг зол приобрете в ней на много; страдаше бо в болезни той огницею седмицу едину, ума же решися наседмь седмиц, егда бо от болезни тоя устрабися и от одра воста смятеся ум ея, яко не знати ей не токмо домашних своих, но и себе не знааше, кто она и где бе. Во сметании же ума ея; ужас нападе на ню, яко всех боятися и домашних своих и ближних. И от того ужасения в непщевании бывши ей и в чащу и в лес бежати. Аще не от многих сердоболь ея удержане бывши, с подруг же ея яко прост людин промышляше о ней, многих врачев привождаше к ней, непщевав отраду приобрести от них от недуга ея, но ничто же успевши разве горшую болезнь приобрете от них. Но позде узнав ведяше ю ко истинному врачю ко гробу чудотворца Варлаама и молебная сотвори о ней, приложив ю ко гробу чудотворцеву, и абие жена та здравие получи от недуга своего, и иде в дом свой с мужем своим радуяся, славя Бога и чудотворца Варлаама, иже от Бога таковую благодать стяжавшему.

Ино чудо святого Варлаама о слепой жене. В пределении же Важстем волость некая урочищем Варомино глаголется, в ней же человек некто. Амвросий имянуемый, имея жену у себе именем Макрину. Болезнь убо очную имуще, яко ни блещание света не видети ей за едино лето. Муж ея многим врачем имениа разда, непщевав от них облегчение недуга приобрести жене своей и яко ничто же успе. Позде некогда в чювство прииде вести ю во обитель Иоанна Богослова. Игумен же Даниил сотвори молебная о ней, приложи ю к целбоносному гробу чудотворца Варлаама и от того часа жена та прия здравие очесем своим, и иде во свояси радуяся, славя Бога, иже таковым дарованием, одарившаго святого.

Ино чудо святого Варлаама. Бедно убо алчущим хлеб отъяти, сице бедно алчущим и братиям чудес преподобного аще сего в ряду не учиним. Волость некая урочищем и поречием Ледь рекомая; в той же убо волости хрисианин некто Василие имянованный Шурухин. Той Василей разслаблен бысть единою ногою и толико, яко немощи ему ити, ни ступити на ню, аще не инеми подхващаем несен будет где. Страдаше же в недузе сем лето едино, повеле вести себе во обитель Иоадна Богослова, идеже целботворимыя мощи и гроб чудотворца Варлаама, и молебная исправль и приложен бысть ко гробу святого, исцеление обрете, иде в дом свой и радуяся, Богу славу возсылая прославльшему святыя своя.

Ино чудо святого о разслабленной девицы. Не буду посрамлен, аще се к предреченным приложу. Человек некто Леонтий по реклом Прокопиев, уезду Важскаго и волости некоей Каренге имянуемой, дщерь у себя имея разелаблену всеми уды тела своея. Случижеся болезнь ей сице. Во един убо от дний совокупишася облаци воднии и изыде туча велия и возшумевши бури ветреней, из них же возгремеша громи сильны и молнии огнении и дожду убо идущу велико зело, ветру же шумно дышащу, грянута убо громи сильнии и молнии жгущи, порази дщерь ону человека сего и верже ю доле. Всем зрящим и видящим сия домашним же ея пришедшим обретоша ю безгласну трясущуся и мятущуся от уст пены точащу, еле дышущу. По часе же временне преста пены тещи от уст ея; облегчение от безгласия приемше и от земнаго ничания, обаче же уды тела ея вся раздробишася и трясошася от громного ражениа и молнииного жжения, собою не владяше ни ко устом хлеба принести, аще не от своих кормима будет. Время же не мало тако страждущи всеми уды своими, привезшу отцу ея во обитель Иоанна Богослова и положшу у гроба святого Варлаама и по молебнем пении здравие получи, якоже прежде недуга бе; отъиде в дом свой радуяся, хваляще Бога и святого угодника его Варлаама.

Ино чудо святого Варлаама о беснующемся человеце. Инок во обители сей именем Никита возметным недугом объят бысть нечистаго духа, хождаше бо в день и нощь, сечиво секущее в руках имея, стены и углы у келен сечаше, людей гоняше, мня сещи всех. В сицевом же ему недузе люте страждущу довольно время, игумен же и братия едва привлекоша его к раце преподобнаго и моление сотвориша о нем. Инок же он здравие прият молитвами святого, в здраве разуме иде в келию свою, радуяся, славя Бога и преподобного Его угодника Варлаама.

Ино чудо святого о жене разслабленной. Полезно же убо есть и се к преже реченным приложити. Обители святого християнин некто жену имея Капителину. Сия жена на поле по случаю сбирающе жито; беруще же ей, явися бес зраком убо человеческим, делом же чрез естество человече. Страшен убо ей явися зело, высок взором, очима огнен, зубы скрежеташе на ню, оружие оскордо в руках имея, грозяше посещи ю. Она же яко видев тако страшна ужасшися возопи гласом, паде на землю и бысть безгласна и безсловесна и пены тещи изо уст своих, отъябося у нея язык, руце и нозе, уста ея превратишася на едину страну. И бысть разслаблена вся и безгласна много дний. Муж же ея по обычаю своему простец врачеванием бесовским помогаше ей и ничтоже успе, но паче горек недуг протязаше ей. Жена же убо та аще и, безгласна суть и разслаблена, но умом здрава бысть. Яко бо видит от врачев никоеяже помощи несть, моляшеся во уме своем апостолу и евангелисту Иоанну Богослову и преподобному Варлааму да ея помилуют. Молящужеся ей слышит отвне дверий глас глаголющ ей: жено якоже помысли сия и сотвори; повели убо вести себе во обитель мою. Аз бо есть Варлаам глаголяй ти. Она же яко разслаблена есть и безгласна намизанием токмо очесны помаваше мужу своему, веля ему вести себе во обитель святого; привезеней же бывши ей и молебная сотворша о ней у гроба блаженного Варлаама, абие здравие получи молитвами святого; иде в дом свой радуяся, хваля Бога, иже тако прославляющего святых своих.

Ино чюдо святого о человеце некоем болящем трясаницею. Потребно же убо есть и сего домянути вам. Человек некий Владимер глаголемый, родом убо и житьем волости Коскарь именуемыя, трясавицею томим бяше седьмиц дващи десять со единицею пятиц. И толико убо болезноваше в недузе сем, яко и пищи и, питья не вкушаше и толико, яко и ухания хлебного не можаше прияти обоняньем своим, но токмо снег и воду во уста си приимаше да тем жи¬вот свой правяше дний сто и семьдесят и пять. Також ему стражущу кончевашеся живот его и ко вратом смертным приближашася, и ничтоже ино разве смерть пред очима имущу, вознепщева убо во уме своем, яко милостив есть преподобный Варлаам приходящим к нему с верою, нача молитися лежа на одре своем, да получит милость от преподобного и обещася, получив здравье, ити во обитель его, и исправити молитвенная. Преподобный же Варлаам яко ту бысть, услыша молитву его. В той час лежащу на одре даде ему здравие от недуга. Он же получи здравие обет свой исполняет, прииде во обитель, бла¬женного и исправив молебная у чюдотворныя раки, иде в дом радуяся, славя Бога и чюдотворца Варлаама.

Ино чюдо о том же человеце. Тойже убо человек Владимер, древодел художьством. Крыющу же ему колокольницу глаголемую во обители блаженного, прииде ему болезнь чревная. От болезни же тоя возмятеся вся внутренняя его, воздымася убо утроба его от чресл своих и привождашеся к персем его, и от сего кашель и хрипота велика великая прииде ему, возбиваше весь живот его. Сия же болезнь на всяк час томяше его, яко ни главу восклонити да¬яше ему, доле бо нича лежаше на земли дотолика, яко и всей главе его воотекши спухнети от недуга своего, за многа дний ни ясти же, ни пити могущу ему, ни сна прияти на мал час. В такове же недузе люто страждущу ему, всем отчаявшимся живота его. Приятели же его изнесше положиша его вне келии на поле ветреннаго ради дыхания за хладом ветряным отраду малую прииметъ от недуга, и положив отидоша от него. Лежащу же ему единому, ничтоже животно чающу, но токмо к часу смертному готовящуся и молящуся во уме своем чюдотворцу Варлааму, молящужеся ему слышит внезапу созади пришедша некого к нему. И взем под пазусе его и возняв вверх держаше его глаголя: не исходи из обители сия, но пребывай с нами, да будеши здрав. Вольный же он еле возопи гласом глаголя к нему: господи не верзи мене доле, яко и так скончеваю живот свой. Он же тихо по¬ложи его на землю глаголя: не бойся, отселе будеши здрав, токмо не изыдеши из обители сея. И шед ко гробу Варлаамову, помолися с верою да даст ти исцеление от недуга твоего. Он же обозревся сюду и сюду, не виде никогоже, но токмо себе единаго, и ощутив здравие иде к целботворимей раце препо¬добного и моление со слезами сотвори, обещася не изыти из обители сея до смерти, славя Бога, иже тако прослави угодника своего Варлаама.

Чюдо святого о некоем человеце болящем. Чело¬век некто живый в Важестей области, в некоей волости Сметанине имянуемой, от обители, святого пять поприщ разстоянием, емуже имя Феодор по реклому Можжелин, огненным недугом боляше. В болезни же сей во смятение ума прииде толико, яко встав со одра, на немже лежаше, секиру и нож в руце си взимаше, всех обретающихся человек и скот сечаше зело. Сякова же ради лютого недуга его едва от многих одолену быти ему и связану по руце и по нозе ужи железными; не точию же, но и ко одру крепко привязану лежащу на всех злобитися, зубы хвативше язвити всех. Стражущу же ему тако за многое время зело люто по вся дни и нощи неотступно, сердоболи же его вземше везоша в монастырь святого. Везущим же им тако просто не связавше его, воскрича абие больный он нелепым гласом глаголя, яко во огнь и в воду везут мене, ухвати единого от сердоболь везущих его и оцепися о него руками и но¬гами, яко всем везущим его немощи отверсти рук и ног его. И тако уцепляема и в монастырь ко гробу чюдотворцеву принесше обоих. Тогда отцепистася от себе, егда у чюдотворныя раки на молебнем же пении, егда начат чести святое Евангелие. Тогда больный видит отъемную тму очеса его, аки кожу воспрокинувшуся чрез главу его и свет открыся в очесех его, и тако в свершенне разуме, совершенно разуме, свершено и здравие получи в той час от недуга своего молитвами святого. Иде в дом свой радуяся, хваля Бога и преподобного угодника Его Варлаама.

Ино чюдо о недужном человеце трясовицею. Христианин некий святого обители именем Дементей, рекомый Сивко, болезнен бяше трясовицею глаголемою. Болезноваше же люто зело в болезни той много дний. Врачем имение раздаяше да ослабу от болезни приимет от них и яко ничтоже помощи от них недугу си обрет. Пришед к раце Варлаама расплакася, с верою прося милости улучити от бо¬лезни своея. Рыдающу же ему тепле паде на землю у гроба святого от слезныя нужда и успе. Спавшу же ему время не мало от сна возбну, ощутив себе здрава от болезни молитвами святого. И поклон сотворив чудотворной раце его, иде в дом свой радуяся, хвалу воздаяше Богу, славящему святых Своих.

Чюдо святого Варлаама о человеце таким же не¬дугом страждущем. Подобно же и о сем помянути вам. Важские же области волость некая Нижняя Едма глаголемая, в ней же человек некто именованный Дионисие, рекомый Лапоть, художеством ковач, бо¬ляше трясовицею время много. Толико же страждущу ему в недузе сем, яко ни ясти, ни пити на много седьмиц. До толика же страдоваше яко смерть пред очима имети и надгробная готовити. Сице ему страж¬дущу в дому своем, в тонок сон сведен быст, в немже явися ему святый. Явися же ему ангелолепным подобием, светел зрак имея, брадою темнорус, в руках жезл имея, якоже есть ныне на иконе написан, яже над святым гробом его, тихо глаголя ему: человече страдаеши зело от недуга своего, но аще хощеши здрав быти, гряди с верою ко гробу моему и будеши разрешен от недуга своего. Аз бо есмь Варлаам начальник обители сея. Больный же возбнув от сна, обозревся и никого же видя, восперився верою явльшемуся ему святому Варлааму, идяше с радостью к целбоносному его гробу и молебная исправль, получи здравие молитвами его святыми, и иде во свояси благодарствуя Бога, такову благодать да¬ровавшего угоднику своему Варлааму.

Ино чудо святого о человеце некоем. Похвально и о сем в ряду предложити. Во много помянутой в Ледстей волости человек некий Давид, рекомый Вертячей, страдаше люто зело единою шуею ногою весьма, яко не мощи ему ни двигнути всего себе ни с места единого. Случижеся ему болезнь наказанием Божиим сице. Единою убо некогда идущу ему путем в дом свой, идущу же ему чрез паточину некую по глаголемым мостьцам, поползеся шуяя нога его в паточину ону, омочи едину глезну ноги тоя в воду. И абие от воды тоя пристре ему недуг лют зело и едва прииде в дом свой. Пришедшу же ему в дом свой толик оток прииде ему, яко отещи всей шуей нозе его и до пояса, толико яко бревно видети всю ногу его. Страдаше же ногою тою зело долго время тако, яко всему телу его свалитися и обнажитися го¬лени всей и всем составом костям и жилам всея шуяя ноги его пристрашно зело, аки никогда же плоти быти на всех составех ноги тоя. К сему же ни брашна ни пития вкушаше на многи дни, яко всем зрящим живота отчаяти и гробная готовити ему. И сего ради многим врачем имение раздаяше, но ни¬чтоже от них пользы приобрете, разве в горек недуг впаде. Страждущу же ему люто вельми в чув¬ство своих грех прииде и еже молити Бога о себе и прощения о своих гресех просити от него и исцеления от недуга своего. Непщующу же ему сия нача со слезами молити Бога и апостола Иоанна Богослова и преподобного Варлаама, да молитву сотворив о нем к Богу исцелят от недуга его, обещася престати, в немже пред Богом согреши яко человек. Молящужеся ему со слезами и обещавающуся в той час ощутив здравье. И нача наступати тело на кости и на жилы его, и покрывся составы шуяя ноги его, и весь оток уляже, аки не бысть никогда же, и здрав прииде во обитель к животворимому гробу святого, и исправль моление иде в дом свой радуяся, славя Бога и угодника его Варлаама.

Ино чюдо о человеце ином. Не умолчано же буди вам и о сем. Тоя же Ледския рекомыя волости не¬кто человек Симеон по отчеству убо Григорьев, сын Тимофеева, от некоторого же прилучая пристре недуг ему лют зело десному оку его. Зело же тяжко болезноваше в недузе сем, яко потухнети и отещи и болезновати всей стране главы его, идеже десное око его пол главы и шия с гортанем и десная рука и вся страна тела его десного, яко немощи ему ни брашна ни пития вкусити гортанем своим, все бо за¬текло и болезноваше, весьма люта. Страдаше же тако люто болезноваше и весь собою не владяше, яко ни лещи ни востати даяше ему о себе, но токмо инеми носим бяше пятнадесять седмиц. Приятели же его яко виде в такова его, смертная готовяше ему, животна непщевающе ничтоже. Всякими виды врачевскими помогаху ему и ничтоже успевше, обещахуся вести его в дом Иоанна Богослова к целбоносной раце чудотворца Варлаама. Но егда же обещавшимся вкупе со обещанием преста абие болесновати больный сей и от недуга своего и облегчение убо прия, здравия же совершенного не получи. Но тако егда бысть у гроба святого, тогда совершенно прият здравие. Егдаже привезоша его во обитель святого, с нимже прииде ко гробу блаженного и пред малем сим помянутый же и ногою бысть больный Давид по реклому (бысть) Вертячей, начата молитися оба у целбоносного гроба святого об нощь всю. С вечера же им молящимся снидоша в витальницу идеже работницы витают и ту покой приемлюще уснуша. Уснувшимжеся им крепко с болезненного труда онаго, невидимо прииде к ним святой Варлаам, толкну в ребра больного сего Симеона, тихо глаголя: востани чадо, возбуди и клеврета своего Давида и шед идите оба ко гробу Варлаамову и молитеся прилежно. Се отселе не будут вам недузи сия. И се рек невидим бысть. Он же возбнув от сна, обозреся сюду и сюду не видя никогоже. Раз-буди подруга своего, поведа ему видение се по ряду. Вкупе же ощутивше себе совершено здравие получивша идоша с радостью к чудотворной раце преподобного Варлаама, со слезами молебная исправльше, идоша в домы своя радуяся и славя Бога.

Ино чюдо святого о жене слепой. Помнити же подобает и сию. В Важестем же уезде, в волости некоей, Емская гора имянуемей бяше жена некая, имянованная Анисия, слепа бе обеими очесы своими, не¬точию не виде никого же, но ни света блещания можаше зрети. И сия страждущи не зряше света охожение вселетное, повеле сердоболям вести себе в дом апостола и евангелиста Иоанна Богослова к целбоносному гробу святого Варлаама. Сердоболя же ея привезши приведоша к раце преподобного, с нею же убо вкупе приятели ея у целботворимыя раки чрез нощ со слезами молящася о исцелении очес ея. Осветающу же предъидущему дню вкупе со дневным светом стояще у гроба чюдотворимого слепая жена та прозрев очима своима молитвами преподобного Вар¬лаама. Иде в дом свой радуяся зря очима своима светло и до сего дни, хвалу Богови возсылаше, тво-рящему святыми своими преславная.

Ино чюдо о девице некоей. Помянути же лепо нам братье и сие. В предмалем помянутии волости Химанемо глаголемой девица нека нарекованная Евдокия немощна бяше нутренним недугом, всю бо ея нутреннюю привождаше к персем ея и торзяше не¬щадно недугом лютым. В сякове же велицем не¬дузе ея оток прииде на ню велик зело, яко всему телеси ея страдати и отещи люто зело. Толико же воспухне отом сим все тело ея, яко не знати очес и всего подобия лица ея, и зрение света скрыся от очию ея отоком сим, точю малу зарю света блещаше очию си. Бяше же болезнь сия тако есть ей, терзаше бо недуг сий всю нутреннюю и все тело ея по многи дни. Таже по мнозех днех распадеся весь оток телеси ея, сего ради и смрад бысть от нея велик зело, яко всем смрада ради того возгнушатися ея и отбегати от нея. Страдаше же она в недузе сем люто зело за много время, видит себе недуга ради сего от всех возгнушаему и отвращаему душевныма очима возряше к преподобному, со слезами вопия к нему: о, преподобие Варлааме, виждь смирение мое и призри на мя грешную и убогую рабу твою, яко вси возгнушашася мене и отвратиша лица своя от мене и ближнии и дальнии, но ты яко отец сирым не остави мене, имаши бо еже мощи помиловати мя, да не внйду во ад жива отчаянием погружаема. Сия же ей молящися обещаяся ити в монастырь ко гробу святого и помолитися о исцелении своем. Великий же преподобный Варлаам скор услышати призывающих его с верою. Сице и сию услыша, даде ей и здравие в дому ея, и исцеле от недуга своего. В той бо час нача улегати оток телеси ея и вся внутренняя ея преста от болезни, аки не бысть никогда же. Она же прият здравие и совершено исцеление прииде во оби-тель святого к чудотворней раце его, молебная исправль, иде в дом свой радуяся, славя Бога, иже тако одарившаго святого своего угодника.

Ино чудо святого Варлаама. Не забыти же вам потребно и о сем зело, зело бо мя есть приводит во удивление и сие чудо великое. В предреченней же волости на Химанеме у церкви служа иерей Александр именуемый. Случися убо ему сице быти. Некогда убо времени вешнему наставшу, зимному году минувшу, растаяше леди, потекоша воды, возшумеша реки. В то убо новолетное время по обычаю своему преславная река Вага зело наводнвшеся стечением многих вод, и разлияся вода всюду по лугам и по холмам, не точию же, но и обретающаяся веси потопляше зело. Бяше во удолии близ великия реки Ваги, в раздолии горы, на ней же храм искони поставлен бяше намененаго попа сего обителище витание уселено бысть, в немже живяше. И сего ради по обычаю в разлияния многих вод возлияся вода многа в раздолие то, в немже двор попа онаго, и обыде вода та великая весь дом той попов, и леду убо велику по водам тем скоро несущуся, устремившуся прямо двора попа онаго, хотя соврещи и совратити всего его и потопити в водах со всеми живущими в нем. Поп же он яко видит беду свою смертоносную, на молитве ста в храме и со слезами призываше чудотворца Варлаама, да измет его от смертного часа сего. Молящужеся ему и плачущу горько со всем домом своим и живота отчаявшимся внезапу зрит пришедша скоро от обители святого светолепна старца, в ру¬ках долго древо имуща и на лед возшедша, устремляющийся лед к жилищу его древом тем долгим отвращающа от двора его и провожающа на среди реки. Поп же се виде святого старца онаго звати начать гласом велиим глаголя: о великий Варлааме помози нам и изми нас от безгодныя сея смерти. Абие в той час отврати святый старец он весь лед от всего дому его и отпровади его на среду великия реки к верху глубины, юдуже идяше искони. И отступи велика вода от двора его и поиде путем своим, юдуже повеле Бог итти ей; святый же невидим бысть. Поп же он возрадовася со всеми до¬машними своими, благодарете воздаяше благодателю Богу, иже такими дароваными святых своих ода¬рившаго.

Ино чудо о человеце трудоватем водным недугом. Непщую убо и о сем помянути вам. Некоторыя убо волости Сметанино именуемей, христианин некий Моисей нарекованный Аввакумов водным не¬дугом болезнен бысть трудно зело, и от того недуга телеении проходи оба его и от сего (недуга) опухла велика прииде нань, яко вся нутренняя его аки камень до перси воспящеся, страдаше зело долго время. Стражущу же ему сия, ничто животно помышляющу, но и к часу смертному готовящеся. Многим врачем имение даяше, и яко никую же пользу от них приобрете; приспевши же светоноснец памяти святого Варлаама, в нюже идущим многим людем вкупе праздновати святую его память, якоже обычай имутъ на всяко лето. Больный же сей яко зрит многих человек со тщанием идущих в Богословлю оби¬тель на память святого, себе же единого оставающа и возбраняема ити во святую ту обитель недуга ради своего на чудотворную память святого. И сице видев себе тако лежаща на одре своем восплакася горько, великого же чудотворца Варлаама молити начать, да подаст ему исцеления, да вкупе праздньство сотво¬рит во обители его с празднующими святую его па¬мять, обещася и впредь на всяко лето на память его чудотворную свещу и просфиру приносити во обитель его и молебен пети у святыя его раки. Удивити же услышанию с верою призывающих преподобного. Егда убо немощному сему на одре возлежащу и молящуся со слезами, вкупе с молением сим здравие по¬лучи от всего недуга своего скорыми молитвами свя¬того. Прииде радостною душею во святую обитель к радостнотворной раце святого, обет свой исполняет, светло празднуя святую ту целбоносную память, возвратися в дом свой, славу возсылая Богови, давшему угоднику своему Варлааму творити таковая.

Ино чудо святого о некоем отрочати. К сему же и сие приложити вам потребно бе. Тогоже предреченнаго Моисея сын, отрочя возрастом боляше зело болезнью неудоб носимою; на деснем убо оце его аки вал привалися велика ваязнь, уязвяше грызущи все десное око его за долго время, и вся глава его воспухне томима ваязнью сею, не даяше зрети обоима очесы его, яко ни ясти ни пити ему, но точью без престани вопияше болезноваше весьма, яко родителем его оплакати на всяк день и нощь и живота отчаяти. Отец же его, Моисей рекомый, яко помня в себе великую милость преподобного Варлаама, егда водным недугом болезноваше. Святый же Варлаам помилова и исцели от недуга его. Помысливше же сия о сыну его возверзе веру к преподобному, яко мощен и чада его помиловати, и со слезами моляше преподоб¬ного да послет милость на немощнейшее отроча его и исцелит от недуга его. Скорый же в молитвах всем призывающим его с верою преподобный Вар¬лаам чюдотворец, яки ту быв, прият слезы родивших отроча, исцели рождшагося от них, подаде здравье отрочати в той час в дому его. Свалибося болезнь с деснаго очесе его, уляже вся опухль всея главы его, аки никогда же бысть, погибе весь недуг его. Родители же с ним шедше во обитель святого у целбоносного его гроба сотворше моление, идоша в дом свой радуяся, славя пресущественного Бога, прославльша тако угодника своего Варлаама.

Чюдо святого о избавлении многих человек от трясовиц. Воистину же лепо и сие помянути вам. Бысть убо некогда в Важестей области перевал на люди, немогоша убо люди мнози болезнию студеною гла¬големою. Знобь бо на люди прихождаше и трясовицею затрясаше многих зело. В то же время бысть насто¬ятель обители сея игумен Герасим рекомый. При сем игумене случися недуг сей людем лют зело. Страждущим же им приспе абие память преподобного Варлаама, в нюже сшедшеся в Богословлю обитель к целбодательному гробу святого студеною сею бо¬лезнию немощных мужий и жен и детей до трею сот человек. Всем же сим люто страждущим болезнию сею трясовицею глаголемою и пришедше к целботворному гробу преподобного, со слезами моляше свя¬того с верою и просяще исцеления от недуг сво¬их. Егда же игумену молебная исправльшу о них, в той час вси тии человецы и мужи и жены и отрочата совершено здравие получиша от нужныя болезни сея и светло праздноваху святую целбоносную память, отъидоша в домы своя, радующеся, велие хваление Богу воздающе творящему святым своим угодником всем исцеление.

Чюдо о разслабленной девице. Не мню убо и сего утаити вас. Человек некто Кирилл бяше. Савин именованный, живяше в прежереченной волости Химанеме рекомей. Сей человек имея у себе дщерь рекомую Гликерию толику слепу очима яко ни дневный свет видети ей и никогоже от человек, но токмо тмою очи ея омрачашеся за едино лето. Сице же и страждущи очима своима никакоже света видящи. Пришедши убо богоносней памяти святого Варлаама, отец же ея, аки отец. чаду своему, везяше ю к чудотворной раце преподобного, и молебная сотворь, прозре абие очима дщи его, светло гладание и до сего дни молитвами его святого. Идяше в дом свой благодарное хваление благодателю Богу и угоднику Его Варлааму воздаяше.

Чудо святого о жене некоей ногами разслабленной. Не забыти же подобает и сего чудеси. В той же волости Химонемо реченной жена некая Улияния рекомая бяше разслаблена обоима ногами, не токмо убо нешествена бывша ногама своима, но нимало присту¬пити можание има. Изсохша убо толико видети их аки треску прилепшу к костям плоти ея, яко ни знамени тела на обоих ногах ея видети; рукама инех носима; страдаше двократное лето время також страдавшу. Везе ю отец ея Патрекий глаголемый на память святую Варлаама чюдотворца ко святому его гробу. По молебнем же пении прия дщи его исцеление обоима ногама своима, ходдаше быстро восвояси иде, велелепну славу чудотворящему Богу святыми своими преславная воздающи. Но убо жития святого повест в конец достиже. Слово же предъидет о времени и лете и о вине, в которое время и лето и коею виною святое житие се устроися, но убо сице.

В лето 7097-е индиктиона второго вруце лета первое, царствия рогом помазан бысть, в победах предивный, во бранях прехрабрый, Богом венчанный царь и Богом именитый государь, великий князь Феодор Иоаннович Киевский и Владимерский и Московский и всея России самодержец; великия же митрополия правящу престол преосвященный Иов, митронолит всея России, рукоположением преосвященного архиепископа Александра Великого Новаграда и Пскова, произысканием и тщанием игумена Даниила, яже о Христе с братию, рукою многогрешного иеромонаха Ионы, по обещанию от последних инок обители живоначальныя Троица Антониевы пустыни Сийского мо¬настыря, сеже отец внегда составися святое житие святого отца сего. Свидетель ми есть Бог не самоизвольне на сие приидох, но орудием некоим от отец обители Пресвятыя Троицы послану ми бывшу на Вагу глаголемую, и тако орудием тем по заповеданию отец задержану ми бывшу, яко и озимети ми тамо. И сего ради закоснения случимися время довольно пребыти во святой обители сей святого Варлаама. Игу¬мен же в то время обретеся во обители сей вышереченный Даниил; скорбяше и сетуя с братиею си видев от раки святого Варлаама реки чудес про¬ливаемы приходящим к ним с верою, а святое житие святого не написано бысть ни от кого же. И сего ради много от всех забвено бысть прешествия ради многих лет. Скорбящим же им и сетующим о сем и желающим, дабы им кто написал от мно¬гих малая жития святого, дондеже есть остаток древних отец, достоверных сведетелей блаженного, отсюду ко Господу не преставишася, понудиша меня грубого запаса ради и памяти написати им таковая.

Аз не смех ослушания прияти смерти убоявся преслушания отец, но повинувся повелению их; не яко сын отцем дары принесох, но яко раб долг принес господиям своим. Вы же отцы святого сего уче¬ницы прелюбезнейшии и яко отцы чадолюбивии приемше сия аки детец немования. Аще недостаточная узрите, исправити своим благоразумием, понеже скудоумная от преимущих умна коньчеваются; подобя ся своему Владыце Христу, якоже и он древле прият две лепте убогия оныя, а не отрыну яко Владыка и Господь, ему же слава со безначальным его Отцем и с пресвятым, благим и животворящим его Духом и ныне и присно и во веки вековъ, аминь.

(Списано с рук. Троицкой Сергиевой лавры, подъ № 677, в лист, ХVII стол., под названием: Соборник, месяц июнь).

19-го декабря 1874 года.

1 Т.е. июня 19 д.

2 Всячески.

3 Трищи

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова