Государство как противовес греха

Один умный и добрый человек сказал: «Когда человеку помогает человек (что хорошо), то перед помогающим возникает моральная ответственность и личная благодарность. Есть кому посмотреть в глаза. Если помощь дадена от чиновников, предварительно принудительно изъятая в виде налогов, то ничего, кроме иждивенческой зависти не возникает. Социализм страшен не неэффективностью (в конце концов человеку не так много нужно), а развращением человеков. И сталинизм страшен, в первую очередь, тем же. Даже лайт-социализм рузвельтовского разлива тем же».

Государство не изначально, изначальна семья. Государство оправдано не просто недостаточностью семьи — государство оправдано принципиальным недостатком семьи. Этот недостаток именно в том, что семья склонна требовать от своих членов моральной ответственности и личной благодарности. Государство вовсе не дубинка и не соска, государство это противовес гордыне, эгоизму, стремлению к доминированию над другим.

Семья связана с любовью, но семья не есть ни хранилище любви, ни источник любви. Семья, скорее, паразитирует на любви и при случае не прочь от любви избавиться, оставив ответственность с благодарностью.

Любовь же исключает и благодарность, и ответственность, как полёт исключает рытье колодцев. «Любовь не ищет своего». Правая рука любви не знает, что делает левая. Раздав всё, любовь говорит себе и другим, что ничего не раздавала, что всё ещё впереди.

Впрочем, в реальности частная благотворительность — та благотворительность, которая теоретически лучше помощи от чиновников — вовсе не есть встреча глаз. Между богачом и нуждающимся — те же чиновники, только на службе не у государства, а у какого-нибудь фонда или лично у богача. Это богачи правильно делают — невозможно лично проверять все прошения. В семье — в кондовой, патриархальной семье, о которой ночами мечтают идеологи возврата в античность — в семье отец выдаёт по указаниям матери, которая занимается детьми, «разгружая» папашу.

Может быть, поэтому среди великих миллионеров-филантропов не было и нет противников милосердия через государство. Богач, который реально помогает страждущим, лучше всех прочих, по опыту понимает демагогичность надежд на доброту скряг и милосердие богачей. На богачей надеятся в основном люди не слишком богатые, которые с богачами и их пороками знакомы меньше, чем с государством и пороками государства. Но самые страшные пороки государства не есть бессердечие, бессердечие встречается лишь у тех, у кого есть сердце, и у богачей оно встречается чаще, чем нужно голодным.

Не подтверждает жизнь идеи, что милосердие через государство порождает «иждивенчество», да ещё вкупе с завистью. Зависть — невроз, никак не связанный с источником дохода. Богачи чаще страдают завистью, только лучше её скрывают. «Иждивенчество» — принципиальный отказ работать? Не богачам упрекать в этом нищих. С момента возникновения «богатства» никакой работы богачи не производят. Миф о капиталисте, который в поте лица изобрёл, запустил в производство и победил на рынке, смешнее мифа о рождении Зевсом дочки из бедра. «Капитализм менеджеров» — выражение современное, но достаточно открыть Евангелие или Ювенала, чтобы увидеть менеджеров и их господ во всей красе. Да, удачливые изобретатели и трудящиеся в поте лица предприниматели случаются. Так и добрые цари случаются, и милостивые псари! Иначе бы человечество просто погибло. Система, однако, терпит иждивенчество богачей, не видит в нём ничего дурного. За свой счёт не работает, а нищий не работает за чужой счёт! Только вот «счёт» — это всего лишь договоренность людей считать некоторые слова — денежные обязательствами. Не более и не менее. Вечным укором разговорам об иждивенчестве останутся такие иждивенцы как Иисус, Иосиф Бродский, Николай Коперник и прочие бездельники.

«Свой счёт» почти всегда состоит из паразитирования на достижениях своих либо чужих. Изобрёл в 20 лет — прекрасно, но этим всё и закончилось, а счёт длится и длится. Такая система лучше любой другой, но всё-таки гордиться тут совершенно нечем, разве что умением людей из условностей делать конфетку.

Социализм «развращает»? Развращает власть! Власть денег развращает ничуть не меньше власти штыка. Ленинской готовности договариваться с дьяволом идентична готовность жёлтого дьявола делать деньги с Лениным. И ведь делали! Сталин не добился бы ничего без американских инженеров, погнавшихся за длинным рублём. Гитлеризм взращен был не только расистскими теориями Форда, но и взаимовыгодной торговлей с американскими предпринимателями. Арманд Хаммер или Пепси-Кола отлично делали деньги с Брежневым. Кто кого развращал? Да обе стороны были глубоко развращены, и отнюдь не социализмом. Социализма в «социалистической» России так же не было, как не было власти у ленинистских «советов», как не было колов и басов в российской колбасе. Власть — да, была.

Социализм развращает? Бедная развращённая Европа, блаженная Россия, в которой и раньше-то была только имитация социализма, а теперь и имитация кончилась. Развращённая Германия, развращённая Канада, деловые Сан-Сальвадор и Зимбабве! Распутный Рузвельт и аскетичный Трамп, подвижник капитализма!

Государство похоже на демократию — неплохая штука, а, главное, все остальные варианты хуже. Не «меньшее зло», как сказал гусар Черчилль, а просто — добро. Добро, которое может загнить, обесчеловечиться, сдурить — но семья не «может», а просто ежедневно гниёт, обесчеловечивается и дурит. Так что устраивать человеческому общежитию обрезание, захлопывать крышку и повелевать: лично — давай, а через налоги ни-ни, — это в лучшем случае не знающая истории вопроса наивность, а в худшем — слишком хорошо знающее свои цели лукавство.

См.: Семья. - Государство. - Личность. - Милосердие. - История. - Жизнь.  - Свобода. - Указатели.