Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Витторио Мессори

ЧЕРНЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ЦЕРКВИ

К оглавлению

ГЛАВА VIII.
ТУРИНСКАЯ ПЛАЩАНИЦА.

СВЯТАЯ ПЛАЩАНИЦА 1.

13 октября 1988 года на пресс-конференции кардинал Анастасио Болестреро, архиепископ Турина убеждал, что даже если происхождение Плащаницы - средневековое, то это не создает никаких проблем, ни богословских, ни пастырских. Он также сказал, что у Церкви имеются другие более важные проблемы, чем те, которые связаны с «реликвией». Однако добавил, что если бы он поднял этот вопрос перед коллегами и епископами, те сказали бы, что он тратит драгоценное время на надуманные проблемы.

По этому поводу можно шутить, и правы те, которые считают, что Туринская Плащаница творит «чудеса», хотя бы потому, что Церковь не оплатила за анализы, сделанные в трех международных лабораториях. Некоторые ученые из собственного кармана заплатили за научные исследования, желая этим подтвердить свою негативную позицию, однако, эти исследования изменили их агностические и протестантские убеждения о «суевериях папистов». Следующий факт связан с тем, что за границей надо оплачивать интервью, но в нашей стране оно приносит прибыль. В результате пропагандистской кампании многие профессоры, считавшиеся до нее достойными людьми, получили репутацию тщеславных и алчных обывателей. Их поведение очень огорчило доброжелательного епископа, о чем он сказал в официальном заявлении. Это были швейцарцы, англичане, американцы, которые говорили, что «некоторые вещи могут происходить только в Италии».

С большим уважением прошу кардинала Балестреро разрешить мне сказать, что я уверен в том, что заявление этих ученых, а даже ими и представленное, как научное и, принятое публикой с таким вниманием, не будет иметь пастырских последствий. Правда заключается в том, что Церковь не высказывалась о подлинности полотна, и вера базируется не на этом заявлении, а на Писании и Учительстве Церкви. В гипотезе Su Gesu96 я не включил Туринскую Плащаницу, как основу истинной веры. Дело в том, что, по моему мнению, эта реликвия, как и многие другие, только помогает уже существующим убеждениям.

Подобным образом можно говорить и о Лурде. Ни к чему не были бы пригодны богословие, обычный катехизис или заявление «нет проблем», если бы кто-то доказал, что святая Бернадетта была мифоманкой, а все события в пещере являлись инценировкой группы хитроумных торговцев с целью прибыльного промысла.

Девять лет тому назад я собственными глазами видел многокилометровую очередь людей: три миллиона паломников, стоящих под солнцем, терпевших всяческие неудобства только ради того, чтобы пройти возле Плащаницы, выставленной в Туринском Кафедральном Соборе, резиденции Балестреро. Я видел это Лицо с Плащаницы во время моих путешествий по миру, как в бараках, так и в религиозных помещениях. Это одно из немногих изображений, находящихся в редакции Милана, где я обычно пишу.

Смотря на самого себя, христианина, думаю о других людях, таких же, как я, и не могу понять поверхностное высказывание архиепископа, тем более, что он является официальным «хранителем» Туринской Плащаницы. Очевидно, это лишь изображение, что все время подчеркивает Балестреро, добавляя, что у него все время была такая точка зрения и ничего более. Однако, как говорит Клаудел, это тоже какое-то «присутствие». Изображение - да, но есть и надежда, что оно является открытым окошком для мистерии97, что это Лицо является одним из тех знамений, в котором нуждается наше убожество. Не нужно молиться Плащанице, но благодаря ей, мы надеемся однажды сказать слова: «Верую в Тебя, Господи, помоги побороть мое неверие, благодаря таким знамениям!».

Как бы там ни было, я стремлюсь быть сторонником освобождающей истины, и не скрываю свое недовольство. Знаю, что за какой-нибудь восточной иконой находится личность монаха, который написал ее. А кто скрывается за той «иконой», которую - как это с радостью утверждает кардинал - надлежит принимать и почитать так, как будто в ней нет ничего особенного?

Разве мы прикрываем симонским98 обманом восточных производителей реликвий, которые использовали труп какого-то юноши, чтобы получить гипсовую форму, затем сделать бронзовый отлив и подождав, когда копия обретет окраску, получить его отпечаток на полотне, которое нужно было, потом только отретушировать человеческой кровью? А может быть - от такого подозрения застывает кровь в венах, это доказательство в преступлении? Может речь идет о юноше, специально замученном, согласно Евангелию, чтобы потом было возможно манипулировать его телом в целях получения прибыльного подлога? А если эта реликвия специально заказана и произведена как instrumentum regni99, с кощунственной целью, чтобы поддержать престиж какой-то семьи?

Эти вопросы возвращаются, как кошмар из сна, несмотря на подозрительные испытания радиоактивным углем. Вопросы, которые в те дни задавал себе я, и многие верующие. Признаю, что я вспомнил слова Рикардо Сан Виторе: «Господи, если ошибка была в нашей стране, разве не Ты нас обманул?». Ты, который в течение последних 90 лет разрешил, чтобы множество «научных» исследований сосредоточились на этой Плащанице, делая ее все более достоверной, разве ты мог одновременно вести нас к неопровержимой ошибке?

Если все труднее приходится нам верить, тогда зачем нам эта ловушка, где более коварной является «вода мельницы» современной науки. Нам это напоминает крик полный мучения, сказанный Павлом VI на похоронных торжествах Алдо Мора: «Господи, почему?». Кого мы должны просить об ответе: Христа или самих себя? Очередной раз мы «прокляты» (малидикты - используем это библейское понятие), опять мы «доверились» человеку, его мудрости и научным исследованиям, которые обманчивы до такой степени, что в один момент эти промахи прекратили нас вводить в заблуждение. Честность и действительность призывают нас всерьез подумать о том, что произошло. Несмотря на демонстративный и небеззаботный покой Церкви, скандал затрагивает, и будет трогать тех, которым Евангелие дает особые привилегии. Пожимание плечами, так как будто ничего не случилось, не поможет в извлечении «выводов» или «напоминаний», которые (разве могло быть иначе?) Кто-то хотел нам дать.


СВЯТАЯ ПЛАЩАНИЦА 2.

Один из более уважаемых епископов, в связи с исследованиями Туринской Плащаницы, сказал либеральным и антиклерикальным журналам: «Мы, монахи, радуемся отчетам, полученным наукой, благодаря которым объяснена и очищена проблема». «Хранитель» Плащаницы, кардинал, архиепископ Турина, «спокойно» принимая результат научных исследований, решился даже на шутку, которая кажется ему простодушной. Также «спокойно» подтверждает пренебрежение реликвией (в порядке подлинности самой важной для всех) с неясным происхождением, хотя, как говорят, все же она достойна почитания.

Что касается обыкновенных мирян, таких как мы, то они являются, может быть, и наивными, однако, не до такой степени, чтобы без критики упасть на колени перед святой Матерью-Наукой и ее ребенком, святым Углеродом 14, с ее болтливыми священниками, проводящими свои набожные литургии в лабораторных радиологических храмах Тусона, Оксфорда и Цюриха. Нужно намного больше, чтобы убедить нас, что не существует никакой проблемы. Кажется, «спокойные» заключения о том, что произошло, и что нам предлагалось принять, было бы случаем отвергнутым, который Кто-то нам дал (разве с точки зрения веры что-нибудь происходит случайно, особенно в такой проблеме, как эта?...), чтобы проверить нашу ценность и искренность, даже если бы это было очень болезненно.

После многих веков почитания и, прежде всего, после 90 лет научных исследований, экспертами из разных типов науки принесен великий плод в форме результатов, заслуживающих доверия. Проблема Плащаницы остается непростой и страшной: эта волнующая «фотография» Бога, который, по мнению христиан, стал человеком, и распят Назарянином. Или это величайший в истории обман (или «шутка»). Быть может, выходом было бы предложение архиепископа, «хранителя» Плащаницы, который говорит, что даже если бы она представляла кого-то неизвестного, а не Иисуса, ее надлежит почитать, как напоминание нам о мучениях Спасителя?

Осторожно! - предупреждает профессор Перлуджи Баима Боллоне, один из лучших знатоков темы. Осторожно, ибо если Плащаница, на самом деле начала существовать в средневековье, научная гипотеза свидетельствовала бы о страшном преступлении, т. к. чтобы получить подделку, были вынуждены замучить какого-то беднягу. Таким образом, предмет почитания является предметом преступления и симонии, который нужно экзорцировать100. В итоге та же самая наука подтверждает: «Aut Deus aut Diabolus, tertium non datur»101. Или дело в таинственном свете, исходящем от Воскресения, или в темном гнезде разбойников (может даже убийц) средневекового Востока, полного мошенников.

В сравнении с этим неважным кажется шутка с головами Модильяни, сделанными несколькими юношами из Ливорно. Когда шутка раскрылась, никто не подумал о «косвенном пути», что значит, хотя это были и подделанные скульптуры, все равно их нужно выставить в музее, потому что таким образом они напоминали о великом артисте. Произвели их ради развлечения, хотя в какой-то мере они и дальше оставались «иконами» Модильяни... Однако, если за этими камнями прятались юные шутники, то что прячется за Плащаницей, если она на самом деле средневекового происхождения?

Честность заставляет признать, что не так просто освободиться от религиозной проблемы, уточняя, что Церковь никогда не заявляла об ее подлинности. Может случайно, но только в конце XV - начале XVI в., Папы признали 14 индульгенций, столько же было прошений семьи Савойя. Князь этого рода Амадэо IX, объявленный Церковью блаженным, приказал построить для Плащаницы святую Часовню в Чамбери. Юлий II в билле от 25 апреля 1506 года установил «Мессу Святой Плащанице», утвердил канонические молитвы и назначил дату ежегодных литургических торжеств, которые с того времени празднуются 4 мая. Лев X и Сикст V внесли дополнения в этот обряд. И хотя литургия является главной для веры (lex orandi, lex credendi...), решение такого рода, как кажется, приводит не только к проблемам „набожности" в богословии. Достаточно вспомнить св. Карла Боромео, который пешком перешел Альпы, чтобы почтить Плащаницу и потом мигрировал в Турин. Так же все Папы XX века в какой-то мере „впутаны" в это дело: Павел VI сначала в 1973 году разрешил ее презентацию на телевидении, а затем в 1978 г. согласился на волнующее послание о „мистерии этой удивительной и таинственной реликвии". То, кто это пишет, видел среди миллионов паломников, возглавляемых епископом, глубокое почитание, отдаваемое реликвии, выставленной в Туринском Кафедральном Соборе, где только что был назначен кардиналом, архиепископ Кракова, Кароль Войтыла.

Хотя и не существует официальное заявление Церкви, все равно на протяжении многих веков простые верующие, как и Папы, считали Плащаницу чем-то большим, чем только „изображение". Из-за этого, как считает архиепископ, не стоит проводить дискуссии и ограничиваться тем, чтобы видеть в ней лишь напоминание „Страстей", которые могут быть полезны в размышлениях, подобно как в случае с другими святыми изображениями, выполненными руками мастера. Более того, вспомним кардинала Балестреро, одного из великих распространителей досточтимых традиций кармелитского ордена, (к которому он сам принадлежит). Надеемся, что он помнит одну из сестер своего ордена, которая в возрасте 15 лет вступила в Кармель в Лизье. Ее монастырское имя звучало: «Тереза от Младенца Иисуса и Святого Лика», можно догадываться, чем была именно для нее Saint Suaire de Turin102, хотя в то время еще не были открыты ее исключительные характеристики, подтверждающие подлинность реликвии. Или другой пример из множества возможных, кто познал среду миссионеров, тот знает, что в Третьем Мире, настолько восприимчивы к «святым «знакам», и даже произносят много катехез, используя изображения Плащаницы. «Это Господь!» (Ин. 21,7), говорили туземцам миссионеры, поощренные наставниками, епископами и учеными. И что теперь?

Проблема подлинности Плащаницы является «серьезным делом», имеющим огромные последствия, которые, хотя теоретически могут и не касаться веры, но на практике очень может повредить. Разве мы, которые все время готовы добиваться искренности и правдивости от «других», можем в ответ пожимать плечами, когда до нас доходит очередь продемонстрировать эти добродетели? Нашим долгом является продолжение этого дела, т.к. есть еще надежда, еще вернуться к тому, чтобы, учитывая все произошедшее придти к какому-то заключению. Ни в коем случае это событие не является маловажным, каким-то поверхностным преданием, но наоборот чем-то, что касается всех наших размышлений над тем, что свято.


СВЯТАЯ ПЛАЩАНИЦА 3.

В двух предыдущих «статьях», мы пытались показать всю серьезность брошенного вызова, вызвавшего подозрение, основанное на «научных» исследованиях, что Святая Плащаница является средневековой подделкой. Естественная реакция читателя укрепляет нас в убеждении, что они не являются единственными, которые до конца обдумали все, что произошло.

На самом деле, когда неверующие исключают многие элементы, верующие a priori103 не исключают ничего. Ничего. Даже гипотезы дьявольского обмана. Разве существует какое-то подтверждение, что в основе предполагаемой «подделки» нет желания обогащения и насмешки, а ловушка того, кто является «отцом лжи» (Ин. 8,44)? Одним из тех, кто задал этот вопрос, является Кеннет Е. Стевенсон, инженер, на самом деле не визионер, а пресс-атташе 40 североамериканских ученых, которые в 1978 г. подвергли Плащаницу самым тщательным исследованиям, чтобы, наконец, сдаться тому «сверхъестественному предмету», открыть его тайну. (Было бы, хорошо, посмотреть книгу Verdetto sulla Sindone104, написанную Стивенсоном, изданную Queriniana, и еще имеющуюся, в продаже). Известно, что „мистерия" может обозначать Бога или дьявола. Американский ученый, который высказывал свои скептические замечания, в конце концов, чувствует обязанным принять Иисуса, чья любовь достаточно подтверждена его техническими приборами: „Моя жизнь преобразилась". Что-то подобное испытали другие, например, криминалист из Цюриха Макс Фрей, который, на полотне обнаружил пыльцу растения из Палестины. Даже, Болестреро заявил: «Перед Святой Плащаницей произошло очень много чудес и произойдет еще больше». Многие чудеса, совершенно невероятны, от так называемых «физических» до чудес духовного исцеления, чудес сосредоточения веры, благодаря размышлениям перед Его Ликом.

«И, если сатана сатану, изгоняет, то он разделился сам с собой: как же устоит царство его?» (Мф. 12,26). Одним из следов дьявольской деятельности является ловушка для веры, а тем временем, этот «Знак» помогает вере, побуждая святых к размышлению, только Богу известным способом затрагивая многие сердца.

Слово «дьявол» этимологически обозначает «того, кто разделяет», а тем временем многие протестанты и православные присоединяются к католикам, чтобы в этом знаке признать Господа и использовать это как повод к встрече, а не к раздору.

Но, если красота является Божьим следом, как этому учит вся Традиция, тогда разве может быть какой-то обман тьмы в реликвии, для которой очень святой отец Гуарино Гуарини на коленях, написал одну из наиболее изумительных европейских для Барокко, чудесную Часовню, царствующую уже три века на небе Турина?

А если это не дьявол нас обманул, а мы сами себя обманули, смотря на слишком серьезные материальные знаки вместо того, чтобы обратиться к устойчивой и чистой Вере, похожей на веру янсенистов и кальвинистов, которые пренебрегают такого рода помощью? На этот вопрос среди других ответил Дон Джузеппе Гиберти, один из лучших итальянских знатоков Библии, который досконально изучал связь между Святой Плащаницей и Новым Заветом. Он заявил, что день, когда были объявлены результаты анализов при помощи радиоактивного углерода, стал для него «очень болезненным днем». Тот же уважаемый во всем мире строгий эгзегет105 напомнил, что «вера не может настолько воплотиться, чтобы создать невозможным какое-либо отношение с более глубокими чувствами человека». Гиберти добавляет, что, «не будет столь очевидным то, что было сказано в передаче 1978 г., что феномен подобного рода, как Плащаница, не является настолько необходимым материальным мостом, соединяющим с Христом-Человеком. Так как в области Веры нет места подобным событиям. Это не вера подсказывает Богу, какие способы он должен использовать для поддержки нас на пути ведущем к Нему, а Он сам избирает дары, которыми хочет нас одарить». Это не мы, верующие искали Плащаницу, и не мы спланировали ни таинственное появление в Лирей 1356 г., ни фотосъемку в 1898 г., давшую начало удивительному потоку научных исследований.

Хотя, как уже подчеркивалось, мы готовы принять каждый «урок», но совсем не хотим, чтобы последствия такого урока были отброшены назад тем, что касается Божественного отпечатка, который нужно принимать разумно и с благодарностью, как нечто помогающее неверию, которое все время нас беспокоит. Это правда, что вера все время должна подвергаться очищению, но сама логика воплощения напоминает нам, что мы не в состоянии детализировать воплощение, лишая его человеческого элемента до такой степени, как делал это некто стоящий и благодарящий Бога, что «я не таков, как прочие люди» (Лк.18, 11). Соблазнен верующий, который a priori отбрасывает христианский материализм, послание о душе и теле (тело предназначено для вечной жизни), в этом случае мы стоим перед опасностью гностического спиритизма, отделяющего веру от человека.

Что тогда? Разве мы должны констатировать правдивость исследований, напоминающих нам всю сложность определения возраста нити из одной средневековой простыни с нитками Той Простыни? Или напомним, как подвергали испытанию ткань, погружая ее в кипящее масло, объясняя это «Божьим судом», вспомним пожар или приложив к нему сукно, на котором остался след, как это подтвердила одна из лабораторий, нашедших такие же следы на образце? Или подчеркнем, что был один, а не три анализа, т.к. они были проведены той же самой группой, использующей те же самые методы?

Предположим, что проблема является более сложной с религиозной точки зрения, а также как подчеркивали некоторые эксперты, для соответствующей научной концепции с ее ограничениями, нашей обязанностью является противостояние попытке шантажа: «Вы не соглашаетесь на испытание углеродом С14, потому что боитесь». Бояться? Чего? Может быть, различия планов и концепций по поводу той Жизни, которая (если бы была признана «подлинность» Святой Плащаницы) прибавила бы этому полотну таинственную силу и сделала бы ее таинством. Дело в том, что этот случай касается тайны, которая по своей природе была и будет оставаться все время недоступной для человека. Или приведет к потере доверия к самым сложным и точным приборам, сделанным человеческими руками. Посмотрим. Если нужно будет написать что-то еще больше, то я это сделаю. Если вы не понимаете основную мысль этой статьи, то это моя ошибка.


СВЯТАЯ ПЛАЩАНИЦА 4.

Архиепископ Турина - «хранитель» святой Плащаницы после долгого молчания, выступил от имени Святого Престола на пресс-конференции 13 октября, так как многие наблюдатели считали его последнее высказывание (как будто бы ничего не изменилось), слишком преждевременным.

Кажется прекрасной инициатива кардинала Балестреро вернуться к делу, которое едва ли могло показаться «второстепенным» для тех, кто имеет скрупулезность в закрытых антисептических лабораториях богословия, страдающего нехваткой контакта «с народом Божьим», к которому - не смотря на все прочее, - не перестают обращаться. Тысячи писем, телеграмм и телефонных звонков, которые мы журналисты получали, доказывают чувство беспокойства: озабоченность, разочарование, огорчение отбрасывали безусловное доверие к «Науке», к методу ведения дела и его презентации. Даже, если предположить, что это не является "богословской" проблемой (нужно принять во внимание, то, что подчеркивалось в течение шести веков, набожность и литургия ставят серьезные вопросы), все равно это будет являться пастырской проблемой, которую люди Церкви не могут игнорировать.

Итак, продолжим линию «открытости» и «явной молвы» (греческий термин parresia из Нового Завета), так как современное поведение перед мирянами рекомендуют даже Синоды епископов, считая, что ничего мы не должны скрывать. Ничего. Даже обстановку духа, которую журналисты (а тем более профессиональные толкователи общественного настроя) наблюдают в лоне той «базы Церкви», желающей, чтобы с ней обращались всерьез, как это подобает.

Мы имеем дело с оживлением, которое в состоянии подтолкнуть верующего, даже не обязательно разбирающегося в этом деле, чтобы он с разочарованием написал: «Святую Плащаницу, на протяжении веков чтили и берегли в семье Савойя, а теперь оказалось , что после передачи в дар от знаменитой семьи в руки Церкви, ее деляг на кусочки, и подвергают унизительным исследованиям странные ученые, заявляющие о подделке». Подобным образом высказывается специалист (преданный католик Роман Америо, пенсионер, бывший директор лицея Лугано, известный во всем мире, благодаря своим исключительным и иногда полемичным эссе). Он дошел до того, что подозревал «людей Церкви» в «грехе, против добродетели веры и пренебрежения чувствами божьего народа, которому на протяжении веков показывали Туринскую Плащаницу, как подлинное изображение, оставленное Святым Телом Господа, а не как обычный «образ», как хотят это сделать сейчас». Более того, по мнению того же Америо, духовный грех тройной, гак как речь идет о «действии против доктрины через признание убежденности в точности науки, которые - по католическому мнению - ей не принадлежат». И еще: «Грех против разума, так как мнение трех ученых-знатоков сделав догму, обесценило, таким образом, целый век работы знатоков, вместо того, чтобы добиваться следующих исследований».

Эти суровые слова, могут быть, плодами временного волнения. Однако, parresia рекомендованная самой иерархией обязывает нас подчеркнуть, что речь идет о словах, даже, если и неприемлемых, но являющихся истинными чувствами, существующими в лоне «Божьего народа», обозначающих «знаки времени», на которые должны ответить пастыри Церкви.

Вернемся к декларации, которую кардинал Балестреро предоставил в интервью в одном еженедельнике своей епархии. Он сказал: «Мы доверили науке, так как она сама просила об этом». «Это знак, добавил он, христианской сплоченности». Однако, редко что является столь простым; почти все всегда является сложным. Английский специалист Христофор Дерик, апеллируя к «сплоченности», заметил с типично британским прагматизмом: «Науку, включая исследования с С14, мы можем считать убедительной, если предположить, что Воскресение никогда не имело места. Однако, она является менее убедительной, если предположить, опираясь на гипотезу, что оно имело место».

Из этого вытекает, что науку мы можем принимать, единственно потому, что она является «повторением». Воскресение Христа противоположно этому утверждению. Это трижды повторяется в Послании к евреям hapax106, в полном значении этого слова как, то, что случается «один раз и навсегда». Вера приводит нас к тому, чтобы всем опираться на ее фундаментальную действительность, хотя мы знаем о ней не много. Начнем с того, что в физическом смысле может обозначать таинственный отпечаток тела на Плащанице, и на самом контакте с этим Телом.

Но, если бы, результаты анализов не ставили перед собой цель (как хотят некоторые), чтобы привести к уменьшению значения «реликвии». Или наоборот, если бы являлись вызовом, чтобы смотреть на них всерьез, принимая ее тайну и не уступая, перед шантажом ученых, которые хотят «доказать» с помощью своих инструментов, то и в этом случае результаты оказались бы бессильными? А может речь идет о «бросании жемчуга вашего перед...» (Мф. 7,6)? Поль Клодель:

«... потому что от Него исходила сила и исцеляла всех» (Лк.6,19). Это была та самая сила, которая оставила эти чудесные следы". Разве это не было той самой силой, которая, каким-то образом преобразила полотно и довела до того, что наша техника ослепла?

Уже много лет тому назад после исключения всяких других гипотез (не возможно, чтобы этот рисунок, а также образ был сделан при помощи пара), кажется, пришли к соглашению, что этот рисунок как будто «легкий обжиг», который невозможно получить с помощью средств, какими пользуется человек. Какой огонь создал этот феномен в таинственной могиле, из которой вырвался крик, как будто в «великое землетрясение» (Мф.28,2)? Науке полезно исследовать простыню какой-то мумии. Однако, если речь идет о подлинности изображения, то мы прикасаемся к Плащанице, из которой вновь вышел Тот, который Единственный и Которого «воскресил Бог» (Деян.2,32). Уголь является творением солнца. Поставим гипотезу, что произойдет с ним, если будет подвергаться контакту с Сыном Того, кто создал солнце и движет им? Как же мы можем определить дату, если «у Господа один день, как тысяча лет, а тысяча лет, как один день» (2 Петр 3,8.)?

Нет, случай с Плащаницей нельзя ограничить, как заявил кардинал, консервацией и обновлением средневекового «изображения» неизвестного происхождения. Та же самая основа, на которую опирается наука (если которая является подлинной и знает свои пределы), убеждает нас в том, что дело ни в коем случае не закрыто.


СВЯТАЯ ПЛАЩАНИЦА 5.

Паскаль заметил что, то что касается «порядка» веры, нужно рассматривать в соответствующих категориях, которые с точки зрения религии тоже принадлежат вере.

Для достижения научных истин мы пользуемся разумом, аргументами и опытом. Для религиозных истин эти составляющие должны быть полезными и должны использоваться до определенного момента, но в общем не являться решающими. Чтобы «доказать» веру этого святого «знания», которое не имеет ничего общего с лабораторными знаниями, а только с мистикой в значении «конкретного опыта Бога», являющимся «истинным, объективным познанием Его» в непосредственном контакте. «Специалиста», имеющего «научные сомнения», которому "«Знание» надмевает" (1 Кор.8,1), нельзя сравнивать с мистиком. Он «знает» потому что «видел» и «дотронулся». Таким образом, мистика является наиболее убедительным источником познания, потому что основывается на тайном, но объективном опыте, который не нуждается в «споре» о вере, уже подтвержденной событиями, так как опирается на очевидное.

Однако, Павел предупреждает, что в таком случае, нужно идти разумно, так как не все «мистики», на самом деле являются мнимыми. В этом взгляде Церковь всегда была разумной, а иногда даже слишком осторожной.

Среди мистиков, которых приняла Церковь, после просеивания через ее густое сито, находится Анна-Катерина Эммерих, простая пастушка, родилась в Вестфалии в 1774 году, отброшенная всеми орденами и, наконец-то после неисчислимых унижений, принятая в орден августинок, где с 1813 года до самой смерти в 1842 году не вставала с кровати. Эммерих, получила стигматы и была первой, кто видел сверхъестественные видения, которые вызывали сомнения и непонимания», может быть, по причине неправильного подхода к ним. По этой причине, а также из-за политической обстановки в Германии, несмотря на почитание народа, который никогда не оставлял ее, беатификационный процесс начался только в 1981 году. Сейчас Церковь назвала ее «рабой Божьей».

Благодаря любезности читателей, у меня на столе 4-е издание видений Эммерих: La dolorosa Passione di N.S. Gesu Cristo107 . Оно издано в Бергамо, в 1946 году с согласия епископа Бернарегти, а до него - генерального викария епархии Ратисбона, в Баварии. На страницах этой книги, изданной с согласия двух сановников Церкви, находится удивительный рассказ о том, что заклейменная Эммерих, видела в своей кровати 170 лет тому назад. Речь идет о Плащанице. Там говорится, что Плащаница, почитаемая в Турине, не была подлинником, но «следом» (копией), полученным чудесным образом в древности. Когда-то к старинному льняному полотну, приложили новое. На счет «подлинности» Плащаницы, мистичка высказывается следующим образом: «Я видела подлинник, немного изношенный и разорванный, почитаемый в каком-то месте в Азии не католическими христианами. Я забыла название города, расположенного вблизи страны трех волхвов».

По мнению тайных видений рабы Божьей (те видения многократно предупреждали об открытиях современной библейской археологии), Распятого обвернув бинтами, и обмотанного таким образом, положили на простыни. Давайте послушаем: «Перед моими глазами произошло волнующее чудо. Иисус как будто хотел своим уходом компенсировать тревогу и любовь. Он показал свое Пресвятое Тело со всеми ранами, отпечатанными на простыни темно-коричневым цветом. И он оставил свое «изображение» на полотне, которым был обвернут (...). Необыкновенное событие было столь велико, особенно, когда простынь развернули, а еще больше, когда оказалось, что бинты, обвивающие Его Тело, были белы, как до этого (...) На нижней части простыни отпечаталась одна часть тела Искупителя, а другая на той, которой прикрывали».

Эммерих продолжает, говоря, что «видела многие вещи связанные с поздней историей этого полотна» как, например то, что «Его почитали в разных местах. Добавляет также удивительные подробности: «Один раз из-за него поругались, и чтобы прекратить спор подожгли полотно». Это бросающееся в глаза сходство, с упомянутым до этого «судом Божьим», которому была подвержена Плащаница, чего, однако, непросвещенная монахиня не могла знать. Удивляющим является факт, что никогда не покидала своего места проживания, она сумела точно описать цвет изображения на простыне («темно-красный»), как и рассказать, что были на ней изображены «все Его раны», что можно было подтвердить только спустя 80 лет благодаря первым снимкам.

И еще один непредвиденный фрагмент, о котором мы уже напоминали: «Благодаря молитве одного святого, получено два оттиска, как верхней, так и нижней части, путем простого наложения одного куска полотна на другой. Так получены репродукции, которые Церковь желанно признала, освященные этим контактом они сотворили многие чудеса». Потом следует мнение, посвященное участи подлинника скрытого в Азии.

Наконец - самая большая неожиданность, так как появляется название «Турин»: «Я так же видела в тех видениях другие вещи, касающиеся Турина»...Те «другие вещи», кажется, относятся, к фрагменту, где речь идет о неслучайных репродукциях, какого-то города (который до сих пор не назван).

К «свидетельствам», возможно будущей святой, нужен какой-то осторожный религиозный подход. Но нельзя их отбросить a priori, так как не стоит забывать, что в подобных случаях мистик "знает" больше, чем ученый, а в Церкви существует уже известный прецедент109 «изображения»: епанча мексиканского индейца, на которой в XVI веке Пресвятая Дева Мария оттиснула, тоже чудесным образом, изображение, почитаемое во всей Латинской Америке. Разве Турин, это Гваделупа? Такой вопрос может поставить тот, кто потерял уважение к Тайне.


СВЯТАЯ ПЛАЩАНИЦА 6.

Из-за немедленной реакции читателя, прихожу к выводу, что полезным будет дополнение рабы Божьей, Анны-Катерины Эммерих, заклейменной, чей беатификационный процесс длится уже 170 лет, и которая имела «видения» потерявшегося подлинника Плащаницы и простыни из Турина, как одной из трех копий, полученной «гораздо позже» (в средневековье?), в результате чуда. Также чудесным было происхождение первой Плащаницы, созданной «проекцией», а не через контакт, если придерживаться версии мистички, опубликованной с предостережением, нормальным в такой обстановке, говоря о «исключительно человеческой вере», хотя с imprimatur110 двух епископов. Это удивительно, но наука говорит о необъяснимой «проекции», как об одной возможности происхождения изображения. Так же необыкновенным является тот факт, что необразованная деревенская девушка «видела» точный цвет изображения и подробности, которые значительно позже были подтверждены исследованиями, проведенными в архивах, как хотя бы тот «суд Божий», означающий испытание реликвии огнем.

В подтверждение, что эта тема небезразлична, являются кучи писем, а так же пресса, которая занялась этой темой. Если бы эти чудеса имели начало в Святой Плащанице, то Церковь не проигнорировала бы ни одной подробности. «Средневековая реликвия» из Турина была бы похожа на епанчу бедного индейца из Гваделупы, на которой Мария отпечатала свое изображение, и оказавшую большое влияние на евангелизацию Латинской Америки. По сей день, перед ней проходят и стоят на коленях миллионы паломников. Известно так же, что научные исследования, которым была подвержена эта tilma, окончились заявлением, что это «невозможная вещь». Более того, растительная ткань, из которой сделана епанча, снашивается на протяжении нескольких лет, тогда, как эта, с Гваделупы, полностью свежая, после почти четырех веков (два из которых она пробыла под открытым небом), как будто ее сделали вчера, отличаясь от других особенными качествами, например, устойчивостью к пыли. Исследования под электронным микроскопом, открыли необыкновенные вещи, как например «снимок» в зрачке глаза Марии, показывающий сцену (епископа и других сановников) в момент создания изображения.

Остерегались того, что в Гваделупе тоже победят анархические просвещенческие течения, лишенные уважения к тайнам и верующим, не посещающим места, где господствует «зрелая вера»! (Однако, разве Евангелие не приказывает нам «будьте как дети», чтобы вообще что-нибудь понять?); предвидя намного дальше, что какой-то Рембо с помощью колдовства и суеверия, насилием откроет дорогу С14; надеялись, в конце концов, быстро распространить в Гваделупе многие результаты междисциплинарных научных исследований, которые продолжались почти столетие, во имя другого научного предложения, принятого как совершенный сам в себе, чтобы посмеяться над всеми другими. Попробуем из того, что мы сказали выделить предварительные результаты размышлений на эту тему, которая нас так захватывает, так как они не только для того, что бы их «спокойно» отложили в архив.

Во-вторых, от понимания написанного, приходим к тому, что не нужно менять уже сказанное, несколько месяцев назад, на тему распространения результатов неупорядоченных анализов начинаемых словами: «Пусть помечтают те, которые считают, что осенью результаты исследований с использованием радиоактивного углерода «наконец расскажут нам истину». Мы напоминали, что тайная стратегия библейского Бога заключалась, как сказал Паскаль, в «одновременном открытии и закрытии», «награждение веры светом, а неверия - тьмой». В конечном итоге речь идет об опоре нашей свободы, чтобы наша вера могла, быть «даром», выбором, предположением, а не подвергалась человеческому убеждению». Мы говорим, что «если Плащаница, на самом деле, связана с тайной Христа, то должна быть соблюдена Его логика, складывающаяся из двусмысленности, а не очевидности. Deus abcjnditus111, о чем пророчил Исайя, который открывается и заключается в личности Иисуса Христа, не хочет никого поработить и не хочет отнять у человека право сомневаться».

Я сказал себе, на самом деле, эти «свет-тьма» позволяют, чтобы для веры могли способствовать противоречия относительно дат. Ожидаемые три различных результата невозможно согласовать между собой, однако, ни в одном случае я не надеялся на согласованное решение, опровергающее происхождение Плащаницы в I веке. Я не принимал во внимание то, что в трех лабораториях были использованы одни и те же методы и одинаковые инструменты. Противоречия, которые я ожидал, появились только по простой логике веры, как неизбежность споров между разными дисциплинами в лоне самой Науки. И так, с одной стороны наука говорит «средневековое», а с другой, доказывает, что это «невозможно, так как истинное чудо являлось бы подделкой».

Метод с радиоактивным углеродом, очевидно принадлежит науке с какими-то ограничениями, которые, кажется, не приняли во внимание. Хотя тоже существует «плащаницелогия» (кроме того, наука относится ко многим другим дисциплинам, так как основана на физике, химии, ботанике, медицине, археологии и т.д.), разработанная на протяжении 90 лет, не профанами и визионерами. Относительно Плащаницы: те кто хочет ее «отвергнуть», дает преимущество науке, пользующейся радиоактивным углеродом; те кто хочет ее «принять» обратятся к огромному количеству результатов, которые нам дают другие научные дисциплины, противоречащие тем результатам . Таким образом во всем, что касается Христа, каждый призван принять собственное решение, потому, что как для одних, так и для других существуют «очевидные» (или хотя бы ясные) доказательства.

Очевидно, те, кто хотел бы продолжить «подтверждение» подлинности Плащаницы не должны забывать о последнем утешении, обо всем что мы стремились сказать, начиная с заявления о подлинности этого куска полотна с его исключительностью, так как он раз и навсегда запечатлел уникальный акт Воскресения и то еще не известным способом. Не можем забывать также о том, что с точки зрения веры и «знания святых», т.е. мистиков, является более достойной заменой, чем знания ученых, чьи инструменты слепы, и являются дезориентирующими в столкновении с чудесами «такого рода», как видения Эммерих или плащ в Гваделупе.

Чего мы можем ожидать от этого Изображения? Чтобы оно в своей двусмысленности сохранило эту таинственность, доходящую до того, что Бог Иисуса не является Богом Магомета, у которого, неверующий не имеет права гражданства и является сумасшедшим, так как сопротивляется очевидному. Даже в своей близорукости (что на самом деле соответствует тому, что «Мои пути, не ваши пути») ожидалось чего-то большего, тайна не только осталась неприкосновенной, но стала еще более таинственной, подчеркивая научные расхождения, которые противоречат самой науке. Наша задача не заключается в закрытии без дальнейшего проведения исследований плащаницелогии и собрании большого количества данных, восхваляющих тайну, которая не является гарантией свободы. Нужно уметь сказать "нет", а также "да". Во имя веры и разума.


СВЯТАЯ ПЛАЩАНИЦА 7.

Вина, если вообще является чьей-то, не во всем наша. Читатели, одолевающие нас горячими просьбами, добиваются повторного анализа этой Загадки, свернутой в рулон и охраняемой тройной защитой под чарующим туринским куполом, расписанным монахом и математиком Гуарино Гуарини.

Этот «народ Божий», который действительно стремится найти выход из противоречащих научных исследований (доказательства, собранные на протяжении 90 лет исследователями Плащаницы против радиоактивного углерода С14), как об этом говорят папки корреспонденции, кажется «думают обо всем».

Итак, некоторые таким самопожертвованием добиваются большего внимания, полного вопросов, которые до сих пор походили на замечания, не стоящие особого внимания. Я тоже, мало интересовался этой проблемой, хотя был внимательным читателем всего, что было написано на эту тему. Кстати, издательство Сан Пауло получило предложение издать Акты IV Съезда исследователей Плащаницы под заголовком La Sindone. Indagini scientifiche112. Эта книга, на которую, нужно обратить внимание, убеждает в многообразии исследований. Их нельзя признать недействительными, в связи с противоречивыми высказываниями.

После неубедительных результатов, полученных с помощью радиоактивного угля, заявляющих о «средневековом» происхождении Плащаницы, можно сформулировать следующий вопрос: Разве возможно доказать существование Плащаницы, еще до ХШ в., или начала XIV в.? Известно, что многие эксперты считают неубедительными подготовленные, тексты. Архивы Восточных Церквей до сих пор не исследованы. Почему, имея более 600 научных организаций, университетов и католических институтов, исследования полотна до сих пор находятся в частных руках людей доброй воли? Почему бы ни запланировать систематические, исторические археологические исследования, а также исследования, основанные на технических науках?

С того момента, когда мы начали пользоваться письменностью, некоторые ученые, учитывая область искусства, доказывали, что на Востоке, начиная с IV в. появились изображения Иисуса Христа, напоминающие сильно копии изображения, очень идеально похожими на Плащаницу. Возможно, в первых веках Запад больше считался с авторитетом Востока и с мнением его канонов, изображая Иисуса без бороды и усов с короткими и кудрявыми волосами, а не с длинными и прямыми, с бородой и усами, что сегодня мы считаем «догмой»? Что, однако, могло внушить такое изображение, если не какой-то «прототип»?

Является известным тот факт, что древние отцы Восточной Церкви и только они (и те, которые имели с ними контакты), считали, что Иисус прихрамывал или был хромым. Кажется, этот вымысел берется из Книги Исайи («Нет в Нем ни вида, ни величия» [53,2]), либо из Псалма («Я же червь, а не человек» [IIс. 22,7] ). Однако нигде в Евангелие не сказано, что Мессия хромал.

Это убеждение было столь глубоким, что в Греции, а затем в России и на всем славянском Востоке был распространен крест с подставкой под ноги с изгибом как для человека с одной нормальной, а другой короткой ногой. И не только это: очень часто изображали Христа с известной внешне «византийской искривленностью», что означает с телом повернутым на бок, как в случае, если человек хромает. В стилизованных изображениях, которые можно встретить и по сей день, греко-славянский крест сохраняет наклонную подставку под ногами.

Объяснение, разъясняющее символику изображения, как, например, весы справедливости, или силу Христа, который находился на дереве, существуют с давних времен и не являются достаточными. Но знаем об этом, благодаря исследованиям старых икон, где изображена Мария, часто держащая в руках Младенца Иисуса с деформированными ногами и ступнями. В одном монастыре был найден волнующий образ Пресвятой Девы, с грустью размышляющей о Младенце, хромом от рождения.

Не существует никакого подтверждения этой мысли, которая исходит от Отцов и Восточного искусства. Ни одного, если только Плащаница восточного происхождения. Это не только один из апокрифов113, но именно Плащаница, если посмотреть на нее сзади, изображает Иисуса хромым, Его правая нога на несколько сантиметров длиннее левой. Кроме того, не только хромого, но и повернутого, из-за вывихнутого бедра и с деформированным плечом из-за тяжести креста. Многие медики, которые исследовали Плащаницу, в этом не имеют никаких сомнений: первой прибили правую ступню, затем повернутую левую, выше и сбоку. Когда сняли Тело, rigor mortis114, привело к тому, что ноги остались деформированными, бедро возвышено, а тело опущено. Именно такие следы были оставлены на Плащанице, вводя в заблуждение людей Востока, которые приняли это, как врожденную деформацию.

Это является очевидным, что Плащаница, которую мы знаем, на много старее, чем это показывает С14, и целые века где-то была спрятана. Сначала, из-за сопротивления евреев (в своих видениях, Эммерих рассказывает о двух случаях «кражи» полотна евреями), затем по поводу войны иконоборчества115. А когда она закончилась, из-за страха, перед кражей (этот оправданный страх закончился в Европе, благодаря одному из крестовых походов). Это все не препятствовало хранению тайны, но прочному мнению Отцов, представлять Иисуса, как хромого и деформированного, а также иконографии, которая, как мы знаем, не подвергается вымыслу монаха-иконописца, но подчиняется официальным и скрупулезным законам Церкви.

Эти данные противоречат гипотезе «средневековой подделки». Как об этом написал журнал Civilta Cattolica, посвящая Плащанице глубокую мысль Элота: All our knowledge bring us nearer to our ignorance («Все наши знания приближают нас к нашему невежеству»), открывая нам путь для тайны. Удивляет так же факт, что во время поисков и исследований не нашлись другие изображения, сходные с Плащаницей. С одним исключением: в 1898 году (именно в годовщину первых туринских фотографий, сделанных адвокатом Сиконти Пиа), умер ливанский отшельник Шарбел Маклоуф . Его смертные останки остались невредимыми, сохраняющими температуру тела живого человека. И притом до такой степени, что на протяжении дня дважды меняли ему мантию. Это продолжалось до 1950 года, когда представители беатификационной комиссии положили ему на лицо платок, на котором отразилось его лицо, похожим образом, как на Плащанице. В декабре 1965 года в присутствии всех участников Второго Ватиканского Собора,, Павел VI объявил его блаженным116. Это был первый восточный святой, начиная с XIII в. Что это может обозначать? Случайность? Разве в этой области существуют случайности?

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова