Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

 

 

 

Айлин Баркер

НОВЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ДВИЖЕНИЯ

К оглавлению

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ЧТО ТАКОЕ НОВЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ДВИЖЕНИЯ?

 

ГЛАВА 4

 НОВООБРАЩЕННЫЙ

Иногда считается, что человек, присоединяющийся к какому-либо новому религиозному движению, непременно принадлежит к типу беспомощных, слабых и зависимых людей. Однако на самом деле так бывает далеко не всегда, и даже не в большинстве случаев. Более того, подавляющему числу членов НРД и в будущем не уготована участь стать жалкими, слабыми или зависимыми. Члены НРД — это люди, оказавшиеся участниками движения, которое и ими самими, и посторонними воспринимается как нечто «иное». Но еще никем не было доказано, что люди, придерживающиеся каких-либо странных верований и участвующие в какой-либо необычной практике, необычны сами по себе. Если понимать определение «необычный» как непохожий на большинство представителей современного западного общества, то в этом случае следует признать, что большинство ныне живущих и почти все, кто жил до нас, могут быть названы «необычными» людьми. И история, и антропология явственно показывают: что является «естественным» или «адекватным» поведением для одной группы лиц, другая группа вполне может считать эксцентричным, безумным, «неестественным», «неадекватным» или опасным.1 Тот факт, что данное движение является отличным от остальных, не означает, что его члены принадлежат к другому виду. Изменения в верованиях и поведении не должны беспокоить нас только потому, что это изменения. Это могут быть изменения к худшему, это могут быть изменения к лучшему, вероятнее всего, это будет некоторая смесь того и другого.

Что касается новообращенных, то иногда бывает возможно в их прошлом выделить некоторый определенный момент, когда они «увидели свет». В подобных случаях их жизнь будет описываться и интерпретироваться с позиций «до» и «после», причем и тот, и другой период выступят в «новом свете». Вполне вероятно, что все, что произошло «до», будет казаться жалким, никчемным или греховным, а «после» — счастливым, добропорядочным и благочестивым. Как сам обращенный, так и движение, в которое он влился, могут — сознательно или подсознательно — затрачивать немало усилий на подкрепление подобной интерпретации. Возможно, родственники и друзья также почувствуют потребность говорить обо всем случившемся с обращенным с точки зрения «до» и «после», хотя их оценка этих двух периодов может коренным образом отличаться от оценки самого обращенного.

Перемены, о которых сообщают обращенные, носят самый разнообразный характер. Однако следует считать полезной попытку Джин Мессер обобщить перемены, которые она наблюдала у молодых членов Миссии Божественного Света после того, как они обрели Знание. Они напоминают изменения, о которых говорят и другие прошедшие через опыт посвящения или обращения, будь то последователи Сахаджа Йоги, достигшие «понимания»; буддисты Нитирэн Шошу, освоившие практику шантр; выпускник «Обучающих семинаров Эрхарда» (осэ); участник Трансцендентальной Медитации или даже в некоторых отношениях «заново рожденный» христианин (если, например, он читает молитвы с целью медитации).

Первая из отмеченных Мессер очевидных перемен состоит в том, что медитация начинает служить источником энергии:

«При регулярной медитации посвященные меньше устают, их труднее дезориентировать и у них быстро развивается зависимость от медитации как источника покоя, энергии и личностной интегрированности...»

Вторым изменением является все возрастающее осознание «удивительной цепи совпадений, о которых так много говорится Миссией Божественного Света».

«Это начало осознания причинно — следственных связей как чего-то отличного от того, чем они казались раньше. Человек начинает думать, что все, что с ним происходит, ниспосылается ему с единственной целью привлечь его внимание. Один посвященный рассказывает, как он почувствовал, что ему «предписано» подсаживать к себе в машину голосующих на дорогах, которые также оказывались посвященными. У другой взорвалось стекло автомобиля... без видимых причин и без жертв, и она восприняла это как призыв заняться медитацией. Большинство посвященных не ищут знаков сознательно: они чувствуют себя поставленными перед обстоятельствами, требующими их участия... Сотни людей с восторгом и смехом пересказывают друг Другу истории о чудесах, от самых незначительных до поистине удивительных».1

В-третьих, Мессер описывает, как у посвященных, убежденных, что в их браке, работе, материальном положении и личных отношениях произошли явные изменения к лучшему, все крепнет убежденность в том, что

«Бог сопровождает человека, заботится о нем, любит и учит его, и что этот Бог внутри нас чрезвычайно похож на ребенка — гуру: легкий, игривый, настойчивый, непредсказуемый, любящий и абсолютно доброжелательный».^

Хотя переживание обращения может представляться драматическим опытом (иногда так и бывает), этот опыт включает в себя два периода: период подготовки «до» и период созидания «после». Именно во время периода, следующего за внешне внезапным обращением, человек, как правило, особенно открыт влиянию, как со стороны движения, так и со стороны родных, друзей и всех прочих. Прежние убеждения и ценности ставятся под сомнение, а новые убеждения еще не «пережиты». Так же как у неофитов самых разных вероисповеданий, новая система верований у новообращенных в НРД еще не стала «прикровенной». На этом этапе «новый взгляд на вещи» — это скорее мысли и ожидания, чем ставшая неотъемлемой частью жизни система вероучений и обычаев.

На протяжении последующих недель новые откровения могут включаться в ранее присущую обращенному систему мировоззрении, не приводя к радикальным изменениям в его жизни. Или наоборот, новые идеи могут заполнять собой новую систему взглядов, предложенную НРД. Однако даже в последнем случае обращенные будут продолжать ориентироваться на многие из своих прежних убеждении и ценностей. Это означает, что, хотя жизненный стиль и приверженность той или иной системе убеждений обращенного, быть может, и претерпели достаточно сильное изменение, все же через два-три месяца после обращения новый член еще не кажется фанатичным и очень странным, а похож на себя прежнего.

То, что изменения, происходящие с новообращенными, иногда кажутся более устрашающими, чем они есть на самом деле, существует несколько причин. Новообращенный может состричь волосы и сменить потертые джинсы на балахонистое платье или на костюм с галстуком. Он может бросить учебу или отказаться от многообещающей карьеры. Но при всем этом очень вероятно, что он будет пребывать в состоянии неуверенности или не отдавать себе полного отчета в том, на какую стезю вступает. Его позиция — позиция оборонительная, особенно если одной из причин его вступления в движение была потребность продемонстрировать свою независимость. Сол Левин на основании опыта пятнадцати лет работы с членами движений и их семьями делает вывод, что подобный жест независимости был главной причиной, по которой обследованные им молодые взрослые вступали в НРД.'

Поскольку их новые убеждения еще не интегрировались в обыденное мышление, новообращенные, как правило, страдают от неумения гибко отвечать на вопросы тех, кто интересуется движением. Они прибегают к принятому в движении и непонятному для непосвященного жаргону, при этом кажется, что они, как попугаи, твердят какой-то бессмысленный вздор. Они «знают», что на каком-то уровне это все имеет смысл, они сами почти уловили его, но передать другим пока еще не могут. Часто тем же страдают студенты, пока они как следует не разобрались в предмете. Возможно и другое. Обращенный так возбужден и взволнован открывшейся ему новой истиной, что ему не терпится поделиться ею с окружающими, особенно с теми, кого он любит больше всего. В итоге он с пылом изливает на ошарашенных родителей потоки увещеваний и наставлений, чтобы и они могли увидеть открывшийся ему свет.

Если в подобной ситуации родители начнут выказывать свое неприятие или примутся высмеивать своего ребенка, это приведет к тому, что их сын или дочь замкнется в себе, а взаимное непонимание и упреки будут расти, как снежный ком. Этот процесс значительно усложняется, если родители, ко всему прочему, еще и напуганы сенсационными сообщениями средств массовой информации, или если их каким-нибудь иным путем успели убедить в том, что ребенок подвергся «промывке мозгов» и стал роботом, неспособным к самостоятельному мышлению. Тогда родители начинают и в самом деле «видеть» признаки того, что их ребенок «на себя не похож». Однако в действительности маловероятно, что обращенный был подвергнут каким-либо пагубным методам контроля над сознанием. Совсем маловероятно, что ему был причинен какой-либо длительный (и даже кратковременный) физиологический вред. Продолжительный (и даже кратковременный) психологический ущерб также представляется маловероятным. В любом случае, если обращенному все время повторять, что он живет не своим умом, толка от этого не будет.

Это совсем не означает, что родители не могут заметить в поведении своего отпрыска каких-то действительных изменений. Как-никак, они знают своего сына или дочь со дня рождения, и было бы по меньшей мере странно, если бы необычные поступки их ребенка остались незамеченными. Уже сам по себе факт обращения и выбор человеком нового образа жизни говорят о том, что те или иные перемены в нем произошли. В одной из книг обращение представлено как

Смерть и новое рождение, отвращение от тьмы, чтобы идти к свету, сбрасывание своего старого «я» и облачение в новое.'

Апостол Павел стал другим после своего путешествия в Дамаск. «Рожденные заново» христиане, принимая в сердце Господа Иисуса Христа, делаются иными, чем были прежде: вероятнее всего, они перестали пить, принимать наркотики, сквернословить и распутничать. Иначе говоря, родным и друзьям человека, вступившего в какое-либо НРД, не рекомендуется тотчас же интерпретировать все изменения как свидетельства того, что с обращенным непременно случилось что-то страшное. С другой стороны, желающие помочь такому человеку должны помнить, что именно родные и друзья знают его лучше всего, и подвергать самому пристальному вниманию отмечаемые ими перемены. Бывает, что перемены эти и в самом деле дают основания для беспокойства. В качестве одного из крайних примеров такого рода приведем личностную характеристику, которую глубоко страдающий отец дал своей дочери:

утрата чувства юмора; все больше каких-то секретов; какая-то потерянность; стала не такой честной, как была; потеряла покой; испортился почерк, стала делать орфографические и грамматические ошибки (в устной речи с грамматикой все в порядке); меньше следит за собой и за порядком в доме; совершенно перестала читать; плохо отзывается о какой бы то ни было умственной деятельности.'

Другие родители говорят о том, что с вступлением в НРД у детей явно снизилась способность сосредоточиваться, а многие отмечают утрату интереса к тому, что ранее всерьез занимало ребенка. Эти симптомы иногда отмечались и у тех, кто расстался с движением (см. ниже главу ^ Выход из движениям).

В некоторых случаях поведение, вызывающее тревогу, объясняется тем, что сыну или дочери трудно расслабиться в присутствии родителей, и тогда можно порекомендовать, чтобы хотя бы иногда они находились в обществе людей, не так эмоционально включенных в сложившуюся ситуацию. Однако вполне может быть, что какое-то НРД или используемые им методы действительно вызывают значительные психологические изменения. Такая ситуация обсуждается в последующих разделах.

ГЛАВА 5

ЗОНЫ ОБЩЕСТВЕННОГО БЕСПОКОЙСТВА

Чего стоят страшные истории

Некоторые средства массовой информации, отдельные личности и группы видят свою главную задачу в пересказывании «страшных историй», с помощью которых они пытаются показать, что секты — это зло.1 При оценке таких сообщений необходимо принимать во внимание следующие обстоятельства. Во-первых, подобные истории могут быть вымыслом. Так, например, один молодой человек, заявлявший, что, одурманив наркотиком, его похитили и держали в заточении кришнаиты, недавно был осужден в Дублине на три года условно за клевету. Полиция провела тщательное расследование деятельности этого движения в связи с выдвинутыми против него обвинениями, в результате чего удалось доказать, что вся эта фантастическая история была не более чем плодом воображения молодого человека. Однако расследование было начато уже после того, как молодой человек провел несколько сенсационных выступлений и заявлений на Радио Телефиз Эй-реан. Говорили, что на это его подвигнул местный священник, «обеспокоенный тем, что молодежь попадается на мерзкие козни этих полоумных сектантов».2 Имеются и другие примеры «разоблачений» (они исходят из уст бывших членов движений), которые на поверку оказываются фальсификациями, причем авторы задуманных «разоблачений» в конце концов признают, что вся представленная ими история ни что иное, как их выдумка.' Иногда бывает, что репортеры ошибочно приписывают характеристики одного НРД другому, возможно, потому, что их слишком часто «сваливают в одну кучу». Например, огульное обвинение лидеров Церкви Объединения в том, что они толкают своих последователей на проституцию и самоубийства,2 могло .-возникнуть вследствие того, что это движение путают, например, с Детьми Бога или движением Народный Храм. Мысль о том, что мунистов могут склонять к проституции, будет звучать абсурдно для любого, кто хоть немного знаком с движением и его программой. Кроме того, хотя после Джонстаунской трагедии стали активно циркулировать слухи о том, что многие другие движения также готовят своих последователей к массовому самоубийству, нет совершенно никаких достоверных свидетельств о том, что Церковь Объединения когда-либо призывала или подготавливала к этому своих верующих.

Чаще, однако, действие НРД описывается так, словно к нему уже заранее приклеен ярлык «плохо», хотя, расскажи о нем другими словами, его можно было бы оценить как весьма похвальное. Например, один и тот же процесс можно описать словами: «обращение», «вербовка», «переобучение», «социальная переориентация», «контроль над сознанием», «лишение возможности мыслить самостоятельно», «промывка мозгов» — и каждый из этих терминов привнесет в значение свой оттенок. Аналогично, образ жизни, который один назовет послушанием и жертвенным служением, может быть подан как авторитарная эксплуатация одного человека другим. В зависимости от контекста, такие слова, как «самоотречение», «дисциплина», «покорность» и «послушание» могут нести совершенно различную смысловую нагрузку.

Как уже говорилось, в настоящее время слово «секта» содержит в себе все возможные негативные характеристики, но они вовсе не всегда применимы к описанию многих организаций, именуемых сейчас таким образом. Ван Дриел и Ричард сон исследовали вопрос освещения НРД средствами массовой информации и пришли к следующему заключению:

«До Джонстауна различные НРД воспринимались как экстравагантные религиозные движения, существующие на периферии общества. Однако после джонстаунскои трагедии, когда на общество было обрушено колоссальное количество разной информации, термин «секта» прочно закрепился за целым рядом движений, и все они на время были равно заклеймены позором».1

При изучении общественного мнения, проводимом в Вашингтоне вскоре после массовой гибели членов движения Народный Храм в Джонстауне, более половины респондентов, когда им предложили оценить несуществующую секту, дали ей негативную оценку.2

Более тонкие методы состоят в том, что при освещении неприятной истории, имевшей место в каком-либо движении, дело представляют таким образом, будто подобные ситуации более типичны для НРД, чем для остального общества. Если, например, последователь НРД совершает самоубийство, внимание скорее всего будет сконцентрировано на членстве этого человека в движении, причем с таким подтекстом, что ответственность за самоубийство лежит именно на движении. С другой стороны, если самоубийство совершает прихожанин Методистской или Англиканской Церкви, его религиозная принадлежность вообще вряд ли будет упомянута. Быть может, процент самоубийств среди верующих Методистской или Англиканской Церкви еще и выше, чем среди Брахма Кумарис или Сайентологов. Сами НРД, как правило, оспаривают подобные нападки, утверждая, что они предотвращают самоубийства среди своих последователей. И в самом деле, есть обращенные, которые утверждают, что покончили бы с собой, если бы не обрели для себя новую религию. Одно известное НРД использует как аргумент тот факт, что единственный в Великобритании покончивший с собой их последователь сделал это после того, как был «успешно» депрограммирован и вернулся в общество.

Чтобы узнать правду, необходимо (хотя одного этого и недостаточно) внимательно сравнить число самоубийств среди людей одного возраста и социального слоя в различных группах общества. К сожалению, подобную информацию трудно получить. Известно только, что число зарегистрированных в Великобритании самоубийств в 1987 году составило 4508, но так как сострадательные следователи обычно стараются воспользоваться малейшей возможностью, чтобы отклонить версию самоубийства, то, скорее всего, это число существенно выше'

Точно так же обстоят дела с другими проблемами. Если прислушиваться лишь к тем средствам массовой информации, людям или группам, которые интересуются исключительно «страшными историями», мы уйдем далеко от истины. Надо помнить, что распад семьи чаще всего происходит без вмешательства какого-либо НРД, и что число молодых людей, без всякого влияния НРД принимающих наркотики, практикующих насилие, половую невоздержанность или просто ведущих асоциальный образ жизни, намного превышает количество всех последователей всех НРД взятых вместе.

Ни один из представленных доводов не означает, что трагедия — это не трагедия, или что нарушение — не нарушение, где бы они ни случились. Все приведенные рассуждения имеют целью показать: прежде чем утверждать, что нечто, вызывающее беспокойство, произошло с человеком именно из-за его вовлеченности в НРД, следует внимательно рассмотреть факты.2 Происшествие могло случиться и по другим причинам, причем возможно, что НРД как раз используют в качестве удобного средства для того, чтобы избежать расследования и не оказаться перед необходимостью эти причины назвать.

Читатель может спросить, почему с НРД все-таки связывают страшные истории. Потому ли, что родителям из среднего класса общества, с их высокими притязаниями в отношении детей, претит сама мысль, что их ребенок отказался от карьеры ради торговли книжками на улице? Прибавьте к этому тот факт, что родители из среднего класса вообще склонны поднимать большой шум уже тогда, когда их ребенок ограничивается только этим занятием.

Происходит ли это потому, что в нашем обществе считается постыдным признанием сказать: «мой сын — мунист» или «моя дочь — сайентолог», в то время как говорить о «сыне раввине», или «дочери-монахине» более приемлемо?

Может быть, это происходит потому, что некоторые средства массовой информации и непосвященная публика любят скандальные истории и с нездоровым интересом и удовольствием слушают разоблачительные истории о том «экзотическом», «странном», «зловещем» и «угрожающем», что означает для них НРД?

Может быть, потому, что в истории почти все без исключения религиозные движения (будь то раннее Христианство, Методистская церковь или Армия Спасения) принимались со страхом, недоверием, подозрением и враждебностью?

А может быть, потому, что исходящая со стороны НРД критика Церкви и сугубо материалистической мышиной возни секулярного общества воспринимается как возможная угроза существующему порядку вещей? Или это происходит оттого, что предлагаемые движениями «альтернативные» средства исцеления, представляют угрозу для тех профессий, чьей общепризнанной мудростью они пренебрегают? А может быть, и потому, что профессионалы получают возможность зарабатывать десятки тысяч фунтов на том, чтобы «депрограммировать» людей, внушая им, что НРД нужно бояться как огня?

Доля правды может быть во всех этих предположениях. Но много вопросов порождается и самой деятельностью НРД, в большей степени, чем реакцией на нее окружающих.

Преступная деятельность и другие серьезные обвинения

Конечно же, преступления и другая непривлекательная деятельность, которой занимается ряд движений, не могут не вызывать беспокойства в обществе. Произошла ужасная трагедия в Джонстауне. Имели место убийства, совершенные «Семьей» Мэнсона. Ядовитая змея была посажена в почтовый ящик адвоката, который успешно провел дело против движения Синанон. Последователей движения Дети Бога убеждали заниматься проституцией «ради Иисуса» или вовлекали в «кокетливую рыбалку» (теперь оставленная ими практика добывания денег и привлечения новых последователей при помощи секса), а ряд «писем Мо», предназначенных для внутреннего употребления в движении (брошюрки, написанные лидером движения Давидом «Моисеем» Бергом), невозможно охарактеризовать иначе как порнографию. Более того, одна из дочерей Берга обвинила его в кровосмесительных отношениях с ее сестрой и попытках склонить к тому же ее саму.1

«Семья» Мэнсона покупала дорогие потребительские товары, мошенничая с кредитными карточками, или же на деньги, полученные от продажи наркотиков. Среди их «игр» была и такая: они забирались в чужие дома, крали еду и другие предметы, переставляли вещи, нарочно стараясь сделать это тогда, когда ничего не подозревающие владельцы были дома. В 1979 году одиннадцать ведущих сайентологов (включая жену Рона Хаббарда) были осуждены по обвинению в краже правительственных документов США. Сан Мэн Мун недавно отбывал наказание в тюрьме за нарушения налогового законодательства. Имеется ряд сообщений о том, что в разных районах США кришнаиты обвинялись в перевозке наркотиков, в нарушении прав детей, в содержании складов оружия и в убийстве. В штате Орегон против тридцати четырех последователей движения Раджниша, включая самого Бхагвана, было выдвинуто обвинение в следующих правонарушениях:

«попытка убийства, совершение физического насилия первой степени, совершение физического насилия второй степени, поджог первой степени, кража со взломом, вымогательство, укрывательство беглого преступника, подслушивание с помощью электронной аппаратуры, нарушение иммиграционного законодательства, ложные показания представителям власти США и преступный сговор».2

Все большее количество сообщений приходит из Западной и Восточной Европы, а также из Северной Америки о случаях ритуальных жертвоприношений, при которых страдают животные. В Германии и США подростки обвинялись в убийстве, после того как стали сатанистами.3 Средства массовой информации сообщали, что ведется расследование о случаях жертвоприношений младенцев сатанистами в Великобритании.1 Известно также значительное количество более мелких правонарушений, совершаемых представителями других движений, например: торговля без лицензии, незаконное получение пособий по социальной помощи, получение виз или превышение кредита в банке по представлении ложных сведений, перегора-живание шоссейной дороги и т. п.

Такие правонарушения, безусловно, совершает и множество других людей, не имеющих никакого отношения к НРД. Кроме того, много преступлений было совершено против самих НРД их противниками. Помимо большого числа незаконных похищений членов движений с открыто признаваемой целью «депрограммировать жертву НРД» имели место убийства, поджоги, обстрелы и несколько попыток взрыва зданий, принадлежавших кришнаитам, движению Раджниша, движению «Путь» и Церкви Объединения (во Франции такое нападение привело к серьезным телесным повреждениям).2 Не один раз последователей движения Ананда Марга в Индии убивала толпа.3 В Филадельфии в 1985 году полиция сбросила бомбу на дом, в результате чего погибли семеро представителей оппозиционной негритянской группировки Движение и четверо их детей.4 В некоторых случаях нарушителем основных прав человека по отношению к последователям НРД оказывается политический режим. Подобно тому, как чудовищным преследованиям подвергались движение Свидетелей Иеговы в нацистской Германии, Бахаи в Иране или члены общины Ахма-дийа в Пакистане,5 кришнаиты в СССР страдали в тюрьмах за свои убеждения, хотя следует заметить, что благодаря недавним переменам движение Сознания Кришны признано теперь в России религией и его последователи выпущены из тюрем, лагерей и психических лечебниц.'

Ананда Марга — из тех НРД, которые отрицают все обвинения, выдвинутые против них и их последователей. Они яростно протестовали против преследований со стороны Индийского правительства в период Чрезвычайного Положения, объявленного Индирой Ганди в 1970-х гг.1 Были случаи, когда члены этого и других НРД, обвиненные или даже осужденные за преступления, впоследствии добивались амнистии или отмены приговоров. Например, известно, что

«последователи Ананда Марга арестовывались и признавались виновными в Великобритании, Австралии, Таиланде и Филиппинах по обвинению в хулиганских нападениях на представителей правительства Индии, направляемых в эти страны... Эти акции в основном имели место в то время, когда господин П. Р. Шаркар находился в тюрьме и последователи Ананда Марга добивались его освобождения без всяких условий».2

Обвинения по этим нападениям, однако, были сняты. Шаркар (Шрии Шрии Анандамурти) был освобожден из тюрьмы в 1978 г., когда выдвинутое против него обвинение в убийстве было опровергнуто по апелляции; а трое его последователей, осужденные в Австралии за преступный сговор с целью убийства, были амнистированы в 1985 г., после того как отсидели в тюрьме семь из 16 назначенных им по приговору лет.3

Некоторые из последователей движений, не будучи замешанными в преступной деятельности, всеми силами пытались привнести в свои НРД порядок. Например, Управляющий Комитет движения кришнаитов исключив гуру, виновных в нарушениях, последние годы много усилий затрачивает на то, чтобы следить, не злоупотребляют ли лидеры движения положением руководителей.1 Большинство же НРД в Западной Европе и Северной Америке (а их насчитывается более тысячи) никогда не обвинялись ни в каких серьезных преступлениях.

И все же факт остается фактом: вступив в движения, предлагающие простые способы решения проблем своих участников и всего мира, где адепты живут в относительно замкнутых общинах, а лидеры наделены харизматической властью, люди могут оказаться перед риском совершать поступки, которые в «прежней» жизни считали постыдными.

Физическое насилие

Физическое насилие имеет место в НРД, особенно в более изолированных движениях, и чаще там, где лидер облечен неограниченной властью. В предыдущем разделе упоминались некоторые из числа самых вопиющих случаев избиений, пыток и убийств. Как и в остальном обществе, в НРД встречаются мужья, избивающие своих жен, и родители, которые плохо обращаются со своими детьми. Здесь, однако, опять полезно будет увидеть всю картину в целом, на этот раз ознакомившись с результатами исследования «насилия, связанного с культами», проводившегося в 1983-1984 гг. Институтом изучения религии в Америке:

«В подавляющем большинстве нетрадиционных религиозных объединений случаев насилия не наблюдалось. Большая часть обследуемых групп напоминает более близкие нам и более укорененные общины традиционных Церквей: в них случились один-два инцидента, но они нетипичны для их обычного образа жизни. То небольшое число нетрадиционных религиозных объединений, в истории взаимоотношений с обществом которых присутствовало насилие, скорее всего, являются исключением из группы движений, именуемых обычно „культами"».'

Далее в приведенном Отчете есть замечание, которое относится не только к насилию, но также и к другим вызывающим общественное беспокойство сторонам деятельности НРД:

«Многие группы, обнаружившие устойчивую тенденцию к насилию в отношениях с обществом, недостаточно освещаются антисектантскими средствами массовой информации, а то и вовсе не попадают в сферу их интереса. Такой недостаток внимания частично объясняется тем, что в фокусе средств информации находятся в основном те движения, которые занимаются вербовкой в свои ряды молодежи. Группы, применяющие насилие, по своему составу либо преимущественно негритянские (антисектантские объединения, как правило, состоят из белых представителей среднего класса), либо старше по возрасту.»2

Определяя насилие как поведение, последствиями которого являются телесные повреждения или существенный урон собственности, Институт изучения религий в Америке делает из проведенного исследования ряд выводов. На самом общем уровне был сделан вывод, что насилие, связанное с сектами, в принципе вряд ли когда-либо исчезнет. К такому пессимистическому заключению ученых привело следующее соображение:

«культы составляют лишь часть общей темы религиозного насилия: в истории человечества религия была ответственна за войны и бесчисленные акты насилия против отдельных личностей... она использовалась для санкционирования рабства, унижения женщин, и все существующие свидетельства дают основание ожидать, что она и впредь будет использоваться для того, чтобы как-то оправдать амбиции религиозных лидеров».3

На более детализированном уровне в исследовании говорится, что, во-первых,

некоторые культы открыто санкционировали и продолжают оправдывать насилие.4

Примеры этому можно найти среди Чернокожих Мусульман и в Церкви Агнца Божьего. Кроме того, упоминается новая волна право-христианских группировок, которые открыто провозглашают себя антинегритянскими или антисемитскими и связаны с Ку-Клукс-Кланом. Примером здесь может служить Церковь Иисуса Христа-Христианина, руководимая Ричардом Гирнтом Батлером, которая недавно пыталась установить свое влияние в Великобритании.* Во-вторых,

насилие вырастает также из косвенного одобрения, заложенного в системы вероучений определенных религиозных групп, которые и служат рациональным обоснованием тенденции к насилию у членов группы.2

В отчете приводятся примеры того, как людям внушаются стереотипы, которые «дегуманизируют» их. Так Церковь Сайенто-логии называет людей «источниками неприятностей» и «угнетателями»; мормоны и мунисты клеймят общество за пределами своих движений как «сатанинское», антисектантские движения, говоря о последователях НРД, называют их «беспомощными жертвами», «зомби», или «безмозглыми куклами», которые, таким образом, нуждаются в «ре-персонализации ».

Кроме того, Институт пришел к следующему заключению:

вспышки насилия возникают в большинстве случаев только после некоего периода напряженного конфликта либо между фракциями одной религии, либо между нетрадиционной религией и обществом.3

В качестве примера того, как и без того трудная ситуация еще больше обостряется, когда обе стороны культивируют атмосферу недоверия, дезинформации и враждебности, снижая тем самым вероятность мирного разрешения проблемы, приводится Церковь Синанон.

Есть и другие подобные примеры: анализ событий, предшествовавших трагедии в Джонстауне, антагонизма между Церковью Сайентологии, саньясинами движения Раджнишпу-рам, мормонами и Церковью Объединения, с одной стороны, и их многочисленными оппонентами, с другой.1 В этих работах постоянно подчеркивается, что, при некоторых обстоятельствах, было бы ошибкой ограничивать внимание экстремальными формами поведения: на спирали, по которой развивается процесс нарастания степени враждебности и девиантности, такое поведение появляется достаточно поздно; принимать же во внимание нужно динамику взаимодействия, которая приводит к такому результату.2

Есть люди, которые совершают определенные действия именно потому, что общество считает это злом. Среди наиболее сенсационных и тревожных историй, фигурировавших в заголовках газет Европы и Северной Америки в конце 1980-х гг., — сюжеты, связанные с обвинениями в ритуальных жертвоприношениях и пытках, совершавшихся сатанистами. Особенный ужас вызывают случаи, подобные тем, что уже были упомянуты, когда жертвами или даже участниками преступления становятся дети.

Не следует, однако, думать, что все без исключения сата-нисты, или хотя бы большинство их ставят перед собой цель причинять вред окружающим. Многие обвинения против сата-нистов при расследовании оказываются ложными или необоснованными.3 Существует ряд движений, против которых никогда не выдвигалось сколько-нибудь серьезных обвинений, несмотря на то, что их последователи присягали на верность «Его Инфернальному Величеству». Церковь Сатаны особо указывает своим последователям на необходимость держаться в рамках принятых в стране законов и не делать никому вреда в достижении сатанинских целей. По словам основателя движения Антона Лавея:

«Мы, сатанисты, гордимся тем, что мы леди и джентльмены — пусть грешники, но тем не менее, леди и джентльмены».

Утверждают, что Лавей, бывший служащий полиции, носит звание капеллана в департаменте полиции Сан-Франциско и имеет в полиции много друзей и что некоторые из этих друзей вступили в его церковь. Говорят также, что он «все еще работает консультантом по делам, связанным с оккультизмом».1 Проводилось исследование Церкви Трапеции, ответвления Церкви Сатаны, в заключении которого содержатся утверждения о позитивных элементах этого культа.2 (См. также утверждение Эдварда Дж. Муди)3

Известно и другое. В ряде случаев, послуживших основанием для серьезного беспокойства, участвовавшие в них молодые люди ко времени экспериментирования с сатанистскими практиками уже пробовали, в одиночку или с друзьями, наркотики, слушали тяжелый металл-рок или читали книжки о поклонниках сатаны и сатанистских ритуалах.4 Известно, что

«из более миллиона зарегистрированных в США за последние пять лет преступлений только 60 были зафиксированы полицией как связанные с сатанизмом».5

Большинству людей, которые «балуются» сатанистскими ритуалами или черной магией, это вскоре надоедает, и они переходят к другим, не столь отталкивающим, занятиям. Однако несомненно и то, что некоторые стороны сатанизма могут привлекать к себе психопатов с садистскими наклонностями. Также очевидно, что без сатанизма было бы совершено на 60 преступлений меньше.

Освободившийся в 1967 году в возрасте 33 лет из тюрьмы и имевший до того несколько приговоров за кражи, сутенерство и многочисленные другие правонарушения Чарльз Майлз Мэнсон (которого называли и Иисусом Христом, и Сатаной) появился на сцене в Хэйт Эшбюри, Сан-Франциско. Противник общественного порядка, антисемит и расист, Мэн-сон, похоже, разочаровался в хиппи и вскоре основал свою «парамилитаристскую мистическую секту».' Идеологическое беззаконие, царившее в коммуне, где жили молодые последователи Мэнсона, в Долине Смерти, в Калифорнии, уравновешивалось только авторитарным контролем, который Мэнсон имел над своей «семьей».2 В августе 1969 Шэрон Тэйт, киноактриса, жена кинорежиссера Романа Полански, и еще четыре человека, находившиеся в ее доме на Беверли Хиллз, стали жертвами ритуального убийства. Шэрон Тэйт была на восьмом месяце беременности. Все тела были жестоко изуродованы. На следующий день произошло убийство миллионера, владельца супермаркета, и его жены. Как сообщается, Мэнсон просто хотел убедиться, что его «рабы» не испугались после убийств в доме Тэйт.3 Очевидно, так и было: после убийства пятеро «рабов» приняли душ, чтобы смыть кровь, и сели перекусить продуктами, взятыми из холодильника своих жертв.

Убийства, совершенные сектой Мэнсона, больше даже, чем трагедия в Джонстауне, дают чудовищный урок того, к чему можно склонить человека, поддавшегося влиянию сильного ха-ризматического лидера. Эти убийства были, с любой точки зрения, совершенно нелепы и отвратительны, и тем не менее последователям Мэнсона их осуществление, похоже, казалось исполненным смысла. (Мэнсон утверждает, что никогда не «давал указаний» членам своей «семьи» кого-либо убивать).4 Такие чудовищные зверства случаются редко, однако они все же случаются. Считать, что каждый вступающий в НРД окажется в том же положении, что последователи Мэнсона, так же абсурдно, как думать, что каждый переходящий улицу попадет под машину. В то же время забывать о подобных кошмарах так же глупо, как вообще отрицать, что при переходе улицы человек может быть сбит машиной.

Какими бы ни были мотивы, религиозные верования никогда не могут служить оправданием насилия против личности. Во всех случаях, когда есть предположение, что имеет место физическое насилие, необходимо информировать полицию или соответствующие местные власти.

Обман

Вполне возможно, что последователи НРД в большинстве своем не являются ни более правдивыми, ни более лживыми, чем представители остальной части общества. Отдельные члены НРД стараются быть безупречно честными даже в мелочах. Однако, как уже говорилось, не все движения остаются до конца честными ни в отношении того, что они собой представляют, ни в отношении точного определения своих убеждений, ни относительно практической стороны своей деятельности. Новообращенные могут оказаться затянутыми в движение, даже не подозревая о том, какое практическое воплощение обретут некоторые из прельстивших их принципов. Обращающие в свою веру представители НРД могут много говорить о таких понятиях, как «любовь» или «служение Богу», слова не сказав о том, как они выражают эту любовь и в чем видят служение. Может оказаться, что «любовь» выражается лишь в сексе, а «служение Богу» понимается как насилие по отношению к тем, кто, по понятиям движения, Богу не служит.

Некоторые НРД, или, по крайней мере, некоторые члены движений выработали своего рода псевдорелигиозные оправдания для многих весьма бесчестных действий, называя их «священным обманом» или «трансцендентными трюками» и т. п.1 Иные представители НРД считают возможным не открывать свою принадлежность к движению, оправдывая это тем, что средства массовой информации создали движению такую плохую репутацию, что потенциальный адепт должен сам разобраться, каково же оно на самом деле, без предубеждений, которые может вызвать у него название НРД.

Что касается сокрытия от обращаемых истинных целей движения, то ведь, как показывает история, и проповедники Евангелия считали для себя возможным сначала устанавливать личные отношения с потенциальным сторонником и знакомить его с самыми основными принципами вероучения, а затем сообщать ему то, что они считают нужным, в более детализированной или в более сложной форме.1 Однако члены некоторых НРД не просто скрывают правду, они отрицают ее и открыто лгут потенциальным обращаемым и другим людям «со стороны». Более того, в некоторых НРД члены лгут своим же единоверцам. Не являются исключениями случаи, когда члены НРД не знают об истинной деятельности их лидеров: на что уходят деньги, от кого конкретно исходят указания или каковы конечные цели лидеров.

Иногда представители НРД, собирающие деньги, получают указания говорить, что собранные средства пойдут на продукты и одежду для стариков, молодых наркоманов или для бедных в странах третьего мира.2 Иногда подобные утверждения являются явной ложью, иногда — некоторым искажением действительности. В других случаях представители движения могут внушить себе, что говорят правду, но их понимание того, что называется, например, «христианской миссионерской работой», будет отлично от понимания тех, у кого они берут деньги.

Некоторые движения имеют несколько названий или дочерних организаций и не всегда очевидно, что ответвление связано с организацией, хорошо известной. Таким образом, движение может привлечь человека, который разделяет его политическую, но не религиозную платформу; убедить человека подписать петицию по какому-либо конкретному вопросу, в то время как он бы и не подумал этого сделать, если бы догадывался об истинной природе основной организации. Люди достаточно легко могут согласиться сдать в аренду зал «милым молодым христианам», не отдавая себе отчета в том, что это, скажем, Дети Бога. (Один из способов опознать организацию — попросить ее адрес или телефон, так как, если они действительно Дети Бога, то почти наверное не дадут своих координат. Да и многие другие НРД скорей всего откажутся снимать помещение, если им будут задавать слишком много вопросов о том, как они собираются его использовать и что за организацию собой представляют). Бывает, что родители посылают детей в школу, куда ни за что бы не отдали своих чад, если бы знали, каких взглядов придерживается штат школы и чему их там могут научить.1 Люди могут записаться на курсы менеджмента. философии, экономики и др. с целью самообразования, не по нимая того, что им предложат курс философии или экономики, не имеющий ничего общего с тем, который преподается в местном техническом колледже.

 

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова