Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Иван Иванович Восторгов

Его житие - Дамаскин Орловский.

[ВОСПОМИНАНИЯ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ В МОСКВЕ]


Оп.: Записки отдела рукописей РГБ. Вып. 51. М.: 2000. Публикация Л.Ф.Павликовой, которая подчеркивает, что митр. Московский Владимир был одним из организаторов черносотенного движения в Москве, сотрудничал с Пуришкевичем, Восторгов был его верным помощником. Восторгов в юности мечтал был учителем русского языка, но после смерти брата от несчастного случая, мать потребовала, чтобы старший сын оставил учительство и принял священство. Служил в Тифлисе, когда там был экзархом Владимир, с ним перешел и в Москву. Расстрелян 10 августа н.с.


 

НАЧИНАЕТСЯ ...(по свежему впечатлению).

27 февраля 1917г., вечером, часов в 9, W. по телефону сказал мне, что из редакции "Московские] Ведомости]" ему сообщили о разгоне Думы, о беспорядках в Питерб[урге]... Будто бы началась "Революция", перемена образа правления и пр. Все это подавленным голосом, расстроенно. Очевидно, хотя это и ожидалось, но осуществление ожиданий показалось невероятным. Очень уж велика гнусность или глупость преступления...

Утром 28 февраля. Лида дала кофе, а газеты несмотря на 8 часов не было. Прислушиваюсь к трамваю — идет. Швейцар (трезв!) полудовольно, полусмущенно говорит, что газет не будет. Сегодня Лида дежурит по лазарету на Пресне, — в половине 9-го ушла... Сережа ушел тоже. Я пошел в киоски узнать о газетах... В лавчонке — нет, у моего разносчика рундук2 возле булочной Филиппова заперт на замок и рундук другого там же разносчика тоже заперт. У Филиппова хвост идет до самого Чугунного моста2. В большом рундуке у самого моста тоже нет газет, но рундук открыт. Сидит новый мальчуган — продавщик. На вопрос о газетах как-то очень развязно (следующее слово заштриховано карандашом. — Л.П.) оповещает, что их нет и не будет!.. Почему? — "Думу Государственную закрыли, разогнали подлую. — говорит краснощекий, лет 12-13 мальчуган, — разве может теперь быть газета?! Теперь новое правительство будет... В Питере его уже выбрала Дума!.." Опять, как и в 1905 году, первым герольдом Революции является (гамен) уличный разносчик, радостный первовестник страстно жданного переворота...

— "Дурачок, говорю я, перевешают их всех, вот что будет"... Какой-то мастеровой растерянно слушает меня и смущен... Очевидно он сегодня до сих пор слышал иное и сам не знает куда ему пристать, пристроить свое неопределенное настроение...

Захожу к мерзавцу Уткину за картошкой. Дает мерзлую, гнилую... Бабы не берут... — "Берите, говорит живодер, завтра и такой не будет; нечего нос драть к верху и нюхать..." — "А может завтра не будет ни тебя, ни лавки, — говорю я. — Может, всех вас, сукиных сынов, народ поучит..." Лавчонка пустеет...

По улице особенного движения нет, но чуется общая тревога, сердце щемит... Прихожу домой... Говорю W. по телефону, спрашиваю новостей. Все по-старому, отвечает. Вчера ночью собирались в цензуре редакторы газет. Заявили, что или печатать полностью сведения, полученные о питерских делах, или газеты не выйдут вов-се... Цензура по телефону снеслась с градоначальником — ответ: никаких уступок...

Редакторы "Рус[ского] Слова" и "Рус[ских] Вед[омос-тей]" объявили цензору забастовку... "В Петербурге, продолжает W., говорят стреляли", передает W. грустным голосом... — "Ну что-же, отвечаю я. Надо, значит, драться, как и в 1905 году. Опять начинают Революцию на

' Здесь и дальше подчеркнуто И.И.Восторговым. —Л.П.

2 Рундук — род ларя, крытой лавки с подъемной крышкой.

3 Чугунный мост — мост через Москва-реку от Васильевского спуска к Балчугу.


312//313

казенные деньги, на те миллионы, которые пущены правительством на шарап в "Общественность". Надо идти на улицу бить Гучковцев, Челноковцев, Маклаковцев и подлую их челядь... Защищаться надо". — "Кого защищать и что защищать?" — вопросительно отвечает W. — "Порядок, Государство, Русский народ, который весь теперь занят на позициях, на фронте. Надо идти, как шли мы в первые безнадежные минуты в 1905 году..."

Швейцар Владимир спрашивает, что делается в Питере? Говорю. И этот не знает, как ему относиться к известиям. По его понятиям, как это можно бунтовать, когда у нас идет война с немцем...

К обеду Лида звонит из лазарета. Просит не пускать на улицу Сережу, налить ванну водой, как и в 1905 году... Спрашиваю — не знает ли чего нового?... Молчит. Отвечаю, что Сережа дома, а ванна уже налита.

Лида наконец сообщила, что на Красной площади толпа, войска, на Думе красные флаги, процессия с красными флагами...

Приходит из типографии сторож старик. Приносит корректуру. Злой старик не знает, кому ему сочувствовать, но не он один не чувствует, не додумался, куда ему пристроиться... Быть может потому, что не ясно выявились "стороны". Мало известно, кто, где, зачем, почему? "Так жить дальше нельзя"...все чувствуют и твердят уже давно, а чего именно хотят и что надо — неизвестно... Еще не появились ни глашатаи улицы, клуба, кружка, ни газеты. Значит — обыватель в состоянии хаотической материи перед мирозданием... Что-то запоздали созидательные политики, у "сознательных" граждан еще не созрело сознание. Или бараны еще без козлов... Или как этот сторож — злой типографский кознодей4 не знает, кому выгоднее сочувствовать. Смерть как хочется и полиберальничать и боязно... Чей-то будет верх?..

Видно, что улица ошеломлена... Сознательные не ждали... Не доверяют. Но чувствуется, что кликни теперь клич о муке, хлебе, сахаре и проч. — пойдут "трусить" купцов, склады, расплачиваться с мародерами тыла за пиенную обывательскую кровь...

"Здравомыслящие" градоправители упустили момент отвернуть русло революции и превратить грядущую трагедию в веселенький фарс жидовско-торгового погрома... Эх, и за что им деньги, чины и проч. дают!..

Пообедали мы с Сережей. Я лег спать. Во время сна швейцару выданы карточки на сахар. Значит все благополучно. Машина работает...

Вечером возле телефона в швейцарской познакомился со спустившимся от отцов протоиереев сверху стариком священником Федором Алексеевичем Борисоглебским из Московской Николо-Мокринской церкви. Он, между прочим, приходил узнавать, когда выйдет "Православный] Благов[естник]". На вопрос мой, что его это так интересует, он ответил, что ничем так он не интересовался, как очерками Павлина Алтайского. Что это русский Бретт-Гарт5. Я был несказанно обрадован, что мне определение вторично сделано совершенно неизвестным мне из публики. Я зазвал его к себе, дал ему вторую корректуру будущей статьи Павлина и узнал, что умный старик так же смотрит на настоящее и будущее, как и мы грешные...

В 8 час. вечера был в VI гимназии в родительском комитете. Здесь жид Левенсон-отец докладывал о провокационном выстреле с "пугача" на Сухаревской площади, о красных флагах на Думе, о трибуне, о толпе слушателей статских, рабочих и военных, о полнейшем равнодушии толпы... вообще, к его очевидно великому сожалению, дело не удалось... Не было предварительной обработки публики, подготовки...

 

4 Кознодей —лукавый, коварный, строящий козни.

5 Брет-Гарт (1837-1902) — североамериканский писатель. Его новеллы и рассказы переведены на все европейские языки. В России впервые появились в 1872 г.

 


313//314

 

Для меня очевидно, что там, в Питере, главы измены учли момент и неожиданно блестяще сложившиеся обстоятельства и решили действовать немедля, без кропотливой подготовки к данной минуте. Этим начало теперешней революции диаметрально противуположно началу революции 1905 года. Это было бы отрадно, если бы не война... Она создала глубоко скрытое нарушение внутреннего равновесия, почему теперь не только выстрел из пугача, но даже громкий пердёж может сыграть плохую штуку. Неужели Гучковы и Милюковы так проницательны! Не думаю... Скорее здесь нетерпение шулеров, ловко подготовивших Распутинскую историю и поддавшихся искушению рискнуть...

Из комитета зашел к Веселову. Он решил не распускать гимназию. Массу слухов ему довелось слышать от родителей, слухов, один глупей другого... О Временном правительстве, об измене гвардии —словом, отрыжка 1905 года.

Поздно ночью прошел по пустым улицам домой. Тихо вшендзе, глухо вшендзе, цо то бендзе, цо то бендзе6. Сердце вещее чует смертную тоску... Неужели "времена исполнились"? Чудилось мне, что Москва не спит, а чует день расплаты за грехи свои и грехи отцов... Что камень уже сорвался с горы и только Творец Один может сдержать падение его на виновные и невиновные головы...

1 марта. Швейцар доложил рано утром, что пока все спокойно. Вышел в 10 ч. утра реализовать сахарные купоны. По Пятницкой к Кремлю почти сплошно движется по тротуару толпа фабричных рабочих, беженцев, беженок и множество откуда-то появившихся жидов и жидовок. Толпа сосредоточенно молчит, идет себе и идет... Ни шутки, ни возгласа, ни мальчишек... Так я видел в детстве шли стихийно на сотни десятин и верст переселяющиеся зайцы, в другой раз суслики, в третий раз мыши, и наконец в четвертый раз в Киеве, пред наводнением от ливня шли в чердаки крысы. Безмолвно, словно очарованные... Чем? Грядущим бедствием — ответ подсказала мне память, воспоминание о массовом стихийном, вне волям проявляющимся следствиям бессознательных велений мировой необходимости. Зрелище неоцененное для наблюдателя, изучающего биологические проявления мировой жизни... И подумал я: как плоска, бедна количественно и, главное, качественно современная наука, неспособная не только прочесть, но и заметить, как ясно сказывается уже готовое будущее на этих якобы сознательных людях, и животных, несущихся по течению какого-то не то вихря, не то потока будущих событий...

Бесспорно, эти люди шли, думая, что идут по воле... А со стороны видно было, что воли-то нет у них... Что есть высший приказ. И что остановить камень не в их власти. Они проделают все, что надо, и сами никогда, в большинстве, не дадут себе отчета, что они сделали и делали. Большинство шло, как мне казалось, как в неполном гипнозе, иные будто уверяя себя, что они ясны и трезвы, иные конфузливо — как-бы смутно задавая себе вопрос — чего я иду? — а некоторые как щепка по вешней воде... Но все необычайно серьезно, как серьезные исполнители серьезной, роковой игры... Жутко было наблюдать эти первые ряды исполнителей "толпы", "народа" "Le antras"7...

Толпа, повторяю, истово шла... Серьезно, священнодействуя шла... Это был не ход вроде церковного, а скорее облеченных во плоть привидений... Да это, вероятно, и глубоко верное сравнение. "Рок влёк"...

Одни только жиды пробовали затевать разговоры с толпой проходящих привидений, но ответов почти не было. Кто-кто, а жиды были вне "одержания"... Эти шли как зрячие среди слепцов. Очевидно, они знали и наперед учли и разочли и свою роль и события...

6 'Тихо вошел, глухо вошел, что-то будет, что-то ,-,будет (по:/)

7 И прочих (фр.).


314//315

 

Недавно тоже толпа шла с утра грабить и разбивать немцев, их фабрики, лавки, дома8. И в той толпе можно было подметить нечто "вне мира сего", но этого было мало и по времени, и по качеству, и по количеству. Там большинство шло на явно заведомый грабеж и только единицы шли "из патриотизма" или как элемент поддающийся при всяком поводе внушению... Но внушению не извне, а из своей же людской среды или обихода...

Вскоре, часам к 12 или \2 \/2 вид толпы, все непрерывно шедшей, изменился. Шедших стихийно поуменыпилось и число типа откровенных грабителей значительно возросло. Стали попадаться типы совсем каторжников, потом хулиганы разных возрастов и степени откровенности и. наконец, пошла пыль, "смитьё" — куда ветер дует...

Начались разговоры, что город разделен на участки, и пока власти могли сильно повлиять на конечный исход...

Однако жуть брала от этого бесшумного движения, почти делового. Лавки все открыты, газетные киоски стали торговать старыми еженедельниками... Беженки — жидо-польки перебегают, прорезывая толпу, развязно, словно задыхавшиеся рыбки в "вольной, свободной" стихии...

Сахар купил у Камен[ного] моста в городской лавке. Муки нет, за ней уехали. Будут давать и крупчатку. Хвостов нет, очевидно публика занята чем-то другим, а лавочники делают вид, что серьезно хотят и будут торговать...

Возвращаясь из лавки вижу, что очень редкие из идущей по направлению Кремля почти сплошной толпы останавливаются и читают какое-то объявление... Не более 3-5 человек. Подхожу. На стене дома в рост ребенка наклеено объявление и какой-то татарин ломаным языком объявляет публике что надо держаться строго. Наклоняюсь, читая правительственное] сообщение, что Москва объявлена в осадном положении: выход на улицу от 8 утра — до 7 вечера. Скопища будут разгоняемы. Публика молча отходит... Будто горькое разочарование: не то, не то...

Зашел в Пятницкую церковь. Пусто. Десяток говеющих, да две-три дежурные, старушки, подобно третьего класса маленьких железных дорог лежат "дежурные" месяц тому назад открытые сардинки и два-три древних пирожка...

Прихожу домой. Сережа сделал очередную пакость, историю. Пришла с дежурства Лида. Прошла 3—4 версты пешком. Видела: артиллерия едет по Тверской и Воскресенской площади. На пушках красные флаги. У казаков пики вниз и... красные флаги. Кто и когда успел их наделать? Приготовили что-ли? Значит, господа офицеры и военные перевелись в кадеты или они и были раньше в кадетском заговоре? Офицеры едут в автомобилях, на автомобилях красные флаги. Офицер, стоя на автомобиле, гордо держит красный флаг, офицер из не воюющих, не воевавших, спрятавшийся в тыловых организациях купно с жидами, фармацевтами, фельдшерами, со всей сволочью из интеллигенции, со всеми сынами и племянниками тыловых мародеров, с жидами, надевшими изобретенную тыловую (с орудиями) форму. Появление военных с красными тряпками сказало нужное толпе слово: оно разъяснило толпе, чего требует данная минута. Каков "лозунг" передовой интеллигенции, дающей моду, определяющий мотив передовой песни. Флаги г.г. офицеров заменили передовицы и фельетоны распространенных газет. Гучковы, Милюковы, Сытины и Рябу-шинские дали камертон. Толпа подхватила тон и... тысячное ура крыс и сусликов, грядущих стихийно, положило начало Великой Русской Революции в Москве.

Лида прошла с Пресни через Брянский вокзал, куда довез ее автомобиль для ране-ных. С вокзала пришлось идти пешком — все улицы , Речь идето немецком погроме в Москвс в мае были сплошь забиты густой толпой народа. Трамваи не


 

315//316

 

ходили, хотя все служащие были по местам — тока не было. Лида еле выбралась через плотно сбитую толпу. И то помогли ей указавшие обходные переулки. При этом в толпе остались 2 свертка покупок из 3-х. В конце обходного переулка ее обогнал автомобиль, полный офицерами и обвешанный студентами и курсучками. У офицера впереди был громадный красный флаг, а висящая молодежь объясняла публике, что они спешат в Александровские казармы освободить солдат и приобщить их к движению.

И действительно — через три четверти часа "пошел" солдат. Но не обычно, не строем, а в сопровождении уличных мальчуганов, хулиганов, мастеровщины, особенно "работниц", которым, по всему видно, прийдется играть роль парижских "дам рынка" в первую революцию и коммунарок-петролейщиц9 во время Коммуны.

Толпа с солдатами двигалась с великим гамом, криком, но ни ругани, ни насилий не было никаких. Все и вся радостны, веселы. Солдаты поют солдатские песни... "Марсельезы" не слышно. Солдаты на 30-40 человек один с ружьем. Говорят, оружие было собрано раньше в арсенал, который защищали жандармы, полицейские и часть оставшихся верными Царю и Отечеству солдат. Остальная молодая, свежего призыва солдатчина заранее была распропагандирована и объезжена на мысли, что молодой, новый, с призыва солдат скажет Руси свое верное и непреложное слово.

Первыми двигались новобранцы, которым, правду сказать, даже опасно было дать ружье, ибо их пропагандировали, натаскивали на роль спасителей Отечества, но обучать строю не обучали. Толкаясь изредка на постоянных митингах у Пушкина и Скобелева, я иной раз не выдерживал и горячо говорил и публике и солдатчине, большинство которой были дезертиры, о том, куда они идут, и среди шаблонных, митинговых возражений, причем неизбежно упоминалось имя Распутина — роковой человек, которому российской интеллигенцией было определено сыграть роль "возбудителя", — я слышал и иные речи... Говорили мне и дезертиры, из солдат старых очередей, призывов. Очевидно моя душа находила в их душах отклик — не все вытравила в них пропаганда — и чуемая ясно грядущая и наступившая разруха, особенно сильно влияло сознание, что их командный слой давно уже решил закончить войну — военной революцией. Еще в этих душах жил прежний крестьянский дух и строй, еще волна новых хулиганов, распропагандированных земскими школами, не взяла силы... Отошедши к стороне, эти добродушные по виду мужички, на которых вновь надетая амуниция сидела, как на корове седло, отозвавши часто тайком, мановением пальца или подмигиванием, эти добряки говорили: "Дедушка, из-за чего ты распинаешься, зачем так говоришь: — ведь все равно, на позициях уже решило большинство солдат не воевать дальше, а бросить фронт и идти домой..." "Бога вы побойтесь, что вы говорите... Как бросить фронт? Как, значит, пустить немца?" — "Ничего не будет — дедушка... Ведь так порешили. Никто воевать не хочет, не может... И здоровы, и оружие есть, и кормят хорошо, — все хорошо, а воевать не будут... Не желают. Все и на фронте и дома устали воевать... И. главное, хуже от этого не будет..." Я ужаснулся, когда в первый раз услышал эту спокойную, деловую речь, которая для мужика возможна тогда, когда он понял вас, когда уважает вас, когда слова ваши нашли живой отклик в его душе, когда ему жаль и вас, и себя, и весь свет, но когда он ясно сознает присущим русскому крестьянину (а быть может вообще хлеборобу) "чувством действительности" данные времена и положения...

Я давно уже заметил, что в вопросах многих, главное же в вопросе мира и войны, до сих пор никто не видел истинной правды, быть может, потому, что редко

* Буквально — разносчицы керосина. Здесь -поджигательницы. Этот термин появился в Париже в 1871 г. Его применяли к женщинам, которые во время Парижской коммуны занимались поджогами. После — это образ женщины, кричащей, митингующей, бурно выражающей свои эмоции.


316//317

 

вообще кто правильно мыслил, независимо от общепризнанных способов составления приговоров и решений самых главных существеннейших для человечества вопросов. Мне всегда казались узкими все методы решения мировых вопросов. Только доселе один Пирогов почувствовал зоологические или биологические стороны массовых народных движений... Он первый, полусознательно, как бы во сне подошел к качественной стороне сущности этих вопросов, когда на одной из своих хирургических операций сказал — "война, господа, это травматическая эпидемия". Я был на Турецкой войне, был в исключительных условиях свободы наблюдения и размышления. Уже тогда зародилась во мне мысль о том, что при суждениях об этой группе явлений необходимы иные методы, расширенный круг наблюдения и мышления, признание какой-то громадной мировой силы, не замеченной и не признанной именно потому до сих пор, что она черезчур велика для обыденной жизни, для повседневных способов мыслить и чувствовать... Что неисповедимы пути Провидения, но человек и может и должен разбираться в этих путях настолько, насколько способны данные ему "таланты"... И порой мне казалось, что мировая жизнь до сих пор не выделена, как объект наблюдения и изу[че]ния, что, как это всегда бывает, самые крупные факты и стороны изучаются последними, что бьющее в глаза позже всего обращает на себя внимание... Я наблюдал "общество" как объект изучения и в пресловутую Революцию 1905 года, сам до известной меры участвовал в ней и далеко-далеко где-то в моем уме и полусознательном духовном сознании назревало решение, что здесь не все так просто, как кажется, что здесь раскрывается современнику какое-то новое "качество", до сих пор не обращавшее на себя внимание. Не напрасно судьба давала мне случай наблюдать массовые движения животных, — в детстве хохлушка мамка каждую весну пела мне свои народные песни и сказки про "вирий" — не то рай, не то неизбежное для всего живого состояние временного неудержимого куда-то далеко и многообразно пребывания... Вот и теперь слова митинговых дезертиров, вовсе не подлых людей, а захваченных каким-то ходом жизненных мировых событий, какой-то космической волной, показались мне известным открыванием, раскрывающим какие-то до сих пор замолчанные крупнейшие факты... И дальнейшее течение войны, революции только усиливают все более и более мое подозрение необходимости расширить рамки понимания глубочайших тайн жизни всего живущего... Человек волен желать постигать все сущее и рост человеческого сознания безграничен...

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова