Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Валерий Авдасев

Альбер Грасье  о Н.Н.Неплюеве и Трудовом братстве

Любезно прислано для помещения в Библиотеке Кротова автором, 2009 г.

 

Предисловие

 

Эта статья была опубликована в русском переводе на страницах сборника «Н. Н. Неплюев, подвижник земли русской» в конце 1908 года.[1] Впервые она вышла в свет в феврале-марте 1908г. в парижском религиозном журнале «Revue Catholique des Eglises»[2], который освещал жизнь всех христианских конфессий. Её автор французский богослов, историк и литератор аббат Альбер Грасье (1874-1951). Он был одним из тех редких католиков, которые смогли  глубоко понять православие и донести свою правду о нём до французской публики. Он начинал свое пастырское служение преподавателем семинарии в городке Шалон-на-Марне. 

В 1904г. видный католический деятель профессор догматики аббат Фернан Порталь (1855-1926), который  издавал упомянутый «Католический Журнал церквей», пригласил  А. Грасье к сотрудничеству. Вначале молодой автор писал статьи об англиканстве и совсем не интересовался Россией. Но вскоре произошло событие, изменившее его отношение к России и его дальнейшую судьбу. Летом 1907 года в Париже он познакомился Николаем Николаевичем Неплюевым (1851-1908) – крупным помещиком, основателем большой христианской общины - Крестовоздвиженского православного трудового братства. Неплюев (прекрасно знавший французский) произвел на него сильнейшее впечатление. С тех пор он стал часто ездить в Россию и уже через год свободно говорил по-русски. Много времени провёл он в обществе Неплюева и членов братства в  хуторе Воздвиженске. Грасье вспоминал: «Я провел месяцы в ежедневной близости с этим великим служителем Бога. Каждый день я видел, как он трудиться в этой удивительной общине, достойной первых  веков христианства, которую он основал и сумел вдохновить примером своей собственной жизни. Каждый день я слышал, как он проповедовал живую любовь и сознательную веру в Бога. Если бы можно было охарактеризовать его мысль и деяния одной фразой, я сказал бы: он верил в любовь, он верил в безграничное могущество милосердия Божия, которое преодолеет зло и возведет человека к новой жизни».[3]

Под влиянием своего учителя Порталя с одной стороны, и Неплюева с другой, Грасье принимает активное участие в разработке новых подходов для дела объединения церквей. Он был «unionist». В 1909г. он выступал на втором съезде унионистов, проходившем в Велехраде в Моравии под председательством архиепископа Андрея Щептицкого. В свое время это была столица Моравии. Там был огромный цистерцианский монастырь. В нем собирался съезд славянских богословов Австро-Венгрии.

В Воздвиженске Грасье увидел воздвигнутый Неплюевым памятник А.С.Хомякову. Изучению наследия этого мыслителя и поэта он посвятит многие годы своей жизни. В 1905-1912 годах в Трудовом братстве побывали и другие ученики парижской школы Порталя: будущий славист Пьер Паскаль, аббаты Карл Кэнэ и Гюстав Морель, педагог Жозеф Вильбуа, англичанин Вильям Биркбек. Это были открытые к православию люди. Они с большим интересом изучали историю Русской церкви и самобытную жизнь русской деревни. Современный французский историк Жорж Нива констатирует: «Воздвиженск сыграл огромную роль для учеников Портала, поскольку они увидели, что и на стороне православия, были христиане, озабоченные идеей хоть частично осуществить будущее Царство Божье, т.е. «пророческим заданием» христианства, говоря языком Вл. Соловьева. К тому же это доказывало возможность соединения христианства с некоторым видом социализма».[4]

В 1909г., возвращаясь во Францию, Грасьё остановился в  Киеве: «Город очень интересный, но живописность его очень отличается от живописности Москвы. Здесь в Киеве Россия прикоснулась к латинскому миру и к западной цивилизации. Мысль, как и сами памятники, подверглась западному влиянию. Латинский язык и схоластика там долгое время преподавались, и западная цивилизация этим путем проникла вплоть до далекой Московии. Однако плоды этого соприкосновения были испорчены политикой Унии. Русский Восток увидел в ней идею нашествия, замысел богатых покровителей, которые приносят, а при случае навязывают отсталым беднякам излишки своего обилия».

Как и следовало ожидать, доброжелательные статьи А.Грасье о русском православии вызвали нескрываемое недовольство католических епископов.  С 1910г. ему на много лет запретили ездить в Россию. Но и во Франции он продолжал заниматься тем, что он считал своим призванием. В 1911г. Грасье защитил магистерскую диссертацию о славянофилах.

В 1917г. он, как знаток русской религиозной жизни, был включен министерством иностранных дел в состав официальной дипломатической миссии, которую премьер-министр Франции Жорж Клемансо отправил в Россию с целью «сближения католической и православной церквей». Но Грасье не разделяет римской доктрины «экспансии на Восток». По его убеждению Католическая церковь должна братски помочь Русской православной церкви, уже терзаемой большевиками, а никак не пытаться «поглотить или завоевать ее». Миссия оказалась безуспешной.

В 1917-1919 годы Грасье находился в России. Ему пришлось объехать почти всю огромную, разоренную гражданской войной страну, от Украины до Сибири, и он с новой силой проникся интересом и симпатией к ее народу.  Осенью 1919г. он возвращается во Францию. С  1923 по 1930 год служит военным священником Рейнской армии. В 1932 году он читает лекции в Католическом институте в Париже. Итогом его изучения духовного опыта православия стала большая докторская диссертация «А.С.Хомяков и движение славянофилов» изданная  двухтомником в Париже в 1939г. в издательстве «Cerf». Этот труд относится к числу капитальных исследований в мировой славистике. Кроме этого, отдельными книгами вышли и другие сочинения А.Грасье: «Мои религиозные впечатления от России» (Менд,1911), «Дружба на службе единения: лорд Галифакс и аббат Портал» (Париж,1951), «Движение славянофилов накануне революции» (Париж,1953) и большая статья «Русская церковь и революция», опубликованная в  марте 1918г. в журнале «Славянский мир» (Le Monde slave). К сожалению, осталась неопубликованной позднейшая рукопись профессора А.Грасье о Н.Неплюеве, хранящаяся в архивах департамента Марна.

В начале ХХ века А.Грасье и связанная с ним небольшая группа французских интеллектуалов сыграла немалую роль в истории сближения Франции с православной Россией. Книги о Соловьеве, Чаадаеве, Хомякове, Неплюеве – плоды этой негласной группы.[5] В дальнейшем люди, участвовавшие в ней, пошли разными путями. Но все сохранили и передали уважение к русскому православию.

 

Что касается дальнейшей судьбы Братства, то после смерти Н.Н.Неплюева оно  жило ещё около двадцати лет. Его блюстителем стала сестра  усопшего М.Н.Уманец. С началом первой мировой войны (1914), 77 братьев было призвано на фронт, а в самом Братстве устроен лазарет, работавший в сети Красного креста.

Представители Братства участвовали во Всероссийском Поместном соборе 1917-1918 гг. В августе 1918г.  Воздвиженск еще раз посетил будущий известный славист  Пьер Паскаль (1890-1983). Он рассказал о тогдашнем положении Братства в своем знаменитом «Дневнике»[6], который в 1990 годах использовал лионский историк профессор Режис Ладу при написании книги «Русское счастье»[7], целиком посвященной Трудовому братству.

После революции Братство функционировало под видом коммуны. Осенью 1920г. её численность составляла 639 человек. Преодолевая многие трудности и гонения, неплюевской общине удавалось оставаться неким оазисом христианской культуры. Священномученик епископ Дамаскин  (Цедрик,+1937), несколько раз навещавший её в 1923-24 гг. благословил воздвиженцев и призвал их сохранять православный уклад жизни. Но уже в ноябре 1924г.  «за контрреволюционную деятельность» были репрессированы восемь руководителей братской артели. Сама организация была переименована в «Артель им. Октябрьской революции». Разрушен храм, арестован братский священник Александр Секундов, братские школы превращены в советские. В том же году подверглись выселению ещё 75 участников Братства. Среди них и сёстры Н.Н.Неплюева – М.Н.Уманец (1853-1930) и О.Н.Неплюева (1859-1944). Они похоронены в Чернигове.

  Братство было окончательно уничтожено в 1929г., когда Сталин начал планомерное подавление и уничтожение крестьянства на Украине. Сельхозартель – наследница Братства была объявлена «коллективным кулаком».  И почти всех вчерашних братчиков выселили из родных мест. А  имя  Н.Н.Неплюева и его идеи на многие десятилетия были попраны и преданы забвению.

 

Валерий Авдасёв, директор музея

«Трудовое братство Н. Н. Неплюева».

 

 

Примечания

 

1 Текст воспроизведен по изданию: Н. Н. Неплюев, подвижник земли русской: (Венок на могилу). - Сергиев  Посад.  Тип. Св.-Троицкой Сергиевой Лавры, 1908. с. 57-72, 89-118.

 

2 A.Gratieux. Nicolas Nicolaevitch Nepluyef // Revue Catholique des Eglises. 1908, №2,

 fevrier. P. 65-68; P. 88-107.

A.Gratieux. Une oeure Russe: La Confrerie ouvriere fondee par N.N.Nepluyeff // Revue Catholique des Eglises (Paris), 1908, №3, mars. Р.138-159.

 

 3 A.Gratieux. Mes impression religieuses de Russie. Mend, 1911. P. 13.

 

 4 Жорж Нива. «Киевская школа» аббата Портала // электронный ресурс: www.nivat.free.fr

        

            5 О деятельности Н.Неплюева есть несколько серьезных работ французских авторов:

G.Bonet-Maury. L’Association ouvriere de Vosdvijensk.- Paris: Alphose Picard et fils.1898.

А.Palmieri. Note sur la philosophie de N.-N.Nepluyef // Revue Catholique des Eglises, 1908,

 №12, decembre, p.601-606.

J.Wilbois. La Confreire  Agricole de Vozdvijensk (Petite-Russie) // Bibliotheque de la science sociale. Septembre 1909. - p.19-127.- Paris, Bureaux de la science sociale.                                                                                                                                                                             

 

        6 P. Pascal. Mon Journal de Russie, 1916-1918. «L’Age d’Homme», Lausanne, 1975. 

 

7 R. Ladous. Un bonheur russe: La communate slavophile de Nicolas Nepluyev. Lausanne,

«L’Ade d’Homme», 1997.- 204p.

 

 

 

 

 

 

 

 

Николай Николаевич Неплюев

 

          Статья о Крестовоздвиженском братстве, которую мы представляем читателям, была уже написана и напечатана, когда мы получили печальную весть о кончине его глубокочтимого основателя Н.Н.Неплюева. Это громадная потеря для его дела, его родины и причина глубокой скорби для нашего журнала. Лишь несколько месяцев назад общие друзья познакомили с нами Н.Н., и с первых дней знакомства он проявлял к нам самую живую симпатию.

            В нашем историческом очерке Братства читатель найдет лишь краткую биографию его. Скромность побуждала нас тогда касаться лишь внешних подробностей. Теперь мы, увы, уже можем, не оскорбляя ничьей скромности, крупными штрихами нарисовать его портрет.

            Что прежде всего поражало в Н.Н., это благородство, которым были так запечатлены вся его внешность и его манеры. Высокого роста, с величественной осанкой, в его взгляде, речи, движениях было что-то степенное и величавое. Его изысканная вежливость, никогда его не покидавшая, была чужда аффектации и высокомерия. Происходя из старинной дворянской семьи, насчитывая среди своих предков министров, полководцев, правителей, послов, он в наивысшей степени воплощал аристократизм. Если он соприкасался с народом, то не для того, чтобы опроститься до него, но, чтобы его поднять на собственную высоту. И это ему прекрасно удавалось, благодаря той красивой простоте, которая неразрывна с истинным аристократизмом.

            Но что у него было прежде всего благородно, это душа и сердце. Наделенный в изобилии сердечностью и христианским чувством столь же тонким, сколько и глубоким, он с детства чувствовал всю разницу между светской жизнью с ее реалиями, ложью и низостью, и высшей жизнью души, приобщенной к сверхъестественной реальности, где она стремиться осуществить идеал, завещанный нам Евангелием. Он любил говорить об этих вдохновениях, составлявших прелесть его молодости, которые, по его выражению, лишь на минуту были затемнены «пылью мира», чтобы снова проявиться с большею, чем когда-либо силою. Он сам рассказывал об этом благодатном толчке, оторвавшем его в 28 лет от соблазнов прекрасной карьеры и богатого блестящего будущего, чтобы отдать его целиком народу. Ему пришлось двигать горы, чтобы, начав дело с десятью бедными крестьянскими детьми, довести его, пройдя через невероятные препятствия, до того состояния, в каком пребывает теперь Трудовое братство. Полный надежды на Бога, которому одному он приписывал все свои успехи, он никогда не считал себя незаменимым. И, когда ему говорили, насколько ценно и нужно его присутствие, он скромно отвечал, что все было «делом милости Божией и что Братство продержится и без него».

 Как ни сильна была его вера, господствующей чертой его духовной жизни была любовь и Христово милосердие, почерпнутые в Евангелии. Для него Бог был любовью, а христианство – ее реализацией, учением, организацией любви к Богу и людям при свете любви Божественной. Все его нравственное влияние сводилось к пробуждению в душах живой любви. Это было темой его многочисленных сочинений, бесед и разговоров, в которых он старался воздействовать на каждого члена Братства в отдельности. Не было ничего трогательней, как видеть его отношение к тем, из которых он действительно сделал своих братьев о Христе. Лишь только он появлялся, к нему бежали дети и бросались в его объятия, как некогда в объятия Христа. Это была дивная картина, в которой сочетались его простота с его неизменным благородством.

            Как добродетель истинно христианская, его любовь обнимала не только его воздвиженских братьев, но и всю Россию, все человечество. Он хотел, чтобы всюду царили мир и любовь, чтобы все могли понять пользу и радость братской жизни, осуществленной в его Трудовом братстве. Всякое проявление злобы и ненависти было для него буквально личным страданием, и черты его изменялись от одного чтения о преступлениях и зверствах, сообщаемых в газетах. Он принимал деятельное участие в Европейских мирных конгрессах. Он с интересом следил за всем, что делалось в мире для торжества добра. Он живо интересовался делом соединения церквей. Решение этого серьезного вопроса, полагал он, зависит не от ученых споров, но от любви. «Только одна любовь – говорил он, согласно выражению митрополита Платона – «может уничтожить преграды, не доведенные еще нашим разномыслием до небес». 

            Этот психологический анализ можно продолжать. Скажем же только, что Н.Н.Неплюев вполне осуществил ту «гармонию духа», о которой он так любил говорить. В нем все уравновешивалось: мистическая религиозность и практический ум, вера и разум, религия и жизнь. Он обладал ревностью апостола и терпением организатора, пылкостью пророка и сыновней покорностью Православной церкви, не доверявшей временами его делу и, однако никогда, может быть, не имевшей более верного сына.

            Он был одним из тех, о которых говорят, что «им не следовало бы никогда умирать». Однако он не переставал думать о смерти.

            С некоторого времени он уже стал ее предчувствовать. «Если Богу угодно, чтобы я жил – говорил он недавно с полным смирением – я буду счастлив жить, если же Ему угодно, чтобы я умер, я буду еще счастливее умереть».

            Его сильно заботили только два обстоятельства: впечатление от 5-го тома его сочинений, где изложен опыт Братства и организация Всероссийского братства. Он мечтал соединить всех людей доброй воли для нравственного возрождения своего дорогого отечества. Он был утешен осуществлением своего последнего желания во время своей недавней поездки в Петербург и уже считал свою миссию как бы оконченной.

            Он вернулся в Воздвиженск с пошатнувшимся здоровьем и вскоре его состояние резко ухудшилось. Однако он не хотел ничего предпринимать для продолжения жизни. Он желал умирать, счастливый мыслью о возвращении к Небесному Отцу. Но дадим тут слово одному нашему другу г-ну Ж. Вильбуа, находившемуся тогда при Н.Н.  В письме от 21 января он пишет нам: «В понедельник больному принесли причастие, в то же утро он был соборован в большом зале, где собралось все Братство в белых праздничных одеждах. Его 82-летняя мать, больная уже две недели, была принесена в кресле. Николай Николаевич вошел, поддерживаемый двумя братьями, и в мире я не видел ничего великолепнее этого обряда.

            В два часа он угас, но уже с утра дух его мечтал о другом мире и жил в нем. Сейчас он покоится в белой одежде с белым крестом, в большом зале. Около него читается Евангелие и псалтирь. И вы чувствуете рыдание детей и всех…»

            Так скончался после 8 дней лихорадочного состояния и 3-х минут агонии великий Божий слуга Н.Н.Неплюев. Ему было 56 лет и можно было надеяться, что он еще долго будет служить, но Бог призвал его, чтобы воздать ему по делам. Осиротевшим же братьям и сестрам Он с испытанием пошлет и утешение. 

            Пусть глубокочтимая матушка и сестры покойного примут уверение, что скромные сотрудники «Revue Catholique des Eglises» никогда не забудут его расположения к ним и братски участвуют в их горе и молитвах.

                   

                                                                                                           А.Грасье

                                                        ___________

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                

 

 

Доброе дело в Росси: Крестовоздвиженское

                 трудовое  братство, основанное Н.Н.Неплюевым.

 

Русский человек исключительно религиозен. Нигде вы не встретите такой тоски по потустороннем и такого пренебрежения земным, как в русских душах. Нигде вы не найдете в такой степени любви, милосердия, сострадания, смирения, самоотречения – этих чисто евангельских добродетелей. Говорят, что русский религиозен даже в своем атеизме, и это правда. Другие народы превосходят русских практической деловитостью, могуществом организаций, художественным развитием. Но ни один из них не может сравниться с русским по глубине религиозного чувства. Когда смотришь на эти громадные равнины, в десять раз большие Франции, с редкими, едва заметными возвышенностями, с тянущимися без конца степями, или огромными лесами, с городами из низких домов и селами с их серыми хижинами, то вы видите, как всюду возвышаются и притягивают взор белые церкви с колокольнями и куполами всяких форм и цветов: и голубыми, и зелененькими, и зведчатыми. Без церквей невозможен русский пейзаж, как без них невозможен был бы Кремль, как без религиозной мысли не было бы русской истории и, так сказать, русской души.

Проявляется эта религиозная жизнь в набожности народа, его крестных знамениях, поклонах, свечах перед древними византийскими иконами в маленьких часовнях, всегда полных народа, и придающих улицам Москвы столь любопытный отпечаток. Заблуждения народа порождают секты, не перестающие появляться и теперь. Но религиозная жизнь проявляется также и в более возвышенном. Таково дело Н.Н.Неплюева. Дни, проведенные нами в Крестовоздвиженском братстве, перенесли нас на двадцать веков назад, в эпоху, когда первые ученики и апостолы жили одним сердцем и одной душой. Это начинание нужно знать и, чтобы составить представление о нем, мы предлагаем читателям историю дела, перевод устава, очерк о  жизни Братства, а также краткий заключительный анализ.

 

           

                        История Братства

 

Профессор Сорбонны  Боне-Мори, видевший Братство десять лет назад, прекрасно изложил его деятельность в своем докладе Академии моральных и политических наук, опубликованном в 1898г.  Н.Н.Неплюев сам неоднократно говорил об обстоятельствах, побудивших его бросить светскую жизнь и «идти в народ» более действенным образом, чем «народники» и «агитаторы».

Ему было 27 лет, когда он, находившийся тогда в Мюнхене, в качестве атташе при посольстве, после придворного бала увидел сон, решивший его судьбу: «Я был тогда – рассказывает он – более духовно утомлен, чем когда-либо. Мысль, что вся моя жизнь пройдет в светской суете, среди изящного коварства и утонченного лицемерия, приводила меня в отчаяние. В эту ночь я увидел себя во сне в крестьянской избе. В окне виднелась церковь моего родного села. Я был окружен крестьянскими детьми, беседовал с ними и чувствовал в душе такой мир, такую радость, каких наяву я уже давно не испытывал. Особенно поразили меня, остались живою, дорогою памятью в сердце моем осмысленные, одухотворенные лица детей и та духовная отрада, которую я переживал в общении с этими светлыми мыслью и сердцем, любящими и братски любимыми мною существами. Этот сон повторился несколько раз и дал толчок моим мыслям и желаниям в новом направлении. Я понял, что от нас, людей образованных и состоятельных, зависит многое в святом деле умственного и нравственного преображения русского народа. Понял, что грустное духовное состояние нашего бедного народа есть результат антихристианских отношений к нему наших предков, из которых большинство видело в нем только рабочую силу, слишком долго забывая, что он должен быть для нас любимым и уважаемым о Христе братом. Следовательно, долг христианской совести повелевает нам сделать на пользу народа, все, что можем, теперь, когда он вступает на новый для него путь сравнительно свободной жизни, к которой так мало приготовила его вековая рутина прошлого. Понял я и то, что если Баварский двор и дипломатический корпус легко могут обойтись без меня, дети родного русского народа нуждаются в братской любви моей во всех отношениях. И что сам я, исполняя по отношению к ним долг христианской совести моей, воспитав из них единомышленных и единодушных со мною о Христе братьев, найду в этой деятельности удовлетворение всех высших духовных потребностей моих. Что именно это дело является историческим призванием моим, как русского помещика, и придаст жизни моей тот разумный смысл, который и примирит меня с нею. 

В душе все чаще, как угрызения совести, возникала память о нищете, грязи, безобразии и духовном мраке родной русской деревни. Воспитанный в барских привычках эстетики, я чувствовал себя удрученным деревенскими впечатлениями, всегда торопился оставить деревню раньше, чем она сбросит свой летний убор, и не мог себе представить, чтобы я когда-нибудь решился поселиться и безвыездно жить в деревне. Теперь, поняв, что я могу сделать для деревни, способствуя духовному преображению ее обитателей, я стал всей душой к ней стремиться и, наконец, решился выйти в отставку, поселиться в деревне и заняться воспитанием детей народа». (Неплюев Н.Н. Полн. собр. соч. – СПб., 1903. т. 4. с.17-18)  

Чтобы подготовить себя к работе, которая должна была сделаться единственной целью жизни, Н.Н. слушал лекции в Московской земледельческой академии. Здесь он изучил естественные науки, необходимые для устройства сельскохозяйственных школ. А чтобы подготовить себя нравственно, он счел нужным упорядочить свое мировоззрение. Это  мировоззрение не было философией, которой Н.Н. увлекался в юности, когда был студентом Петербургского университета. Он вернулся к книге, пленившей его в детстве, к Библии. Прочел и перечел ее и увидел, «что библейское мировоззрение самое стройное, наиболее удовлетворяющее потребности ума и сердца человеческого. Идеал Библии наиболее высокий, вмещающий в себе все философские идеалы, как части в целом».

Освещенный ее светом, мир показался ему великим откровением любви Божией, которая дает Его созданиям возможность вернуться  к Нему и через любовь найти счастье. Живая любовь к Богу-Любви и любовь к братьям при свете любви Божией, - таков, можно сказать, основной мотив речей и произведений Н.Неплюева и идея, вдохновляющая всю его жизнь. Но живая любовь – это большая работа души, она предполагает сознательную веру и не может сочетаться с косностью, с рутинной религией. Здесь замечательный здравый смысл, соединявшийся у Н.Н.Неплюева с самыми мистическими стремлениями, спас его от подводного камня, о который разбился Л.Толстой. Чтобы  воплотить христианскую идею братолюбия, он совсем не стал отвергать установившиеся церковные обряды, традиции прошлого. Он нашел достаточным освободиться от формального  исполнения обрядов и богослужений, и сообщить им животворящий смысл -  влить в букву дух. В противовес толстовскому отрицанию нравственного влияния  Православной церкви, дело Неплюева есть самое верное средство возвратить ей мощь, влияние и необходимую силу, чтобы выйти из современного кризиса победительницей и более живою, чем когда-либо.

Подготовленный таким образом, Николай Николаевич мог теперь приступить к  своему делу. Осенью 1880г. он переехал на жительство в местечко Ямполь, Черниговской губернии. Его отец, губернский предводитель дворянства, потомок старой и знатной фамилии, не разделял его взглядов. Однако он дал ему небольшой дом в Ямполе. В нем Н.Н. приютил десять бедных детей - так, по его словам, 4 августа 1881г. зародилась будущая Воздвиженская школа.  

        Три года спустя, осенью 1884г., Неплюев окончательно основался  в хуторе Воздвиженске, в 10 верстах от Ямполя.

4 августа 1885г. была учреждена Воздвиженская земледельческая мужская школа, состоящая в министерстве земледелия. Для нее было выделено около 60 десятин земли. Здесь ученики работали летом, посвящая зиму учебе. Практический ум Неплюева, свойственный всему, что он делал, проявился и в устройстве школы: он старается не разобщать учеников с их средой. Занятия, преподавание наук, режим, пища, - все проникнуто стремлением сформировать серьезных сельских тружеников и воспитать добрых христиан, которые понимают высокий идеал своей религии.

Как и следовало ожидать, дело не обошлось без затруднений. Не легкое было дело воспитать детей в сознательной вере и сознательной любви к Христу Спасителю. Ведь те отношения, та суровая действительность, среди которой выросли дети, явились наибольшею помехою для перехода к честной жизни по вере.  

«Грубая гордость в самых разнообразных ее проявлениях, убежденный в своей правоте грубый эгоизм, грубое неуважение к человеческой личности – образу и подобию Божию, в себе и в других, сонливая апатия духа, самодовольное равнодушие ко всему возвышенному, доброму и прекрасному, благодушная уживчивость, а иногда и восторженное отношение к грубому, пошлому и безобразному, грубое суеверие на место веры живой, полное неумение владеть собой, крайняя неряшливость и нечистоплотность, грубая требовательность по отношению к ближним и совершенное непонимание своих обязанностей по отношению к ним – вот грустная картина великих немощей, присущих в большей или меньшей степени огромному большинству детей того православного простонародья, которое народники стараются представить идеалом христианских добродетелей и предлагают в учителя для интеллигенции на место Христа.

Все воспитательные меры и были направлены к тому, чтобы помочь пробуждающимся в ребенке, вместе с верой живой, доброй воле и совести в трудной борьбе с этим сонмом антихристианских и антисоциальных привычек, вкоренившихся, как грех, унаследованный от долгого ряда веков антихристианского строя жизни». (Неплюев Н.Н. Полн. собр. соч. – СПб., 1903. т. 4. с.353)         

Чтобы достичь этого НН делал все: посещал школу, беседовал каждую субботу  с воспитанниками об их жизни в течение недели, проводил ежемесячные собрания, нравственными санкциями старался исправить ошибки и недостатки, ввел чтения, проповеди, молитвы, устраивал развлечения, прогулки, паломничества, а в воскресные и праздничные дни – литературно-музыкальные вечера.

Он  создал мощный педагогический коллектив  из бывших своих воспитанников и впервые организовал в школе систему «братских кружков» – сердцевину самовоспитания  и самоорганизации учеников.

Но поначалу большой помехой в его деле оказались учителя, часто чуждые и даже враждебные взглядам основателя школы. Это был источник борьбы и страданий, иссякший лишь тогда, когда школа получила право набирать учителей из своей же среды. Учредитель стал заниматься исключительно воспитанием. «С этой целью – пишет он – я пользовался каждой свободной минутой для тесного духовного общения с воспитанниками, часто читая и беседуя с ними.

Раз, в праздничный день, после обеда, я читал с ними 18 главу Евангелия от Матфея. Читая Священное писание, я, главным образом, старался уяснить детям жизненное значение слова Божия, те практические выводы, которые логично из него вытекают и потому неизбежно должны быть признаны обязательными для всякого верующего. Так и здесь, дойдя до слов Христа Спасителя «Кто примет единого от малых сих во имя Мое, тот Меня принимает» - я объяснил, что каждый из них, будучи ребенком и не имея ни копейки в кармане, может исполнить этот завет Спасителя мира. Если, видя, что товарищ имеет дурные наклонности или привычки, они с братской любовью постараются уяснить ему вредные последствия этой привычки и отделаться от нее, они тем самым помогут ему подготовиться к честной христианской жизни и, таким образом, как бы примут его во имя Христа и приведут его к Нему. Старшие из воспитанников, выслушав это объяснение, захотели потрудиться на пользу младших и разобрали наиболее трудных в воспитательном отношении детей. Скоро оказалось, что они успели там, где все мои усилия оставались тщетными. Начались под их влиянием, настоящие духовные преображения. Видя такие благотворные последствия повиновения слову Божию, я решил организовать это дело в жизни школы и тем вступил на путь, приведший к неисчислимо добрым последствиям».  (Неплюев Н.Н. Полн. собр. соч. – СПб., 1903. т. 4. с. 20)

Это  было началом «старшего братского кружка». Позднее к нему прибавился «младший братский кружок». Он состоял из детей, которые, поступив в школу, и под влиянием христианского воспитания, начавшего торжествовать над их характером, проявили стремление  возрастать нравственно.

4 августа 1889г. состоялся первый выпуск. Из шести вышедших учеников, трое предпочли продолжать братскую жизнь, испробованную в школе. На следующий год из 11 выпускников, 6 пошло по их пути. Это и было зародышем Трудового братства, этого удивительного учреждения, где христиане объединены братством, напоминающим первые времена Церкви. Они составляют большую семью, живут одним сердцем и одной душой, изолированные от зла, организованные для добра. И они осуществляют, таким образом, мечту об обществе, основанном не на страхе или эгоистических соображениях, а на любви. Здесь конечно, одно из самых серьезных воплощений христианского идеала.

Несколько братчиков осталось при школе в качестве учителей. Другие начали хозяйствовать в имении, располагающем 300 десятинами земли, на хуторе Рождественском, в 3-х верстах от Воздвиженска.

В 1890г. после того, как скончался в Чернигове отец Н.Н., мать его – Александра Николаевна, рожденная баронесса Шлиппенбах и обе его сестры: Мария Николаевна Уманец и Ольга Николаевна Неплюева присоединились к делу. Они взялись за создание женской земледельческой школы, с  такой же системой христианского воспитания, как в мужской школе. Это открыло возможность основывать наряду с артелями мужскими, артели женские. И, наконец,  объединить в Трудовое братство не только отдельных лиц, но и семьи,  которые создавались  молодыми людьми после окончания школы. Так  Трудовое братство явилось совершенным образчиком полной жизни на основах веры и братской любви.

В 1893 г. был освящен братский храм в честь Воздвижения Креста Господня. В 1894 г. утверждается св. синодом устав Братства, которому император Александр ІІІ даровал права юридического лица. Наконец 22 июля 1895г. состоялось торжественное открытие Братства и братчики произнесли свои первые обеты.

«Таким образом – говорит Н.Н. – я естественно был приведен самим делом к пониманию того, как я могу воспользоваться моим состоянием с наибольшею пользою для дела общего. Воспитав людей в сознательной вере и привычках братолюбия, для меня не могло быть сомнения в том, что логично вытекающею из самого дела новою обязанностью моею было употребить мое состояние на то, чтобы дать возможность желающим стройно организовать жизнь на началах любви». (Неплюев Н.Н. Полн. собр. соч. – СПб., 1903. т. 4. с. 24-25)

С каждым годом число членов все увеличивалось как через выпуски школ, так и через прием лиц со стороны, принимаемых советом Братства после одного года испытаний. Братство росло, укреплялось, строилось и благоустраивалось. Хутор Воздвиженск обретал живописный вид. Старый лес был расчищен и превращен в уютный парк. Мемориал  А.С.Хомякову торжественно возвысился возле берега большого пруда. Свободные  площади земли в центре хутора занял просторный фруктовый сад.

Н.Н.Неплюев получил возможность осуществить долго лелеянный им проект. По дарственной записи, совершенной 29 декабря 1901г. и утвержденной нотариусом 23 июня 1903г. он, с согласия матери и обеих сестер, передал Братству недвижимое имущество, находящееся в Глуховском уезде Черниговской губернии и состоящее из 16 435,7 десятин земли с лесом, постройками и заводами: двумя винокуренными, сахарным и литейным. Часть упомянутого имущества – 5313,9 десятин земли и леса, немедленно перешло в полную собственность Трудового братства. Оно владеет этим имуществом на правах коллективного собственника и должно, по условиям дарения, выплачивать ежегодно 23 320 руб. на содержание двух школ, церкви и больницы и 5 118 руб. на проценты и амортизацию долга Дворянскому земельному банку. Общая стоимость имущества переданного Братству составляет 1 750 000 руб., т. е. около 5 миллионов франков. Остальное недвижимое имущество, кроме одного винокуренного завода, остается пожизненной собственностью жертвователя и его семьи. Братство получит его только после смерти последнего из членов семьи Неплюевых. Но доходы, получаемые от эксплуатации этого имущества должны идти на создание других трудовых братств в России и даже заграницей.

Эти, королевским по щедрости, даром была закончена организация Братства и обеспечено его дальнейшее существование. Наш беглый очерк будет неполным, если не сказать о тех трудностях, которые пришлось преодолеть основателям. Не было класса общества, который не проявил бы враждебности к этому начинанию. Духовенство с нескрываемым недоверием смотрело на инициативу, исходившую от мирян и суровый хранитель православия, знаменитый обер-прокурор св. синода К.П.Победоносцев недоброжелательно относился к этому проявлению религиозной жизни вне церковной иерархии. При торжественном открытии Братства Н.Неплюев рассчитывал на присутствие представителей высшей духовной и гражданской власти. «Но - пишет он – за три дня до 22 июля я получил прискорбное для нас известие, что мы лишены будем радости видеть на нашем торжестве высших представителей церковной и гражданской власти в губернии».

Однако надо также сказать, что Н.Н. нашел в части духовенства и горячие симпатии. Он достаточно показал свою искреннюю преданность православию. И в прошлом году преосвященный Евдоким, выдающийся ректор Московской духовной академии, пригласил его изложить свои взгляды студентам академии в серии лекций.

В дворянстве Неплюев встретил, кажется, самую сильную оппозицию. Когда он приступал к делу, одним из его сильнейших желаний было найти себе последователей. Но вместо их он нашел скорее клеветников. Ему бы ничего не сказали, если бы он растратил свое состояние на безумные затеи. За посвящение же своего состояния и жизни возрождению народа им возмущались.

Но и сам этот народ с трудом понимал добро, которого ему желали. Он не доверял и отказывался сделать усилия, необходимые для перехода к высшей и лучшей жизни. Многие крестьяне предпочитали жить, по их же выражению, «свиньями» в жалких лачугах, нежели вступить в Братство, столь высоко стоящего по умственному и нравственному развитию и внешнему порядку. Эти достоинства возбуждали в них вместо чувства соревнования зависть, доходившую нередко до ненависти. Случались даже целые заговоры, и однажды понадобилось ни больше, ни меньше, как вмешательство отряда казаков, чтобы разогнать агрессивно настроенную толпу, решившуюся грабить и жечь братские постройки.

В Воздвиженске хорошо помнят то печальное время, когда революционеры подстрекали народ к насилию, когда жадные крестьяне подгоняли свои подводы к границам братских имений, ожидая призыва к грабежу. Женщины и дети уехали тогда в соседний город, остались лишь вооруженные мужчины. Но гроза миновала, и милость Божия снизошла на Братство, как многое это и обещало.

Самое опасное, впрочем, произошло внутри Братства. На этапе его становления в нем появилось два течения: одни хотели такого устройства, которое бы в первую очередь обеспечивало материальное благополучие, другие, верные основному духу, желали прежде всего нравственного и религиозного совершенствования.

Последнее направление взяло верх. Были, правда, и борьба, междоусобия, и отпадения. Но Братство вышло из всего этого торжествующим, с большими, чем когда-либо, уже испытанными силами. Оно выработало и утвердило свои руководящие принципы, которые выражают общий дух дела, и продолжило свой путь к осуществлению христианских идеалов.

С тех пор оно неизменно поддерживало апостольские труды своего ревностного блюстителя, писавшего нам 23 октября 1907г. следующее: «Господь великодушно благословил мои труды. После ряда собраний в Братстве и школах, направленных на то, чтобы еще более обособиться от всего, что не угодно Богу, чтобы полнее Ему принадлежать, как в Братстве, так и в школах совершился значительный нравственный подъем. Умы и сердца озарились светом более ярким, чем когда-либо».

 

                      

 

Жизнь в Братстве

 

Как ни хороша бывает теория, сама по себе она лишь мертвая буква. Ее нужно видеть в самой жизни дела, которым она руководит и которое она выражает. Относительно Трудового братства это правило должно быть применено строже, чем где бы то ни было. Мы не задаемся целью дать здесь его полное описание, но попытаемся показать несколько его проявлений.

Скажем сначала о жизни религиозной. Братство не является особой религиозной партией или монастырем. Но общую основу всей его жизни составляет христианская братская любовь, которая охватывает все сферы деятельности и пронизывает их своим животворящим духом. Братство, все его учреждения и каждая христианская семья – должны рассматривать друг друга, как маленькие церкви Божии, тесно сплоченные цементом любви, как между собою, так и с Русской православной церковью, великою Церковью вселенскою и особенно с самим Богом живым. Для осуществления христианского идеала - братства, мира и любви, надо рассчитывать не на слабость грешного человека, а на милость Божию. Дело Братства может быть лишь делом Божиим.

Кроме того, эта религиозная жизнь имеет свои особые проявления. В братском храме – красивой деревянной постройке в древнерусском стиле – накануне воскресных и праздничных дней, в 5 часов вечера служится всенощная. На следующий день в 10 часов утра – литургия. Песнопение прекрасно выполняется хором из членов Братства и воспитанников школ. Службы красивы, величественны, торжественны. Иногда, в хорошую погоду, вечерняя служба переносится в парк. Это в высшей степени поэтичная картина, запечатленная Ольгой Николаевной Неплюевой в стихотворении «Всенощная в парке»:

                             

                          Весь Божий храм благоухает

                          Цветами радостной весны

                          И все Творца благословляет

                          В сияньи чудной красоты!

                          Вот купол неба надо мною

                          Весь в легких, белых облачках,

                          Как ласка Божья осеняет,

                          В душе молитву пробуждает

                          И радость светлую дарит…

                          «Сегодня всенощная в парке» -

                          Разносится со всех сторон,

                          И вот, недалеко от арки,

                          Уж хор наш весь расположен.

                          Молящиеся все приходят,

                          Сюда ведут своих детей,

                          Свободно все места находят

                          Под свежей зеленью ветвей.

                          Природы храм так свеж и строен,

                          В своем величии простом,

                          А купол неба так спокоен,

                          Так манит в Божий, Отчий дом…

 

                          Дубы высокие стоят

                          И образ Спаса окружают,

                          Луча пурпурного закат

                          Стволы их ярко отражает.

                          И этот теплый, мягкий свет

                          Все нежной лаской обнимает,

                          Собой иной, небесный свет

                          Невольно нам напоминает.

                          С любовью в сердце хор поет

                          Тот «Тихий свет святыя славы»,

                          А солнца летнего заход,

                          Как луч красы Его державы

                          Прощальный свет на землю льет…

 

Помимо храма, в каждой братской семье, в столовой есть своего рода маленькая часовня. Здесь собираются братья и сестры данной семьи  утром и вечером. Сюда сходятся для чтений и благочестивых бесед, тут начинаются все семейные праздники. И во всякой жилой комнате есть угол с иконами, с любовью хранимый и часто завешиваемый большими белыми завесами. Перед ним маленький столик со священными книгами и лампадка, зажигаемая при молитве. Каждую пятницу бывает молитвенное собрание в большом зале женской школы. Все кто может, собираются. Читается глава из Библии, после чего каждый с полнейшей простотой может выразить свои чувства. Затем молятся о нуждах Братства, Православной церкви, отечества, всего человечества, за присутствующих и отсутствующих, называя громко имена тех, за кого молятся. Обращаясь к Богу, почти всегда употребляют слова «Отец наш». Каждый молящийся может импровизировать, возвышать голос по мере вдохновения. Все делается с проникновенным благочестием, спокойным и сосредоточенным. Завершается все одним прошением, чтобы любовь Божеская и человеческая торжествовали всюду, как в Воздвиженске. Собрание  кончается взаимным братским целованием всех братьев и сестер между собой, после благословения священника.

Кроме этих молитвенных собраний, бывают еще собеседования в школьных классах, а иногда общие собеседования о различных вопросах, в основном они касаются главной темы: вера и жизнь. Они имеют целью пробуждение христианского сознания – церковного, братского и гражданского, без которого невозможна для мирян разумная и деятельная жизнь в христианской общине и без которого естественно происходит явление охлаждения и равнодушия мирян к церковной жизни.

Понятно, что в подобной среде строго соблюдают уставы Церкви. Ежегодно великим постом члены Братства и воспитанники школ готовятся к таинствам. Большинство братчиков во время великого поста причащаются не менее трех раз. В это время бывают покаянные собрания, где готовятся к таинству, просят друг у друга прощения за грехи. Посредством исповеди и причастия готовятся также к вступлению в Братство или в братские школьные кружки.

Религия, так понимаемая, находится в гармонии с самой чистой концепцией христианства. Обряд и буква строго подчинены духу. Жизнь религиозная проявляется в жизни нравственной.

Трудовое братство дает возможность людям доброй воли устраивать свою жизнь согласно с идеалом веры. Оно позволяет добрым христианам осуществить свое неотъемлемое право отделиться от зла и злых. Перейти от состояния защиты и борьбы к тихому осуществлению добра в их жизни. В то же время оно для всех его членов – нравственный санаторий, необходимый для человеческого ума и сердца, столь жестоко пораженного антихристианскими привычками. Наконец, оно для всех – реальная программа мирного прогресса, согласного с основами христианства.

 

Дело нравственного воспитания, разумеется, начинается со школ. Детям пытаются внушить отвращение к жизни, предоставленной инстинктам и страстям, и показать красоту христианского идеала. Дело это, по мнению воздвиженских воспитателей, трудное, «поскольку нет любви».

Но с другой стороны весьма редко бывает, чтобы воспитательные усилия, согретые любовью, оставались бесплодными. Пробужденная таким образом нравственная жизнь поддерживается братскими установлениями и указаниями старших. В то же время трудовая жизнь, привычка к простой одежде и пище придает этому воспитанию что-то энергичное и мужественное. Идеал соединяется с силой, получается отпечаток простого и открытого благородства, быстро изменяющий детей,  большинство которых пришло из народа.

Это благородство не только внешнее. Не стоит и говорить, что грубые пороки, часто тяготящие русское крестьянство, -  курение табака, пьянство, сквернословие, распутство,  в Братстве совершенно неизвестны. С другой стороны, организация жизни не позволяет развиться привязанности к богатству и благополучию. Большинство отметило свое вступление в Братство крупным актом самопожертвования. Образование, полученное в агрономической школе, позволило бы им без труда занять сравнительно хорошую и выгодную должность. Но они ею жертвуют, предпочитая радости братской жизни мирским выгодам. Чтобы дать представление о простоте их жизни, скажем, что содержание одного человека, его питание и одежда, обходится в среднем от 105 до 110 рублей в год.

Однако эта скромность не носит суровый и угрюмый характер. Цель НН – не в ущемлении жизни, но в том – чтобы воспитать и образовать в гармоническом порядке все способности, разум подчинить любви, а чувство – разуму. Он захотел и сумел показать, что христианство не является религией смерти, но религией жизни и счастья.

Сплоченные любовью в единую братскую семью, члены Братства оказывают друг другу материальную и моральную поддержку, друг друга учат, исправляют, указывая друг другу истинный путь. Эта роль особенно принадлежит старшине братской семьи, который, по выражению Н.Н.Неплюева, «должен быть живой совестью этой общины, ревнителем блага всей семьи и каждого члена в отдельности».

Цвет любви проявляется в деликатности, вежливости, приветливости. Имевшие счастье провести в Воздвиженске несколько дней могли убедиться, что члены Братства умеют брать пример со своего основателя.

Эта жизнь, вдохновленная любовью, находит свое полное осуществление в жизни социальной. Устав и руководящие документы подробно регламентируют организацию, положение различных членов, функции думы и блюстителя. Трудовое братство, стремясь осуществить в жизни божественную правду веры, действуя в области общественной жизни посредством любви, не может быть основано всецело на выборных началах. Но оно естественно должно граничить с этим принципом, предоставляя решение судеб Братства не представителям большинства, но меньшинству самых ревностных и испытанных братьев. Эта ответственность лежит на плечах полноправных братьев, которые образуют Думу Братства.  В руках Думы вся власть, ее возглавляет блюститель – Н.Н. Неплюев.

Братчики живут «братскими семьями» в домах-общежитиях. Число этих семей в настоящее время доходит до десяти. Каждая семья названа именем какого-нибудь святого. Некоторые семьи играют особую роль, например, семьи, воспитывающие школьных учителей и учительниц. Принят тип больших домов, могущих поместить 12 обычных семей. Каждая семья имеет одну комнату, где проживают отец, мать и дети младшего возраста. Но кухня в доме – одна. К ней примыкает столовая - просторная комната, в которой члены братской семьи вместе едят и собираются на собрания, молитвы, семейные праздники. Эта общность должна научать «расширять сердца, расширять узкую рутину семейного и личного эгоизма до великодушной любви ко всей Церкви, до Божественной истины любви всемирной».

Каждая семья ведет хронику своей духовной жизни. По этим хроникам старшина составляет каждую неделю отчет об общей жизни семьи – «малого братства». Эти хроники регулярно прочитывает и блюститель, чтобы составить представление о жизни всего Братства. В каждом доме еженедельно бывает семейное собрание для поддержания братских отношений и обсуждения вопросов, относящихся к общей жизни. Матери имеют специальные собрания, посвященные повседневному быту и воспитанию детей.

Безбрачные братья и сестры живут по отдельности или в небольших домиках, или по несколько человек в одной  комнате, расположенной в доме братской семьи.

Больные лечатся в прекрасно обставленной братской больнице, куда принимают также посторонних – наемных рабочих. В Братстве одинаково уважают все виды труда, все получают одинаковое вознаграждение, все обладают равными правами, как мужчины, так и женщины. Причем женщины могут быть избраны на всякую должность, не исключая и должности блюстителя Братства.  Что соответствует слову Апостола: «Нет ни мужчины, ни женщины, но Христос весь во всем».    

С другой стороны, Братство требует от своих членов осторожности, такта и скромности в отношениях между братьями и сестрами. Оно не желает ни кокетства, ни интриг, ни «особенной и исключительной дружбы». И в самом деле, благодаря благородному и серьезному характеру, взаимные отношения, несмотря на тесное сближение в общей жизни, безукоризненны.

Каждая братская семья образует артель, рабочую корпорацию, под управлением выбранного из её среды руководителя. Он ответственен перед семьей и хозяйственным советом за организацию и исполнение работ. Руководитель работами (старшина) должен действовать по возможности в полном согласии с другими братчиками. Однако, он имеет право принять под свою личную ответственность то решение, которое ему подсказывает совесть, хотя бы оно было и вопреки воле большинства. Каждая братская семья может делать свои замечания относительно работ, как на еженедельных собраниях семьи, так и на общих собраниях Братства и обращаться в хозяйственный совет. Те члены семьи, которые не согласны в чем-либо с большинством, могут требовать, чтобы их особое мнение было внесено в протокол. И  сообщить его  общему братскому собранию или хозяйственному совету.

Братство одинаково уважает все виды труда. Все братчики обладают одинаковыми правами, все имеют одинаковое вознаграждение за труд и пользуются одинаковым уважением, так как их отношения проникнуты духом братской любви.

До настоящего времени братчики занимались в основном земледелием и лесным хозяйством. В Рождественске очень развиты питомники и садоводство, там очень мало наемных рабочих. В Воздвиженске возделывают картофель для винокуренного завода. Также выращивают: рожь, пшеницу, овес, ячмень, многолетние травы, свеклу, кормовую морковь. Ничего не жалеют для улучшения породы лошадей, крупного рогатого скота, свиней. Молочное хозяйство – ведется  очень рационально. В лесах также строгий порядок. 

Трудовая жизнь не мешает ценить значение ни жизни интеллектуальной, ни здоровых увеселений. Каждое воскресенье все после полудня собираются, или для обсуждения дел Братства, или для литературно-музыкальных представлений, или публичных чтений, научных докладов, религиозных бесед.

Вечер проходит в большом зале дома блюстителя. Зачитывают письма  братчиков, находящихся вдали от Братства, поют, играют. Похожие вечера бывают и в братских семьях по случаю именин братчика, вступлении молодых членов в Братство, водворении новой семьи. Зимними вечерами часто сидят под образами, около громадного самовара, из которого на вас свободно хватит два или три стакана чаю. Кушают булки, пряники, яблоки с медом.

Братчик с прекрасным басом затягивает меланхолическую малороссийскую песню. Другой – декламирует стихи. Музыканты берут свои балалайки – эту национальную гитару – и с большим мастерством исполняют народные песни. Быстрыми движениями, под резкие звуки оркестра, другой братчик танцует «русскую» и воинственный «казачек». И кроме всего этого, оживленно разговаривают, счастливы, что все вместе, что все дышат одним воздухом, наполненным доверием, любовью и повторением вечных слов псалма: «Как хорошо и как приятно жить братьям вместе» (Пс.132 ст. 1).

Более торжественны большие праздники, но они проходят без суеты и роскоши. Все должно носить характер здоровой, дешевой и благородной простоты. Мужчины надевают белые блузы, женщины – белые платья, что придает праздникам в Братстве «особенную красоту и торжественность». Один из самых поэтичных праздников – вступление в Братство молодых людей, окончивших школу. Это происходит ночью, после совершения церковного обряда утром, торжественной церемонии выпускного акта в школе после полудня и братской вечери в доме блюстителя.

Аллеи парка ярко иллюминированы разноцветными фонариками, так же как и дом, который готов принять новых членов большой семьи. Вдруг среди ночной тиши слышится пение торжественное и чистое. При мерцании света движется процессия во главе со священником в епитрахили и с крестом в руках. За ним идут молодые братья и сестры, каждый несет икону своего угодника. Их окружает любующаяся толпа. Члены думского совета ждут их на веранде. Под пение «Помощник наш и заступник» и «Хвалите имя Господне», их вводят в новое помещение. После молитвы они целуют крест и принимают поздравления.

Бывают и другого рода праздничные действия: драматические постановки вовсе не редкость в Воздвиженске. Иногда это – живые картины. Так недавно праздновался Новый год. Картины выражали пожелания братства всей России: «чтобы она познала свет и радость братской жизни». Мизансцена была следующая. Посредине на возвышении сидела молодая девушка в русском платье – «Россия, печальная, под темным покрывалом. У ног ее происходили грустные картины минувшего года: «экспроприаторы», женщина, бросающая бомбу в генерала, бедная вдова с детьми и проч. Небольшой уголок сцены был занят Братством. Там была тихая дружеская группа. Все лица радостные и счастливые. Этот угол был ярко освещен, в то время как остальная часть сцены погружалась в полутьму.

Стихи, произнесенные перед этой картиной, подчеркивали контраст между обеими частями.

                          Сколько мук и терзаний мы видим,

                          Безысходного горя и тьмы,

                          Сколько воплей, страданий мы слышим

                          В этом адском хаосе борьбы!

                          Все так мрачно, уныло и темно,

                          Все гордынею злобной полно,

                          И сжимается сердце так больно

                          И не может воспрянуть оно…

                          О, зачем люди Бога забыли!

                          Только в этом все горе и зло:

                          Души их отощали, изныли…

                          А смотрите сюда: как светло!

                          Те же люди и та же Россия,

                          Но здесь – светлая радость живет

                          Оттого, что небесные крылья

                          Дали духу свободный полет.

                          И летит он к небесным высотам

                          И там черпает силу свою

                          И на землю тем горним полетом

                          Он приносит святую росу.

                          Та роса его дух освежает

                           И кропит его жизни труды,

                          Почву нивы его орошает

                          И дает ей святые плоды.

                          А роса та – то Божие слово

                          И святая при нем благодать,

                          Это вечная жизни основа,

                          Лишь она может счастье нам дать.

                          Наше Братство лишь малая точка

                          Среди родины нашей большой,

                          Но в нем света и счастья так много

                          Под охраною Божьей, святой!

                          Пусть растет эта светлая точка,

                          Засияет пусть яркой звездой,

                          Станет Русь пусть чиста, непорочна,

                          Вся овеяна правдой святой.

                          …………………………….

После этого группа символизирующая Братство, декламирует другие стихи, описывающие недавние праздники, отмечавшиеся в Воздвиженске. Тут показывается «Новый год» - маленький мальчик в белом костюме, с венком на голове, пальмовой ветвью в руках, сопровождаемый детьми в белом с цветами в руках. Поют: «Да благословит Бог наш зарю Нового года». Одновременно с «Новым годом» «Братство» подходит к «России», снимает с нее темный покров и подает ей знамя «Всероссийского братства». Все зло исчезает с «прошедшим годом». Лучшие из группы собираются с «братством» вокруг обновления «России». В это время хор поет песнь во славу Божию.

Умственному развитию способствует также общение с лицами, посещающими учреждение, а также индивидуальное чтение. Помимо разнообразных журналов, Братство предоставляет своим членам библиотеку в 6000 томов. Здесь можно наставляться в вопросах веры, науках, полезных для их сфер деятельности и знакомиться с движениями современной жизни. Но строго запрещена «умственная гордость, всякое проявление злой критики и жадной, грубо-эгоистической и сугубо интеллектуальной жизни, которая бы ставила интересы разума выше верности братской любви и преданного служения общему благу».

Эта предосторожность нисколько не мешает членам Братства достигать высокой степени интеллектуальной жизни, в чем можно убедиться при самом незначительном общении с ними. Нравственные ценности, стремление поддерживать здоровую неприкосновенность души и гармонию ее способностей – полезнее для настоящей духовной жизни, чем исключительное развитие ума и особенно излишнее умствование – суемудрие. «Любить – говорил св. Августин – значит видеть. Любовь – это око».       

   Теперь некоторые подробности о бытовой стороне жизни Братства.

Дома, первоначально построенные из дерева, теперь каменные. Осмотренный нами двухэтажный дом братской семьи  св. Иоанна Богослова образует прямоугольник около 30 метров в длину и 15-ти в ширину. Он спланирован так, чтобы в нем жило 24 человека взрослых и 36 детей. 12 комнат предназначено для отдельных семей, одна для столовой, одна для кухни, три – для детей. Столовая, помимо большого общего стола, имеет два других: для шитья сестер и для обеда детей, который бывает перед обедом старших. Из столовой дверь ведет на просторную веранду, где летом обычно и обедают. Все дети братской семьи собраны вместе и под присмотром одной из сестер, играют на веранде или в столовой, если не позволяет погода. В доме всюду свет, свежий воздух. Чистота царит на стенах, украшенных фотографиями и картинами. На скромной мебели, состоящей в каждой комнате из двух железных кроватей для родителей, одной – трех кроваток для детей, березового шкафа, двух сундуков с бельем и трех стульев. Все настолько аккуратно прибрано, так чисто, так бело и светло, начиная с простынь и одеял кровати и кончая тюлевыми завесами, закрывающими образной угол, - что, входя, получаешь самое отрадное впечатление. И не поверишь, что находишься в двух шагах от хат, где слишком часто в беспорядке, грязи и духоте ютятся семьи русских крестьян.

Что касается стола, то обед и ужин состоят обычно из борща с мясом и каши, приправленной салом, маслом или молоком. На завтрак занимающиеся физическим трудом получают похлебку, другие – чай. Каждая семья может сама устанавливать и изменять состав кушаний, при условии не выходить за рамки определенного бюджета.

Одежда братчиков имеет свои особенности. Братья носят черные брюки и короткие блузы, стянутые в талии поясом, летом – легкие цветные рубахи. Сверху они надевают куртку, а зимой – тулуп. Сестры одеты в темно-синие платья, летом – более светлых оттенков. Поверх их в прохладную пору надевают черные суконные кофты, зимой – серые шубки на вате.

Головной убор для мужчин летом – фуражка, зимой – меховая шапка. Для женщин белые платки – летом, черные шерстяные – зимой.

Обовью мужчинам служат высокие сапоги. Весь этот костюм, с короткой, стянутой в талии блузой, придает стройную, свободную и воинственную осанку. В целом, все тот же благородный вид, соединенный с величайшею простотою. Когда настает лето, братья и сестры не стесняются ходить босиком во время работ в саду и по хозяйству. Дети же почти все лето не знают другой обуви – и они прекрасны, со своими голыми ножками, рубашонками, стянутыми в талии, и мешочком для носового платка на ремешке через плечо. Одежда их так чиста, вид так свеж, здоров и симпатичен, что, кажется, все они дышат мыслями, поэтично выраженными О.Н.Неплюевой:

                          Мы, детки, счастливо живем

                          Здесь, в братском гнездышке родном,

                          Всегда любовь мы видим, ласку…

                          Под вечер будем слушать сказку,

                          Днем беготня, веселье, шум,

                          Кому что ни придет на ум…

                          Но вот приходит тетя звать:

                          «Пойдемте, детки, погулять».

                          Из дома мама провожает,

                          В саду нас солнышко встречает,

                          И так же ласково глядит,

                          И что-то сердцу говорит.

                          Оно зовет нас всех жалеть

                          И, как оно, любовью греть.

                          И вот, как солнышко проглянет,

                          Всем на душе отрадно станет…

                          Дай, Господи, и нам так жить,

                          Всех ближних горячо любить,

                          Дай Божьим солнышком сиять,

                          Тепло, свет, радость всем давать!

                          Нас учат Господа любить,

                          Согласно, дружно вместе жить.

                          Когда поспорим – помириться,

                          Всем вместе Богу помолиться

                          И после крепче подружиться.

                          Когда так сделаем мы все –

                          Нам станет радостно в душе,

                          И ангел светлый прилетит,

                          Нас крылышком своим хранит…

                          Ты, Боже, добрый и святой,

                          Нас любишь, как Отец родной,

                          Всех деток в мире собери,

                          Такое ж счастье им пошли!

 

Остановим теперь внимание на школах Братства, которые являются его детищем. Вся их система воспитания поставлена так, чтобы подготовить к братской жизни.                          Прежде чем принять ученика, от родителей или попечителей берется формальная подписка не препятствовать их вступлению в Братство.

Конкурс открывается ежегодно в начале августа и состоит из письменного и устного экзамена. Желающих поступить много. На каждую школу их около ста, при двадцати вакансиях. Некоторые делают героические усилия, чтобы добраться. Один мальчик прошел в прошлом году 300 верст пешком. В основном это дети крестьян. Однако есть некоторые – из купцов, мещан и даже дворян. Большая часть их из малороссийских губерний.

Кроме знаний в объеме начальной школы, требуемых на экзамене, для поступления в школу необходимо иметь еще и достаточное физическое здоровье, для того, чтобы выполнять полевые и другие хозяйственные работы. Первое полугодие – от 1-го октября до конца марта – посвящено ученью, второе – с 1-го апреля до конца сентября – труду физическому. Отпуска редки, коротки и не могут даваться во время работ. Дети, по желанию родителей, могут иметь месячные каникулы, с 15 декабря по 15 января. Одежда мальчиков и девочек похожа на братскую. Пища простая сытная и не отличается от крестьянской. Всякое отступление от общего режима запрещено. Если родители располагающие материальными средствами, желают взять на себя часть расходов на содержание их детей, они могут посылать деньги в правление школы для общих расходов.

   Школьная программа для мальчиков включает религиозное образование  (катехизис, литургия, Евангелие, деяния и послания Апостолов), а также предметы: арифметику, русский язык, геометрию, географию, пение, физику, химию, земледелие, анатомию и физиологию, энтомологию, ботанику, историю, законоведение, межевание, пчеловодство, рисование, скотоводство, коневодство, молочное хозяйство,  садоводство, лесоводство, агрономию, слесарное и столярное дело.

Практическая подготовка состоит в возделывании 80 десятин земли, где есть поля, луга, сад, питомники, пасека. Старшие приучаются управлять и распоряжаться. Все поочередно несут службу: в школе, конюшнях, на гумне, в слесарной и столярной мастерских. Здесь ежедневно 30 учеников работают по 3 часа зимой и от 8 до 10 часов летом. Кроме обработки школьной земли, они также трудятся в Братстве.

Встают – зимой в 6 часов. От 8-ми до 12-ти уроки в школе.  С 12.30 до 16-ти практические занятия. Летом встают в 4 часа. Работа начинается в 5.30, в 7 часов завтрак.  С 8 до 12 работа. От 12 до 15 – обед и отдых. От 15.00 до 19.00 работа, с получасовым перерывом на полдник.

Программа для девушек охватывает: религиозное обучение, русский язык, арифметику, историю, географию, пение, химию, физику, анатомию, физиологию, ботанику, земледелие, садоводство, скотоводство, птицеводство, молочное хозяйство, шитье, кройку, гигиену, уход за ребенком и больными.

Они также трудятся на полях, в огородах, фруктовом саду, на молочной ферме, птичьем дворе. Пекут хлеб, готовят, ткут, стирают. Все эти занятия построены так, чтобы пробуждать волю к добру, любовь к труду и  настойчивость в работе.

В каждой школе около 80-ти учеников, поделенных на классы. В мужской школе пять классов: два приготовительных и три специальных.  В женской – четыре: один приготовительный и три специальных. Воспитанники, успешно закончившие весь курс, получают аттестат.

На 1 декабря 1905г. 143 мальчика окончили школу и 109 из них вступило в Братство. К 1 октября 1906г. 122 девочки закончили свою учебу и громадное большинство их также вошло в Братство.

Воздвиженская земледельческая школа утверждена правительством 25 февраля 1885г. и ежегодно получает  субсидию – 3 500 руб. Преображенская сельскохозяйственная женская школа утверждена 16 октября 1893г. и получает субсидию 2 000 руб. ежегодно. Обе школы принадлежат Трудовому братству, которое выделяет на их содержание ежегодно 20 000 рублей.

  Обе школы похожи друг на друга не только по программе и организации, но особенно по жизни и духу. Каждая школа составляет семью, тесно связанную узами любви и взаимного доверия. Братские кружки в школах могущественно способствуют нравственному воспитанию, особенно старший братский кружок, делающий из лучших своих членов ангелов-хранителей младших. Учителя в свою очередь являются как бы ангелами-хранителями старших воспитанников. Общий дух, царящий здесь – не дух подчинения, но дух братской преданности и простоты. Раз в неделю собираются для чтения школьных журналов, выяснения и обсуждения в атмосфере полной свободы, школьной жизни за неделю. Это делается для того, чтобы устранить все, что может хоть в малой степени ослабить или затормозить осуществление христианского идеала братства.

Члены старшего братского кружка сверх того высказываются относительно всего, что ими было замечено у их воспитанников. Старшие также пишут «характеристики младших», читаемые потом на педагогическом совете, которые являются исходной точкой для важных наблюдений и принятия решений, направленных на воспитание будущего братчика.    

К братским школам можно отнести и Ямпольский детский приют. Он находится в ведении О.Н.Неплюевой и дает кров 40 детям, мальчикам и девочкам, которых готовят в земледельческие школы.

Таковы общие черты жизни Трудового братства. Но что не поддается никакому описанию – это самый принцип этой жизни, особая атмосфера ее. Влияние основателя Братства и его ближайших сотрудников, его матери и сестер на все стороны деятельности общины, охватывающее все подробности и несущее всюду мир, свет, счастье и жизнь. И действительно, свою жизнь они отдали Братству, описывая его, мы описываем их душу. Нужно жить с ними, нужно видеть, как они молятся, беседуют, направляют и, как некогда св. Павел, «заклинают каждого со слезами»… упрекают, убеждают и исправляют со всяким терпением. Воспитывают каждый возраст в отдельности, со всем старанием и любовью художника, создающего желанный образ. Как они буквально являются живой совестью Братства. Нужно только посмотреть на Николая Николаевича в мужской, а на Марию Николаевну в женской школе, чтобы понять их дело. Они отдали ему все свои силы, и даже выше своих сил, т.к. Николай Николаевич умер в трудах, преждевременно надорвав свое здоровье горячей самоотверженностью, которой сам он никогда не замечал.

Такое великодушие, как мы увидим, не могло быть бесплодным.

  

 

               Результаты и надежды

 

Сначала приведем некоторые цифры. 4 августа 1889г. трое воспитанников Н.Н.Неплюева образовали первую ячейку Трудового братства. Через 15 лет, 1 января 1905г. Братство насчитывало уже 195 членов: 69 мужчин, 82 женщины и 41 детей.

1 октября 1907г. оно состояло из 291-го члена: 106 мужчин, 113 женщин, 72 детей.

В школах, согласно последним данным, учится 83 мальчика и 82 девочки, не считая 42 детей Ямпольской приготовительной школы.

Всего около 500 человек, живущих под непосредственным влиянием учреждения.

Кроме того, ведение большого многоотраслевого хозяйства требует известного количества наемных рабочих. Одни из них, примерно 250 человек, живут на землях Братства. Другие, число которых доходит иногда до 600 и даже 800 человек, нанимаются на сезонные работы. Развитие Братства должно по мере возможности сокращать число наемных рабочих и положение общины будет в этом отношении нормальным, когда она достигнет численности 1000 человек. 

Дума состоит теперь из 19 полноправных членов - братьев и сестер, а Хозяйственный совет из 11 членов. В качестве почетных членов Братство имеет Её императорское высочество принцессу Евгению Максимилиановну Ольденбургскую и ректора Московской духовной академии преосвященного Евдокима.

Доходы с имений, отданных в полную собственность Братства, возросли:

                                                              За 1901 – 1902г. до     82 150 руб.

                                                               -   1903 – 1904г. до    97 776 руб.

                                                               -   1906 – 1907г. до  112 942 руб.  

Из этой суммы финансируется содержание школ, церкви, больницы – 23 320 руб., погашаются проценты и долг Дворянскому земельному банку – 5 118 руб., идут отчисления в основной и запасный капитал (20%). Эти  деньги используются на строительство новых зданий, содержание движимого и недвижимого имущества и, наконец, для содержания членов Братства - 105 руб. на взрослого человека. Общая сумма этого последнего расхода возросла до 30 335 руб.

Остальная часть доходов делится между братчиками, согласно ст. 28-й устава. Им в минувшем году было роздано 3 770 руб.

Имение, эксплуатируемое Братством в последнее время, состояло из 1 380га пахотной земли, 14,2га фруктового сада, 3 340га леса. И  винокуренного завода, произведшего в прошлом году спирта на 77 192 руб. Общая стоимость земель, имущества, помещенных капиталов и проч., словом всего актива Братства достигает 2 065 332 руб. Если вычесть пассив, состоящий из: 111 663 руб. разных долгов

      30 841 руб. основного капитала,

      19 293 руб. запасного капитала,

      15 933 руб. идущих на уплату долга имения,

        2 098 руб. отложенных на постройку нового храма,

то совершенно чистого капитала останется  1 885 502 руб. Когда же совершено было дарение имущества Братству, 1 апреля 1901г., чистого капитала было 1 757 407 руб.

Таковы внешние финансовые результаты. Но как бы хороши они ни были, они ничто в сравнении с результатами нравственными.     

Конечно, основатели Братства рады, что могут улучшить материальное положение, что при одинаковых затратах братчики могут жить, одеваться и питаться несравненно лучше крестьян. Они рады видеть, что хлеб насущный обеспечен всем, что больные, вдовы, сироты гарантированы от нищеты материальной, морально не покинуты и в многочисленной братской семье могут найти опору и отраду, которых их лишила судьба.

Но, что их особенно радует, это религиозно-нравственное преуспевание. То, что Николай Николаевич писал несколько лет назад, остается справедливым и сейчас:

«Таким путем Братство по милости Божией постепенно возрастает духовно. Возрастая в самопознании при свете разумения вечной правды Божией, постепенно воспитываясь на этом святом деле, которое сознательная вера, послушание воле Отца Небесного и требования христианской совести нашей, побудили нас принять и возложить на себя как крест. И хотя мы сознавали себя недостойными его, мы считали обязанностью своею понести его вослед Христу. 

С каждым годом для меня становится всё более и более очевидным быстрый духовный рост Братства и школ наших, как результат дивного сочетания ошибок и колебаний наших, при доброй воле постигать правду Божию и служить на дело осуществления её с одной стороны. И с другой – промысла Божия, воспитывающего нас и созидающего добро в великих немощах наших только потому, что добрая воля с нашей стороны дает Богу-Любовь право делать это без насилия над нами.

И теперь могут быть в жизни Братства и школ наших очень прискорбные явления, но с каждым годом, явления эти становятся все более и более исключительными. Отдельные личности могут делать ошибки, изменять добру, изменять делу Братства, но общая жизнь Братства настолько улучшается, что то, что еще недавно составляло общую немощь, становится редким исключением. Те явления, которые ещё недавно были заурядными, становятся редкостью. Как часто, пережив тяжелые скорби, как буря налетевшие на мирную радость нашей братской жизни, мы убеждались, что из этого минутного зла произошло прочное добро и что, путем этого скорбного опыта, мы возведены на новую ступень духовного разумения, на новую высшую ступень духовной жизни.

Так, в самое последнее время, мы приведены были к пониманию высшей логики сердца, сравнительно с холодной логикой разума. И прежде мы принимали первенствующее значение деятельной, торжествующей любви, на которой основана наша братская жизнь, по отношению к тем, кого мы считали добрыми братьями и воспитанниками. Только в самое последнее время мы поняли, как необходимо, чтобы любовь наша была устойчива и по отношению к брату согрешающему, к воспитаннику не доброму. Только в последнее время, мы поняли всё значение устойчивой любви для жизни Братства и все страшные последствия неустойчивости любви для святого дела организации жизни на единой христианской основе братской любви».

Мы уже убедились, что высокая религиозная концепция не помешала интеллектуальному и социальному совершенствованию. Полученные Трудовым братством результаты поражают всех, кто анализировал и сравнивал увиденное ими здесь, с тем, что они знают о нравственном и материальном положении русского народа. Конечно, в глубине русской души есть драгоценный зародыш христианства, но он слишком часто заглушается рутиной и печальными последствиями веков рабства и невежества.

Один крестьянин рассказывает, что перед совершением преступления, он «перекрестился раз, другой, третий, потом сказал: Господи благослови! И убил».

Другой после убийства тщательно избегал скоромного, так как был пост, а он «не хотел сойти за «нехристя».

Несомненно русская душа переживает кризис. Как в верхах, так и в низах она жаждет жизни свободной и сознательной. К сожалению, традиционные формы религиозной жизни, слишком часто сводятся к обрядам, к действиям внешним, не оказывающим влияния на душу. Высшие классы общества и интеллигенция делаются добычей рационализма,  идеологии Толстого или революционных теорий. Что же касается народа, то он охотно слушает голоса «агитаторов» и «экспроприаторов», проповедующих лишь воровство и грабеж. Таким образом, пробуждение сознания, эмансипация народа происходит вне Церкви и против неё.

Поэтому дело Н.Н.Неплюева весьма своевременно. Оно является также делом эмансипации, нравственного и материального прогресса, но при наличии здравого смысла, просвещенной веры и любви. Оно – в духе национальных традиций, оно исходит из русской земли, из самой глубины русской души.

Обвинения, несколько раз к нему предъявляемые, будто оно мотивировано честолюбием, тщеславием,  меркантильностью, критики не выдерживают. Только недобросовестность или невежество могут подозревать столь низкие побуждения у великодушных основателей Трудового братства или его членов. Единственное возражение, которое могли бы сделать разумные люди, это - что «дело слишком великолепно», что реализацию подобной мечты можно видеть лишь в стране «Утопии». На это можно лишь ответить: «придите и посмотрите», или, если это христиане, сказать им: «с помощью благодати Божией все возможно».

Эту последнюю мысль я часто слышал в Воздвиженске. Она-то и поддерживала Николая Николаевича и помогала ему уверенно смотреть в будущее. Он мечтал, что настанет день, когда улей наполнится, и полетят из него рои в разные концы России и даже заграницу. Он хотел устроить братства в своих имениях близ Петербурга и Нижнего Новгорода, а также торгово-промышленное братство в Москве. Он надеялся, что другие состоятельные люди будут подражать ему, что помещики, не доходя подобно ему до полного отказа от имущества, будут на арендных началах основывать трудовые братства для ведения хозяйства в своих имениях. Что священники будут устраивать свои приходы на началах христианского братства, что школа положит братскую жизнь в основу воспитания  будущих поколений.       

Но не было ли это лишь прекрасной иллюзией? Нет, если бы эти благородные пожелания не осуществились, обманулся бы не Николай Николаевич, обманулась бы Россия. Но Господь не желает этого, но хочет, чтобы апостола братской любви слышали не только в России, но и за пределами ее. Можно сказать, что мысль его приходит вполне своевременно. За индивидуализмом, за опьянением абсолютной свободой всегда следовала потребность в ассоциации, чувство солидарности. В этом контексте замечена робкая тенденция к сближению между социальным движением и христианским миром. Уже есть социалисты, переставшие враждебно относиться к религии, и есть христиане, видящие в социализме некоторые справедливые моменты, а не только теорию насильственного захвата власти. Хочется надеяться, что и для тех, и для других, урок, данный столь великим поборником добра, как Н.Н.Неплюев, не пройдет напрасно. Нравственное и материальное спасение народа придет лишь от просвещенной веры, от устроения жизни на началах братской любви. И цель, намеченная Трудовым братством, не иллюзия.

 

                                                              А. Грасье   

               

 

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова