Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Антон Горский

МОСКВА И ОРДА

К оглавлению

Глава вторая

Ослушник двух ханов: Юрий Данилович (1303—1325)

Первым деянием нового московского князя Юрия, старшего из пяти сыновей Даниила Александровича, стал поход на Можайск. Как говорилось выше, Можайск перешел под власть Москвы, скорее всего, еще в 1291 г. После смерти Даниила смоленские князья (возможно, в союзе с Михаилом Тверским) попытались вернуть это владение; в Можайске обосновался Святослав Глебович (княживший тогда скорее всего в Ржеве, т.е. на границе с московскими и тверскими землями)1. Юрий с братьями занял Можайск, Святослав был взят в плен и отвезен в Москву2.

Осенью того же года возвратился из Орды великий князь Андрей Александрович, после чего в Переяславле состоялся княжеский съезд. По его итогам Переяславль остался за Юрием, но, по-видимому, с условием, что после смерти Андрея Александровича он отойдет к его преемнику на великокняжеском столе3. Такой итог съезда позволяет предполагать, что Даниил Александрович попытался каким-то образом подкрепить в Орде свои притязания на Переяславль и это имело успех, хотя и ограниченный; возможно, Тохта не захотел чрезмерно усиливать Андрея.

Великий князь Андрей скончался 27 июля 1304 г.4. Если бы Даниил Московский пережил брата, он, как следующий по старшинству среди князей Северо-Восточной Руси, имел бы преимущественные права на владимирский стол. В сложившейся же ситуации старейшим был Михаил Тверской: он остался единственным внуком князя Ярослава Всеволодича. Юрий Данилович правами на великое княжение не обладал: по родовому принципу он был младше не только Михаила Тверского, своего двоюродного дяди, но и сына Андрея Александровича Михаила - своего двоюродного брата, а по отчинному даже в перспективе не имел оснований претендовать на Владимир, так как Даниил, его отец, великим княжением не владел. Ранее были случаи,

1 См.: Горский АЛ. Брянское княжество в политической жизни Восточной Европы (конец XIII - начало XV в.) // Средневековая Русь. М, 1996. [Вып.] 1. С. 105, примеч. 81.

2 ПСРЛ. СПб., 1913. Т. 18. С. 86.

3 Приселков МД. Троицкая летопись: Реконструкция текста. М.: Л., 1950. С. 351; ПСРЛ. Т. 18. С. 85-86; Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X-XIV вв. М., 1984. С. 129-131.

4 Приселков МД. Указ. соч. С. 351-352; ПСРЛ. Т. 18. С. 86. О датах см.: Бережков Н.Г. Хронология русского летописания. М., 1963. С. 120,351.

42

когда князь, не являвшийся "старейшим" среди потомков Ярослава Всеволодича, оспаривал великое княжение. Но во всех случаях это был второй по старшинству князь (имевший к тому же права на великое княжение "по отчине"): с Ярославом Ярославичем (1264-1271) боролся его младший брат Василий, с Василием (1272-1276) его старший племянник Дмитрий Александрович, с Дмитрием (1277-1294) его младший брат Айдрей, с Андреем - младший из Александровичей Даниил. Другие князья, независимо от того, насколько сильны они были, в борьбу за великое княжение не вступали. Теперь же Юрий нарушил традицию, предъявив претензии на великокняжеский стол5.

Михаил в том же 1304 г., отправился в Орду, и следом за ним двинулся Юрий с братьями6. Оба соперника при этом активно противодействовали друг другу. Юрия по пути в Орду пытались "переимать" в Суздале, но безуспешно7. Московский князь послал своего брата Бориса в Кострому (входившую в территорию Владимирского великого княжества), но там последнего схватили и привели в Тверь8. Тверичи послали наместников своего князя в Новгород, однако новгородцы их не приняли: дело едва не дошло до военного конфликта, но в конце концов было заключено перемирие "до приезда князей", т.е. до возвращения Михаила и Юрия из Орды с ханским решением о судьбе великокняжеского стола9. Брат Юрия Иван Данилович (будущий Калита) приехал из Москвы в Переяславль, судьба которого в связи с

5 По мнению Н.С. Борисова, Юрий не собирался "претендовать на великое княжение Владимирское... всерьез"; он надеялся "ценой отказа от притязаний на Владимир добиться признания прав Даниловичей на те владения, которые в разное время и на разных условиях признавал за Даниилом князь Андрей Александрович. Круг этих владений (Переяславль, Кострома и, может быть. Нижний Новгород) Юрий обозначил самым наглядным образом, отправив туда своих младших братьев" (Борисов Н.С. Политика московских князей: конец XIII - начало XIV века. М., 1999. С. 92-94). Однако, во-первых, ни один из этих центров Андрей не признавал владением Даниила: Кострома оставалась в составе великого княжества Владимирского, НИЖНЕЙ Новгород входил в собственное, Городецкое княжество Андрея, а Переяславль Андрей признал в 1303 г. временным владением не Даниила, а Юрия. Во-вторых, дальнейшие события показывают (см. об этом ниже), что Юрий после получения великого княжения Михаилом Ярославичем не приобрел ничего; наоборот, ему пришлось расстаться с Переяславлем. Как бы то ни было, два независимых друг от друга ранних источника - HIJI старшего извода и "Повесть о Михаиле Тверском" - прямо говорят, что Юрий оспаривал у Михаила в Орде великое княжение (НШ. М.; Л., 1950. С. 42; Кучкин В.А. Древнейшая редакция Повести о Михаиле Тверском // Средневековая Русь. М., 1999. [Вып.] 2. С. 130-131).

6 ПСРЛ. Т. 18. С. 86; НШ. С. 92; Приселков ММ. Указ. соч. С. 352.

7 ПСРЛ. Т. 18. С. 86; Приселков МЛ. Указ. соч. С. 351-352.

8 ПСРЛ. Т. 18. С. 86.

9 НШ. С. 92. При этом были составлены проекты новгородско-тверского докончания, признающие Михаила новгородским князем (ГВНП. М.; Л., 1949. № 6-8. С. 15-19; ЧерепнинЛ.В. Русские феодальные архивы XIV-XV веков. М., 1948. Ч. 1. С. 270-282). Очевидно, победа Михаила в споре за великое княжение в Орде почти не вызывала сомнения у новгородцев; тем не менее в проектах договора Михаил называется еще просто "князем", тогда как в самом договоре - "великим князем" (ГВНП. № 9-10. С. 19,21).

43 предстоявшим появлением нового великого князя оказывалась неясной. Из Твери к Переяславлю подступило войско во главе с боярином Акинфом. Московская и переяславская рати разбили тверичей, Акинф погиб в бою10.

Хан Тохта решил вопрос о великом княжении в пользу Михаила. Осенью 1305 г. тверской князь вернулся на Русь и еще в том же году ходил походом "къ Москве на князя на Юрья и на его братью"11; результатом этого похода стало, очевидно, признание московским князем прав Михаила на Переяславль12.

Под 6815 г. в Симеоновской летописи (и судя по выписке начала статьи Н.М. Карамзиным - в Троицкой) читается: "князь Юрьи выеха на Москву съ Рязани, а на осень бысть Таирова рать. Toe же осени князь Александр и Борись (младшие братья Юрия Даниловича. — А.Г.) отъехали въ Тферь съ Москвы. Toe же зимы князь Юрьи князя Ко-стянтина убилъ Рязанского. Toe же зимы въ Филипово говенье прес-тавися пресвященныи архиепископъ Максимъ, митрополитъ всеа Русии, месяца декабря въ 6, на память святого отца Николы"13. В отношении "Таировой рати" исследователи обычно отмечают, что направление ее и цели неясны14; лишь Дж. Феннелл предположил, что "Таирова рать" была связана с визитом Юрия в Рязань и имела целью усилить его позиции на переговорах о присоединении к Московскому княжеству Коломны15. Это предположение подразумевает поддержку Ордой Москвы; однако ни в последующие, ни в предшествующие годы факты такой поддержки неизвестны: наоборот, известно, что в 1305 г. Тохта поддержал противника Юрия Михаила Тверского. Сразу после "Таировой рати", "тое же осени", отъехали в Тверь братья московского князя - факт беспрецедентный, могущий свидетельствовать только о крайней непрочности положения Юрия (и непонятный, если допустить его поддержку ханом); зимой того же года Юрий убил рязанского князя, в 1300 г. тесно сотрудничавшего с Ордой. Скорее всего "Таирова рать" имела как раз антимосковскую направленность.

Статью Симеоновской летописи 6815 г. принято датировать по ультрамартовскому стилю, т.е. 1306/07 г.16. Но последнее ее сообщение - о смерти митрополита Максима - говорит о событии, имевшем место в декабре 1305 г.17. Поэтому правомерно поставить вопрос — не

10 ПСРЛ. Т. 18. С. 86, под 6814г. ультрамартовским. О дате см.: Бережков Н.Г. Указ. соч. С. 120,351.

11 ПСРЛ. Т. 18. С. 86. О дате см.: Бережков Н.Г. Указ. соч. С. 120,351.

12 Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси вХ-Х1Увв. С. 132-139.

13 ПСРЛ. Т. 18. С. 86-87; Приселков МД. Указ. соч. С. 352 и примеч. 4.

14 Насонов AM. Монголы и Русь. М., Л., 1940. С. 81; Егоров ВЛ. Историческая география Золотой Орды XIII-XIV вв. М., 1985. С. 205.

15 Fennell JL.1. The Emergence of Moscow: 1304-1359. L., 1968. P. 66.

16 Бережков Н.Г. Указ. соч. С. 19,120,351.

17 ПСРЛ. Пг., 1915. Т. 4, ч. 1, вып. 1. С. 253; СПб., 1851. Т. 5. С. 204.

44 относятся ли и предшествующие события к 1305 г.?18 В первом из известий, помещенных под 6815 г., обращает на себя внимание, что ничего не сказано о самом походе или поездке Юрия в Рязань, а упоминается только его возвращение. Этой неувязки не будет, если признать, что речь идет о возвращении Юрия через Рязань из Орды (про отъезд в которую говорилось выше, под 6813 г.). Но Юрий возвращался из Орды не в 1306, а в 1305 г., так как Михаил тогда ходил на Москву "на князя на Юрья". В этом случае следует предположить, что события, распределенные между статьями 6814 (возвращение Михаила с ярлыком на великое княжение и его поход к Москве) и 6815 гг., являют собой перечень происшедшего в конце 1305 - начале 1306 г. (перечень, возможно, сложившийся в результате компиляции сведений двух источников - московского и тверского). "Таирова рать" тогда - это действия приданного возвращающемуся с ярлыком Михаилу татарского отряда во главе с ханским послом. Скорее всего, Юрий, уехав из Орды ни с чем, задумал сопротивляться стремлению Михаила овладеть Переяславлем и постарался заручиться поддержкой рязанских князей -Ярославичей (которым в 1300 г. помог его отец). Ответом Михаила стал поход на Москву вместе с татарским послом, в результате которого Юрию пришлось поступиться Переяславлем.

Однако в последующие годы Юрий предпринял попытку спорить с Михаилом за княжение в Новгороде Великом: в 1307 г. Михаил с Юрием воевали по поводу новгородского княжения19, а окончательно великий князь сел в Новгороде только 14 июля 1308 г.20. После этого он еще раз ходил походом на Москву. По-видимому, теперь Михаил рассчитывал окончательно сокрушить своего соперника и, возможно, посадить на московский стол одного из отъехавших в Тверь братьев

18 В отношении убийства Константина Рязанского такое предположение высказал Н.С. Борисов (Борисов Н.С. Указ. соч. С. 113-114).

19 Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в Х-Х1V вв.С. 136-138.

20 HI Л. С. 92, под 6816 г. мартовским. Ряд исследователей датируют вокняжение Михаила в Новгороде 1307 г., отдавая предпочтение датировке младшего извода НШ (с. 332) - 6815 г. (Пресняков А.Е. Образование Великорусского государства. Пг., 1918. С. 119; FennellJ.L.I. Op. cit P. 67; Янин ВЛ. Новгородские акты XII-XV вв.: Хронологический комментарий. М., 1991. С. 153; КлюгЭ. Княжество Тверское (1247-1485 гг.). Тверь, 1994. С. 101, 134; Борисов Н.С. Указ. соч. С. 114-117). При этом упускается из виду, что в обоих изводах НШ под тем же годом ("того же лета на зиму"), сразу после сообщения о вокняжении Михаила, говорится об отправке кандидата в новгородские архиепископы Давыда к митрополиту для поставления; поставление же его датировано (в обоих изводах) 5 июня 6817 (1309) г. (Н1Л. С. 92,332-333). Если допустить, что Давыд отправился во Владимир (где произошло его поставление митрополитом Петром, только что приехавшим в Северо-Восточную Русь) зимой 1307-1308 гг., то получится, что он пребывал там полтора года: ясно, что речь может идти только о зиме 1308-1309 гг. Соответственно, вокняжение Михаила в Новгороде произошло летом 1308 г. (См.: Горский А.А. Политическая борьба на Руси в начале XIV в. и московско-ордынские отношения // Russia mediaevalis. Mfinchen, 1992. Т. VII, 1. S. 93-94, примеч. 39).

45 Юрия21. Но бой у стен Кремля 25 августа 1308 г. ("на память святого апостола Тита") не принес Михаилу успеха22.

Вскоре Юрий Данилович сумел овладеть Нижегородским княжеством, ставшим выморочным после кончины князя Михаила Андреевича (сына Андрея Александровича)23. Тем самым московский князь вновь покусился на великокняжеские права. В 1311 г. старший сын Михаила Ярославича Дмитрий двинулся на Нижний Новгород "на князя на Юрия" походом, но эта попытка была парализована митрополитом всея Руси Петром, "не благословившим" Дмитрия во время его нахождения во Владимире (месте пребывания митрополита)24.

Митрополит Петр был поставлен в Константинополе в 1308 г., причем патриарх предпочел его другому кандидату — ставленнику Михаила Ярославича Геронтию. Вскоре по приезде в Северо-Восточную Русь (1309) Петр был обвинен союзником Михаила тверским епископом Андреем в симонии (поставлении на церковные должности за мзду). Обвинение разбиралось в присутствии посланника патриарха на соборе в Переяславле; Петр был оправдан, по-видимому, во многом благодаря поддержке московских князей25. "Житие" Петра свидетельствует, что великий князь Михаил находился во время Переяславского собора в Орде26. Очевидно, он был там и во время похода своего сына на Нижний Новгород: в противном случае необъяснимо, почему это предприятие возглавил не Михаил (это было бы естественно, так как в Нижнем находился сам Юрий), а 13-летний княжич27. Переяславский собор датируется временем от конца 1309 до начала 1311 г.28, а поход Дмитрия имел место в начале 1311 г.29. Очевидно, что речь следует вести об одном и том же визите Михаила в Орду. Скорее всего, он был связан с освобождением нижегородского стола: выморочное кня-

21 Об Александре Даниловиче известно лишь, что он умер в конце 1308 г. (ПСРЛ. Т. 18. С. 87). Борис Данилович позже вновь выступает в союзе с братом.

22 ПСРЛ. Т. 18. С. 87. О дате см.: Бережков Н.Г. Указ. соч. С. 19, 27, 351; Горский А.А. Политическая борьба на Руси в начале XIV в. и московско-ордынские отношения. С. 94, примеч. 40.

23 Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси вХ-ХГУвв. С. 209-211.

24 ПСРЛ. Т. 18. С. 87; Приселков МД. Указ. соч. С. 354.

25 Кучкин В.А. "Сказание о смерти митрополита Петра" // ТОДРЛ. М.: Л., 1962. Т. 18. С. 68,76.

26 Макарий. История русской церкви. СПб., 1886. Т. 4, кн. 1. С. 314; Седова РЛ. Святитель Петр, митрополит московский, в литературе и искусстве Древней Руси. М., 1993. С. 25.

27 Дмитрий Михайлович родился в 1298 г. (ПСРЛ. М., 1962. Т. 1. Стб. 484-485; о дате см.: Бережков Н.Г. Указ. соч. С. 119-122).

28 См.: Клип Э. Указ. соч. С. 135, примеч. 22; Макарий (Булгаков), митрополит Московский и Коломенский. История русской церкви. М., 1995. Кн. 3. С. 520, примеч. 10 (комментарий А.А. Турилова).

29 21 марта 1311 г. митрополит Петр, находясь в Твери, поставил епископом в Ростов Прохора (см.: Клюг Э. Указ. соч. С. 135—136, примеч. 24), а сообщение о походе Дмитрия Михайловича предшествует известию об этом событии (ПСРЛ. Т. 18. С. 87); следовательно, поход состоялся не позже февраля - начала марта.

46 жество должно было отойти под власть великого князя владимирского, и Михаил отправился к Тохте за ярлыком. Но, как и в случае с Переяславлем в 1302 г., московский князь в отсутствие великого князя овладел пустующим столом. Основанием для этого был, разумеется, тот факт, что Даниловичи являлись ближайшими родственниками — двоюродными братьями умершего Михаила Андреевича. Поскольку Нижегородское княжество (бывшее Городецкое) было отчиной дяди Юрия и политического противника его отца - Андрея Александровича (предшественника Михаила Ярославича на великокняжеском столе), несомненно, что московский князь придавал большое значение такому приобретению. Очень вероятно, что он сам правил в Нижнем Новгороде не только в 1311 г. (когда его присутствие там прямо засвидетельствовано летописным известием о походе Дмитрия Михайловича), но и в течение всего периода 1310-1312 гг.30. Пребывание Михаила в Орде затянулось31, и правящие круги Тверского княжества совершили в 1311 г. попытку своими силами изгнать московского князя из Нижнего Новгорода.

В 1312 г. Михаил был уже на Руси32, и данных о том, чтобы он получил военную помощь Орды против Юрия, нет. Но все же можно полагать, что безрезультатной поездка великого князя не была. В 1312 г. митрополит Петр "сня санъ" с саранского епископа Измаила33. Измаил известен как проводник политики Тохты: в 1296 г. он приезжал на Русь вместе с Неврюем и участвовал в княжеском съезде во Владимире34. В Сарай Петр в 1312г. не ездил, следовательно, его конфликт с Измаилом имел место на Руси. Возможно, саранский епископ приехал в качестве посланника хана с целью оказать воздействие на Юрия, и лишение его сана дружественным Москве митрополитом было вызвано антимосковской позицией Измаила35.

30 Позже в Нижнем княжил брат Юрия Борис (См.: Кучкин ВЛ. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в Х-Х1V вв. С. 209-211), но с какого времени началось его княжение, неизвестно.

31 Одновременно с Михаилом в Орде побывал с жалобой еще один князь - Василий Александрович Брянский: его согнал с княжения в 1309 г. дядя - Святослав Глебович, по-видимому, при поддержке Юрия Даниловича; с приданными ему татарскими войсками Василий в 1310г. вернул брянский стол (см.: Горский АЛ. Брянское княжество в политической жизни Восточной Европы. С. 79-80, 86-88). В этом эпизоде ордынские силы выступили на стороне князя - противника ставленника Москвы.

32 НШ. С. 94.

33 ПСРЛ. Т. 18. С. 87.

34 ПСРЛ. Т. 4, ч. 1, вып. 1. С 249; Т. 5. С. 202.

35 Поставленный Петром вместо Измаила Варсонофий позже выступает как иерарх, дружественный Москве: зимой 1316-1317 гг. Петр ставит его епископом в Твери вместо своего заклятого врага Андрея; в 1326г. Варсонофий, будучи тверским епископом, участвует в погребении в Москве Юрия Даниловича, убитого Дмитрием Михайловичем Тверским (ПСРЛ. М., 1965. Т. 15, вып. 1. Стб. 36; Н1Л. С. 97).

Н.С. Борисов считает, что Петр осенью 1312 г., после получения известия о смерти Тохты, отправился в Сарай и там снял в начале 1313г. Измаила и поставил Варсонофия с санкции нового хана Узбека. При этом он ссылается на известие Никоновской летописи, что в Орде в связи с воцарением Узбека имел место «"съезд" владык» (Борисов Н.С. Указ. соч. С. 137-138). Но упоминания о съезде в Никоновской летописи нет: там лишь

47 В августе 1312 г. умер хан Тохта36. В следующем году, после восшествия на престол нового хана - Узбека, великий князь Михаил отправился в Орду37 (как это было принято в подобных случаях). Для Юрия появился, казалось бы, шанс оспорить в данной ситуации великое княжение, но московский князь в Орду не поехал38; очевидно, он опасался расправы за свое неподчинение прежнему хану.

Михаил вновь задержался в Орде надолго. Трудно судить, было ли это связано с какими-то разногласиями при ханском дворе по поводу того, вручать ли ярлык на великое княжение именно тверскому князю, и если да, то были ли эти разногласия связаны с действиями ордынских вельмож, сочувствовавших московским князьям, но бесспорно то, что задержка "переутверждения" Михаила великим князем оживляла надежды Юрия. И он возобновил борьбу за Новгород Великий (где имел немало сторонников). В 1314 г. Юрий прислал туда своего подручного князя Федора Ржевского (сына погибшего у Брянска в 1310 г. Святослава Глебовича39): наместники Михаила были схвачены, а новгородцы с Федором двинулись к Волге. Навстречу им выступил Дмитрий Михайлович. Войска простояли друг против друга "до

сказано, что после воцарения Узбека "вси прихожаху во Орду и ярлыки имаху, койждо на свое имя, и князи и епископи" (ПСРЛ. М., 1965. Т. 10. С. 178). Если уж доверять дополнениям, вносимым Никоновской летописью в тексты ее источников, то надо принимать во внимание ее указание, что Петр поставлял Варсонофия, будучи на Руси, а не в Сарае: "Петръ... постави Варсунофиа епископомъ Сараю, того же л-вта и отпусти его в Сарай" (Там же). Наиболее раннее дошедшее до нас летописное известие разделяет смену сарайского епископа и поездку Петра в Орду: первая имела место в 6820 г., вторая в 6821 (ПСРЛ. Т. 18. С. 87). Предполагать, что "тут летописец несколько отступает от правильного распределения сообщений между статьями" (Борисов Н.С. Указ. соч. С. 137) оснований нет: поездки князей я церковных иерархов в Орду приурочивались не к смерти прежнего хана, а к воцарению нового (их целью было изъявление ему покорности и подтверждение ярлыков, ехать прежде, чем решится вопрос о власти в Орде, не имело смысла), а Узбек взошел на престол в начале 1313 г.

36 Согласно продолжателю Рашид-ад-дина, Тохта скончался на пути "в сторону Урусов" (Тизенгаузен В,Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. М.; Л., 1941. Т. 2. С. 141). Ранее я разделял основывающееся на этом сообщении мнение, что хан собирался в поход на Русь (Насонов А.Н. Указ. соч. С. 79; Егоров BJI. Указ. соч. С. 203) и предположил, что он должен был быть направлен против Юрия Московского (Горский А.А. Политическая борьба на Руси в начале XIV в. и московско-ордынские отношения. С. 107). Но известие продолжателя Рашид-ад-дина (автора первой половины XV в.) восходит к непереведенной до сих пор на европейские языки "Истории Улджаиту" Кашани (современника событий начала XIV в.). А в этом источнике говорится, что болезнь и смерть Тохты произошли на пути в его "главный юрт" (Кашани. Тарих-е Улджаиту. Тегеран, 1969. С. 144 (на перс, яз.); переводом этого места автор обязан А.П. Новосельцеву). Следовательно, "сторона урусов" появилась под пером продолжателя Рашид-ад-дина, и похода хана на Русь не предполагалось. Соответственно отсутствуют и основания для домысла, что планировалась мирная поездка Тохты на Русь с целью неких реформ управления русскими землями (Вернадский Г.В. Монголы и Русь. Тверь, 1997. С. 201-202).

37 ПСРЛ. Т. 18. С 87.

38 Для утверждения, что Юрий "несомненно, тогда же ездил в Орду" (Борисов Н.С. Указ. соч. С. 136) опоры в источниках нет.

39 См.: Горский А А. Брянское княжество в политической жизни Восточной Европы. С. 87.

48 замороза", после чего был заключен мир, по которому Новгород отходил к Юрию: зимой 1314—1315 гг. московский князь приехал туда "на столъ" с братом Афанасием40.

Новое покушение Юрия на права великого княза привело к тому, что он был вызван ханом в Орду и 15 марта 1315 г. выехал из Новгорода41. С Юрием отправились и его сторонники из числа новгородских бояр42, очевидно, рассчитывавшие добыть в Орде для московского князя ярлык на новгородское княжение (а может быть, и на владимирский стол). Между Михаилом и Юрием в Орде "бывши пре велице"43. Узбек принял решение в пользу Михаила: осенью 1315 г. великий князь после двухлетнего пребывания в Орде пришел на Русь в сопровождении посла Таитемера, возглавлявшего сильный татарский отряд. 10 февраля 1316г. Михаил и Таитемер разбили под Торжком новгородцев, возглавленных Афанасием Даниловичем. Приступив после этого к городу, Михаил потребовал: "Выдайте ми князя Афанасья и Федора Жревьского (Ржевского. — А.Г.), а язъ с вами миръ докончаю". Новгородцы ответили: "Не выдаемъ Афанасья, но измремъ вси честно за святую Софью". Тогда Михаил потребовал выдачи одного Федора. Это было исполнено, и стороны заключили мир. Затем Михаил призвал к себе "по миру" Афанасия и новгородских бояр, вероломно захватил их и отправил в Тверь в качестве заложников ("в тали"). Новгородцы были вынуждены принять к себе посадников Михаила44.

Победа великого князя казалась полной. Но в том же 1316 г. новгородцы вновь выступили против него. На этот раз поход Михаила окончился неудачей45. А на следующий год ситуация коренным образом изменилась: Юрий, женившийся за время пребывания в Орде на сестре Узбека Кончаке (принявшей православие под именем Агафьи), получил ярлык на великое княжение владимирское и двинулся на Русь с послом Кавгадыем46. Лишение князя владимирского стола при жизни в отсутствие каких-либо признаков неподчинения с его стороны - факт почти исключительный47. Можно полагать, что сыграли роль влияние на хана его сестры и поддержка (в первую очередь материальная) Юрия новгородцами. Но главным было, по-видимому, стремление не допустить чрезмерного усиления Михаила, идущее в русле традиционной монгольской политики поддержания "баланса сил" между вассальными правителями48.

40 НШ. С. 94.

41 Там же.

42 ПСРЛ. Т. 18. С. 88.

43 Кучкин ВЛ Древнейшая редакция Повести о Михаиле Тверском. С. 133.

44 Н1Л. С. 94-95; ПСРЛ. Т. 15, вып. 1. Стб. 36.

45 Н1Л. С. 95; ПСРЛ. Т. 15, вып. 1. Стб. 36; Т. 18. С. 88.

46 ПСРЛ. Т. 15, вып. 1. Стб. 36-37; Т. 18. С. 88.

47 С ним сопоставимо только отнятие Туда-Менгу великого княжения у Дмитрия Александровича в 1281 г., но тогда гнев хана могло вызвать то, что после его воцарения Дмитрий не спешил явиться в Орду почтить ее нового правителя, как то было принято.

48 Об этой черте политики Чингизидов см.: Насонов А.Н. Указ. соч. С. 5,8, 153.

49 Михаил встретил Юрия и Кавгадыя у Костромы. Здесь после переговоров он признал переход великого княжения к Юрию ("съступися великаго княжениа Михаилъ князь Юрию князю") и уехал в Тверь49. Но, подобно тому, как в 1308 г. Михаил стремился добить побежденного соперника и ходил на Москву, так и теперь Юрий не удовлетворился достигнутым. В конце 1317 г. он вместе с Кавгадыем стал разорять Тверское княжество50. Целью этого мог быть сбор средств на расплату с кредиторами, давшими ссуду для покупки великокняжеского ярлыка; не исключено, что Юрий подумывал и о том, чтобы лишить Михаила тверского стола, вынудить его бежать за пределы Северо-Восточной Руси. Переговоры Михаила с Кавгадыем были безуспешны: послы от последнего приезжали "все съ лестию (неискренне. - А.Г.) и не бысть межи ими мира". В конце концов тверской князь вынужден был оказать сопротивление. 22 декабря 1317г. у села Бортенево (в 40 верстах от Твери)51 он нанес Юрию полное поражение: новый великий князь бежал в Новгород, его жена и брат Борис попали в плен. Кавгадыю пришлось пойти на почетную капитуляцию: он "повел* дружин* своей стяги поврещи", а наутро заключил мир с Михаилом и отправился вместе с ним в Тверь52. Тверской князь не желал ссориться с ханом: он "почтил" Кавгадыя и отпустил53.

Юрий сразу же (в начале 1318 г.) выступил на Михаила вместе с новгородцами. Был заключен мир, по которому князья договорились, что оба пойдут в Орду54.

Вскоре жена Юрия Кончака-Агафья умерла в тверском плену и появилась версия, что она была отравлена55. Вряд ли это было так на самом деле56: Михаил не стремился создавать себе новые сложности в отношениях с Ордой; хватало и того, что ему пришлось биться с войском, в состав которого входил татарский отряд. В том же 1318 г. Юрий и Кавгадый отправились в Орду. Прибыл туда по требованию хана и Михаил. В Орде ему были предъявлены обвинения в невыплате дани, сопротивлении ханскому послу и смерти Кончаки. 22 ноября 1318 г. Михаил Ярославич с санкции Узбека был казнен57. Юрий Данилович 49 ПСРЛ. Т. 15, вып. 1. Об. 37.

50 Там же. Огб. 37-38; Т. 18. С. 88; НШ. С. 96.

51 Версии о месте битвы см.: Михаил Ярославич, великий князь Тверской и Владимирский. Тверь, 1995. С. 332-348, 353-357; Кобозев Ю.А., Кобозева Г.В., Хохлов А.Н. К вопросу о локализации Бортеневского сражения 1317 года // Михаил Тверской: личность, эпоха, наследие. Тверь, 1997. С. 113-122; Жгутов А.В. Многовековая тайна Твери. Тверь, 1998.

52 ПСРЛ. Т. 15, вып. 1. Стб. 37-38.

53 Там же.

54 Н1Л. С. 96; ПСРЛ. Т. 15, вып. 1. Огб. 38; ГВНП. № 13. С. 25-26. Подробный анализ договорной грамоты см.: Кучкин В.А. Последний договор Михаила Ярославича Тверского // Михаил Тверской: личность, эпоха, наследие.

55 Н1Л. С. 96; ПСРЛ. Т. 18. С. 88; Приселков МД. Указ. соч. С. 356.

56 Ср.: Клюг Э. Указ. соч. С. 108.

57Кучкин В.А. Древнейшая редакция Повести о Михаиле Тверском. С. 137-155; ПСРЛ. Т. 15, вып. 1. Огб. 38-40. 50 выступал одним из обвинителей Михаила, однако не был, по-видимому, самым активным участником трагедии58. Даже пространная редакция "Повести о Михаиле Тверском", созданная в Твери вскоре после описываемых событий (скорее всего, духовником Михаила игуменом Александром)59 и изображающая Юрия в исключительно черных красках, называет главным виновником случившегося не его, а Кавгадыя60. Казнь Михаила была скорее всего предопределена не утайкой дани (о справедливости этого обвинения данных нет61), а оскорбительными для Узбека фактами смерти в тверском плену его сестры и пленения ханского посла (последнего, разумеется, не мог простить и сам Кавгадый).

В одной из статей недавно вышедшего сборника, посвященного Михаилу Ярославичу, высказывается мнение, что главной причиной казни был разгром Михаилом крупного татарского войска. В качестве аргумента, что под началом Кавгадыя были многочисленные силы, называется упоминание в Никоновской летописи еще двух предводителей - Астрабала и Острева, трактуемых как начальники туменов -десятитысячных отрядов62. Некритическое восприятие известий Никоновской летописи о событиях, далеко отстоящих от времени ее составления (20-е годы XVI в.), порождало и, к сожалению, продолжает порождать немало необоснованных суждений. Они отпадают, если учесть историю создания текста этого памятника (обстоятельно изученную Б.М. Клоссом). Имя второго, помимо Кавгадыя, предводителя впервые фиксируется (в форме "Астрабыл") в Новгородской IV и Софийской I летописях63, следовательно, оно содержалось уже в их общем источнике - своде 20-х годов XV в. Имя "Острев" ранее Никоновской встречается в Сокращенных сводах 1493 и 1495 гг.: там это также имя второго, помимо Кавгадыя, предводителя64. Очевидно, что следует говорить о двух вариантах одного и того же имени (при этом "Острев" -его искаженный вариант, так как текст Сокращенных сводов испытал влияние протографа Новгородской ГУ — Софийской I летописей, а не наоборот). Составитель Никоновской скомбинировал известия двух имевшихся у него источников - Московского свода конца XV в. (он восходит к Софийской I летописи и там читается "Астрабыл")65 и

58 Ср.: Насонов А.Н. Указ. соч. С. 88.

59 См.: Кучкин В А. Повести о Михаиле Тверском. М„ 1974. С. 224-234.

60 Там же. С. 248-250.

61 Насонов А.Н. Указ. соч. С. 86, примеч. 5. Михаил на суде утверждал, что выплатил все положенное (Кучкин В Л. Древнейшая редакция Повести о Михаиле Тверском. С. 143).

62 Пономарев Г. Значение Бортеневского сражения в судьбе тверского князя Михаила Ярославича // Михаил Ярославич, великий князь тверской и владимирский. С. 357-363; см. также: Жгутов А.В. Указ. соч. С. 15-16.

63 ПСРЛ. Т. 4, ч. 1, вып. 1. С. 257; Т. 5. С. 207.

64 Там же. М.; Л., 1962. Т. 27. С. 237,323.

65 Там же. М.; Л., 1949. Т. 25. С. 161; скорее всего, здесь заимствование именно из данного памятника, а не из Новгородской V летописи (одного из основных источников Никоновской), так как в последней дана несколько иная форма имени - "Ястрабал" (Там же. Т. 4, ч. 2, вып. 1. С. 243).

51 текста, близкого к Сокращенным сводам66, посчитав, что речь идет о разных лицах, в результате чего из двух предводителей стало три.

Известие протографа Новгородской IV - Софийской I летописей о наличии второго военачальника, скорее всего, достоверно. Но есть ли основания полагать, что Кавгадый и Астрабыл предводительствовали крупным войском, исходя из самого рассказа о Бортеневской битве? В нем говорится, что после бегства Юрия Кавгадый "повеле дружине своей стяги поврещи, а сам не любоуя поиде въ станы"67. Отдать приказ сложить стяги можно было только в случае, если у татар не был нарушен строй. Между тем русские силы, сражавшиеся на стороне Юрия, в это время находились в состоянии беспорядочного бегства. Такой контраст68 заставляет полагать, что татарский отряд непосредственного участия в битве не принимал69, рассчитывая, что Юрий справится своими силами (после чего можно будет заняться грабежом). Все это говорит об относительно небольшом воинском контингенте70. В пользу того же свидетельствует и терминология, употребляемая при упоминании отряда Кавгадыя. Крупные татарские силы, приходившие на Русь, именовались "ратями" — "рать" Туратемира и Алыня 1282 г., "Дюденева рать", "рать" Неврюя 1296 г., "великая рать", посланная на Тверь зимой 1327-1328 гг.71. Про отряд Кавгадыя этого не сказано, а сам он определен как "посол". Имеющиеся сведения о численности отрядов, сопровождавших ордынских послов, дают цифры в 30, около 1000, 700, 600, 50 человек72. Поскольку Кавгадый именуется "сильным" послом73, можно полагать, что в его отряде было более тысячи воинов74.

66 Об источниках Никоновской летописи см.: Класс Б.М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII вв. М., 1980. С. 32-43, 148-152,156-157.

67 ПСРЛ. Т. 15, вып. 1. Об. 38.

68 Неясно, из каких данных исходит Г. Пономарев, говоря, что Михаил "заставил бежать с поля боя ордынскую конницу, развеяв миф о ее непобедимости" (Пономарев Г. Указ. соч. С. 362). Источники ясно говорят, что татары остались на поле боя, капитулировали и были приглашены в Тверь.

69 Ср.: Чернышов А.В. Очерки по истории Тверского княжества XIII-XV вв. Тверь, 1996. С. 117-118. В противном случае об избиении татар летописцы вряд ли бы умолчали: когда Даниил в 1300 г. разбил рязанско-татарское войско, гибель "многих татар" была особо отмечена; под 1317 же годом говорится только, что тверичи "побита московскую рать" (ПСРЛ. Т. 18. С 88).

70 Представляется вполне справедливым замечание П. Малыгина (в том же посвященном Михаилу Ярославичу сборнике): "...порой роль татар в сражении 1317 г. сильно преувеличивается, а князь Михаил признается первым их победителям. Бортеневское сражение было схваткой прежде всего Михаила Тверского и Юрия Московского" (Малыгин П. Сражение 22 декабря 1317 года (Предпосылки, летописные источники и проблемы локализации) // Михаил Ярославич, великий князь тверской и владимирский. С. 348).

71 ПСРЛ. Т. 18. С. 78,82-S3.90; Приселков МЛ Указ. соч. С. 339,347.

72 ПСРЛ. Т. 15. вып. 1. Сгб. 73 (1363 г.), 106 (1374 г.), 142 (1381 г.); М.; Л., 1949. Т. 25. С. 302 (1474 г.), 308-309 (1476 г.).

73 Там же. Т. 15, вып. 1. Об. 37.

74 В.А. Кучкин, исходя из слов "Повести о Михаиле Тверском" "Прииде князь Юрии

52 После возвращения Юрия из Орды в 1319 г. два года прошли для великого князя относительно спокойно. В 1320 г. умер его брат Борис, находившийся тогда на княжении в Нижнем Новгороде75. Очевидно, в связи с этим фактом стоит отъезд в этом году в Орду Ивана Даниловича76 - необходимо было закрепить Нижегородское княжество за московской династией.

В следующем, 1321 г. вышли из повиновения тверские князья-сыновья Михаила. Юрий двинулся на Тверское княжество походом, и Михайловичи согласились уплатить великому князю "серебро выходное" (т.е. дань, предназначенную в Орду) в размере 2000 рублей, а старший из них, тверской князь Дмитрий Михайлович, обязался не оспаривать у Юрия великое княжение77. Поскольку еще в предыдущем году Юрий поддерживал с Тверью мирные отношения (его дочь вышла тогда замуж за третьего из сыновей Михаила - Константина), а весной 1321 г. татары взимали какие-то долги со второго по значению города Тверского княжества- Кашина78, надо полагать, что тверские платежи за предыдущие годы были собраны, и эти 2000 рублей являлись данью за один год, которую тверские князья отказывались отдать Юрию79.

ко Тфери ратью, совокупя всю землю Суздальскую и с кровопиицемъ с Ковгадыемъ множество Татаръ, и Бесерменъ, и Мордвы" (Кучкин В.А. Древнейшая редакция Повести о Михаиле Тверском. С. 134), полагает, что поскольку под началом Кавгадыя были мордва и бесермене, он являлся ханским наместником в Волжской Булгарии (Кучкин В.А. Последний договор Михаила Ярославича Тверского. С. 58). Но из приведенной фразы "Повести" не следует, что бесермене и мордва пришли с Кавгадыем: если бы это было так, при имени посла присутствовало бы сказуемое. В существующем виде фраза переводится на современный русский язык следующим образом: "Пришел князь Юрий к Твери войной с кровопийцей Кавгадыем, собрав войска всей Суздальской земли, а также множество татар, бесермен и мордвы". Все четыре этнических элемента войска "привязаны" здесь к Юрию, именно он "совокупил" их. Разумеется, не подлежит сомнению, что татары находились под непосредственным командованием Кавгадыя; но это не значит, что и другие иноземцы подчинялись ханскому послу. Можно предположить, что "бесермене" (этим термином на Руси называли мусульман) - это булгарские кредиторы Юрия, которых он вел с собой, чтобы дать им возможность собрать дань в счет погашения своих долгов, связанных с покупкой ярлыка ("бесермене" как кредиторы московских князей упоминаются еще при Дмитрии Донском- ДДГ. М.; Л., 1950. № 11. С. 31), а мордва - составная часть отряда брата Юрия Бориса, который княжил в Нижнем Новгороде, по соседству с мордовскими землями. Автор Повести о Михаиле не стал громоздить сложную фразу "Прииде князь Юрии ко Тфери ратью, совокупя всю землю Суздальскую, и с кровопиицемъ с Ковгадыемъ, и с нимъ приидоша множество Татаръ, а съ княземъ Юриемъ и множество Бесерменъ, а съ братомъ его, княземъ Бо-рисомъ, и множество Мордвы", а просто перечислил всех иноземцев, говоря современным языком, "через запятую", так как все они появились на Руси с приходом Юрия.

75 См.: Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X-XIV вв. С. 209-211.

76 ПСРЛ. Т. 18. С. 88; ср.: Борисов Н.С. Иван Калига. М., 1995. С. 111.

77 Н1Л. С. 96; ПСРЛ. Т. 15, вып. 1. Сгб. 41.

78 ПСРЛ. Т. 15, вып. 1. Сгб. 41.

79 Это не означает, что они вообще не хотели вносить "выход" в Орду: вопрос стоял о том, как это будет делаться - самостоятельно или через великого князя (Пресняков А .Е. Указ. соч. С. 132-133).

53 Но вместо того, чтобы отправиться навстречу ханскому послу и передать ему собранную дань, Юрий зимой 1321-1322 гг. уехал в Новгород80. В историографии нет однозначного мнения о мотивах поступка великого князя. А.Е. Пресняков полагал, что Юрий стремился соблюсти свое право непосредственно выплачивать "выход" Орде81. Это мнение разделил А.Н. Насонов82. Л.В. Черепнин, напротив, предположил, что Юрий "сделал попытку освободиться от тягостной опеки Орды"83. По мнению Э. Клюга, Юрий скрылся в Новгороде от посла, которым был Ахмыл, дружественно настроенный к Твери84. Последнее наименее вероятно, так как Ахмыл был послан на Русь позже; имени посла, навстречу которому не поехал Юрий, источники не называют85 (к тому же кем бы ни был посол, идущий к великому князю за "выходом", угрозы для последнего он не представлял). Что касается самостоятельного сбора дани, то Юрия никто не намеревался лишать этого права: посол должен был только взять уже собранный "выход" и отвезти в Орду. По-видимому, великий князь осознанно пошел на неподчинение Орде, стремясь использовать полученное "серебро" по своему усмотрению.

Поступком Юрия воспользовался Дмитрий Михайлович Тверской. Уже в марте 1322 г.86 он поехал в Орду87. Узбек сначала отправил "по Юриа князя" посла Ахмыла; с ним был вынужден пойти по-прежнему находившийся в Орде брат Юрия Иван. Ахмыл "много створи пакости... много пос-Бче христьянъ, а иных поведе въ Орду"88. Юрий отправился из Новгорода в Северо-Восточную Русь, но по дороге на него напал брат Дмитрия Александр Михайлович: обоз великого князя достался нападавшим, а сам Юрий бежал в Псков, откуда вернулся в Новгород89. Целью возвращения Юрия в Северо-Восточную Русь явно была встреча с Ахмылом90: очевидно, что он не ожидал столь быстрой негативной реакции и, задерживая у себя "выход", не предполагал полностью разрывать вассальные отношения с ханом. Тверские же князья стремились воспрепятствовать встрече Юрия с послом, в результате которой он мог оправдаться, отдав "выход" (или заверив

80ПСРЛ. Т. 15, вып. I. Огб. 41: "князь Юрии... не шел противу царева посла, нъ ступилъ съ сребромъ в Новгородъ Великыи"; ср.: Там же. Т. 18. С. 89.

81 Пресняков А Е Указ. соч. С. 133.

82 Насонов А.Н Указ. соч. С. 90.

83 Черепнин Л В Образование Русского централизованного государства в XIV-XV веках. М., 1960. С 474.

84 Клюг Э. Указ. соч. С. 114, примеч. 129.

85 ПСРЛ. Т. 15, вып. 1. Стб. 41; Насонов А.Н. О тверском летописном материале в рукописях XVII века // АЕ за 1957 г. М., 1958. С. 37.

86 Клюг Э Указ, соч С. 115, 145, примеч. 130.

87 ПСРЛ. Т. 15, вып 1. Стб. 42, Насонов А.Н О тверском летописном материале в рукописях XIII века С. 37.

88 Н1Л. С. 96; ср.: ПСРЛ. Т. 15, вып. 1. Стб. 15,42, Т. 18. С. 89.

89 Н1Л. С. 96-97, ПСРЛ. Т. 15, вып. 1. Стб. 42.

90 Fennell. l.LI Op.citP.91.

54 посла в скорой его передаче). Ахмыл вернулся в Орду, не встретившись с Юрием, и тогда, осенью 1322 г., Узбек отдал великое княжение Дмитрию Михайловичу91. Зимой Дмитрий пришел на Русь с послом Севенчбугой и занял владимирский стол92.

В 1322-1324 гг. Юрий Данилович пребывал в Новгороде. 12 августа 1323 г. он заключил со Швецией Ореховецкий договор, определивший шведско-новгородскую границу. Примечательно, что в этом договоре Юрий именуется "великим князем"93. О передаче великого княжения Дмитрию было, несомненно, уже давно известно. Следовательно, московский князь пошел на то, на что не решился Михаил Ярославич в 1317-1318 гг.: вопреки воле хана, он продолжал считать себя великим князем и выступал в этом качестве в международных переговорах. Юрий явно не намеревался расставаться с новгородским столом и тем самым самовольно сохранял за собой часть великокняжеских прерогатив.

В 1324 г. Юрий с новгородцами совершил поход на Устюг. Город был взят, и устюжские князья вынуждены были заключить мир94. Мнение, что Юрий действовал в ордынских интересах95, основано на словах Никоновской летописи: "и докончаша мир по старине и выходъ давати по старине во Орду"96. Согласно ранним летописным источникам, стороны "докончаша миръ по старой пошлине"; об ордынском выходе ничего не говорится97. Термин "пошлина" в новгородских памятниках употреблялся для обозначения договорных обязательств, в которых одной из сторон выступал Новгород98. Следовательно, речь шла о защите интересов Новгорода, а не Орды. Вызван поход был тем, что в предыдущем году устюжане схватили и ограбили новгородцев, ходивших на Югру99.

С Двины Юрий, не возвращаясь в Новгород, по Каме отправился в Орду. Туда же в 1325 г. прибыли Дмитрий и Александр Михайловичи100. В том же году "приде изъ Орды князь Олександръ Ми-хаиловичь, а татарове с ним должници, и много бысть тягости на Низовьскои земли"101 (т.е. в Северо-Восточной Руси). Александр,

91 ПСРЛ. Т. 15, вып. 1. Огб. 42.

92 Там же. Т. 18. С. 89.

93 ГВНП. № 38. С. 67-68. В латинском и шведском текстах - соответственно rex magnus, mykle konungher (см.: Шаскольский И Я. Борьба Руси за сохранение выхода к Балтийскому морю в XIV веке. Л., 1987. С. 104, ПО, 123). В новгородских документах данного периода великокняжеским титулом обозначаются исключительно великие князья владимирские, см.: ГВНП. № 4-14,34-35. С. 14-28,63-64 (грамоты 1296-1327 гг.).

94 Н1Л. С 97.

95 Насонов А.Н. Монголы и Русь. С 90.

96 ПСРЛ. Т. 10. С. 189.

97 НШ. С 97; ПСРЛ. Т. 4, ч. 1, вып. 1. С. 259.

98 См.: ГВНП. С. 9-10,12,15,17,19-21,24,27; НШ. С. 97,350, 391-392,419.

99 Н1Л. С. 97.

100 Там же; ПСРЛ. Т. 18. С. 89.

101 Н1Л. С. 97.

55 таким образом, выполнял поручение хана, как бы замещая брата, задержанного вместе с Юрием при ханском дворе.

Несмотря на то, что вина Юрия перед ханом была очевидной (налицо были невыплата дани и неподчинение ханскому решению о передаче великого княжения Дмитрию), Узбек медлил; возможно, его удерживало то обстоятельство, что Юрий был прежде его зятем. Тогда Дмитрий Михайлович "безъ цесарева слова" убил Юрия. Это случилось 21 ноября 1325 г.102 (накануне седьмой годовщины гибели Михаила Тверского). Узбек не простил Дмитрию самосуда, и 15 сентября 1326 г. (по-видимому, после долгих колебаний) казнил великого князя103.

Распространенный взгляд на Юрия Даниловича как пособника Орды104 критики явно не выдерживает: он является следствием оценки деятельности этого князя сквозь призму одного эпизода — гибели в Орде Михаила Тверского. Рассмотрение же всей политики Юрия в отношении Орды открывает совсем иную картину.

В 1304—1305 гг. Юрий, как и Михаил Тверской, старался добиться милости хана и получить великое княжение, но потерпев поражение в соперничестве с Михаилом, повел себя отнюдь не как верный слуга Орды. В то время как в период великого княжения Михаила Яросла-вича Тверского последний не совершил ни одного действия, имевшего прямую или косвенную антиордынскую направленность, Юрий Данилович косвенно постоянно нарушал ханскую волю, ведя борьбу с Михаилом путем оспаривания части его великокняжеских прав: княжения в Новгороде Великом (до 1308 и 1314-1315 гг.) выморочного Нижегородского княжества (1310—1311). Конфронтация с Михаилом повлекла за собой враждебность ханов: в данный период против московских князей были организованы две ордынских военных акции - в 1305 ("Таирова рать") и 1315-1316 гг. (поход Таитеме-ра). Московский князь не пытался домогаться в Орде ярлыка на великое княжение: он не поехал туда при воцарении нового хана, а в 1315 г. отправился не по своей воле, а по требованию Узбека. В сложившейся ситуации, однако, Юрий предпринял все, чтобы заслужить ханскую милость. Но данных о поддержке Ордой Москвы до получения Юрием в 1317 г. ярлыка на великое княжение нет (исключая временное оставление за ним Переяславля в 1303 г.). Другое дело, что у Юрия еще до 1317 г. могли быть в Орде благожелатели: согласно "Повести о Михаиле Тверском", во время первого, 1305 г., приезда московского князя в Орду, часть ордынских вельмож была склонна поддержать его претензии на великое княжение103. Воз-

102 Там же; ПСРЛ. Т. 18. С. 89.

103 Там же. С. 90; Т. 15, вып. 1. Стб. 42. По мнению Н.С Борисова, убийство Юрия следует датировать 21 ноября 1324г., а казнь Дмитрия- 15 сентября 1325 г. (Борисов Н.С. Политика московских князей. С. 201-209).

104 Его характеристику в таком духе см.: Карамзин Н.М. История государства Российского. М., 1992. Т. 4. С. 102, 106, 112; Кучкин В.А. Повести о Михаиле Тверском. С. 255-258.

105 Кучкин ВЛ. Древнейшая редакция Повести о Михаиле Тверском. С. 131.

56 можно, союзнические отношения Юрия с Кавгадыем берут начало с этого времени106.

В 1317-1318 гг. Михаил Ярославич подчинился ханскому решению о передаче Юрию Даниловичу великого княжения, но оказал сопротивление (как и Юрий в 1305 и 1308 гг.) вторжению в свое собственное княжество. "Слишком" решительная победа, одержанная им при этом, унижение, испытанное ордынским послом и смерть в тверском плену ханской сестры решили судьбу Михаила. Вина Юрия состояла в том, что он поддерживал обвинение. Исходя из нравов княжеской среды того времени, вряд ли можно было ожидать от московского князя иного: Михаил был его злейшим врагом, изменившим союзу с его отцом в 1300 г., не раз наводившим на Юрия с братьями татарские войска, добивавшимся его свержения в 1308 г.

Тот факт, что Юрий способствовал убийству русского князя врагами Руси, в начале XIV в. не имел звучания, свойственного позднейшим представлениям о постоянном непримиримом противостоянии Руси и Орды. Иноземная власть считалась в то время злом, посланным Богом за грехи107. Ордынский хан рассматривался как в определенной мере законный сюзерен русских князей; он именовался "царем", т.е. более высоким титулом, чем кто-либо из них (подробно об отношении на Руси к власти хана см. в гл. 6). Примечательно, что "Повесть о Михаиле Тверском" осуждает Юрия не за пособничество "поганым", а за то, что он, вопреки традиции, выступил против "старшего" в роду князя, не имея законных, по старшинству, прав на великое княжение108.

Говоря об ордынской политике Михаила Ярославича, можно утверждать, что характеристика его как борца с игом109 ошибочна -

106 Подход, при котором всякое выступление Юрия (или Новгорода) против великого князя априорно трактуется как происшедшее благодаря поддержке Орды (Греков И.Б. Восточная Европа и упадок Золотой Орды. М., 1975. С. 38-44), представляется ошибочным. Главной целью ордынской политики было обеспечение регулярного поступления дани; великий князь владимирский являлся гарантом этого. Хотя в деятельности ордынских ханов (особенно Узбека) и прослеживается стремление не допустить чрезмерного усиления великих князей владимирских, разжигание на Руси войн против них не соответствовало интересам Орды, так как в подобных случаях осложнялась своевременная выплата "выхода" с мятежных территорий. Поэтому без наличия фактических данных предполагать поддержку Юрия Даниловича Ордой в период 1305-1317 гг. нет оснований. Факты же говорят о другом: Тохта и Узбек в это время неоднократно оказывали поддержку Михаилу Ярославичу (для 1305 и 1315-1316 гг. источники свидетельствуют об этом прямо, а в отношении эпизода с епископом Измаилом 1312 г. в пользу такой трактовки говорят косвенные данные).

107 См.: Кучкин В.А. Монголо-татарское иго в освещении древнерусских книжников (XIII - первая четверть XIV в.) // Русская культура в условиях иноземных нашествий и войн. М., 1990. Вып. 1.

108 Кучкин В.А. Повести о Михаиле Тверском. С. 255-263.

109 См. определения такого рода: Ключевский В.О. Соч. М., 1958. Т. 2. С. 19-20; Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды. Саранск, 1960. С. 66; Кучкин В А. Повести о Михаиле Тверском. С. 247-275; Лурье Я.С. Общерусские летописи XIV-XV вв. Л., 1976. С. 35, 259; Юрганов АЛ. У истоков деспотизма // История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории России IX - начала XX в. М., 1991. С. 50-51,58-59.

57 тверской князь оказал сопротивление только однажды, когда попал в безвыходную ситуацию, в которой альтернативой была гибель110; при этом он сделал все возможное, чтобы не обострять отношений с ханом. Действия Михаила в 1317 г. были не более "антиордынскими", чем действия Даниила Александровича в 1300 г. (когда тот осмелился биться с татарами, не угрожавшими его владениям) и Афанасия Даниловича в 1316 г. Торжок является своего рода аналогом Борте-нева: как и год спустя, великий князь владимирский с "сильным" татарским послом идет на князя-соперника (отличие состояло в том, что ситуация для Москвы в 1316 г. была более драматичной в силу того, что главный московский князь, Юрий, находился в это время при ханском дворе на положении фактического заложника). Мученическая смерть Михаила и панегирическое изображение этого князя в сочинении, написанном его духовником, не должны заслонять того факта, что Михаил не только никогда не помышлял о ликвидации ордынской власти над Русью, но и в течение 12 лет своего великого княжения ни разу не противился ханской воле111.

Что касается Юрия Даниловича, то, став великим князем, он вскоре, в 1322-1323 гг., идет сначала на неуплату собранной дани, а затем на непризнание ханского решения о лишении его великокняжеских прав (Михаил Ярославич таких проступков против сюзерена не совершал). Говоря о деятельности Юрия за весь период 1303—1325 гг., следует тем не менее отметить, что в ней не просматривается осознанного стремления сбросить иноземную власть. Ханский сюзеренитет Юрием под сомнение не ставился (в этом отношении политика московских и тверских князей принципиально не отличалась). Борясь в период великого княжения Михаила за первенство среди князей Северо-Восточной Руси, Юрий не пытался самостоятельно полностью овладеть великим княжением, право распоряжения которым принадлежало хану: он старался отнять у великого князя часть его прерогатив (княжение в Новгороде, право на выморочные княжества). Когда предоставилась возможность получить в Орде все великое княжение, Юрий ее использовал. Однако вскоре он пошел на неподчинение воле

110 Согласно Повести о Михаиле Тверском", после вторжения Юрия и Кавгадыя в Тверское княжество Михаил сказал- "Наипаче вижю, оуже головы моея ловят" (Куч-кин ВЛ Древнейшая редакция Повести о Михаиле Тверском С 135)

1'' Стремление увидеть в деятельности Михаила проявления "борьбы с игом" отчасти, может быть, вызвано представлениями о князе-святом как борце с "неверными" (навеянном образом Александра Невского) Однако если бы позиция в отношении Орды была в ту эпоху главным критерием для канонизации, то Дмитрий Донской был бы признан святым не в конце XX столетия, а много ранее, и никогда бы не был канонизирован Федор Ростиславич Ярославский, который не только подолгу жил в Орде и женился на родственнице хана, но и не раз приводил на Русь татарские войска. Очевидно, что основания для признания того или иного князя святым были связаны с иными факторами В случае с Михаилом предпосылками канонизации были его мученическая смерть (в глазах современников отвратившая разорение Тверского княжества) и то, как он (в изображении автора "Повести о Михаиле Тверском") шел навстречу ей

58 хана, а утратив ярлык, продолжал считать себя великим князем и княжить в Новгороде. Элементы сопротивления воле (именно воле, а не власти в принципе) Орды в деятельности Юрия Даниловича просматриваются в намного большей степени, чем в деятельности его современников - тверских князей.

В целом, благодаря твердости и решительности (часто граничившей с безрассудством) Юрия Московское княжество сумело выстоять в неблагоприятных обстоятельствах. Поддержкой ордынских правящих кругов Москва пользовалась при Юрии только в 1317-1322 гг., в остальное же время ситуация была взрывоопасной. Однако судьба до известного времени благоволила к Юрию Даниловичу: в 1305 и 1308 гг. ему удавалось избежать военного поражения и замириться с Михаилом ценой уступок, в 1312 г. разрешение конфликтной ситуации отсрочила смерть хана Тохты, в 1316 г. главный удар приняли на себя новгородцы, а затем Юрий обрел благосклонность хана. Переход к московскому князю великого княжения владимирского создал прецедент, после которого потомки Даниила Александровича уже могли с полным основанием претендовать на первенство в Северо-Восточной Руси.

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова