Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Дневники С.А. Соколова

Начало в “Сообщениях Ростовского музея”. Ростов, 1992. Вып. III. С. 173-202; в “Сообщениях Ростовского музея”. Ростов, 1993. Вып. V. С. 225-245; в “Сообщениях Ростовского музея”. Ростов, 1994. Вып. VI. С. 236-253.

Публикация и предисловие Л.Ю. Мельник.

См. библиографию. Ростов.

www.rostmuseum.ru

№ 8. Десятая тетрадь

(Л.18 об.) ...(1923г.) 4 марта - суббота. Герасима-грачевника. Завтра в 12 ч. дня назначено второе общее собрание корововладельцев. Я прошусь врачом в это общество. Побуждения вот какие. В земской лечебнице громадные приемы деревенских пациентов (до 130 в день), так что вра(л. 19)чу и фельдшерам не до городских пациентов, поэтому корововладельцам необходим свой отдельный врач. Второе побуждение. Необходим специальный надзор за быками-производителями в городском стаде. Быков приводит с собой и содержит на свой счет пастух, а специального надзора за ними не имеется. В-третьих, в стадо поступает скот, закупленный на базарах и в других местностях местными мясниками. Пускается он в общее стадо прямо после привода, без всякого осмотра. Вот тут-то и необходим специальный надзор, дабы не заразить городской скот, что неоднократно и ранее имело место. Нередко таким путем в стадо заносился ящур и другие болезни. Кроме лечебной ча(л. 19 об.)сти для общества корововладельцев необходим врач и во всех других отношениях: в юридическом, при страховании скота и проч. К кому другому обратиться за советом по ветеринарной части, как не к своему врачу? Ко всему этому надо добавить, что по понедельникам в земской лечебнице приемов не бывает, и городскому скоту, в случае его заболевания, деваться некуда.

(Л. 21 об.) 25 марта Благовещение. Великая суббота. (Далее на лл. 21 об. - 24 об. - тексты песен “Огородник”, “Тройка”, “Где твое личико смуглое...” - Л. М.).

(Л. 25) 7 апреля по ст. стилю - пятница Фоминой недели. По нов. стилю 20 апреля. В этот день я бываю именинник. Вот уже несколько лет подряд день ангела я провожу совершенно скромно. Прошлый год был в Вощажникове и старался этот день даже скрывать, чтобы никто не знал, а здесь в Ростовe нет даже и этой (л. 25 об.) надобности, так как никто об этом не знает, да и мне справлять именины некогда, да по нынешним временам и не по карману. В 1921 году одна из дочерей преподнесла мне в этот день именинный сюрприз: она умерла 5 апреля, а в этот день ее беднягу хоронили, так что у меня за одно был именинный и похоронный обед. Дочь эта Катя, о смерти которой я без слез не могу вспоминать и сейчас. Это была лучшая из дочерей, и вот мы её-то и лишились. Умерла она 15 1/2 лет, так что ей было бы теперь 17 1/2 лет, она уже кончала бы курс гимназии и была бы, полагаю, совсем уже барышней. Бог не сулил видеть этого! Вероятно, это к лучше(Л. 26)му. Судьбы Божий не исповедимы! Нынешний год надо справить ее могилку и поставить на ней крест. Знаменателен этот день еще и тем, что сегодня я, по-видимому, остался в своем доме один только со своей семьей, без квартирантов.

19 апреля ст. стиль. Преполовения Пятидесятницы.

По поводу сегодняшнего дня большевики не оставили в покое даже Ростовский Кремль. Вот что пишут они в своей Ростовской газете “Трудовые дни” по поводу первомайской демонстрации: “Спящим пустынным Кремлем, с его седыми поросшими мхом стенами идет (л. 26 об.) великая первомайская демонстрация рабочих, крестьян и красноармейцев. Как символ умирающего произвола разсеивающегося религиозного дурмана стоят мрачные великаны - кремлевские церкви, во главе с собором! “В область предания уходят наше былое величие, блеск и слава, построенные на обмане” - как будто говорят они своим унылым видом!”.

А вот другое описание того же Ростовского Кремля: “Вид с озера Неро на Кремль чрезвычайно живописен...”, “С западной стороны вид Кремля не менее живописен, но отсюда он производит несколько иное впечатление. Картина Кремля, окопанного кругом двойным (л. 27) рядом земляных валов доселе уцелевших и сохранивших свое величие, - невольно переносит мысль нашу в далекое прошлое Ростова и возстановляет в памяти времена его былого историческaго значения...”.

“В развалинах одно время находился весь Ростовский Кремль. Драгоценные здания и старинные храмы - прекрасные памятники архитектуры до-Петровской Руси - представляли тяжелую картину разрушения, которому никто и ничто не мешало. Небрежение дошло до того, что в средине прошлаго столетия возник даже вопрос о продаже Кремля на слом!.. Но кощунственное решение не было приведено в ис(л. 27 об.)полнение. Нашлись люди, которые поняли, что потеря такого редкаго памятника ляжет неизгладимым пятном невежества на древний Ростов - и решились положить предел дальнейшей гибели Кремля...”. Сами того не замечая, большевики, надумав посмеяться над Ростовским Кремлем, хвалят его. Действительно, Великан этот представляет очень величественный вид, хотя за годы войны и большевицкого владычества во многих местах начал разрушаться и приходить к упадку. Но, я думаю, и теперь, как в былое время, найдутся люди, которые не допустят Ростовский Кремль до (л. 28) полного разрушения, так что петь ему “вечную память” рано.

26 апреля - 9 мая по нов. стилю. Среда.

Надо мной снова сгустились тучи и снова пронеслась грозовая туча. Сегодня меня опять, как 3 года назад, судили квартирантки. Привлекали меня к ответственности за оскорбление словами и действием квартирантки Жегловой. Припутали тут же и самоуправство. По 2 статьям (172 и 103 ст. Угол. Код.) полагалось наказание до года принудительных работ или до 1000 р. штрафа золотом. Свидетельница ложно показала, будто (л. 28 об.) я ударил Жеглову по шее. Суд, видимо, не поверил свидетельнице, но сделать ничего нельзя.

Верить требуется по закону, что бы ни наврал свидетель. Если бы не это, то меня оправдали бы совершенно, а тут присудили к 15 дням принудительных работ по специальности. В чем будут состоять эти работы и как будет выполнен приговор, я пока не представляю.

23 мая ст. стиль - вторник.

День Св. Ростовского Леонтия.

Попала мне в руки книжка А. А. Титова “Житие Св. Леонтия” на древнеславянском языке. Так как жизнь этого святителя известна немногим, да к тому (л. 29) же читать по-славянски весьма затруднительно, я постараюсь сделать вольный перевод этого жития и, насколько понимаю сам, объяснить все непонятные места.... (далее дан перевод по л. 39 об. - Л. М.).

(Л. 40) 22 октября 1923 г. ст. стиль, 4 ноября н. стиль. Казанской.

Вот еще 2 стихотворения Некрасова... (далее - отрывки из “Кому на Руси жить хорошо” - Л. М.).

(Л. 40 об.) Между поэзией вставлю самую житейскую прозу: сегодня начали первый раз в этом году топить лежанку - такая теплая стоит нынешняя осень.

(Л. 41) Накануне Светлого Праздника. Из стихотворений, посвященных русским детям. (Далее - несколько стихотворений Н. А. Некрасова - Л. М.).

(Л. 43 об.) 28 октября ст. стиль. Дмитриев день. 10 ноября новый стиль.

Сегодня по случаю 40-летня основания Музея церковных древностей я надумал идти на торжественное собрание, которое было назначено в 12 час. дня. Я проходил по Музею до 1 часу, но никакого заседания еще не было, и я возвратился домой, полный впечатлений от всего того, что я видел. Этими впечатлениями я и не премину поделиться.

Прежде Музей помещался только в “Белой Палате” и “Княжих Теремах”, а теперь для него отдано Духовное Училище. Все, что прежде помещалось в нескольких комнатах, теперь разбросано по (л. 44) всему училищу. Заняты все классные комнаты и даже верхний этаж, где помещались спальни и квартиры Помощника Смотрителя и надзирателей. Нижний этаж, где была столовая, обращен в музей революции.

Прежде всего, что меня поразило, это какая-то смесь французского с нижегородским. Тут все свалено в одну кучу: в одном зале помещаются и иконы с иконостасами, и портреты царей и чуть ли не революционных деятелей. Кроме того, я никак не понимаю, как же это тaк? Ведь иконы, иконостасы, ризы, лампады и прочая церковная утварь являются (л. 44 об.) орудиями и средствами “религиозного дурмана” и, как таковые, должны быть выброшены или сожжены, а тут они выставлены не только на показ, но и должны поучать посетителей, экскурсантов и в особенности молодежь тому, что сделано было через этот “религиозный дурман”. Наше поколение должно забывать все эти религиозные предметы почитания, если они нам не нужны. А тут мы должны хранить их и притом с особенной тщательностью. Вот этого противоречия я никак не понимаю. Не возьму в толк этого расхождения рассуждений и идей с делами: с одной стороны гнать (л. 45) насадителей “религиозного дурмана” и их дела и предметы, служащие проводниками этого дурмана, а с другой - хранить их и беречь для изучения по ним какой-то старины?

Дальше, не мало я был удивлен, когда увидел портреты царей, губернаторов, архиереев и прочей буржуазии. Как я выше сказал, в одной из комнат висит портрет Александра II. Что это такое, древность или ценность? Если древность, то всем нам известно, что Александр II жил не так давно. Если это ценность, то мы знаем, что не менее ценные, чем портрет, уничтожены памятники тому же Александру Второму (л. 45 об.), в том числе и в Москве. Среди портретов я видел портрет бывшего Ярославскаго Архиерея Ионафана во всем его блеске, в полный рост. Это один из самых ревностных распространителей “религиозного дурмана”. Имеется также находящийся в зале б. Духовного училища портрет губернатора Левшина. Как и зачем он тут попал, я тоже не понимаю. Из буржуев висят портреты Ростовских археологов Титова А. А. и Шлякова И. А. Как бы то ни было, а Титов, как бывший торговец, не мало попил крови из рабочих. Теперь укажу на некоторые беспорядки, какие я заметил при обходе Музея. Я не нашел в Музее, прежде всего, некоторых (л. 46) предметов, которые там находились. Так, не видал я модели Ростовского Кремля, которая стояла, помнится, на окне в одном из “Княжих Теремов”. Проходя по “Отдаточной Палате”, я заглянул в шкафики (4), сделанные в стене, и увидел там старинные лампады, подсвечники и обломки украшений с иконостасов. Несколько таких же вещей я нашел в чуланчике, находящемся в одной из комнат “Княжих Теремов”. Зачем эти “древности” выкинуты сюда? Если этo ненужный уже хлам, рухлядь, так такого хламу много и в Музее, и он с неменьшим успехом может быть выкинут, как и эта “негодная рухлядь”.

(Л. 46 об.) Если же это “древность”, то, я полагаю, ей место нашлось бы и в Музее, ну, хотя бы, лампады привесить к потолку, а не выбрасывать в чуланчик. Не видел я также, где помещается ценная библиотека Музея, усиленная библиотеками из Воронина и Вощажникова. Вероятно, где-нибудь в канцелярии?

В одном из чуланчиков, находящемся в “Княжих Теремах”, очень тесно, а по сему случаю там сделано отхожее место, так как очень отзывает мочой.

Из осмотренных мною вещей особенно мне понравилась одна риза, вероятно, 17 века. Отличается она от современных (л. 47) тем, что не имеет спереди выемки и представляет из себя сплошной мешок.

27 ноября ст. стиля (понедельник. Праздник св. Иакова Ростовского).

Вот какие мрачные мысли меня одолевают: мука ржаная дошла до 2 с лишним миллиардов за пуд, а червонец (10 р. золотом) поднялся до 16.300 р. (16 миллиардов 300 миллионов). Такие головокружительные цифры, что не скоро и напишешь. А что будет весной, я думаю, что мука дойдет до 10 миллиардов пуд. Как будем жить тогда?

Только одни наши коммунисты не унывают! На что они надеются, и что хотят сделать? Пока “темна вода во облацех”... Мне кажется, что они ничего не хотят делать, а предоста(л. 47 oб)вляют все течению обстоятельств. Одного только я не понимаю, почему они не хотят сделать жизнь населения мало-мальски сносной! Где же их “земной рай”? То они говорили, что им мешают устроить этот “рай на Земле” буржуи и генералы и иностранные бандиты, а теперь, кажется, никто уже не мешает, война кончилась, а жизнь не улучшается и день ото дня становится тяжелее?! Чем же это объяснить?

(Л. 48) 1924 год. 1 января ст. стиля, понедельник. Начал я новый год с благословения Апостольского. Понравился мне в новогоднем апостоле один стих, который я привожу целиком на славянском языке и в русском переводе: “Братие, блюдитеся да никтоже вас будет прельщая философиею и тщетною лестию, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу”. По-русски: “Смотрите, братия, чтобы никто не увлек вас философией и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу”.

Точно в руку положил Апостол Павел, как бы предви(л. 48 об.)дя наши времена. А разве нас сейчас не обольщают философией? Разве не заставляют жить по “стихиям мира, а не по Христу”?

1 марта старый стиль. (Евдокиин день).

Не могу не записать события, которому наши потомки, возможно, не поверят. Я говорю о денежной реформе, преподнесенной Советским Правительством. Декретом от 10 марта оно решилось, наконец, остановить падение нашего рубля и перейти на твердую валюту. Дошло дело до того, что 1 копейка стала равняться 500 миллионам рублей, а золотой рубль поднялся до 50 миллиардов. Какой-то абсурд (л. 49) или кошмар, как хотите называйте! Я все время думал и твердил, что с деньгами мы запутаемся и когда дойдем в счете до сумасшествия, тогда остановится падение рубля! Так оно и есть на самом деле. Мы перестали понимать друг друга, называя миллиарды, и миллионы! Дальше ехать некуда! Вот соввласть и решила этому безобразию поставить крест, выпустив твердые деньги и серебряную монету. Сегодня для 1-го марта мороз “ляпнул” до 15 градусов R холода. Весна, очевидно, обещает быть холодной.

25 марта ст. стиля. Благовещение. Понедельник 5 нед. вел. поста.

Из окон моего дома видать двухэтажный каменный дом на Покровской, некогда принадлежавший коммерции советнику Михаилу Михайлo(л. 49 об.)вичу Полежаеву, а теперь занятый каким-то музеем (только не церковных древностей) и станцией защиты растений. Вверху этого дома сзади имеются антресоли, две комнаты которых в данное время занимает родной племянник (по жене) Дмитрий Иванович Мальгин. На днях я зашел к этому Мальгину по своему делу, и он рассказал мне много любопытного, чем я давно интересуюсь и что считаю необходимым записать. Прежде всего, узнал я от него, что дом этот выстроен в 1855 году, на что имеется указание на березе, находящейся в бывшем Полежаевском саду. Дата эта вырезана на дереве, очевидно, кем-то из владельцев этого, дома или его родственниками, так что сомневаться в правильности ея нет (л. 50) оснований. Таким образом, дому этому около 70 лет. Сам владелец этого дома Полежаев умер в 1876 г. Этим показанием опровергается упорно держащаяся до сих пор в народе легенда, что Полежаеву было приказано свыше умереть в 24 часа. Дело в том, что про Мих. Мих. Полежаева говорили, будто бы он в Турецкую кампанию (в 1877-78 гг.) поставлял на Турецкую армию полушубки, на каковой операции нажил миллионы. Племянник его Мальгин (о котором идет речь) эту басню отрицает, рассказывая, что он сам был очевидцем смерти своего дяди и видел его в гробу. У него до сих пор хранится фотографическая карточка, изображающая (л. 50 об.) Полежаева в гробу. Умер он в Петербурге и для похорон был привезен в Ростов. Схоронен он в Яковлевском монастыре. Между тем, в Ростове, как я сказал, можно и сейчас слышать рассказы, что хоронили вовсе не Полежаева, а какого-то солдата или просто чурку, а сам Полежаев жил после этого несколько лет. После его смерти, спустя даже 5 лет, власти не оставляли в покое его жену, Веру Леонтьевну Полежаеву. Раз, в глухую полночь, в дом к ней заявились прокурор, исправник, надзиратель и полицейские и произвели обыск. Искали все владельца дома. На заявление лакея, что Мих. Мих. умер уже пять лет назад, прокурор ска(л. 51)зал: “Врешь ты, говори, где хозяин, тебе дали рубль, вот ты и не сказываешь”. Конечно, покойника не нашли, а обитателей дома (Веру Леонтьевну и ее детей) перепугали смертельно. Очевидно, власти смешивали этого Полежаева с созвучной фамилией Полетаева из Ярославля - тоже знаменитым купцом. Вера Леонтьевна - тоже замечательная старуха. Она принимала в своем доме Александра II. В нашей семье она крестила четырех братьев и одну сестру. После своей смерти, о которой я хорошо помню, она отказала одному старинную киоту с 4 образами в серебряных ризах и каждому крестнику по 100 р. денег. Каждый год, в день своих именин мы, крестники, ходили к ней на поклон и отно(л. 51 об.)сили большую просфору, за что получали каждый раз по серебряному рублю и по апельсину. Подарки эти она выносила иногда сама, иногда высылала со своей экономкой. Отец Дм. Ив. Мальгина приходился ей родным братом. Звали его Иван Леонтьевич.

Много мне рассказал Дмитрий Иванович и о том, что он перенес за эти годы: сколько издевательств и глумления, невозможно и рассказать обо всем, приходится удивляться, как еще он остался жив. Ему теперь 59 лет. Последнее время его, как я сказал выше, загнали на антресоли, в 2 комнаты, вместе с 4 сестрами. Какой-то умник сказал ему: “Будет, вы ели в свое время, а теперь можно и не есть!” Вот до чего доходит (л. 52) глумление! Имущество у него почти все разворовали, вывезли на семи возах. Дошло даже до того, что убили у него корову, проломив ей череп. Дом ухайдачили до неузнаваемости, надворные постройки и сад также разорены. Я спрашивал у него, не осталось ли чего после Полежаевых, каких-либо рукописей или книг, он сказал, что книги, составлявшие довольно большую библиотеку, все почти увезли неизвестно куда, а из старинных вещей осталось очень мало. Подарил он мне одну брошюрку.

30 марта ст. стиля - суббота 5 недели великого поста...

Как хорошо по Волге ехать в полую воду! Припоминается мне как я ехал на первом курсе Ветеринарного Института из Казани в Ярославль. Волга только что прошла. Дело было, кажется, в первых числах апреля, или в Вербную субботу, или на Страстной. По Волге едешь, как по морю, нигде никаких задержек, нет ни перекатов, ни мелей. Одно плохо, вода никуда не годится: мутная, как какое-либо пойло. Несмотря на фильтр, очищается плохо. Нас ехала на Пасху целая компания студентов. Как сейчас помню: пароход остановился где-то (кажется, в Работках - между Нижним и Казанью). для (л. 53) погрузки-выгрузки и простоял часов 6-8. Мы, воспользовавшись стоянкой, слезли на берег и отправились в “пивнушку”, где так засиделись за “ермолаевским” пивом, что едва не прозевали было пароход.

1 апреля ст. ст. - понедельник.

В этот день принято обманывать друг друга, причем стараются сделать это так, чтобы заставить обманываемого куда-либо сходить или что-нибудь сделать. Интересно знать, откуда этот обычай ведет начало и что он значит?

С 1 марта я поступил псаломщиком к Борисо-Глебской церкви, и пока что своим положением доволен. Оплачивается “дьяческий (л. 53 об.) труд” куда лучше, чем ветеринарный. И удивительное дело: почти те же самые “пациенты” платят мне, как “дьячку”, лучше, чем как ветеринару. Вот как у нас ценится ветеринарный труд?! Вот как население понимает, с каким риском для жизни и вообще для благополучия и здоровья сопряжена та и другая работа?! Об этом надо не только писать, но кричать на каждом переулке. Недаром за последнее время на малое жалованье жалуются даже участковые ветеринары, а медики так те прямо бегут и отказываются служить. О, Русь! Долго ли ты будешь находиться как в забытьи, скоро ли проснешься от векового сна?!..

По первому вопросу существует та (л. 54)кое объяснение: обычай обманывать ведет свое начало будто бы от первосвященников еврейских, которые хотели обмануть народ, распуская молву, что Христос не воскрес, а был украден ночью учениками. По другой версии, апостол Фома не верил воскресению Христа до тех пор, пока не убедился в этом, ощупав “язвы гвоздиныя”...

5 апреля - пятница 6 недели.

Сегодня ночью мне пришла в голову такая мысль: большевики говорят - “религия - дурман, религия отравляет людей, религия есть зло и с ней надо бороться, дабы уничтожить это зло” Конечно, уничтожать зло следует, бороться со·злом надo неотступно, но ведь в мире так много зла (л. 54 об.) более сильного, более худшего, чем религия! Таковым следует считать хотя бы пьянство, самогончество. Мне кажется, что это зло похуже религии, пьянству необходимо объявить борьбу не на живот, а на смерть. Сравнительно с ним “религиозный дурман” - пустяки! Религия не так вредна, как пьянство. Посмотрим, как с ним борются большевики! Да, по-моему, никак, борются они с пьянством только на словах, пишут об нем даже в газетах, а на деле для искоренения его никаких мер не предпринимают, и “зеленый змий” цветет по деревням так, как никогда не бывало. Пьянством заражены поголовно все: муж(л. 55)чины и женщины, взрослые и малолетние, и даже дети. Вот, чем бороться с религией, объявили бы такую борьбу не на живот, а на смерть пьянству-самогончеству, вот это была бы населению польза! А то возиться с религией, которая никому и ничему не мешает, право, повторять ошибки других народов. Во Франции также боролись с религией во время революции, да что из этого получилось! Католичество нигде так не процветает, как во Франции. Да, с другой стороны, большевики объявили поход на православие собственно и то только в России, вот попробовали бы они бороться с католичеством, так узнали бы, что из, этого может получиться. Православие в России ма(л. 55 об.)ленькая горсточка, а католичество находится во всех странах света, даже в Америке...

Сегодня первый весенний день: в тени +14 R. К вечеру, конечно, собрался дождичек. Я видел скворцов.

Сегодня же година по Кате: прошло 3 года, как она умерла.

14 апреля ст. ст. Светлое Христово Воскресение.

В этом году замечательна была Светлая ночь: во время крестного хода валил снег. Выпало снегу не меньше, чем на вершок, лежал он почти целый день. Вот вам чудо, а, говорят, что теперь нет чудес!.. Они есть, только мы их или не замечаем, или стараемся не замечать. Мне кажется, что все 7 лет революции идут непрерывные чудеса: то голод, то чума (л. 56), то дожди и проч.

23 апреля ст. ст. Егорьев день - Радоница.

После продолжительных дождей для “Егорья”, наконец, наступил теплый день. Погода, вообще, обещает установиться, в противном случае дело дрянь: надо бы начинать пахать, а на полях еще вода. На что наше озеро и то никак не может войти в норму: разлилось до самой большой дороги, и вода еще не сбывает до сих пор. Дурная погода ничего не дает делать даже во дворе: стоит везде вода, надо бы чистить двор, а и того делать нельзя.

8 мая ст. ст. - Преполовение и день Иоанна Богослова.

Самым злободневным вопросом теперь считается так называемая “денежная реформа”. В этом деле мы дошли, что называется, до “Геркулесо( 56 об.)вых столбов”, так что дальше было идти некуда. Начали уже считать не миллионами и не миллиардами, а триллионами, а какая дальше цифра идет, не знаем, а потому вернулись назад и начали снова вести счет на копейки и рубли. Я давно говорил, что в денежной системе мы дойдем до “идиотизма”, до “сумасшествия” - перестанем понимать друг друга и вернемся к старому счету, так оно и вышло. В самом деле, что за дурачество, называть одну и ту же монету тремя именами: на бумажке, допустим, написано: “одна тысяча рублей” - это значит “один миллиард” (но не рублей, а копеек), или “две копейки”. Потомки, прочитав эти cтроки, вероятно, ничего не поймут, но это подлинный факт. Теперь одна копейка - это пятьсот миллионов - или пять(л. 57)сот рублей. Выпущены новые деньги и бумажные и серебряные. Серебряные деньги по виду почти такие же, как и николаевские, только вместо двуглавого орла на обороте серп и молот и надпись: “Пролетaрии всех стран, соединяйтесь”. Размер их точь-в-точь такой же. Интересно, много ли в них серебра? Бумажные деньги тоже похожи на старые, словом, уехали недалеко.

9 мая - Никoлин день.

Для Никoлина дня сегодня с 8 часов утра идет снег при сильном северо-восточном ветре. Температура упала до +1 R. Весна нынче похожа пока что на прошлогоднюю: все время идут дожди, наш Ростов утопает в грязи, и никаких мер к очистке ее не предпринимается. Улицы не мостятся уже несколько лет, асфальтовые тротуары все повыбились, во многих ме(л. 57 об.)стах проваливаются. Вообще, все городское благоустройство страшно хромает. Бульвар приведен в такой вид, что по нем ходить стало совершенно невозможно: понаделали тропочек ниже бульвара, над самой канавой. Лавочек на всех бульварах не более 2-3. Около благовещенского бульвара сломана вот уже с год витрина для наклейки объявлений и валяется в канаве. Грязь на дорогах обычно каждую весну сгребается в кучу, причем кучи эти не вывозятся, как бы следовало, и лежат на дорогах целый год до следующей весны. Летом они высыхают, притаптываются и опять растаскиваются по дорогам или обрастают, в лучшем случае, травой. Несколько раз указывалось на такие “порядки” в газетах. Но толку от этого мало. Finis. № 9. Одиннадцатая тетрадь 25мая 1924 г. - 10 ноября 1927 г.

(Л. 1) 12 мая ст. ст. 1924 года - 25 мая новый стиль. Воскресенье.

Сегодня так называемая неделя о Самаряныне. Весьма немногие знают, что это за Самарянка? Сведения о ней находятся в “синаксаре”. Так называется описание празднуемого события, находящегося в церковной книге “пентикостарий”. Синаксар рассказывает, что жена Самарянка, с которой беседовал Христос у колодца Иакова, была потом обращена в христианство и названа Фотиньей. Пострадала она за Христа при Нероне вместе с семерыми своими сыновьями. Подвергали ее различным истязаниям и, наконец, привязали к двум финикам, которые ее и разорвали пополам. В этом же “синаксаре” говорится, что устье (“горлице”) колодца Иакова и камень, на ко(л. 1об.)тором сидел Христос, были перенесены императором Юстианом в храм Св. Софии, где от них происходили исцеления многих недугов и особенно они помогали от “трясавицы” (очевидно, от лихорадки).

15 мая ст. ст. Среда.

С. Наумов в “Северном рабочем” ополчается на сельских учителей, говорит, что большинство их из духовного звания. Да, это правда, и надо добавить, что большинство “лучших”, и не только сельских, но и “городских” учителей - из духовного звания. Я бы спросил Наумова, а на других поприщах разве мало семинаристов? Возьмем врачей: разве мало их из духовного звания? Скажу более: большинство знаменитостей медицины вышли из семинаристов. А ветеринары: больше половины их семинаристы.

(Л. 2) Взять хотя бы юристов: один Ярославский Лицей сколько дал и довольно-таки видных адвокатов из семинаристов. Да берите любую сферу деятельности, везде вы найдете работников из духовного звания. Заметка Наумова вяжется у меня с сегодняшним разговором с одной учительницей. Она говорит, что старых учителей стремятся, по возможности, всех повышибать и наставить своих “красных”. Будет ли из этого какой толк, покажет недалекое будущее. Думаю, что звание (хотя бы и духовное) никакой роли в учительстве не играет: есть и хорошие из духовного звания, а бывают плохие учителя и из рабочего класса.

(Л. 2 об.) 2 июня ст. ст. - 15-го новый стиль.

Троицын день.

Обычай украшать зеленью дома и церкви, принятый в этот день, начинает отходить в область преданий. Церкви украшают зеленью и не в этот день, а дома совсем перестали украшать. Против рубки “троицких березок” особенно вооружились большевики, говоря, это в этот день - “день древогубления” - истребляется очень много березок. Это правильно. Pубят обыкновенно молодняк - березка только поднимется, начнет укрепляться, как ее срубают без всякой пощады. Конечно, это происходит от незнания и народной темноты: если бы рубящий понимал, (л. 3) что дерево тоже “живет”, так он не стал бы губить его во цвете лет. Я не буду говорить о том, какой вред от уничтожения лесов, укажу только на простой способ избежать этого зла. Для украшения домов и церквей не требуется непременно березки и обязательно молодые, можно великолепно украшать и сучьями с тех же берез (только взрослых), или растениями, менее дорогими, например, различными кустарниками, ивой, ветлой, мозжухой и т. п. Кроме того, можно плести целые гирлянды из мелких сучьев. В “украйне” существует великолепный обычай посыпать пол (л. 3 об.) в церквах сжатой или скошенной травой. И у нас когда-то существовал обычай, да, пожалуй, и теперь ведется кой-где посыпать пол “мозжухой”.

В сегодняшнем № “Северного рабочего” задевается злободневный вопрос: о воспрещении производить церковные звоны. Дабы попы не мешали рабочему люду спать по утрам, следует воспретить им производство звонов, а колокола употребить на другие нужды. Да, наверное, скоро этого попы и дождутся, и виноваты в этом они сами.

Если можно, как это делается теперь, безобразничать со звонами, то уж лучше их запретить совсем. Почему прежде попы считали своей обязанно(л. 4)стью наблюдать за правильностью производства звонов, а теперь не обращают на это никакого внимания. Я думаю так, что, если советская власть и воспретит звоны, то попы найдут лазейку: заведут какие-нибудь трубы, кимвалы и тимпаны и по образцу древних евреев будут ими сзывать верующих на молитву. Ведь делали же они обходы по другим случаям: например, при изъятии ценностей. Попы, что мухи: ты гони его в дверь, он влетит в окно. Мне думается, что с религиозным дурманом надо покончить одним ударом раз и навсегда, а не применять какие-то половинчатые меры, не проводить реформу частично. Надо сразу (л. 4 об.) прикрыть эту лавочку: воспретить всякое публичное оказательство всех без различия вероисповеданий. Уж запрещать, так запрещать не одни церковные звоны у православных, а воспретить звон и католикам, звон которых посредством “балаболенья” языком о края колокола (известно, что католики ударяют не в край колокола языком, как православные, а раскачивают весь колокол сразу, и вот у них язык колокола “балаболит”) изводит слушателя более, чем звон русских. Следует запретить кричать на минаретах и “маэдзинам” - “изнагам” у магометан.

Кто жил в мусульманских (л. 5) местностях, Казани, например, в киргизских поселениях, тот знает, что значат эти “завывания” (призывания правоверных на молитву), знает, как они надрывают душу! Но нет ничего печальнее, нет ничего заунывнее, как звоны армян! Когда мне пришлось слушать эти армянские звоны в Елизаветополе, я никак не мог быть равнодушным: так они дергали за душу!

Дальше... Если наша республика есть республика “безбожников”, то в ней не должно быть и никаких предметов “религиозного одурманивания”. Вся эта лавочка должна быть прикрыта повсеместно: (л. 5 об.) церкви, костелы, мечети, синагоги должны быть закрыты. Бояться каких-то последствий этого не должно.

21 июня ст. ст. - 4 июля н. ст.

Пятница 10-я. Вчера, после продолжительного перерыва, как я никаких вообще увеселительных мест не посещаю, я попал на концерт в городской сад. Цена билета сравнительно невысокая - 35 копеек. Играл на скрипке пpофессор Моcк, консерватории Шидлер, пела сопрано Дудкина и балет - Петунина. Особенно хорошо играл на скрипке. Великолепно были исполнены: Крейцерова соната Бетховена, Пляска ведьм, венгерский танец и ма(л.6)зурка Венявского. Народу на концерт было сравнительно порядочно, только мало я видел рабочих: плохие, видно, они ценители искусства. А ведь из-за них рубили весь лес, и революция была устроена для того, чтобы по возможности придвинуть рабочего ближе к культуре и искусству, а на деле придвинули ближе всего к самогону и пьянству. Бедный наш рабочий!

1З августа ст. ст. - 26 августа н. ст. Вторник.

Сегодня в народном суде 1-го района г. Ростова снова судили нашего архиерея Иосифа и двух свящ. Поройкова и Виноградова за то, что они не зарегистрировали церковный совет. Суд происходил в б. народном доме - те(л. 6 об.)перь гортеатр. Народу к концу заседания набрался полный зрительный зал, а когда был вынесен оправдательный приговор, то публика не вытерпела и захлопала в ладоши. Такова была у всех радость, ибо народ знает, что судят понапрасну, за то только что они - попы. Многие женщины крестились. В чем же дело? Как будто бы событие и неважное, а такой восторг, такой подъем духа у публики? Дело в том, что многие не ожидали такого исхода дела, в числе их и я никак не думал, что архиерея и “попов” и вдруг “оправдают”, и этo делает партийный суд! Ведь это называется “Иордан потек вспять” - это против естествa. Тем более, что главный свидетель Дрозд показывал ложно, о чем во (л. 7) всеуслышание объявил один из обвиняемых. Хотя дело таким образом само по себе и малозначительно, но победа велика. Это победа духовенства над беззаконием и насильем большевиков, победа (чуть ли не первая) на мирном фронте. Как только допустили попов говорить, оправдываться и защищаться, они сумели сами себя отстоять. Это одна сторона дела. С другой стороны, в этом случае восторжествовала, наконец, правда над кривдой, - ложь побеждена! Конечно, обвиняемых привлекали неправильно: как показывал архиерей и как гласит их же советский закон, церковный совет и регистрировать совсем не надо было, так что суд в своем приговоре совершенно (л. 7 об.) неправильно говорит, что оправдывает их за недоказанностью. На суде преступление было доказано - это бесспорно, да дело не в этом, а в том, что самого преступления не было, сказать же этого суду нельзя.

Как похож этот процесс на суд над Бейлисом: как тому в свое время трудно было оправдаться, так и попу теперь доказать свою правоту нелегко. Вот почему важен этот “маленький” процесс: это начало будущих побед нашего “бесправного” духовенства над безбожием, это победа логики и дара слова (по-моему, самое сильное оружие) над бесправием и насилием!

15 ноября ст. ст. - 28 н. ст. (Пятница).

Читаю в настоящее время “Иисуса” Ренана и его продолжение. Эти книги во время учения в семинарии нам строго запрещались. Очевидно, боялись, как бы не сделать семинаристов неверующими, а мне кажется, наоборот: Ренан основательно доказал “божественность” Христа и сам, очевидно, был человеком верующим. Особенности, сравнительно с учением православной церкви, какие я заметил у Ренана, вот какие: у всех 4 евангелистов Иуда - предатель называется “Иуда Искариотский”, но это, по Ренану, не совсем верно: Иуда происходил из города (л. 8 об.) Кериотт, поэтому следовало бы его называть “Иуда Кериотский”, или из Кериотта. Здесь, видимо, ошибка переписчиков. Вместо того, чтобы писать предлог “из” отдельно, они писали его вместе и, таким образом, получалось “Изкериотский”, а впоследствии изменили букву “з” на “с”, а “е” на “a” и вышел “Искариотский”. Другая особенность в неправильном названии Пилата. В символе веры сказано: “Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате...” употреблено прилагательное, тогда как Пилата звали “Понтий” - это имя, а “Пилат” - прозвище, от слова “дротик”, и надо бы (л. 9) изменить так: “при Поитин Пилате...” Как произошла эта грубая ошибка, сказать трудно.

16 ноября - суббота.

Необходимо в этом году отметить осень. Все лето было сухое, сушь стояла и первую половину осени: воды в колодцах было не более чем на 1 1/2 аршина. На 24 октября (ст. ст.) начало подмерзать и выпал снег. Установилась форменная зима и стояла 3 почти недели (почти до 10 ноября), потом наступила оттепель, согнало весь снег и развело грязь. Сначала думали, что в этом году обойдемся без грязи, но нет... эту неделю пришлось ее помесить, теперь опять как будто подмораживает. В общем, осень хорошая.

(Л. 9 об.) 1925 год. Февраля 6 дня ст. ст. - четверг.

Давно уже идет новый год, а я еще не удосужился записать в свой дневник. Это далеко не значит, что не о чем пиcать: наоборот, тем очень много, да все лень, да не хочется... Возьмем хотя бы последнее событие в Ростовe: лекции проф. Введенского и между ними на тему (скажу здесь - старую избитую тему): “Есть ли Бог?” Когда меня спрашивали знакомые, почему я не был на этой лекции, я отвечал: “Зачем я пойду? Ведь все равно меня Введенский не убедит в том, что Бог есть, и Минин-Дмитриев (главный оппонент Ростовский Введен(л. 10об.)кого) не разубедит в том, что Бога нет”.

Слушатели рассказывали, что лектор весьма острил над возражавшими ему и особенно молодыми “комсомольцами”. Так, например, на вопрос одного оппонента: “Что будет делать Бог, когда кончится вселенная?” лектор ответил: “Не беcпокойтесь, во всяком случае безработным не будет!”. Или: “Когда будет Страшный Суд?” (спрашивает другой слушатель) ответ: “Нам с вами пришлют повестки”. Я повторяю, хотя и не был на лекции, но судя по рассказам слушавших ее, заключаю, что это было скорее что-то балаганное, чем что-(л. 10 об.)нибудь серьезное. А вот что пишут о Боге серьезные люди (во всяком случае, посерьезнее Введенских и его Ростовских слушателей, послушайте: “Весь безпредельный, прекрасный Божий мир есть не что иное, как дыхание единой, вечной идеи (мысли единаго, вечнаго Бога), проявляющейся в безчисленных формах, как великое зрелище абсолютнаго единства в безконечном разнообразии... Для этой идеи нет покоя: она живет безпрестанно, то есть безпрестанно творит, чтобы разрушать, и разрушает, чтобы творить. Она воплощается в блестящее солнце, в великолепную планету в блудящую ко(л. 11)мету, она живет и дышит - и в бурных приливах и отливах морей, и в свирепом урагане пустынь, и в шелесте листьев, и в журчании ручья, и в рыкании льва, и в слезе младенца, и в улыбке красоты, и в воле человека, и в стройных созданиях гения... Так - идея живет: мы ясно видим это нашими слабыми глазами. Она мудра, ибо все предвидит, все держит в равновесии... Бог создал человека и дал ему ум и чувство, да постигает сию идею своим умом и знанием, да приобщается к ея жизни в живом и горячем сочувствии, да разделяет ея жизнь в чувстве безконечной, зиждущей любви) И так она не только мудра, но и любяща! Гордись, гордись, человек, своим высоким назначением, но не забывай, что Бо(л. 11 об.)жественная идея, тебя родившая, справедлива и правосудна, что она дала тебе ум и волю, которыя ставят тебя выше всего творения, что она в тебе живет, а жизнь есть действование, а действование есть борьба, не забывай, что твое безконечна высочайшее блаженство состоит в уничтожении твоего “Я”, в чувствие любви”... Серьезный человек написал это - Белинский (т. 1, изд. Фукса, стр. 253).

А вот Л. Н. Толстой: “Один, только один есть у нас непогрешимый руководитель Всемирный Дух, проникающий нас всех вместе и каждаго, как единицу, влагающий в каждаго стремление к тому, что должно, тот самый Дух, который в дереве велит ему расти к солнцу, в цветах велит ему бросить семя к осени (л. 12) и в нас велит нам безсознательно жаться друг к другу... Безконечна благость и премудрость Того, Кто позволил и всем существовать всем этим противоречиям. Только тебе, ничтожному червяку, дерзко, беззаконно пытающемуся проникнуть Его закону. Его намерения, только тебе кажутся противоречия. Он кротко смотрит с своей светлой, неизмеримой высоты и радуется на безконечную гармонию, в которой вы все противоречиво, безконечно движитесь”... (“Люцерн”, 1857 г.).

* * *

 

Одиннадцатая тетрадь (продолжение)

(Л. 12 об.) 1926 г. 27 января ст.ст. - 9 февраля н. ст. Вторник.

Сегодня утром (от 5-ти до 6-ти час.) приснился, видимо, знаменательный сон. Приснился в первый раз за все 8 лет революции Ленин и при оригинальной обстановке. Снится мне какой-то разукрашенный город (надо полагать, наш Ростов): везде развешаны плакаты, электрические лампочки, кого-то встречают. Я стою у какой-то каменной стены, а передо мною открыт вход (что-то похожее на парадное крыльцо с небольшой лестницей) внутрь здания. В комнате находятся разодетые в форму (полная парадная форма не то полиции, не то пожарную) люди, а перед ними Ленин что-то (Л. 13) говорит. Представляется он мне в том виде, как обыкновенно его изображают на картинках: в картузике фабричного, в пиджачке, с галстуком на рубашке, брюки навыпуск, и в ботинках. После этого он мелко пошел, с одним из чинов простившись за руку, а другого мелкого чиновника по дороге поцеловав. Я немало дивился, как же это так: Ленин и вдруг разговаривает с полицией. Спустившись с лесенки, он увидел меня, стоящего за углом, и, взяв меня под руку, и что-то разговаривая, пошел дальше. Я, заметив, что он принимает меня, может быть, по ошибке, за кого-то другого, не преминул объяснить ему, что я ветеринарный врач и служу в на(Л. 13 об.)стоящее время в уезде, и мне очень хочется попасть в город, на что он ответил довольно ласково: “Хорошо, хорошо! Я скажу агроному”. Подумав, при чем тут агроном, я все-таки не стал его больше беспокоить, тем более, что он торопился куда-то далее.

Потом, через некоторое время он увидал меня снова и сам уже, без всякого с моей стороны повода, остановился и добавил: “будьте покойны”, я же в это время, оторвав у белой фуражки, в которой был, кромку, положил конец ее под подошву башмака, намереваясь оторвать совсем... и вдруг... ”тррр” ...И я проснулся, слушая, как я храпел во сне.

Что “сей сон значит?” спрашиваю я себя, и почему приснился мне Ленин, (Л. 14) а не кто-либо другой? Думаю, что это потому, что читаю я книжки и о Ленине и днем вижу много его портретов. Будущее покажет, будем ждать...

За прошлый год оказалась одна только заметка, так редко я стал писать в свой дневник, а, между прочим, в этом году сойдется 20 лет, как я веду свой дневник (с 1906 года). Интересно проглядеть теперь его весь... Между прочим, я замечаю, что прилив энергии касательно записей в дневник больше является к весне и осенью... 6 декабря по нов.ст. - 23 ноября ст.ст.

Вчера был на собрании членов союза “Медсантруд” и заспорил по поводу отчисления 1 % проц. в пользу бастующих английских горняков. Я дока(Л. 14 об.)зывал, что процент взноса очень велик, и для некоторых членов, получающих жалованья всего 12 р., будет очень тяжел. Кроме того, не следует делать его обязательным, а мне доказывали, что я должен подчиниться большинству, и на мое возражение, что это насилие, отвечали отрицательно. “Взноси и больше никаких, и не смей рассуждать!” И это не насилие, а добровольное отчисление. Происходило все это в д. Березниках, где я начал служить уч. ветврачом вот уже 2 год. Здесь я должен оговориться, что такую службу, когда человека отрывают от семьи, я называю не службой, а ссылкой, с той только разницей, что все-таки платят жалованье. Итак, вот уже (Л. 15) 2 год, как я нахожусь воленс-ноленс в изгнании. Сначала был в с. Ивановском-Рудаковых, а с 16 сентября с.г. в с. Верзине. Ну, каково же я себя чувствую? Откровенно говоря, очень скверно. Какая может быть служба или работа, когда человек все время вынужден думать о семье. Что же я делаю здесь? В свободное время, попросту говоря, “валяю дурака”. Имеется здесь один не совсем умный экземпляр, с которым мы вместе и философствуем на разные темы.

Вернусь снова к английским горнякам. В самом деле, я не понимаю, что нам за дело до них? Говорят, что когда на нас наступали “белые генералы”, (Л. 15 об.) то английские горняки не давали своему правительству угля для военных судов. А кто же воевал с нами в это время, кто наступал на Архангельск?! 24 ноября ст. ст. - Екатеринин день. 7 дек. н. ст. - вторник.

В “Северном рабочем” помещена заметка о том, что в Ростовское озеро во время нашествия поляков была опущена серебряная рака, наполненная золотом, которую после ухода поляков не могли найти. Эта рака, будто бы, находится и по сие время на дне озера. До войны немцы, якобы, брались вычистить озеро и давали за это (Л.16) 200 тысяч с тем, чтобы, что окажется в озере, поступило в их пользу. Так ли это, не так ли, а важно то обстоятельство, что озеро Неро вычистить не мешало бы. В той же газете было как-то сообщение об ассигновании Ростовским Исполкомом на это дело определенных сумм, но почему-то вопрос о чистке озера находится и сейчас на точке замерзания. А сделать это не мешало бы, и, по-моему, вот почему: на дне озера находится очень ценный ил, ценен он как прекрасное удобрение, а известно, как страдает наше крестьянское хозяйство от отсутствия удобрительных туков. Кроме того, (Л. 16 об.) вычистив озеро, можно устроить по нему хорошее пароходство по всем направлениям, а не только от Ростова до Угодич. 1-е декабря ст.ст. - вторник. 14 дек. н.ст.

Сколько времени я пишу свой дневник, а самого главного не исполнил до сих пор: все время собираюсь написать краткие (хотя бы) биографии своих родственников и вот, наконец, надумал... Начну с бабушек и дедушек, так как прадедов, как со стороны отца, так и со стороны матери, я совершенно не помню... Дед со стороны отца был священник. Звали его Серапион Васильевич Соколов, так что меня назвали в дедушку. В былые годы это было, конечно, принято. Имя очень редкое (Л. 17) и мудреное, так что немногие могут называть и редко, кто называет правильно. Священствовал дедушка в то время, как я увидал его первый раз в жизни, в селе Раменье Романов-Борисоглебского уезда. Село это находится верстах в 12-ти от станции Уткино по Вологодской ж.д. Сколько мне было лет, когда родители меня взяли с собой в гости к дедушке, я не помню, вероятно, годов 7-8, кажется, что в это время я еще не учился. Насколько я припоминаю, взят был и еще младший меня брат Александр. Дабы попасть в Раменье, надо было ехать через Ярославль по жел. дор., а через Волгу на пароходе. В Ярославле заезжали к тетке Серафиме (Л. 17об.) Серапионовне (дочери описываемого дедушки). Жила она где-то на Никитской ул. во флигеле, в д. Свиблова. Фамилию домовладельца я запомнил, а остальное помню очень смутно. Почему-то мне запомнилась церковь Вознесения, только не в том виде, как я видел ее после. Смутно припоминаю езду на “Звездочке” (так звали перевоз через Волгу) и по жел. дороге. Особенно меня поражали розовые цветы, растущие по откосам полотна. Как называются эти цветы, я не знаю и теперь, хотя вижу их часто и даже нынешним летом видел их в с.Ивановском-Рудаковых. Растут они больше на болотистых местах и чаще всего в каком-то мусоре, бурьяне или валежнике. От станции Уткино ша(Л. 18)гали по образу “пешего хождения”. Как встретили нас дедушка с бабушкой, что говорили с родителями, я не представляю. Дедушка был довольно пожилой мужчина (лет 65), с седой бородой, нахмуренными бровями. Словом, типичный сельский священник. Родители побыли недолго, а нас, двоих ребятишек, оставили гостить. Помещался летом дедушка в каком-то чулане, где у него стояла и койка, здесь он большую часть дня проводил, лежа на кровати, за чтением книг. Библиотека у него была довольно порядочная, причем книги были разнообразного содержания. Были тут и религиозного содержания, были и романы, исторические и т.д. Дедушка очень (Л. 18 об.) любил чтение и в свое время был очень неглупый человек, и весьма начитанный. Прочитавши книгу, он делал на ней свое заключение или излагал полученное от нее впечатление или просто делал надпись, вроде такой: “суа ману конскрипсит” (своей рукой написал) и весьма часто по латыни, ибо чувствовал себя знающим латинский язык. Пил дед запоями: уж запьет, так надолго. Все время просил у бабушки водочки, которую та от него прятала. А то, бывало, нальет ему рюмку, наполовину разбавив водой, дедушка, ничего, пьет. За пьянство деда недолюбливало его духовное начальство и весьма часто переводило с места на место.

(Л. 19) Так, был он одно время в приселке Никольском, верстах в 3-5-ти от Раменье. Был в Троицком на Устье Угличского у., где родился мой отец. За ум был сделан даже благочинным, а за какие-то “чудотворства” (за что именно, я не знаю) был даже под “началом” и низведен в дьячки. Так как в Раменье были раскольники (старообрядцы), то дедушка нередко сражался с ними, звали они его “отец Сарапион”, но за ум почитали. Припоминаю такой случай: как-то вечером (летом) сели ужинать (а ужинали в кухне). Было подано не то “холодное”, (так называлась окрошка с квасом), не то (Л. 19 об.) какое другое жидкое блюдо, и вот попади в это кушанье муха. Дедушка проглотил эту муху, и его начало рвать, да так сильно, что насилу оправился и чуть не заболел. Домашние, конечно, все перепугались, в том числе и мы струсили и присмирели. Этот случай, особенно мне почему-то запомнился. Впоследствии дедушка вышел за штат и переселился на житье в г. Ярославль. Здесь он доживал свои старческие дни за Которослью у своей младшей дочери Аллы Серапионовны, бывшей тогда замужем за кондуктором Григорием Семеновичем Розиным. Доживал свои последние дни дед в Ярославле в безвестности и страшной бедности. Дожил не то до 76 лет, не то до 78 (хорошенько не помню) и был похоронен на Туговой горе на кладбище. На похоронах были его дети: мой отец и дядюшка о.Александр Серапионович. И кой-кто еще из родственников. Выпили, помянули, и тем дело кончилось. Я не был на похоронах, ибо учился в Ростовском Духовном Училище, и меня, конечно, в Ярославль не взяли... Где теперь его могила, наверно, тоже не найдешь; родственников же, помнящих, где дедушка похоронен, почти никого в живых не осталось. 1927 год 7 сентября н.ст. - 25 августа ст. ст. Среда.

А вот бабушка. Звали ее Клавдия Петровна Соколова. Как ее девичья фамилия, я не знаю, кажется тоже чуть ли не Соколова. Чья она дочь, тоже не знаю: не то дочь попа, не то псаломщика Помню я ее, как умную и хитрую старуху. Любила она тоже и выпить, хотя в этом упрекала дедушку. (Л. 20 об.) Ходила часто на базар в соседнее торговое село Давыдково Романов-Борисоглебского уезда (верстах в 10 от Раменье), где на оставшиеся от закупок деньги пила “малиновочку”. Придет, бывало, с базара - и носик красный. Дедушка начнет спрашивать отчет в израсходованных деньгах, а бабушка начнет сердиться, и дело нередко доходило до ругани. 8 сентября - 26 августа.

Горит свеча дрожащим светом, Бандиты все спокойно спят, “Немты” решетки не проверяют, Замки железны не гремят. Один бандит был всех моложе, Склонивши голову на грудь, С тоской по родине далекой Нисколько он не мог заснуть. Везде бандита презирают, Нигде покою не дают (Л. 21) И нами тюрьмы наполняют, Советской пулей нас убьют! Ах, мать ты мать моя родная. Зачем на свет ты родила? Судьбой несчастной наградила, “Джентом” бандита мне дала! 11 сентября - 29 августа Иванов день (Ивана постного)

Сегодня мне, наконец, удалось побывать на так называемом “Сарском” болоте, или как его неправильно называют, “Царское”, и даже приурочивают к этому названию следующую легенду. Будто бы на том месте, где теперь это болото, было раньше озеро. И вот по этому-то озеру каталась царица на лодке и утонула. Царь, в наказание, проклял это озеро, и оно заросло и стало болотом. Указывают даже и на остатки лодки, которые в конце концов оказались остатками сруба на месте бывшего когда-то колодца. Что здесь было в очень (Л. 21 об.) давние времена озеро, на это указывает котловина, в которой находится болото. “Сарское” болото получило свое название от реки Сары, которая начинается в этом болоте и впадает в Ростовское озеро. Чтобы попасть на это болото, надо ехать до дер. Деляева, откуда, спустившись с горы, очутишься в этом болоте. Видом своим оно скорей напоминает тундру, покрытую мохом и кочками, на которых растет весьма слабая растительность: молодые березки и чахлые сосенки. Деревня Деляево (6 домов) находится в 7 верстах от с. Верзина и расположена на самом берегу “Сарского” болота. Здесь была когда-то (лет 200 назад, не менее) деревянная церковь, на месте которой стоит кирпичный столб с крестом. Тут же, очевидно, было и кладбище, остатки которого видны и теперь.

(Л. 22) Я ходил по болоту сам, хотя и недалеко. В окружности оно верст 10-12, в длину верст 5, да в ширину от 1 версты до 3х. Хорошо бы устроить здесь торфоразработки, да стоит это недешево, хотя, надо полагать, торфом окупили бы все расходы. На дне этого болота, как говорят старожилы, находится камень и очень много ключей, которые и питают реку Сару. Все рассказы о том, что Ростовское озеро со временем может заболотиться и высохнуть, надо считать ничем не обоснованными, пока существует “Сарское” болото. Я привез с собой немного клюквы, моху и ветку сосенки, покрытой также мохом. В общем, впечатление от этого болота осталось самое сильное. К этому добавлю несколько слов еще о могилах (Л. 22 об.) на кладбище в д. Деляево. Одну из них (по предположениям - барскую) пытались раскопать, но кроме костей ничего не нашли, еще ниже находится кирпичный склеп. Интересно, знает ли обо всем этом Ростовский Госмузей? 16 сентября н.ст. - пятница.

С наступлением осени и началом молотьбы в деревнях начались пожары. Палят больше риги. На днях сгорела рига в д.Фролово и в д. Брюхово. Иначе, как “палюшками”, по-моему, эти пожары назвать и нельзя. Люди отлично знают, что при нашем устройстве риг их топить нельзя, да еще натапливают так, что от одного жара рига вспыхивает сразу. Хотя Госстрах выдает и небольшую премию, но, мне кажется, что и такой выдавать не следует, ибо если это нельзя назвать намеренным пожаром, то все-таки (Л. 23) тут есть неосторожное обращение с огнем. Для того, чтобы сушить снопы в риге, надо так устраивать печи, дабы от них самое здание не загоралось. 19 октября н.ст. 26 октября ст.ст. Среда.

Сегодня исполнилось 25 лет, как я первый раз увидал свою жену и посватался к ней. Было это в воскресенье в 1902 году. Не мешает вспомнить через 25 лет, как произошло такое событие. Весной этого года я окончил Каз. Вет. Инст. и до самой осени пробыл в доме родителей. Осенью мне Мин. Вн. Дел предложило командировку в Туркестан и я от нее не отказался, но только раздумывал, как поеду один. “Сначала надо жениться, а потом уже и ехать” - так я рассуждал тогда. Беда была за небольшим, не было подходящей невесты. Не помню, рассказывал я об этом в своем днев(Л. 23 об.)нике ранее или нет, ну, да все равно, раз начал об этом речь, то надо кончить. Вечером, часов в 11 я вместе с своей матерью сел на поезд и поехал до ст. Пречистое Волог. ж.д. На станцию мы приехали часа в 4 утра, было еще темно. Здесь, напившись чаю и закусивши, нашли возницу и отправились на обыкновенной деревенской телеге за 12 верст от Пречистой в с.Покровское. Грязь была порядочная. Я был одет в пальто из бурки, в чем была мать - я не помню. Подъезжать к месту назначения мы стали часу в 8 утра, еще не кончилась обедня. Встретила нас у крыльца дома, к которому мы подъехали, какая-то старушка (как потом оказалось, мать невесты). Встретила довольно радушно, не будучи еще знакома. Наверное, сообразила, что приехал жених. Я, конечно, отрекомендовался, назвавшись Ростовцем. Невеста была еще в церкви, и ког(Л. 24)да ей сказали: “Варюшка, поди, приехал жених!” - она ответила: “Подождет - не уедет!” И действительно, жених не думал уезжать и не уехал один.

Что значит нет настроения, никак и не пишется, а потому пока рассказ об этом откладываю до другого раза. 9 октября ст. ст. 22 октября н.ст. суббота.

Пошел сегодня прогуляться и зашел по дорожке в лес. Здесь сначала стали попадаться “поганки” и “мухоморы”, а потом “опенки” и “масленники” (козляки), и, наконец, встретил два “белых” (коровки), да таких ядреных и не мороженых. Я немало удивлялся, как это в октябре месяце - и вдруг белые грибы. Небывалая осень. Правда, погода стоит теплая, хотя уже (Л. 24 об.) выпадал снег, и пробовали ездить на санях, да снова растаял.

Помню, я находил в Вощажникове накануне Воздвижения грибы, и то удивлялся, а тут в октябре - после Покрова. Интересно, как объяснить это с научной точки зрения. Думаю, что земля еще теплая, и не промерзла, вот “завязи грибные” и сохранились, а потому идут и грибы. 26 октября - среда.

Продолжение советской песни (см. 26 августа).

Сажайте в темную карету, Вези скорее на расстрел, Прощай, родные, прощай, свобода, Прощай, весь белый, белый свет. И вот уж кладбище готово, Готова яма для меня, Прощай, родные, прощай, свобода, Здесь жизнь покончена моя!

(Л. 25) Другая вариация 2-го и 3-го стиха: (соч.С.А.Соколова)

Один бандит был всех моложе, Ему взгрустнулося в тиши, И он запел про ясны очи, Про очи девицы-души! “Ах, очи, очи голубые, Зачем сгубили молодца, Ах, люди, люди, люди злые Зачем разрознили сердца!?”..

Продолжаю биографии дедов и бабушек. Деда со стороны матери я не знаю совсем, так как он умер, когда меня еще не было на свете. Звали его Александр Иоакимович Андреевский. Был он священником при церкви Иоанна Предтечи, где служил потом и мой отец. Умер он в 1870 году, кажется, от чахотки 52 лет от роду, как зна(Л. 25 об.)чится на кресте его могилы. Отец женился на его дочери Вере и поступил “со взятием”. Дедушка Александр похоронен в Ростове на Николо-Воржищевском кладбище с левой стороны алтаря. На могиле его поставлен моим отцом металлический крест...Бабушка по матери (жена отца Александра) умерла еще раньше и, кажется, тоже от туберкулеза. Знаю я, что звали ее Павла Гаврииловна Мизерова (до замужества), и больше ничего мне об ней неизвестно. Была она похоронена рядом со своим мужем, но в ее могилу впоследствии была положена ее дочь (а моя тетка) Мария Александровна Андреевская. (Л. 26) 14 октября ст.ст - четверг 27 н.ст.

Прошло 25 лет, как я женился. Думал ли я в то время, что буду через 25 лет где-то в Верзине, вдали от семьи, один. На пороге 26 года женитьбы мне хочется вспомнить, как я проводил холостую жизнь, рано ли лишился девства и т.д. Припоминая далекое прошлое, оказалось, что я пал очень рано, было мне всего 14 1/2 лет.

Виной тому товарищество. Случилось это, когда я перешел из Духовного Училища в Семинарию и стал учиться в Ярославле. Не помню, в какой-то праздник (надо быть, в Иванов день) семинаристы подвыпили, угостили и меня, и пошли гулять сначала в “портерную” (так назывались тогда пивные), а потом и на “сладкую” улицу. Потащили с со(Л. 26 об.)бой и меня, вместо того, чтобы уговорить, или даже прямо приказать не ходить. “Сладкой” улицей в то время считалась Пошехонская часть Борисоглебской (так называемой Кучерской переулок). Теперь все эти улицы сгорели... (Л. 27). 28 октября ст. ст. - Дмитриев день. 10 ноября н.ст. - четверг.

Вчера я вернулся из Ростова, где был на юбилейных торжествах по случаю десятилетия Октябрьской революции. Вышел в 8 ч. утра, а пришел часов в 5 вечера. Идти пришлось по невозможной дороге, так что все удивляются, как я мог дойти. И, дивное дело, почти не устал и не натер ногу, хотя сапоги промокли, и ноги были мокрые. Пришел бы я и ранее, да заблудился в одном месте. Как только я сбился с дороги, и сам понять не могу. Вот, не верят в леших, а тут, на поди, сбился днем (хотя уже начинало вечереть), пришлось идти в деревню и расспрашивать дорогу. Когда я нашел наконец путь, я пустился вовсю, не разбирая ни луж, ни колей, все боялся, как бы не (Л. 27 об.) сбиться снова, тем более, что дорога шла лесом. В Ростове я был на вечере воспоминаний, на торжественном заседании союза “Медсантруд”, ходил смотреть на карнавал и на выставку, где мне особенно понравился музей. В нем я давно не бывал и остался весьма доволен. Хороши комнаты из дворянского быта: отдельная гостиная и отдельная игральная для карт комната. Висят редкостные старинные часы, два старинных зеркала и много других замечательных вещей и картин... № 10 Тетрадь № 12 (Л. 1) 1928 год 1/14 января - суббота. Новый год.

“Что день грядущий мне готовит?” - принято спрашивать в день нового года. Отвечаю на этот вопрос. Одно я вижу с неумолимой ясностью, а именно: после 50 лет жизни все пошло катиться под гору, и нет возможности, при всем желании, подняться в гору, поехать назад. Расшифровываю эту фразу: немощи человеческие начинают одолевать сильнее и сильнее, усиливаются всяческие болезни. В то время как прежде на какой-нибудь насморк не обращал внимания, теперь с ним приходится считаться серьезно. О других испытаниях, вроде болезней домаш(Л. 1 об.)них, я уже и не говорю: каждая из них прибавляет седину в бороду. Сегодня, между прочим, у меня обломился коренной зуб, и осколок его я чуть было не проглотил с куском хлеба. (Л. 2 об.) 11/24 февраля - день св. Власия.

Св. Власий считается покровителем скота. Откуда идет это поверье, я что-то не помню. Думаю, не был ли Власий каким-нибудь “скотским лекарем” или попросту коновалом, а что наш мужичеок еще до сих пор верит всяким коновалам, знахарям, попам и разным бабушкам, - это я с досто(Л. 3)верностью знаю. Коновальство еще до сих пор не только существует на Руси, но и наносит громадный ущерб крестьянскому хозяйству, и подрывает авторитет ветеринарного дела. Что за тип эти “коновалы”, всем хорошо известно. “Коновал” - это, я бы сказал, “бродячий лекарь”. С началом ранней весны расхаживают они по деревням, снабженные разными “коновальскими” атрибутами: повалом, ножами, различными “кладями”, и даже нередко сулемой. Больше всего их происходит из Тверской губ. Занимаются коновальством нередко и “татаре”. Кастрируют они лошадей самым примитивным способом (чаще посредством грязных лещеток) и берут за кастрацию от 10 до 20 руб. Как бороться с этим (Л. 3 об.)? Товарищи предлагают много средств, начиная от санпросвещения и кончая репрессивными мерами. По-моему, единственным и лучшим способом борьбы с коновальством является просвещение этих самых коновалов. Для достижения этой цели необходимо выявить их всех, а не загонять в подполье, как предлагают некоторые товарищи. Когда они будут все зарегистрированы, следует созвать какие-либо “коновальские” курсы. И это тем более необходимо сделать, что сами коновалы стали за последнее время прислушиваться и приноравливаться к ветеринарам. У меня, например, были такие случаи: 1) один коновал посылал владельца лошади к “ветинару”, причем (Л. 4) говорил, что у лошади внутри “червь”, и его может выгнать только ветеринар. При исследовании у лошади оказались глисты. 2) Другой коновал просил научить его кастрировать (правильно) мелких животных. 13/26 февраля - Прощеное воскресенье.

В последний день масленицы существует трогательный обычай, сохранившийся еще кой-где до сих пор, обычай ходить по домам и прощаться друг с другом. Обычай этот, несомненно, церковного происхождения: церковь готовится к великому посту и вот, чтобы достойно встретить его, установила прощение обид. В самом деле, если кому приходилось мириться со врагом, тот испытал, какое это сладостное чувство. (Л. 4 об.) 4 ноября н.ст. - 22 октября ст.ст.

Сегодня для “зимней-Казанской” (как говорят ростовские мужики) дочь Тоня принесла из нашего “палисадника” цветов и сделала букет. Это тем более удивительно, что в некоторые годы в это время бывает уже зимняя дорога и вообще около этого времени устанавливается зима. В этом году и лето было плохое, дождливое, и осень тоже не лучше: все время льют дожди, дожди, и грязь, грязь... Когда кончится осень - неизвестно, но, судя по деревьям, затянется надолго, так как некоторые из них (например, верба) до сего времени не свалили лист. При такой погоде только и сидеть дома, да читать книжки или писать дневник. Несмотря на работу, я в (Л. 5) свободное время стараюсь делать и то, и другое... Выписываю из песенника “Песни нового быта” (а по-моему, это старинная песня, еще студенческая, только переделанная на новый лад)...

Много песен слыхал я в родной стороне, Не про радость - про горе в них пели, Из всех песен одна в память врезалась мне, Это песня рабочей артели. Первый припев. Эх, дубинушка, ухнем! Эх, зеленая, сама пойдет... Подернем, подернем, да ухнем! И от дедов к отцам, от отцов к сыновьям Эта песня идет по наследству. И лишь только работать невмочь станет нам - Мы к дубине, как к верному средству. Первый припев. (Л. 5 об.) Умирая, отец на дубовой скамье Завещает родимому сыну: “Ты пойди, мой сын, в лес и дубину там срежь, На проклятую царскую спину”. Первый припев. За годами года проходили чредой Изменилась родная картина. И дубина с сохой отошли на покой - Их сменила царица-машина. Второй припев: Эх, машинушка, легче! Эх, железная, сама пойдет... Наладим, наладим, да пустим! Старый строй разрушил капитал-властелин, С корнем рвал он дворянские роды, Мужиков и ребят из родных палестин Гнал на фабрики, верфи, заводы. Второй припев. Без бояр, без дворян оказался наш царь... (Л. 6) Кто поддержит тебя, сиротина? Кто опорой тебе будет в новой судьбе? Кто заменит тебе дворянина? Второй припев. Но наш царь не сплошал - он купца обласкал, И купец ему стал тут опора. А наш русский мужик и к машине привык - Его душит купецкая свора. Второй припев. Но настала пора - и проснулся народ, Разогнул он могучую спину, И стряхнул он с ней царя, богатея-купца, Да прибрал он к рукам и машину. Второй припев. Правит целой страной наш народ трудовой. И не гнет ни пред кем свою спину. Лишь как память былой старины отжитой Запевает теперь он “Дубину”...

(Л. 6 об.) К этому прибавлю еще старинный куплет: Англичанин-мудрец, чтоб работе помочь, Изобрел за машиной машину, А наш русский мужик, коль работать невмочь, Он затянет родную “Дубину”: Первый припев. Октябрьская революция. 25 окт./7 ноября.

Для октябрьского праздника вспомнились мне советские инженеры и попы. Первые потому, что я нагляделся, как они строят здания, и вообще ведут постройки. Сто раз переделывают одно и то же дело: очевидно, раздумывают, что сделать: окно или дверь. Так было дело с постройками и у нас в Ростове. Ремонтируют бывшее здание Чистякова (у каменного моста) и вот внизу целое (Л. 7) лето и осень возились с окном, то его заделают и прорубят дверь, а то опять снова сделают окно. Я все ходил и наблюдал. Теперь окно победило и очутилось там, где раньше была дверь. Не знаю, не раздумают ли после и не сделают ли опять дверь? Будущее покажет...

Попы пришли в голову потому, что они тоже являются строителями, только строят не дома и переделывают окна, а воздвигают “церкви божии” на средства рабочих, которые они среди них собирают. И это делается на виду у всех и в то время, когда многие церкви закрываются или переделываются на другие здания, или совсем сламываются, как ненужные никому. (Л. 7 об.) 27 ноября (н.ст.) вторник.

Сегодня один из бойцов рассказал мне, как спасают пожарники лошадей, провалившихся на льду озера весной и осенью. Осенью, как известно, озеро замерзает не сразу: сначала лед, даже при сильных морозах, бывает не толще вершка. Вот тут-то и рискуют лошадями неопытные ездоки. Провалившись на тонком льду, лошадь сама выбраться уже не в состоянии, так как лед тонок и обламывается. Приходится владельцу лошади, дабы спасти ее, нередко обращаться за помощью к пожарной команде. Пожарники в этом случае прибегают к очень остроумному способу спасения утонувшего животного, (Л. 8) о котором я слышу в первый раз в жизни и хочу рассказать. Берут средней толщины канат (или веревку), делают из него мертвую петлю и накидывают лошади на шею. После этого сильно стягивают эту петлю и “душат” лошадь (так выражался боец). Я сначала не понимал, в чем дело, а потом разобрался. “Душат” лошадь не совсем, не до смерти, а только временно, так сказать, задерживают дыхание. И это понятно вот почему. Когда я вспомнил, что то же самое происходит у животного, которое подавилось инородным телом. Вследствие закупорки пищевода животное сейчас же начинает “вздуваться”, у него в желудке развиваются (Л. 8 об.) газы, является “тимпанит”. Так и тут: надавливая веревкой на область шеи, вместе с трахеей сдавливается и пищевод, происходит развитие газов в желудке, животное “вздувает”, вследствие чего оно становится более легким и поднимается водой кверху, на поверхность ее. Вот этим-то моментом “удушения” и пользуются пожарники. Быстро выдергивают на лед всплывшее животное, предварительно подложив под него какие-либо жерди или доски. Потом по льду подтягивают постепенно и потихоньку и к берегу и здесь начинают отхаживать лошадь, для чего “мертвую петлю” снимают с шеи не сразу, а посте(Л. 9)пенно, понемногу. Лошадь начинает сначала потихоньку шевелить ногами, потом понемногу восстанавливается и дыхание, и животное оживает. Вот что значит “душить” лошадь. Вся забота владельца до прибытия помощи состоит в том, чтобы не давать лошади погрузиться в воду с головой. Иначе она погибла. 8 декабря/25 ноября - суббота.

За 10 коп. был сегодня на “кино” в гортеатре. Играли “Белый орел” с участием артистов: Качалова, Мейерхольда, Петровского, Стэрн и др. На экране несколько раз появлялась вывеска: “Твердая власть!” В том-то и дело, что не было твердой власти. Иначе губернатор не (Л. 9 об.) переживал бы тех мучений, какие изображались на картине. Хорошо играл архиерей, и вообще все артисты вели себя живо и правдоподобно. 1/14 декабря - пятница.

Зима нынешний год наступила нормально - с декабря. Вместе с зимой кончаются, кажется, и мои передряги. Сегодня выдержал последний буран. Так иносказательно я говорю об одном деле, которое заделалось еще в бытность мою в Верзине, а теперь остаются одни отклики. Мать отравившейся А.З. предъявила ко мне иск, ни много, ни мало, на 185 р. Пришлось нанимать адвоката, что обошлось мне в 33 р. Конечно, мог бы и сам я без ущерба, может быть, для дела выступать на суде, (Л. 10) но адвокат мне нужен как ширма, тем более советский суд классовый. Истица притворилась, конечно, беднячкой, обиженной, замученной и т.д., и суд мог быть разжалоблен ее слезами, тем более, что на суде 3 бабы и 3-я истец. Да, к несчастью истицы, она не сумела отстоять свой иск, запуталась, и суду ничего не оставалось более, как отказать. 5/18 декабря - вторник.

Вчера я имел рассуждение о борьбе с пьянством в России. Этот вопрос, конечно, не новый, и ничего особенного я не хочу сказать по этому поводу, так как боролся с пьянством у нас и царь, и борется теперь советская власть, но надо сказать, что пьянство в России ничуть не уменьшилось, если не ска(Л. 10 об.)зать, что увеличилось. В чем же причина? Почему борьба с пьянством не увенчивается успехом? Мне кажется, что к этому вопросу мы подходили не с того конца. Мы боремся все запретительными мерами: запрещали продажу вина, самогоноварение, торговлю в трактирах и т.д. Я же полагаю, что надо сделать как раз наоборот: не запрещать пить вино, а разрешить повсеместную торговлю им. Известно ведь, что “запрещенный плод сладок”. Чем больше запрещают, тем больше хочется нарушить это запрещение. Возьмем такой пример (может быть, и не совсем подходящий, скажут мне): мальчику запрещают курить табак, так его как нарочно тянет к нему, соблазн велик, ему хочется научиться, узнать, как это большие (Л. 11) курят? Так и тут: алкоголик что ребенок, его тянет запретный плод. И вот, я думаю, что питье водки не воспрещать надо, а открыто разрешить: следует сказать (как бы так): “пей, ребята, вовсю!” Для этого надо не сокращать продажу вина, а устроить торговлю им везде: пусть будут “казенки” в каждой деревне, а в городе на каждой улице. Казне от этого прибыль увеличится (хотя большевики любят говорить, что Государство торгует вином не ради прибыли), доходу будет более, и в то же время уменьшатся расходы. Мужичку незачем будет ехать в город (на “базар”), “пить вино”. Все деньги, какие он тратит по поездке в город “за вином”, будут идти на месте. Мне будут (я это пред(Л. 11 об.)вижу) возражать, что “так де пьянство не уменьшится, а увеличится”, я на это отвечаю: “ну и пусть увеличится”. Только это увеличение, я полагаю, продолжится недолго: год какой-нибудь, самое большее, три года, а потом начнет постепенно уменьшаться, в конце концов совсем сойдет на нет и прекратится. И это вот почему: пьяница ведь это прежде всего больной, и надо дать ему почувствовать его болезнь во всей силе. Ну, пока будет, хочется спать! Не знаю, сумел ли я ясно высказать свою мысль так, как хотел. Завтра допишу все, что еще вспомню! 23 декабря н. ст. Воскресенье.

В четверг был я на докладе Упрофбюро и выслушал, между прочим новость: кем-то и когда-то (я не могу сказать (Л. 12) иначе) решено строить трехэтажный каменный дом для рабочих, на месте разрушенного теперь б. трактира “Тулон”. Место это в самом центре города, очень хорошее, как раз напротив почты. По моему мнению, оно было бы более пригодно для постройки театра: в Ростове считается около 20000 населения, а хорошего театра нет, имеется небольшой в б. народном доме, да и тот “обуродованный”. Хотя он и расширен и поотремонтирован за последнее лето, но вверху и плохо слышно, и плохо видно. На постройку рабочего дома будто бы уже и имеются какие-то сто тысяч. Но это, конечно, мало, и хорошего каменного здания на эти деньги не выстроишь! (Л. 12 об.) 25 и 26 декабря нов. ст. Вторник и среда.

В этом году рабочие решили не праздновать дни Рождества (сказал бы я Христова, да нельзя говорить), и поэтому мы работали на бойне, хотя дела особенного и не было. Соввласть совсем предполагает вычеркнуть из календаря празднование как Рождества, так и Пасхи. И было бы правильно: раз Бога нет, раз религия дурман, зачем церковные праздники? Интересно посмотреть, будет ли рабочий праздновать “поповское” рождество. Мне думается, что будет, хотя не гласно, а потихоньку напьется, тем более, что в нынешнем году рождество приходится по-церковному в понедельник.

(Л. 13) Накануне день отдыха - воскресенье, как не выпить, а в понедельник с похмелья можно на работу и не ходить. Выходит, отменой празднования “советского” рождества сыграли только в руку попам.

Теперь по другому вопросу: в Рождественском номере “Северного Рабочего” напечатана статья: “рождение неродившегося человека” и говорится об избитой истине, что никакого Христа не существовало. Статья очень слабая. Вот с этим я никогда согласиться не могу. Если отрицать существование Христа, значит, надо отрицать собственное существование, придется отрицать и существование ближайших (по времени) к (Л. 13 об.) Христу людей, как то: апостолов, мучеников и их мучения. Придется доказывать, что Римских Императоров, мучивших первых христиан, никогда не было. В конце концов, можно дойти до полного абсурда. Я уже не говорю о существовании документов, в которых определенно говорится о смерти И. Хр. и т. д. 27 декабря - Четверг.

Хочется мне записать один анекдот про Николая II. Приехал он, будто бы, в ставку и спрашивается Вел. Князя Н.Н.: “Враг близко? “ Тот оглядел его и говорит: “Уж я не знаю, кто из нас в плену, ты или я?”. Сзади Николая стоял Фредерикс, министр двора и немец. Этот анекдот я слышал и ранее, но только (Л. 14) несколько длругой вариант, который теперь забыл.

№11. Тетрадь № 13. (Л. 1) 1929 год.

Января 9-го ст.ст. Кровавое воскресенье. 22 янв. н.ст.

“Трещи, не трещи, прошли водокрещи!” - говорит русский мужичок о “крещенских” морозах. В самом деле, после “крещенья” солнце начинает пригревать. В связи с термином “водокрещи” мне пришло на ум другое мужицкое слово: “крещенье” с ударением на последнем слова этого звуке “ё”, и таких слов у мужика много: “успленьё”, “введеньё”, “зачатьё” и т.п. Я стараюсь пускать эти и другие словечки в обиход. Мои, например, выражения: “мужик едя на базар вино пить” гуляют уже повсеместно. “Сивая кобыла ржет, значит здорова и мужик весел” - другое пущенное в обиход выражение. А о поездке мужика “на базар” мной нарисована целая картина. Мужик “едя” на базар не один, а чаще всего с бабой, приезжает в город, продает свинину и потом отправляется с выручкой в трактир (Л. 1 об.) чай пить “с ситным, с колбасой”, напьется “вина” и пьяный едет домой, гонит вовсю и бьет свою “клячу”, потом к “витинару”: кобыла “плохо ест и пьет”, и, если “витинар” не “угадает” болезни, жалуется потом в вик. Дома начнет “лупить” бабу и т.д. до следующей базарной поездки.

10/23 января - среда.

Сегодня завбойни дал для чтения книжку насчет революционных восстаний во флоте. Не успев ее прочитать, я, однако, кой-что успел проштудировать. Интересны, например, там отрывки из дневника Николая (карандашом надписано “боец” - Л.М.). Есть несколько описаний казней. Особенно настаивали осужденные на требовании не завязывать им перед расстрелом глаза. Просили метиться лучше и стрелять прямо в сердце. Каково состояние осужденных? Мне вот недавно рассказывали про одного знакомого, ко(Л. 2)торого врачи приговорили к смерти, сказав ему в один голос, что он проживет не более месяца, а он ходит, еще работает, ест и пьет и, видимо, особой болезни не чувствует, так как не лежит. Каково его состояние?! Но я не об этом хочу сказать. В книжке, о которой я упомянул, много и вранья. Так, в одном месте, желая, очевидно, показать, как плохо кормили солдат (эту “серую скотинку”) в царской армии, автор приводит пример из русско-японской войны. Я нарочно выписал это “место”: Генерал-лейтенант Парческий, главный индендант тыла манчжурских армий, телеграфирует командиру 12-го восточно-сибирского полка: “Подозрительный по чуме скот, во избежание убытков казне, разрешаю пользовать на довольствие войск” (С. Игнат. Матросские восстания в революции 1905-1906 гг.). Совершенно правильно распорядился ген. Парческий. Игнат, очевидно, не только не знаком с ветеринарией, по(Л. 2 об.)чему он и говорит так, но и напрасно еще заподозривает Парческого в том, что тот, якобы, кормил солдат больным мясом. Мясо иногда и чумных животных без вреда для здоровья едят люди, а не только подозрительных. И вот, дабы это мясо не пропало напрасно, и от этого не было ущерба казне, ген. Парческий и распорядился кормить им солдат. Ничего тут особенного, и тем более страшного нет, а ведь Игнат приводит этот случай как пример скверного плохого отношения к солдатам. И очень неудачный пример! Привирает Игнат и здорово привирает! 5 и 6 февраля н.ст.

Вторник и 23 и 24 января ст.ст. Среда.

Не могу не отметить, какие за последние два дня установились небывалые морозы. 5 февраля утром в 7 ч. нам градусник показал -25 град. R, а 6-го еще ниже (-27 гр. R). Что скажет завтра, но едва ли, судя по вечеру, бу(Л. 3)дет теплее. Холода пришли к нам, как и всегда, из Сибири - дует северо-западный ветер (самый злой, жестокий). В комнатах у нас всю зиму держалась еще сносная температура, а тут вчера (5-го) упала до +6 гр. R, а сегодня так даже до +3 1/2 гр. R и замерзли все окна. Да что удивляться таким морозам у нас и в Сибири, где все-таки люди попривыкли и приспособились к холодам. Читаем в газетах телеграммы, что делается в Европе. Вот тут приходится немало дивиться. Например, в Италии морозы дошли до 20 гр. С. Далматинская бухта замерзла, чего не замечалось последние сто лет. В Константинополе (Турция) выпал такой снег, что завалило весь город. У нас в Крыму (Севастополь) морозы тоже доходят до 20 гр. R. В Средней Европе тоже везде морозы. Интересно, что значат эти морозы, как наука объясняет их запоздалое появ(Л. 3 об.)ление в конце января? Вероятно, идет какой-нибудь циклон или антициклон. Если это бог посылает такие морозы, то где же целесообразность, мудрость Божия, на которую любят ссылаться попы? Это не целесообразность, а озорничество какое-то, надо бы тучи, чтобы шел снег, а тут, как нарочно, ясно, а наступят весна, лето, пойдут дожди, будет все время облачно, где же тут, я опять спрашиваю, целесообразность?! Взяли бы большевики, да и прогнали бога за такую мудрость с неба?!

2/15 марта - Пятница.

Вечно старый и вечно новый вопрос - о Боге. Что никакого Бога нет, это в наше время доказывается, во 1-х, тем фактом, что множество людей теперь умирает бесстрашно, теперь не боятся смерти, не боятся умирать без попа, без покаяния, как до октябрьской революции. Много ли людей до революции не только из простонародья, но и из ученых, не боялись смерти без покаяния, (Л. 4) такие люди насчитывались единицами, в последнее время известен из них только Л.Н.Толстой, а теперь сотнями умирают без попов, и ничего не случается особенного. Во 2-х, как как не глумятся над “нашим” Богом, глумится и издевается над ним только тот, кому не лень, и тоже ничего не происходит, как будто Бог не слышит, и никого он до сего времени, в течение 11-ти лет, “не стукнул”. Попробуй прежде так поиздеваться, тебе сейчас же начнут говорить “Бог тебя накажет”, и даже припутают какое-либо случившееся с тобой несчастие: “Вот Бог-то тебя и наказал, зачем смеялся над ним?!” - так начнут тебе говорить. Разве это не доказательство несуществования Бога?.. В 3-х, (но это пока слабое доказательство по числу мало протекших лет), в течение 11-ти лет нет никаких чудес, нет ни мощей, ни чудотворных икон с тех пор, как советская власть их запретила, а в царское время что ни 5-10 лет, то новые мощи и т.д. (Л. 4 об.) Я думаю, что если пройдет, предположим, 100 лет, и в течение этого времени не будет никаких чудес, никаких мощей, ясно, что все это выдумывали попы. В 4-х, говорят, что мы теперь очень страдаем, все нас обижают, а Бог как будто не видит и не слышит это и не хочет за нас заступиться, бросил нас на произвол судьбы, как некоторые усиленно его ни просят помочь им в их несчастной судьбе. Выходит, он какой-то бессердечный, а говорят, что он любвеобильный и всемогущий. Значит, он или не хочет или не может оказать помощи! 6 марта ст.ст. - 19-е нов. ст. Вторник.

Кто такой Николай чудотворец? На этот вопрос так отвечает эксперт Паозерский (судя по фамилии, какой-нибудь недоучившийся семинарист), выступавший на процессе “обновителей” икон, слушавшемся в Псковском Губсуде с 20 по 29 декабря 1924 г.: “Лет 20 тому назад (Л. 5) были сделаны очень интересные исследования архимандритом Леонидом, который разыскал несколько житий о Николае-чудотворце на греческом языке. И вот из сопоставления особо научного исследования (о котором не буду говорить, оно чисто специальное), - было установлено, что Николая-чудотворца вообще не существовало, а существовал некий Николай Потарский, которого отождествляли с Николаем-чудотворцем и оставили по нем житие, которое употребляется теперь в церкви...”

А вот выдержки из жития Николая-чудотворца (календарь православной церкви под редакцией И.П. Хрущова. изд. 1887 г. С.-Петерб.). “Святой Николай родился в Ликийском городе Патаре и в юных летах отдан был на служение Богу под руководство дяди своего Николая епископа Патарского, который возвел его потом в сан пресвитера. По особому внушению Божию переселился в г.Миры, где вскоре был избран в епископа... В гонение на христиан Диоклетиана он подвергся тюремному заключению, в (Л. 5 об.) котором пробыл до торжества христианства при Константине Великом. На первом вселенском соборе Николай показал особую ревность в посрамлении ереси Ария. Прославленный от Бога даром чудотворений, великий святитель почил в глубокой старости, в 342 году в гор. Мирах, где мощи его пребывали до перенесения их в Италийский город Бар-град в 1087 году...”

Меня, прежде всего, здесь удивляет путаница в названии города рождения Николая. Паозерский называет какой-то город “Потар” (я не напрасно подчеркиваю букву “о”), в житии же упоминается гор. Патар. Вероятно, Паозерский врет. Странно, как его не поправил обвинявшийся на этом процессе епископ Варлаам (а ведь он академик!) и священник Кюпар (тоже обвиняемый) из киевской Духовной Академии. Если считать, что это мелочь, на которую не стоит обращать внимания (что там, дело в одной букве?), так такая же мелочь и утверждение того же Паозерского что (Л. 6) “Николая-чудотворца вообще не существовало...” Между тем этот же Паозерский в своем показании несколько выше говорит: “В житии Николая-чудотворца, между прочим, рассказывалось и долгое время ставилось в пример верующим, что Николай-чудотворец был на первом вселенском соборе в 325 г., бывшем в Никее и там вступил в спор с Арием, причем он так разгорелся и возревновал о слове Божием , что закатил этому Арию большую пощечину, что ему ставилось в заслугу. Но, к несчастию для автора жития, сохранились некоторые точные исторические данные о том времени, - список отцов вселенского собора. И вот среди них, оказывается, Николая-чудотворца совсем не было...” К сожалению, Паозерский не указывает, что же это за “некоторые точные исторические данные”, да вопрос и не в том, был ли или нет Николай-чудотворец на первом вселенском соборе, а важно то, что он действительно в это время (Л. 6 об.) жил и действовал, и есть, очевидно, тот самый Николай Патарский, личность которого упоминается и в житии Николая-чудотворца.. 18 марта ст.ст. - 31 марта нов. ст. Воскресенье.

Выписываю из журнала “Помощь самообразованию” (№ 4-5 1925 г.), что меня интересует в данный момент.

1) Будет ли гибель мира? Жизнь на Земле зависит от солнечного тепла и света, с охлаждением солнца замрет и жизнь на земле. Однако до тех пор пройдет еще не один миллиард лет. Что же касается всего мира в целом (всей вселенной), то он существовал и будет существовать.

А вот что о гибели мира говорит “Слово Божие”: “Приидет же день Господень, яко тать в нощи, в оноже небеса убо с шумом мимоидут, стихии же сжигаемы разорятся, земля же и яже на ней дела (Л. 7) сгорят” (11 посл. Ап. Петра, гл. 3, ст. 10). Это на славянском языке, на русском переводе так: “Придет же день Господень, как тать ночию, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же разгоревшись разрушатся, земля и все дела на ней сгорят...” “Нынешняя небеса и земля тем же словом сокровена суть, огню блюдоша на день суда и погибели нечестивых человек...” (ст. 7, 3 гл.) Русский перевод: “сберегаются огню на день суда и погибели нечестивых человек...” “Чающим и скорее были желающим пришествия Божия дне, егоже ради небеса жегома разорятся и стихии опаляемые растаются” (ст. 12, 3 гл.). “Ожидающим и желающим пришествия дня Божия, в который воспламененные небеса разрушатся и разгоревшиеся стихии растают...” (русский перевод того же стиха).

Вот и пойми, кто прав, а кто ви(Л. 7 об.)новат, кому больше верить, Священному писанию или науке?

Наука говорит, что земля “охладеет”, когда охладеет солнце, а слово Божие, наоборот, что “нынешний мир погибнет “от огня”, как древний мир погиб от воды.

...(Л. 8) Итак, сгорит земля или “охладеет”?! По-моему, “охладеет”, и вот почему: Астрономия и теперь доказала, что “на солнце пятна есть”. А раз это так, то пятна эти и всевозможные “туманности” на солнце постепенно будут увеличиваться с течением времени, и солнце в конце концов потухнет, а вместе с этим замерзнет и земля... С землей произойдет, вероятно, то же, что с луной, на ней невозможна будет никакая жизнь... (Л. 8 об.) 19 марта - 1 апреля н. ст. Понедельник.

Нынешняя весна “канителится”, не шьет, не порет, “ни вон, ни в избу”, как говорится. И тепла нет, и стоят холода. (Л. 9)... 1 апреля ст.ст. - 14 апреля н.ст. Воскресенье. 4 нед. Вел. Поста.

Сегодня для дня “обмана” (и откуда только взялся обычай “обманывать” в этот день - я не знаю) я посетил два собрания: собрание безбожников и собрание евангелистов (но это не “обман”, а факт). Первое шло по поводу проведения антирелигиозной пропаганды в антипасхальные дни. К сожалению, начала собрания я не застал, а попал только на прения, и то, кажется, к концу. Что было постановлено на собрании, я не понял, но из резолюции видно, что будут разные выступления, карнавалы, кино, постановки, экскурсии в музей и т.п. Председателем собрания был адвокат “Боголюбский” (какая ирония (Л. 10) судьбы!). Одному безбожнику, который в доказательство, что он член союза безбожников, показывал собранию красную членскую книжку, я не вытерпел и сказал, что это плохое доказательство “безбожия”, да, вероятно, и большинство-то безбожников “бумажные”, с чем он согласился. На собрании евангелистов пели какие-то духовные стихи, выступало несколько проповедников и ораторов. Я сидел и слушал и молчал до тех пор, пока один молодой человек, сначала было хорошо выражавший, не соврал такой вещи, будто бы наука дошла до того, что стала воскрешать мертвых, и в доказательство этого привел пример, что одного удавленника профессора посредством различных манипуляций возвратили к жизни через 17 часов после смерти. Когда я ему заметил, что этого не может быть, он обещал мне показать “какую-то книжку”, в которой он читал об этом, и потом, когда я (Л. 10 об.) начал ему возражать, он сбежал. Другой проповедник (из сектантов) объяснял слова Ап. Павла: “явися благодать Божия, спасительная всем человекам” в том духе, что вот де раньше благодать эту присваивали себе только попы, а теперь она дана всем людям, и что, следовательно, они могут свободно проповедывать. Ну, тут возражать не приходится: подкладка к такому объяснению ясна: слово Божие разрешает и им проповедь также, как и остальным служителям культа. Доказательство бытия Божия один из проповедников строил на избитой мысли: Бога видеть и слышать нельзя, так как он дух, но его надо видеть каким-то “внутренним сердцем”. 14 апреля ст.ст. - 27-е нов. ст.

Канун так называемого “вербного (Л. 11) воскресенья”. По этому поводу вот какая история. Многие ходят в церковь со своей вербой, а прежде существовали в большим городах даже целые “вербные” базары, где продавались вербы с различными херувимчиками. По-моему, в церковь носить свою “вербу” и стоять с ней нет никакого смысла, даже с церковной точки зрения. Ведь верба должна быть “освященная”. Почему же попы никогда этого не объясняют? Мне кажется, что советская власть за это преследовать не стала бы. Между тем, весьма многие не знают смысла стояния в церкви с вербой, а иначе они не стали бы носить свою (не освященную) вербу в церковь. У меня вон на дворе растет верба, я возьму нарву ее и принесу в дом, если мне это понадобится, так нет, говорят, надо “освященную” вербу. Это одно. Другое вот какое дело. Молящиеся зажигают свечи не вовремя. Надо за(Л. 11 об.)жигать не во время пения “Хвалите имя Господне”, а после прочтения молитвы на освящение вербы. Опять-таки попы не объясняют этого. Я считаю, что сами попы ничего не знают, потому и не объясняют самых обыкновенных вещей. Сами попы расшатали всю православную веру, а потому теперь и жаловаться не на кого. Скоро, вероятно, запретят и звоны, да и следовало бы, так как больно безобразничают на колокольнях, а особенно в Пасху. Почему же прежде попы не давали так безобразничать со звонами, запирали колокольни, а теперь нисколько не следят за этим делом? В Яковлевском монастыре я не слыхал сегодня звонов ни ко “второму звону”, ни к “третьему”. Накануне вербного воскресенья мне всегда приходит на память рассказ Чехова про архиерея, который во время всенощной заболел брюшным ти(Л. 12)фом. Тут же стояла его мать. Как правдиво и тепло описывает Чехов их обоих! 18 апреля ст.ст. - 1 мая н.ст. Страстная Среда.

Сегодня с самого утра день контрастов: с одной стороны, предательство Иуды, с другой - предательство русского народа своим традициям. Сегодня сталкиваются два мира: старый и новый. Утром я видел, как поп Василий шел, вероятно, от чтения евангелий домой, шел не Советской площадью, где гремела музыка и раздавались крики демонстрации по случаю 1го мая, а далеко обходил ее стороной и только издали посмотрел на веселящуюся молодежь. С утра же стоит какой-то туман и целый день льет дождик. Очевидно, кто-то разгоняет первомайскую демонстрацию, которая по случаю дождя вышла “жидкой”, народу было “не густо”, и даже “орателей” было немного. В общем хорошо то, что все кончилось скоро. После присяги, дан(Л. 12 об.)ной Красной армии, и после 5 выстрелов холостыми из пушек разошлись домой. Даже не было шествия по улицам. Вечером пошел я на торжественное заседание по случаю 1-го мая и услышал о скорбном событии, о закрытии Предтечевской церкви. Пошел я в театр с целью приобщиться к культурному проведению праздника и нарвался на паршивенькую пиесу в кино: демонстрировали какого-то “митрошку”. С головной болью вернулся я в 1/2 12 ночи лег спать. Великая Пятница 3 мая н.ст. - 20 апреля ст.ст.

Записываю впечатления 2-х дней. Вчера с экскурсией ходил в Госмузей. Были в археологическом отделении, где объяснения давал Ушаков Д. Ал. Интересные раскопки были произведены на берегу р. Уницы (Впадает за Яковлевским монастырем в озеро). Оказывается, на берегу озера водились бобры, жили в лесах медведи, а теперь остался один только (Л. 13) волк, и то в малом количестве экземпляров. Показывал Дм. Ал. орудия каменного века, бронзового и т.д. Интересны черепки, из которых склеены употреблявшиеся тогдашним первобытным человеком сосуды для пищи. Покончив с археологическим отделом, направились по кремлевским церквам и в первую очередь попали в церковь Спаса на сенях. Так называлась домашняя, крестовая церковь бывших Ростовских Митрополитов. Выстроена она Митрополитом Ионой Сысоевичем (III) тем самым, которым выстроен почти весь кремль и отлиты соборные колокола. Про него рассказывал Рыньков Ив. Ос., и, надо сказать, очевидно, подделываясь под тон, данный ему большевиками, много привирал. Когда он заявил, что в прежнее время в алтарь не впускали женщину потому только, что считали ее каким-то низшим существом, я не вытерпел и указал (Л. 13 об.) ему на диаконисс. Когда же он объяснял, что иконостас сделан для того, чтобы верующие не могли знать, что делают попы в алтаре, громогласно заявил об этом экскурсии, я возразил: а у католиков как, алтарь закрытый или открытый? А ведь они тоже христиане, а у магометан, входя в мечеть, требуется снимать обувь, и все это из святости к месту. Рыньков не нашелся, что возразить и только попросил его не перебивать. И все объяснения он давал в этом духе, стараясь держаться как можно ближе к безбожию; например, толковал, что имеющиеся в музее 5 голов Иоанна Крестителя все разные, одна на другую не похожи. Я не стал дальше возражать потому, что не стоило, и перестал его слушать. В бытовом отделении, где собраны орудия производства и различных работ и занятий предыдущих 19-20 столетия (Л. 14)ям веков, объяснял какой-то косноязычный представитель Музея, говорит очень плохо и неясно, а потому я не стал его слушать и ушел домой. Заинтересовала меня одна находка, о которой я даже и не подозревал. Проходя по кремлевской стене (как раз против церкви Одигитрии) я заметил на стене дверь. Отворив ее, я, к своему удивлению, увидел уборную, и довольно чистую. Уж никак я не думал, что она могла находиться тут.

Днем я прочитал в “Северном” протест губпрокурора и его помощника против постановления Ярославского Горсовета о воспрещении Пасхальных звонов. Андреев (прокурор) заявил, что это нарушение конституции и декрета об отделении церкви от государства, и ст. 127 угол. кодекса карает за вмешательство в дела верующих. Это равносильно закрытию церквей и воспрещению крестных (Л. 14 об.) ходов и т.д. А помощник его Шипулин на антирелигиозном собрании губсуда заявил, что если Горсовет не отменит своего постановления, они будут вынуждены опротестовать во ВЦИК. Лично я против звонов ничего не имею, но всегда говорил и вооружаюсь против “безобразий” со звонами. Следует за этим следить и запирать колокольни, что и делали попы в прежнее время.

Вечером я побродил по церквам и клубам: был в соборе, так народу мало и тоска, заглянул к “красному” попу (у Исидора Блаженного), там тоже тоска, скулит какой-то малограмотный поп, старого попа уже нет, вероятно, сбежал. Звали мы его “маятником” за то, что во время произнесения проповедей он качался как маятник. Наконец, я пошел в клуб “6й октябрь”, думая здесь найти развлечения, но ошибся: и здесь тоска не меньшая, чем в церквах. Предполагалась какая-то лекция на антирелигиозную (Л. 15) тему, но, видимо, не было и докладчика, и никого из слушателей. И мне ничего не оставалось более, как идти домой. Забыл сказать, что в Ростове было когда-то 75 церквей, как об этом сообщил Рыньков, но я думаю, что он тоже приврал. 22 апреля ст.ст. - 5 мая н. ст. Пасха.

События несутся вперед с головокружительной быстротой, жизнь так быстро двигается вперед, что я не успеваю записывать. Обещал записать за 2 дня, а написал только за один, и уже новые впечатления захватили меня. Сегодня для 1-го дня Пасхи по всему Ростову не было слышно звонов. Очевидно, их запретили. Ведь это чуть ли не в первый раз за все время существования Руси, так как же мне не отметить такое событие в назидание потомству. Вот мне уже 53 года, а я ничего подобного раньше не слыхал. И к богослужениям попы боятся теперь (Л. 15 об.) звонить: ударят раз 10 и будет, совсем не по-пасхальному.

Весна в этом году страшно запоздала: только сегодня для Пасхи теплый и ясный день. Топить лежанку в передней комнате мы отстали в этом году 18 апреля (ст. ст.), а отдушины вынули 20 апреля.

Сел писать и думал написать много, а теперь все вылетело из головы. За Пасхальную утреню я не ходил, а пробыл в театре, где была лекция на антирелигиозную тему и живая газета, после чего все отправились на карнавал, а я пошел домой спать. Предтеческую церковь, говорят, вчера закрыли: я подходил и видел замок на двери, но никакой печати не было.

Другое явление, которое следует отметить в этом году - это отсутствие пьяных. Давеча я прошел по городу и, надо сказать, не видал ни одного пьяного. Вот это хорошо сделали, что закрыли казенки! Хотя, с другой стороны, я думаю, пьяницы, по открытии винных лавок, догонят... (Л. 16) 8 мая н.ст. - 25 апреля ст.ст. Среда Пасхальной недели.

Еще о церковных звонах в течение пасхальной недели - есть ли это обычай или религиозный обряд? Ст. 127 УК карает за нарушение религиозных обрядов, например, за запрещение без причины крестных ходов и т.п. Если бы был запрещен церковный звон к богослужению, то это, безусловно, нарушение религиозного обряда, потому что указание, как производить к богослужению звоны, содержится в церковных книгах, все равно, как указание, когда надо кадить или когда возжигать лампады и пр. В таком случае церковный звон есть религиозный обряд, а не обычай. О пасхальном звоне в течение всей недели, насколько мне помнится, в церковных богослужебных книгах (в Пентикостарионе или Цветной Триоди) указания нет, наобо(Л. 16 об.)рот, очень подробно указывается, как производить звон к крестому ходу, к евангелию во время обедни, после обедни полагаются три звона во вся и т.д. Указывается также, что царские врата в течение всей недели не затворяются, а о недельном звоне ничего не говорится, очевидно, он введен после, интересно, когда это сделано и по чьему распоряжению. Что он целесообразен, это видно из его значения. Означает он торжество, радость церкви по случаю Воскресения Христова и его победы над смертью. Церковь веселится и радуется, и вот эту свою радость выражает в торжественном церковном звоне. Это бы не беда, но вот в чем дело: тут, по-моему, примешивается политика: в царское время звонили не только к царским молебнам, но и отмечали этот день целодневным цер(Л. 17)ковным звоном, или звонили в первый день Рождества Христова по случаю победы над французами в 1812 году. Все это уже не есть религиозный обряд, а обычай, притом связанный с известной политикой. Если понимать так и недельный Пасхальный звон, так безусловно это будет обычаем, а не обрядами, и отмена его 127 ст. караться не должна. Мне кажется, тут необходимо знание церковной истории: как появился этот обычай, когда и кем введен в церковную практику. Так что по всему этому Губпрокурор понимает статью немного неверно. Но вот в чем он прав: для него не только не обязательно постановление Горсовета, но и Губисполкома, поскольку последнее есть административное учреждение, и я думаю, что Губпрокурор, как представитель законности, собственной властью может отме(Л. 17 об.)нить любое постановление не только Горсовета, но и Губисполкома, а последний, в свою очередь, может обжаловать это распоряжение Прокурору Республики. Интересно, чем все это кончится?

Сегодня у Заровья опять звонили к вечерне, говорят, местный прокурор дал разрешение производить богослужение. Так же надо бы поступить и предтеченским прихожанам. Как раз с первого дня Пасхи установилась хорошая погода, и вот уже четвертый день стоят ясные дни, а сегодня даже совсем тепло. Волга прошла в Ярославле, кажется, числа 3-4 мая. Наше озеро еще не думает: лед стоит на одном месте, закраины есть, но разлив небольшой. Двое смельчаков, рискнувших пойти через озеро по льду, говорят, утонули. Ежегодно весной озеро берет свою дань. (Л. 18) 16 мая н.ст. - 3 мая ст.ст. Четверг Фоминой недели.

Ходил смотреть, как снимают колокола с Покровской церкви. Собственно их не снимали, а, очевидно, скидывали. Большой врезался в землю, а второй, как говорят мальчишки, был сброшен на него, и оба разбились. Остальных 5 колоколов не оказалось ни на колокольне, ни внизу. Вероятно, их куда-нибудь увезли. Я полагал ранее, что колокола не сбрасывают и не бьют, а аккуратно снимают и увозят и потом употребляют в дело или продают. Нет, оказывается, не так: их сбрасывают, а потом ребята отбивают по небольшому кусочку и растаскивают по домам. Вот тебе и народное достояние! Это, по-моему, уже глумление. Лежачего, говорят, не бьют, а тут не только бьют лежачего, а издеваются. Вот до каких времен мы дожили, а говорили о культурности и проч. Мне (Л. 18 об.) все кажется, что придет время, когда снова понадобится восстанавливать то, что теперь разрушаем.

Как я и ожидал, прокурор и редакция “Северного” между собой помирятся, не разрешивши спора по существу, а всыплют третьему лицу. Так и вышло: в конце концов виноват во всем “гаденький обыватель”. Теперь прокурор не только не защищает 127 ст. УК, а прямо уже идет на ее нарушение. Он пытается разъяснить теперь не тот вопрос: обычай или религиозный обряд - колокольный звон, а прямо хочет напасть и не только на религиозный обряд, а даже на таинства крещения и причащения. Видимо, хочет запретить их, как средство, распространяющее заразу. Между тем этот обряд не только никому не мешает, но и не нарушает никакой тишины, в противоположность церковному звону. И это не называют гонением (Л. 19) на исповедание веры? Ведь креститься или причащаться насильно никто не заставляет, тем более, что акты крещения записываются в Загсе. Говорит же прокурор об этом потому, что хочет обелить себя перед лицом массы, вот де я какой безбожник, в то же время признал нецелесообразность своего протеста. 20 мая н.ст. - 7 мая ст.ст. Понедельник.

Ходил гулять по городу и удивлялся, какое всюду идет разрушение. Особенно жалко - гибнет городской сад. В нынешнем сезоне в нем не видно никакого ремонта, наоборот, и то, что когда-то было, разрушается. Ограда приходит в ветхость, во многих местах железные прутья поломаны, и ребята лазают прямо через решетку, столбы все обсыпались и давно не белятся. Хотя на будке около входа в сад и висит объявление, чтобы не сорить семечками, но несмотря на это как в саду, так (Л. 19 об.) и особенно около него, масса подсолнухов. Очевидно, гуляет такая публика, которая обойтись без этого не может. В самом саду кучи всякого мусору, который никуда не вывозится. Здания все рушатся и никакого ремонта не производится. На что уж немудрящий фонтан, но и тот стоит без ремонта, и ребята, свободно лазающие по нему, вероятно, скоро его доломают. Сзади сада, к озеру, забор также во многих местах поломан. Буфет нынешний год плохой: он сдан “Искре” и не торгует спиртными напитками и даже пивом. Не знаю, какое удовольствие публике гулять в таком саду?! Погода, начиная с Субботы страстной недели, стоит на редкость: только вчера пошел дождичек, а сегодня опять ясно. Вся растительность уже распускается. (Л. 20) 9 мая ст.ст.- 22 мая н.ст. Николин день.

Вчера я ходил посмотреть колокола на Предтеческой колокольне и, может быть, последний раз позвонить. Когда я собирался звонить к второму звону, то мальчик, прислуживающий в церкви, заявил: “Нельзя, запрещают красноармейцы звонить, а то, говорят, закроем церковь!” Вот до чего дожили?! Но несмотря на такое запрещение “красноармейцев” я все-таки отзвонил 2 звона, как полагается, ко “2му звону”. Должен сказать, что колокола прилажены удобно и звонить в них легко, особенно во 2й колокол (под ногу), исключая 2х колоколов в левой руке, не совсем ладно приспособленных. Всех колоколов на колокольне 8. Два не звонят: один, так называемый “набатный” и 4й, у которого нет даже веревки. На большом колоколе, весом (Л. 20 об.) в 252 пуда 30 ф. имеется надпись, что он “отлит в Ярославле на заводе Оловенишникова 22 декабря 1904 года на средства потомственного почетного гражданина Николая Андреевича Мальгина старанием священника о. Алексея Серапионовича Соколова при церковном старосте Василии Алексеевиче Шухвостове” и т.д. На втором, весом 61 пуд (с фунтами) надпись не разберешь (висит высоко), я только и прочитал “1787 год”. Повешен он, выходит, через 22-24 года после сооружения каменной Предтеческой церкви (в 1763-1765 гг.). Музею необходимо было бы позаботиться, прежде чем сбрасывать колокола и бить их, списывать эти надписи: ведь это исторические даты? А то выходит какой-то вандализм, разбил и наплевать!..

Публикация Л.Ю. Мельник

Дневники С.А. Соколова

Продолжение. Начало см.: СРМ. Ростов, 1992. Вып. III. С. 173-203; СРМ. Ростов, 1993. Вып. V. С. 225-245; СРМ. Ростов, 1994. Вып. VI. С. 236-253; СРМ. Ярославль, 1995. Вып. VIII. С. 202-219; СРМ. Ростов, 1998. Вып. IX. С. 271-298; СРМ. Ростов, 2000. Вып. 10. С. 287–316; СРМ. Ростов, 2000. Вып. 11. С. 245-262.

Тетрадь 33-я, 22.12.1946 – 16.03.1947. 28 л.

(л. 1) 1946 год.

Воскресенье – 22 декабря н. ст. – 9 декабря ст. ст.

Девизом всей своей жизни я всегда ставил поговорку: «Еду, еду – не свищу, а наедут – не спущу».

Это значит: я жду, никого не задеваю, никого не трогаю, но если на меня нападают, я не уступлю скоро, не дам наступать себе на ногу. Хорошо это, или плохо – я не знаю, пусть судят другие!

Сегодня день зимнего солнцестояния – самый короткий день и самая (л. 1 об.) длинная ночь... По радио говорил, что по народной примете, сегодня «солнце на лето, зима на мороз» – но он врет – он не знает, что народ относил эту поговорку к 12 декабря (по ст. ст.), а не к 9 декабря. Народ говорил: «Спиридона-поворота» – бывает это по новому стилю 25 декабря. В этот день по новому стилю Рождество «Бога-солнца». По старому стилю 9 декабря – день зимнего солнцестояния, надо теперь называть не «Спиридона-поворота», а «Степана-поворота», (л. 2) так как в этот день, по церковному, бывает «Преподобного Стефана Новосиятеля». Православная церковь, давая такое прозвание преп. Стефану, как бы инстинктивно уповает на какое-то «сияние», очевидно, солнца, которое скоро «вновь просияет», т.е. начнет прибывать.

14 декабря ст. ст. 27 декабря н. ст. Пятница.

Почему-то мне сегодня вспомнилась старинная песенка, текст которой, чтоб не забыть, я записываю.

Ярко светит звездочка

В небе голубом.

Робко ходит молодец

под моим окном. (2 последние строки 2 раза).

(л. 2 об.) Он заводит песенку

О любви своей,

И меня красавицей

Называет в ней. (2 последние строки 2 раза).

Последнее время меня волнует такой вопрос: с нового года в советских школах вводится преподавание логики и психологии. Преподавание логики понятно, наука о мышлении, без нее нельзя быть культурным человеком, а что за наука «психология», я никак не пойму. Речь идет о душе: «Психи» – душа по-гречески. Какая здесь разумеется (л. 3) душа? Если это «поповская душа», которая будет проходить мытарства после смерти, и которую будут мучить за грехи, так это чушь. Если «душа» здесь разумеется, как проявления мозга, так И.П. Павловым об этом давным-давно создана целая наука «о рефлексах».

(л. 3 об.) У нас в семинарии преподавалась тоже психология, так там входило учение о сознании, самосознании, воле и пр. чувствах. Вначале предпосылалась часть физиологии, давалось краткое понятие об анатомии мозга (извилинах и т.п.). Учебник был какого-то Гиляровского. Жаль, что не сохранился до сих пор, интересно бы почитать его теперь. Каково будет содержание советского учебника психологии. Если там будет только учение о мозге, так лучше и науку называть «ментология» (менс – мозг).

(л. 4) 29/16. Воскресенье.

Почему-то мне сегодня пришло в голову записать состояние своего здоровья. Вот оно накануне нового 1947 года. Вчера я не пошел в театр на собрание избирателей – интеллигенции города, так как у меня появился шум в голове и звон в ушах. Объясняю я это явление основной болезнью – атеросклерозом. Как значит меня начинает осиливать грипп. (л. 4 об.) Слабостью зрения я страдаю давно. У меня близорукость (миопия), и вот на почве близорукости на дне левого глаза атрофические изменения, поэтому я плохо вижу на левый глаз, а последнее время стал ослабевать и правый глаз. Я решил ходить везде, не только дома, но и по улице без очков. Особенно это важно зимой, ибо переносица мерзнет от металлической оправы, а при входе в дом очки запотевают...

(л. 5) Грипп добрался и до моего слуха: я стал заметно глохнуть, недослушиваю, что мне говорят, и мне приходится для этого повторять и кричать. Сам я стал говорить громко – явный признак глухоты. Память моя тоже стала слабеть, особенно я забываю фамилии, и мне стоит большого труда, чтобы что-нибудь вспомнить. Что меня не оставляет, так это голова и аппетит. Один знакомый мне сказал, что я лишился зрения, слуха, памяти, но голова у меня работает. Это верно.

(л. 6) 1947 год. 1 января – среда.

Накануне нового года у меня такое чувство, как будто я боюсь вступать в него, таким тяжелым он представляется мне, хотя это будет юбилейный год, как в политической жизни вообще, так и в моей личной жизни. Это 30-й год большевицкой власти, а у меня 45-й год семейной жизни. Интересно заглянуть вперед – выполнятся ли мои предположения, во всяком случае, я думаю, что 1947 год будет голодным.

(л. 7) Слава Тебе, Господи, слава Тебе!

Слава в вышних Богу, и на земле

мир, в человецех благоволение!

Слава солнцу высокому, на небе, слава!

Государю нашему на сей земле, слава!

Коль славен наш Господь в Сионе,

Не может изъяснить язык,

Велик он в небесах на троне,

В былинках на земле велик!

Везде Господь, везде Ты славен,

Во дни, в нощи сияньем равен!

Славься ты, славься, наш Русский Царь,

Господом данный нам царь-Государь,

Да будет бессмертен твой царский род,

Да им благоденствует русский народ!

(л. 8) Мы в битвах решаем

Судьбу поколений,

Мы к славе

Отчизну свою поведем!

Славься, отечество наше свободное,

Дружбы народов

Надежный оплот!

Слава Великому Сталину!

Слава Богу!

Славно бо прославися!

Конец и Богу слава!

Славны бубны за горами!

Всемирную славу...

(л. 9) Воспоем Марию Деву.

Слава Святой Единосущной...

...Троице.

Свет во откровение языков и славу

Людей твоих, Израиль,

Слава бо Господня на тебе воссия.

Вот все «славы», какие я вспомнил. С новым годом, с новым счастьем. В этом году впервые в советских поздравлениях появилось «с новым счастьем»... Раньше советская пресса упорно воздерживалась от него, так как выражение это (л. 10) буржуазии, и под «счастьем» разумеются чаще всего деньги, и, вообще, капитал.

7 января. Вторник.

С нового года я записываю один новый стиль, хотя знаю, что по ст. стилю сегодня Рождество Христово. По радио – продолжительность дня 7 часов 19 минут. Значит, день прибыл на 19 мин. Рождество встречаем в голодной обстановке, получил на два дня (7 и 8 янв.) 800 грамм хлеба, как хочешь, так их и растягивай. Мучит (л. 10 об.) голод, и все тут! Вспоминаются иные времена, когда я учился, и как, по приезде на каникулы, встречал Рождество. Тогда, придя домой после ранней обедни, садились сразу за стол (л. 11) пить чай с молоком и горячими «сочнями» с творогом. К чаю подавалась вареная колбаса.

19 января. Воскресенье.

В этом году Крещенье пришлось в воскресный день, что по церковному сопряжено с некоторыми изменениями, о которых я крепко забыл, и потому путаю, не то сегодня обедня Златоустаго, не то, вчера – в субботу. Для этого надо справиться в уставе Неополитанского, но его, с переборкой, за (л. 12)сунули неизвестно куда. Вчера же я узнал и другую большую новость. В 9 часов утра я услыхал через 17 1/2 лет звон колокола. Звонили у Ивана Милостивого, не то к обедне, не то к другой службе, редко, как в Армянской церкви: надрывает такой звон душу и наводит тоску. Велик ли колокол, я не знаю, но видимо, пудов 12-15. Все это я узнаю потом, когда попаду на колокольню. Кем и где слит колокол, все это так интересно и важно. Хотел я сегодня пойти за службу, да погода невозможная, сыро и скользко.

(л. 13) Узнал я и еще новость: умер мой бывший первый учитель Иван Ильич Федоровский, на 87 году жизни. У него я учился в приготовительном классе Духовнаго училища. Дожить до таких лет в наше тяжелое голодное время целый подвиг!..

Третий день стоит оттепель, на улице температура выше нуля... (л. 13) Настроение у меня все это время плохое: постоянный шум в голове, какая-то угнетенность и другие явления. Боюсь я страшно наступающего голода, признаки которого на лицо.

2 марта Торжество Православия. Воскресенье 1 нед. В. Поста. Вот уже прошла и 1 неделя Великого поста: сегодня «неделя Православия». Прошла и масляница, ушли в вечность разные «тужильники» (понедельник 1 нед. В.П.), прошли и «Столбы», которые бывали в Ростове в четверг на масляной неделе, а в Ярославле в понедельник на маслянице.

(л. 15 об.) Было время, когда в Ростове в субботу и воскресенье на 1 неделе была в полном разгаре ярмарка. Я не раз в своем дневнике описывал эту ярмарку. Здесь одно скажу: никогда больше не воскресить этого знаменитого торжища, на ярмарку съезжались купцы со всей России и из Сибири, завозились всевозможные товары, много доставлялось сибирских мехов и пушнины. А посмотрели бы Вы, что творится теперь, ничего нет, а если что и продают на базарах, так дороговизна невозможная, как будем (л. 16 об.) жить дальше – не знаю. В этом году прожили страшно тяжелую, небывалую зиму. Сегодня уже весенний месяц, а на улице трещат морозы, и дуют холодные ветры. Дальше обещают потепление, но его пока еще не видно. Все-таки я забываю писать в своем дневнике, что же в конце концов я чувствую в данное время, а чувствую я сильнее во много раз того, что чувствовал бы в нормальное время. Физически меня одолевает постоянный голод, вечное недоедание, а умственно – жажда (л. 17 об.) знаний, мне все хотелось бы знать, читать же я не могу, и потому я вынужден довольствоваться тем, что услышу по радио. Вот события последних дней: в Москве 10 марта состоится конференция 4-х держав, на которой будут обсуждаться вопросы о мирном договоре с Германией. Америка и Англия не желают полного уничтожения Германии, наши же наоборот: необходимо уничтожить весь немецкий потенциал, как военный, так и экономический. Вообще, у нас с Америкой и Англией идут какие-то недоразумения (л. 18 об.) все время, после 2 Империалистической войны, как бы на этой почве снова не вспыхнула война: будущее покажет.

12 марта. Среда.

Каждый год я стараюсь отметить эту дату: это день моего появления на Божий свет. По словам покойной матери, я родился утром. Какой день был в 1876 году, я, конечно, не знаю, и в этом году день моего рождения пришелся на среду третьей недели Вел. поста. По старому стилю я родился в ночь на 27 февраля. По новому стилю (л. 19) этот день приходится в високосный год 11 марта, а в простой – 12 марта. Дом, где я родился, стоит и в настоящее время, но за время революции ухайдачен до неузнаваемости. Многих построек, какие существовали в мое время, уже нет: сломаны сараи, нет бани, заборы все поломаны, спилены все де (л. 19 об.)ревья, в том числе и те, которые я когда-то садил и ростил, особенно жаль тополя, достигшего большой высоты и толщины. Дом у нас был двух-этажный: вверху жил священник, а внизу псаломщик. Кухня у первого была также внизу и в нее сверху вела лестница. Большая часть моего детства прошла в кухне, на дворе и близлежащей «подозерке». Часто лазали мы – братья и сестры мои, на печь, за трубу, где укрывались от родительских наказаний. На дворе у нас, кроме растительности, были грядки для цветов. На дворе же мы устраивали всевозможные игры, а взрослыми нередко пели песни.

(л. 21 об.) В верху моего родного дома, где мы жили и воспитывались, было полных 5 комнат и коридор. Всего было 4 топки, голландские (израсцовые) печи, и, вообще, все удобства. Такой квартиры теперь нескоро найдешь! Я не могу не вспоминать теперь всех этих удобств, когда приходится испытывать страшные неудобства и жить в какой-то холодной и сырой кухне!! Теперь о погоде. В этом году и особенно в феврале стоит зима лютая и холодная, такая, какой я не помню 50 лет. Снегу (л. 22 об.) валило так много, что нигде не пройдешь. Сегодня ясный и морозный день. Если весна будет дружная, нас затопит.

День моего рожденья совпадает с днем 1-й февральской революции, поэтому 2-ая Октябрьская революция отмечает этот день. В этом году исполнилось 30 лет со дня свержения царского Самодержавия. Это событие большой важности: 25 февраля (по ст. ст.) в Петербурге началась забастовка рабочих. Полиция и Жандармы пытались разгонять демонстрации рабочих, но не могли, так как к ним 26 февраля присоединились войска (60 тысяч солдат) и Градоначальник Хаба (л. 23 об.) лов уже не смог выполнить приказ Царя во что бы то ни стало усмирить взбунтовавшиеся части войск и восстановить в Столице порядок и спокойствие.

И все-таки я должен констатировать еще раз, что дневник у меня не выходит, а именно, когда я начинаю писать, забываю то, что думал...

Сегодня получил отказ из «Главмясо» о назначении меня на должность и по этому поводу послал письмо в Министерство Мясной Промышленности.

(л. 24) 16 марта. Воскресенье.

Вот уже 3 недели пролетело Великого поста, а мы, за житейскими заботами, и не видим, как идет быстро время. С каждым часом приближаемся к могиле! С понедельника пойдет Крестопоклонная неделя. Сегодня же исполнился ровно год, как мы перебрались в новый дом. Что же оказалось за это время? Я отнюдь не могу сказать, что нам стало лучше, наоборот, живем мы, пожалуй, хуже: домик оказался таким, как и старый, холодным и требует ремонта.

(л. 24 об.) ... Снегу в этом году много по улицам, даже посредине, нельзя пройти, осталась узкая тропинка, в которой приходится вязнуть. В прошлом году, когда мы перебирались, также таяло. Единственным для меня теперь утешением является – сидеть на горячей лежанке и вспоминать прошлое. Так и сейчас, я сижу вдвоем и вспоминаю, (л. 25) как я будучи студентом, ехал по Военно-Грузинской дороге.

Моя поездка по Военно-Грузинской дороге

Дело было в 1901 году. 20 мая я сдал последний экзамен при переходе с 3-го на 4 курс Казанского Ветеринарного Института. Нас – 20 человек студентов командировали в Закавказье на борьбу с чумой крупн. рогат. скота. Командировкой этой руководил наш покойный Директор Иван Николаевич Ланге. Хотя товарищи и не хотели зачислить меня в число посланных, ссылаясь на то, что (л. 25 об.) я, де, имею средства содержаться и без командировки, но Ив. Ник. настоял на своем, и я был командирован. Получив подъемные и прогоны (что-то около 400 р.), я, вместе с другими товарищами, нисколько не задумываясь, отправился на пристань, чтобы ехать на пароходе до Астрахани. Какой это был пароход, я, конечно, не помню (как будто Самолет), но только знаю, что ехали мы во 2-м классе. Удобства полные: отдельная каюта на двоих, хорошее и недорогое питание, чистая публика, все услуги и проч. Быстро промелькнули все большие города: Симбирск, Самара, Саратов, Царицын, и мы очутились в Астрахани.

(л. 26) В Астрахани пришлось пересаживаться на морской пароход, для чего надо было ехать на небольшом пароходе до так называемых «12 футов», это что-то вроде пристани на плотах, здесь мы и сели на морской пароход, название которого я не помню. Гор. Астрахань стоит ниже уровня Каспийского моря, а потому его затопляет каждый год, несмотря на воздвигнутые плотины и на отвод воды в каналы. Летом в городе жарко, так что вся имеющаяся растительность сгорает. Я был числа 1-го – 2 июня, а уже на бульварах и в садах все деревья стояли опаленными, голыми. Это производило крайне (л. 26 об.) тоскливое, тяжелое впечатление. Зато вдоволь поели винограду, который здесь был очень дешев – 2-4 коп. фунт. В Астрахани пробыли до вечера, после чего отправились далее до Петровска (теперь Махач-Кала) на морском пароходе. Мне впервые в жизни довелось ехать по морю, да еще по бурному – Каспию. Ночь прошла во сне, причем я боялся качки, хотя и спал спокойно. Проснувшись утром, я увидел голубое море. Ехать пришлось недолго, так как перегон от Астрахани до Петровска считался коротким. К вечеру мы были уже на вокзале, чтобы ехать по жел. дороге до Владикавказа. Петровск я хорошенько не видал, помню только, (л. 27) что город стоит на горе, высоко над морем.

От Владикавказа начинается Военно-Грузинская дорога протяжением 200 1/2 верст до Тифлиса. Теперь все это изменилось: изменились и названия городов: Владикавказ сейчас называется г. Орджоникидзе, а Тифлис – Тбилиси. Названий всех станций я также не мог запомнить за исключением некоторых: помню ст. Пассанаур, Млеты, Мцхет, Казбек и др. У меня где-то сохранились виды дороги и станций, как-нибудь я найду эту книжку. Первая станция, кажется, носит название «Редут» и ничего особенного не представляет. Интересен (л. 27 об.) подъем на перевал. Я ехал по летнему, в одном пиджаке, да и сидеть мне пришлось на передке, вместе с ямщиком. Перемерз я изрядно, когда поднялись на самый перевал. Видел я крест издали, близко к нему не подходили. На станции (кажется, Гудаур) я насилу слез с облучка, и, придя на станцию, отогрелся в комнате для приезжающих. Буфеты на всех станциях были великолепными. Большое впечатление на меня произвел спуск с перевала. Дорога идет зигзагами, лошади несут во весь опор. После спуска станция «Млет». Название ее происходит, вероятно, от слова «млеть», и, действительно, здесь, как в раю, тепло, кругом пышная растительность и цветы, цветы. (л. 28) Внизу шумит река Арагва, и мне вспомнилась опера Рубинштейна «Демон»: «Ходим мы к Арагве светлой Каждый вечер за водой, И кувшины наполняем Мы студеною водой!» «День и ночь шумит Арагва, Пробираясь по камням, Золотая блещет рыбка По сапфировым волнам!».

Промелькнул быстро старинный город Мцхет и мы стали подъезжать к Тифлису. Дорога шла уже по ровной долине... Столица Грузинской республики – Тбилиси расположена в горах в большой котловине, на дне которой течет бурная река Кура, или, как ее (л. 28 об.) зовут здесь «Кура-речка». Она течет очень быстро, вода в ней мутная, через реку несколько деревянных мостов. Главный проспект в Тифлисе назывался Головинским, на нем много красивых зданий и в том числе Городской Театр. Много магазинов, в одном из ювелирных магазинов я купил серебряные часы за 9 руб. Когда свернешь с проспекта в сторону, попадешь в Армянский базар, здесь улицы узкие и грязные. Тут я приобрел кавказскую «бурку» – цены ее не помню. Высоко на одной из гор находится Монастырь Св. Давида. Туда надо влезать по высокой деревянной лестнице.

Тетрадь 34-я. 18.03-25.04.1947. 4 л.

(л. 1) 18 марта 1947 г. Вторник.

Сегодня всю ночь и весь день идет буран, да такой, какого не было всю зиму. Вот так март месяц! Над моей головой всю ночь гремело на крыше железо. Днем с трудом можно было пройти в магазин за хлебом, а без него нельзя, умрешь окончательно с голоду. По бульварчику можно пройти только в высоких валенках: снегом замело все тропочки. Все это наводит тоску и грусть, а потому я решил удариться в воспоминания, которыми я теперь только и живу. Итак, слушайте!

Моя командировка в Закавказье

Город Тифлис считался до революции (л. 1 об.) началом Закавказья и принадлежал к числу больших губенских городов. Попасть в него можно было 3 путями: или, перевалив Кавказский хребет, по Военно-Грузинской дороге от Владикавказа до Тифлиса, или, по берегу Каспийского моря до Баку, или, наконец, от Батума по жел. дороге через Тифлис до г. Баку. К Закавказью относились также Елизаветопольская губерния, Эриванская губерния, Бакинская губерния с их уездными городами. Я был командирован в Закавказье в 1901 году и начал свою командировку по прибытии в Тифлис, где находилось Ветеринарное Управление Закавказья. Меня командировали на борьбу (л. 2) с чумой рогатого скота в г. Елизаветополь. Станция Елизаветополь находится верстах в 5 от города, дорога идет среди виноградников. Нам подали четырехместное ландо, какие обычно были в то время по всему Кавказу, Закавказью и Крыму. Прибыв в город, мы остановились в какой-то гостинице, недалеко от армянской церкви, звон с колокольни которой надрывал всю душу – настолько он был заунывен. Помню я, что в городе был Православный собор. Был какой-то вроде парка сад, остальное у меня уже улетучилось из памяти, и я плохо помню все, кроме дешевого винограда: стоил он здесь тоже не дороже 4 коп. фунт.

(Далее, судя по всему, значительная часть этого дневника утрачена)

(л. 3 об.) ... То, что я увидел сегодня, не поддается никакому описанию и может быть охарактеризовано одним словом: разрушение, разрушение и разруха. Но я не могу не записать этого в свой дневник, как бы это мне не было трудно. Итак, в 18 1/2 часов я пошел, как это делаю каждую весну, посмотреть на озеро, что там делается. Виденное мной превзошло всякие предположения. Прежде всего, меня поразила страшная грязь на улице Фрунзе (б. Предтеческая), по которой я должен был подойти к озеру. Начиная от казарм до самого берега озера была устроена свалка мусора: щепки, щебень и даже какой-то железный ящик валялся на дороге, а ведь здесь когда-то улица была вымощена, теперь (л. 4) нет и следов мостовой. На берегу озера я увидел кучу нагроможденного льда, которым сломало угол забора дровяного двора. Тут же в канаве были приготовлены 3 лодки. С грустью я посмотрел на побуревший от туч лед и пошел назад. Встретившая меня гражданка, живущая тут же, начала меня уверять, что ее огород никогда вода не заливает, тогда как мы в детстве нередко катались по залитым тут огородам на плотах. Правда, в этом году разлив небольшой, но бывали года, когда вода доходила до церковной ограды. Прошел я и кругом церкви по валу, и тут разрушение, разрушение...

(л. 4 об.) Церковь была закрыта в 29 году, и уже полностью разрушается, еще года через 2 тут ничего, наверное, не будет. Ценные липы кругом церкви вырублены, вал также разрушается. Могила моего родителя сровнена с землей, 1-го мая по ст. ст. будет 30 лет со дня его смерти. Посмотрел я и на дом, где родился, и здесь разрушение: забора и ворот нет с обеих сторон дома, мосты через канаву сломаны, на дворе не осталось ни одного деревца. Куда девались все наши труды? Дикари все уничтожили.

Остановился я еще раз против дома б. Крылова: он тоже начал разрушаться и врос передом в землю. С грустью я пошел домой...

Тетрадь 35-я. 1.05-4.07.1947 г. 40 л.

(л. 1) 1 мая 1947 г. Четверг.

Для первомайского праздника нас порадовали подарком: лишили сахарных карточек, по которым давали конфетки, соль и спички. Все так ждали сладкого, и вот, пожалуйста! Обещают дать детям, а другим отказали наотрез. А ведь сахар старикам не менее нужен, чем детям, у последних он расходуется на рост костяка, а у стариков на возобновление тканей. Это надо помнить!

(л. 1 об.) Для первого мая сегодня день выстоял: дождя не было и довольно тепло, значит, демонстрация удалась, и пьяных на улицах не вид (л. 2)но. Утром милиция разгоняла базар. В 2 часа дня я узнал о смерти свящ. Алексея Соколова и в 4 часа был у него на панихиде. Сегодня большевики 30 раз празднуют свободно первое мая. 1-й раз отправляли свободно маевку еще при временном Правительстве в 1917 году.

Смерть знакомого навеяла на меня грустные впечатления. Настроение у меня и без того подавленное, а тут еще знакомые начали валиться. Много народу умирает от голоду, но нельзя думать, чтобы поп умер от голода. Мы продолжаем топить дровами русскую печь, тогда как в предыдущие годы отставали к апреля месяцу, все это указывает на холода, стоящие в апреле.

(л. 3) Другой анекдот: Учился я в Семинарии, и вот, живя на квартире, мы, семинаристы, нередко ходили мыться в Семинарскую баню. Билет надо было доставать у кого-нибудь из знакомых бурсаков, что не всегда удавалось. Сторожем бани был татарин. Когда входишь в баню (раздевалку), он непременно спросит: «Балет барша?» (билет есть?) – Нет – «В пэзду, в пэзду!». Это значит «уходи, уходи».

(л. 4) И третий из вспоминаемых анекдотов: Со знакомым офицером Чубаровым я ездил по волостям осматривать лошадей. В селе Вощажникове остановились на ночлег у одного кулака. Ему пришлось по наряду сельсовета кормить нас. Обедом он угостил как полагается, а вот ужином колебался, особенно поддерживала версию не кормить его более скупая жена, и уговаривала на этот шаг и своего мужа. Тогда последний разсердился и во всеуслышание заявил: «Ужинать, так ужинать всем!». Это подхватил Чубаров, а отсюда и пошло по свету: «Ужинать, так ужинать всем!». Чубарова, между прочим, солдаты дразнили: «чубарики, чукашки!».

(л. 4 об.) 4 мая воскресенье. Сегодня я ходил на кладбище про (л. 5) вожать отца Алексея и меня порядочно вымочило.

В 4 часа объявили новый заем второго года послевоенной Сталинской пятилетки. Ко мне уже приходила дочь Корпусного Василия Мих. Я не подписался: на безпроцентный заем я вообще не подписываюсь, а процентного нет.

В мае месяце я собираюсь попасть в Москву, а оттуда в Симферополь в гости к дочерям. Удастся ли мне осуществить эту давнишнюю мою мечту побывать в Крыму, покажет будущее, все дело сопряжено с деньгами, требуются большие суммы.

(л. 5 об.) 6 мая Егорьев день.

Сегодня церковь совершает память Великомученика Георгия, родился в Лидде (Палестина) и был военачальником у Царя Диоклетиана. За исповедание Христа был казнен. Народ почитает Георгия, как покровителя скота, почему в этот день всегда выгоняли скотину на пастбища. По старому стилю это приходится 23 апреля. Попы пели молебен и освящали коров. Один какой-то шутник ветеринар вынес кошку и просил ее покропить святой водой, за что был царским правительством наказан. Погода в этом году (л. 6) холодная, хотя день ясный, но на душе у меня скверно. Причиной всему голод, я исхудал неимоверно, остались кожа да кости, никак не могу поправиться.

Ростовский Краеведческий Музей объявил по радио о том, чтобы на валах не копали гряд, чем портятся архитектурные сооружения, между тем не замечает того факта, что порча валов началась давно. В данное время на валах нет ни одной лестницы, все перекидные мостки уничтожены. Особенной порче подвергаются малые валы, еще до революции малый вал за церковью Исидора Блаженного был срыт под бульварчик, теперь совершенно срыт вал за Девичьим монастырем, недалеко от милиции. Река Пига (л. 6 об.) заболочена, необходимо ее дренажировать и спустить под землю. Все валы настолько замусорены, что местами приходится проходить по свалками. Имеющиеся в валах два пруда также заросли и загрязнены. Вообще валы имеют в настоящее время крайне неприглядный вид, а ведь это лучшее место для гуляний. Поэтому музею следовало бы об этом позаботиться и восстановить все разрушенное, но Музей об этом меньше всего думает, да и когда ему, когда весь Кремль пришел в такой упадок, что еще через несколько лет нельзя будет его восстановить. В Кремле везде мусор, навоз и грязь. Ограждения везде разрушены. Что после этого говорить о каких-то валах?!

(л. 7) 7 мая Преполовение.

Сегодня по церковному прошла уже половина времени со дня Пасхи (25 дней), остается до Троицына дня еще 25 дней. В 5 часов вечера я ходил к «Ростовскому Мичурину» – так зову я Антона Кузьмича Масыч, который живет в конце б. Заровской улицы и в своем домике. Он обещал мне дать кустиков для посадки и я получил от него 8 штук красной и черной смородины, кружовника и малины. Это замечательный по Ростову труженик, имеет на 1/3 гектара неплохой сад фруктовый (яблони, вишня, кусты черной и красной смородины, кружовник и проч.).

(л. 8) По его собственным словам, он любит садоводство, днем и ночью спит и видит сад, работает в нем все свое свободное время. Ну, и этот труд, конечно, вознаграждается, продает летом немало ягод вишни и яблок. Одних кустов кружовника он мне назвал 96 штук. Указывал на хорошую яблоню «китайку».

Года два назад он оградил свой сад забором, стоившим ему 25 тысяч рублей. О Ростовском садоводе Масыч я несколько лет назад писал в радио-газету «Больш. Путь», и тогда же он был отмечен как трудолюбивый садовник. На одно жалуется Масыч – на кражи. Несмотря на высокий, крепкий забор и собак, ребята пытаются воровать среди бела дня.

(л. 9) 12 мая Понедельник нед. Самарянына.

Вчера 2 вещи приковали мое внимание. У церкви Ивана Милостивого я увидел крышку от гроба и на ней живые цветы сирени. Сначала я думал, что это искусственные, оказались живые сиреневые цветы, и от них типичный запах сирени, я нарочно понюхал. Умерла 95-летняя старуха и ей прислали на гроб живую сирень из Украины, так как у нас не только цвести сирень, но и другие деревья не думали еще надувать даже почки. Поди, эта старуха и при жизни немного видела сирени, а тут, поди – на гроб сирень!!

(л. 9 об.) Другой факт: вчера пришел сбирать милостыню 5-летний мальчик. Вот что делает голод! Послала его бабушка. Я был прямо поражен видом этого мальчика, так что и описать не могу.

Голод усиливается день ото дня, цены на базаре растут, я хожу каждый день и вижу, что творится, мне не нужны никакие свидетели. От голоду у меня перестает работать мысль, и я не знаю, о чем писать. 30 лет назад заболел мой отец, а 1–го мая (ст.ст.) умер.

(л. 10) 22 мая четверг – Вознесенье.

В этом году Вознесение пришлось в Николин день – тоже считается большим праздником. «Вешний Никола» большею частью бывает днем жарким, не то в этом году: нынче вроде заморозка...

Из событий в моей жизни за последнее время является самым замечательным моя поездка в Москву. Я хотел даже описать ее в виде отдельного рассказа, но потом надумал написать, что запомнил, в своем дневнике под особым заголовком.

(л. 11) Итак, 5 дней в Москве.

С утра 14 мая я очутился в Москве, где и пробыл до 19 числа, в течение 5 дней. Туда я ехал с пересадками, а назад мне с большим трудом удалось попасть на сквозной Костромской поезд. С пересадками ехать очень трудно, но зато подешевле. От Ростова до Москвы стоили все билеты 31 рубль. До Александрова идет в 8 ч. 20 м. вечера рабочий поезд, и приходит в Александров около 12 ночи, а 1 час 10 мин. отходит к Загорску тоже какой-то поезд, а там на электричке – цена 5 руб. от Загорска. В Москву я приехал в 6 ч. утра и сел на метро до Парка Культуры и Отдыха, откуда пешком до Неопалимовского. Дочерей застал (л. 12) в постеле, но это ничего, они скоро встали, и я стал завтракать. Начались разговоры, что и как, в полдень же приходит с работы Верочка и сообщает, что ее командируют на работу в Кривой рог, может быть на все лето, а пока до 16 июня. Лететь нужно на самолете до Днепропетровска, а там на поезде. В ночь с 16 на 17 она улетела с аэродрома Внуково, и ее больше не видел. Что с ней и как, я по сей день не знаю. Осталась одна Ася, с которой мне и пришлось куликать остальные дни. Оставила нам Верочка свою хлебную карточку на 5 дней по 550 граммов в день, на что мы и жили. Никаких других продуктов не было, пришлось кой-что подкупить: крупу, картошку и пр.

(л. 13) В течение 5 дней я побывал у знакомой, к которой собирался несколько лет подряд. К глубочайшему моему прискорбию, я уже не застал ее в живых. Она умерла в феврале этого года. Знакомая эта Анна Капитоновна Шапошникова, по мужу Куренко. С ней вместе я не раз бывал в Воронине. Это бывшее имение Леонтьевых, ее дядя Игнатий Арсеньевич Мальгин, был управляющим у Леонтьевых. Вот у него я и бывал в гостях, когда мне было 15-16 лет. Здесь жила и Анна Капитоновна. Это было счастливое время моей жизни, почему я не стал женихом Анны Капит., я и сам не знаю, очевидно, потому, что был молод и учился! 16 мая я застал ее невестку Аврелию Николаевну Куренко, мужа ея (сына Ан. Кап.) Бориса Ивановича Куренко не было дома, он уехал куда-то в командировку, и будет жалеть о (л. 14) том, что меня не видал, так как у них бывали частые разговоры обо мне. Нашел я Ново-Воротниковский переулок не без труда, потратив на то почти целый день – 16 мая. Но я не жалею, по крайней мере, удовлетворил свою давнишнюю мечту увидать хороших людей. В бытность в Москве мне удалось познакомиться и с другим земляком. Это Иван Иванович Шапошников. Живет он около Ново-Девичьего монастыря. Адрес его у меня записан. Этого знакомого я нашел скорее, чем предыдущего. Когда я, наконец, подошел к его квартире, меня приняла его жена Александра Алексеевна. Чтобы она не пугалась, я сразу сказал, кто я и откуда, тогда она, видимо, совсем успокоилась и пригласила меня в комнату. Здесь я познакомился с ее сыном и вскоре пришедшей дочерью.

(л. 15) Много времени у меня заняли в 5 дней пребывания в Москве поиски работы по специальности. Полдня я разыскивал какой-то Троицкий переулок на Самотеке. Здесь меня посылали на работу в Рязанский Свиносовхозтрест, я тогда не поехал в Рязань, а теперь опять вспомнил и снова хлопочу, но, наверное, поздно, место займут.

После 5 дней мне все-таки пришлось возвращаться домой, так мне не хотелось ехать обратно, но делать было нечего: начался переучет стандартных справок на июнь мес., и необходимо было явиться не позже 20 мая. Вот тут-то и начались мои мучения, достать билет по жел. дор. было не легко: стоял целый день, и в конце концов попал на Костромской поезд.

(л. 15 об.) 29 мая четверг.

Четверг седьмой недели после Пасхи носил в дорев. время название «Семика». Теперь это название утрачено и едва ли кто вспоминает его. Я же не могу забыть всю свою жизнь, и каждый год вспоминаю, как проводился этот день, когда я учился в Ярославле. Трудно мне вспомнить также, записывал ли я об этом в своем дневнике, а если и записывал, то коротко, теперь же я решил рассказать поподробнее. Итак, слушайте...

Ярославцы любили этот день, и каждый год отмечали его традицион (л. 16) ным праздником. В Ярославле «Семик» праздновали преимущественно в так называемом «Власьевском» скверике. Он находился при церкви б. Власия. Сейчас церковь эта сломана и на ее месте высится громадный каменный дом. Гуляние во Власьевском садике начиналось днем часа в 2. Открывал его оркестр военной музыки, которая играла часов до 9 веч. Днем гуляли большею частью дети, а к вечеру, когда сваливала дневная жара, сквер наполнялся взрослыми, разодетыми по-праздничному людьми. Весь сад был переполнен временными палатками, в которых торговали разной снедью и сластями. Чего-чего тут только не было! И колбаса разных видов и сортов, пряники, конфеты, семячки, сыр, булки сладкие и французские, мороженое, разные воды и проч...

(л. 17) 30 мая Пятница.

...Сегодня благочестивые христиане поминают родителей, почему и пятница эта носит название «Троицкой».

В июне мес. собираюсь попасть в гости к дочери, она находится в Крыму – в г. Симферополе. Начинаю понемногу собираться, трудно попасть на поезд в Москве, но как-нибудь!

(л. 18). 1-е июня. Троицын день.

Для «Троицы» на базаре продают букеты из Можжухи, хотя в этом году, несмотря на холода, уже расцвела черемуха. И до чего только не додумается народ! Раньше можжухой посыпали дорогу покойнику от дома до кладбища. Какой смысл имеет эта церемония с можжухой, я до сих пор не знаю.

...Вчера в церкви канон читали двое: мужчина и монашина, совсем как по радио передают последние известия, кто у кого перенял, думаю, что попы подделываются под тон.

(л. 19) После обеда в Троицын день я узнал, что мне предстоит вечером поездка в Ярославль для поступления на работу, почему в 8 час. веч. я очутился в Ярославле и там ночевал у сестры. Назначили меня на службу.

5 июня четверг.

Вчера волею судеб я очутился в Рязанцеве. Это станция жел. дор. по направлению к Москве, примерно в 55 км от Ростова. Здесь же образован теперь район. Меня назначили с 4 июня ветврачом Рязанцевской ветлечебницы. В 8 ч. 20 мин. вечера на товарном поезде я вернулся домой. Вчерашний день я пережил много. Прежде всего, я зяб накануне и вчера целый день не (л. 20) вероятно. Погода вчера и сегодня невыносимая. Сегодня для Леонтьева дня немного потеплее, но опять-таки дует жестокий ветер. Вчера же творилось что-то неописуемое: накануне пошел дождь, а с утра холод, жестокий ветер и к полудню пошел снег, который лежал в Рязанцеве, как поздней осенью (точно в ноябре). Вот так весна...

(л. 21 об.) ...Есть умники, которые поторопились высадить помидоры в грунт, и их конечно побило весенними морозами. (л. 22) Когда я ехал в товарном поезде, возвращаясь из Рязанцева домой, со мной был такой случай. Вагон, в который я хотел сесть, был полуоткрытый, нагружен углем, надо было влезть в дверь, я ухватился одной рукой за доску, а в другой держал чемоданчик, но подняться не мог, и мне требовалась помощь. В вагоне в это время были какие-то 2 бабы, одна из них предложила свои услуги и взяла у меня чемоданчик. Пока я влезал, она бросилась в угол, открыла чемодан и выхватила из него фуражку с хлебом и бросила ее в угол на уголь. Хорошо я сразу хватился и нашел в углу свою фуражку и в ней хлеб. Другого она не успела украсть. Вот как ловко можно попасть в руки вора!

(л. 22 об.) 8 июня. Воскресенье.

Вчера я был в центральной амбулатории и во дворе ее увидел дуб, который я знал чуть ли не с детства. Рос он в саду бывшей миллионерши Полежаевой. Дубу этому, по моим соображениям, не менее трехсот лет. Я подозвал одного мальчика и спросил его, какое это дерево? Он ответил, что это липа, тогда как я хорошо помню, что тут росли дубы. Другой рядом поменьше уже спилен. Сколько ему лет? – спрашиваю я юношу. – Годов 50 будет – наугад отвечает он. – Нет, ему не менее 250-300 лет. (л. 23 об.) Поразил меня этот дуб. Какая красота! Какая мощь!

Сегодня уже неделя Всех Святых, с понедельника начинается Петров пост, в этом году длинный – 1 месяц и 2 дня. Утром я наблюдал, как 2 бабы дрались из-за очереди: одна из них пожилая, а другая молодая девка, всего вероятнее, больная, но сильная. Она кусалась и щипала, потом с ней были какие-то судороги, а когда получила хлеб, все прошло, не то она притворяется, не то и в самом деле ненормальная. В полдень я ходил на базар за картошкой и по дороге зашел отдохнуть в детский парк, здесь все по старому, как было прошлый год, никаких улучшений и ребятам, очевидно, скучно, они бегут вон. Я достал цветущей (л. 24 об.) бузины и принес 3 ветки домой, за что не особенно долюбливают это растение, между тем бузина полезна во многих отношениях – это потогонное, а ягоды зрелые дают кислоту и ими хорошо чистить самовары и другие медные вещи.

12 июня четверг.

(л. 25 об.) Сегодня Исаакия Далматского. Храмовый праздник в б. Исаакиевском соборе в Петербурге. Теперь там часы Фуко. Мы были в 1941 году и лазали на самый купол. Высоко здорово. Нас застала гроза и не дала хорошенько осмотреть сверху Ленинград.

...Вчера я беседовал с бабами у водопроводной колонки. Они говорят: «Поспеешь еще умереть, належишься!». Я и принял их за это «лежанье». Никто там «лежать» не будет, а будем все стоять вниз головой. Вот как я старался их (л. 26) разуверить в том, что это все поповские бредни.

С моей службой ничего пока не выходит, так как жизненные условия там, куда я назначен на работу, совсем не подходят. Надо немедленно оборудовать квартиру, но местные власти плохо раскачиваются. Потому я написал сегодня еще одно письмо в Заготскот, авось здесь клюнут, хотя едва ли, так как место, наверное, занято.

За последнее время я чувствую в себе страшную слабость. Что это? Начало истощения? Ничего нет удивительного. Голод дает себя чувствовать во всю. Жиров почти не поступает, кожа присохла. Это нисколько не процветание. ГОЛОД, ГОЛОД!...

(л. 26 об.) На другой день.

Чувствую страшную слабость, что это? Не то начало истощения, не то еще что?

Сегодня – 13 июня получил от Редакции «Северного Рабочего» ответ на свое письмо, которое я на днях послал, описав в нем плохое состояние Ярославской дамбы и об устройстве 2 Американского моста через р. Которосль. Письмо мое Редакция послала в Ярославский горкомхоз – Вчера я развел эти чернила, а они оказались жидкими, ну, ничего, хватит и этих! Каждый раз, когда я собираюсь писать в дневник, думаю написать о многом, а на деле (л. 27) писать не о чем...

(л. 27 об.) После полудня поднялся ветер большой силы, собиралась гроза, но дождя не было.

Продолжаем чтение «Ундина» Жуковского.

Мучение у нас с водопроводной колонкой, которая находится на углу Октябрьской и улицы Фрунзе. Приходится стоять в очереди чуть не по часу. Вода течет совсем плохо, как будто не ей надо. Писать об этом безобразии бесполезно, ибо все равно ничего Горкомхоз не ответит. Да я уже и писал несколько раз.

Цены на базарах понемногу начинают снижаться: так, яица уже не 5 руб. штука, а 4 р. и не 4 р. 50 к. Мука и крупы также подешевели, а вот сахар подорожал: 2 кусочка пиленого 3 р., а раньше 4 куска стоили 5 руб.

(л. 28 об.) 14 июня Суббота.

Жена принесла откуда-то ветку белой сирени: она еще не совсем распустилась, видно, природа лучше нас знает, когда наступит лето, а пока растения показывают, что оно только что начинается, а нам надо чутко прислушаться к голосу природы.

Передают дождики, обещающие богатый урожай. Дай-то Бог! А то голодное существование больно наскучило!

18 июня. Среда.

На днях от одного знакомого я узнал, что умер Шухвостов Николай Васильевич, с которым мы проводили (л. 29 об.) детские и юношеские годы. И умер он, как сообщил знакомый, уже 5 лет назад, а я только теперь об этом слышу. Другой его брат так называемый «Митюско» – Дмитрий Вас. Шухвостов здравствует. Сегодня же я узнал, что в январе этого года умер другой знакомый – Чесноков Алексей Гаврилович, ну, этому хоть было уже 84 года. Люди валятся от голода, как мухи, а живые бродят, как тени. Правда, голод не только у нас в Ростове, но и в других городах, как напр. Пенза. Она, наравне с другими городами Украины (Тамбов, Курск и др.) всегда считалась хлебным городом, а теперь там тоже цены невозможные на все продукты. Это я узнал из письма сестры, которое получил сегодня.

(л. 30 об.) Сейчас идут самые длинные дни: сегодня по радио передавали, что продолжительность дня уже 17 ч. 32 м. Днем жарко, хотя с севера подувает прохладный ветерок. Растительность на огородах начинает показываться. На базарах торгуют зеленым луком, салатом, редиской, огурцы еще не видно. Лук можно купить за 2-2 р. 50 к. пучок. Редиску я не спрашивал.

22 июня. Воскресенье.

Вот какие мысли бродят в моей безумной (так!) голове: Бросить все и бежать куда глаза глядят. Для этого надо «опроститься», перестать думать обо всем. Надо освободить себя от всех «сует» (л. 31) мира сего. Надо перестать думать о разных хлебных карточках и идти путешествовать.

Итак, один вариант – начать путешествовать. Второй вариант – это начать снова пить. Около 20 лет прошло с тех пор, как я бросил пить вино. Теперь, под влиянием тяжелых условий жизни, у меня нет-нет, да и является желание начать снова пить, т.е. медленно отравляться алкоголем, но трезвый голос говорит мне, что делать этого ни в коем случае не надо. Я должен умереть естественной смертью. Хотелось бы умереть внезапно, чтобы не мучить себя и других. Да, благодаря моей болезни, вероятно, это так и будет. Лягу вечером в постель, а утром не встану, поэтому, когда я утром просыпаюсь, я думаю, вот я встаю с постели и спускаю ноги на пол. (л. 32 об.) 3-й вариант моих дум – прибегнуть к самоубийству, так как некоторые члены моей семьи ждут не дождутся моего уничтожения. Но я, как и сказал выше, ни травиться, ни топиться, ни давиться не буду, ибо и естественная смерть стоит со мной рядом.

Ни к тому, ни к другому и 3 варианту я прибегать не буду и не желаю, несмотря на то, что хотят признать меня сумасшедшим – ненормальным. Все никак я не могу высказать ясно свои мысли, но кто прочтет эти строки, тому будет понятно, что я чувствую. Смерти я не боюсь!

Был человек и его не стало и скоро об нем забудут! Я хочу сказать только чистую правду. Ничего я теперь не боюсь, так как меня к этому приучили.

(л. 33 об.) Страницу эту я было пропустил, но ничего, после ее восполню.

Значит, я написал о том, что вина пить не хочу и не могу, так как получил уже за 20 лет отвращение, даже физическое к нему, хотя и говорят, что люди начинали снова пить через 20 с лишним лет.

К насильственной смерти я прибегать сам не буду, а убить меня другой побоится, ибо тот, кто стращает убийством, сам боится это сделать.

Остается 3-е – бежать, но бежать из своего дома было бы бессмысленно. Выгнать же меня не так-то легко. Вот как я расписался сегодня. По пословице «У кого что болит, тот о том и говорит»...

(л. 34 об.) Резюмируя сказанное, я прихожу к заключению, что смерти я не боюсь, отчего бы она не произошла, будь то насильственная, будь она естественная, но жить все-таки хочется, почему я и желаю по мере сил еще раз служить людям и обществу, почему я и прошусь на работу, но не моя вина, что устроиться я никак не могу по причине неподходящих условий. Теперь о жизни и живом. Погода стоит сейчас дивная: ясно, днем тепло, даже жарко, все растительное снова начинает сохнуть и требует большой поливки. Сегодня продолжительность дня 17 часов 33 минуты.

(л. 35) Воскресенье.

Тихонов день – «Затихают в этот день птички» – говорит народ. Уже перестают петь птицы, а мы еще не слыхали в этом году ни одной птицы, да для того, чтобы их слышать, надо жить, по крайней мере, где-нибудь близко к лесу, если не в самом лесу, а у нас в Ростове и лесу близко нет, значит, мы лишены этого удовольствия. Сегодня православная церковь празднует 2-х Тихонов: Тихона амафунтского и Тихона Луховского. Где это город Амафунт, в котором Тихон родился, и был епископом, я точно не знаю, думаю что где-то (л. 35 об.) в Палестине, а, может, и ошибаюсь, зато хорошо знаю, где река Луха. Это около города Юрьевца, б. Костромской губернии. Когда я учился в Казани, часто проезжал мимо Юрьевца. Он на р. Волге, а р. Луха, наверное, впадает здесь в Волгу. Вот на этой-то реке Лухе и жил в 16 веке Тихон Луховский.

Мне, при упоминании имени Тихон всегда вспоминается портной Тихон Яковлевич Попков. Это прихожанин моего отца. Звал его покойный родитель «воздыхатель», так как он, когда молился в церкви, «вздыхал», особенным образом и твердил: «благодарю Тя, Господи, Боже мой». Родитель чуть ли не считал его сектантом (секта «вздыхателей»).

(л. 36) Жена мне рассказывает, что ее покойный родитель начинал сенокос каждый год с Тихонова дня. – Вот что я знаю и помню об этом летнем дне. Теперь, что я переживаю в настоящее время, и как провел Тихонов день. Чуть не с 9-ти часов утра мне пришлось стоять в очереди за хлебной карточкой. Это дело нелегкое, сто потов спустишь в это время, а то, того гляди, и задавят. Во время стояния я видел одного больного, у которого была какая-то «трясучка». Руки и ноги у него тряслись и дрожали. Он рассказывает, что был на фронте где его контузило, и вот с тех пор у него осталось нервное потрясение. Диагноз болезни он читал, но я никак не мог его понять.

(л. 36 об.) Болезнь очень похожа на «Виттову пляску». Лечили его в каком-то доме для сумасшедших около Загорска (б. Вифания), но толку мало. Когда мне пришлось стоять рядом с ним, дрожь передавалась мне, и я тоже вроде начинал дрожать.

Днем я по обычаю ходил на базар и интересовался ягодами, которые начали, хотя и дорого, продавать. Так, продают землянику – 6-7 рублей стакан. Набрана она за г. Петровском около Фатьянова, так сказал мне торговец. Продают по 3 р. штука абрикосы. Это, наверное, привозные. При виде их мне всегда вспоминаются оранжереи в с. Воронине, где я 16 лет видел цветущими в феврале месяце абрикосовые деревья. В июне были уже плоды, которые, в большинстве случая (л. 37) отправлялись для продажи в г. Москву. В 6 часов вечера я ходил к попу Димитрию, думал, что он угостит чаем и картошкой, но жена его Аннушка, по своей жадности, ничего не дала, между тем, самовар грелся на дворе, а попа я застал делающим топорище. Вот почему поп и дожил до глубокой старости, ему уже 84 года, его спасает физический труд. Я это испытал на себе: труд избавляет нас от многих неприятностей тяжелой жизни...

(л. 37 об.) Ночью, в 12 часов, когда по радио передавали последние известия, я заснул, и мне приснился покойный отец, мать и брат Андрей, будто последний играет на ...

С Тихонова дня заметно начало убывать время... Погода все время стоит великолепная, ясная и теплая. Хотя сегодня день и хмурился, но выстоял: начинало моросить, но дождя не было, Все это может в конце концов неблагоприятно отразиться на урожае. Поживем, увидим!

(л. 38 об.) 4 июля Пятница.

Сегодня я пособирался было поехать к свояченице погостить в с. Пречистое б. Любимского уезда, но меня отговорили: там тоже голод, поэтому ехать рано, надо обождать от нового урожая, а теперь самое тяжелое время и я решил отложить, тем более что дома имеются кой-какие дела. Так, сегодня я снес кости, 20 килогр. 400 гр. на 3 рубля. Завтра хочу продать, где-то у нас валяются старые резиновые калоши: за них (резина) дают 90 к. за килограмм. Накопилось много старого железа, но его надо везти на лошади.

(л. 39 об.) С 5 часов вечера сегодняшнего дня снова «задурило» радио. Накануне объявляли, что по случаю ремонта линии давать «радио» не будут, а тут не играло целый вечер, так что что творится на белом свете, мы не знаем, между тем, там есть события, чреватые последствиями. Греция все время нападает на Албанию и устраивает провокации. Не дай Бог между ними вспыхнет война, а там ввяжутся и наши заступятся за маленькую Албанию, за спиной же Греции стоит Англия, ну и пойдет катавасия, Англия, конечно, встанет за Грецию, так как у ней интересы на Средиземном море, вспыхнет пожар, пойдет писать губерния, и может начаться 3-я мировая война, это для нас крайне нежелательно, ибо мы не успели (л. 40 об.) оправиться и от 2 войны, к тому же у нас голод, и мы не знаем, как дотянуть до нового урожая.

Редко я касаюсь политики в своем дневнике, но тут приходится говорить. О своем настроении я должен сказать, что как будто оно стало понемногу улучшаться. В общем, я исхудал, как щепка, не похож на человека, кожа начала присыхать к костям. Стараюсь всеми силами избавиться от истощения, не жалею никаких денег, но поправляюсь плохо, виною тому больше моральные потрясения, но об них в следующий раз, а пока заканчиваю этот выпуск своего дневника...

Тетрадь 36-я. 6.07.1947-24.08.1947 г. 38 л.

(л. 1) 1947 год. 6 июля – Воскресенье.

Вчера я был за всенощной у Ивана Милостивого, служба идет в зимней церкви, так как в летней идет ремонт: золотят иконостас и красят стены, все загорожено лесами, так что ничего не видать. Перед входом в церковь существует канава всю весну и осень наполненная водой, теперь она пересохла и хорошие хозяева делают через нее деревянный (бревенчатый) мост, а весной лазали по воде и грязи. Все равно этот мостик разворуют. Воровство усилилось в городе настолько, что нельзя посадить луку, чтобы его не выдрали и не украли.

(л. 2) Сегодня я проснулся в 4 часа и пошел к магазину, чтобы занять очередь за хлебом, но пришел, а там уже было 6 человек. В 9 часов ходил по обыкновению на базар, где дороговизна не уменьшается. С утра меня начинает «ломать», надо думать, соберется дождик, но с утра жарко и тихо, с вечера и утром собирался дождь, но пока ничего не было. У жены заныла рука, это тоже к дождю.

Ростовские «суды» ... (неразборчиво – Л.М.) говорят, что в поле начинает все «гореть» – в огородах, где поливают, этого сказать нельзя, все овощи идут хорошо. Меня «суды» начинают считать «ненормальным» – какого–то сумасшедшего, я этого не замечаю. Идет такой слух из нашей семьи. Я же пока, кроме глухоты и слепоты, ничего не чувствую.

(л. 3) Сегодня Православная церковь празднует кроме Владимирской Божией Матери, Великомученицы Агриппины, а народ вспоминает «Аграфену-купальницу», завтра «Ивана-Купала», об нем я подробно писал прошлый год, а почему Агриппина называется купальницей, я точно не знаю, очевидно, потому, что с этого дня начинают купаться. Иван-Купала – это Иоанн Предтеча, крестил (купал) Христа. В полдень я ходил к Шуре Костровой и написал ей прошение в суд. Ее в ноябре прошлого года обокрала двоюродная сестра Солярская. По поводу этой кражи у меня появилась мысль о собственных кражах: меня обкрадывают каждую минуту кому только не лень и тайно и явно.

(л. 4) По случаю праздника Рождества Иоанна Предтечи был я за всенощной у Ивана Милостивого, где в зимней церкви престольный праздник. Пели, конечно, певчие, и поп читал акафист. Пора бы все эти акафисты или совсем бросить, или, по крайней мере, сократить, так как в них набор слов, одно и то же, и читать надо не менее 20 минут, всех 24 штуки (кондаков и икосов). Поп надо полагать, выпускал, так как стихов читал не по 13, а только по 9. Привожу здесь полностью тропарь Рождеству И. Предтечи, этот тропарь я все смешиваю с тропарем Илье Пророку.

«Пророче и Предтече пришествия Христова, достойно восхвалит Тя не (л. 5) доумеем мы, любовию чтущия Тя, неплодство бо родшия и отчее безгласие разрешися славным и честным Твоим рождеством и воплощение Сына Божия мирови проповедуется».

Тропарь Пророку Илие.

«Во плоти Ангел, пророков основание (степень – по раскольнически) вторый Предтеча пришествия Христова – Илия славный, свыше пославый Елисеева благодать недуги отгоняти и прокаженныя очищети, тем же и почитающий его точит исцеления». Неправда ли, тропари очень похожи друг на друга и их легко смешать между собою. Я долго их забывал, но теперь вспомнил окончательно. За всенощной слу (л. 6) жил какой-то дьякон, но я его не знаю, только он говорил: о патриархе Алексии, вместо «Алексие».

Староста разошелся, и сделал даже другой мост через канаву – по пословице: «не было ни гроша, да вдруг алтын».

12 июля Суббота – Петров день.

«Петр и Павел час убавил» – попы и тут наврали. По Радио сегодня день равен 17 час. 9 минут, значит, убыло не час, а всего 22 минуты. Вчера я был за всенощной у Ивана Милостивого – поп Понгильский призывал прихожан молебствовать в Петров день (л. 7) после обедни о дожде. Я не знаю, был ли молебен, так как я за обедней не был, но дождя пока Бог не дает, а барометр идет вправо. По радио же обещали небольшой дождь или даже грозу в Москве. Напрасно поп не посмотрел, куда идет барометр, чтобы потом сказать, что Бог услышал его молитву. С июня месяца я снова стал сотрудничать в газ. «Большевистский Путь», и даже в «Северном рабочем» – Ярославль – откуда мне выслали небольшой гонорар. Эта благородная работа всегда меня удовлетворяла и успокаивала. Сегодня я написал 2 заметки о 2х садиках: Фруктовом и липовом при электростанции.

(л. 8) На базарах начинают разгонять торгующих хлебом, мукой и крупами вплоть до выполнения Госпоставок, чем еще более усиливают голод, так как цена на продукты поднимается еще выше и будут торговать из-под полы, говорят уже, что буханка хлеба стоит не 90 р., а 120 р.

Когда-то в г. Ростове была церковь Петра и Павла. Место ее указывают на площади так называемой «дехтярка» – это площадь к озеру, где в ярмарку торговали бочками с дегтем. Бочки эти свозились на площадь задолго до ярмарки – чуть не с декабря месяца, а ярмарка начиналась со среды первой недели. Шибкая здесь была торговля дегтем. Икона (надо полагать храмовая) из этой церкви (л. 9) Петра и Павла как-то попала потом в церковь Иоанна Предтечи. В церкви Покрова тоже был праздник Петра и Павла. В бывшем Петровском монастыре (3 версты от города) главная церковь была в честь Петра и Павла, а на другой день (30 июня) праздновали Петра Царевича, почему из Собора был Крестный ход в Монастырь. В 3х верстах от города, около Богословского Моста была часовня, а другая часовня была на большой дороге к Ярославлю недалеко от Монастыря. В б. Ростовском уезде праздника Петра и Павла были в с. Поречье и в г. Петровске, а в Ярославле были 2 церкви: Петра и Павла на Волге и Петра и Павла при б. Яр. Большой Мануфактуре. В церковь на Волге я бегал петь на (л. 10) клиросе, когда учился в Семинарии, за что получал от старосты или священника коп. 40-50. Все это живо помнится, как будто было недавно, вообще, на события в прошлом у меня память сохранилась и я иногда вспоминаю мельчайшие детали событий, а вот память на лица и фамилии сильно притупилась. Вчера я насилу вспомнил фамилию т. Сталина «Джугашвили», и вот по какому поводу: по радио в передаче для детей упомянули, что на родине Сталина в гор. Гори умерла его мать Мария Георгиевна Джугашвили, и ребята возложили на ее могиле венок, а мы еще не знали этого и часто думали, что старушка еще жива.

(л. 11) 15 июля Вторник.

Сегодняшний день принес нам большое горе: запрещено торговать на базаре мукой, крупой и всеми хлебными продуктами вплоть до выполнения колхозами Госпоставок, а выполнят они их не ранее ноября месяца. Мы обречены окончательно на голод и вымирание. Все время мы надеялись на рынки, на которых, хотя и дорого, все можно было достать, а теперь что делать? На одном хлебе и картошке не проживешь. Беда, да и только, будут торговать из-под полы, да и то не купишь, а остальные продукты начнут дорожать...

(л. 12) Вчера было «Кузьмы-Демьяна», правильно по церковному «Косьмы и Дамиана». В г. Ростове была церковь Косьмы и Дамиана. Храмовой в ней праздник Смоленской Божией Матери. В б. Ростовском уезде существует и теперь деревня «Кузьмадино» – это за селом Воронино, бывало хаживал через эту деревню в Верзино. К Ярославлю есть станция жел. дор. Козьмодемьянск. В Ярославле тоже была церковь Косьмы и Дамиана. Что в ней теперь, я не знаю, наверное, живут(?) Вот все, что я знаю, кроме «Демьяновой» ухи про Косьму-Демьяна. Погода стоит дивная, дождя давно нет, день уже убыл на 33 минуты и сегодня по радио передавали, продолжительность дня 17 часов 1 минута.

(л. 13) 16 июля – среда.

Встаю я теперь рано, проходится ходить занимать очередь за хлебом. Хлеба пока не убавили, и он стал опять появляться на базаре. Стали понемногу появляться и крупы. Сегодня я узнал не особенно приятную для меня новость: у жены врач нашел левостороннюю паховую грыжу и направляет ее на операцию в Хирургическую больницу, следует этот благоразумный совет выполнить, иначе может быть ущемление. День опять стоит чудный, он уже убыл до 16 часов 59 минут. Вероятно, в августе пойдут дожди. Надо к ним приготовиться.

(л. 13 об.) На нашей улице (Ильинке) копают канаву, хотят провести Пигу (так называется река) в другое русло. Теперь р. Пига течет мимо дома Успенской, мимо Школы, с Заровской улицы и протекает через бульвар и Покровскую площадь в озеро. Техники хотят пропустить эту речку ниже по улице Октябрьской, так им показывает нивеллир, я же спорил, что река течет по своему естественному руслу, но они и слышать не хотят об этом. Твердят свое. Посмотрим, чья будет правда. Кроме того, жителям придется строить большие мосты около своих домов.

В 17 часов (5 час. веч.), я выслушал по (л. 14) радио об аэросъемках. Очень интересное дело; с высоты до 300 метров с самолетов теперь снимают леса, реки, месторождения руд и проч. Потом изучают ученые эти аэроснимки, и они показывают породу, высоту и толщину деревьев. Изучают также реки, мели, камни, перекаты и т.п.

18 июля. Пятница.

Сегодня я с утра голодаю: не хватает 400 грамм хлеба, да и как хватать, когда нет другого приварка, про жиры я уже и не говорю. Жена посоветовала мне идти в баню, чтобы умерить голод, но голод лучше умеряется трудом – это я знаю: работу всю я выполнил.

(л. 15) 22 июля – вторник.

День, когда я в первый раз подвергся репрессии в 1918 году. Было это дело на другой день Казанской: меня и врача Ивановского вызвал к себе в кабинет Вишневский (Председатель Военно-Революционного Комитета) и предложил в Зх дневный срок выехать из пределов Яросл. губернии (Рост. уезд), причем вручил об этому бумажку. Я, конечно, подчинился и выехал в Ярославль, где поступил на работу в Санитарное Бюро дезинфектором. Об этой работе у меня, наверное, записано в дневниках за 1918 год. Бумажку Вишневского я затерял.

(л. 15 об.) Это в прошлом – тому прошло 29 лет, в настоящем, хотя и не являюсь теперь ссыльным, но, благодаря такой тяжелой жизни, какую переживаем; я нахожусь не хуже, чем в плену.

Вчера у Ивана Милостивого ждали нового Ярославского Архиерея, какой-то Димитрий, но он не приехал, суды говорят, что у него свой автомобиль. До чего мы дожили, что архиереи стали разъезжать на своих машинах, точно в Америке миллиардеры.

Погода сегодня стоит замечательная, чисто летняя, ясно, тепло, даже жарко, но не поймешь, кому что нужно: одни говорят, что это хорошо для огурцов, другие говорят, что все сохнет, а погода подлинно огуречная по-моему, надо огурцы поливать.

(л. 16) Сегодня я проштудировал книгу Л.Н. Толстого (советское издание – 86 том) «Письма к Черткову». Изящное издание, но не свободное от грамматических ошибок, напр. «этаго» даже в мирное время считалось это грубой ошибкой, а уж в Советское и подавно, ведь сейчас «век культуры и науки», – все дело испортили!

Вечером просмотрел книгу А.К. Толстого: «Трилогия Зх трагедий из Русской истории» «Смерть царя Иоанна Грозного», «Царь Феодор Иванович» и «Царь Борис».

Последний разумеется Борис Годунов. Одноименная пиэса имеется и у Пушкина «Борис Годунов» – народная драма – выходит, что кто-то у кого-то списал, не то Пушкин у (л. 17) Толстого, не то последний у Пушкина, но Пушкин умер в 1837 году, а пиэса «Царь Борис» написана Толстым в 1870 году, и никак не пойму как двоим писателям пришла мысль написать на одну и ту же тему. Конец дня прошел обычно. Вечером читали Ундину Жуковского, какая-то сказочная история, я пока хорошенько не пойму, в чем дело, прочитали 15 глав, осталось 4, а всех 19 глав.

Ужинаем мы рано, а потому я и ложусь рано и слушаю радио: слушал о приеме в Кремле физкультурников: счастливые люди. Побывают в Кремле и увидят Сталина, а нам вот не удастся...

(л. 18) 24 июля. Ольгин день – четверг.

Вчера в 6 ч. вечера прошел, наконец, долго жданный дождь, поднялся буран и страшная пыль, дождь шел часа 1 1/2 и промочил, хотя и мало землю. Теперь урожай исправится. Православная церковь празднует сегодня праведную Ольгу. Это та Ольга, которая обманывала хазаров: пускала им голубей с горящими хвостами. Жила она в 9 веке, потом была крещена и названа Еленой, а церковь сделала ее праведной. Ходил я вечером к знакомой Ольге на именины, но ее не застал дома, а беседовал с ее мужем – врачом

(л. 19) 28 июля. Понедельник.

Сегодня Кирика и Иулиты. «Кирика и Улиты, котомочки подбиты» – говорили в старину семинаристы. Только в этот день их отпускали на летние каникулы. Позже стали отпускать на Петров день. Сегодня же православная церковь празднует св. равноапостольного князя Владимира. Раньше писали не то через и десятеричное, не то через и восьмеричное. «Владетель мира вселенной» и «Владетель мира – тишины – спокойствия».

(л. 20 об.) Кирика и Иулиты был праздник у Спаса-Графа, а Кн. Владимира у Бориса Глеба. И тот и другой – это бывшие приходские церкви в г. Ростове. Много было у меня знакомых Владимиров. Дальше я запишу всех, кого вспомню, а теперь скажу, что у нас главный Владимир – Ленин – Владимир Ильич Ульянов. Простоял целый день в очереди за карточками. Здесь ближе познакомился с учительницей Рахмановой, интересен у ней сын. Учится в Инженерном Институте в Москве. Перечисляю знакомых Владимиров:

Дмитревский Вл. Ив., Розов Влад., Ульяновский Вл. Ал., Высоцкий Вл. Ник., Соколов Вл. Ив., Соловьев Вл. Серг., Соколов Вл. Вл., Соколов Вл. – протоиерей. Здесь пока я перечисляю одни фамилии.

(л. 21 об.) По случаю праздника в с. Угодичах в былое время мы съездили туда на пароходе и весело проводили время у товарища А.В. Проворова, а оттуда переправлялись или в Воржу или в Якимовское, и так путешествовали все лето. Так счастливо проходила наша юность. Не то теперь: кроме голода, душит еще и тоска смертельная и «туга душевная». Чувствуется какая-то пустота, вся забота сводится к «жоре».

К вечеру для Владимирова дня пошел долго жданный дождь, барометр упал налево. Землю промочило, как следует, теперь начнет наливаться картошка.

3 ценных церковных книги остаются в моей жизни: 1) Церковный обиход, 2) Календарь Хрущева и 3) Церковный Устав Неаполитанского.

(л. 22 об.) 31 июля Четверг.

По радио как-то сообщали, что от Ярославля до Костромы строится автомобильная дорога, но до сих пор она не окончена: нарыты канавы, и больше ничего. Об этом мне рассказал дедушка Флягин, который хорошо знает эту местность. Я не могу этому не верить, так как имею такие же сведения о постройке автострады Ярославль-Вологда. Наверно, то же самое и с дорогой Ярославль-Рыбинск. 29 июля я принес черного котенка, которого так и прозвал «черносотенец», как некоторые думают и обо мне, но это неверно. Долго ли проживет котёнок, посмотрим!..

(л. 23 об.) 1 августа пятница. Антивоенный день.

33 года прошло с тех пор, как началась 1-я Империалистическая война. Многие еще не помнят, как это было. Накануне Ильина дня была объявлена 1ая мобилизация, а я в это время как раз переводился в г. Ростов. Пришлось поездку отложить и провести 1ую конскую мобилизацию в г. Боброве Ворон. г. В 4 часа пополудни пошел облачный дождь, пронеслась мимо грозовая туча, в этом году Илья пророк поехал на огненной колеснице накануне, не дожидаясь своего дня. Эдакую неосветимую чушь придумали попы: ехать на огненной колеснице, да до сих пор не оставляют (л. 24) эту чушь.

(л. 24 об.) 2 августа Ильин день – Суббота.

Вот все, что я знаю и помню об Илье-пророке:

В Москве когда-то была Ильинка. Здесь продавали сорочки Киндырина. Существовали Ильинские ворота. В Ярославле была Ильинская площадь. Существовала церковь Ильи-пророка, теперь в ней Антирелигиозный музей. В Ростове была улица Ильинка, теперь Октябрьская улица, на ней я живу. Когда-то была деревянная церковь Ильи-пророка. Храмовая икона ее перенесена была в Предтеческую церковь. Праздником Ильи–пророка была у Спаса на площади и Никола-Воржище.

(л. 25 об.) В б. Ростовском уезде имеется 2 села: Ильинское-Хованское и Ильинское на Белыни. Что такое это Белынь, я не знаю. В селе этом я бывал по службе. В Угличском уезде есть село Ильинское-Поречье. Там я бывал в гостях у священника Морева. Праздновали хорошо и весело.

В церкви поют тихое величание: «Величаем Тя святый Божий Славный пророче Илие и почитаем еже на небеса на огненной колеснице преславное восхождение Твое». Колесница была не только (л. 26 об.) огненная, но и четырехконная. При этом, такого величания в церковных книгах нет, а взято оно из какого-то частного молитвослова. Не даром прежние старообрядцы отстаивали каждое слово и вплоть до сожжения на кострах доказывали, что в тропаре надо петь не «пророков основании», а «пророков степень» (ступени). Подробно о всех чудесах пророка Илии рассказывается в 3 книге Царств. Там, действительно, много всяких чудес и небылиц, которым до сих пор верят разные (л. 27) досужие кумушки, а попы в своих интересах поддерживают эту веру. Наврали попы также, «что Илия-пророк два часа уволок». По радио сообщают, что убавилось 1 час 7 минут.

В день Илии пророка предполагаются грозы, а тут в 2 часа пошел мелкий дождик.

(л. 27 об.) 3 августа. Воскресенье. День Авиации.

День Авиации, а мы пока не видим ни одного самолета, что будет к вечеру? Наоборот, целый день перепадают дождички. Да и вообще, в августе, видимо, пойдут дожди. Сейчас (2 ч. дня) я был у одной знакомой учительницы, у ней сын, которого зовут Тен Вячеславович. Интересное имя: Тен, не встретите ни в одном календаре. Отец был, наверное, ненормальный человек, так увековечить сына. Но сын этот молодец на все руки, пешник, электромонтер, и т.д. В то же время учится в Моск (л. 28) ве на 1-м курсе какого-то Электрического института. Имеет свое собственное электричество, красит мебель и двери. Я застал его за кладкой времянки. Мать счастливая, а нас вот этому не учили.

(л. 28 об.) 6 августа Среда

Сегодня для меня серьезный день: в 2 ч. дня отправляю жену на операцию в Хирургическую больницу, у нее левосторонняя паховая грыжа, врачи считают эту операцию легкой. Как пойдет дело, узнаю потом, а пока чувствую себя не особенно хорошо. Лишиться жены в такое тревожное время – тяжело.

По церковному сегодня Бориса и Глеба. Бывало я ходил с О. Василием Персиковым по приходу со святом и чувствовал себя хорошо, хотя (л. 29 об.) на мою долю приходилось и немного доходу: рублей 20-25. Кой-где угощали вином и давали закусить. А теперь все время ходим как волки голодные. Пока ничего не случилось, если не считать, что куда-то убежал котенок, которого 8 дней назад я принес с улицы, «как волка ни корми, все в лес смотрит» – говорит пословица.

(л. 30 об.) Сегодня же мне вспомнилась почему-то латинская басня: «Вол и муха». Вот она (текст на латыни).

Вот перевод ее: «На рогу быка сидела маленькая муха. Если я тебя слишком отягощаю, говорит муха, то я тотчас улечу». Бык отвечает: «Где ты? Я ничего не чувствую».

Так и у нас, как у этого быка, от голода, очевидно, притупились всякие чувства. Мы ничего не видим и не чувствуем, что совершается в нас и вокруг нас: видно, везде (л. 31) маленькие мухи. (л. 31 об.) Вечером, когда я ходил в хирургическую больницу, навестить жену, собралась гроза и прошел дождь. Было сильных грозовых ударов до 4-5. Гроза пронеслась с северо-востока на юго-запад. А тут заболел еще сын: у него какие-то приступы боли в желудке и кишках.

14 августа - четверг. 1ый Спас.

Снова давно я не писал, а писать было бы о чем, так как за 8 дней были события, которые следовало бы мне отметить. Первое – это (л. 32) болезнь жены: она лежит в Хирургической Больнице после операции грыжи, вот уже 8 дней, как я хожу к ней каждый день и ношу передачи, ничего не напасно, там голод форменный, кормят плохо (л. 32 об.) и мало. Больные буквально умирают с голоду, между тем, картошка на базарах стала дешевле, можно бы кормить в больницах и получше.

Сегодня первый Спас – «Спас на воде», по народному поверью «медведь опускает лапу в воду» – становится холоднее и перестают купаться. Но я знал многих людей, которые купаются до появления льда. Все дело привычки.

Вчера, после 2х часов по полудни (14 часов) прошло подряд 3 грозы, две первые сильные, а последняя слабая, электричества накопилось много и удары грома были довольно сильные. Нагрязнило здорово, а сегодня стало холоднее.

(л. 33) воскресенье 24 августа 1947 г.

2 года в плену у сына

Такой заголовок, может быть, покажется невероятным, но это факт. Я пробыл ровно 2 года в плену, да еще в каком плену? – хуже всякой тюрьмы. Вот я и хочу рассказать об этом всю правду. Пусть читают после моей смерти, все, кому не лень и узнают всю правду. Постараюсь писать, как было дело, ничего, по возможности, не скрывая. В общем, это нелегко, но попробую. 23 августа 1945 года сын приехал с фронта, где он был младшим сержантом. Приехал в солдатской форме, кото-

(л. 33 об.) [Карандашом, другим почерком: Из тетр. № 36 за 1947 г.

Шариков. ручкой: Ничего я отцу плохого не делал и не хотел. Остальное все враки. Когда я уехал на фронт, отдал все деньги матери (на книжку). Все мной было сделано в 1960 г. – починил дом.]

(л. 34) рую постарался поскорей снять и надел штатскую. На службу поступать не торопился, и с целью, не занял ту должность, которую занимал до войны, а именно должность учителя 2 средней школы. Вскоре поступил учителем на вечерние курсы рабочей молодежи. Он поставил себе целью ограбить отца и забрать у него все что только можно, и неукоснительно выполнял эту дьявольскую цель до последнего дня отъезда. Я имел неосторожность написать раз в письме на фронт, что, если он вернется благополучно с фронта, все будет его. Вот тут-то у нас и началась катавасия. Он решил меня так или иначе извести, и заявил мне, что сделает это своей хитростью.

(л. 35) В то время я был ночным сторожем в артели «Дружба». Ходил через день на электрическую станцию, где помещался ткацкий цех. Уходил часа в четыре вечера и возвращался только утром в 8 часов. Вот этим и воспользовался сын, чтобы преподнести мне пакость. В столовой у нас нас поставлена кирпичная и времянка, которая не смотря на принятые нами меры дымила и топить ее было невозможно, мы надеялись, что с приездом сына нам удастся ее исправить и дело уладится, в этом поможет нам сын, но вместо этого последний занялся другим, вытащил все вещи из моей комнаты (л. 36) ...вился... (видимо, лист утрачен – Л.М.) Выселив отца в коридор, сын принялся за мать. Осень она помещалась в моем кабинете, а зимой сын закрыл и эту комнату, и мать вынуждена быть уйти спать на лежанку в соседнюю комнату к дочери, которая в конце концов выселила ее в кухню на печь. Таково издевательство над родителями. Всего этого я никак вынести не мог и у меня явилась мысль удалиться от сына, для чего надо было расстаться с домом, и я решил променять его (л. 36 об.) на маленький. Случай подвернулся 19 декабря 45 г. (в Николин день) я пошел к нотариусу и совершил сделку. Здесь сын снова меня обвиняет, но это полная ложь, кроме нравственных, моральных и физических мучений в течение 2х лет, сын нанес нам неисчислимые неслыханные по жестокости и издевательству и материальные убытки. Он обкрадывал нас и тайно и явно. У матери украл золотое кольцо, куда он его дел – так мы и не знаем. У меня воровал и деньгами и вещами. Как-то сноха (нерасписанная с ним) подарила мне облигацию в 200 рублей, он ее украл из шкапчика. Украл 2 раза из того же шкафика по 160 рублей. Продал мне летние бо (л. 37) тинки за 40 рублей, и те украл и продал куда, неизвестно. Украл у меня и расписку, по которой он обязан выплачивать мне деньги, взятые в долг. Посредством террора он забрал у меня 2 1/2 тысячи, якобы на покупку у сестры пальто. В январе месяце посредством вымогательства, обобрал меня на 20000 рублей, из которых выплатил только 1 тысячу рублей, а с марта месяца этого года перестал платить взносы по 200 рублей в месяц, как обещался это делать по расписке, а самую расписку выкрал.

Не брезговал он никакой мелочью, так как я это недавно узнал, он украл с печки коробки со спичками, и продал их.

(л. 37 об.) Я теперь уж стал забывать, что он выкрал у меня по мелочам. Одно могу сказать, что нет пакости, какую он не причинил бы мне. Прочитывая всю мою корреспонденцию, рвал письма, мне адресованные, так раз он изорвал письмо сестры из Москвы, не дав его мне прочитать. Запрещал, под страхом битья, читать книги. Жестоко он избивал меня неоднократно. В феврале 46 г. избил в кровь, так что я чуть не изошел кровью; вынужден был уйти в хирургическую больницу. После меня осталась лужа крови на полу. «Из меня кровь текла как из барана» – так говорила после мне жена. 19 мая этого года, когда я приехал из Москвы, он хотел зарезать меня бритвой. Что спасло меня, я не знаю (подчеркнутое написано шариков. ручкой).

(л. 38) Во время выборов в Гос. Совет РСФСР он на что-то разозлился во время обеда и хотел вылить мне на голову тарелку с горячими щами, но я увернулся и щи попали мне на пальто. При этом он разбил 2 хорошие тарелки. Летом 46 года разбил 2 стола: один столик дедушки, который запирался на замок, а другой, сделанный из пяльцев. Перед отъездом матери в Крым, за обедом вылил ей на голову тарелку щей. Этим далеко не исчерпывается список злодеяний сына, но я заканчиваю потому, что и самому писать все пакости мерзко, и потому, что кончается эта книжка, и потому, что этот преступник теперь уехал и нас, пожалуй, оставил в покое.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова