Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Цезары Гмыз

ПРОШЛОЕ АРХИЕПИСКОПА САВВЫ

"Rzeczpospolita", 13 января 2009 г.

Перевод portal-credo.ru

См. Польша - история 21 в.

Митрополит Савва (польск. Metropolita Sawa, в миру Михал Грыцуняк, польск. Michal Hrycuniak; 15 апреля 1938, Снятыче) — польский православный священнослужитель (в настоящее время предстоятель Польской православной церкви), профессор теологии, бригадный генерал.

Нынешний предстоятель Польской Православной Церкви был тайным осведомителем Службы безопасности МВД Польской Народной Республики.

В архивах Института Национальной памяти частично сохранились материалы операции СБ в отношении польских православных под кодовым названием "Византия". Среди них - папка с доносами тайного осведомителя, действующего под псевдонимом "Юрек" с собственноручно написанными доносами и пометками о выплате вознаграждения. Не сохранилась другая папка этого агента с письменным обязательством работать на СБ и расписками в получении вознаграждения. Тем не менее, содержание сохранившейся папки не оставляет сомнения в том, что православный митрополит Варшавский и всея Польши Савва был сознательным тайным осведомителем спецслужб.

Архивы ИНП говорят о том, что тайными осведомителями СБ были практически все иерархи Польской Православной Церкви в послевоенный период, а также и большинство нынешних представителей высшего духовенства и епархиальных архиереев. В работе с ППЦ участвовал также и советский КГБ, агенты которого проникали в польскую православную среду. А информация, полученная от польских коллег, также часто направлялась в Москву.

Однако это не означает, что вся Церковь оказалась под контролем СБ. В записях об операции "Византия" говорится и о "непокорных" представителях духовенства и мирянах. Одним из таких был архиепископ Лодзинский и Познаньский Георгий (в миру Алексей Коренистов), представитель русского дворянского рода. Дважды после кончины предстоятелей ППЦ, он исполнял обязанности местоблюстителя митрополичьего престола, и о нем говорили как о возможном кандидате на место предстоятеля, но всякий раз СБ блокировала его назначение.

Лояльный сотрудник

Служба безопасности завербовала архиепископа Савву (в миру Михаил Хрыцуняк) 31 мая 1965 года. Он был загрегистрирован под номером 12348. Не сохранилась личная папка агента "Юрека", в которой описывался процесс вербовки, однако из сохранившихся сведений следует, что контакты с СБ он имел еще до того, как началось формальное сотрудничество. "До вербовки у нас было около 70 встреч, и можно утверждать, что этот агент лоялен, искренен и нейтрален по отношению к деятельности органов госбезопасности"­, - записал проводивший вербовку полковник Зигмунт Селлава.

Вербовка была связана с тем, что Савва стал в то время секретарем в канцелярии митрополита Варшавского. "Целью вербовки является необходимость получения текущей информации касательно изменений, происходящих в православной среде, с учетом международных контактов, а также негативных явлений общественно-политического характера, имеющих место среди духовенства и верующих", -­ записано в вербовочной документации, сохранившейся в папке агента "Юрека".

Этот агент был одним из основных осведомителей СБ в Православной Церкви. Из множества записей видно, что агент сам инициировал встречи с оперативниками для передачи информации. Писал доносы собственноручно, также передавая информацию и в устной форме. Этот агент передавал спецслужбам и внутренние документы Церкви, в том числе и написанные на имя митрополита жалобы на тех или иных православных священников. Доносил "Юрек" также на католиков и протестантов. Из документов вырисовывается образ о. Саввы, явно желающего лично формировать кадровую политику в своей Церкви.

Донос на духовного отца

Один из первых доносов нового агента касался богословской конференции в Белграде: "Польскую Православную Церковь, - говорится в отчете, -­ представляло два не очень удачливых душепастыря, но успешных богослова -­ о.Серафим Железнякович, ректор православной духовный семинарии, ранее бывший приходским священником, а также священник Ежи Клингер, адъюнкт Христианской теологической академии в Варшаве (это высшее учебное заведение предназначено для представителей всех некатолических Церквей страны. - прим. переводчика). У последнего имеется лишь среднее богословское образование, а высшее образование у него светское, филологическое". Агент очень критически оценивает священника Клингера: "Он смешивает православное, католическое и лютеранское богословие, представляется, что его выступления могут скомпрометировать нашу Церковь. Об о. Клингере в донесениях агента еще не раз появлялись нелестные отзывы, а вот об о. Серафиме Железняковиче Савва до сих пор говорит, что считает его своим духовным отцом.

В отчетах много говорится и о представителях католического духовенства, вовлеченных в экуменический диалог с православными. 25 октября 1966 года, встречаясь в кафе "Крокодил" со своим куратором, агент доложил о своих контактах с католиками. "Сестре Иоанне дал понять, что очень удивлен тем, что интересующийся экуменизмом ректор Мизюлек не почтил своим присутствием нашу встречу". Упомянутые здесь лица: сестра Иоанна Лоссов - одна из наиболее активных деятельниц в сфере экуменизма - и о. Владислав Мизюлек - позднее ответственный в польском епископате за экуменические контакты. Доносил Савва и на известного священника-иезуита Александра Хауке-Лиговскего и о. Доната Новицкого.

В докладе от 6 мая 1967 года Савва изложил свой взгляд на экуменизм: "По мнению нашего тайного агента, дискуссия на тему лицемерного римско-католического экуменизма демонстрирует разницу между его теорией и практикой, укрепляя православных священников во мнении, что не следует поддерживать никаких отношений с католическим клиром"­, - указывал куратор из СБ.

О любви...  к мальчикам

Большое место в доносах о. Саввы занимает информация о нравах в церковной среде. К своему донесению от 20 сентября 1966 года "Юрек" приложил копию письма митрополиту от членов церковного комитета одного из православных приходов на юго-востоке страны. Верующие жаловались, что настоятель прихода установил недозволительные связи с подростками католиками. "Священник Й.Л. ходит с ребятами в рестораны, пьет с ними водку, и это происходит довольно часто, затем они прогуливаются по парку. Потом священник приглашет их домой, там пьянка продолжается, а затем настоятель вступает в непозволительную связь с подростками. Причем из документов СБ следует, что священник, о котором идет речь, был также тайным агентом госбезопасности под псевдонимом "Бук". Это не единственный донос подобного рода. "Относительно фактов, связанных с личностью Р., агент "Юрек" сообщил, что есть подозрения, что он ­ гомосексулист. Те, кто его в этом обвиняют, опираются на факт уж очень сильной заботы о семинаристах, что представляется удивительным и подозрительным", -­ указывается в отчете офицера госбезопасности.

Доносы на преподавателей Христианской теологической академии

С помощью СБ о. Савва надеялся формировать кадровую политику в Варшавской Христианской теологической академии. Особую неприязнь у него вызывал первый ректор академии, ветеран польско-большевицкой войны 1920 года . "Относительно профессора Виктора Немчика тайный агент заявил, что как преподаватель он полный ноль, стар и обладает деспотичным характером. Отношение сотрудников к нему негативное, а студенты отзываются о нем с пренебрежением. У него отсутствуют всяческие дидактические навыки и умения, и трудно понять, почему его до сих пор держат в ХТА", -­ говорится в отчетах СБ от 26 августа 1968 года.

Такие суждения не имели ничего общего с действительностью. Виктор Немчик был выдающимся теологом и историком религии, автором наиболее авторитетного на сегодня протестантского перевода Библии на польский язык, так называемой "Варшавской библии". О. Савва "имел зуб" на профессора Немчика за то, что тот не брал его на работу на полную ставку, а давал только работу по договорам. Савва не раз просил СБ вмешаться в решение этого вопроса.

Это далеко не единственная попытка Саввы вмешаться в решение кадровых вопросов. При этом "Юрек" не брезговал использованием аргументов весьма деликатного свойства. "Отстранение от преподавательской работы в семинарии Й.А. c cохранением за ним лишь места на православном отделении ХТА, обусловлено не только отсутствием у него навыков работы с молодежью, но и причинами морального характера, в частности, связью с женщиной, которую считают проституткой. Этот факт широко известен, служит предметом сплетен и насмешек, что негативно сказывается на авторитете этого человека", -­ пишет Савва, комментируя решение тогдашнего митрополита Стефана по вышеупомянутому лицу. Причем Й.А. также значился в списках госбезопасности как тайный агент.

Агент "Юрек" метил на место митрополита Стефана

Тайный осведомитель "Юрек" не щадил и тогдашнего предстоятеля Польской Православной Церкви митрополита Стефана. Относительно митрополита Стефана: "человек он пожилой (80 лет), часто безответственный и непредсказуемый в своих поступках. Его роль ограничена принятием ценных подношений, он склонен к лизоблюдству и подхалимажу. Собою он ничего не представляет, кроме отсутствия каких бы то ни было способностей. С момента своего избрания митрополит так и не смог выработать сколько-нибудь определенной линии своей деятельности. Но при всей тупости предстоятеля обращает на себя внимание факт его пассивности, а часто и враждебности по отношениям к действиям государственных властей"­, - cообщал агент "Юрек" 26 августа 1968 года.

В СБ хотели знать, кто может стать преемником Стефана. Агент "Юрек" так характеризовал эсбистам потенциальных кандидатов: "Архиепископ Георгий - холерик со взрывным характером. Своим интеллектуальным уровнем превосходит всех епископов. Наверное для Польской Православной Церкви это была бы наилучшая кандидатура. Хотя он вряд ли справится с обязанностями предстоятеля. Епископ Василий ­- интриган и склочник, никудышный организатор. У него нет никаких административных способностей. А епископ Никанор - способный администратор, однако скомпрометировал себя. Недавно один священник застал Никанора с экономкой за весьма двусмысленным занятием. У Василия тоже много грехов".

Такие характеристики на православных иерархов агент "Юрек" предоставлял в СБ неоднократно. После кончины митрополита Стефана, Савва активно убеждал СБ, что он, и только он, должен стать преемником Стефана, хотя в то время он не был даже епископом. Прохождению кандидатуры Саввы мешало и то обстоятельство, что другие священники опасались его. Один из них, также являвшийся оперативным контактом СБ, дал Савве характеристику, в которой описывает его интеллектуальную мелкоту и карьеризм: "Он склоняет семинаристов и студентов к доносительству и выслуживанию перед начальством, чем подрывает единство коллектива и дух товарищества, а также создает атмосферу постоянного страха и подозрительности".

Конечно, такие черты характера вполне подходили для эсбистов. Однако, как представляется, они боялись, что стремление к власти о. Саввы может создать проблемы для сотрудничества с ним.

"У Василия множество грехов"

Особенно жестоко Савва боролся с епископом, а позднее епископом Василием (Дорошкевичем), обвиняя его в глупости, кумовстве и финансовых нарушениях. В 1981 году в беседе с офицером СБ он просто разозлен тем, что власти поддерживают митрополита Василия. "Из разговора с тайным агентом у меня создалось впечатление, что у него есть претензии к органам. Агент прямо говорил, что сотрудничает со Службой безопасности уже несколько десятков лет, свои замечания и наблюдения относительно творящихся в Церкви несправедливостях он передавал и продолжает передавать, однако до сих пор незаметно, чтобы кто-то воспользовался его информацией, поэтому возникает вопрос, неужели СБ не важно, чтобы в православной Церкви воцарился мир. Ведь, судя по всему, на Управление по делам вероисповеданий уже нельзя надеяться"­, - записывает в отчете подполковник Ян Вуйцик.

Отец Савва несколько раз требовал от СБ, чтобы Василия "ушли" на пенсию. Ему было невдомек, что митрополит был также многолетним тайным агентом СБ с оперативным псевдонимом "Влодзимеж". Кроме того, у Василия сложились нормальные отношения с управлением по делам исповеданий.

11 ноября 1982 года СБ во внутрицерковном конфликте однозначно поддержала Василия. После очередной встречи с Саввой офицер-куратор отметил в графе "Предпринимаемые меры": "Повлиять на епископа Савву, чтобы он перестал гнуть свою линию, а поддерживал бы митрополита".

Информация для КГБ

В 1970 году о. Савва был переведен в местечко Яблечне, став игуменом тамошнего монастыря. Он и здесь не оставил доносительства, и поскольку у него появилось много времени, строчил доносы собственноручно. Их было так много, что СБ начало отдельную оперативную разработку под кодовым названием "Монастырь".

Так, 30 марта 1976 года Савва передал в СБ подробные характеристики всех монахов монастыря, в том числе и на… самого себя. К ним он приложил подробные характеристики преподавателей и семинаристов из духовной семинарии в Яблечно. Это в дальнейшем значительно облегчило СБ вербовочную работу. Еще одним знаменательным делом стала операция "Побужанин". Ее целью было препятствование пересылки православной религиозной литературы из монастыря в Яблечно в СССР. Это задумали два семинариста ­ Микола Боровик и Игорь Хлабич. СБ удалось не допустить пересылки и конфисковать литературу. Возможно, что эта операция проводилась в сотрудничестве с КГБ. Кстати, потом под агентурным псевдонимом "Игорь" с СБ начал сотрудничать и ставший священником Хлабич.

О. Савва оказался способным администратором. Его позиция в Польской Православной Церкви упрочилась. Он часто представлял польское православие на международных форумах. Священника в тот период использовали, главным образом, для получения информации из Всемирного Совета Церквей. Он получал задания от СБ, в частности, на тех евангелических пасторов из тогдашней ГДР, которые, выступая на форумах ВСЦ, поднимали вопрос о религиозных свободах в Восточной Германии. В то время о. Савва передал эсбистам многочисленные документы ВСЦ, в том числе крайне небезопасные доносы на немецких пасторов. Информация переправлялась "штази" и КГБ.

В 1979 году, после смерти архиепископа Георгия (Коренистова), который всячески сопротивлялся сотрудничеству православных с коммунистами и поддерживал добрые отношения с католиками, о.Савва был поставлен во епископа Лодзинско-Познаньского, а два года спустя стал правящим архиереем самой многочисленной православной епархии­ Белостоцкой.

"Солидарность"­вон!

"Солидарность" на Белосточчине очень хотела сотрудничать с православными, которых в этом регионе проживает очень много. Однажды к архиепископу пришла делегация местной "Солидарности" c предложением пожертвовать 50 тыс. злотых на строительство храма. Савва отверг это предложение и просто выставил делегацию за дверь. Введение военного положения белостоцкий православный епископ встретил с удовлетворением.

Как архиерею крупнейшей в стране православной епархии Савве было грех жаловаться на свое материальное положение. Однако он постоянно жалуется в СБ, что не получает денег от митрополита. Там намек поняли, и 7 декабря 1982 года куратор Саввы подполковник Вуйцик передает епископу Савве конверт с 7 тысячами злотых (сумма в две трети тогдашней средней зарплаты). Архиерей поначалу отнекивался, но, в конце концов, деньги взял и написал расписку. Следующий подобный презент он получил от эсбистов в день своего 45-летия в 1983 году. На этот раз в конверте лежало 10 тыс. злотых.

"Православный Попелушко"

В 1985 году СБ использовало епископа Савву для утихомирения волнений верующих, возникших в связи с таинственной смертью священника Петра Поплавского, которого называли "православным Попелушко". Тогда священник Александр Высоцкий из православного прихода в Клейниках перед сотнями собравшихся перед кафедральным собором в Белостоке людей прямо заявил, что епископ Савва "куплен СБ".

Епископ, однако, остается последовательным в своем отношении к происходящему. 26 сентября 1985 года он выставил вон иностранных журналистов, а духовенству епархии запретил общаться с прессой по делу Поплавского.

Молодежь направилась в паломничество

Личность епископа Саввы постоянно вызывала возражения и неприязнь со стороны католиков, а также представителей других религиозных меньшинств.

Епископу уж очень хотелось получить место профессора в христианской теологической академии. В своих беседах с эсбистами Савва постоянно жаловался, что никто не хочет рецензировать его научных работ, что было необходимым условием получения профессорского звания. И это было не единственное проявление противодействия православных архиерею. В августе 1986 года православная молодежь Белосточчины организовала первое пешее паломничество к святой горе Грабарке. На это не было согласия ни светских властей, ни церковных. Молодые люди воспользовались тем, что епархиальный архиерей находился в этот момент в Финляндии. СБ проведала о паломничестве и потребовала у организаторов разрешения на проведение этой акции. Епископ Савва был вынужден впоследствии объясняться госбезопасностью.

В апреле 1987 года тайный агент "Юрек" написал очередной донос на митрополита Василия. Он утверждал, что после смерти настоятельницы женского монастыря на Грабарке игуменьи Варвары (Гроссер) сюда прибыл архиепископ Василий и забрал ювелирные украшения и иностранную валюту.

Один из последних доносов в папке агента "Юрека" касается СИНДЕСМОСА­ - международной организации православной молодежи. Эта организация интересовала не только СБ, но и, прежде всего, КГБ. Епископ Савва передал обширную информацию о пребывании в Польше Алексея Струве, одного из организаторов СИНДЕСМОС. Офицер СБ отмечал при этом: "Информацию по СИНДЕСМОСУ использовать для подготовки ответа на запрос КГБ СССР".

Документы в папке агента "Юрека" заканчиваются ноябрем 1987 года. Можно предположить, что тогда была заведена новая папка, не сохранившаяся до наших дней.

Карьера епископа Саввы достигла своего пика уже в свободной Польше. В 1994 году он стал православным ординарием Войска Польского. Два года спустя, он получает чин бригадного генерала. В январе 1998 года, в связи с болезнью митрополита Василия, Савва становится блюстителем митрополичьего престола. Высший пост в Польской Православной Церкви Савва получил 31 мая того же года. Митрополит Савва является кавалером Командорского Креста и офицерского ордена Возрождения Польши.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова