Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Из выступлений участников Архиерейского Собора 31 марта — 5 апреля 1992 года

Помещено в интернет "полковником Рюминым" в июне 2001 г. http://www.voskres.ru/forum/messages/13522.shtml

 

Епископ Онуфрий, НЫНЕ ЧЕРНОВИЦКИЙ И БУКОВИНСКИЙ: Всякое разделение ослабляет Православие. И если мы все вместе не можем победить врага, то как это сделать поодиночке? На Соборе в Киеве, который подал ходатайство об автокефалии, все выступления сводились к следующему: Украина будет независимым государством; нам угрожаем опасность со стороны униатов и прочих, поэтому должна быть автокефалия. Я имел встречи со многими священниками, в том числе униатами и автокефалистами. Они считают основной причиной раскола на Украине личность Владыки Филарета. Я думаю, что даже при даровании автокефалии лишь малая часть раскольников воссоединится с нами. Против Владыки Иллариона, назначенного митрополитом Филаретом вместо меня в Черновцы, я не сказал ни одного злого слова. Наоборот, просил людей, чтобы меня отпустили с миром и приняли нового Владыку. Вина за то, что произошло в епархии, не на нем, а на Владыке Филарете. Он разумный человек, но запутался в сети. Он весь свой ум направил на отстаивание собственного Первосвятительства и считает, что без него Церковь на Украине погибнет. Я, например, считаю, что я погибну, если буду вне Церкви.

ЕПИСКОП ПЕРЕЯСЛАВ- ХМЕЛЬНИЦКИЙ (НЫНЕ ТЕРНОПОЛЬСКИЙ И КРЕМЕНЕЦКИЙ) СЕРГИЙ: Настораживает то, что идея автокефалии исходит не из церковной среды, а из внешней. Священники жалуются, что на них или на церковный совет давят местные органы власти. Но Православие держится в тех приходах, что остались верными канонически законной Церкви, не на политиках, спасающих его человеческими средствами, а на личном нравственном авторитете того или иного пастыря. И если пастырь стоит как столп среди житейского океана, то с ним спасается и его паства. По собственному опыту могу сказать: можно служить, можно жить, можно действовать даже в тех страшных условиях, в которых мы оказались в Галиции. Одна из причин автокефального раскола в том, что ушедшие в него пастыри служили не ради истины, а ради своих земных интересов. У автокефалистов были такие случаи, что страшно рассказывать: служили на агнце, который... был вырезан из дерева. Дары после Причастия сливались в одну посудину, а потреблялись после третьей литургии все вместе. Совершалось несколько литургий на одном антиминсе...

ЕПИСКОП РИЖСКИЙ И ЛАТВИЙСКИЙ АЛЕКСАНДР: Я бы хотел обратиться не только к митрополиту Киевскому и всея Украины Филарету, но и ко всем архипастырям Украинской Православной Церкви: вы не думаете о других. Сегодня мы разбираем ситуацию на Украине, но через не которое время цепная реакция начнется и в других регионах, и в моей епархии. Что принесет дарование автокефалии Украинской Церкви всей Полноте Православия? В нашей стране, Латвии, которая еще меньше связана сейчас с Россией, чем Украина, дарование Украине автокефалии окажется гибельным. Если, например, и наше духовенство захочет взять курс на независимость, то наша маленькая Православная Церковь вообще растворится в море других многочисленных конфессий. Я хотел бы говорить не о том, как размежеваться, а о том, как выработать общую позицию, как нам сохранить единую Церковь.

ЕПИСКОП КРАСНОЯРСКИЙ И ЕНИСЕЙСКИЙ АНТОНИЙ: История не простит нам разделения Церкви. Один из прошлых Архиерейских Соборов дал Украинской Православной Церкви возможность самостоятельного управления, оставив при этом ее в лоне единой Русской Православной Церкви. На это мы дали согласие, ибо это не было разделением, но было актом жертвенной любви: это было оправдано. Никому из нас не приходило тогда в голову, что это было лишь преамбулой к вопросу полного отделения — вопросу, поставленному, как мне представляется, в угоду Президенту Кравчуку, быстро преобразившемуся из коммуниста в демократа-националиста. Один шаг остался до победы наступающего Католицизма на Украине. И неужели мы готовы его сделать? Не следует нам идти на поводу политических факторов.

ЕПИСКОП ТАЛЛИННСКИЙ КОРНИЛИЙ: Наша епархия ныне одна из самых маленьких и очень сложных. Уже сейчас бывают выступления за самостоятельность Эстонской Апостольской Православной Церкви — такое название она носила до 1940 года. Этот период был недолгим и не был полезен для эстонского Православия. Нас насильственно перевели на новый стиль, был издан служебник на эстонском языке, из которого исключили имена всех русских святых. Епархию разделили на две части силою власть имущих из департамента по делам религии. Некоторых почему-то возмущает, что епископа в Таллинн назначает церковная власть в Москве. Если Украинской Православной Церкви будет предоставлена автокефалия, то в нашей маленькой епархии может возникнуть очень болезненный и сложный раскол, ведь в православные храмы приходят люди всех национальностей.

АРХИЕПИСКОП ЯРОСЛАВСКИЙ И РОСТОВСКИЙ ПЛАТОН: Владыка Филарет, на Вас возведено обвинение, и Ваше дело перестало быть личным, оно стало общецерковным, общенациональным для Украины и общегосударственным. Это обвинение тяжелое, и Вы поставлены в необходимость либо оправдаться достойно, либо подать в отставку и уйти на покой. Давайте говорить по существу и не сбиваться на личные обиды. Мы должны выяснить, насколько паства жаждет автокефалии и насколько эта проблема является результатом влияния государственных властей, а может быть, это вопрос лишь трех западных областей.

МИТРОПОЛИТ ВОЛОКОЛАМСКИЙ И ЮРЬЕВСКИЙ ПИТИРИМ: Мы вчера сосредоточились на явлениях болезненных, и весь наш вчерашний день прошел в тяжелом откровении наших общих нужд. Но мне кажется, когда дом рушится, — а он рушится многообразно, и в государственном, и в экономическом отношении, — Церковь может послужить примером деятельного, практического, укрепленного благодатью и молитвой сотрудничества. Вот если бы и наш Собор при обсуждении проблемы самостоятельности украинских епархий говорил, какими многими нитями связаны наши приходы, наши монастыри, сколько украинских священников благоговейно трудится в Сибири, Центральной России, на ее Юге и Севере, если бы мы, братья, подумали о том, какую дружную, действительно родственную семью мы все представляем... Одна из главных задач сейчас — это укрепить подлинное духовное славянское единство наших народов.

АРХИЕПИСКОП КАЛУЖСКИЙ И БОРОВСКИЙ КЛИМЕНТ: Церковные каноны гласят: каждый епископ в своей епархии самостоятельно трудится, но эта его самостоятельность тотчас же прекращается, как только появляется необходимость решить какое-либо дело, касающееся веры или церковной дисциплины или вообще выходящее за границы епархиального устройства. В таких случаях епископ зависим от решения Собора епископов данной Церкви. Если епископ или клирик имеет претензии к митрополиту, то он обращается к Экзарху великой области. Жалоба же клирика или епископа на митрополита разбирается первой инстанцией — судом Экзарха великой области, иными словами, Собором. Украинская Православная Церковь — эта часть Русской Православной Церкви, Устав которой распространяется на все епархии, независимо от их местонахождения; и если Украинская Православная Церковь приняла свой Устав, то этот Устав не должен противоречить обще церковному, который дает широкие полномочия Архиерейскому Собору.

АРХИЕПИСКОП СОЛНЕЧНОГОРСКИЙ СЕРГИЙ: Украина получила самостоятельность. Но Церковь не должна придерживаться тех политических веяний, которые очень и очень скоро сменятся. И если мы взглянем на историю нашей Церкви после революции 1917 года, то мы увидим, что Патриарх Тихон остался в меньшинстве, многие от него отошли в обновленческий раскол, но он остался верен Православию, и вокруг этого камня веры сплотились архиереи, сплотились епархии, и потом Церковь вывела свой корабль к тому, что мы имеем сегодня. Вспомним, Владыка Филарет, первые обсуждения униатского вопроса на Архиерейском Соборе, с каким трудом они Вам давались. Ни для кого не секрет, что председатель украинского Совета по делам религий Колесник звонил в резиденцию Патриарха, Вы выходили советоваться с ним, возвращались и успокаивали нас, что собор святого Юра во Львове не отдадут, что все там будет стабильно и нормально, что все утихомирится. Но это был сплошной обман, это было просто-напросто усыпление бдительности, и те же люди, которые обманывали нас и Вас, Владыка, предлагают сегодня Вам новую авантюру. Они обещают объединение Церкви! Это те, кто разделил ее. Те, кто по политическим причинам поднял униатскую проблему. Те, кто по политическим причинам создал автокефальную Церковь. Это дело рук светских властей. И Вы хотите, чтобы светские власти, которые продумывали этот шаг за несколько лет до событий, происшедших сегодня на Украине, способствовали исцелению раскола? Никогда этого не будет. Не нужно быть наивным человеком. Мне вчера было очень и очень больно за все то, что мы высказали в адрес Владыки Филарета. Я знаю Владыку не очень близко, но очень хорошо. Я бывал с ним в зарубежных командировках, видел его мудрость, его такт и доступность, умение найти из любого сложного положения выход. В том, что происходит на Украине, вина не только его. Это вина всего епископата Украинской Православной Церкви. Произойдет какое-то событие на Украине — и ко мне приезжают украинские архиереи и жалуются на действия Владыки. То же самое было и на предыдущем Архиерейском Соборе, когда архиереи Украинской Православной Церкви, проголосовав единогласно за своего нового Главу, тут же в кулуарах говорили: ну что мы могли сделать... То есть нет открытости по отношению к Владыке Филарету. Ведь когда забили в набат? Когда было уже поздно, а до этого говорили, что не будет никакой униатской проблемы. Ваше Блаженство, Вы совершенно не правы, когда говорите, что Вас может судить и разбирать только украинский епископат, а не Архиерейский Собор всей Церкви. Это не выдерживает абсолютно никакой критики. В прошлый раз было очевидно, что для избрания Главы Украинской Православной Церкви достаточно мнения Архиерейского Собора Украинской Православной Церкви, для его утверждения достаточно авторитета лишь одного Святейшего Патриарха и не нужно собирать Архиерейский Собор всей Церкви. Но это вовсе не исключает, а, наоборот, подчеркивает авторитет Архиерейского Собора, который волен судить дела всей Церкви. Украинская Православная Церковь пока не автокефальная, у нее нет своих закрытых внутренних вопросов, которые не были бы доступны компетенции Архиерейского Собора Русской Православной Церкви.

МИТРОПОЛИТ КРУТИЦКИЙ И КОЛОМЕНСКИЙ ЮВЕНАЛИЙ: Нам надо найти мужественное, христианское, взвешенное решение. Так говорить сейчас я имею много причин. Я отстаиваю Вас, Ваше Блаженство, дорогой Владыка Филарет, в Вашем трудном положении, так как нельзя выкинуть те многие годы, которые мы единодушно вместе работали. Даже если Вы не будете меня считать другом, я все равно останусь им и на правах друга и собрата ради пользы и мира церковного сегодня на этом Соборе я умоляю Вас расстаться с должностью Предстоятеля Украинской Православной Церкви, как это дела ли святые отцы Церкви, когда вынуждали их к этому обстоятельства. Я знаю, как это тяжело. Как бы Вы сегодня ни поступили, все равно Вы всегда останетесь в наших сердцах как иерарх, который в труднейшие годы служил всей душой Церкви как мог. Спасибо.

ЕПИСКОП АРХАНГЕЛЬСКИЙ И МУРМАНСКИЙ ПАНТЕЛЕЙМОН: Вопрос о независимости Украинской Православной Церкви является важнейшим вопросом не только для Русской Православной Церкви, но и для всего Православия. Русская Православная Церковь являлась и является главным звеном единства славянских наций. Именно поэтому наше Отечество и нашу Церковь уже более ста лет терзают безбожные силы — ереси, гонения, расколы. Эти силы сейчас пытаются разложить Церковь изнутри, но я уверен, что она выстоит.

МИТРОПОЛИТ ВЕНСКИЙ И АВСТРИЙСКИЙ ИРИНЕЙ: Я хотел бы поделиться информацией о передаче радиостанции Би-Би-Си. Передача о вчерашнем заседании Архиерейского Собора шла под заголовком «Война Москва — Киев». Сначала корреспондент Би-Би-Си кратко и довольно беспристрастно рассказала о нашем вчерашнем заседании, а потом перешла к оценке вчерашнего дня. Она пришла к выводу, что Русская Церковь в принципе не в состоянии быть самостоятельным организмом. Она была под контролем в царской России, потом под контролем советской власти. Когда спали связывавшие ее оковы, исчезли прямые указания, которые она обязана была исполнять. Церковь оказалась неспособной руководить собственной жизнью. По мнению корреспондента, свобода вероисповедания не имеет для Церкви никаких положительных результатов, и теперешнее желание Украинской Православной Церкви отделиться от Русской Православной Церкви можно объяснить только тем, что украинская государственная власть полностью держит под контролем Украинскую Православную Церковь.

ЕПИСКОП ВОЛЫНСКИЙ И ЛУЦКИЙ ВАРФОЛОМЕЙ: Прежде чем перейти к вопросу об автокефалии, хочу попросить Архиерейский Собор дать возможность украинскому епископату обсудить отставку митрополита Филарета и выборы нового Предстоятеля. Украинская Православная Церковь, обладающая самостоятельностью в делах управления, имеет на это право. Когда Святейший Патриарх Алексий приезжал в Луцк, я сделал ему официальное приглашение на 1000- летний юбилей Волынской епархии, который будет праздноваться в августе этого года. Сейчас, Ваше Святейшество, я не могу повторить это приглашение. И не потому, что не хочу, чтобы Вы были гостем в нашей епархии, а потому, что ситуация резко изменилась, и Ваше высокое авторитетное имя может подвергнуться поруганию. Число сторонников автокефалии на Украине резко увеличилось. В моей епархии около ста приходов не поминают при богослужении имя Святейшего Патриарха, около 200 приходов из 442 тяготеют к автокефалии. Их пока удерживает надежда на то, что Архиерейский Собор примет решение о даровании автокефалии. Я вижу, что их надежда не оправдается, и это может привести к религиозной войне в приходах между сторонниками канонической и неканонической автокефалии. Но я бы просил членов Собора все-таки не лишать нас этой надежды, оставить нашей Церкви самостоятельность и независимость и в документах Собора записать, что этот вопрос не закрыт, что он будет еще обсуждаться.

МИТРОПОЛИТ МИНСКИЙ И СЛУЦКИЙ, ПАТРИАРШИЙ ЭКЗАРХ ВСЕЯ БЕЛОРУССИИ ФИЛАРЕТ: С тревогой, большим смущением, но и надеждой наблюдал я за дискуссией вчерашнего дня. Разговор о болезнях в нашем церковном организме полезный, наш Собор имеет каноническое право, власть и нравственные основания подвергать анализу все вопросы, возникающие в нашей Церкви, и выносить по ним решения. Мы представляем Православную Церковь на огромной территории — на канонической территории Московского Патриархата. Употребляя ее историческое название — Русская Православная Церковь, мы при этом должны осознавать себя как многонациональную Церковь. Украинский епископат поставил перед нами большой и ответственный вопрос. Он достаточно глубоко нами изучен и освещен в многочисленных выступлениях. Дарование сегодня автокефалии Украинской Православной Церкви опасно для единства всей Православной Церкви, так как этот вопрос возникнет и в других регионах бывшего СССР, в том числе и в Белоруссии. Вы знаете, что на нашей земле уже были попытки образования автокефалии Белорусской Церкви, но, основанные на политической платформе и навязанные светской властью, они приносили с собою только вражду и разделение.

ЕПИСКОП УРАЛЬСКИЙ И ГУРЬЕВСКИЙ АНТОНИЙ: Хочу вернуться к мысли, которую высказал епископ Луцкий Варфоломей, — о сохранении самостоятельности в управлении Украинской Церкви. Вопрос об автокефалии надо пока оставить открытым и просить Высокопреосвященнейшего митрополита Филарета ради блага Украины и ради блага всей Полноты Церкви внять голосам своих собратьев, присутствующих архиереев, и с честью уйти на покой.

СВЯТЕЙШИЙ ПАТРИАРХ АЛЕКСИЙ II: Я хочу подвести итог дискуссии, в которой в течение вчерашнего и сегодняшнего дней выступило 58 архипастырей. Дискуссия была тяжелой, но впервые за последние семьдесят четыре года открытой и откровенной. О многих бедах было сказано здесь, и мы стали глубже понимать, за что Господь посылает нам эти беды. Зная о случаях, когда в пастырском служении преобладает забота о материальных благах и дело доходит до святотатства в величайшем Таинстве Евхаристии, чего ждем мы, как не наказания Божия? И именно как наказание Божие мы должны воспринимать раскол и нестроения в западных областях Украины. Когда я был митрополитом Ленинградским, я был свидетелем, как многие студенты из западных областей Украины тяготились обучением в духовных школах. Не пастырское служение, не служение ближнему, не защита Православия, а личное обогащение было для них целью. Нас уверяют, что предоставление автокефалии Украинской Православной Церкви решит все вопросы, как ранее нас уверяли в необходимости независимости в управлении и даровании митрополиту Филарету титула Блаженнейшего. Но титул Блаженнейшего не спас положения, предоставление независимости и «незалежности» тоже не дало результата. Не вернулись ушедшие в неканоническую автокефалию приходы, раскол укрепился. Возьмем ли мы не себя ответственность за разделение, есть ли у нас уверенность в том, что это принесет благо Святой Церкви? Такой уверенности нет ни у украинского епископата, ни у всего Собора. Предоставление самостоятельности части Церкви Матерью-Церковью — это естественный процесс, и мы не можем его отвергать. Но он должен разделяться клиром и верующими, а не идти сверху, под принуждением. Единого восприятия полной независимости в различных регионах Украины сегодня нет. Более того, есть факты расправы с противниками автокефалии: массовое отлучение от причастия, запрещение служений, лишение сана. Вы не подумайте, что я вмешиваюсь во внутренние дела, я только констатирую факты (голоса: «да», «спасибо», «благодарим Вас»). И когда лишенные сана приезжали в Москву, мы не вмешивались, ждали решения Архиерейского Собора. Рассылались циркуляры, исключающие всякое свободное волеизъявление: провести собрание и собрать подписи за автокефалию. Кто отказывался — подвергался репрессиям. Разве это свидетельство того, что клир и народ Божий созрел для самостоятельности? Это, скорее, свидетельство политического вмешательства во внутренние дела Церкви, возвращения к пережитым нами тяжелым временам, может быть в их худшем варианте. Если раньше Совет по делам религий советовался с Церковью, то сейчас со стороны украинского правительства откровенно оказывается давление, и не только на украинский, но и на весь епископат Московского Патриархата. В ответе Леониду Макаровичу Кравчуку мы должны подробно изложить свою позицию, свое понимание внутренней жизни Церкви и ее задач. Мы стоим перед возможностью образования не одного, а многих расколов на Украине. Свидетельств этому достаточно. В Черновицкой епархии 104 румыноязычных прихода ставят вопрос об образовании румыноязычной епархии и обращаются ко мне с просьбой взять их под свой омофор, в противном случае собираются идти к Румынскому Патриарху. Отдельные приходы и целые благочиния в некоторых епархиях заявили, что в случае предоставления Украинской Православной Церкви автокефалии уйдут в Зарубежную Церковь. Хочу поблагодарить всех архипастырей за откровенные, а порой и мужественные выступления, которые прозвучали на Соборе. Мы должны быть гарантом, что за эти выступления архипастыри не пострадают. Вчера некоторые выступления были излишне резкими, и я присоединяюсь к извинениям Владыке Филарету о причиненной боли. Сегодня дискуссия идет мирно, спокойно, мы приобретаем опыт соборного решения вопросов. Каждый из нас несет ответственность за судьбу Церкви перед Богом, перед верующим народом, перед историей. Для того, чтобы говорить об автокефалии, нужна спокойная обстановка. Но в наше время — время разрушения экономических, национальных, человеческих связей, разделения и противостояния, от которых так устал народ, желание сохранить единство Церкви является гласом Божиим. Все мы в ответе за то, что происходит на Украине, но с Предстоятеля Украинской Церкви спрос особый. Надеюсь, что мольба, с которой обратился Владыка Ювеналий к митрополиту Филарету. будет им услышана. Мы просим Владыку Филарета ради блага Православия на Украине, ради нашего единства, во имя спасения Церкви на Украине уйти со своего поста и предоставить епископам Украины возможность выбрать нового предстоятеля. Я также хотел бы поддержать высказанную здесь озабоченность судьбой тех архиереев, которые подверглись репрессиям из-за несогласия с Владыкой Филаретом по вопросу об автокефалии. Я думаю, что Собор выскажется в их защиту и за возвращение их на те кафедры, где они пользовались уважением и любовью.

МИТРОПОЛИТ ПСКОВСКИЙ И ВЕЛИКОЛУКСКИЙ ВЛАДИМИР: Вчера много правильно говорилось о Голгофе: все мы, когда принимаем Таинство Крещения, начинаем восхождение на Голгофу, а те, кто приобщился к благодати священства, ускоряют свой путь на Голгофу. Но Свято-Данилов монастырь, Владыка Филарет, — это не Голгофа, это начало Суда Божиего. А.С. Пушкин в «Борисе Годунове» сказал: и не уйдешь ты от народного, как и от Божиего Суда. Голос народа — отображение гласа Божиего, первая инстанция Его Суда над нашими деяниями. Сегодня я видел, как люди с благоговением стояли у решетки двора монастырской гостиницы и истово молились. Я понял, насколько велики их ожидания, насколько глубоки их переживания. Они молятся, чтобы Господь вразумил нас, и мы приняли решение, облегчившее их положение. В связи с этим я ожидал от Владыки Филарета речи, обычно принятой в нашем мире церковном: с просьбой о прощении и благословлении на другое послушание. Но этого не произошло, и нам приходится соборным волеизъявлением, по-братски, со слезами на глазах, просить: Владыка Филарет, ради покоя Церкви, умиротворения примите решение об уходе с поста Предстоятеля. В противном случае прошу осуществить мое предложение, поддержанное многими архипастырями, о голосовании по вопросу снятия митрополита Филарета со своего поста. Собор должен решить, каким будет голосование — тайным или открытым.

МИТРОПОЛИТ ОРЕНБУРГСКИЙ И БУЗУЛУКСКИЙ ЛЕОНТИЙ: Речь Владыки Филарета в первой части настолько успокоительно подействовала на нас, что зал слушал, затаив дыхание. Но когда он сказал: умру, но не уйду — спокойствие исчезло. Я присоединяюсь к просьбе митрополита Псковского и Великолукского Владимира поставить на голосование вопрос о снятии Владыки Филарета с его поста.

МИТРОПОЛИТ СМОЛЕНСКИЙ И КАЛИНИНГРАДСКИЙ КИРИЛЛ: Не хочу быть сентиментальным, но сегодня в выступлениях Святейшего Патриарха, Владыки Ювеналия и других архипастырей были слова, которые я слушал почти со слезами, — слова об очищении Церкви, о том, что нам всем много надо сделать, чтобы обновиться духом. Сейчас в жизни нашей Церкви происходит удивительное — действительный шаг к обновлению. Я был совершенно не готов обсуждать личную жизнь Владыки Филарета, поэтому я благодарен ему за объяснение и верю всему тому, что он сказал. Я не могу допустить, чтобы человек, призывающий Бога в свидетели, мог лгать перед Собором архипастырей, иначе небеса разверзлись бы. Я думаю, что в этом Владыка Филарет очистился перед нами и Церковью. Но остается глубочайшее разочарование в том, что произошло в Украинской Церкви за последние полтора года ее независимости, когда главную ответственность за нее нес Владыка Филарет. Было бы бесчестно возлагать вину на митрополита Филарета за распространение униатства и идей автокефалии. Его вина в том, что эти полтора года независимости не были употреблены для укрепления положения Православной Церкви — оно не укрепилось, и мы стоим на грани нового церковного раскола, а это может погубить Православие. У каждого из нас есть окружение, близкие люди, и это совсем не значит, что мы должны разрывать с ними отношения. Но когда близкие люди начинают играть решающую роль в церковной жизни, это перестает быть личным делом каждого из нас, становится общецерковной трагедией. Такая трагедия происходит сейчас на Украине, как об этом свидетельствуют, и это недопустимо. Среди украинских епископов есть близкие мне люди, которым я доверяю. Я никогда не прислушивался к сплетням, но, общаясь с украинским епископатом, я понял, что большая его часть испытывает страх перед Владыкой Филаретом. Я не знаю, кто виноват в этом страхе, кто его породил — Владыка своими действиями или сами братья по слабости поддались. Но этот страх существует. И если мы хотим свободного волеизъявления Украинской Церкви по вопросу о Предстоятеле Украинской Церкви, это может произойти только здесь, на Соборе. В Киеве этого свободного волеизъявления не будет. Для всех нас будет лучше обойтись без голосования, а это возможно, если Владыка Филарет смиренно примет обращенную к нему просьбу его собратьев, и я к ней присоединяюсь. Митрополит Филарет никогда не делал мне зла, в какой-то момент жизни даже способствовал, чтобы с меня было снято пятно человека политически неблагонадежного. Владыка Филарет, Вы знаете мои убеждения и что никаких темных антицерковных сил за мной не стоит. Ваш добровольный уход в памяти всех нас оставит светлую черту, и это будет окончательная реабилитация Вас в наших глазах и в церковной истории. У нашей Церкви есть расхождение с Константинополем в понимании того, как предоставляется автокефалия. Вместе с нами весь негреческий мир считает, что автокефалию дает Мать-Церковь. Константинополь и некоторые греческие Церкви считают, что только он может предоставить автокефалию. На этом противоречии возникает соблазн продвинуть дело автокефалии через Константинополь. Мне известно, что часть украинского епископата собирается ехать за автокефалией в Константинополь, если она не будет предоставлена нашим Собором. Константинополь автокефалию не даст. Я только что вернулся оттуда и знаю, что гонцы из Киева не были там приняты. Наши православные братья в рамках своего понимания твердо стоят на стороне канонов. Так произошло в случае с Македонской Церковью, которую они не признали, и в ряде других случаев. Обсуждая с ними вопрос о ситуации на Украине, я понял, что не может быть и речи о предоставлении Константинополем автокефалии в одностороннем порядке, если не будет, что называется, отпускной грамоты Московского Патриарха.

МИТРОПОЛИТ КИЕВСКИЙ И ВСЕЯ УКРАИНЫ ФИЛАРЕТ: Я чувствую, что нужен пророк Иона, и я готов им быть. Но я прошу, чтобы этого Иону бросили так, чтобы на Украине не взбунтовалось море. Поэтому прошу предоставить возможность украинскому епископату провести выборы нового Предстоятеля Украинской Православной Церкви в Киеве. Я даю архипастырское слово, что такой Собор будет проведен, что никакого давления оказываться не будет. Патриарх Алексий своим указом утвердит нового Предстоятеля. Украинская Православная Церковь должна полностью осуществить свои права, данные ей Архиерейским Собором 1990 года. Также я прошу дать мне возможность продолжать служение у Престола Божия и не отправлять меня на покой.

СВЯТЕЙШИЙ ПАТРИАРХ АЛЕКСИЙ II: Благодарю Вас, Владыка Филарет, за то, что Вы приносите жертву — становитесь Ионой ради мира церковного на Украине. Вы много сделали за 30 лет архипастырского служения на посту Митрополита Киевского и всея Украины. В нелегкое время Вы представляли нашу страну на различных международных форумах, встречах. Ваш вклад в церковную жизнь не будет забыт. В документах Собора наше отношение к автокефалии будет принципиально положительным. Но предоставление ее сегодня неоднозначно воспринимается на Украине и может иметь необратимые последствия для остальных регионов бывшего СССР. Надо отдавать себе отчет в том, что страна, разделившаяся на 15 независимых государств, не может обрести 15 Поместных Православных Церквей. На очередном Поместном Соборе мы вернемся к вопросу о полной независимости Украинской Православной Церкви и рассмотрим его на Соборе всей Полноты нашей Святой Церкви. В документах Собора также будет записано о сложении Владыкой Филаретом обязанностей Предстоятеля Украинской Церкви и о выборах нового Предстоятеля, которые будут совершены на Украине, после чего, согласно решению Архиерейского Собора 1990 года, новый Предстоятель получит грамоту Патриарха, подтверждающую его избрание на то служение, которое нес митрополит Филарет — наш долголетний собрат по Священному Синоду и по церковной жизни. Мы благодарны ему и хотим подчеркнуть, что он останется в нашей архиерейской семье, и Синод Украины решит вопрос о кафедре, на которой Владыка Филарет продолжит свое архипастырское служение.

МИТРОПОЛИТ КИЕВСКИЙ И ВСЕЯ УКРАИНЫ ФИЛАРЕТ: Большое спасибо. Ваше Святейшество! Преосвященные собратья, мы должны не забывать о нашей духовности, о нашем слове. Сказано в Евангелии: да будет слово ваше да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого (Мф. 5, 37). Если у кого-то из архипастырей возникли сомнения в отношении того, что я обещал, то я еще раз подтверждаю: то, что я сказал, — я сделаю. Я подам прошение Архиерейскому Собору Украинской Православной Церкви о сложении с себя полномочий главы Церкви и выборах нового Предстоятеля, которого потом утвердит Святейший Патриарх и вручит ему грамоту. До этого времени я буду выполнять обязанности Предстоятеля и Председателя украинского Собора и Синода. Мы должны соблюдать канонические нормы, только при их соблюдении Церковь будет стоять незыблемо. Мы проведем на следующей неделе, может быть, сразу после Благовещения заседание Священного Синода Украинской Церкви. Те епископы, которые были смещены со своих кафедр [из-за несогласия с митрополитом Филаретом по вопросу предоставления автокефалии. — п.Р.], будут восстановлены законным образом.

Ко входу в Библиотеку Якова Кротова