Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Норман Кон

БЛАГОСЛОВЕНИЕ НА ГЕНОЦИД

Миф о всемирном заговоре евреев и "Протоколах сионских мудрецов

Ср. о боязни заговоров Энтин, 2000.


Перевод с английского Бычкова С.С. 
Общая редакция и послесловие Карасовой Т.А. и Черняховского Д.А. 

Москва Прогресс 1990 

Прим. Якова Кротова: перевод всё-таки мой, Бычков в 1980-е, когда я переводил эту книгу для самиздата, английский почти не знал. Ну, перевод слабенький, скажут самокритично.

Главы: 1, 2, 3, 4, 56, 7.

====================================================================== Книга крупного английского ученого Нормана Кона посвящена аналитическому обзору истории возникновения и широкого распространения в различных странах мира целого ряда политических фальшивок провокационного характера, легших в основу печально известных "Протоколов сионских мудрецов". История фабрикации самих "Протоколов" весьма запутана и связана с деятельностью царской охранки в России. В книге дан анализ антисемитизма в России, показан тот исторический фон, на котором, используя широко известную склонность к мистике и юдофобству последних Романовых, действовала ультраконсервативная часть придворных кругов и политическая реакция. Книга рассчитана на широкий круг читателей. ====================================================================== 

    ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава I. "Протоколы сионских мудрецов" и "Диалог в аду" Глава II. Охранка и оккультисты Глава III. "Протоколы сионских мудрецов" в России Глава IV. "Протоколы сионских мудрецов" появляются в Германии Глава V. Немецкий расизм, Гитлер и "Протоколы сионских мудрецов" Глава VI. Миф в нацистской пропаганде Приложение Вместо послесловия Глазами политолога Глазами психиатра ====================================================================== 

    К ЧИТАТЕЛЯМ

Предлагаемая вниманию читателей книга представляет интерес в нескольких отношениях. Прежде всего она дает ответ на вопрос о подлинности документа, который до сих пор имеет хождение в качестве одного из оснований для черносотенной антисемитской пропаганды. Крупный английский ученый Норман Кон, основываясь на значительном числе документов, прослеживает историю создания фальшивки, которая под названием "Протоколы сионских мудрецов" была пущена в ход в начале XX века погромщиками в России, а затем использована в Германии в период подготовки прихода к власти нацистов. Мне самому пришлось услышать о новом появлении этой фальшивки в "самиздате" черносотенцев в 1977 году, а позднее "Протоколы сионских мудрецов" стали у нас в стране широко известны. К сожалению, история фальшивки подробно освещалась только в иностранной печати. Хотя неподлинный характер документа общепризнан, что находит отражение, например, во всех последних изданиях "Британской энциклопедии" и в других стандартных западноевропейских и американских справочных изданиях, тем не менее наш читатель до сих пор не обладал достаточно полным и обстоятельным описанием истории создания этого подложного текста. Основные вехи в раскрытии того, как был сфабрикован документ, были намечены еще выдающимся исследователем новейшей русской истории Бурцевым. Опираясь на разоблачения Бурцева и работу, проделанную другими исследователями, Кон убедительно прослеживает этапы создания фальшивки. Используя интертекстуальные методы исследований, он неопровержимо доказывает, что в основу "Протоколов сионских мудрецов" и их последующих видоизменений, широко использовавшихся в целях черносотенной пропаганды, положен блестящий французский политический памфлет прошлого века. Одним из основных приемов этой пропаганды было и остается до сих пор распространение выдумки о якобы существующем еврейском (в нацистской терминологии "жидо-масонском") заговоре, ставящем целью поработить другие народы. Одним из недавних проявлений этой общей тенденции явились наводнившие нашу печать рассуждения о русофобии. К сожалению, это лишнее свидетельство актуальности книги Нормана Кона, воссоздающей ту мрачную атмосферу сперва в России начала века, потом в предфашистской Германии, которая сделала возможным распространение фальшивки. Книга Кона с пользой будет прочитана всеми читателями.

Вячеслав Иванов народный депутат СССР, доктор филологических наук, профессор 

    Глава I. "ПРОТОКОЛЫ СИОНСКИХ МУДРЕЦОВ" И "ДИАЛОГ В АДУ"

    1

Люди, которые в XIX веке распространяли миф о всемирном еврейском заговоре, составляют довольно пестрое общество. Это Баррель и "Письмо Симонини" в начале столетия; значительно позднее, в последней трети века, - Гедше в Германии и "Речь Раввина"; французы Гуньо де Муссо, архиепископ Меран, аббат Шабо, Эдуард Дрюмон, русский Брафманн, поляк Лютостанский, серб Осман-Бей. Эти люди совместно расчистили дорогу знаменитой подделке, которая надолго пережила их собственные, канувшие в Лету, сочинения. "Около 1840 года, - писал Осман-Бей в своей книге "Завоевание мира евреями", - еврейский парламент был созван в Кракове. Это было нечто вроде Вселенского Собора, где собрались для совещания вожди Избранного Народа. Собрание ставило своей целью определить средства, наиболее пригодные для достижения евреями господства над всем земным шаром"[Osmаn-Веу. Die Eroberung der Welt durch die Juden. Wiesbaden, 1875, S. 48.]. Эта фантазия легла в основу "Протоколов сионских мудрецов". "Протоколы" состоят из докладов или заметок для докладов, в которых некий член тайного еврейского правительства - "мудрецов Сиона" - излагает план достижения мирового господства. Число "протоколов", докладов, или глав в обычном, стандартном варианте, - двадцать четыре; они собраны в брошюру, в которой в обоих английских изданиях небольшого формата около ста страниц[В русском издании 1917 года 83 страницы. - Прим. ред.]. Содержание "Протоколов" передать не так просто, поскольку они многословны и изложены напыщенным стилем, а аргументация их уклончива и лишена логики. Однако, прилагая известное старание, в них все же можно различить три главные темы: критика либерализма, анализ методов, якобы позволяющих евреям добиться мирового господства, и описание их будущего всемирного государства. Эти темы излагаются в самом беспорядочном виде, но в целом можно сказать, что первые две преобладают в первых девяти "протоколах", в то время как остальные пятнадцать посвящены главным образом описанию грядущего царства. Если попытаться упорядочить аргументацию "Протоколов", то она, в общих чертах, выглядит следующим образом. Расчеты "мудрецов" строятся на специфическом понимании политики. По их мнению, политическая свобода - это лишь идея, - идея, обладающая огромной привлекательностью для народных масс, но которая на практике никогда не осуществлялась. Либерализм, который берется за выполнение этой неразрешимой задачи, приводит в итоге лишь к хаосу, ибо люди не способны управлять собой, они не знают, чего они на самом деле хотят, легко обманываются показной видимостью, не способны принять правильное решение, когда необходимо выбирать. Когда у власти находилась аристократия, что было вполне справедливо, и свобода была в ее руках, она пользовалась ею для общего блага; например, заботилась о рабочих, трудом которых она жила. Но аристократия ушла в прошлое, а тот либеральный порядок, который ее сменил, не жизнеспособен и неизбежно должен привести к деспотизму. Только тиран может навести порядок в обществе. Более того, поскольку в мире больше порочных, чем добропорядочных людей, сила остается единственным приемлемым средством правления. Сила всегда права, а в современном мире основой такой силы является капитал и контроль над ним. Сегодня в мире правит золото. На протяжении многих столетий существует заговор с целью сосредоточения всей политической власти в руках тех, кто способен правильно ее использовать, - то есть в руках "сионских мудрецов". Уже многое сделано, хотя сам заговор еще не достиг своей цели. В соответствии с очень точно сформулированными планами "мудрецов" в период, предшествующий установлению их господства над всем миром, нееврейские государства еще существующие, но уже в достаточной степени ослабленные, должны быть уничтожены. Сначала для этого необходимо добиться усиления в каждом государстве недовольства и беспокойства. К счастью, средства для этого предоставлены самой природой либерализма. Уже сейчас, поощряя бесконечную пропаганду либеральных идей и беспрерывную болтовню в парламентах, "мудрецы" помогают добиться полного замешательства в умах простого народа. Замешательство и разброд усилятся благодаря многопартийной системе: "мудрецы" заботливо углубляют разногласия, тайно оказывая поддержку всем партиям. Они позаботятся об отчуждении народа от его руководителей. В частности, они будут раздувать среди рабочих постоянное недовольство, делая вид, что поддерживают их требования, но в то же время тайно делать все возможное, чтобы понизить жизненный уровень. В любом государстве необходимо опорочить власть. Аристократия в конце концов должна быть уничтожена с помощью усиленного налогообложения на землю; так как аристократы никогда не откажутся от роскошного образа жизни, то необходимо помочь им запутаться в долгах. В результате должна быть введена президентская форма правления, которая дает возможность "мудрецам" выдвинуть на президентские посты своих марионеток; отдавать предпочтение следует людям с "темным прошлым", чтобы легче контролировать их деятельность. Масонство и тайные общества необходимо сделать послушными орудиями в руках "мудрецов"; любой масон, который окажет сопротивление, должен быть физически уничтожен. Индустрия концентрируется в руках гигантских монополий, чтобы собственность неевреев можно было мгновенно уничтожить, когда это понадобится "мудрецам". Следует также подрывать отношения между государствами. Необходимо обострять национальную рознь до тех пор, пока взаимопонимание между нациями совершенно не утратится. Запасы оружия должны постепенно увеличиваться, и необходимо как можно чаще развязывать войны. Эти войны, однако, не должны вести к окончательной победе какой-либо страны, а лишь способствовать созданию еще большего экономического хаоса. Тем временем необходимо осуществлять постоянный подрыв нравственных устоев неевреев. Широко пропагандировать атеизм, красивый образ жизни, распутство и порок; для этой цели "мудрецы" уже внедряют специально подобранных в качестве агентов воспитателей и гувернанток в дома неевреев. Следует особо старательно поощрять пьянство и проституцию. "Мудрецы" признают, что неевреи все еще могут воспрепятствовать осуществлению их заговора, но они вполне уверены, что способны сломить всякое сопротивление. Они могут использовать простой народ для свержения правителей, доведя массы до такой степени обнищания, что они одновременно восстанут сразу во всех странах и под полным контролем со стороны "мудрецов" уничтожат всю частную собственность, за исключением, конечно, собственности, принадлежащей евреям. Они могут натравливать одно правительство на другое; после долгих лет искусно плетущихся интриг и поощрения взаимной вражды они смогут легко добиться развязывания войны против любой нации, противящейся их воле. Если даже случайно вся Европа объединится против них, они смогут обратиться к поддержке пушек Америки, Китая и Японии. Кроме того, существует еще и метро: подземные железнодорожные линии были выдуманы с единственной целью - дать возможность "мудрецам" в случае возникновения серьезной оппозиции взорвать любую столицу. После этого остатки оппозиции могут быть в любой момент уничтожены с помощью страшных болезней. Предусматривалась даже такая возможность: если некоторые евреи проявят строптивость, с ними покончат с помощью антисемитизма. Оглядывая внутренним взором современный мир, "мудрецы" готовят почву для далеко идущих планов. Уже сейчас они могут констатировать, что уничтожили религии, особенно христианство. Теперь, когда влияние иезуитов сведено на нет, а папство беззащитно, его можно уничтожить в любой момент. Престиж светских правителей также падает; убийства и угрозы покушений заставляют их появляться на публике только в окружении телохранителей, а убийцы прославляются как истинные мученики. Ни правители, ни аристократы теперь не могут полагаться на преданность простого народа. Экономические беспорядки расшатали общественные устои. Хитроумные финансовые манипуляции привели к упадку экономики, к огромным государственным долгам; финансы пришли в состояние полной неразберихи, золотой стандарт[Золотой стандарт - система монометаллизма, при которой один металл (золото) служит всеобщим эквивалентом и основой денежного обращения. Впервые он был установлен в Великобритании в конце XVIII в., а в большинстве других капиталистических стран в конце XIX в. В России в XIX в. эту роль играло серебро. В 1897 году был введен золотой стандарт, при котором золотые монеты свободно обращались и обменивались на банкноты. Золотой стандарт соответствовал потребностям развивавшегося европейского и российского капитализма. - Прим. ред.] повсюду привел к национальной катастрофе. Вскоре наступит время, когда нееврейские государства, доведенные до предела, будут рады передать бразды правления "мудрецам", которые уже сумели заложить фундамент будущего господства. Вместо аристократии они установили плутократию, или власть золота, а золото находится полностью под их контролем. Они установили контроль над законотворческой деятельностью и привели законы в состояние полной неразберихи; изобретение арбитража является наглядным примером этих дьявольских ухищрений. Систему образования они надежно прибрали к своим рукам. В этой области их губительное влияние сказалось в изобретении преподавания с помощью наглядных пособий. Цель этой техники заключается в том, чтобы превратить неевреев в "немыслящих, послушных животных, ожидающих наглядности, чтобы сообразить ее...". "Мудрецы" уже осуществляют контроль над политикой и политиками; все партии - от самых консервативных до крайне радикальных, - по существу, являются орудиями в их руках. Скрываясь за спиной масонства, "мудрецы" проникли в тайны всех государств, и, как это известно любым правительствам, они достаточно сильны, чтобы вызвать к жизни общества с новыми социальными порядками или, наоборот, разрушить общество, когда им этого захочется. После столетий борьбы, стоившей тысяч жизней неевреев и даже многих евреев, возможно, всего сто лет отделяют "мудрецов" от окончательного достижения цели. Их целью является наступление "мессианского века", когда весь мир будет объединен одной религией, то есть иудаизмом, и им будет править иудейский властитель из рода Давида. Этот век освящен свыше, ибо сам Бог избрал евреев для мирового господства, но его устройство будет отличаться вполне определенной политической структурой. Общество будет организовано в полном соответствии с принципом неравенства; массы в нем отделены от политики; образование и пресса пресекают даже малейший интерес к политике. Все публикации подвергаются жестокой цензуре, а свобода слова и союзов строго ограничены. Эти ограничения будут преподнесены под видом временных мер, которые якобы будут отменены после того, как покончат со всеми врагами народа, но на самом деле они закрепятся навечно. Историю будут преподавать лишь в качестве наглядного пособия, которое подчеркнет различие между хаосом в прошлом и идеальным порядком в настоящем; успехи новой мировой империи будут постоянно противопоставляться политической слабости и провалам прежних нееврейских правительств. За каждым членом общества будет установлена слежка. Многочисленная тайная полиция навербована из всех слоев населения, и каждому гражданину будет вменено в неукоснительную обязанность доносить о всех критических замечаниях, касающихся режима. Антиправительственная агитация будет приравнена к самому позорному преступлению, сравнимому лишь с кражей или убийством. Со всяким проявлением либерализма будет покончено, от всех потребуется безоговорочное повиновение. В неопределенном будущем будет обещана свобода, но это обещание эфемерно. С другой стороны, будет обеспечен высокий жизненный уровень населения. Безработицу ликвидируют, а налоги поставят в зависимость от доходов. Заинтересованность "маленького" человека будет подстегнута развитием мелкого производства. Образование будет спланировано так, чтобы молодые люди получали подготовку в зависимости от их происхождения. Пьянство осуждено, как и всякое проявление независимой воли. Все это даст массам удовлетворение и покой, и в этом им поможет пример вождей. Законы станут понятными и неизменными, а судьи - неподкупными и непогрешимыми. Все еврейские руководители будут подбираться из числа способных, деловых и доброжелательных людей. Кроме того, верховный вождь будет человеком выдающихся достоинств; все неподходящие наследники безжалостно устранены. Этот еврейский правитель будет свободно общаться с людьми, принимать их петиции; никто не догадается, что он постоянно окружен агентами тайной полиции. Он должен вести безукоризненную частную жизнь, не опекая своих родственников; он не будет владеть никакой собственностью. Он призван постоянно трудиться по заданию правительства. В результате воцарится мир без насилия или несправедливости, в котором все будут наслаждаться подлинными благами общества. Народы мира возрадуются и восславят прекрасное правление, и поэтому царство Сиона просуществует долго. Таков замысел, который приписывают этим таинственным господам, "сионским мудрецам". 

    x x x

Впервые широкая публика узнала о нем после того, как несколько изданий "Протоколов" было опубликовано в России в период с 1903 по 1907 год. Самым ранним печатным вариантом, с небольшими сокращениями, является вариант, появившийся в петербургской газете "Знамя", где он публиковался с 28 августа по 7 сентября 1903 года. Редактором-издателем "Знамени" был П.А. Крушеван, известный ярый антисемит. За несколько месяцев до появления "Протоколов" в печати он организовал погром в Кишиневе, во время которого было убито 45 евреев, более 400 ранено, 1300 еврейских домов и лавок разрушено. Крушеван не сообщил, кто переслал или передал ему эту рукопись; он только упомянул, что она - перевод документа, написанного во Франции, который озаглавлен переводчиком "Протоколы заседаний всемирного союза франмасонов и сионских мудрецов"; сам он их озаглавил так: "Программа завоевания мира евреями". Два года спустя тот же вариант, но на этот раз без сокращений, появился в форме брошюры под названием "Корень наших бед" с подзаголовком "Где корень современной неурядицы в социальном строе Европы вообще и России в частности. Отрывки из древних и современных протоколов Всемирного союза франкмасонов". Это произведение было передано в Петербургский цензурный комитет 9 декабря 1905 года; разрешение на публикацию было получено сразу же, и в том же месяце брошюра появилась в Петербурге с выходными данными Императорской гвардии. Имя редактора не упоминалось, но вполне вероятно, что в действительности это был офицер в отставке по фамилии Г.В. Бутми, близкий друг Крушевана, оба они - выходцы из Бессарабии. В то время, с октября 1905 года, Бутми и Крушеван принимали активное участие в формировании крайне правой организации - "Союза русского народа", - известной под названием "Черная сотня", которая создала вооруженные отряды для борьбы с радикалами, либералами и для массовых кровавых расправ над евреями. В январе 1906 года эта организация вновь опубликовала брошюру "Корень наших бед", но на этот раз на обложке стояло имя редактора - Бутми, и ей был дан новый заголовок - "Враги рода человеческого". Основная часть книги имеет подзаголовок "Протоколы, извлеченные из тайных хранилищ Сионской Главной Канцелярии (Где корень современной неурядицы в социальном строе Европы вообще, и в России в частности)". Эта брошюра появилась на сей раз с выходными данными не Императорской гвардии, а Училища глухонемых. Три новых издания этого варианта "Протоколов" появились в 1906 году и еще два - в 1907-м, все в Петербурге; кроме того, они в то же время были напечатаны в Казани с подзаголовком "Выдержки из древних и современных протоколов Сионских мудрецов Всемирного общества Фран-Массонов". "Корень наших бед" и "Враги рода человеческого" представляют собой дешевые брошюры, адресованные массовому читателю. Совершенно по-иному преподнесены "Протоколы" в появившейся книге под названием "Великое в малом и Антихрист как близкая политическая возможность". Ее автором был писатель-мистик Сергей Нилус. В первое издание его книги (1903 г.) "Протоколы" не вошли. Они были включены во второе издание, увидевшее свет в декабре 1905 года с выходными данными местного отделения Красного Креста в Царском Селе. Впоследствии мы увидим, что это издание было подготовлено с определенной целью - произвести впечатление на Николая II, поэтому несло на себе отпечаток таинственности первоисточника. Прекрасно изданная книга была закамуфлирована под те мистические сочинения, которые так любил читать царь. Кроме того, она содержала ссылки на события во Франции и других странах, издание же Крушевана-Бутми было более ориентировано на события, происходившие в Российской империи. Вернемся немного назад. Итак, книга Нилуса была одобрена Московским цензурным комитетом 28 сентября 1905 года, но все еще оставалась в рукописи; тем не менее она появилась в печати почти одновременно с "Корнем наших бед". Но еще до этого она привлекла к себе внимание. Поскольку Сергей Нилус пользовался тогда благосклонностью Императорского двора, Московский митрополит отдал распоряжение прочитать проповедь, содержащую изложение его версии "Протоколов" во всех 368 церквах Москвы. Это было исполнено 16 октября 1905 года, кроме того, проповедь была поспешно перепечатана в правой газете "Московские ведомости", фактически став еще одним изданием "Протоколов". Именно вариант Нилуса, а не Бутми оказал влияние на мировую историю. Но это случилось не в 1905-м и даже не в 1911 или в 1912 годах, когда появились новые издания "Великого в малом". Это произошло лишь тогда, когда названная книга появилась вновь, в несколько измененном и пересмотренном виде, большим объемом, под названием "Близ есть, при дверех". Это произошло в 1917 году. 

    2

Когда встречаешься с совершенно секретным документом, представляющим собой целую серию докладов, то как не задаться вопросом: кто же писал эти доклады, кому, по какому поводу; а также, каким образом этот документ попал к тем, для кого, очевидно, он вовсе не предназначался? Различные издатели "Протоколов" сделали все возможное, чтобы удовлетворить законное любопытство, но их ответы, увы, далеки от ясности и согласованности. Даже самое раннее издание, появившееся в газете "Знамя", вызывает недоумение. В то время как переводчик утверждал, что этот документ был добыт "из тайных хранилищ сионской главной канцелярии" во Франции, издатель признается: "Как, где, каким образом могли быть списаны протоколы этих заседаний во Франции, кто именно списал их, мы не знаем..." Но это еще не все. Переводчик в постскриптуме сообщает: "Изложенные протоколы написаны сионскими представителями" и настойчиво предупреждает нас, чтобы мы не смешивали "сионских представителей" с представителями сионистского движения, - но это не останавливает издателя, который утверждает, что протоколы являют угрозу сионизма, "призванного объединить всех евреев на земле в один союз, еще более сплоченный и опасный, чем иезуитский орден". Бутми также растолковывал, что "Протоколы" изъяты из секретных архивов "главной сионской канцелярии", но излагает куда более красочную историю: "Протоколы эти, как тайные, были добыты с большим трудом, в отрывочном виде, и переведены на русский язык 9 декабря 1901 года. Почти невозможно вторично добраться до тайных хранилищ в секретные архивы, где они запрятаны, а потому они не могут быть подкреплены точными указаниями места, дня, месяца, года, где и когда они были составлены". Основным доводом в пользу того, что "Протоколы" не были подделаны, автор называет "сквозящие в каждой строке протоколов бесстыдное самохвальство, презрение ко всему человечеству, а также беззастенчивость в выборе средств для достижения своих целей, то есть качества, которые присущи в такой мере одним только иудеям"[Г. Бутми. Враги рода человеческого. Издание Союза русского народа. Спб., 1906, с. V.]. Нилус запутывается в своих утверждениях и, в конце концов, противоречит не только Бутми, но и самому себе. В издании "Протоколов" 1905 года после текста следует примечание: "Эти протоколы были тайно извлечены (или похищены) из целой книги протоколов. Все это добыто моим корреспондентом из тайных хранилищ сионской Главной Канцелярии, находящейся ныне на Французской территории"[С. Нилус. Великое в малом. Царское Село, 1905, с. 394.]. Этот вымысел перекликается с версией Бутми, но, к несчастью, то же издание "Протоколов" сопровождено примечанием, в котором говорится, что они были выкрадены какой-то женщиной у весьма влиятельного, занимавшего очень крупный пост лидера масонов после одного из тайных сборищ "посвященных" во Франции, этом гнезде масонского заговора[Там же, с.322.]. А в издании 1917 года Нилус еще больше запутывает вопрос о происхождении "Протоколов": "...только теперь мне достоверно стало известным, по еврейским источникам, что эти "Протоколы" не что иное, как стратегический план завоевания мира под пяту богоборца-Израиля, выработанный вождями еврейского народа в течение многих веков его рассеяния и доложенный совету старейшин "князем изгнания" Теодором Герцлем во дни I Сионистского конгресса, созванного им в Базеле в августе 1897 г."[С. Нилус. Близ есть, при дверех. Сергиев Посад, 1917, 88.] Автор ничего не мог придумать получше! Оригинал рукописи якобы был найден написанным по-французски, но на I Сионистском конгрессе не было ни одного французского делегата, а официальным языком был немецкий. Сам Герцль, основатель современного сионизма, был австрийским журналистом; вся работа конгресса протекала при участии публики, а город Базель наводнен был журналистами, которые вряд ли могли пропустить столь необычную встречу. Но в любом случае сам Нилус в издании 1905 года категорически утверждал, что доклады были прочитаны не в Базеле, а во Франции, "этом современном гнезде Франкмасонского заговора". В атмосфере всеобщего замешательства издатели "Протоколов" продолжали изобретать все новые версии. Издатель немецкого перевода (1919), известный под именем Готтфрид цур Бек, утверждал что "сионские мудрецы" были просто делегатами Базельского конгресса; он также объясняет, как были разоблачены их махинации. По его словам, русское правительство, давно обеспокоенное активной деятельностью евреев, послало на конгресс своего шпиона для наблюдения за ними. Еврей, которому было поручено отвезти стенографическую запись (несуществующих) тайных встреч из Базеля "еврейско-масонской ложе" во Франкфурте-на-Майне, был подкуплен русским шпионом и передал ему рукопись на одну ночь в каком-то городке по пути. К счастью, под рукой у шпиона оказался целый взвод переписчиков. За ночь лихорадочной работы они сумели скопировать многие протоколы, которые затем были отосланы в Россию к Нилусу для перевода их на русский язык. Так утверждал Готтфрид цур Бек. Но Теодор Фритш, "патриарх немецкого антисемитизма", в своем издании "Протоколов" (1920) предлагает совершенно другую версию. Для него этот документ также был сионистской продукцией - он даже назвал их "Сионистские протоколы", - но они были выкрадены не на Базельском конгрессе русской полицией, а в каком-то неназванном еврейском доме. Более того, они были написаны не по-французски, а на древнееврейском языке, так что полиция передала их для перевода "профессору-ориенталисту Нилусу" (который в действительности, как мы увидим, не был ни профессором, ни ориенталистом, ни даже переводчиком "Протоколов"). Совершенно другую историю приводит Роже Ламбелен, выпустивший наиболее популярное издание; по его словам, "Протоколы" были выкрадены из шкафа в каком-то эльзасском городке женой или невестой руководителя франкмасонов. После таких красочных историй утверждение польского издателя, что "Протоколы" были просто похищены из квартиры Герцля в Вене, звучит серой прозой. Дама, известная как американка Лесли Фрей, а по мужу - как мадам Шишмарева, - начиная с 1922 года немало писала о "Протоколах". Ее главным вкладом в дискуссию были аргументы, доказывающие, что автором "Протоколов" был не кто иной, как Ашер Гинцберг, который писал под псевдонимом Ахад Гаам (то есть "один из народа")[Политический сионизм не был единственной формой еврейского национального движения. В конце XIX века получил развитие некий "духовный" сионизм, главный идеолог которого Ахад Гаам (псевдоним А. Гинцберга) резко критиковал программу территориально-политического решения еврейского вопроса, выдвинутую Т. Герцлем. Он считал, что страна Израиля будет играть роль лишь духовного центра в жизни евреев, и выступал против идеи политических сионистов собирать всех евреев мира на родине предков - в еврейском государстве. Основной целью Ахада Гаама было духовное возрождение еврейского народа. - Прим. ред.], автор, по существу, настолько аполитичный, что такого другого даже трудно себе представить. По словам мадам Фрей, "Протоколы" были написаны Гинцбергом на древнееврейском языке, прочитаны им на тайном заседании "посвященных" в Одессе в 1890 году, а затем переправлены во французском переводе во Всемирный еврейский союз в Париже, а затем в 1897 году - на Базельский конгресс, где, как, очевидно, следует предположить, они были переведены на немецкий для удобства делегатов. Слишком запутанная гипотеза, но тем не менее она находит достаточно влиятельную поддержку. Таким образом, у различных авторов, пишущих о "Протоколах", нет единого мнения об их происхождении. Даже убеждение, что "сионские мудрецы" - это делегаты Базельского конгресса, разделяется не всеми. Неизвестный русский переводчик французского текста, по словам Крушевана и Бутми, недвусмысленно утверждает, что "мудрецов" нельзя отождествлять с представителями сионистского движения. Для Нилуса, до его запоздалого открытия, "главная сионская канцелярия" являлась штаб-квартирой Всемирного еврейского союза в Париже; Урбен Готье, один из первых издателей "Протоколов" во Франции, был также убежден, что "мудрецы" были членами Союза. Другие вслед за миссис Фрей попытались объединить обе гипотезы - нелегкая задача, так как Союз - это чисто филантропическая, аполитичная организация, которая все свои надежды связывала с адаптацией евреев с их соотечественниками и была настолько враждебно настроена по отношению к сионизму, что вызывала всеобщее удивление. Конечно, оставались еще и масоны, которых очень часто упоминали в связи с "Протоколами"... Тем временем в 1921 году на свет появилось нечто такое, что самым решительным образом доказало, что "Протоколы" были фальшивкой. Причем "Протоколы" - столь явная и смехотворная подделка, что может показаться удивительным, ради чего понадобилось доказывать факт подлога. Однако же в годы, непосредственно следовавшие за первой мировой войной, когда "Протоколы" выплыли из тумана и прогремели по всему миру, множество вполне здравомыслящих людей отнеслись к ним совершенно серьезно. Чтобы осознать это, достаточно обратиться к тому, что писала газета "Таймс" 8 мая 1920 года: "Что такое эти "Протоколы"? Достоверны ли они? Если да, то какое злокозненное сборище составило подобные планы и радуется их бурному осуществлению?.. Не избежали ли мы, напрягая все силы нашей нации, "Всегерманского союза" только для того, чтобы попасть в тенета "Всеиудейского союза"?" Год спустя, 18 августа 1921 года, "Таймс" поместила сенсационную передовую статью, в которой признала свою ошибку. В номерах от 16, 17 и 18 августа она опубликовала подробное сообщение своего корреспондента в Константинополе Филиппа Грейвса, в котором говорилось, что "Протоколы" были в основном копией памфлета против Наполеона III, памфлета, датируемого 1864 годом. Вот что сообщал Филипп Грейвс: "...должен признаться, что, когда открытие дошло до меня, я поначалу отказывался этому верить. Г-н X., который предоставил мне доказательства, был убежден в них. "Прочтите эту книгу,- сказал он мне,- и вы найдете неопровержимые доказательства, что "Протоколы сионских мудрецов" являются плагиатом". Г-н X., который не желает, чтобы его имя стало известно, - русский помещик, родственники которого проживают в Англии. Православный по религиозным убеждениям, по политическим - конституционный монархист. Он прибыл сюда как беженец после окончательного провала белого движения в Южной России. Его давно интересовал еврейский вопрос в России. С этой целью он изучал "Протоколы" и во время правления генерала Деникина предпринял некоторые исследования, чтобы выяснить, действительно ли на юге России существовала какая-то тайная "масонская" организация, подобная той, о которой говорится в "Протоколах". Оказалось, что там существовала единственная организация - монархическая. На разгадку появления "Протоколов" он напал совершенно случайно. Несколько месяцев назад он купил стопку старых книг у бывшего офицера охранки, который бежал в Константинополь. Среди них он обнаружил небольшой томик на французском языке без титульного листа размером 15х9 сантиметров, в дешевом переплете. На кожаном корешке большими латинскими буквами оттиснуто слово "Жоли". Предисловие, озаглавленное "Просто объявление", помечено: "Женева 15 октября 1864 года ..." Как бумага, так и шрифт весьма характерны для 60-70-х годов прошлого столетия. Я привожу эти детали в надежде, что они могут привести к открытию названия книги... Г-н X. считает эту книгу библиографической редкостью, так как иначе "Протоколы" немедленно были бы признаны плагиатом любым, кто прочел оригинал. Подлинность книги не вызовет сомнения у всякого, кто видел эту книгу. Ее первый владелец - офицер охранки - не помнил, откуда он ее взял, и не придавал этому никакого значения. Г-н X. однажды, просматривая книжку, был поражен сходством между фразой, на которой остановился его взгляд, и фразой из французского издания "Протоколов". Он продолжил сравнительное изучение и вскоре понял, что "Протоколы" были в основном... парафразом женевского оригинала... До получения книги из рук г-на X. я этому не верил. Я не считал "Протоколы" Сергея Нилуса подлинными... Но я никогда не поверил бы, если б не видел сам, что писатель, который снабдил Нилуса оригиналом, был беззастенчивым и бессовестным плагиатором. Женевская книга представляет собой тонко замаскированный памфлет против деспотизма Наполеона III и состоит из 25 диалогов... Собеседниками являются Монтескье и Макиавелли..."["Times", 16, 17, 18 August 1921.] Перед тем как опубликовать сообщение своего корреспондента из Константинополя, "Таймс" предприняла розыски в Британском музее. Напечатанное на обложке имя Жоли дало ключ к разгадке. Таинственный томик был опознан: это - "Диалог в аду между Монтескье и Макиавелли", который был написан французским юристом Морисом Жоли. Впервые он был опубликован в Брюсселе (хотя и с выходными данными Женевы) в 1864 году. В своей автобиографии, написанной в 1870 году, Морис Жоли рассказал, как однажды он гулял по набережной Сены в Париже и в голову ему неожиданно пришла идея написать диалог между Монтескье и Макиавелли. Прямая критика режима Наполеона была запрещена. Таким же образом становилось возможно, хотя и устами Макиавелли, раскрыть причины действий императора и его методы, освободив их от обычного камуфляжа. Так думал Жоли, но он недооценил своего противника. "Диалог в аду" был отпечатан в Бельгии и тайно доставлялся во Францию, но в момент пересечения границы груз был захвачен полицией, а вскоре и автора книги выследили и арестовали. 25 апреля 1865 года Жоли предстал перед судом и был приговорен к пятнадцатимесячному тюремному заключению. Его книга была запрещена и конфискована. Дальнейшая жизнь Жоли складывалась столь же неудачно. Остроумный, агрессивный, не проявляющий почтительности к властям, он все больше разочаровывался во всем и, наконец, в 1879 году покончил с собой. Он, конечно, заслуживал лучшей судьбы. Жоли был не только блистательным стилистом, но обладал великолепной интуицией, даром предвидения. В своем романе "Голодающие" он проявил редкое понимание тех напряженных отношений в современном мире, которые породили революционные движения как правого, так и левого толка. Но прежде всего в своих размышлениях о дилетантском деспотизме Наполеона III он достиг такого предвидения, которое сохранило свою актуальность по отношению к различным авторитарным режимам нашего времени. Более того, некоторые предвидения Жоли ожили вновь, когда "Диалог в аду" был превращен в "Протоколы сионских мудрецов"; и это является причиной того, как мы увидим позже, почему "Протоколы" часто кажутся предсказанием авторитаризма XX века. Но, в конце концов, это незавидное бессмертие, и жестокая ирония судьбы заключается в том, что блистательная, но давно забытая защита либерализма послужила основой для кошмарно написанной реакционной галиматьи, которая ввела в заблуждение весь мир. Памфлет Жоли - это действительно замечательное произведение, точное, безжалостное, логичное, прекрасно выстроенное. Спор начинает Монтескье, который утверждает, что в нынешнем веке просвещенные идеи либерализма породили деспотизм, который всегда был аморален, а также нежизнеспособен. Макиавелли отвечает ему с таким красноречием и настолько пространно, что одерживает верх в остальной части памфлета. "Народные массы, - говорит он, - не способны управлять собой. Обычно они инертны и счастливы только в том случае, когда ими правит сильная личность; в то же время, если что-то пробуждает их, то они проявляют способность лишь к бессмысленному насилию, и тогда им вновь необходима сильная личность, чтобы поставить их под контроль. Политика никогда не имела ничего общего с моралью, а что касается практической стороны дела, то еще никогда не было так просто, как сейчас, установить деспотическое правление. Современный правитель должен только притвориться, что соблюдает формы законности, он должен убедить свой народ в простейшей видимости самоуправления, и в этом случае у него не возникнет ни малейших трудностей в достижении и осуществлении абсолютной власти. Народ охотно соглашается с любым решением, которое он посчитает своим собственным; поэтому правитель должен только передать решения всех вопросов народной ассамблее, предварительно, конечно, обставив дело так, что ассамблея примет именно те решения, которые ему нужны. С силами оппозиции, которые могут воспротивиться его воле, легко покончить: стоит лишь ужесточить цензуру, а также дать указание полиции следить за своими политическими противниками. Ему не страшны ни власть церкви, ни финансовые проблемы. До тех пор пока государственный деятель ослепляет народ силой своего авторитета и одерживает военные победы, он может быть полностью уверенным в поддержке. Такова книга, которая вдохновила автора фальшивых "Протоколов". Он беззастенчиво занялся плагиатом, - а о том, до какой степени бесстыдно и бесцеремонно это проделано, можно судить по параллельным текстам, помещенным в конце книги[См.: Приложение, с. 195.]. Более 160 отрывков в "Протоколах" - две пятых всего текста - откровенно взяты из книги Жоли; в девяти главах заимствования достигают более половины текста, в некоторых - до трех четвертей, а в одной (протокол VII) - почти целиком весь текст. Более того, за некоторыми исключениями, порядок заимствованных отрывков остается точно таким, как у Жоли, и создается впечатление, что автор "Протоколов" работал над "Диалогом" механически, переписывая страницу за страницей. Даже расположение по главам почти то же самое - 24 главы "Протоколов" почти целиком совпадают с 25 главами "Диалога". Только в конце, где преобладают пророчества "мессианского века", переписчик позволяет себе некоторые отступления от оригинала. Это - поистине бесспорный случай плагиата и подделки. Автор фальшивки выстроил свои доказательства на выкладках, извлеченных из спора двух противостоящих друг другу сторон в "Диалоге": защиты деспотизма Макиавелли и защиты либерализма Монтескье. Но его заимствования почерпнуты главным образом у Макиавелли. То, что Жоли вкладывает в уста Макиавелли, автор фальшивки этими же словами заставляет говорить безымянного "сионского мудреца", но с некоторыми, имеющими важное значение добавлениями. В книге Жоли Макиавелли, олицетворяющий позицию Наполеона III, описывает положение дел, которое существовало всегда, в "Протоколах" же это описание подается в форме пророчества о будущих временах. Макиавелли утверждает, что деспот может отыскать в демократических формах правления полезное прикрытие для своей тирании; в "Протоколах" этот аргумент поставлен с ног на голову, и в результате получается, что все демократические формы правления являются лишь прикрытием тирании. Но плагиатор заимствует некоторые отрывки и у Монтескье, и здесь они у него приобретают специфический смысл, что, мол, идеи либерализма - это изобретение евреев и они распространяют их с единственной целью: дезорганизовать и деморализовать неевреев. Располагая свободным временем, на таком материале можно было бы выстроить блестящую подделку, но, когда вчитываешься в "Протоколы", создается впечатление, что они были сфабрикованы в спешке. Например, в "Диалоге" проводится совершенно четкое различие между политикой Наполеона III, когда он только стремился к захвату власти, и его политикой, когда он уже твердо держал власть в своих руках. "Протоколы" ничего не подозревают о подобных нюансах. В одном месте докладчик говорит так, словно "мудрецы" уже обладают абсолютным контролем, а в другом - складывается впечатление, что им предстоит ждать этого еще сотню лет. Иногда он хвастает, что нееврейские правительства уже запуганы "мудрецами", а иногда признается, что о заговоре "мудрецов" им ничего не известно и что об их существовании они даже никогда не слышали. Другие нелогичности объясняются тем, что описываемый Жоли деспот стремится добиться господства над Францией, "мудрецы" пытаются добиться господства над всем миром. Автор фальшивки не заботится о том, чтобы хоть как-то согласовать подобные расхождения,- более того, ему нравится разрывать словесную ткань "Диалога" несуразностями собственного изобретения, например такой, как угроза взорвать мятежные столицы, пользуясь для достижения этой цели метро. Еще более странно, что автор фальшивки сохраняет все отрывки, которые посвящены нападкам на либеральные идеи и восхвалению земельной аристократии как необходимого оплота монархии... Эти отрывки настолько нееврейские по своему характеру, что вызвали замешательство даже среди издателей "Протоколов". Некоторые издатели просто исключили их, другие попытались объяснить это тем, что ярый русский консерватор Сергей Нилус, должно быть, вставил сюда свои собственные рассуждения. Их трудности можно понять. Нилус не был автором подделки, однако, как мы скоро увидим, проклятия в адрес политической свободы и восхваление аристократического и монархического строя помогут нам обнаружить истинную природу и причины появления этой фальшивки. 
 
     
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова