Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Михаил Бабкин

ДУХОВЕНСТВО РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ И СВЕРЖЕНИЕ МОНАРХИИ

(НАЧАЛО XX в. — КОНЕЦ 1917 г.)


К оглавлению

ГЛАВА I ИСТОРИОГРАФИЯ ТЕМЫ. ИСТОЧНИКИ

Настанет год, России черный год,

Когда царей корона упадет;

Забудет чернь к ним прежнюю любовь,

И пища многих будет смерть и кровь;

Когда детей, когда невинных жен

Низвергнутый не защитит закон;

Когда чума от смрадных, мертвых тел

Начнет бродить среди печальных сел,

Чтобы платком из хижин вызывать,

И станет глад сей бедный край терзать;

И зарево окрасит волны рек ...

М.Ю. Лермонтов (Из стихотворения «Предсказание», 1830 г.).

1. Научная разработка темы за последнее пятнадцатилетие

В отечественной и зарубежной историографии немало сделано для осмысления сложного и противоречивого пути исторического развития России начала XX в. — 1917г. Имеется колоссальная литература по политике правительства, позиции классов и партий, роли интеллигенции в социальнополитических процессах страны. Однако до сего дня нет комплексной работы о политической позиции РПЦ в период, предшествующий Октябрьской революции.

С начала 90-х годов, после распада СССР, смены в России общественно-политического строя, отмены официальной идеологии и изменения нравственных ценностей, резко возрос общественный интерес к проблемам взаимоотношений церкви и государства.

Началось быстрое развитие новой отечественной историографии по теме. Едва ли не главной

7

 

 

отличительной чертой современной исторической науки стал отказ от марксистско-ленинской методологии. На ее смену пришла православная интерпретация истории церкви. (Обусловлено это, например, тем, что многие авторы относят себя к православно верующим, издания осуществляются под редакцией представителей духовного звания, иногда финансируются церковью). Другой отличительной чертой современной историографии стало освобождение от господствовавших в советской науке стереотипных, во многом идеологизированных представлений о церкви. Стал наблюдаться своеобразный симбиоз старых и новых подходов, оценок и выводов. Помимо этого исследователи получили широкий доступ к источниковой базе.

Явно заметна и переориентация направлений исследований. Так, некоторое сюжеты, популярные в советской историографии, отступили на второй план (например, политическая позиция РПЦ в период российских революций, православное духовенство и рабочее движение). Вместо них актуальным стало исследование внутрицерковных проблем, проектов планировавшихся в тот период изменений форм взаимоотношений церкви и государства и проч.

В центре внимания священника Г.Ореханова и С.Фирсова1, занимающихся историей РПЦ в период первой российской революции — внутрицерковные процессы, начавшиеся после появления высочайших указов от 12 декабря 1904 г. («О предначертаниях к усовершенствованию государственного порядка») и от 17 апреля 1905 г. («Об укреплении начал веротерпимости»). Эти акты поставили священнослужителей РПЦ в невыгодное положение по сравнению с духовенством других конфессий: те оказались наделены правами свободы совести, а клирики господствующей церкви остались связанными бюрократическими узами государственного аппарата (обер-прокуратуры, учрежденной еще Петром I). Соответственно, духовенство РПЦ было неудов-

1 Ореханов Георгий, иерей. На пути к Собору. Церковные реформы и Первая русская революция. М., 2002; Фирсов С.Л. Русская церковь накануне перемен. (Конец 1890-х — 1918 гг.) М., 2002. С. 175—250.

8


летворено сложившейся ситуацией. Священнослужители начали открыто заявлять о своем по сути недовольстве положением и желании скорейшего созыва Поместного собора. Он — как высший представительный церковный орган — смог бы-де решить насущные проблемы: вплоть до изменения формы церковного управления путем введения патриаршества.

В названной монографии С.Фирсова и других его работах2 проанализированы происходившие в России в начале XX в. процессы разрушения православной основы государства, постепенной демократизации духовенства и десакрализации в общественном сознании царской власти. Он подробно раскрывает место Православной церкви в политической системе Российского государства, ее статистические сведения и социальные процессы, анализирует проблемы церковно-государственных отношений, рассматривает процесс обсуждения и подготовки церковных реформ. При этом он отмечает, что в 1905 г. в среде православного духовенства, «ранее никогда не высказывавшего своей оппозиционности монархии», происходил рост «левых» настроений3. Автор, базируясь на большом числе использованных источников, исследует многочисленные церковные акты 1905—1918 гг. Он делает вывод об общем кризисе церковногосударственной системы накануне 1917 г.

Этот же историк, а также В.Морозан разбирают вопросы о финансовом положении приходских клириков РПЦ в конце XIX — начале XX вв., меры императорского правительства по материальной поддержке духовенства4. Хозяйст-

2 Фирсов С.Л. Православная церковь и государство в последнее десятилетие существования самодержавия в России. СПб., 1996; Он же. Православная российская церковь и модернизация русского общества на рубеже XIX—XX вв. (к постановке пробл.) //Клио. СПб., 2002. № 4 (19). С.9—13.

3 Фирсов С.Л. Русская церковь ... Указ. соч. С. 183—184.

4 Фирсов С.Л. Финансовое положение Русской церкви в последнее предреволюционное десятилетие //Церковно-исторический вестник (далее — ЦИВ). М., 1998. № 1. С. 145—160; Морозам В. Экономическое положение православного духовенства России в XIX — начале XX вв. /ЛДИВ. 1998. № 1. С. 137—144; Он же. Экономическое положение Русской пра-

9


венно-экономические вопросы РПЦ на рубеже 1917 г. рассмотрены в статье Г.Шмелева5.

Тема о пассивной оппозиционности царскому престолу части епископата РПЦ и преподавателей духовных заведений накануне 1917 г. затрагивается в статье И.Лобановой6. В тот период произошла определенная поляризация епископата: одна его часть считала, что церковь должна встать на сторону монархии, а другая — что та должна быть аполитичной. Автор отмечает, что «политика разделила епископов еще во время первой (российской. — М.Б.) революции»7. В статье рассматривается эволюция взглядов духовенства РПЦ относительно вопроса об установлении патриаршества: от скептических — до признания необходимости такой формы церковного управления.

Перекликается с данной проблематикой и работа Ю.Белоноговой, в которой, -во-первых, повторяется тезис советской историографии, что в начале XX в. подавляющее большинство иерархов РПЦ по своим политическим убеждениям были монархистами. Во-вторых — что епископат фактически не признавал прав императора в делах церковного управления8. Автор говорит: «Иерархи очень благоговейно и тепло относились лично к императору и к монархии в целом. Эти верноподданнические чувства, однако, еще не означали полное признание императорской власти в управлении Церковью. Напротив, именно пристальный контроль со стороны государственной власти и побуждал епископат жаловаться на уничижение и порабощение, т.е. ненормаль-


ное свое положение». Белоногова делает вывод, что в тот период среди иерархии РПЦ сформировалась точка зрения, что монархия и церковь не являются единым целым и что для существования церкви необходимо строгое единоначалие в форме патриаршества9.

В трудах ряда авторов рассматривается возникновение в 1905 г. внутрицерковного либерально-обновленческого движения. Анализируются его цели и задачи (идеология), биографии его руководителей. Изучение этих явлений необходимо для понимания так называемого «обновленческого» раскола в РПЦ, произошедшего в начале 1920-х гг. и сошедшего на нет в начале 1940-х гг.10 У О.Останиной, в частности, прозвучали выводы, что деятельность участников этих движений, в конечном итоге, способствовала осуществлению в России социалистической революции11. Причины несостоятельности церковного реформирования в начале XX в. исследователи видят, как правило, во внешнем факторе: в отрицательном отношении к нему обер-прокуроров Св. синода и императора. При этом мало, на наш взгляд, уделяется внимания внутрицерковному фактору: противостоянию новшествам со стороны — в первую очередь — значительной части епископата.

Интересным исследованием основных этапов русского православия XX века является монография историка и религиоведа М.Одинцова12. В ней основные этапы церковногосударственных отношений в России рассматриваются с


 


вославной церкви в конце XIX — начале XX вв. //Нестор. СПб., 2000. № 1. С. 311—330.

5 Шмелев Г.И. Русская православная церковь, ее деятельность и экономика до и после 1917 г. //ВИ. 2003. № 11. С. 36—51.

6 Лобанова И.В. Восстановление патриаршества в России в контексте  политических событий начала XX века //Отечественная история (далее —  ОИ). 2005. №3. С. 139—143.

7 Там же. С. 142.

8 Белоногова Ю.И. Отношения иерархов Русской православной церкви и государственной власти в начале XX в. //Ежегод. богосл. конф. Правосл. Свято-Тихон. богосл. ин-та (далее — ЕжБК ПСТБИ). М., 2002.  С. 138—145.

10


        9 Белоногова Ю.И. Отношения иерархов... С. 141, 145. Останина О.В. Обновленчество и реформаторство в Русской православной церкви в начале XX века. Л., 1991; Буфеев К., священник. Патриарх Сергий, обновленчество и не состоявшаяся реформация Русской церкви XX века //Богослужеб. язык Русской церкви: история, попытки реформации: сб. ст. М., 1999. С. 149—188; «Обновленческий» раскол, (материалы для церков.-ист. и канон, характеристики) (1922—1944 гг.) /сост. И.В.Соловьев. М., 2002;             10Шкаровский М.В. Обновленческое движение в Русской православной церкви XX века //Уч. зап. Рос. правосл. ун-та апостола Иоанна Богослова (далее — УчЗ РПУ). Вып. 6. М., 2000. С. 5—50; Ореханов Георгий, иерей. На пути к Собору. Указ. соч. С. 90—130.

11 Останина О.В. Указ. соч. С. 37, 154, 156.

12 Одинцов М.И. Государство и церковь в России. XX век. М., 1994.

11


точки зрения эволюции российской правовой базы. Одинцов, констатируя, что РПЦ к началу XX в. входила в государственную систему как составная часть административного аппарата, которой самодержавная власть пользовалась для достижения своих политических, идеологических и социальных целей, отмечает, что государственная церковная политика со времени первой российской революции находилась в состоянии кризиса. Автор исследует отношение к церковному вопросу со стороны различных политических партий. В результате, оценивая взаимоотношения государства и церкви накануне 1917 г., Одинцовым делаются выводы, во-первых, о безрезультатности десятилетней борьбы Государственных дум четырех созывов за вероисповедные реформы, во-вторых, о недовольстве со стороны духовенства РПЦ сложившимися, отношениями с обер-прокурорской властью и, в-третьих, что духовенство «никак не вступало в оппозицию политической власти»13. Также автор указывает на недостатки, на половинчатость, на непоследовательность действий Временного правительства в религиозном вопросе. В результате им делается вывод, что кризис церковной политики Временного правительства есть следствие кризиса его общей политики.

В работах Р.Циунчука и А.Бендина повествуется о национально-религиозных проблемах Российской империи и, в частности, о законодательном формировании норм и границ веротерпимости14.

Весьма заметное место в новейшей литературе заняла тема об истории духовных семинарий. Вопросы о их штатах,

13 Одинцов М.И. Государство и церковь... С. 29.

Исследование темы о вероисповедных реформах в России в начале XX в. продолжено в работах: Дорская А.А. Свобода совести в России: судьба законопроектов начала XX в. СПб., 2001; Кудрина Т.А., Пинкевич В.И. Вероисповедные реформы в России в начале XX в. М., 2003.

14 Циунчук Р.А. Государственная дума имперской России: проявление этноконфессиональных интересов и формирование новых националь-ных политических элит //Ист. зап. М., 2001. Т. 4 (122). С. 192—254; Бендин А.Ю. Веротерпимость и проблемы национальной политики Российской империи (вторая половина XIX — нач. XX в.) //ЦИВ. 2004. № 11.  С. 113—137.

12


уставах, социальном составе учащихся и их быте рассмотрены А.Сушко15, проекты реформ духовно-учебных заведений, разрабатывавшихся в 1917—1918 гг. и проч. вопросы — М.Скляровой16 и Н.Суховой17.

История московских духовных школ (главным образом академии) в период 1905—1917 гг. разбирается в монографии протодьякона Сергия Голубцова. Автор занимается разработкой сюжетов, практически незамеченных предшествующей историографией: состояние духовных школ в начале XX в., персоналии профессоров, студенческие демократическо-революционные движения, общественно-благотворительная и просветительская деятельность академии, разработка ее нового Устава, издательская деятельность и др.18

Судьбы церковно-приходских школ с пореформенного периода по октябрь 1917 г. исследованы в трудах Т.Леонтьевой и Т.Житенева19. Леонтьева отмечает факт непропорционально большого числа выходцев из духовного сословия

15 Сушко А.В. Духовные семинарии в России (до 1917 г.) //ВИ. 1996.  № 11—12. С. 107—114.,

16 Сосуд избранный: история российских духовных школ. 1888—  1932   гг.:   сб.   документов   по   истории   Рус.   правосл.   церкви   /сост.  М.Склярова. СПб., 1994.

17 Сухова Н.Ю. Духовно-учебные проекты 1917—1918 гг. (по материалам РГИА и ГАРФ) //ЕжБК ПСТБИ. М, 2003. С. 196—206

18 Голубцов Сергий, протодьякон. Московская духовная академия в  эпоху революций. Академия в социальном движении и служении: по ма-териалам архивов, мемуаров и публикаций. М., 1999; Он же. Московская  духовная академия в начале XX века. Профессура и сотрудники: основ,  биогр. сведения. М., 1999; Он же. Московское духовенство в преддверии  и начале гонений. 1917—1922 гг. М., 1999.

Перу В. Тарасовой принадлежит обобщающий труд по исследованию институциональной и социокультурной истории всех четырех духовных академий РПЦ (Киевской, Московской, С.-Петербургской и Казанской) за период с конца XIX по начало XX вв. (Тарасова В.А. Высшая духовная школа в России в конце XIX — начале XX века: история императорских православных духовных академий. М., . 2005. — С.568).

19 Леонтьева Т.Г. Церковно-приходская школа в системе начального  образования России второй половины XIX века //Неизвест. страницы истории Верхневолжья. Тверь, 1994. С. 33—43; Житенев Т.Е. Церковноприходские школы в России. 1884—1918 гг.: автореф. ... канд. ист. наук.  М» 2004.

13


(по сравнению с немногочисленностью самого сословия) среди руководящего состава различных партий: эсеров, большевиков и кадетов20. При этом автор, опираясь главным образом на источники, относящиеся лишь к Тверской губернии, говорит об оппозиционных самодержавию настроениях духовенства и отмечает, что весной 1917 г. падению монархии «духовенство постаралось придать пасхальнопраздничный характер»21.

Одни из последних работ относятся к изучению программ различных юбилейных торжеств, происходивших в империи на рубеже XIX—XX вв. Их автор — работающий в Германии отечественный историк К.Цимбаев. Он отмечает, что 3/4 этих праздников (из более чем 160 известных) пришлось на последнее десятилетие перед Февральской революцией. Проведение всевозможных юбилеев преследовало цель успокоить общество, нивелировать в нем революционные настроения, а также объединить народ вокруг трона и церкви. Цимбаев указывает на большую (зачастую — преобладающую) роль, которая в этих праздниках отводилась религиозным церемониям: литургиям, молебнам, проповедям и проч.22 В качестве одной из принципиально важных черт торжеств Цимбаев отмечает наличие трех главных носителей юбилейной идеи и исполнителей ее замыслов: государство (правительство), армию и духовенство Православной церкви23. Автор отмечает, что через все официально праздновавшиеся юбилеи красной нитью проходила идеологическая формула уваровской триады: «православие, самодержавие, народность». Однако в ее проведении (по сравнению, например, с царствованием Александра III) были особенно-


сти. Поскольку после Манифеста 17 октября 1905 г. власть затруднялась использовать идею самодержавия и не знала, как подать в многонациональной и многосословной России идею народности, то вся тяжесть кампании по подъему патриотического сознания населения и гражданского духа была возложена на Православную церковь. Ведущая роль в проведении юбилеев принадлежала именно духовенству также и потому, что после поражения в Русско-японской войне и силового подавления первой российской революции (вспомнить хотя бы Кровавое воскресенье24), устроители юбилеев не полагались на авторитет армии. Даже во время самих армейских и флотских праздников вместо военного парада нередко устраивалась церковная церемония. Таким образом, в работах Цимбаева показано значительное влияние духовенства на общественное сознание граждан России.

Сходной с «юбилейной» тематикой (в культурологическом аспекте) занимаются Б.Колоницкий и П.Корнаков. Они рассматривают процесс самоорганизации революционных стихийных движений в России в послефевральский период 1917 г. вокруг «старых» и «новых» политических символов25. Колоницкий указывает на участие духовенства в революционных событиях и торжествах (например, в так называемых «днях свободы»), на религиозную подоснову массового политического сознания. Но все же проявления революционности духовенства (например, на Пензенском епархиальном съезде), автор считает единичными, а не носящими массовый характер26.

Подробно роль духовенства в различных революционных праздниках («днях свобод», «похорон жертв револю-


 


20 Леонтьева Т.Г. Вера и бунт: духовенство в революционном обществе России начала XX века //ВИ. 2001. № 1. С. 29—43; Ее же. Православная культура и семинарский быт (конец XIX — нач. XX в.) //ОИ.  2001. №3. С. 170—178.

21 Леонтьева Т.Г. Вера и бунт ... Указ. соч. С. 36; 38.

22 Цимбаев К.Н. Православная церковь и государственные юбилеи  императорской России //ОИ. 2005. № 6. С. 42—51.

23 Цимбаев К.Н. Феномен юбилеемании в российской общественной  жизни конца XIX — начала XX века //ВИ. 2005. № 11. С. 98—108.

14


24 Всего в 1905 г. на борьбу с революцией привлекалось 3,2 млн.  солдат. В 1906 г. в карательных акциях участвовало около 2 млн. военнослужащих (Карелии А.П., Пушкарева И.М., Королева Н.Г., Тютюкин С.В.,  Христофоров И.А. Первая революция в России: взгляд через столетие. М.,  2005. С. 423).

25 Колоницкий Б.И. Символы власти и борьба за власть: к изучению  политической культуры российской революции 1917 г. СПб., 2001; Корнаков П.K. Символика и ритуалы революции 1917 г. //Анатомия революции. СПб., 1994. С. 356—365.

26 Колоницкий Б.И. Символы власти ... Указ. соч. С. 67.

15


ции», 1 Мая и других) рассматривается в статье автора настоящих строк27. Практически повсеместное участие священнои церковнослужителей в праздниках революции давало пастве пример положительного отношения к свержению династии Романовых. Тема об участии духовенства в торжествах весны 1917 г. в качестве сюжета проходит в монографии И.Нарского, посвященной будням населения Ура-

ла в период революционных катаклизмов28 .

В современной историографии возникло новое направление — исследование имевшего место весной и летом 1917 г. достаточно уникального для России явления: так называемой «церковной революции». Данная проблема рассматривается, например, в статьях Б.Бакулина, М.Шкаровского и М.Нечаева29. У Т.Фруменковой получила освещение борьба рядового духовенства с иерархией за немедленное проведение насущных реформ, направленных на широкую демократизацию внутрицерковной жизни и достижение социальной справедливости в духовной среде30. Эта же тема подверглась тщательной проработке И.Завитновским31. Автор исследует внутрицерковные кризисы, появившиеся вес-

27 Бабкин М.А. Реакция Русской православной церкви на свержение  монархии в России: (участие духовенства в революционных торжествах)  //Вести. Моск. ун-та. Сер. 8. История. 2006. № 1. С. 70—90.

28 Нарский И.В.  Жизнь в катастрофе: будни населения Урала в  1917—1922 гг. М, 2001. С. 183—185

29 Бакулин Б. Несвоевременные воспоминания //На пути к свободе совести. Вып. П. Религия и демократия. М., 1993. С. 149—163; Шкаровский М.В. «Религиозная революция» 1917 года и ее результаты //1917-й: метаморфозы революционной идеи и политическая практика их воплощения: материалы науч. конф., посвящ. 80-летию Февральской и Октябрьской революций в России. Новгород, 1998. С. 61—76; Нечаев М.Г. «Церковная революция» в Пермской епархии (март—июнь 1917 г.) //В поисках истины. Интеллигенция провинции в эпоху общественных потрясений: материалы науч.-практ. конф. Пермь, 1999. С. 64—71; Фирсов С.Л. Революция 1917 г. и попытки «демократизации» Русской церкви //ЦИВ. 2000. № 6—7. С. 196—208.

30 Фруменкова Т.Г. Высшее православное духовенство в России в 1917 г. //Из глубины времен. Вып. 5. СПб., 1995. С. 74—94.

31 Завитновский И.В. Церковная революция и церковное украинство //Веста, молодых ученых. Сер.: Ист. науки. СПб., 2001. № 2 (5). С. 15—31.

16


ной-летом 1917 г., среди которых: утрата Св. синодом контроля над управлением епархиями РПЦ, изгнание с кафедр епархиальных архиереев по инициативе съездов духовенства и мирян, подрыв экономической базы сельского духовенства, исход и изгнание духовенства из приходов и др.

Первым из исследователей к изучению материалов многочисленных епархиальных съездов духовенства и мирян, состоявшихся весной 1917 г., обратился П.Леонтьев . Он отмечает, что эти съезды — «целая эпоха в жизни Церкви, переходный этап от старого синодального строя к Собору» . В статье Леонтьева вкратце рассматриваются (буквально обозначаются) основные тенденции работы этих церковных форумов, лишь вскользь упоминается о радикальном характере их постановлений по политическим вопросам. При этом автор говорит, что по затрагиваемому им вопросу существует хорошая источниковая база.

На волне «церковной революции», начиная с весны 1917 г., в среде духовенства национальных окраин империи (в украинских, польских, грузинских и финляндской епархиях) имели место центробежные явления, направленные на получение независимости от центральной церковной власти РПЦ. Во многом эти процессы — касательно Украины и Польши — осуществлялись благодаря поддержке немецких оккупационных властей. Исследование этих процессов проведено в работах ряда церковных и светских авторов .

Среди упомянутых работ многоаспектностью выделяются работы М.Нечаева и А.Соколова. На примере уральских епархий первый из них рассматривает вопросы, вынесенные в заглавия параграфов, в частности: «Политика Вре-

32 Леонтьев П.Я. Революция в Церкви: съезды духовенства и мирян  в 1917 г. //Церковь в истории России. М., 1998. Вып. 2. С. 214—248.

33  Там же. С. 217.

34 Фотиев Кирилл, протоиерей. Попытки украинской церковной автокефалии в XX веке //Православная церковь на Украине и в Польше в  XX столетии. 1917—1950 гг.: сб. М., 1997. С. 9—85; Свитич А. Право-славная церковь в Польше и ее автокефалия //Там же. С. 87—290; Феодо=сии (Процюк), митрополит. Обособленческие движения в Православной  церкви на Украине. 1917—1943 гг. М» 2004.

17


менного правительства по отношению к церкви (март— июль)», «Церковная революция» на Урале (март—июнь 1917 г.)», «Крестьяне и церковь (март—октябрь 1917 г.)», «Начало церковного строительства (июль—октябрь 1917 г.)»35. Вопрос же об отношении духовенства к свержению монархии автором обойден вниманием.

Среди работ 90-х годов необходимо отметить монографию А.Кашеварова, первым из исследователей указавшего на необходимость пересмотра тезиса советской историографии об отношении церкви к падению царского режима как к величайшей-де трагедии36.

В статье А.Соколова с привлечением архивных материалов достаточно подробно рассмотрено отношение Св. синода к Февральской революции и его взаимоотношения с Временным правительством. Но при исследовании политической линии высшего органа церковной власти автор, как и его предшественники, не использовал такой источник, как богослужебные чины РПЦ, изменения которых были осуществлены в марте 1917 г. Как следствие, Соколов упустил из виду ряд важных аспектов в рассматриваемых им вопросах37. Этот недостаток восполнен в другой работе38.

Касается политических взглядов духовенства П. Рогозный. В первой из своих статей автор разбирает терминологию, привнесенную в 1917 г. в духовную среду39. В других работах он подробно исследует материалы ряда епархиальных съездов 1917 г. Его интересует механизм выборов епар-

35  Нечаев М.Г. Церковь на Урале в период великих потрясений:  1917—1922 гг. Пермь, 2004.

36  Кашеваров А.Н. Государство и церковь: из истории взаимоотношений советской власти и Русской православной церкви. 1917—1945 гг.  СПб., 1995. С. 17.

37  Соколов А.В. Святейший синод и Временное правительство: февраль—апрель 1917 года //Вестн. молодых ученых. Сер.: Ист. науки. СПб.,  2001. №2 (5). С. 32—41.

38  Бабкин М.А. Святейший синод Российской православной церкви и свержение монархии в 1917 году//ВИ. 2005. № 2. С. 97—109.

39 Рогозный П.Г. Генезис термина «большевизм» в церковной среде: к изучению языка российской революции //Источник. Историк. История: сб. науч. работ. Вып. 2. СПб., 2002. С. 292—296.

18


хиальных архиереев и связанная с этим идеологическая и политическая борьба различных группировок духовенства40. Автор заключает, что выборы весны и лета 1917 г. в целом явились фактором консолидации всех слоев духовенства и легитимации власти епархиальных преосвященных41.

В работах ряда авторов (А.Бовкало, М.Шкаровского, В.Боже и др.) в разной степени получили освещение многочисленные проблемы государственно-церковных отношений в рассматриваемый нами период. Эти работы написаны как на материалах всей РПЦ42, так и ее отдельных епархий или их групп43. Некоторые исследования представляют собой диссертации, также созданные на всероссийском44 и региональном45 материале. Особое внимание в последних уделя-

40 Рогозный П.Г. Февральская революция 1917 года и высшее духо-венство Российской православной церкви: автореф. ... канд. ист. наук.  СПб.,  2005;  Он  же.   «Церковная  революция»  и  выборы  архиереев  в  1917 году //Ист. зап. М, 2004. Т. 7(125). С. 275—322.

41 Рогозный П.Г. «Церковная революция» ... Указ. соч. С. 314.

42 См., например: Соловьев И. Церковь и революция //Российская  церковь в годы революции 1917—1918 гг. М., 1995. С. 3—11;Бовкало А.А.  Февральская революция и проблемы взаимоотношений церкви и государ-ства //Церковь и государство в русской православной и западной латинской традициях:  материалы  конф.  22—23  марта  1996  г.  СПб.,   1996.  С. 62—76; Цыпин Владислав, протоиерей. Русская церковь 1917—1925 гг.  М., 1996; Кравецкий А.Г. Церковная миссия в переходную эпоху: от церкви господствующей к церкви  гонимой //Церковь  и  время.  М., 2003.  № 3 (24). С. 170—187.

43 См., например: Косых В.И. Забайкальская епархия накануне и в  годы Первой российской революции. Чита, 1999; Боже B.C. Материалы к  истории церковно-религиозной жизни Челябинска 1917—1937 гг. //Челябинск неизвестный. Вып. 2. Челябинск, 1998. С. 107—198; История Курганской области. Т. 4. Церковь Южного Зауралья в досоветский период  /отв. ред. Н.Ф.Емельянов. Курган, 1998; Беликова Н.Ю. Православная церковь и государство на Юге России. (Конец XIX — первая треть XX вв.).  Краснодар, 2004.

44 См., например: Редькина О.Ю. Вероисповедная политика Временного правительства России (февр.—окт. 1917 года): автореф. ... канд. ист.  наук. М., 1996; Соколов А.В. Временное правительство и Русская православная церковь (1917 г.): автореф. ... канд. ист. наук. СПб., 2002.

45 См., например: Булавин М.В. Взаимоотношения государственной  власти и Православной церкви в России в 1917—1927 гг.: (на примере  Урала): автореф. ... канд. ист. наук. Екатеринбург, 2000; Зайцева Л.Ю.

19


ется взаимоотношениям органов государственной власти и Православной церкви на местах. В частности, рассматривается использование коронной администрацией духовенства в своих идеологических, политических и социальных целях. В оценке настроений духовенства в рассматриваемый период историки едины в том, что и иерархи, и рядовые клирики тяготились государственным контролем над своей деятельностью. Особенно их тяготило участие в церковных делах обер-прокурора Св. синода — светского чиновника, назначавшегося императором.

В целом в современной историографии (и светской, и церковной) утвердилась точка зрения, что Февральская революция дала Русской церкви освобождение от пут государственно-бюрократической системы и создала благоприятные условия для внутреннего реформирования и переустройства своего высшего управления. (Подтверждает такой взгляд, в частности, факт созыва в середине августа 1917 г. долгожданного для Православной церкви Поместного собора: его созыв с 1905 г. представлялся актуальным, но по разным причинам неоднократно откладывался Николаем II).

Тем не менее в тот период были и особенности, не вполне вписывающиеся в данную схему. Так, историки Ф.Гайда и П.Грюнберг акцентируют внимание на попытке концентрации обер-прокурором Временного правительства В.Н.Львовым церковной власти в своих руках, а также на начавшихся в послефевральский период 1917 г. гонениях на епископат РПЦ со стороны местных и центральных властей46.

В последние годы появились и труды, охватывающие весь синодальный период РПЦ47 или его большую часть

История Православной церкви Зауралья (60-е годы XIX в. — 1918 г.): автореф.... докт. ист. наук. Курган, 2000.

46 Гайда Ф.А. Русская церковь и политическая ситуация после Февральской революции 1917 г.: (к постановке вопроса) //Материалы по истории русской иерархии: ст. и документы. М, 2002. С. 60—68; Грюнберг П.Н. О положении епископата РПЦ при Временном правительстве:  (по новооткрытым источникам) //Там же. С. 69—91.

47 Бычков С.С. Русская церковь и императорская власть: очерки по

20


(1800—1917 гг.)48. По своему характеру большинство из них носит достаточно обзорный характер. Однако среди них системностью изложения и высоким научным уровнем выделяется труд профессора Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова В.Федорова. Перу этого автора принадлежит также обстоятельный историографический и источниковедческий обзор по данному хронологиче-

скому этапу взаимоотношении церкви и государства49. Несколько позже аналогичные историографические труды сделаны в статье С.Фирсова50 и в отдельных главах монографий М.Шкаровского51 и А.Кашеварова52.

Для краеведческой литературы характерен повышенный интерес к миссионерской, проповеднической, религиознопросветительской, законоучительской и социально-полити-

 

 истории Православной российской церкви 1700—1917 гг. М., 1998; Фруменкова Т.Г. Обер-прокуроры Святейшего синода (1722—1917 гг.) //Из глубины времен. Вып. 3. СПб., 1994. С. 20—29; Нечаева М.Ю. Церковь в модернизирующемся обществе России XVIII — начале XX века //Урал, ист. вести. Екатеринбург, 2000. № 5—6. С. 260—285; Цыпин Владислав, протоиерей. Русская православная церковь в синодальную эпоху. 1700— 1917 гг. //Правосл. энцикл. Русская православная церковь. М., 2000. С. 109—133; Кузнецов A.M. Православное духовенство морского ведомства России и его роль в укреплении флотских традиций (XVIII — нач. XX в.): автореф. ... канд. ист. наук. М., 2000; Митрофанов Георгий, протоиерей. История Русской православной церкви. 1700—1917 гг. СПб., 2002; Федоров В.А. Русская православная церковь и государство: синодальный период. 1700—1917 гг. М., 2003.

48 Чимаров С.Ю. Русская православная церковь и Вооруженные си-лы России в 1800—1917 гг. СПб., 1999; Зырянов П.Н. Русские монастыри  и монашество в XIX и в начале XX века. М., 1999.

49 Федоров В.А. Церковь и государство в XVIII — начале XX вв.: историогр. и источниковед. аспекты изучения проблемы //ЕжБК ПСТБИ. М.,  2000. С. 156—163.

50 Фирсов С.Л. Краткий обзор обобщающих трудов и серийных изданий по истории Русской православной церкви //Нестор. СПб., 2000. № 1.  С. 419-428.

51 Шкаровский М.В. Русская православная церковь при Сталине и  Хрущеве: (гос.-церков. отношения в СССР в 1939—1964гг.). М., 1999.  С. 7—56.

52 Кашеваров А.Н. Православная российская церковь и Советское государство (1917—1922 гг.). М., 2005. С. 19—51.

21


ческой деятельности православного духовенства53. Эти аспекты рассматриваются в ряде диссертаций, написанных на материалах отдельных губерний54. Приоритетными темами краеведов являются исторические описания церквей, приходов, монастырей, церковных организаций и епархий. (Пример — созданная протоиереем В.Лавриновым история Екатеринбургской епархии)55.

О создании ведомства протопресвитера военного и морского духовенства, принципах его функционирования и методах работы состоявших в нем священнослужителей по нравственному и патриотическому воспитанию военнослужащих повествуется в работах С.Чимарова, Л.Жуковой, В.Коткова и протоиерея Г.Полякова56. Проблемы этого ведомства в 1914—1917 гг. исследуются и в статьях А.  Кострюкова. Автор рассматривает условия, в которых проходило служение военных пастырей, их профессиональный уровень, материальное положение и т. д. Он акцентирует внимание на особенностях служения военных пастырей в послефевральский период 1917г., когда в связи с резким падением дисциплины в войсках пастырское влияние на солдатские массы сократилось до минимума57. Историографический обзор ра-

 

 

53 См., например: Катунин Ю.А. Из истории христианства в Крыму.  Таврическая епархия. (Вторая половина XIX — нач. XX вв). Симферополь, 1995; Боже B.C. К вопросу о религиозной свободе в межконфессиональной жизни Челябинска. (Март — окт. 1917 г.) //Свобода совести и  вероуважение — основы межконфессионального и гражданского согласия: материалы межрегион, науч.-практ. конф. 5—6 дек. 2001 г. I ч. Челя-бинск, 2001. С. 24—30.

54 См., например: Конюченко А.И. Духовное образование в Орен-бургской епархии во второй половине XIX — начале XX вв.: автореф. ...  канд. ист. наук. Челябинск, 1996; Платонов Г.М. Православная церковь и  общественно-политическая жизнь провинциальной России. 1900—1914 гг.  (на материалах Саратов, губ.): автореф. ... канд. ист. наук. Саратов, 2003.

55 Лавринов Валерий, протоиерей. Екатеринбургская епархия: события, люди, храмы. Екатеринбург, 2001.

56Чимаров С.Ю. Указ, соч.; Жукова Л. Военное духовенство в период Русско-японской войны 1904—1905 гг. //Мое Отечество. М., 2001. № 1.  С. 34—51; Поляков Георгий, протоиерей. Военное духовенство России.  М., 2002; Котков В.М. Военное духовенство России: в 2 кн. СПб., 2004.

57 Кострюков А.А. О некоторых условиях служения военного духо-

22


бот по исследованию военных священнослужителей сделан в работе М.Ивашко58. В перечне наименее разработанных учеными тем автор выделяет поведение духовенства в период Февральской революции и после ее победы59. Однако этот пробел восполнен исследованиями о политической позиции духовенства РПЦ в период весны и лета 1917 г. как краеведческого60, так и обобщающего характера61.

Одним из наиболее востребованных исследователями церковно-государственных отношений сюжетов послефевральского периода 1917 г. является Поместный собор РПЦ, начавший свою деятельность в середине августа того года. Церковными историками он оценивается как «событие эпохального значения»62, «главное событие церковной жизни XX века» и даже как «Великий Московский собор»63. Предпосылки его созыва и организационная работа по проведению высшего церковного форума (в частности работа Предсоборного присутствия) рассмотрены в трудах священника Г.Ореханова и С.Фирсова64. Восстановление патриаршества

венства в годы Первой мировой войны //Вестн. Православ. Свято-Тихон. гуманит. ун-та. История. История Русской православной церкви. М., 2005. Вып. 11:1. С. 24—44; Он же. Военное духовенство и развал армии в 1917 году//Церковь и время. М., 2005. № 2 (31). С. 143—198.

58 Ивашко М.И. Русская православная церковь и Вооруженные силы (XVIII — нач. XX вв.): историогр. исслед. М., 2004.

59 Там же. С. 69.

60 Николаев А.П. «Многие лета, Благоверное Временное правительство!» //Якут. арх. Якутск, 2001. № 3. С. 108—111; Бабкин М.А. Духовенство Екатеринбурга и революционные события февраля — марта 1917 г.  //Екатеринбург: от города-крепости к евразийской столице: материалы  Всерос.  науч.-практ.  конф.,  23—24  мая  2002  г.  Екатеринбург,  2002.  С. 156—159.

61 Бабкин М.А. Приходское духовенство Российской православной  церкви и свержение монархии в 1917 году //ВИ. 2003. № 6. С. 59—71; Он  же. Иерархи Русской православной церкви и свержение монархии в России (весна 1917 г.) //ОИ. 2005. № 3. С. 109—124.

62 Цыпин Владислав, протоиерей. Определения и постановления По-местного Собора Православной российской церкви 1917—1918 гг. //Богосл. вестн. Сергиев Посад, 1993. № 1. Вып. 1. С. 102.

63 Соловьев Илия, дьякон. Собор и патриарх: дискус. о высш. церковном управлении //Церковь и время. М., 2004. № 1 (26). С. 168.

64   Ореханов   Георгий,    иерей.    Церковный   собор   и   церковно-

23


и церковно-реформаторская деятельность исследованы у ряда светских и церковных историков: М.Вострышева, М.Одинцова, протоиерея В.Цыпина, дьякона И.Соловьева и др.65 Восстановление в России института патриаршества у церковных авторов объясняется стремлением РПЦ к «каноническому самоуправлению» и «полноте церковного устройства»66. В современной учебной литературе — как продиктованном желанием духовенства разрешить кризис идеологии, возникший в результате отречения от престола Николая II, «поставившем под вопрос идею божественного происхождения царской власти»67.

Дискуссии православного сообщества по многочисленным вопросам канонического права (например, церковного суда, института брака и развода, второбрачия священнослужителей, молитв за инославных и с инославными) нашли отражение в труде Ё.Беляковой68. Был опубликован и большой комплекс материалов Поместного собора: его основные определения и постановления69. Коллективом российских и зарубежных историков сделан также подробный обзор его

реформаторское движение //Журнал Московской патриархии (далее — ЖМП). М., 2000. № 12. С. 72—80; Он же. На пути к Собору. ... Указ, соч.; Фирсов С.Л. Русская церковь ... Указ. соч. С. 261—425, 506—534.

65 Вострышев М.   Восстановление  патриаршества //ЖМП.   1992.  №11—12. С.  11—21; Одинцов М.И. Всероссийский Поместный собор  1917—1918 гг.: споры о церковных реформах, основные решения, взаимо-отношения с властью //ЦИВ. 2001. № 8. С.121—138; Цыпин Владислав,  протоиерей. Вопрос о епархиальном управлении на Поместном соборе  1917—1918 годов /ЩИВ. 2003. № 1 (22). С. 156—167; Соловьев Илия, дьякон. Собор и патриарх. Указ. соч. С. 168—180.

66 См., например: Цыпин Владислав, протоиерей. Русская церковь  1917—1925 гг. Указ. соч. С. 35.

67 Верзилов С.М. Россия в 1914 — начале 1918 гг. //История России:  XX век: курс лекций по истории России. Вторая половина XIX—XX вв.  Екатеринбург, 1993. С. 85.

68 Белякова Е.В. Церковный суд и проблемы церковной жизни: Дискус. в Православной российской церкви начала XX века. Поместный со-бор 1917—1918 гг. и предсоборный период. М., 2004.

69 Определения и постановления Поместного собора Православной  российской церкви 1917—1918 гг. /ввод. ст. и публ. Цыпина Владислава,  протоиерея //Богосл. вести. Сергиев Посад, 1993. № 1. Вып. 1. С. 102—  174; № 1. Вып. 2. С. 175—224; 1996. №. 2. С. 128—166.

24


деяний70. Достаточно подробное освещение отношения высшего церковного форума к убийству Николая II получило в статье-публикации А.Кравецкого71. Однако позиция членов Поместного собора РПЦ на свержение монархии (в ретроспективном плане) в трудах историков не рассмотрена. Пристальное внимание историков РПЦ стали привлекать субъективные факторы в церковно-государственных отношениях. Исторические процессы стали зачастую рассматриваться с точки зрения действия личностей. Появился ряд монографий и статей, посвященных биографическим описаниям представителей высшего духовенства: патриархов Тихона (Белавина), Сергия (Страгородского), Алексия I (Симанского), митрополитов Владимира (Богоявленского), Макария (Парвицкого-Невского), Вениамина (Казанского), Серафима (Чичагова)72, Кирилла (Смирнова), архиепископов Андрея (Ухтомского), Андроника (Никольского) и Феодора

70 Священный   собор  Православной  российской   церкви   1917—  1918гг. Обзор деяний. М., 2000. Сессия первая /сост. А.Г.Кравецкий,  А.А.Плетнева, Г.Шредер, Г.Шульц, 2001; Сессия вторая /сост. А.А.Плет-нева, Г.Шульц, 2002; Сессия третья /сост. А.Г.Кравецкий, Г.Шульц.

71 Кравецкий А.Г. Священный собор 1917—1918 гг. о расстреле Николая II //УчЗ РПУ. Вып. 1. 1995. С. 102—124.

72 Вострышев М. Патриарх Тихон. Серия ЖЗЛ. М., 2004; Страж Дома Господня. Патриарх Московский и всея Руси Сергий (Страгородский)  /авт.-сост. С.В.Фомин. М., 2003; Казем-бек А.Л. Жизнеописание святейшего патриарха Московского и всея Руси Алексия I //Богосл. тр. М., 1998.  Вып. 34. Юбил. сб. С. 13—185; Одинцов М.И. Русские патриархи XX века:  судьбы Отечества и Церкви на страницах арх. документов. М.,  1999.  С. 5—18; Крикота Николай, иерей. «Я готов отдать свою жизнь за Церковь»: жизнеописание священномученика Владимира, митрополита Киевского и Галицкого. М., 2002; Царю Небесному и земному верный. Митрополит Макарий Московский, апостол Алтайский (Парвицкий-Невский).  1835—1926 гг. /авт. и сост. Т.Гроян. М., 1996; Коняев Н.М. Священномученик Вениамин, митрополит Петроградский: докум. повествование. М.,  2005; Да будет воля Твоя: житие и труды священномученика Серафима  (Чичагова). М., 2003; Во имя правды и достоинства Церкви. Жизнеописание    и    труды    священномученика    Кирилла    Казанского    /авт.-сост.  А.В.Журавский. М., 2004; Зеленогорский М.Л. Жизнь и деятельность архи-епископа Андрея (князя Ухтомскаго). М., 1991; Агафонов П. Архиепископ  Пермский и Кунгурский Андроник. Пермь, 1996; Архиепископ Феодор  (Поздеевский). Жизнеописание. Избр. тр. Сергиев Посад, 2000.

25


(Поздеевского) (весной 1917 г. занимавших, соответственно, Литовскую, Финляндскую, Тихвинскую, Киевскую, Московскую, Петроградскую, Тверскую, Тамбовскую, Уфимскую, Пермскую и Волоколамскую кафедры). Трудами церковных и светских авторов созданы и другие, отличающиеся большей краткостью, жизнеописания некоторых иерархов и священнослужителей РПЦ73. В труде об Алексии (Симанском) достаточно подробно и объективно рассмотрена политическая позиция будущего патриарха в отношении к свержению монархии. В остальных трудах данный вопрос обходится стороной. Их общей особенностью является вольная или невольная апологетика рассматриваемых персонажей. В этом аспекте некоторой тенденциозностью отличается труд о Серафиме (Чичагове). О политической позиции тверского архиерея в нем говорится, что владыка Серафим с первых чисел марта 1917 г. «не стал скрывать свое отрицательное отношение к происшедшим в России переменам», что после разрушения православно-монархической государственности он «не мыслил существование не только Российской державы, но и Русской Православной Церкви»74. Такая точка зрения, во-первых, дается без ссылок на источники, а во-вторых, при обращении к последним (к официальному епархиальному изданию) — опровергается содержанием соответствующих проповедей владыки Серафима75.

В статьях Т.Фруменковой и С.Алексеевой достаточно обзорно приводятся персоналии обер-прокуроров Св. сино-

73 Дамаскин (Орловский), иеромонах (с 2001 г. игумен). Мученики,  исповедники и подвижники благочестия Российской православной церкви  XX столетия: жизнеописания и материалы к ним: в 7 т. Тверь, 1992—2002;  Жития и жизнеописания новопрославленных святых и подвижников благочестия, в Русской православной церкви просиявших: (от царствования  царя-мученика Николая II Александровича и до наших дней) /авт.-сост.  М.Б.Данилушкин, М.Б.Данилушкина: в 2 т. СПб., 2001; Боже B.C. Епископы Челябинские, викарии Оренбургской епархии. 1908—1918 гг. Челябинск, 2003.

74 Да будет воля Твоя. ... Указ. соч. С. 26.

75 Твер. епарх. ведомости. Тверь, 1917. № 9—10. Ч. офиц. С. 75—76;  № 15—16. Ч. неофиц. С. 141.

26


да76. Увидела свет весьма подробная биография обер-прокурора (с августа 1917 г. — министра исповеданий) А.Карташева77.

В трудах историков Б.Миронова, Т.Леонтьевой и А.Конюченко подвергнут скрупулезному исследованию социальный состав пастырей РПЦ. В работе первого показывается динамика социальных внутрисословных процессов в России на протяжении всего синодального периода78. Два других названных автора знакомят с наиболее важными социально-демографическими и социокультурными характеристиками рядового и высшего духовенства РПЦ на протяжении конца XIX — начала XX вв. Конюченко скрупулезно создан собирательный портрет среднестатистического представителя архиерейского корпуса79.

Начиная с 1970-х гг., внимание отдельных ученых привлекала проблема исправлений богослужебных книг РПЦ. В

продолжение их работ80 в 90-е гг. появились исследования, в которых проведен анализ ряда богослужебных изменений книг и чинов, осуществленных в XVII в., в начале XX в. и в 1917 г.81 Ряд этих изменений (в марте 1917 г., в феврале,

76 Фруменкова Т.Г. Обер-прокуроры ... Указ, соч.; Алексеева С.И.  Институт синодальной обер-прокуратуры и обер-прокуроры Св. синода в  1856—1904 гг. //Нестор. СПб., 2000. № 1. С. 291—310.

77 Сахаров А.Н. Апостол истории «Святой Руси»: (Антон Владими-рович Карташев) //ОИ. 1998. № 5. С. 89—107.

78 Миронов Б.Н. Социальная история ... Указ. соч. Т. 1.

См. также: Миронов Б.Н. Народ-богоносец или народ-атеист?: как россияне верили в Бога накануне 1917 года //Родина. М., 2001. № 3. С. 52—58.

79 Леонтьева Т.Г. Вера и прогресс ... Указ, соч.; Конюченко А.И. Ар-хиерейский корпус Русской православной церкви во второй половине XIX  — начале XX века. Челябинск, 2005; Он же. Тона и полутона православного белого духовенства России (вторая половина XIX — нач. XX в.).  Челябинск, 2006.

80 Сове Б.И. Проблема исправления богослужебных книг в России в  XIX—XX вв. //Богосл. тр. М., 1970. Сб. 5. С. 53—68; Успенский Н.Д. Кол-лизия двух богословии в исправлении русских богослужебных книг в  XVII веке //Там же. М., 1975. Сб. 13. С. 148—171.

81 Богослужебный язык Русской церкви: история, попытки реформации: сб. ст. М., 1999; Кравецкий А.Г., Плетнева А.А. История церковнославянского языка в России (конец XIX — XX вв.). М., 2001.

27


марте и апреле 1918 г.) были осуществлены по политическим, в частности, мотивам. Исследование чинов коронований государей и текстов, свидетельствующих о харизматической природе царской власти, проведен филологами и византологами Г.Острогорским, Б.Успенским, В.Живовым и протоиереем В.Асмусом82. Эти ученые утверждают о широких правах и полномочиях императоров в Православной церкви. Названными авторами освещены взаимоотношения церкви и государства со стороны историко-богословской проблемы «священства-царства» (в основном — на примере Византии, допетровской Руси и начального этапа синодального периода РПЦ). Их исследовательская концепция заключается в следующем:  они говорят об осуществлении своеобразной реставрации Византийской империи (после ее падения) в Московском государстве, ставшем впоследствии Российской империей. Москва осмысляется как Новый Константинополь и Третий Рим, а Россия видится как теократическое государство: в 1547 г. появляется царь, а в 1589 г. — патриарх (первопрестольный архиерей). Названные авторы исследуют процессы, связанные с переосмыслением византийской культурной модели в российских реалиях: в частности — представления русского православного сознания об особой харизме как царя, так и патриарха83. События же начала XX в. и 1917г. рассматриваются названными учеными-византологами весьма эпизодически.

Однако протоиерей Валентин Асмус, рассуждая об от-

82 Острогорский Г.А. Эволюция византийского обряда коронования  //Византия. Южные славяне и Древняя Русь. Западная Европа. М, 1973.  С. 33—42; Успенский Б.А. Литургический статус царя в Русской церкви:  приобщение Св. Тайнам //УчЗ РПУ. Вып. 2. М., 1996. С. 130—170; Живов В.М., Успенский Б.А. Указ, соч.; Асмус Валентин, протоиерей. «Господи, спаси царя» (Пс. 19. 10): молитва о царе в православном богослужении //ЕжБК ПСТБИ. 2000. С. 97—107.

83 Успенский Б.А. Царь и император ... Указ, соч.; Он же. Царь и  патриарх ... Указ, соч.; Асмус Валентин, протоиерей. Царство вечное  //RA. 1996. № 1.С. 7—10; Он же. Комментарий к параграфам 34, 35, 36 из  «Философии Культа» священника Павла Флоренского //RA. 1996. № 1.  С. 198—202; Он же. Церковные полномочия императоров в поздней Византии //ЕжБК ПСТБИ. 2002. С. 74—80.

28


ношении духовенства РПЦ к исчезновению в 1917 г. в России царской власти и отмечая его «удивительно равнодушную» реакцию на февральско-мартовские события, объясняет этот факт недовольством священнослужителей «ненормально высоким местом императора в Церкви»84. Таким образом, о. Валентин вплотную приблизился к рассмотрению церковно-государственных отношений 1917 г. с точки зрения проблемы «священства-царства».

Касательно вопроса о церковных полномочиях императоров, о. Валентин говорит, что отсутствие теоретическобогословского рассмотрения власти царя в церкви подобно тому, что в истории древней церкви не было составлено и обоснования такого учреждения, как Вселенский собор. Напоминая, что в последние годы среди христиан обсуждается идея созыва нового Вселенского собора, Асмус говорит, что канонические основания этого Вселенского собора, не существующие в теории, приходится выводить из исторической практики. Соответственно, — делает он вывод — и церковные полномочия царя (теорию) можно вычислить из тех исторических фактов, которые известны богословской и исторической науке85. Тем более, — подводит о. Валентин черту — что в практике церковно-государственных отношений Византии «право царя православного на руководящее влияние во всех сферах церковной жизни: в юрисдикции, в учении, в богослужении — не оспаривалось; узловые события церковной истории — Вселенские соборы — также немыслимы без царского предводительства»86.

Как видим, в современной историографии проблематика исследований достаточно широка. Тем не менее работ, в которых затрагивается вопрос о политической позиции духовенства РПЦ в рассматриваемый период, и особенно во время первой российской революции, крайне мало. В основном этот вопрос упоминается вкратце, в контексте других рас-

84 Асмус Валентин, протоиерей. Царство вечное. Указ. соч. С. 9.

85 Асмус Валентин, протоиерей. Церковные полномочия императо-ров ... Указ. соч. С. 74—80.

86 Асмус Валентин, протоиерей. Седьмой Вселенский собор 787 г. и  власть императора в Церкви //RA. 1996. № 1. С. 68.

29

сматриваемых проблем. Практически не освещен и процесс постепенной политической переориентации духовенства РПЦ относительно верноподданности монархии.

В некоторых современных монографиях и статьях церковных (И.Снычева, А.Николина) и светских авторов (М.Данилушкина, В.Шамбарова) предприняты попытки создать концепцию духовного пути Российской церкви и православного русского народа на протяжении или всего XX в., или его начального отрезка87. Большинство этих сочинений страдает слабостью аналитической части, являясь описанием (очерковым, либо обобщающим). Их цель заключается в показе неразрывности судьбы русского народа и церкви, говорится об особенном Божием благоволении о России. В этих трудах события церковной жизни рассматриваются в контексте общегражданской истории. В основе исторического изложения находится принцип хронологической последовательности событий. Отличительной чертой церковно-исторических монографий является определенная идеализация истории РПЦ, стремление не заметить некоторые негативные и нелицеприятные факты и, в первую очередь — поддержки церковью свержения дома Романовых.

Однако, в отличие от патриархийных авторов, священники юрисдикции Русской православной церкви за границей (РПЦЗ) нелицеприятно говорят если не о поддержке духовенством РПЦ освободительного движения, то о демонстративно-аполитической позиции пастырей, приведшей, в конечном итоге, к победе революции88.

В центре внимания исследователей, занимающихся началом советского периода — история гонений власти на ду-

87 Иоанн (Снычев), митрополит С.-Петербуржский и Ладожский. Русь соборная. Очерки христианской государственности. СПб., 1995; Ни-колин Алексей, священник. Церковь и государство. М., 1997; Данилушкин М.Б., Никольская Т.К., Шкаровский М.В. и др. История Русской православной церкви: от восстановления патриаршества до наших дней. 1917— 1970 гг. Т. 1. СПб., 1997; Фомин С. Россия без царя //Серафим (Кузнецов), игумен. Православный царь-мученик. М., 1997. С. 667—765; Шамбаров В. За веру, царя и Отечество! М., 2003.

Алферов Тимофей, священник; Дионисий (Алферов), иеромонах. О Церкви, православном царстве и последнем времени. М., 1998. С. 22.

30


ховенство и религию в целом. При этом, в отличие от советской историографии, ответственность за начало гонений возлагается не на церковь, а на советскую власть. Зачастую светские авторы выступают с апологетическо-процерковных позиций: они ограничиваются „доказательством" антицерковного характера политики советской власти. Такая позиция не приближает к пониманию причин и особенностей конфликта между церковью и государством в начале 1920-х гг., поскольку многие его корни, на наш взгляд, более следует искать не в атеистической программе большевиков, а в политической позиции РПЦ в предшествующем — после-февральском периоде 1917 г.

Кроме того, современных исследователей привлекает анализ внутренних нестроений в епархиях (во многом спровоцированных ВЧК), борьба за каноническое преемство церковной власти и т.п. Среди работ выделяется статья А.Петрушина. На основании ценного материала из архивов ФСБ в ней повествуется о фактически отрицательном отношении патриарха Тихона к планам освобождения царской семьи в период содержания ее под арестом в Тобольске89. Автор объясняет такую позицию патриарха тем, что тот хотел-де стяжать себе личную славу как борца с большевиками и не хотел делиться ею с императором в случае освобождения того из болыпевицкого плена90.

В рассматриваемый период ключевым политическим событием, ознаменовавшим конец России как православной империи и изменившим направления вектора исторического развития страны, явилась Февральская революция. Поэтому на ее оценках стоит остановиться подробнее91.

В большинстве трудов лишь вскользь упоминается о поддержке революции со стороны духовенства РПЦ в марте 1917 г. В основном авторы ограничиваются указанием на

89  Петрушин А. Сокровища епископа Гермогена //Родина. М., 2003. №4. С. 71—76.

90  Там же. С. 72.

91  В церковных изданиях нередко можно встретить точку зрения, что „наша история имеет четкий разлом не в Октябре, а в Феврале 1917 года" (Грюнберг П.Н. Указ. соч. С. 70).

31


левую политическую ориентацию части священнослужителей и констатацией о многочисленных приветственных посланиях Временному правительству со стороны российского духовенства. В отдельных трудах упоминается о благословении иерархами РПЦ «цареотступничества», о широком клятвопреступлении православных священнослужителей в марте 1917 г.92, об их «фактическом отречении от царя»93, а также об отказе духовника императора и других представителей придворного духовенства следовать с царской семьей в августе 1917 г. в тобольскую ссылку94. При этом мотивы революционной деятельности духовенства не раскрываются. Лишь констатируется, что во время заседаний Поместного собора РПЦ 1917—1918 гг. судьба находившейся в заключе-

нии царской семьи соборян не интересовала95 .

Характерно, что в историографии существуют существенные различия во мнениях относительно мотивации действий Св. синода РПЦ во время февральско-мартовских событий 1917 г. Так, в монографии коллектива авторов (М.Данилушкин, Т.Никольская и др.) отмечается по сути равнодушное, но в то же время несколько неясно выраженное отношение Св. синода РПЦ к отречению от престола императора Николая П. Авторы подчеркивают, что позиция Синода внесла неопределенность в сознание православной паствы и путаницу в церковную жизнь России. Действия иерархии во время событий Февральской революции явились, по мнению авторов, закономерным следствием «раболепной привычки к пассивному восприятию политических событий»96, которая сформировалась у духовенства РПЦ на протяжении двухве-


кового синодального периода. Подобной точки зрения о «кажущейся парализованности» высшей иерархии после свержения старого строя придерживается и биограф патриарха Алексия I (в марте 1917 г. — епископа Тихвинского). Он говорит, что такая позиция епископата объясняется его несамостоятельностью, обусловленной «долгим пленением государственной властью»97.

Рассказывая о последнем при царском режиме заседании Св. синода (на котором в ответ на просьбу обер-прокурора о поддержке монархии со стороны Синода последовал отказ), М.Одинцов отмечает, что присутствующие на нем, по обыкновению последних лет, лишь демонстрировали свое недовольство сложившимися отношениями Синода с обер-прокурорской властью, «но никак не вступали в оппозицию политической власти»98.

Отказ Св. синода в конце февраля 1917г. поддержать монархию М.Шкаровский объясняет появлением у епископата РПЦ накануне 1917 г. определенных надежд на возможность изменений отношений церкви и государства99. Этот же факт С.Фирсов объясняет «отсутствием сплоченности» среди членов высшего органа церковной власти. Сам отказ автор считает «показательным», т.е. свидетельствующим о недовольстве членов Св. синода императорской обер-прокуратурой100.

Другие современные авторы разделяют точки зрения предшественников о заведомой безнадежности призывов РПЦ к народу о поддержке монархии101 и об «исторической миссии» Церкви по поддержке мира, спокойствия и братолюбия102.


 


92 Миронова Т. Кровь Его на нас и на детях наших: о грехе отречения  русских от своего царя //сб. ст. и документов науч.-богосл. конф. «О канонизации Государя Императора Николая II». М., 1999. С. 63—70.

93 Степанов АД. Черная сотня: взгляд через столетие. СПб., 2000.  С. 63.

94 Соловьев В. Охота на венценосца: интервью старшего прокуроракриминалиста Вл. Соловьева с кор. журн. «Родина» //Родина. М., 2005.  № 1.С. 63.

95 Страж Дома Господня. ... Указ. соч. С. 132.

96 Данилушкин М.Б., Никольская Т.К., Шкаровский М.В. и др. Указ,  соч. С. 87—88, 93.

32


97 Казем-бек А.Л. Указ. соч. С. 75.

98Одинцов М.И. Государство и церковь ... Указ. соч. С. 29.

99Шкаровский М.В. Русская православная церковь ... Указ. соч. С. 69; Он же. «Религиозная революция» ... Указ. соч. С. 62.

100Фирсов С.Л. Православная церковь и государство ... Указ  соч С. 575—576.

101Цыпин Владислав, протоиерей. Русская церковь 1917—1925 гг. Указ. соч. С. 3; Фирсов С.Л. Русская церковь ... Указ. соч. С. 576.

102Соловьев И. Церковь и революция. Указ. соч. С. 4.

33


Отдельные исследователи, например, С.Фомин, иеромонах Дионисий, не находя объяснения действий российского епископата в феврале — марте 1917 г., оставляют без ответа самими же заданные вопросы: «Почему в те дни, когда решалась судьба Русского Православного Царства [...], церковная иерархия в большинстве своем была, мягко говоря, столь равнодушна к этому?»103; «Как могло произойти, что Православная церковь в лице своих иерархов не поддержала православного Царя?»104

Однако, помимо перечисленных мнений, существует иное объяснение действий Св. синода в феврале—марте 1917 г. Мотивы членов высшего органа церковной власти можно понять с точки зрения проблемы «священствацарства». Царь, как обладатель харизматической власти, был харизматическим «соперником» священства. Свержение монархии было выгодно членам высшей иерархии, поскольку уничтожение власти императора как помазанника Божия снимало и сам многовековой историко-богословский вопрос о преобладании в государстве власти царя над властью первосвященника, или власти первосвященника над царем105.

Один из малоизученных аспектов церковно-государственных отношений периода Февральской революции — вопрос о фактической отмене церковной властью присяги на верноподданство царю. Среди исследователей существует точка зрения, что в первые дни и недели марта 1917г. неопределенность с государственной присягой послужила одним из факторов разрушения дисциплины в российской армии (наряду с известным Приказом № 1 Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов). Так, согласно прежней, юридически не отмененной формой присяги, солдаты должны были хранить верность царю. Согласно новой — повиноваться Временному правительству. Роль же духовенства РПЦ в этом процессе остается неосвещенной.

103 Фомин С. Россия без царя. Указ. соч. С. 688—689.                                104 Дионисий (Алферов), иеромонах. Ориентиры: заметки по рус. истории: последний рус. царь и Россия. М., 2001. С. 74.

105 Бабкин М.А. Святейший синод ... Указ. соч. С. 107.

34


В последние полтора десятилетия отечественная историография церковно-государственных отношений развивалась в тесном контакте с зарубежной. Их сотрудничество выразилось в общих исследовательских подходах, совместном участии в научных конференциях и исследовательских проектах: например, в создании трехтомного «Обзора деяний Поместного собора РПЦ 1917—1918 гг.» немецкими авторами Г.Шульцем и Г.Шредером с российскими коллегами А.Кравецким и А.Плетневой106. В качестве примеров взаимопроникновения работ российских и зарубежных авторов можно указать на переводы работ англичанина В.Мосса107 и переиздания в России книг Л.Регельсона, И.Смолича, А.Левитина-Красного и В.Шаврова108. Профессора из Канады, Швейцарии, Голландии и Германии Д.Поспеловский, Э.Бриннер, В.Беркен и Г.Шульц являются постоянными членами редколлегии книг серии «Материалы по истории Церкви» (составляя более трети ее состава), издающейся в России с 1991 г. В России в середине 1990-х гг. издан и сборник документов по взаимоотношениям церкви и государства советского периода, составленный западным автором Г.Штриккером109. Также зарубежные авторы выступают на страницах российских историко-богословских и академических журналов110.

106 Священный   собор  Православной  российской  церкви   1917—  1918 гг.: обзор деяний. Указ. соч.

107 Мосс В. Православная церковь на перепутье. (1917—1999 гг.)  СПб., 2001; Он же. Догматическое значение православного самодержавия. М., 1997.

108 Регельсон Л. Трагедия Русской церкви.  1917—1945. М., 1996;  Смолич И.К. История Русской церкви. Кн. 8. 1700—1917 гг. Ч. II. М.,  1997; Левитин-Краснов А., Шавров В. Очерки по истории русской цер-ковной смуты. Kusnacht (Schweiz), 1978.

109 Русская православная церковь в советское время. 1917—1991 гг.:  материалы и документы по истории отношений между государством и  церковью: в 2 т. /Сост. Г.Штриккер. М., 1995.

110 См., например: Росс Н. Судьба останков царской семьи: факты,  домыслы и вопросы //Богосл. сб. М., 1999. Вып. 2. С. 112—142; Рецензия  Поспеловского Д.В. на книги С.В.Римского (Русская православная церковь  в XIX веке. Ростов-на-Дону, 1997) и И.К.Смолича (История Русской церкви. 1700—1917 гг. М., 1997), опубликованная в журнале «Вопросы исто-

35


Во всех перечисленных современных работах отечественных и зарубежных авторов тема официальной позиции различных групп и слоев РПЦ по отношению к революционному движению в России в 1905—1917 гг. — ив первую очередь к свержению монархии — затронута лишь фрагментарно, в общем контексте истории государственноцерковных отношений. В целом в советской, зарубежной и современной историографии сложилась определенная тенденция (характерная и для авторов, занимающих различные церковные позиции): тезис о контрреволюционности официальной Церкви относительно Октябрьской революции обобщать и переносить на события первой российской и Февральской революций. Причем, если при этом и отмечать факты поддержки духовенством революционного движения, то расценивать их как единичные, выпадающие из русла официальной церковной традиционно реакционной политики.

Для нашего исследования представляют определенный интерес работы по «сопутствующим» церковно-государственным отношениям темам, хронологически относящимся к началу XX в. и 1917 г.: по социальной истории, по истории партий, курсам правительств, персоналиям, об альтернативах пути общественно-политического развития России и т.д.

Одними из последних работ, посвященных исследованию в рассматриваемый период либеральных партий (к которым тяготела значительная часть духовенства РПЦ), являются — в первую очередь — труды В.Шелохаева, С.Секиринского и Ф.Гайды111. В них, в частности, анализируется процесс выработки либеральной оппозицией своего политического курса, рассматриваются вопросы о власти в России и борьба за нее лидеров партий.

Ряд научных работ посвящен истории правых партий

рии» (М., 1998. № 10. С.164—167).

111 Шелохаев В.В. Русский либерализм как историографическая и историософская проблема //ВИ. 1998. № 4. С. 26—41; Секиринский С.С., Шелохаев В.В. Либерализм в России. Очерки истории: (середина XIX — нач. XX в.). М., 1995; Гайда Ф.А. Либеральная оппозиция на путях к власти (1914 — весна 1917 г.) М., 2003.

36


России112. Так, Ю.Кирьянов рассматривает программные установки и тактику правомонархических партий, их деятельность, численность и состав, причины постигшего их кризиса и «безмолвного» «схода» с политической арены в февральско-мартовские дни 1917 г. Но, как отмечает Кирьянов, последний из упомянутых тезисов (в большей мере, чем другие) относится к наименее выясненным вопросам историографии правых партий113. Влияние политики РПЦ в феврале — марте 1917 г. на деятельность этого наиболее многочисленного партийного объединения России исследователями осталось неизученным.

В трудах Ф.Рашидова и Л.Лисенковой114 акцентируется внимание на существование весной 1917 г. теоретической возможности преобразования формы государственного правления России в конституционную монархию. Авторы едины со своими предшественниками в том, что кадеты, являясь партией конституционно-монархической, после февраля 1917 г. стали «республиканцами поневоле», «вопреки собственным убеждениям»115. А Рашидов, оспаривая ряд тезисов советской историографии, указывает, что главный политический выбор для страны в 1917 г. сводился к дилемме: монархия или демократия. Однако рассмотрение влияния Церкви на осуществление выбора формы власти в России не входило в круг научных интересов названных авторов.

112 См., например: Чхартишвили П.Ш, Черносотенцы в 1917 году  //ВИ. 1997. № 8. С. 133—143; Кожинов В. Черносотенцы. М., 2004; Кирь-янов Ю.И. Правые партии в России. 1911—1917 гг. М., 2001; Он же. Русское собрание. 1900—1917 гг. М., 2003; Степанов А.Д. Указ, соч.; Омелъянчук И.В. Социальный состав черносотенных партий в начале XX века  //ОИ. 2004. № 2. С. 84—96; Степанов С. Черная сотня. М., 2005.

113 Правые партии. 1905—1917 гг. Документы и материалы /сост.,  авт. введ. и коммент. Ю.И.Кирьянов. М, 1998. Т. 2. С. 739.

114 Рашидов Ф.А. Революция 1917 г.: партии и политический выбор  России: автореф. дис. ... докт. ист. наук. Саратов, 1994; Лисенкова Л.Н.  Политические деятели российской эмиграции об альтернативах револю-ции 1917г. СПб., 1997.

115 Рашидов Ф.А. Указ. соч. С. 21; Думова Н.Г. Кадетская партия в  период Первой мировой войны и Февральской революции. М.,   1988.  С. 106.

37


За последние 15 лет создана большая литература, в которой исследуются внутренние и внешние проблемы царствования Николая II, последние годы и месяцы жизни последнего императора и членов династии Романовых, а также другие, связанные с этой тематикой вопросы116. В работе А.Боханова117 рассматривается длительный и сложный исторический процесс становления и развития в России монархической власти. В качестве доминанты этого процесса автор выделяет духовно-нравственный аспект. В частности, он говорит, что крушению самодержавия предшествовал массовый кризис монархического мировоззрения православного народа. Свержение монархии в 1917г. Боханов характеризует как национально-государственный провал народа России. Он говорит, что «все социальные силы, все, без исключения, социальные течения» оказались его виновниками и — в ко-

нечном итоге — жертвами118   .

Вопросы, связанные с революционными процессами России 1905—1907 и 1917 гг. достаточно активно продолжают обсуждаться историками в сборниках статей119 и на страницах академических журналов «Отечественная история»120 и «Вопросы истории»121. На общем фоне полнотой


представленной панорамы самых разных общественнополитических событий первой революции выделяется коллективная монография авторов из Института российской истории РАН, вышедшая к ее 100-летнему юбилею122. Историографические обзоры работ, вышедших в 1990-х гг. по первой и второй российским революциям, сделаны С.Тютюкиным и И.Пушкаревой123. Обобщение трудов отечественных и зарубежных авторов, занимающихся изучением «светских» сторон деятельности Временного правительства, проведено С.Малышевой124.

Из новых исследований отечественных авторов нельзя не выделить и монографию А.Искендерова125. Автор подробно рассказывает о последних годах царствования Николая II, внешней политике страны, о либеральных реформах начала XX в., рассматривает причины гибели Российской империи. Содержание исследования составляет широкий круг вопросов: Государственная дума и верховная власть, Первая мировая война и Россия, историческое место Февральской революции и др.

В последнее время историки обсуждают и проблему


 


116 См., например: Платонов О.А. Терновый венец России. Заговор  цареубийц. М., 1996; Он же. Терновый венец России. Николай II в секретной переписке. М., 1996; Боханов А.Н. Император Николай II. М., 1998;  Фомин С.В. «Боролись за власть генералы и лишь император молился»  ПЯкобий И.П. Император Николай II и революция. СПб., 2005. С. 371—  628; Васильева С.В. Последняя коронация: образы и восприятие //Вестн.  Моск. ун-та. Сер. 8. История. 2005. № 4. С. 51—67.

117 Боханов А.Н. Самодержавие. Идея царской власти. М., 2002.

118 Там же. С. 178.

119 См., например: Николаев А.Б. Комиссары Временного комитета  Государственной думы. (Февр. — март 1917 г.). Персональный состав //Из  глубины времен. Вып. 5. СПб., 1995. С. 46—74; 1917 год в судьбах России  и мира. Февральская революция: от новых источников к новому осмысле-нию /под ред. П.В.Волобуева и др. М., 1997; Россия в XX веке: реформы и  революции /под общ. ред. Г.Н.Севостьянова. В 2 т. М., 2002; Тютюкин С.В. От «осады» власти к ее штурму //Мировые войны XX века. М.,  2002. Кн. 1. Первая мировая война: ист. очерк. С. 377—382.

120 См., например: Гайда Ф.А. Механизм власти Временного правительства (март—апр. 1917 г.) //ОИ. 2001. № 2. С. 141—153; Тютюкин С.В.

38


Первая революция в России: взгляд через столетие //ОИ. 2004. № 6. С. 126—141; Пушкарева И.М. Была ли альтернатива у «Кровавого воскресенья»? //ОИ. 2005. № 5. С. 17—25.

121 См., например: Измозик B.C. Временное правительство: люди и судьбы //ВИ. 1994. № 6. С. 163—169; Ганелин Р.Ш. 25 февраля 1917 г. в Петрограде //ВИ. 1998. № 7. С. 94—109; Гайда Ф.А. Февральская революция и судьба Государственной думы //ВИ. 1998. № 2. С. 30—43; Холя-

ев С.В. Три Февраля 1917 года //ВИ. 2003. № 7. С. 26—38; Поликарпов В.В. 22—23 февраля 1917 года в Петрограде //ВИ. 2005. № 10. С. 10— 24.

122 Корелин А.П., Пушкарева И.М., Королева Н.Г., Тютюкин С.В., Христофоров И.А. Указ. соч.

123 Тютюкин С.В. Первая российская революция в отечественной историографии 90-х годов //ОИ. 1996. № 4. С. 72—85; Пушкарева И.М. Февральская революция 1917 года в России: проблемы историографии 90-х годов XX века //Россия в XX веке: реформы и революции. Указ. соч. Т. 1. С. 241—266.

124 Малышева С.Ю. Временное правительство России: соврем, отеч.  историография. Казань, 2000.

125 Искендеров А.А. Закат империи. М., 2001.

39


«масонского следа» в Февральской революции126. Говорится, в частности, что российское масонство явилось «решающей силой Февраля», что 9 из 11 членов Временного правительства первого состава (кроме А.Гучкова и П.Милюкова) состояли в масонских ложах, а за неполных восемь месяцев существования Временного правительства 23 из 29 его министров были масонами127. Историографичесий обзор по данному направлению сделан А.Соколовым и С.Малы-

шевой128 . Однако вопрос о членстве в масонских организациях представителей высшей иерархии РПЦ и их связи с политическим масонством пока исследователями не затронут.

В целом последние пятнадцать лет развития отечественной науки создали ряд благоприятных предпосылок для дальнейших исследований по истории взаимоотношений церкви и государства в начале XX в. и в 1917 г.: снят ряд идеологических ограничений, расширилось поле исследований, возникли достаточно благоприятные условия для работы историков в архивах, увеличился спектр оценок различных аспектов церковно-государственных отношений, наладился диалог российской и зарубежной историографии.

На сегодняшний день основательно изучено положение церкви как института, но социокультурные характеристики и глубинные факторы, определявшие поведение ее служителей в период государственных катаклизмов, нуждаются в более основательном анализе. В качестве недостаточно решенных современной исторической наукой проблем можно назвать такие, как отношение РПЦ к институту царской власти на протяжении синодального периода, к народовластию, о роли императора в церкви. Остаются невыясненными механизмы трансформации мировоззрения духовенства под влиянием войн и революций, не исследован процесс политической пе-


реориентации священнослужителей РПЦ с начала XX в. по Февральскую революцию. Недостаточно освещена и роль церковной иерархии в подготовке и осуществлении революционных событий в феврале—марте 1917 г., в процессе признания российским обществом народовластия как формы государственного правления.


126 См., например: Серков А.И. История русского масонства. 1845—  1945 гг. СПб., 1997; Платонов О.А. Криминальная история масонства.  1731— 2004гг. М., 2005.

127 Кожинов В. Указ. соч. С. 232, 234.

128 Соколов А.В. Русское политическое масонство 1910—1918 годов в  отечественной историографии //ОИ. 2004. № 1. С. 139—153; Малышева С.Ю. Указ. соч. С. 165—173.

40


2. Характеристика источников

Источниковая база исследования достаточно обширна и может быть представлена 4 группами. Первую группу источников образуют законодательные акты государственных властей: «Духовный регламент», «Свод законов Российской империи»129, а также «Сборник указов и постановлений Временного правительства»130. Сюда же относятся официальные документы, опубликованные в «Церковных ведомостях» (еженедельном печатном органе Св. синода РПЦ), а также в ежедневных «Правительственном вестнике» (издававшимся царской администрацией) и «Вестнике Временного правительства».

К материалам официального характера относятся выходившие (с 1891 по 1916 гг.) практически ежегодно «Всеподданнейшие отчеты обер-прокурора Св. синода по ведомству православного исповедания». В них содержатся сведения о деятельности Синода, церковном бюджете, духовных учебных заведениях, монастырях, а также достаточно обширные статистические сведения о духовенстве по епархиям. Ценные персональные сведения о всех епископах и преподавателях духовно-учебных заведений содержатся в выпускавшихся ежегодно в столице империи (с конца XIX в. вплоть до 1917 г.) официально-справочных изданиях РПЦ: «Состав

129 Духовный регламент (Устав Духовной Коллегии), тщанием и повелением Всепресветлейшего, Державнейшего Государя Петра Первого,  Императора и Самодержца Всероссийского, по соизволению и приговору  Всероссийского Духовного Чина и Правительствующего Сената, в царствующем Санкт-Петербурге, в лето от Рождества Христова 1721 сочинен-ный. М., 1897; Свод законов Российской империи. СПб., 1857; Свод законов Российской империи (далее — СЗРИ). СПб., 1912.

130 Сборник указов и  постановлений Временного правительства.  Вып. 1. 27 февр. — 5 мая 1917 г. Пг., 1917.

42


Святейшего Правительствующего Всероссийского Синода и российской церковной иерархии на ... год» и «Именной список ректорам и инспекторам духовных академий и семинарий, преподавателям духовных академий, смотрителям духовных училищ и их помощникам, монашествующим преподавателям духовных семинарий и училищ и священнослужителям при наших заграничных церквах на ... год».

Важными источниками официального характера о подготовке в начале XX в. церковной реформы и Поместного собора РПЦ являются материалы Предсоборных присутствия (1906 г.) и совещания (1912—1914 гг.) (публиковавшиеся в «Церковных ведомостях»), а также трехтомный сборник персональных отзывов и мнений епископата о необходимых церковных преобразованиях131. К этой же группе можно отнести и материалы Поместного собора РПЦ 1917— 1918 гг.132 Они являются базой как для изучения церковно-государственных отношений в рассматриваемый период, так и для оценки позиции церкви по отношению к происходившим в стране событиям.

В качестве источника, позволяющего определенным образом проследить официальную политическую линию церкви, используются и богослужебные книги (некоторые из них — различных лет изданий)133. Изменения молитвословий и чинопоследований, произведенные высшими органами церковной власти в феврале 1901, марте 1917 и феврале— апреле 1918 гг., характеризуют отношение РПЦ к различным государственным властям.

131 Отзывы епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе: в 3 ч. СПб., 1906.

132 Священный собор Православной российской церкви. Деяния.  Кн. 1, вып. 1. М; Пг., 1918; Деяния Священного собора Православной  российской церкви 1917—1918 гг. В 10 т. М., 1994—2000. Продолжающееся издание; Собрание определений и постановлений Священного собора Православной российской церкви  1917—1918 гг. Вып.  1—4. М.,  1994.

133 Например: Божественная литургия иже во святых отца нашего  Иоанна Златоустаго. М., 1889; Чин исповедания и обещания архиерейского. СПб., 1901; Последование в неделю Православия. СПб., 1904; Служебник. Пг., 1916.

43


Вторая группа источников настоящей работы — материалы центральных и местных архивов. Они представлены:

1)  Российским государственным историческим архивом  (РГИА): фонд 796 «Канцелярия Святейшего синода», ф. 797  «Канцелярия обер-прокурора Синода»,  ф.  806 «Духовное  правление при протопресвитере военного и морского духовенства Синода. 1907—1918 гг.», ф. 833 «Священный Собор  Православной Российской Церкви. 1917—1918 гг.» и ф. 1278  «Государственная дума»;

  1. Государственным архивом Российской Федерации  (ГАРФ): ф. 550 «Митрополит Новгородский и Старорусский  Арсений», ф.  1467 «Чрезвычайная следственная комиссия  для расследования противозаконных по должности действий  бывших министров и прочих высших должностных лиц»,  ф. 1778   «Канцелярия   министра-председателя   Временного  правительства», ф.1779 «Канцелярия Временного прави-тельства», ф. 6978 «Всероссийский центральный исполнительный комитет Советов рабочих и солдатских депутатов  I созыва. 1917—1918 гг.», ф. 3431 «Всероссийский церковный Поместный Собор (Священный Собор) 1917—1918 гг.»  и ф. Р-4652 «Канцелярия патриарха Тихона»;
  2. Научно-исследовательским Отделом рукописей Рос-сийской государственной библиотеки (НИОР РГБ): ф. 26  «Беляев Александр Дмитриевич (1852—1919 гг.), богослов,  профессор Московской духовной академии», ф. 60 «Всероссийский съезд духовенства и мирян в 1917 г. в Москве» и  ф. 765 «Никон (Н.И. Рождественский) (1851—1918 гг.), ар-хиепископ, член Государственного совета и Синода»;
  3. Российским государственным архивом древних актов  (РГАДА): ф. 1204 «Троице-Сергиева лавра», ф. 1207 «Чудов  монастырь»,   ф.   1208   «Юрьев-Новгородский   монастырь»,  ф. 1441 «Кирилло-Белозерский монастырь», ф. 1449 «Хотьков Покровский монастырь» и ф. 1450 «Угличский Покров-ский монастырь»;

5)    Российским   государственным   архивом   Военноморского флота (РГА ВМФ): ф. р-92 «Штаб командующего  флотом Балтийского моря. (Февр. — дек. 1917 г.)», ф. 389  «Дивизия траления Северного Ледовитого океана», ф. 417

44


«Главный Морской штаб. Петроград (1884—1918 гг.)», ф. 418 «Морской Генеральный штаб», ф. 715 «Штаб начальника речных сил на р. Дунае» и ф. 870 «Вахтенные и шканечные журналы (коллекция)»;

6)  Российским государственным архивом кинофотодокументов (РГАКФД): раздел каталога фильмофонда AI 20;

7)  Государственным   архивом   Свердловской   области  (ГАСО):   ф.   6   «Екатеринбургская  духовная   консистория.  1738—1921 гг.» и ф. 251 «Благочинный Камышловского уез-

да»;

  1. Центром документации общественных организаций  Свердловской области (ЦДООСО): ф. 221 «Партийный архив  Свердловского обкома КПСС»;
  2. Объединенным государственным архивом Челябинской области (ОГАЧО): ф. 874 «Чернавский Николай Михайлович (1872—1940 гг.). Историк, краевед, член Оренбургской ученой архивной комиссии».

В архивах в первую очередь изучены документы, имеющие для настоящей работы первостепенное значение: определения Св. синода; распоряжения, послания к пастве и проповеди епархиальных архиереев; резолюции различных съездов и собраний духовенства, проходивших весной и летом 1917 г. на всероссийском, епархиальном134, викариальном135, городском и благочинническом136 уровнях; телеграммы, посланные от представителей епископата и от церковных съездов на имя представителей государственной

134 Епархия — единица церковного территориально-административного деления РПЦ. Управляется епископом. Ее границы, как правило, в пространственном отношении совпадают с границами губернии (области). Епархии учреждаются по соглашению церковной и государственной властей.

135 Викариатство — область, находящаяся в пределах епархии, за ведение церковных дел в которой отвечает викарный архиерей (в определенном смысле — помощник епархиального архипастыря).

136 Благочиние (благочиннический округ) — единица церковного территориально-административного деления каждой епархии РПЦ. Возглавляется благочинным. В каждом благочинническом округе состоит от 15 до 35 церквей. Разделение епархий на округа и изменение их пределов зависит от епархиального начальства.

45


власти — председателя Государственной думы М.В.Родзянко, председателя Совета министров князя Г.Е.Львова, обер-прокурора Св. синода В.Н.Львова и др. Этот пласт документов во многом дополняется (иногда и дублируется) материалами периодической печати. Также изучены стенограммы Поместного собора РПЦ.

Третью группу источников составляют мемуары, воспоминания, дневники и переписка. Среди этой литературы особый интерес представляют труды непосредственных участников и очевидцев событий начала XX в. и особенно 1917 г. К их числу относятся недавно увидевшие свет дневники супруги Александра III императрицы Марии Федоровны , воспоминания высших государственных чиновников: Н.Д.Жевахова — товарища (первого помощника, заместителя — М.Б.) обер-прокурора Св. синода, смещенного с этой должности Временным правительством в мартовские дни 1917 г., дворцового коменданта Николая II В.Н.Воейкова139 и обер-прокуроров Св. синода при Временном правительстве В.Н.Львова140 и А.В.Карташева141 (последний в августе—октябре 1917 г. прослужил также и в должности министра исповеданий). Сюда же относятся и исторические труды непосредственных участников и руководителей Февральской революции: председателя Временного правительства (в его первом составе — военного министра)

137 Мария Федоровна (Романова), императрица. Дневники императрицы Марии Федоровны. (1914—1920, 1923 гг.). М., 2005.

138 Жевахов Н.Д. Воспоминания товарища обер-прокурора Св. синода Н.Д.Жевахова: в 2 т. М., 1993.

139 Воейков В.Н. С царем и без царя: воспоминания последнего дворцового коменданта государя императора Николая П. М., 1994.

140 Львов В.Н. Из воспоминаний В.Н. Львова //Фомин С.В. Последний царский святой. Святитель Иоанн (Максимович), митрополит Тобольский, Сибирский чудотворец. СПб., 2003. Прил. С. 611—616.

141 Карташев А. В. Революция и Собор 1917—1918 гг.: (наброски  для истории Русской церкви наших дней) //Богосл. мысль /Тр. Правосл.  богосл. ин-та в Париже: 1942. Вып. IV. С. 75—101; Он же. Временное  правительство и Русская церковь //Из истории христианской Церкви на  родине и за рубежом в XX столетии. М., 1995. С.10—27; Он же. Церковь  и государство: что было и что должно быть в России. Париж, 1932.

46


А.Ф.Керенского142, председателя IV Государственной думы М.В.Родзянко143, двух министров Временного правительства первого состава — иностранных дел П.Н.Милюкова144 и военного и морского А.И.Гучкова145, военного министра Временного правительства третьего коалиционного состава А.И.Верховского146, а также посла Франции при Русском дворе М.Палеолога147. Воспоминания этих лиц фактически позволяют составить «протокол событий» Февральской революции и очерки ее истории, составленные официальными лицами.

При исследовании невозможно было обойтись без изучения трудов и мемуаров военных, церковных, политических и др. деятелей России: генерала А.И.Деникина148, барона П.Н.Врангеля149, офицеров Ф.Винберга150 и С.Маркова151, митрополитов Евлогия (Георгиевского)152, Вениамина (Фед-

142 Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте: мемуары. М.,  1993; А.Ф.Керенский о Февральской революции /публ. А.Б.Николаева  //Клио. СПб., 2004. № 3 (26). С. 110—116; Керенский А.Ф. Русская революция 1917 /пер. с фр. Е.В.Нетесовой. М., 2005.

143 Родзянко М.В. Государственная дума и Февральская 1917 г. рево-люция. Ростов-на-Дону, 1919; Он же. Крушение империи: первое полн.  изд. зап. председателя Гос. думы. С доп. Е.Ф.Родзянко. N.Y., 1986.

144 Милюков П.Н. История второй русской революции: в 2 т., в 3 вып.  София, 1921—1924; Он же. Очерки по истории русской культуры. Т. 2.  Вера, творчество, образование. Ч. 1. Церковь, религия, литература. М.,  1994; Он же. Республика или монархия? Б/м., 1929.

145 Александр Иванович Гучков рассказывает...: воспоминания председателя Гос.  думы  и  воен.  министра Времен,  правительства /публ.  А.В.Смолина, С.Ляндерса; авт. предисл. В.И.Старцев. М., 1993.

146 Верховский А.И. На трудном перевале. М., 1959.

147 Палеолог М. Царская Россия накануне революции /пер. с фр.  Д.Протопопова и Ф.Ге. М.; Пг., 1923; Он же. Дневник посла. М., 2003.

148 Деникин А.И. Очерки русской смуты. Крушение власти и армии.  Февр. — сент. 1917 г.: воспоминания. Мемуары. Минск, 2002.

149 Врангель П.Н. Записки. Нояб. 1916 — нояб. 1920 гг. Т. 1. Воспо-минания. Мемуары. Минск, 2003.

150 Винберг Ф. Крестный путь. Ч. 1. Корни зла. СПб., 1997.

151 Марков С.В. Покинутая царская семья. 1917—1918 гг. Царское  село — Тобольск — Екатеринбург. Вена, 1928.

152 Евлогий (Георгиевский), митрополит. Путь моей жизни: воспоминания митрополита Евлогия, изложен, по его рассказам Т.Матухиной. М., 1994.

47


ченкова)153 и Нестора (Анисимова)154, архимандрита Феодо-

сия (Алмазова)155, протопресвитеров Георгия Шавельско-

го156, Николая Любимова157 и Василия Зеньковского158, священника Сергия Булгакова159, лидеров социал-демократии В.И.Ульянова (Ленина)160 и Л.Д.Троцкого161, правых — Н.Е.Маркова162, а также С.П.Мельгунова163 и др.

Труды многих из названных авторов-эмигрантов (среди которых в первую очередь — известные историки Карташев, Милюков и Мельгунов) можно рассматривать как, в определенном смысле, полумемуары, более относящиеся к историографии. Они во многом построены на анализе происхо-

153 Вениамин (Федченков), митрополит. На рубеже двух эпох. М.,  1994.

154 Нестор (Анисимов), митрополит. Расстрел Московского Кремля  (27 окт. — 3 нояб. 1917 г.) //Божией милостию архиерей Русской церкви.  Три жизни митрополита Нестора Камчатского /авт.-сост. С.В.Фомин. М.,  2002. С. 413—440.

155 Феодосии (Алмазов), архимандрит. Мои воспоминания: записки  соловецкого узника. М., 1997.

156Шавельский Георгий, протопресвитер. Воспоминания последнего  протопресвитера русской армии и флота. Т. 2. N.Y., 1954.

157 Любимов Николай, протопресвитер. Дневник о заседаниях вновь  сформированного Синода (12 апр. — 12 июня 1917 г.) //Российская Цер-ковь в годы революции (1917—1918 гг.): сб. Материалы по истории Церкви /сост. М.И.Одинцов. М., 1995. С. 15—120.

158 Зеньковский Василий, протопресвитер. Пять месяцев у власти.  15 мая — 19 окт. 1918 г.: воспоминания. М., 1995.

159 Булгаков Сергий, священник. Из «Дневника» //Вести. Рус. Христи-ан, движения. Париж — Нью-Йорк — Москва, 1979. № 129. С. 237—268;  № 130. С. 256—274.

160 Ульянов В.И. (Ленин). Третий съезд //Полное собрание сочинений  (далее — ПСС). 1976. Т. 10. С. 212—219; Он же. Социализм и религия  //ПСС. 1972. Т. 12. С. 142—147; Он же. Об отношении рабочей партии к  религии //ПСС. 1973. Т. 17. С. 415—426; Он же. Классы и партии в их  отношении к религии и церкви //ПСС. 1973. Т. 17. С. 429—438; Он же.  Либералы и клерикалы //ПСС. 1973. Т. 21. С. 469-470; Он же. Детская  болезнь «левизны» в коммунизме //ПСС. 1981. Т. 41. С. 3—90.

161 Троцкий Л.Д. История русской революции. В 2 т. Т. 1. Февраль-ская революция. М., 1997.

162 Марков Н.Е. Войны темных сил: в 2 кн. Париж, 1928, 1930.

163 Мельгунов С.П. На путях к дворцовому перевороту. М., 2003; Он  же. Мартовские дни 1917 года. Париж, 1961.

48


дивших в стране в начале XX в. и в 1917 г. общественно-политических процессов. То же можно сказать и о литературных трудах десятков эмигрантских авторов, собранных В.Лавровым в шеститомном издании164.

В качестве четвертой группы источников использована церковная и светская периодическая печать начала XX в. — 1918 г. В ней содержится немало документов, свидетельствующих о событиях в России в рассматриваемый период. Относительно Февральской революции, интересующие нас послания, проповеди, резолюции и телеграммы как епископата РПЦ, так и многочисленных съездов российского духовенства, помещались в официальных печатных органах епархий (в журналах «Епархиальные ведомости» и аналогичных им по содержанию, но отличающихся по названиям местных изданиях), публиковались в газетах «Всероссийский церковно-общественный вестник», «Московский церковный голос» и др. Они встречаются также и в светской периодике: «Петроградских» и различных «Губернских ведомостях», газете «Русское слово» и др.

При анализе документов 67 епархий РПЦ, находившихся в 1917 г. на территории Российской империи, не удалось выявить политическую позицию духовенства лишь в нескольких из них, преимущественно находившихся в районах боевых действий. Выход периодических изданий в этих епархиях был прекращен в связи с обстоятельствами войны. Например, весной 1917 г. не выходили «Гродненские» и «Литовские епархиальные ведомости» (хотя «Варшавский епархиальный листок» и «Холмская церковная жизнь» в это время выпускались в Москве).

Стремление как можно полнее и объективнее исследовать официальную позицию РПЦ по отношению к свержению монархии обязывает не к выборочному, а максимально полному учету сведений, содержащихся в перечисленных документах, принятых священнослужителями той или иной епархии (города, благочиния) и опубликованных в печати

164 Литература русского зарубежья: антология /сост. В.В.Лавров: в 6т. М., 1990—1998.

49


различных направлений, а также хранящихся в архивах. Общее количество использованной в настоящей работе церковной периодики, освещавшей события Февральской революции, составляет около 95 % от всего количества официальных изданий Православной российской церкви в 1917 г. При этом журнальные материалы как центральных, так и провинциальных «Епархиальных ведомостей» можно отнести к группе первоисточников, поскольку в них, кроме указанных материалов, содержатся и другие официальные документы: распоряжения епархиальных архиереев, статистические сведения, характеризующие жизнь епархий, стенограммы епархиальных съездов и благочиннических собраний духовенства и т. д.

В интересах объективного анализа высказываний представителей епископата рассматриваются в работе не как их личные, частные мнения, а как позиция руководителей епархий и викариатств РПЦ.

В хронологических рамках марта—апреля 1917 г. вторая и четвертая группы источников имеют свои особенности,  обусловленные несколькими причинами.  Во-первых, неполнотой и разрозненностью архивных данных, вызванных нарушением в 1917 г. непрерывного делопроизводства. В периодике иногда приводятся данные, о которых нет сведений в материалах РГИА и ГАРФа. (Например, в фондах РГИА отсутствуют материалы заседаний Св. синода, состоявшихся 2, 3 и 4 марта 1917 г., о которых сообщается в периодике и историографии). Вторая особенность названных источников — нарушение хронологии в освещении событий, путаница в нумерации приводимых документов, в датах их выхода и т. п. Третья особенность — нерегулярность выхода официальных изданий. (Например, очередной номер еженедельника «Церковные ведомости» после 25 февраля вышел только 8 апреля под № 9—15, а следующий под № 16—17 появился лишь 22 апреля). Хотя эти явления вполне можно объяснить хаосом, порожденным революцией, но тем не менее они создают определенные трудности при работе над темой исследования.

К отдельной, пятой группе источников можно отнести

50


публикации документов по истории Православной церкви и Российского государства в рассматриваемый период. По своему содержанию они весьма разнородны. Подавляющее большинство их появилось в последние годы XX в. и в начале нового столетия. Наиболее серьезными и интересными следует признать публикацию писем епископа Тихвинского Алексия (Симанского) архиепископу Новгородскому Арсению (Стадницкому)165 и материалы следственного дела патриарха Тихона (Белавина)166. Ценным источником является также сборник документов Российской православной церкви за 1917—1943 гг. из коллекции М.Губонина167.

Несколько сотен документов по истории церковногосударственных отношений увидело свет в двух книгах, объединенных под названием «Православная Москва...»168 Публикуемые в них материалы выявлены в московских архивах и центральной периодике. К сожалению, в сборнике не указано, каким принципом отбора документов руководствовались его составители, поскольку картина описываемых событий, на наш взгляд, выглядит несколько тенденциозной169. То же относится и к документальной части сборни-

165  Письма патриарха Алексия своему духовнику. М., 2000.

166 Следственное дело патриарха Тихона: сб. документов по мате-риалам Центр, арх. ФСБ РФ /сост. В.В.Виноградов, иеромонах Дамаскин  (Орловский), священник Георгий Ореханов и дp. M., 2000.

167 Акты святейшего ... Указ. соч.

168 Православная Москва в начале XX века: сб. документов и мате-риалов /авт.-сост. А.Н.Казакевич, А.М.Шарипов. М., 2001; Православная  Москва   в   1917—1921гг.:   сб.   документов   и   материалов   /авт.-сост.  А.Н.Казакевич, В.В.Марковчин, Т.С.Тугова, А.М.Шарипов. М., 2001.

169 Впечатление о достаточно тенденциозной подборке материалов  для сборника создается по меньшей мере из двух фактов. Во-первых, в  сборнике не нашлось места материалам о торжествах по случаю дня 1 Мая  (18 апреля ст. ст.), проходивших в Москве с участием духовенства (об  этом, в частности, опубликовано в «Московском церковном голосе» (1917.  № 2. С. 2—3)). Во-вторых, в книге нет даже упоминания о Всероссийском  съезде православного духовенства и мирян (состоявшемся в Москве с 1 по  12 июля 1917 г.), хотя материалы Поместного собора РПЦ, проходившего  в 1917—1918 гг., представлены достаточно полно. По-видимому, в этом  сыграла свою роль современная церковная конъюнктура: умалчивать о  нелицеприятных для духовенства фактах, но делать акцент на имевших  место гонениях со стороны советской власти. Делать же это с тем, чтобы

51


ка «Материалы по истории русской иерархии»170, содержащей довольно значительную (по отношению ко всему объему) подборку писем и проповедей известных своим крайне отрицательным отношением к Февральской революции епископов Пермского Андроника (Никольского) и Петропавловского Мефодия (Красноперова). О позиции же подавляющего большинства епископата РПЦ, отнесшегося к свержению монархии благосклонно, документы практически не приводятся. Соответственно, из предлагаемой подборки документов сборника создается весьма искаженное впечатление о политических взглядах иерархов РПЦ в послефев-ральский период 1917г.

В 2001 г. в серии «Архив новейшей истории России» в виде четырехтомника опубликованы журналы заседаний Временного правительства (из фондов ГАРФа)171. В этой же книжной серии увидели свет многочисленные материалы из бывших спецхранов центральных и местных архивов, в которых показана судьба царской семьи с февраля 1917 г.172 Отдельные документы, важные для понимания ключевых событий 1905 и 1917 гг. и предшествующих им лет, увидели свет на страницах журналов «Исторический архив», «Вопросы истории», «Богословский сборник» и других173. Большой


комплекс источников, иллюстрирующих точки зрения буквально всех слоев духовенства РПЦ на свержение монархии в период весны—лета 1917 г., увидел свет в сборнике документов, составитель которого — автор этих строк. Среди опубликованных им материалов — определения и послания Св. синода, проповеди и распоряжения епархиальных архиереев, резолюции и телеграммы правительственным органам съездов и собраний приходского духовенства и многое дру-

гое174.

При работе над книгой в качестве источника использованы протоколы заседаний Центрального комитета кадетской партии175. Они, в частности, позволяют проследить политическую линию Временного правительства первого, «однородно-буржуазного» состава в первые дни его деятельности, поскольку кадеты в нем составляли большинство.

В последние полтора десятилетия появились новые справочно-энциклопедические издания. Увидел свет информационный двухтомник, в котором обобщены материалы по истории РПЦ, хранящиеся в центральных и региональных архивах России176. Систематизированная информация о


 


создать вокруг духовенства некий ореол «мученичества и исповедничества». О весомом же вкладе священнои церковнослужителей РПЦ в революционное движение считается говорить «неполезно».

170 Материалы по истории русской иерархии: ст. и документы /сост.  П.Н.Грюнберг. М, 2002.

171 Архив новейшей истории России. Сер. «Публикации». Вып. VII—  X.  Журналы заседаний  Временного правительства /сост. Е.Д.Гринько,  О.В.Лавинская. М., 2001—2004.

172 Архив новейшей истории России. Сер. «Публикации». Вып. III.  Скорбный путь Романовых (1917—1918 гг.). Гибель царской семьи. Сб.  документов и материалов /отв. ред. В.М.Хрусталев. М., 2001.

173 См., например: Император Николай II и Поместный собор Русской  православной церкви:  (два письма) /публ. Г.Ореханова,  дьякона  //Богосл. сб. М., 1999. Вып. 2. С. 69—73; Наказы членам Поместного собора Русской православной церкви.   1917—1918 гг. /публ. А.С.Ионова  //Ист. арх. М., 2003. № 6. С. 145—158; Русская православная церковь и  Февральская революция 1917 года /публ. М.А.Бабкина //ВИ. 2004. № 2.  С. 3—28, № 3. С. 3—31, № 4. С. 3—32, № 5. С. 3—23; «Мы, военные свя-

52


щенники, всем сердцем приветствуем обновление Родины нашей на началах политической, гражданской и религиозной свободы...»: материалы из истории правосл. воен. и мор. духовенства (март — июль 1917 г.) /публ. М.А.Бабкина //Воен.-ист. журн. М., 2006. № 2. С. 37-41.

174 Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году. (Материалы и арх. документы по истории Рус. правосл. церкви) /сост., авт.  предисл. и коммент. М.А.Бабкин. М., 2006.

175 Протоколы Центрального комитета и заграничных групп Конституционно-демократической партии: в 6 т. Т. 3. Протоколы Центрального  комитета конституционно-демократической партии. 1915—1920 гг. /под  ред. В.В.Шелохаева. М., 1998.

176 История Русской православной церкви в документах региональных архивов России: аннот. справ.-указ. /сост. М.В.Бельдова, М.П.Жукова,  И.В.Иванова и др. М» 1993; История Русской православной церкви в документах   федеральных   архивов   России,   архивов   Москвы   и   СанктПетербурга:   аннот.   справ.-указ.   /сост.   М.В.Бельдова,   Ю.С.Воробьева,  М.П.Жукова и др. М., 1995.

Перечень материалов соответствующей тематики по архивам Москвы см.: Центральные архивы Москвы: путеводитель по фондам. Вып. 5 /отв. сост. И.Г.Тараканова. М., 1999. С. 93—113.

53


структуре, функциях, компетенции и руководящем составе высших органов государственной власти (в том числе и Св. синода) содержится в труде, подготовленном ведущими архивистами современной России177. Развернутые справочнобиографические данные об обер-прокурорах Св. синода, основанные, в частности, на данных их личных дел, приводятся в биобиблиографическом справочнике Д.Шилова178.

К достижениям последнего пятнадцатилетия следует отнести и созданные под руководством профессора В.Шелохаева фундаментальные энциклопедические издания по

политическим партиям России179 и персоналиям российской эмиграции первой волны180. Над каждым из этих трудов работали десятки авторов. Появились и справочно-энциклопедические издания РПЦ. Среди них — многотомная «Пра-

вославная энциклопедия»181 и справочник о жертвах советских антирелигиозных и политических гонений182. В этих трудах, помимо прочего, содержатся биографические сведения о многочисленных представителях духовенства.

В целом, вышеназванные материалы и различные сведения, взятые из большого числа первоисточников, позволяют составить картину политических, социокультурных и внутрицерковных процессов в России. С их помощью можно проанализировать состояние РПЦ в рассматриваемый промежуток времени, осветить взаимоотношения церкви и го-

177 Высшие и центральные государственные учреждения России (1801—1917 гг.) /отв. сост. Д.И.Раскин: в 4 т. Т. 1. Высшие государственные учреждения. СПб., 1998.

178 Шилов Д.Н. Государственные деятели Российской империи. Главы высших и центральных учреждений. 1802—1917 гг.: биобиблиогр. справ. СПб., 2002.

179 Политические партии России. Конец XIX — первая треть XX века: энцикл. /отв. ред. В.В.Шелохаев. М, 1996.

180 Русское зарубежье.  Золотая  книга эмиграции.  Первая  треть  XX века: энцикл. биогр. слов, /под общ. ред. В.В.Шелохаева. М, 1997.

181 Православная энциклопедия (далее — ПрЭн). М., Т. 1—8. Продолжающееся изд. 2000—2004; Православная энциклопедия. Русская православная церковь. М., 2000.

182 За Христа пострадавшие: гонения на Русскую православную церковь.  1917—1956 гг.: биогр. справ. Кн.  1  /под общ. ред. протоиерея  В.Воробьева. М., 1997.

54


сударства раскрыть проявления оппозиционности духовенства к императору как Помазаннику Божиему с начала XX в. по 1917 г., исследовать отношение Св. синода, епископата и священноцерковнослужителей почти всех епархий Православной церкви к свержению монархии, а также проанализировать работу Поместного собора на протяжении первой его сессии.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова