Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

 

Татьяна Парфенова

 

Латинизмы в поэзии Луиса де Леона

Тема данного выступления – латинизмы в поэзии Луиса де Леона (1527 – 1591 гг.). Как испанский гуманист второй половины XVI века, Луис де Леон ставит перед собой задачу создания нового поэтического языка, способного сравниться с языком античных авторов. За образцом для подражания он обращается к классикам античной литературы. Поэтому его поэзия богата латинизмами самого разного сорта.

Часто у Луиса де Леона можно встретить так называемые "семантические латинизмы" (Рафаэль Лапеса) – слова и формы, существующие в кастильском языке, но приобретающие в луисианских стихотворениях латинизированное значение. Примером такого рода семантических заимствований может служить эпитет no usada (букв. "неиспользованный, нетронутый") в значении "первозданный" из первой строфы оды "Франсиско де Салинасу". Удачное изобретение саламанкского гуманиста, которое позволяет создать у читателя ощущения девственной чистоты и красоты божественного света. Однако для ученого читателя XVI века этот эпитет наполнен античным звучанием и не может не ассоциироваться с insueta lux Пруденция ("О венцах", Peri stephanon, X, 955).

Другим примером семантических латинизмов могут служить также употребление существительных aire (исп. "воздух") в значении "эфир" (от лат. aether), secreto ("тайник, секрет" в значении "уединение, уединенное место" (от лат. secretum), error (исп. "заблуждение") в значении латинского "блуждание, скитание". В оде " Магдалине" мы встречаем адъективный семантический латинизм в виде прилагательного uno (исп. "один", "единственный"), использованного в латинском значении этого слова "одинокий" вместо испанского solo.

В качестве примера глагольных семантических латинизмов у Луиса де Леона можно привести употребление глагола despreciar ("презирать") в значении "взирать, обозревать сверху" (от латинского despicere, "смотреть сверху вниз, взирать, обозревать"), а также употребление глагола declinar (исп. "спускаться, склоняться") в значении латинского declinare ("избегать", "обходить").

Помимо семантических латинизмов в поэзии Луиса де Леона можно встретить также грамматические латинизмы. Например, употребление существительного origen ("происхождение, начало, первопричина") в женском роде, о чем свидетельствует относящееся к нему определение primera. В испанском языке нормативным для этого слова является мужской род, однако фрай Луис руководствуется латинским образцом, который имеет аналогичное значение, но употребляется в женском роде (origen от латинского origo, origionis (f).

Иногда семантического сдвига не происходит, и испанское слово сохраняет свое значение, однако при этом поэт заимствует из латыни способ его употребления. Примером такого заимствования служит существительное dechado ("образец") в выражениях dechado del virtud y hermosura ("образец добродетели и красоты") в оде "На рождение дочери маркиза де Альканьисеса" или dechado de bien raro ("образец добродетели редкий") в оде "Седая и высокая вершина…". По своему звучанию испанское dechado близко латинскому decus, decoris ("красота", "украшение", "честь", "слава", "добродетель"), однако здесь нет семантического сдвига латинского слова на кастильское, как происходит в случае семантических латинизмов. Испанское слово сохраняет свое значение, несмотря на фонетическую близость к латинскому, и лишь заимствует из латыни способ употребления, калькируя такие общеупотребительные латинские выражения, как, например, rarum formae decus.

Калькой с латинского является и употребление наречия mal ("плохо") перед прилагательными в качестве отрицания "не-", что восходит к латинской модели male+adj, обозначающей отрицание (например, male gratus ("неблагодарный") и male fidus ("ненадежный")). Примерами грамматических калек такого рода служат выражения mal proveida в оде "О Магдалине" (от латинского male provida, "непредусмотрительный") и mal dulce в "Прорицании Тахо" (от латинского male dulcis, "несладкий").

Таким образом, под повседневной лексикой луисианской поэзии скрывается целый комплекс идей, которые могут выйти или не выйти на поверхность в зависимости от образованности и учености читателя. Лексическая поливалентность придает поэтическому языку Луиса де Леона многозначность, наполняя его античными и библейскими реминисценциями.

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова