Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов. Богочеловеческая комедия. Вспомогательные материалы: Россия в 1990-е гг., ЧК.

Олег Греченевский

ИСТОКИ НАШЕГО ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ

ИСТОКИ НАШЕГО "ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО" РЕЖИМА – 48 часть

В прошлой части мы сетовали о том, что самые первые шаги новорожденной чекистской мафии отслеживать еще труднее, чем разбираться в хитросплетениях ее современной подпольной деятельности. Ведь уже несколько десятков лет прошло с момента зарождения на территории нашей многострадальной Родины этой новой "формы жизни" – где же источники брать по этой теме?!

Но стоило мне только немного покопаться в Сети, как сразу же выяснилось, что такие источники там на самом деле есть – притом они находятся буквально под ногами, так что долго выискивать ничего не пришлось. Я просто немного отстал от жизни: за последние годы в Интернете были размещены новые обширные пласты информации по истории советской внешней разведки. Особенно рекомендую замечательный сайт http://shieldandsword.mozohin.ru – который открылся еще в 2009 году. Там есть все необходимое для наших изысканий по части "конспирологии": например, имеется полная структурная схема всех наших органов госбезопасности, притом со всеми их многочисленными изменениями, начиная с 1941 года – и вплоть до августа 1991 года. И что особенно важно для нас, там достаточно подробно расписан руководящий состав основных подразделений внешней разведки того времени – то есть, приведены списки всех известных на сегодняшний день начальников и даже их заместителей, с точными или хотя бы примерными датами их нахождения на этих постах. Увы, и эти списки, к сожалению, не совсем полные, там имеется достаточно много лакун – и чем ближе к 1991 году, тем больше таких пробелов. А после 1991 года вообще расположена непрошибаемая информационная стена – и что происходило дальше во внешней разведке новой независимой России, никому уже толком неизвестно. Та же история и с биографиями основных руководящих кадров внешней разведки, которые имеются на этом сайте (да и где угодно еще): наиболее полно там представлены послужные перечни деятелей сталинской эпохи – а ближе к нашему времени становится все больше пропусков и неточностей. Так что, как это не парадоксально, но если брать материалы только чекистского характера, то о первых шагах нашей мафии внешней разведки можно при желании выяснить гораздо больше, чем о ее же деятельности в современную эпоху развитой демократии. А начиная с 1991 года уже можно выезжать в основном только на различных косвенных методах исследования: например, отслеживая перемещения так называемых "финансовых потоков" (в основном из государственной казны в частные карманы) – или наблюдая, как борются между собой различные кланы внутри правящей верхушки страны.

На этом мы лучше закончим наше традиционное вступление – и перейдем прямо к делу. То есть прямо к обнаруженному нами, вроде бы, самому что ни на есть первоначальному "истоку нашей демократии".

ИСТОЧНИК ЧЕКИСТСКОЙ МАФИИ НАЙДЕН!

Вот он, скорее всего, этот самый главный отец-основатель нашей мафии внешней разведки, с достаточно большой долей вероятности. А если он даже и не был на самом деле первым главным руководителем чекистской мафии - то он, во всяком случае, был в свое время связан с этим неизвестным главарем чекистской банды напрямую, уже без всяких промежуточных ступеней. Так что мы здесь рекомендуем общественности и всем заинтересованным лицам:

СИНИЦЫН Елисей Тихонович (1909 - 1995)

В 1934 г. окончил Московский институт химического машиностроения, затем работал инженер-механиком на Дорогомиловском химзаводе в Москве. В органах госбезопасности с марта 1937 г. В январе 1939 г. окончил Центральную школу НКВД и направлен на работу в разведку. Занимал должности:

Заместитель резидента НКВД во Львове, Польша (июль - сентябрь 1939 г.). После начала Второй мировой войны выехал в СССР;

Резидент НКВД/НКГБ в Хельсинки (октябрь - ноябрь 1939 г. и март 1940 - август 1941 г.). Официальные должности - советник, поверенный в делах СССР в Финляндии.

После вступления Финляндии в войну депортирован.

Заместитель начальника Скандинавского отдела 1-го Управления НКВД/НКГБ (март 1942 - август 1943 г.)

Заместитель резидента НКГБ в Стокгольме по Финляндии (август 1943 - 1944 г.) Официальная должность - 1-й секретарь посольства СССР в Швеции.

Резидент НКГБ в Хельсинки (сентябрь 1944 - май 1945 г.). Официальная должность - заместитель политического советника Союзной Контрольной Комиссии по Финляндии. Отозван в Москву по ложному доносу, однако после проведенного по инициативе члена Политбюро ЦК ВКП(б) А.А.Жданова тщательного расследования все обвинения были сняты.

Начальник 3-го (немецкого) отдела 2-го (европейского) Управления КИ при СМ СССР - МИД СССР (июнь 1947 - август 1950 г.). В июне 1947 - 1948 г. был в командировке в Финляндии, принимал участие в подготовке мирного договора с СССР;

Резидент КИ/МГБ в Берлине (август 1950 - июнь 1952 г.)

Заместитель старшего советника МВД/КГБ СССР при УГБ Венгерской Народной Республики по разведке (23 мая 1953 - январь 1956 г.);

Начальник 11-го отдела (соцстраны) ПГУ КГБ (июнь 1957 - август 1962 г.);

Представитель КГБ при МВД Польской Народной Республики (август 1962 - апрель 1968 г.);

Начальник 4-го (немецкого) отдела ПГУ КГБ (май 1968 - 11 апреля 1969 г.);

Заместитель начальника ПГУ КГБ по кадрам (1969 - март 1970 г.);

Представитель КГБ при Федеральном МВД ЧССР (март 1970 - март 1981 г.).

С 1981 г. на пенсии. Жил в Москве. Звания: майор ГБ (11 февраля 1943 г.) ; подполковник (5 сентября 1945 г.); полковник (на 1953 г.); генерал-майор (8 октября 1968 г.). (Взято из http://shieldandsword.mozohin.ru/personnel/sinitsyn_e_t.htm)

Мы здесь видим почти стопроцентное совпадение с основными ключевыми пунктами из политической биографии Юрия Андропова.

1. Для начала такая небольшая цитата: "После начала советско-финской войны 1941—1944 годов Центральный комитет комсомола республики во главе с Андроповым решил сформировать из комсомольцев партизанский отряд «Комсомолец Карелии». Все задания для комсомольских работников, отправляющихся в тыл, Андропов составлял сам. Отправив подпольщиков на задание, принимал радиограммы и отвечал на них, подписываясь подпольной кличкой «Могикан»." (http://www.bestpeopleofrussia.ru/persona/Yuriy-Andropov/bio/)

А теперь наш небольшой комментарий к этому чисто совковому пропагандистскому тексту. Вот так просто, в самые-то крутые сталинские времена, вдруг собрались карельские комсомольские функционеры и решили: а давайте-ка мы организуем партизанское движение на оккупированной части нашей республики! И организовали…

(Для сравнения: после войны Сталин расстрелял всю ленинградскую руководящую верхушку только за проведенную в этом городе без санкции аппарата ЦК российскую торгово-промышленную ярмарку)

Разумеется, в этой агитке все до последнего слова ложь – кроме того (неважного в данном случае) факта, что главный комсомольский лидер Андропов хотя и входил в республиканский партизанский штаб, но сам лично в тылу врага никогда не воевал, по причине слабого здоровья.

На самом же деле все партизанское движение в годы войны повсеместно находилось под полным контролем нашей внешней разведки. Причем если даже где-то на советской оккупированной территории и возникали стихийным образом партизанские отряды, что часто случалось - то чекисты все равно со временем и их подчиняли себе. Но основной костяк партизанского движения с самого начала составляли обученные на чекистских спецкурсах разведывательно-диверсионные группы. Вот в этом и заключалась тогда главная задача комсомольских функционеров из прифронтовой полосы, вроде Андропова: подбирать в нужном количестве подходящих молодых людей для формирования таких разведывательных и диверсантских групп - из числа физически крепких и самое главное, политически надежных комсомольцев. Тем более что на территории оккупированной Карелии стихийные партизанские отряды вообще так и не появились – и карельское население тогда больше сочувствовало финским оккупантам.

Такой курьезный факт нам как-то попался относительно Карелии: в этой республике во время войны, кроме местного комсомола, вторым по важности источником пополнения для диверсантских групп стали заключенные из здешних лагерей (!) – притом в качестве добровольцев чекисты отбирали только хорошо себя зарекомендовавших тайных осведомителей. То есть лагерных стукачей, попросту говоря...

Надо ли объяснять, что деятельность карельского партизанского штаба в конечном счете курировал чекист Елисей Синицын – который всю войну был в нашей внешней разведке самым главным по финскому направлению! То есть Юрий Андропов был тогда именно его тайным агентом – хотя, скорее всего, и не на прямую, а через какого-то посредника.

Еще такое примечание: внутри правящей партийной верхушки нашей страны за политику по отношению к Финляндии всегда персонально отвечал товарищ Жданов. Так что разведчик Синицын тоже в свое время, безусловно, входил в ждановский клан – просто по должности, так сказать. Поэтому когда в 1949 году Сталин решил полностью вырезать весь ждановский клан, то по идее и Елисея Синицына тоже должны были тогда каким-то образом "необоснованно репрессировать". Тем более что чекист Синицын к тому времени поднялся еще выше – и стал отвечать во внешней разведке за все германское направление. Тем не менее, товарищ Сталин тогда по каким-то причинам его совсем не тронул – хотя вообще-то среди репрессированных по "ленинградскому делу" руководителей чекисты были. Например, в октябре 1950 года был расстрелян генерал-лейтенант Кубаткин, бывший во время войны главным ленинградским чекистом. Видимо, сталинская логика тут была очень простая: начальник контрразведки Ленинграда, это все-таки довольно влиятельная политическая фигура – а разведчики в принципе не могут иметь никакого отношения к борьбе за власть внутри страны. Как видите, даже и у великих вождей иногда случаются крупные ошибки…

Так что Елисей Синицын не только сам нисколько не пострадал во время "ленинградского дела" – но даже сумел тогда вытащить сухим из воды своего тайного агента Андропова.

Относительно этого карельского вопроса осталось разобраться только с полковником Николаем Гусевым, у которого каким-то образом сложилась в Сети репутация "личного куратора тайного агента Андропова". Это, конечно, какое-то недоразумение – или даже умышленно распространяемая дезинформация, чтобы отвлечь внимание от настоящих чекистских кураторов Юрия Андропова. Ведь полковник Гусев никакого отношения ни к внешней разведке, ни к Карелии прежде вообще никогда не имел, когда его в сентябре 1950 года назначили главным карельским чекистом. А до этого Гусев служил в Москве, в руководстве военной контрразведки. Хотя, разумеется, Николай Гусев тоже имел потом прямое отношение к чекистской мафии, судя по его довольно успешной карьере во внешней разведке КГБ после 1961 года. Надо полагать, что как раз в Карелии его и завербовала мафия внешней разведки – так что у него были общие с Андроповым кураторы!

2. Следующая цитата из Википедии:

Юрий Андропов "21 июня 1951 года при содействии Отто Куусинена по решению ЦК ВКП(б) переводится в Москву в аппарат ЦК партии, где работает вначале инспектором. В качестве инспектора ЦК наблюдал за работой партийных организаций прибалтийских республик."

Здесь тоже явно просматривается рука скандинавского отдела внешней разведки. Поскольку в аппарат ЦК Андропов попал тогда по рекомендации Отто Куусинена, старого финского коммуниста – а также, судя по его политической биографии, заслуженного тайного агента советской разведки. А прибалтийский регион сам по себе тоже всегда относился к зоне ответственности внешней разведки – притом того же самого скандинавского направления.

Но это было тогда не основное поприще для Юрия Андропова – а так, тихая заводь, где ему можно было отсидеться и переждать бурю "ленинградского дела". Ведь суды и следствия по этому кошмарному "делу" все еще по-прежнему продолжались по всему северо-западному региону страны, до самого конца 1951 года и даже дальше…

3. "В мае 1953 года Андропов по предложению В. М. Молотова переходит в МИД СССР. В МИДе Андропов возглавлял 4-й Европейский отдел (Польша, Чехословакия) и стажировался в скандинавском отделе под руководством Андрея Александрова-Агентова."

Разумеется, товарищ Молотов не мог тогда лично знать какого-то мелкого партаппаратчика Андропова. И даже деятель с символической фамилией Александров-Агентов тоже никак с ним не пересекался по служебным делам. Зато у Агентова и Андропова явно были общие знакомые во внешней разведке. У нас есть даже некоторые сомнения, точно ли товарищ Агентов был тогда всего лишь "чистым дипломатом", а не кадровым сотрудником внешней разведки скандинавского направления. Вот его краткая биография:

Андрей Михайлович АЛЕКСАНДРОВ-АГЕНТОВ (1918 —1993).

Окончил скандинавское отделение филологического факультета Ленинградского института философии, литературы и истории. В 1940—1942 годах — корреспондент ТАСС в Стокгольме. На дипломатической работе с 1942 года. В 1942—1947 годах на работе в миссии СССР в Швеции. В 1947 году переведён из Швеции в Москву, в аппарат МИД, работал советником министра иностранных дел. В 1961—1963 годах — референт председателя Президиума Верховного Совета СССР, с 1963 по 1966 годы — помощник по международным делам секретаря, затем Первого секретаря ЦК КПСС. С 1966 по 1986 годы — помощник по международным делам Генерального секретаря ЦК КПСС.

Это какой же надо было быть акулой чекистской мафии, чтобы благополучно отслужить помощником у четырех Генеральных секретарей подряд: у Брежнева, Андропова, Черненко и Горбачева! Наверное, Агентову помогло сделать такую замечательную карьеру близкое знакомство с чекистом Елисеем Синицыным, которое завязалось у него в Стокгольме в 1944 году.

А та легкость, с которой Агентов в 1942 году из журналистов стал дипломатом, скорее всего, указывает на кадровый состав внешней разведки. Поскольку разведчикам всегда было совершенно безразлично, под каким прикрытием им заниматься своими прямыми обязанностями – а ведь журналисту приходится время от времени писать газетные статьи, иначе его заподозрят. И далеко не все шпионы обладают для этого достаточными литературными способностями – да и время приходится понапрасну тратить на разную пустую писанину…

Впрочем, этот вопрос принципиального значения не имеет. Но если когда-нибудь вдруг выяснится, что Александров-Агентов был на самом деле кадровым чекистом, то он тогда автоматически выдвинется в число отцов-основателей мафии внешней разведки – хотя и не самого высшего ранга.

Лучше пока отвлечемся от биографии этого матерого агента чекистской мафии – и вернемся опять к Андропову и его дипломатической карьере. Интересно отметить здесь тот факт, что Юрия Андропова с самого начала нацеливали именно на братские страны социализма (4-й Европейский отдел), а не на скандинавский или какой-нибудь другой регион.

4. Идем дальше.

"В октябре 1953 Андропов был назначен советником-посланником в Венгрии. Направление в Венгрию в роли советника посольства являлось понижением в должности. С июля 1954 года по март 1957 года посол СССР в Венгрии. Играл активную роль в подавлении восстания против коммунистического режима в Венгрии. Ему также удалось уговорить Яноша Кадара возглавить венгерское правительство, сформированное Москвой".

Тут надо вспомнить такой факт из биографии Елисея Синицына: ведь он еще в мае 1953 года стал резидентом советской внешней разведки в Венгрии. Правда, формально никаких резидентов разведки в братских странах социализма тогда как бы не должно было быть – но на деле такие вот "советники" при руководстве местных органов госбезопасности их вполне с успехом заменяли. Обосновавшись в Будапеште сам, Синицын всего через полгода перетащил туда и своего тайного агента Андропова – и тот согласился тогда на такой переход, хотя и с "понижением в должности".

Сложнее здесь объяснить, как чекистам вскоре удалось выдвинуть Андропова на пост посла – ведь это была тогда номенклатура ЦК КПСС. У нас остаются в основном два варианта для объяснения: или у мафии внешней разведки уже тогда были свои люди в руководстве Международного Отдела ЦК – или эта тайная мафиозная группировка заключила союз с кланом Хрущева и взяла на себя обязательство поддерживать его в борьбе с блоком Молотова-Кагановича-Маленкова. Хотя в принципе это всего лишь две разные стороны одного и того же варианта. А главная новость здесь та, что у нас теперь получается, будто хрущевский клан партаппаратчиков не только прекрасно знал тогда о существовании мафии внешней разведки – но даже фактически как бы негласно узаконил ее право на существование! Только пусть эта чекистская мафия занимается чем угодно за рубежом – и не лезет во внутренние дела страны…

Что же касается венгерских событий осени 1956 года, то хотя Елисей Синицын занимал свой пост резидента разведки в Венгрии официально лишь до января 1956 года – но ряд источников указывает, что он все же принял тогда самое активное участие в подавлении этого восстания. Надо полагать, что к тому времени он опять вернулся в Венгрию. Ничего удивительного в этом нет, поскольку тогда чекисты спешно стягивали в эту страну отовсюду все свои лучшие силы, чтобы потушить этот разгоревшийся пожар.

А вывод из всего вышесказанного напрашивается очень простой: если Юрий Андропов был в Венгрии всего лишь тайным агентом чекиста Синицына, то именно Синицын и являлся все эти годы реальным советским послом в этой стране. Так что все, что приписывается во время этих драматических событий 1956 года Андропову, скорее всего, на самом деле совершил Елисей Синицын. Включая сюда выбор Яноша Кадара в качестве главы государства и все прочее.

5. Итак, советский посол Юрий Андропов и тайно стоявший за его спиной чекист Синицын совместными усилиями помогли Кремлю подавить венгерское восстание 1956 года (которое они же сами, вполне возможно, сознательно спровоцировали). И дальше эти два друга опять пошли по жизни вместе, в том же самом порядке!

Судите сами: в марте 1957 года Юрий Андропов за свои большие заслуги был назначен заведующим отделом социалистических стран ЦК КПСС. А всего через три месяца, в июне 1957 года, Елисей Синицын стал начальником 11 Отдела ПГУ КГБ, который тоже отвечал за социалистические страны – только по чекистской линии. Формально этот 11 Отдел всего лишь поддерживал партнерские отношения со спецслужбами братских соцстран. А в действительности фактически руководил этими спецслужбами.

И хотя Синицын служил начальником 11 Отдела лишь до августа 1962 года, но он и потом продолжительное время занимался "укреплением дружеских отношений" с органами госбезопасности соцстран – только уже не всех скопом, а по отдельности: сначала в Польше (1962-68 гг.), а потом в Чехословакии (1970-81 гг.).

Ко всему этому надо еще добавить, что тогда же, в июне 1957 года, другой тайный агент внешней разведки, финский коммунист Отто Куусинен, стал секретарем ЦК КПСС по международным делам. А через пять лет, в ноябре 1962, Юрий Андропов тоже достиг этого высокого ранга, продолжая заведовать братскими соцстранами.

В том же 1957 году еще один будущий видный деятель из андроповского клана, Андрей Громыко, был назначен министром иностранных дел – в феврале этого года. И потом благополучно пробыл на этом посту целых 28 лет!

В общем, товарищ Хрущев, чтобы только усидеть самому несколько лишних лет на троне, фактически полностью отдал тогда в руки мафии внешней разведки всю внешнюю политику страны.

6. Следующая цитата из биографии Юрия Андропова в Википедии:

"С 18 мая 1967 по 26 мая 1982 — руководитель КГБ. В этом статусе Андропов был утверждён кандидатом в члены Политбюро (с 21 июня 1967), а затем и членом Политбюро (с 27 апреля 1973). За 15 лет его руководства органы госбезопасности существенно укрепили и расширили свой контроль над всеми сферами жизни государства и общества."

Все правильно, так оно и было: органы "существенно укрепили и расширили свой контроль" – и уже в 1982 году чекистская мафия захватила всю власть над советской империей.

(А неделю назад, 4 марта 2012 года, прошли выборы - и чекист Путин в третий раз был избран президентом России, притом еще в первом туре голосования. И на этот раз даже не понадобились взрывы домов и прочие чекистские провокации)

В мае 1967 года Елисей Синицын находился на посту главного представителя КГБ в Польше. Но через год он вернулся в Москву – и в мае 1968 года опять возглавил 4 Отдел КГБ, который отвечал за германское направление разведки. В октябре 1968 года председатель КГБ Андропов присвоил Синицыну чин генерал-майора. В то время генералов во внешней разведке было еще очень мало, так что это было довольно существенное отличие.

Вскоре генерал Синицын был назначен на очень ответственный пост – в 1969 году он стал заместителем начальника ПГУ КГБ по кадрам. Но, правда, ненадолго: уже в марте 1970 года Синицына отправили служить в Чехословакию – и он провел в этой стране целых 11 лет, до своей отставки из разведки. Мы уже говорили в одной из предыдущих частей книги о событиях в Чехословакии 1968 года. Напомним читателям, что после недолгой "пражской весны" последовала оккупация страны советскими войсками в августе 1968 года – а потом была "нормализация обстановки". В результате чего Чехословакия оказалась тогда под полным контролем нашей мафии внешней разведки. Так что когда генерал Синицын был назначен представителем КГБ в ЧССР, то он стал тогда фактически реальным правителем этого государства. Это, конечно, не так уж и мало само по себе – но все же недостаточно круто для главного отца-основателя чекистской мафии. И из всего этого следует также такой вывод: Елисей Синицын если и был какое-то время настоящим главным руководителем КГБ, то всего лишь два года – с мая 1968 до марта 1970 года. А потом его сменил на этом посту какой-то другой куратор тайного агента Андропова, которого мы пока еще точно не знаем. Ведь само собой понятно, что настоящий главарь чекистской мафии должен был тогда находиться на Лубянке, где-то неподалеку от председателя КГБ Андропова – а не за границей.

Впрочем, чекист Синицын еще в годы войны и в первые послевоенные годы собрал вокруг себя очень крепкую команду соратников, так что было его кому заменить во главе мафии разведки – кому-нибудь помоложе и поэнергичнее. Присмотримся для начала, например, хотя бы к тем генералам внешней разведки, которые когда-то служили под руководством Синицына в резидентуре нашей разведки в Финляндии.

Но прежде чем мы закончим наш разговор о Елисее Тихоновиче Синицыне, надо хотя бы немного рассказать здесь и о его сыне – поскольку это будет совсем не лишним.

СИНИЦЫН Игорь Елисеевич, прозаик, журналист.

Литературный псевдоним - Егор ИВАНОВ. Родился в Москве в 1932 году. В 1949 году поступил в МГИМО. По семейным обстоятельствам в 1952 году был вынужден перейти в Московский Областной Педагогический Институт, который и окончил в 1955-м. С 1955 года был внештатным автором отдела Северной Европы Советского Информбюро, куда был принят на штатную работу редактора этого отдела в сентябре 1956-го года. После преобразования в 1961 году Совинформбюро в Агентство печати Новости, был переведен в аналогичный отдел Главной редакции стран Западной Европы АПН. Много раз выезжал в зарубежные журналистские командировки, в том числе длительные - в Финляндию, Швецию (1961, 1962-1966 г.г.), Германию, где с 1991 года по 1996-й был аккредитован в Пресс-бюро МИД ФРГ в качестве собственного корреспондента московской газеты "Деловой мир" (1987-1996 г.г.). Кроме того, побывал в Австрии, Болгарии, Венгрии, Великобритании, Дании, Польше, Румынии, Франции, Чехословакии, Югославии. Владеет немецким и шведским языками. В 1973-1979 г.г. работал в аппарате ЦК КПСС, помощником члена Политбюро Ю.В.Андропова.

(http://www.moscowwriters.ru/TVOR-P/s/sinicin-ie/sinicin-tv.htm0)

Ясно как день, что Игорь Синицын тоже был кадровым сотрудником разведки, хотя он до сих пор вынужден скрывать от общественности этот факт из своей биографии. И шел Игорь Елисеевич по жизни буквально по стопам своего отца - то есть, как и он, в свое время из скандинавского отдела внешней разведки перешел на германское направление. Ну и бог бы с ним, профессия чекиста у нас с незапамятных времен является по преимуществу наследственной, так что этим никого не удивишь. Но вот эта последняя строчка из биографии Синицына-младшего, конечно, наводит на определенные размышления: "В 1973-1979 г.г. работал помощником члена Политбюро Ю.В.Андропова". Не был ли Игорь Синицын на этом посту своего рода связником между своим отцом, который как раз в эти годы служил представителем КГБ в Чехословакии - и председателем КГБ Андроповым? Допустим, "столица" чекистской мафии могла тогда находиться только в главном политическом центре советской империи – то есть в Москве. Но ведь в Чехословакии в 70-е годы были и свои плюсы для мафии внешней разведки – поскольку там была тогда для этой мафии своя, чисто чекистская территория, где можно было заниматься чем угодно, не опасаясь разных там цвигунов и прочих соглядатаев от советского партийного аппарата. Так что у чекистов там мог быть расположен, к примеру, тайный командно-оперативный штаб для надзора и контроля над всеми восточноевропейскими соцстранами. Тем более что для генерала Синицына это было бы давнее, привычное занятие…

Теперь перейдем к деятелям из финляндской команды Елисея Синицына.

ФИНЛЯНДИЯ – КАК РОДИНА НАШЕЙ МАФИИ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ

Вот четыре чекиста, которые служили вместе с Елисеем Синицыным в резидентуре в Хельсинки - и достигли потом высокого положения во внешней разведке.

1. Рощин Василий Петрович (1903–1988).

В 1920 г. участвовал в партизанском движении на Дальнем Востоке. С ноября 1925 до 1929 г. — в харбинской резидентуре внешней разведки. В 1929–1930 гг. — резидент внешней разведки в Харбине. В 1930–1932 гт. — заместитель начальника 5-го отдела ГУГБ НКВД. С июня 1932 г. — сотрудник резидентуры в Германии. С мая 1935 г. — резидент в Австрии. В начале 1938 г. отозван и уволен из разведки, в начале 1941 г. восстановлен. После начала Великой Отечественной войны — начальник отделения Четвертого управления НКГБ. В 1943–1945 гг. — резидент внешней разведки в Швеции, в 1945–1947 гг. — в Финляндии. В октябре 1947 — июле 1950 г. — резидент КГБ в Берлине. В 1950–1953 гг. — в центральном аппарате разведки. С 1953 г. — в отставке по состоянию здоровья. (http://svr.gov.ru/history/roz.htm)

Последнее воинское звание Василия Рощина – полковник.

Первоначально этого деятеля звали Яков Федорович Тищенко, но большевики в ранние советские годы часто меняли свои настоящие имена и фамилии…

Для нас здесь интересен тот факт, что полковник Рощин хотя и сменил Елисея Синицына в 1945 году на посту резидента в Хельсинки, но стал резидентом в Берлине на три года раньше Синицына – уже в 1947 году. А Восточная Германия имела в послевоенное десятилетие большое значение, как главная база, где в основном сформировалась тогда наша мафия внешней разведки.

И еще такое замечание: в отличие от Елисея Синицына, который попал в разведку лишь в 1939 году, Василий Рощин был опытным кадровым разведчиком еще до войны. И по этой причине он лишь чудом уцелел от расстрела во время чисток 1937-38 годов. Возможно, что Рощина спасло тогда знакомство с главным советским писателем Фадеевым, с которым они когда-то вместе партизанили в годы гражданской войны.

Кроме того, в Стокгольме Рощин был начальником у Синицына, который числился там всего лишь заместителем резидента по Финляндии. Одним словом, у нас имеются некоторые достаточно веские основания, чтобы считать полковника Рощина вероятным главным отцом-основателем мафии внешней разведки. Но Василий Рощин слишком уж рано ушел из разведки. И потом, у нас пока что нет никаких данных, будто бы уже в сталинскую эпоху эта неформальная тайная организация разведчиков стала полностью криминальной организацией. Вряд ли эти разведчики объединялись тогда для того, чтобы заграбастать себе побольше валюты – ведь в сталинские годы у этих людей была более насущная задача: просто выжить. И совсем другое дело эпоха развитого социализма – не говоря уже о перестройке и последовавшей после нее чекистской "демократии". Вот тут для Елисея Синицына и его соратников открылись просто безграничные возможности для обогащения…

2. Котов Михаил Григорьевич.

Был резидентом разведки в Финляндии в 1947-50, 1953-57 и в 1972-75 годах. С 1957 до 1960 года служил заместителем начальника ПГУ КГБ. С 1968 до марта 1970 года был представителем КГБ в Чехословакии. С конца 70-х годов и, по крайней мере, до 1983 года был начальником Управления "Р" ПГУ (оперативное планирование и анализ). Последнее звание – генерал-майор (с декабря 1964 года).

Опять мы видим деятеля, который был ничуть не ниже генерала Синицына по всем формальным служебным показателям. Скорее даже выше: ведь Котов стал заместителем начальника разведки на целых 12 лет раньше Синицына – еще в 1957 году, когда председателем КГБ был генерал Серов. Кстати сказать, 1957 год - это как раз тот самый год, когда Никита Сергеевич особенно щедро расплачивался с мафией внешней разведки за ее активную поддержку в борьбе за власть. Именно тогда эта мафиозная группировка получила для себя несколько самых высоких партийных и государственных постов.

Кроме того, Михаил Котов стал генералом на 4 года раньше Елисея Синицына – в декабре 1964 года. Притом это ведь тоже нетривиальная дата: поскольку тогда только три месяца прошло после благополучного свержения Хрущева. И опять мафия внешней разведки получала полагающееся ей вознаграждение за содействие – только теперь уже от Леонида Ильича…

Даже в Чехословакии генерал Котов сыграл более значительную роль, чем сменивший его генерал Синицын: поскольку именно Котов провел там громадную работу по зачистке всего руководства страны от либеральных коммунистов - и ликвидации чехословацкого "социализма с человеческим лицом". А генерал Синицын приехал в Прагу в 1970 году уже на все готовенькое, так сказать – когда "нормализация обстановки" в стране была в основном завершена.

Остается только несколько непонятным, по какой причине генерал Котов поехал в 1972 году служить резидентом разведки в Финляндию, притом уже в третий раз. Что он там вообще тогда забыл: ведь быть резидентом в третьестепенной стране, это совсем не генеральское дело! И потом, в этой стране наша мафия внешней разведки только лишь зародилась – но ведь для чекистской мафии это был к тому времени уже давным-давно пройденный этап. У этих деятелей с 1967 года свой тайный агент сидел на посту председателя КГБ – так что эта мафия давно уже вышла на оперативный простор, так сказать!

У нас есть только одно возможное объяснение, почему этот далеко не последний в руководстве чекистской мафии деятель отправился в 1972 служить резидентом разведки в Финляндию: он поехал туда, чтобы фактически руководить этой страной – так что это на самом деле была не такая уж и мелкая должность.

Уже заранее предчувствую, какие негодующие вопли раздадутся, когда кто-нибудь из очень строгих читателей дойдет до этого места: "Все, достал уже Греченевский со своей конспирологией - Финляндия-то тут вообще при чем?! Ведь это была тогда вполне нормальная капиталистическая страна, поскольку советские войска в свое время так и не сумели ее полностью оккупировать…"

Пожалуйста, любезный читатель, вот вам сведения из нашей Википедии:

Урхо Калева Кекконен (1900 —1986) —восьмой президент Финляндии.

Занимал свой пост четыре срока подряд - с 1956 до 1982 года. Активно проводил так называемую политику "финляндизации" – то есть максимального укрепления дружеских отношений с Советским Союзом.

Мы здесь немного добавим от себя: эта самая "финляндизация" на практике означала почти полную интеграцию экономики страны с экономикой советской империи – а также полный отказ от проведения самостоятельной внешней политики. Например, все советские граждане знали, что в Финляндию бежать бесполезно: финские власти немедленно выдадут любого беглеца обратно. И даже вооружена была тогда армия Финляндии закупленными у Советского Союза танками и самолетами…

А самое интересное в статье из российской Википедии о президенте Кекконене вот эти две строчки: "Единственный глава государства за пределами бывшего СССР, о котором есть достоверные сведения, уличающие его в том, что он был завербованным агентом КГБ."

Наши чекисты до сих пор этот факт категорически отрицают, но это, разумеется, ни о чем не говорит. Нет, Кекконена действительно поймали позднее буквально за руку – и есть документы, в том числе и собственноручно им написанные, которые точно доказывают, что глава финского государства регулярно тайком встречался с резидентами советской разведки – на конспиративных квартирах. И об этом неприглядном факте из биографии Кекконена даже самые ярые сторонники этого финского политика давно уже не спорят. Они только убеждают (и себя и других), будто это тесное сотрудничество с КГБ шло у президента Кекконена не во вред его Родине, а только ей на пользу. Так что Урхо Кекконен на самом деле всю свою жизнь был крутым финским патриотом! С этим утверждением мы уж лучше не будем спорить, тут все зависит от точки зрения, с которой смотрят на подобные вещи…

Можно разве что опровергнуть утверждение российской Википедии, будто бы не было таких же уличенных тайных агентов спецслужб в руководстве других стран – например, практически во всех бывших братских соцстранах Восточной Европы. Но с другой стороны, президент Кекконен, действительно, был единственным из всех глав государств, кто был разоблачен в сотрудничестве именно с КГБ – а не с какой-нибудь другой коммунистической спецслужбой. И, кроме того, только Урхо Кекконена поймали на тайных контактах с советской разведкой в то самое время, когда он занимал пост главы государства. Хотя на наш взгляд, все эти нюансы совершенно не имеют принципиального значения – так что на самом деле случай с президентом Кекконеном вовсе не является таким уж уникальным…

И что нам известно во всей этой темной истории совершенно точно, так это что сам этот прогрессивный финский политик имел от своего сотрудничества с советской разведкой большую пользу лично для себя. Вот, например, такая цитата из Сети:

"Контакты Кекконена с советскими спецслужбами начались еще в 1944 году, когда Финляндия вышла из войны на стороне Германии. К президентским выборам 1956 года у политика установились столь тесные отношения с Лубянкой, что он потребовал ее помощи на президентских выборах. Для победы над главным конкурентом, социал-демократом Карлом Аугустом Фагерхольмом, Кекконену была нужна стопроцентная поддержка коммунистов на коллегии выборщиков, и Москва дала своим протеже соответствующие инструкции." (http://lenta.ru/news/2005/05/13/agent/)

Вернемся опять к генералу Котову. Нам осталось разобраться с его последней должностью во внешней разведке: c конца 70-х годов и по крайней мере до 1983 года он был начальником Управления "Р" ПГУ (оперативное планирование и анализ).

Что тут можно сказать – разве что о том, что при Сталине разведчикам фактически запрещали самим анализировать и обобщать собранные ими разведданные. Всем этим анализом должен был заниматься исключительно аппарат ЦК – а разведка должна была только снабжать партийную верхушку расшифрованными донесениями от резидентов: "агент такой-то сообщает то-то и то-то." А уж думать о чем-то должны были только сами партаппаратчики. Но все эти порядки после назначения Юрия Андропова председателем КГБ бесповоротно закончились: теперь чекисты плевали на партийный аппарат – и делали все, что они считали нужным.

Имеется у нас еще такое соображение ума: а ведь генерал Котов на этом своем последнем посту вполне мог бы быть если и не реальным председателем КГБ (что тоже не исключено) – то, уж во всяком случае, настоящим начальником внешней разведки. Потому что ясное дело, что многолетний адъютант Андропова и бывший партаппаратчик Владимир Крючков, который официально занимал пост начальника ПГУ с 1974 до 1988 года, мог быть там только подставным лицом для вида – а реально советской внешней разведкой руководил тогда кто-то из настоящих, кадровых разведчиков. И главные кандидаты на такую роль, скорее всего, были в первую очередь именно из финляндской команды генерала Синицына.

3. Яковлев Василий Терентьевич (1899 – 1950)

В 1921 году направлен в органы ВЧК. Во внешней разведке с 1931 года. В 1932 году был назначен помощником начальника отделения ИНО ОГПУ. Владел болгарским, немецким и французским языками. В марте 1935 года В.Т.Яковлев был направлен в качестве резидента внешней разведки в Болгарию, где находился до 1938 года. В 1938 году в связи с организованной Берией чисткой органов госбезопасности был отозван в Москву. Знакомясь с его делом, Берия наложил резолюцию, запрещавшую впредь использовать В.Т.Яковлева на руководящих должностях.

В августе 1939 года был направлен в Латвию в качестве оперативного работника под прикрытием торгового представителя СССР. В Риге находился до августа 1940 года и положительно себя зарекомендовал. Отсюда был переведен под тем же прикрытием на работу в Финляндию, где находился до сентября 1941 года. По воспоминаниям бывшего в то время начинающим резидентом НКВД в Финляндии Е.Т.Синицына, его заместитель В.Т.Яковлев, располагавший хорошим оперативным опытом, фактически руководил работой резидентуры. В годы Великой Отечественной войны В.Т.Яковлев работал начальником 2 (Балканского) отдела внешней разведки. Постановлением СНК СССР от 9 июля 1945 года В.Т.Яковлеву было присвоено воинское звание генерал-майор.

В июне 1946 года был направлен в Берлин в качестве заместителя представителя МГБ СССР в Германии. В этой должности проработал до апреля 1947 года. По возвращении в Москву назначен на должность начальника управления в Комитете информации при СМ СССР. В мае 1947 года был командирован в качестве резидента внешней разведки в Австрию, где находился до сентября 1949 года. По завершении служебной командировки в Австрию В.Т.Яковлеву было предложено возглавить управление во внешней разведке, однако по состоянию здоровья он отклонил это предложение и в конце 1949 года вышел в отставку. В 1950 году В.Т.Яковлев скончался от болезни сердца. (http://svr.gov.ru/history/yak.htm)

Формально именно Василий Яковлев был поначалу самым высокопоставленным деятелем в команде соратников Елисея Синицына. Достаточно сказать, что именно Яковлеву было раньше всех присвоено генеральское звание – сразу же после войны. Это было тогда просто невероятное отличие для сотрудника внешней разведки: ведь кроме Яковлева, Сталин тогда присвоил звание генерал-майора всего трем разведчикам (М.А.Алахвердову, П.М.Журавлеву и В.М.Зарубину). Еще один деятель из внешней разведки стал тогда же генерал-лейтенантом – некий А.И.Лангфанг. Причем другие подразделения госбезопасности (контрразведка, ГУЛАГ и т.д.) были тогда гораздо более щедро вознаграждены генеральскими лампасами: ведь после отмены званий "комиссар госбезопасности такого-то ранга" около 200 чекистов получили в июле 1945 года воинские звания от генерал-майора до генерал-полковника. И после этого до 1954 года никого из чекистов больше в генералы вообще не производили! (http://shieldandsword.mozohin.ru/ranks/gb4552.htm)

Остальные трое разведчиков-генералов сталинской эпохи, кроме Яковлева, к мафии внешней разведки никакого отношения не имели – это можно вполне однозначно установить из их послужных списков. Генерал-лейтенант Лангфанг так вообще до того, как он попал во внешнюю разведку, служил в контрразведке и был во время массовых репрессий 1937-38 годов одним из главных палачей – за что в 1957 году он был арестован и получил 15 лет тюремного заключения.

Идем дальше по биографии генерала Яковлева. Балканский отдел разведки особого значения для мафии внешней разведки тогда еще вроде бы не имел, так что его можно здесь пропустить. А вот Восточная Германия стала после войны основным опорным пунктом, где эта мафиозная группировка формировалась и базировалась – и потом расползалась по другим странам и континентам. Так вот, первым из финляндской команды Елисеева именно генерал Яковлев протоптал для этой неформальной группировки дорожку в Восточную Германию: поскольку он попал туда еще в 1946 году - и потом, надо полагать, помог там обосноваться и другим своим соратникам. Что же касается Австрии, где Яковлев служил потом резидентом, то эта страна особого значения для мафии тогда не имела – так, своего рода приложение к Германии, которое тоже старались не упускать из вида.

В общем, Василий Яковлев имел тогда все шансы для того, чтобы стать главным отцом-основателем мафии внешней разведки – но помешало слабое здоровье. Хотя конечно, в те годы могли быть и другие причины, чтобы вдруг умереть от "сердечной недостаточности" в возрасте всего 51 год.

4. Сахаровский Александр Михайлович (1909 - 1983).

В органах госбезопасности с февраля 1939 г. Службу начал в УНКВД по Ленинградской области. В сентябре 1946 г. переведен в центральный аппарат МГБ, где занимал должности:

Начальник отдела «7-А» (скандинавского) Управления «1-А» (легальная разведка) ПГУ МГБ СССР (25 сентября 1946 - 25 июня 1947 г.);

Начальник 2-го отдела 2-го (европейского) Управления Комитета информации (24 июля 1947 - сентябрь 1948 г.), в 1947 - 1948 г. находился в спецкомандировке в Финляндии;

Заместитель начальника 2-го (европейского) Управления Комитета информации (сентябрь 1948 - март 1950 г.), выезжал в спецкомандировки в Грецию, Турцию и Болгарию, 13 ноября 1949 г. направлен советником МГБ в Румынию;

Старший советник МГБ СССР в Румынии (24 марта 1950 - 19 ноября 1952 г.);

Помощник начальника 2-го Главного управления (разведка) МВД СССР и одновременно начальник 12-го (соцстраны) отдела (17 марта - 21 мая 1953 г.)

Заместитель начальника 7-го (соцстраны) отдела 2-го Главного управления МВД СССР (21 мая - 5 июня 1953 г.);

Заместитель начальника 4-го (Восточного) отдела 1-го Главного управления МВД СССР (5 июня - 28 сентября 1953 г.);

И.о. начальника 7-го отдела 2-го Главного управления МВД СССР (28 сентября 1953 - 8 февраля 1954 г.);

И.о. заместителя начальника 2-го Главного управления МВД СССР (8 февраля - 18 марта 1954 г.);

И.о. заместителя начальника, с 4 ноября 1954 г. заместитель начальника ПГУ КГБ (18 марта 1954 - 2 августа 1955 г.),

1-й заместитель начальника ПГУ КГБ (2 августа 1955 - 12 мая 1956 г.);

Начальник ПГУ КГБ (12 мая 1956 - 15 июля 1971 г.).

Старший консультант Группы консультантов при Председателе КГБ (15 июля 1971 - ноябрь 1974 г.) С 1 февраля 1975 г. в отставке.

Звания: полковник (декабрь 1948 г.); генерал-майор (14 января 1956 г.); генерал-лейтенант (23 февраля 1961 г.); генерал-полковник (19 декабря 1967 г.).

Как мы видим, Никита Сергеевич полностью отдал внешнюю разведку в руки чекистской мафии еще в мае 1956 года – когда он дал свое согласие на то, чтобы генерал Сахаровский из финляндской группировки Елисея Синицына стал начальником ПГУ. А первым заместителем начальника разведки Сахаровский был назначен еще в августе 1955 года.

Здесь также показателен тот факт, что Александр Сахаровский начал свою довоенную чекистскую карьеру именно в Ленинграде – то есть в рамках клана Жданова. Отсюда уже неудивителен его переход в скандинавский отдел внешней разведки, который Сахаровский возглавил в сентябре 1946 года.

Его спецкомандировка в Румынию особого значения для мафии внешней разведки, скорее всего, не имела. А вот то обстоятельство, что полковник (тогда еще) Сахаровский с марта 1953 года руководил отделом разведки по соцстранам (который несколько раз сменил тогда свою нумерацию) – это уже интересно. Поскольку в мае этого года Елисей Синицын отправился служить в Венгрию – и немного погодя перетащил в эту страну и своего тайного агента Андропова.

В ноябре 1954 года полковника Сахаровского утвердили на посту заместителя начальника внешней разведки – раньше всех других деятелей из команды Елисея Синицына. А если могут возникнуть какие-то подозрения, будто на самом деле Александр Сахаровский к мафии внешней разведки не принадлежал – то как же тогда можно объяснить, что Юрий Андропов после своего назначения председателем КГБ целых четыре года терпел его на посту начальника ПГУ?! Притом что именно Андропов с самого начала лично курировал это подразделение госбезопасности…

С другой стороны, вряд ли генерал Сахаровский был тогда самым главным в мафии внешней разведки, несмотря на свой высокий пост и звание генерал-полковника, которое ему присвоил председатель КГБ Андропов еще в декабре 1967 года. Поскольку официальные звания в чекистской мафии сами по себе еще мало что означают. Например, Владимир Крючков, который тоже позднее стал начальником внешней разведки, был и вовсе генералом армии – ну и что из этого?! Конечно, генерал-полковник Сахаровский, надо полагать, был не последним человеком в руководстве чекистской мафии – но это еще не значит, что именно он ее возглавлял. Настоящие главари любой мафии мира, как правило, предпочитают действовать в глубокой тайне - и они не любят светиться у всех на виду.

Были и некоторые другие чекисты, которые служили в Финляндии вместе с Елисеем Синицыным, но они такого же высокого положения во внешней разведке уже не достигли – и вышли в отставку в звании не выше полковника. Возможно, что они просто не попали тогда в ту тайную неформальную организацию Синицына, вокруг которой сформировалось руководство мафии внешней разведки. Так что их мы лучше здесь пропустим.

Надо сказать, что, начиная примерно с 1948 года, резидентура советской разведки в Финляндии особо выдающегося значения для чекистской мафии уже явно не имела – да и генерал Синицын потом вроде бы больше не бывал в спецкомандировках в этой стране. Разве что он в частном порядке навещал иногда своего друга, финского президента Кекконена? (шутка)

Тем не менее, и гораздо позднее резидентура в Хельсинки все же дала для нашей мафии внешней разведки ряд выдающихся деятелей, которых тоже стоит здесь упомянуть.

1. Владимиров Виктор Михайлович (год рождения неизвестен – 1995).

Генерал-майор. Работал в резидентурах советской разведки за рубежом, в основном в Хельсинки. В 1955-59 гг. – второй секретарь посольства СССР в Финляндии.

В 1966-68 гг. – начальник Отдела «В» (диверсантского) ПГУ. В 1970-72 гг. и в 1977-84 гг. служил резидентом разведки в Финляндии. В промежутке между этими двумя заграничными спецкомандировками он возглавлял Управление "РТ" ПГУ (разведка с территории СССР – то есть вербовка там иностранных граждан).

Здесь интересно отметить, что генерал Владимиров возглавлял во внешней разведке подразделение террористов и диверсантов. Какая же уважающая себя мафия обойдется в своей нелегкой работе без собственного подразделения профессиональных киллеров?! Тут уже можно обойтись без комментариев. Разве что стоит еще припомнить, что и полковник Гусев из Карелии, о котором мы говорили в предыдущей части книги, тоже позднее возглавлял Отдел «В» (в 1971-76 гг.). Еще такой курьезный факт: чекисты, которые служили в этом крутом отделе, всерьез считали, будто литер «В» в его названии как раз и означает "Владимиров"…

Идем дальше. Виктор Владимиров поехал в третий раз в Финляндию уже в генеральском звании, как и один из его предшественников, вышеупомянутый генерал Котов. Разумеется, для того чтобы руководить страной через своего агента-президента, тут нужен был чекист достаточно высокого ранга! Кстати, в опубликованных позднее дневниках президента Кекконена перечислены его многочисленные тайные встречи именно с генералом Владимировым – на квартире у сына президента.

Кроме того, Виктору Владимирову пришлось тогда решать еще одну глобальную задачу: поскольку Урхо Кекконен был тяжело болен, в 1982 году ему пришлось уйти в отставку. И перед советской разведкой тогда возникла серьезная проблема: кого же протолкнуть на президентский пост вместо него? Тут была какая-то очень мутная история, на которой мы лучше не будем сейчас заострять внимания. А если говорить коротко, то генерал Владимиров будто бы нашел одного финского политика, который прекрасно подходил на роль президента страны. Он, правда, был законченный алкоголик – но зато наш человек! Но по какой-то причине с этим проектом у чекистов ничего не получилось.

А может и совсем наоборот, тот алкаш (некий Карьялайнен) служил тут только для отвлечения внимания от настоящего кандидата нашей чекистской мафии… Как-то нам трудно поверить, что чекисты могли тогда так легко выпустить из своих рук такую довольно зажиточную западную страну! Тем более что по свидетельству беглого разведчика Гордиевского, Финляндия была к тому времени опутана очень густой сетью из советских тайных агентов – которых там было больше, чем во всех остальных странах из 3-го англо-скандинавского Отдела ПГУ, притом вместе взятых!

2. Рапота Григорий Алексеевич (1944 г.р.)

Окончил МВТУ имени Баумана в 1966 году по специальности «инженер-конструктор», впоследствии окончил Краснознамённый институт КГБ СССР. Начал свою службу во внешней разведке в 10 Отделе ПГУ (научно-техническая разведка).

Был в трех длительных спецкомандировках – в США (1971-74 гг.), Швеции (1979-83) и Финляндии (1987-90 гг.). С 1993 по апрель 1998 года занимал должность заместителя директора СВР России (директор - Евгений Примаков). Отвечал за американское и европейское направления, работу пресс-бюро, "поддержание партнерских связей со спецслужбами иностранных государств".

В период с апреля по ноябрь 1998 года — заместитель секретаря Совета Безопасности России, с ноября 1998 по сентябрь 1999 — генеральный директор госкомпании Росвооружение. С сентября 1999 года по май 2000 — первый заместитель министра торговли России, занимался военно-техническим сотрудничеством. В период с июня 2000 по октябрь 2001 года — первый заместитель министра науки, промышленности и технологий. С октября 2001 по октябрь 2007 года — генеральный секретарь Евразийского экономического сообщества. 9 октября 2007 года назначен полномочным представителем Президента в Южном Федеральном округе, а с мая 2008 года – полпред Президента в Приволжском Федеральном округе. 25 ноября 2011 года назначен на пост Государственного секретаря Союзного государства России и Белоруссии.

Третью длительную спецкомандировку чекисты почти всегда совершали в качестве резидента – так что Григорий Рапота наверняка был в Финляндии именно на этой должности. Соответственно, в Швеции он был, скорее всего, в ранге заместителя резидента. Еще можно тут упомянуть, что в Швеции Григорий Рапота был пойман на шпионаже – и его из этой страны выслали в 1983 году.

А первая поездка в США, тем более в качестве простого оперативника, практически ничего здесь не означает – поскольку в руководстве нашей мафии внешней разведки в общем-то с явным недоверием относились к тем, кто служил на североамериканском направлении. Притом особенно отрицательно группировка Синицына относилась к тем старым разведчикам, которые работали в Соединенных Штатах в 40-е и в начале 50-х годов. Причина, тут на наш взгляд в том, что эти разведчики занимались тогда в США в основном атомным шпионажем – и по этой причине их всех подозревали как потенциальных "людей из клана Берии". И только где-то в 60-е или 70-е годы произошел перелом в этих неприязненных отношениях – но лишь после того, как мафия внешней разведки полностью подчинила себе все американское направление. Так что роль 1-го (североамериканского) Отдела ПГУ в первоначальной стадии формирования чекистской мафии была минимальной, практически нулевой.

Что же касается биографии генерала Рапоты, то мы уже подробно говорили об этом выдающемся деятеле в одной из предыдущих частей книги. Напомним только, что Григорий Рапота относится к московскому клану КГБ, как "человек Примакова". Соответственно, после 2001 года правящая верхушка нашей страны доверяет ему только очень внушительные внешне, но совершенно пустые должности, без всякой реальной власти. Особенно показателен в этом отношении последний "высокий пост", который недавно получил генерал Рапота в так называемом "Союзном государстве России и Белоруссии". Этот пропагандистский мыльный пузырь с самого начала ровным счетом ничего не означал, кроме желания правителей обеих стран заниматься пиаром на естественном стремлении к объединению двух родственных народов…

3. Чернов Владимир Александрович (1951 г.р.)

В 1973 году окончил Московский финансовый институт по специальности "Международные экономические отношения". В 1981 году окончил Высшую школу экономики в Лондоне. С 1973 по 1978 год - научный сотрудник Научно-исследовательского финансового института при Министерстве финансов СССР.

С 1978 по 1983 год - работал в Международном совете по пшенице при МИД СССР (Лондон).

С 1983 по 1987 год - научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) АН СССР.

С 1987 по 1993 год - заместитель директора-распорядителя Финско-Советской торговой палаты при Торгово-промышленной палате СССР (РФ) в Хельсинки.

С 1993 по 1996 год - заместитель начальника управления клиентских отношений Международного Московского банка.

С 1996 по 2001 год - начальник управления по работе с клиентами, член правления, заместитель председателя правления АКБ "Национальный Резервный Банк".

В мае 2001 года был назначен председателем ГУП "Госинкор", занимал эту должность до прекращения деятельности корпорации.

В дальнейшем был советником Министра обороны РФ С.Иванова, занимал пост руководителя Секретариата заместителя Председателя Правительства РФ - Министра обороны РФ С.Иванова; избирался председателем совета "Гута-банка" (с декабря 2002 г.).

Мы уже говорили об этом деятеле: на самом деле Владимир Чернов служил во внешней разведке КГБ – и вышел в отставку в звании полковника. А руководство его Национального резервного банка состояло почти сплошь из бывших разведчиков служивших в конце 80-х годов в Англии (Александр Лебедев, Андрей Костин и т.д.). Личное состояние Чернова сейчас оценивается суммой в 1.8 миллиарда долларов.

Клановая принадлежность полковника Чернова у нас по прежнему никаких сомнений не вызывает: московский клан КГБ. А его тесная дружба с бывшим министром обороны Сергеем Ивановым теперь приводит нас к выводу, что мы слишком уж поторопились причислить Иванова к питерскому клану: вполне возможно, что он тоже из московского клана. В свое время я не поверил утверждениям на этот счет, полученным в ходе переписки с покойным Антоном Суриковым (см. приложение к соответствующей части данной книги) – и похоже, что совершенно напрасно…

Судя по его званию, Владимир Чернов занимал в Финляндии пост резидента разведки – или, как минимум, заместителя резидента. Тогда как в Англии он служил, надо полагать, всего лишь простым оперативником – пока его не поймали в 1983 году на шпионаже и не выставили из этой страны. Впрочем, к тому времени Англия давно уже была точно такой же базой для нашей мафии внешней разведки, как и Финляндия – поскольку обе эти страны относились к зоне ответственности 3-го Отдела ПГУ. Служба в Англии была тогда даже более перспективной для дальнейшей карьеры разведчика – поскольку эта страна играла гораздо более значительную роль в мировой политике и экономике.

4. Иванов Сергей Борисович (1953 г.р.)

Окончил филфак ЛГУ (1975), высшие курсы КГБ в Минске (1976), Краснознамённый институт КГБ СССР (1981). В 1974 году отправлен изучать английский язык в Илингский технический колледж (Великобритания). И пробыл там тогда примерно четыре месяца.

(Отсюда пошла гулять по Сети легенда, будто Иванов служил в лондонской резидентуре разведки и был выслан за шпионаж во время массовой высылки 1983 года)

В 1975 году поступил на службу в КГБ СССР. В 1976—1977 годах — сотрудник 1-го отдела Управления КГБ по Ленинграду, где работал в одном подразделении вместе с будущим Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным.

Работал до 1985 года в резидентуре в Финляндии, а затем служил резидентом в Кении.

Службу в разведке закончил в 1998 году первым заместителем директора Европейского департамента СВР. С августа 1998 года назначен заместителем директора ФСБ — начальником департамента анализа, прогноза и стратегического планирования (ФСБ в это время возглавлял Владимир Путин).

С 15 ноября 1999 года — секретарь Совета безопасности России.

28 марта 2001 года назначен министром обороны Российской Федерации, 14 ноября 2005 года — вице-премьером и одновременно министром обороны. 15 февраля 2007 года освобождён от должности министра обороны и назначен первым вице-премьером. 12 мая 2008 года в правительстве В. В. Путина занял пост вице-премьера. Курировал вопросы военной промышленности. C 22 декабря 2011 года — руководитель Администрации Президента Российской Федерации.

В свое время нас при определении клановой принадлежности Сергея Иванова сильно сбило с толку то обстоятельство, что Путин, когда его 25 июля 1998 года назначили директором ФСБ, тут же взял к себе Иванова в качестве начальника департамента. Но тут все дело в том, что как раз в августе этого года был знаменитый дефолт, после которого последовал довольно острый политический кризис. И тогда питерский клан КГБ разорвал свой союз с семейным кланом – и на некоторое время перешел на сторону московских чекистов…

Так что вопрос о том, к какому клану мафии внешней разведки относится Сергей Иванов, пока что остается открытым – и нуждается в дополнительной проработке. А вообще-то почти все разведчики из 3 Отдела ПГУ КГБ, чью клановую принадлежность нам удалось установить, относятся именно к московскому клану КГБ (за исключением одного семейного деятеля). С другой стороны, нам сейчас не известен практически ни один бывший разведчик из внешней разведки КГБ, который принадлежит к питерскому клану – и который точно не служил бы никогда на германском направлении.

(Игорь Сечин здесь не в счет, поскольку он, скорее всего, из военной разведки ГРУ)

Ведь на самом деле проамериканский единый (до 1997 года) клан всегда составлял довольно незначительную по численности группировку внутри нашей чекистской мафии. Собственно говоря, за пределами 4 (германского) Отдела ПГУ в проамериканском клане больше практически никого из разведчиков не было (или они так сильно законспирировались, что их не отыскать). Так что питерский и семейный проамериканские кланы сумели сообща обломать рога московскому клану и захватить к 2000 году всю власть в России лишь благодаря мощной поддержке со стороны американской мафии ЦРУ.

Теперь нам можно двигаться дальше по основному маршруту команды Синицына – то есть из Хельсинки мы переместимся в Берлин.

ВОСТОЧНАЯ ГЕРМАНИЯ – КАК ОПЛОТ ЧЕКИСТСКОЙ МАФИИ

Мы напомним, что трое видных разведчиков из тех пяти членов финляндской команды генерала Синицына, о которых мы здесь рассказали, после Хельсинки отправились служить на ответственных руководящих постах в Берлин. Вот их перечень:

Яковлев В.Т. - заместитель представителя МГБ в Германии (июнь 1946 - апрель 1947).

Рощин В.П. - резидент в Берлине (октябрь 1947 - июль 1950).

Синицын Е.Т. - резидент в Берлине (август 1950 - июнь 1952).

То есть мы здесь видим практически непрерывную цепочку с июня 1946 до июня 1950 года. А теперь начнем раскручивать эту восточногерманскую цепочку дальше.

1. Фадейкин Иван Анисимович (1917 - 1979)

Во время войны был в действующей армии, командовал стрелковой дивизией. В органах госбезопасности с октября 1949 г. Окончил ВРШ КИ при МИД СССР и в октябре 1950 г. направлен в Германию. Работал в Советской контрольной комиссии, затем занимал должности:

И.о. начальника отдела «Б-1» (разведка в ФРГ) аппарата Уполномоченного МГБ/ МВД в Германии (июль 1952 - июнь 1953).

Уполномоченный МВД в Германии (9 июня - 17 июля 1953).

Заместитель Уполномоченного МВД в Германии (17 июля 1953 - март 1954).

Заместитель начальника Инспекции по вопросам безопасности при Верховном Комиссаре СССР в Германии (март - октябрь 1954).

Начальник 3-го (англо-скандинавского) отдела ПГУ КГБ (ноябрь 1954 - март 1957).

Начальник 13-го (диверсионного) отдела ПГУ КГБ (23 марта 1957 - январь 1961 г.)

1-й заместитель начальника 3-го Управления (военная контрразведка) КГБ (январь 1961 - февраль 1963).

Начальник 3-го Управления КГБ (февраль 1963 - февраль 1966).

Уполномоченный КГБ при МГБ ГДР (февраль 1966 - марта 1974);

С августа 1974 г. - заместитель начальника Главного управления микробиологической промышленности при СМ СССР.

Начальник Управления ПГУ КГБ (январь - февраль 1978 г.).

В командировке в Иране (март - ноябрь 1978 г.)

Начальник Управления ПГУ КГБ (ноябрь 1978 - октябрь 1979 г.);

Звания: генерал-майор (18 февраля 1958 г.); генерал-лейтенант (9 декабря 1964 г.).

Как мы видим, с появлением этого нового персонажа синицынская "непрерывная цепочка" в Германии продлевается уже до октября 1954 года. Поскольку товарищ Фадейкин появился в Берлине в октябре 1950 года - то есть как раз тогда, когда Елисей Синицын служил резидентом разведки в этом городе. Притом именно Иван Фадейкин был уполномоченным МВД в ГДР, то есть главным по чекистской линии в этой стране, во время восстания 17 июня 1953 года в Восточной Германии. Мы здесь напомним, что это восстание произошло в самый нужный момент: поскольку оно сильно помогло тогда блоку Хрущева-Маленкова организовать заговор против Берии - и арестовать этого деятеля уже 26 июня этого года. Так что если верна наша версия о том, что июньские события в Восточной Германии тогда спровоцировала наша внешняя разведка – то без чекиста Фадейкина это дело никак уж не обошлось! Причем нужно здесь отметить, что начальником внешней разведки был с января до 28 мая 1953 генерал Рясной из хрущевского клана – так что команда Елисея Синицына вполне могла через Рясного обо всем заранее договориться с товарищем Хрущевым. И вполне возможно, что у Никиты Сергеевича завязались тесные дружеские отношения с мафией внешней разведки уже тогда, весной 1953 года. Если так оно и было, то значит, группировка Синицына сумела тогда правильно рассчитать, кто именно из кремлевских партократов будет победителем в этой схватке за власть, разгоревшейся после смерти Сталина.

Хотя возможно, что это все дело случая. То есть, Лаврентий Берия при любом раскладе все равно был тогда главным врагом группировки Синицына – и борьба с ним была совершенно неизбежна. Но, к примеру, если бы начальником внешней разведки был в тот критический момент какой-нибудь "человек Маленкова", то синицынская мафия могла бы сговориться тогда с ним – и вполне возможно, что именно товарищ Маленков стал бы тогда на время главным правителем страны. Пока мафия внешней разведки и его бы потом не сожрала, притом с еще большей легкостью…

Идем дальше по биграфии Фадейкина. В ноябре 1954 года его назначили начальником 3-го (англо-скандинавского) Отдела ПГУ. Скандинавское направление разведки с самого начала было родным домом для команды Синицына – а теперь к нему добавилась еще и Англия.

В марте 1957 года Иван Фадейкин возглавил 13-й (диверсантский) Отдел ПГУ. Мы уже в третий раз сталкиваемся с тем обстоятельством, что мафия внешней разведки проявляла повышенное внимание к этой команде террористов и диверсантов. Напомним еще раз, что начальниками этого подразделения разведки были также генерал-майор Владимиров (в 1966-68 гг.) и полковник Гусев (в 1971-76 гг.), о которых мы уже говорили.

Большой интерес представляет еще и следующий факт: в январе 1961 года генерал Фадейкин вдруг покидает внешнюю разведку и отправляется служить в военную контрразведку - которую он возглавляет с 1963 до 1966 года. Получается, что уже при председателе КГБ Семичастном началась экспансия мафиозной группировки Синицына за пределы внешней разведки – причем под контроль тогда фактически бралась армия, при полном попустительстве со стороны Хрущева!

А вот тот факт, что с февраля 1966 до марта 1974 года генерал-лейтенант Фадейкин опять был главным чекистом в ГДР, сам по себе уже достаточно тривиален. Поскольку, имея с 1967 года председателем КГБ своего тайного агента, команда Синицына имела полную возможность расставить своих людей во главе всех подразделений внешней разведки, которые интересовали эту мафию. Не говоря уже о том, что еще с 1956 года внешнюю разведку возглавлял генерал Сахаровский, один из руководителей чекистской мафии.

Зато вот эта строчка из биографии Фадейкина довольно любопытна: "С августа 1974 г. - заместитель начальника Главного управления микробиологической промышленности" – вплоть до 1978 года. Чем вообще мог там заниматься генерал-лейтенант разведки – ведь не охраной же этого секретного учреждения?! По своему образованию (журналистскому и военному) Иван Фадейкин тоже никакого отношения к микробиологии не имел. У нас остается только один вариант для объяснения: генерала Фадейкина назначили туда служить, именно как специалиста по диверсиям и терроризму. Ведь давно уже не секрет, что диверсантов из советской внешней разведки учили обращаться не только с взрывчаткой и с отравляющими веществами, но и с бактериологическим оружием. Вот Фадейкин, скорее всего, и представлял в микробиологической промышленности как бы сторону заказчиков и потребителей такого рода продукции…

Что же касается некоего "Управления ПГУ КГБ", в котором служил генерал Фадейкин с января 1978 до октября 1979 года, то чекисты до сих пор скрывают название этого подразделения из служебной биографии Фадейкина. Наверное, там было что-нибудь такое, о чем даже подумать страшно!

Крайне загадочна также короткая спецкомандировка генерал-лейтенанта Фадейкина в Иран, с марта до ноября 1978 года. Ведь чтобы служить там всего лишь резидентом разведки, у товарища Фадейкина был слишком уж большой чин – да и никто не посылает разведчика служить резидентом в какой-нибудь стране всего на полгода. Если только генерала Фадейкина не выслали раньше времени иранские власти – но тогда за какую такую провинность? Опять-таки непонятно, чем он вообще там тогда занимался?! Правда, вскоре после отъезда Фадейкина из этой страны, 8 января 1979 года в Иране началась исламистская революция – и вскоре шах был свергнут и к власти пришел аятолла Хомейни. Но это, надо полагать, всего лишь случайное совпадение (шутка)…

(А бывший полковник ГРУ Антон Суриков в свое время мне клялся и божился, будто советская внешняя разведка никогда не работала с исламистами! Но может быть, это и правда, а генерал Фадейкин, к примеру, всего лишь пытался тогда повернуть ход событий в пользу местной компартии – да и обломался с этим делом?)

На этом мы лучше закончим с генералом Фадейкиным – и будем раскручивать дальше нашу "берлинскую цепочку" мафии внешней разведки.

2. Фабричников Аркадий Андреевич (1924 – 2001)

В органах госбезопасности с сентября 1945 г. Учился в Свердловской школе ГУКР СМЕРШ, после ее окончания в ноябре 1946 г. работал в ПГУ МГБ. В сентябре 1948 - 1952 г. находился в загранкомандировке в Словакии, по линии внешней контрразведки, с 1952 г. - вновь в центральном аппарате внешней разведки.

В феврале 1954 - октябре 1959 г. работал в аппарате Уполномоченного КГБ по координации и связи с МГБ ГДР. Выезжал в ФРГ, Западный Берлин, Австрию, Польшу, Чехословакию.

До 1974 г. - заместитель начальника Управления «К» (внешняя контрразведка) КГБ ПГУ.

Начальник отдела 2-го Главного управления (контрразведка) КГБ (1974-76 гг.)

Заместитель начальника 2-го Главного управления КГБ СССР - начальник Управления (1976-86 гг.)

Начальник кафедры ВКШ им. Ф.Э.Дзержинского (1986-92 гг.). В 1992 г. вышел в отставку в звании генерал-майора. Проживал в Москве, работал профессором в Академии ФСБ.

Мы видим, что Аркадий Фабричников попал в Берлин в феврале 1954 года – то есть еще при Фадейкине. И с участием генерала Фабричникова наша "берлинская цепочка" растягивается еще дальше – до октября 1959 года.

Что же касается Управления "К" ПГУ – то это было очень крутое подразделение разведки: оно руководило сетью советских тайных агентов в спецслужбах противника. И раз товарищ Фабричников попал в руководство этого Управления – то значит, он пользовался полным доверием со стороны руководства внешней разведки. Так что его перевод в 1974 году из разведки в контрразведку (2 ГУ КГБ) означал тогда, что генерал Фабричников принял участие в захвате мафией внешней разведки руководства над всеми важнейшими подразделениями госбезопасности. Мы дальше увидим, что была целая плеяда таких бывших разведчиков, которых выдвинули в руководство контрразведки и других управлений КГБ.

После того, как в 1956 году начальником ПГУ стал генерал Сахаровский, Восточная Германия уже перестала играть роль самой главной базы для мафии внешней разведки. Поскольку теперь эта "база" переместилась в Москву, в резиденцию внешней разведки КГБ! И очень скоро после этого вся внешняя разведка в целом стала настоящей мафиозной группировкой.

По этой причине нам нет сейчас большого смысла подробно разбирать биографии всех генералов внешней разведки, успешная карьера которых когда-то начиналась в Берлине.

Тем не менее, мы приведем здесь послужные списки некоторых из них – тех, чьи биографии представляют определенный интерес, с той или другой стороны.

3. Дроздов Юрий Иванович (1925 г.р.)

В 1957 г. завершил образование в Ленинградском институте иностранных языков КГБ, с августа 1957 г. работал в отделе нелегальной разведки Аппарата старшего советника КГБ при органах МГБ ГДР – до августа 1963 г.. Затем занимал должности:

Резидент КГБ в Пекине (август 1964 - 1968 г.)

В 6-м (китайском) отделе ПГУ КГБ (1968-70 гг.) - возможно, был начальником отдела.

Заместитель начальника Управления «С» (нелегальная разведка) ПГУ КГБ (1970 - 1975 г.). Резидент КГБ в Нью-Йорке (1975 - 1979 г.)

Заместитель начальника ПГУ КГБ - начальник Управления «С» (ноябрь 1979 - июнь 1991 г.)

Один из руководителей штурма дворца Амина 27 декабря 1979 г.,участник афганской войны. Инициатор создания и вышестоящий руководитель подразделения специального назначения «Вымпел». С 1991 года в отставке. Генерал-майор. Возглавляет аналитический центр "НАМАКОН" (ЗАО "Независимое агентство маркетинг и консалтинг").

По крайней мере, один из сыновей генерала Дроздова тоже служил во внешней разведке: Юрий Юрьевич Дроздов, 1946 г.р. И что самое интересное, работал он в Индии и Пакистане. Дело в том, что резидентура разведки КГБ в Индии была в свое время одним из главных центров, где формировалась мафия внешней разведки – поскольку с 1989 до 2000 года внешней разведкой России руководили в основном выходцы из индийского направления разведки. Но об этой "востоковедческой" фракции чекистской мафии мы лучше поговорим потом отдельно…

4. Бурдин Владимир Павлович (1922 г.р.)

В 1943 г. окончил оперативные курсы при ВШ НКГБ, затем служил во внешней разведке. В 1944 - 1946 г. работал в резидентуре НКГБ в Вашингтоне.

Затем занимал должности: Резидент КИ/МГБ/МВД/КГБ в Оттаве (1949 - 1955 гг.)

Начальник отдела Управления "С" (нелегальная разведка) ПГУ (1955 - 1965 г.)

Заместитель Уполномоченного КГБ при МГБ ГДР (1963 - 1965 г.)

Начальник 11-го отдела (соцстраны) КГБ (январь 1967 – 1982 г.)

Представитель КГБ при МВД ЧССР (1982 - 1989 г.)

В 1990 г. уволен в отставку по возрасту – в звании генерал-майора.

На примере генерала Бурдина мы видим, что чекист в принципе мог попасть в руководство мафии внешней разведки, даже если он начинал свою карьеру в Соединенных Штатах – при условии, конечно, если он вовремя уходил из этого бесперспективного 1-го (североамериканского) Отдела ПГУ в какое-нибудь другое подразделение разведки. Зато пробыв в ГДР всего два года, Владимир Бурдин потом сумел дослужиться до генеральского звания – и целых пятнадцать лет возглавлял 11-й Отдел ПГУ. А этот крутой отдел, который отвечал за социалистические страны, был тогда одним из самых стержневых в формирующейся чекистской мафии. Да и служба представителем КГБ в Чехословакии тоже была тогда достаточно престижной – ведь недаром предшественником Бурдина на этом посту был сам генерал Синицын, один из главных титанов мафии внешней разведки.

Еще семь генералов разведки, когда-то служивших в ГДР, мы здесь только коротко перечислим:

Генерал-майор Громаков Иван Сергеевич. Служил в Восточной Германии в военной контрразведке – в 1954-62 гг. Закончил службу в разведке как начальник 4-го (германского) Отдела (1982-87 гг.) и главный резидент в Вашингтоне (1987-93 гг.).

Генерал-майор Шишкин Евгений Изотович. Служил в ГДР в 1963-67 гг. Позднее был заместителем начальника ПГУ (1975-80 гг.) и резидентом разведки в ФРГ (1980-89 гг.).

Генерал-майор Ефимов Николай Вячеславович. Служил заместителем представителя КГБ в ГДР в 1975-80 гг. Позднее, после 1985 года возглавлял знаменитый 8 Отдел Управления "С" ПГУ – так в то время именовалось подразделение киллеров и диверсантов внешней разведки (почему-то оно все время меняло свои названия).

Генерал-лейтенант Титов Геннадий Федорович. Служил первым заместителем представителя КГБ в ГДР в 1984-87 гг. и представителем КГБ в 1987-89 гг. Потом был заместителем начальника ПГУ (1989-91 гг.) и начальником ВГУ КГБ (контрразведки) с января до сентября 1991 года.

Генерал-лейтенант Шумилов Василий Тимофеевич. Служил начальником УКГБ Ленинграда в 1959-69 гг. После чего его послали представителем КГБ сначала в Венгрию (1969-76 гг.), потом в ГДР (1976-87 гг.).

Генерал-лейтенант Курков Анатолий Алексеевич. Вообще-то он был контрразведчиком, но в 1974 году его послали из Ленинграда в спецкомандировку в ГДР. После возвращения из этой страны, в 1978 году Куркова назначили заместителем начальника УКГБ Ленинграда. Потом он служил начальником ГУВД (1983-89 гг.) и начальником УКГБ Ленинграда (1989-91 гг.).

Генерал армии Лебедев Сергей Николаевич. Точные даты его спецкомандировки в ГДР неизвестны – но вроде бы он побывал в этой стране в одно время с Путиным (хотя и не пересекался с ним по службе). С мая 2000 до октября 2007 года служил директором СВР. Сейчас Лебедев работает исполнительным секретарем СНГ.

А биографию самого Владимира Путина мы лучше пропустим в этом перечне видных чекистов, отслуживших в ГДР - хоть он и стал только что в третий раз президентом России. Поскольку мы уже неоднократно говорили об этом деятеле – и ничего нового здесь добавить уже не сможем. Кроме того, Путин закончил свою службу в КГБ всего лишь подполковником – и в полковники он был произведен только в день своей отставки.

(Я могу только сказать здесь о своем личном отношении к недавно состоявшимся президентским выборам, если это кому-то интересно. Я не принимал участия в голосовании: поскольку для Путина были подобраны такие соперники, что просто рука не поднялась ни за кого из них проголосовать. А графу "против всех" в бюллетенях давно уже отменили.)

Теперь нам надо немного рассказать о некой группе чекистов, служивших в одно и то же время в резидентуре советской разведки в Индии – и которые потом надолго захватили в свои руки руководство внешней разведки.

ИНДИЯ – СТРАНА ЧЕКИСТСКИХ ЧУДЕС

Собственно, все эти "индийские чудеса" по части последующего стремительного взлета в чекистской карьере происходили в этой стране только в течение пяти лет, с 1970 до 1975 года – то есть в то самое время, когда резидентом внешней разведки КГБ в Индии служил Яков Медяник. А потом прямо как ножом отрезало: после 1975 года Индия стала вполне обычной страной третьего мира, уже без особых чудес. Но зато в первой половине 70-х годов там происходило просто что-то невероятное: в Индии тогда одновременно служили ТРИ БУДУЩИХ НАЧАЛЬНИКА ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ (Шебаршин, Трубников и Фрадков) – и еще четыре чекиста, достигнувших позднее генеральского звания и ранга заместителя начальника внешней разведки.

Вот краткие послужные перечни этих выдающихся деятелей.

1. Медяник Яков Прокофьевич (1917 – 1996).

Службу в органах госбезопасности начал в пограничных войсках, затем перешел в разведку. Резидент КГБ в Тель-Авиве (1954 - 1959 г.). Резидент КГБ в Кабуле.

Начальник 8-го Отдела (Неарабские страны Ближ.Востока) ПГУ (1962 - 1966 г.)

Резидент КГБ в Тель-Авиве (сентябрь 1966 - 1967 г.)

Начальник 14-го отдела (Индия, Пакистан и т.д.) ПГУ КГБ

Главный резидент КГБ в Дели (1970 - 1975 г.)

Заместитель начальника ПГУ КГБ по Ближнему и Среднему Востоку и Африке (1975 - 1987 г.) В апреле 1987 г. уволен в отставку по возрасту. Звание: генерал-майор.

Здесь пока обойдемся без комментариев.

2. Шебаршин Леонид Владимирович (1935 г.р.)

В органах госбезопасности с 1962 г. Сотрудник резидентуры ПГУ в Пакистане (декабрь 1964 - июль 1968 г.). В 1971 г. направлен в командировку в Индию, занимал там должности: Заместитель резидента в Дели (1971 - 1975 г.)

Главный резидент в Дели (май 1975 - апрель 1977 г.)

Заместитель начальника Азиатского отдела ПГУ (апрель 1977 - май 1979 г.)

Резидент в Иране (май 1979 - февраль 1983 г.)

Заместитель начальника отдела Управления «Р» (оперативное планирование и анализ) ПГУ (1983 г.)

Заместитель начальника 1-й службы (информационно-аналитическая) ПГУ (ноябрь 1983 - 1984 г.)

Заместитель начальника Управления «РИ» (информационно-аналитическое) ПГУ (1984 - апрель 1987 г.)

Заместитель начальника ПГУ КГБ по Ближнему и Среднему Востоку и Африке (апрель 1987 - февраль 1989 г.)

Заместитель председателя КГБ - Начальник ПГУ КГБ (6 февраля 1989 - 21 сентября 1991 г.), и.о. председателя КГБ 22 августа 1991 г.

С сентября 1991 г. в отставке.

Звания: генерал-майор (30 апреля 1986 г.), генерал-лейтенант (16 августа 1989 г.).

Мы уже писали об этом деятеле в 8-й части книги, но повторим здесь еще раз. В Иране Леонид Шебаршин был резидентом, пока у него не сбежал подчиненный, кадровый сотрудник разведки Кузичкин. Отвечает в таких случаях резидент, так что Шебаршину пришлось возвращаться на Родину. К слову сказать, Шебаршин еще и не сразу сообщил в Центр о побеге Кузичкина - а тянул время, непонятно на что надеясь. И в результате, как утверждают сослуживцы Шебаршина, тогда погибло множество разоблаченных тайных советских агентов, которых еще можно было при желании спасти (в Иране была тогда вырезана целиком вся местная марксистская партия). Но недаром Индия была страной чудес – а Леонид Шебаршин служил там заместителем резидента Медяника. Так что Шебаршину все же как-то удалось тогда выкрутиться. И спас карьеру Шебаршина генерал Леонов, который взял его в Аналитическое Управление разведки своим заместителем.

Будучи начальником внешней разведки, Шебаршин сыграл определенную роль в победе "демократии" (когда он запретил спецназу разведки без его санкции участвовать в штурме Белого дома) - после чего он ровно сутки пробыл Председателем КГБ СССР (22 – 23 августа 1991 года). Но в сентябре 1991 года Шебаршину пришлось оставить пост начальника внешней разведки. Дальше Шебаршин вместе с генералом Леоновым участвовал в аферах Всероссийского Биржевого Банка, в ходе которых были украдены и вывезены из России сотни миллионов долларов. А потом эти два друга сообща занимались охранным бизнесом, возглавляли ЗАО "Российская Национальная Служба Экономической Безопасности".

3. Гургенов Вячеслав Иванович (1935 - 1994)

С 1963 - во внешней разведке.

1965-1971 - был командирован на оперативную работу в Индию.

1971-1978 - сотрудник центрального аппарата ПГУ.

1978-1983 - резидент в Пакистане.

1983-1989 - занимал руководящие посты в центральном аппарате ПГУ КГБ.

С 1989 - заместитель начальника ПГУ.

С 1991 - заместитель директора Службы внешней разведки России (СВР).

Последнее звание – генерал-лейтенант.

4. Трубников Вячеслав Иванович (1944 г.р.)

В 1967 закончил МГИМО. С 1967 года — служил в ПГУ КГБ.

В 1971-77 гг. находился в длительной командировке в Индии и Бангладеш, занимался разведывательной деятельностью под прикрытием журналиста АПН.

В 1977-84 гг. — в центральном аппарате ПГУ КГБ.

В 1984-90 гг. — руководитель резидентуры в Индии и Бангладеш.

В 1990-92 гг. — начальник 14 Отдела (стран Южной Азии) в ПГУ КГБ, генерал-майор.

С января 1992—1996 — первый заместитель директора Службы внешней разведки России. Генерал-лейтенант, с 1993 — генерал-полковник.

С 10 января 1996 до мая 2000 — директор СВР.

22 января 1998 года В. И. Трубникову присвоено воинское звание генерал армии.

С 28 июня 2000 — первый заместитель министра иностранных дел России по делам СНГ в ранге федерального министра.

С 29 июля 2004 года по 27 октября 2009 года - посол Российской Федерации в Индии.

5. Щербаков, Алексей Анатольевич (1941 г.р.)

Окончил МВТУ им. Баумана в 1964 г. Работал в ПГУ КГБ, затем в СВР.

Направлялся в долгосрочные загранкомандировки в Бельгию (1967-71 гг.) и затем дважды — в Индию. 1987-91 — первый заместитель начальника ПГУ КГБ.

1992—2000 — заместитель директора СВР России, курировал экономическую и научно-техническую разведки.

январь 1996 г. — ноябрь 2000 г. — первый заместитель директора СВР; генерал-полковник;

в октябре 2000 г. был назначен первым заместителем министра РФ по связи и информатизации, в ноябре 2001 г. освобожден от этой должности.

Первая командировка Щербакова в Индию с очень большой долей вероятности началась до 1975 года – то есть еще при Якове Медянике.

6. Евстафьев Геннадий Михайлович.

Служил в ПГУ КГБ и побывал в спецкомандировках в Пакистане, затем в Индии.

Третья длительная командировка была в Японию (1976 г.) – а четвертая в Нью-Йорк (1981-85 гг.). С 1992 года Евстафьев служил начальником Управления СВР, затем начальником Департамента СВР (2003). Последнее звание – генерал-лейтенант.

Хотя сроки службы Евстафьева в Индии не указаны, но он почти наверняка пересекался там по времени с резидентом разведки Медяником.

7. Фрадков Михаил Ефимович (1950 г.р.)

Окончил Московский станкоинструментальный институт (1972), Академию внешней торговли. С 1973 года работал в аппарате экономического советника посольства СССР в Индии. По окончании загранкомандировки в 1975 году более 15 лет трудился на руководящих должностях в системе Госкомитета СССР по внешнеэкономическим связям (ГКЭС) и Министерства внешних экономических связей СССР. С 1991 года — старший советник постпредства РФ при ООН в Женеве. С октября 1992 года — замминистра, первый замминистра внешних экономических связей РФ. С апреля 1997 года по март 1998–го — министр. В мае 1999 года назначен министром торговли РФ.

С мая 2000 года — первый заместитель секретаря Совета Безопасности Российской Федерации, курировал вопросы экономической безопасности. В марте 2001 года возглавил Федеральную службу налоговой полиции. В марте 2003 года назначен постоянным представителем РФ при Евросоюзе. 5 марта 2004 года утвержден Председателем Правительства Российской Федерации.

9 октября 2007 года Фрадков назначен директором СВР России - и служит на этом посту и по сей день…

Мы уже говорили в одной из предыдущих частей этой книги, что Михаил Фрадков, скорее всего, кадровый сотрудник внешней разведки – потому что только так можно объяснить все непонятные резкие повороты в биографии этого "станкостроителя". Но даже если это и не так, и Фрадков служил в Индии в 1973-75 годах всего лишь как "чистый дипломат", то есть как обычный тайный агент внешней разведки – то все равно, он совершил тогда в этой стране для чекистской мафии что-то просто невероятное, если после этого в его карьере начался такой стремительный и неудержимый взлет. Ведь в 2004 году Фрадков стал даже главой правительства России! Осталось еще только в президенты страны его избрать – но этому последнему шагу в карьере уже сильно препятствует еврейское происхождение Михаила Ефимовича…

Теперь мы попробуем как-нибудь разумно объяснить этот "индийский феномен": почему же именно Индия стала тем местом, где разыгрались все эти чудеса с ускоренным ростом карьеры для всех разведчиков, которые побывали там одновременно с резидентом Яков Медяником? Притом ведь сам генерал Медяник начальником внешней разведки так и не стал – так как же он потом смог сделать генералами и протолкнуть на самый верх целую толпу лично знакомых для него разведчиков?!

На наш взгляд, все такого рода чекистские загадки можно разгадать только одним способом: надо исходить из того, что внешняя разведка КГБ после 1967 года окончательно превратилась в чисто мафиозную группировку – так что в ее деятельности нужно теперь в первую очередь отыскивать именно финансовую подоплеку. Поскольку любой мафии в первую очередь нужны деньги – а все остальные проблемы для нее уже неважны и вторичны.

Так вот, если взглянуть на "индийский феномен" с этой точки зрения, то сразу же многое прояснится. Начнем с того, что зададимся себе таким вопросом: как нам известно, чекистская мафия занималась международной наркоторговлей, как минимум с 1960 года (если не намного раньше) - причем чекисты продавали наркотики во всех богатых странах Запада. Но где они могли тогда доставать всю эту наркоту, еще задолго до оккупации советскими войсками Афганистана в 1979 году?

Наша версия будет такая: в западном полушарии главным опорным пунктом чекистской мафии по части транзита кокаина из Южной Америки в Соединенные Штаты стала Куба – после прихода там к власти в 1959 году режима Фиделя Кастро. А для Западной Европы наши чекисты в 50-е годы могли организовать поставки опиума при помощи братской помощи со стороны внешней разведки Китая. Поскольку китайским товарищам сделать это не составляло ни малейшего труда… Но к середине 60-х годов этой Великой Дружбе пришел конец – и Китай вдруг оказался на грани войны с Советским Союзом. Спрашивается, где же теперь наша мафия внешней разведки могла бы доставать наркотики в огромных количествах, для перепродажи их в Западной Европе?

Причем главное затруднение тут было вовсе не в том, что в Азии некому было выращивать опиумный мак. С этим делом как раз никаких проблем издавна не было - и маковые поля тогда цвели по всей Южной Азии: и в ближневосточных странах так называемого "золотого полумесяца", и в джунглях Бирмы и Лаоса, где находился "золотой треугольник". Но все дело в том, что советской разведке было очень трудно туда добраться за наркотиками: поскольку и "золотой полумесяц", и "золотой треугольник" находились тогда под плотным контролем со стороны американской мафии спецслужб – и лишние конкуренты были американцам там совсем ни к чему. Что же касается Афганистана, то до советской оккупации массового производства опиума в этой стране не было вообще. Афганцы, конечно, всегда понемногу заготовляли опиум – но сами же его полностью и потребляли, так что серьезного экспорта наркотиков из этого региона тогда еще не было.

В Средней Азии тоже в принципе можно выращивать опиумный мак, хотя он там растет и немного хуже, чем в Южной Азии. И советские власти еще до войны наладили в некоторых среднеазиатских республиках производство небольшого количества опиума для медицинских целей - из него потом добывался морфий. Притом все было тогда организовано вполне легально и законно: было всего несколько колхозов, которые занимались только этим делом – и полностью сдавали всю свою продукцию государству. Но развернуть по настоящему массовое выращивание опиумного мака в Средней Азии в шестидесятые годы было уже никак нельзя: поскольку маковые поля в период цветения спрятать невозможно – и американские спутники-шпионы тут же бы их засекли. Потом поднялся бы большой шум во всей мировой прессе – а советские власти тогда очень берегли свою репутацию… Так что такой простой выход из затруднительного положения тут не годился.

Так что получается, что кроме как в Индию - нашей мафии внешней разведки на самом деле просто больше некуда было тогда податься за наркотиками! И этот вариант был в то время для чекистской мафии самым лучшим – во всех отношениях.

Надо сказать, что опиумный мак выращивался в этой стране с древнейших времен, так что местных крестьян не требовалось ничему учить. А в 19-ом веке именно Индия была абсолютным мировым лидером по производству опиума. Дело в том, что британские колонизаторы еще в конце 18-го века наладили бесперебойную доставку опиума из Индии в Китай – и больше ста лет очень сильно наживались на этом прибыльном бизнесе. Хотя китайские власти всеми силами старались пресечь поступление в страну этой отравы – и в 19-ом веке были даже две так называемые "опиумные войны" с Англией, которые Китай проиграл. При этом экспорт опиума на территорию самой Англии был категорически запрещен – и британские наркоторговцы даже никогда и не пытались ввозить его в Европу в таких огромных объемах, как в Китай. Но поставки индийского опиума в Китай беспрепятственно продолжались до начала 20-го века – и достигли уже к тому времени громадной величины, порядка нескольких тысяч тонн опиума в год. А прекратился этот "индийский транзит" лишь после того, как китайцы и сами наконец-то додумались выращивать мак – и начали тогда производить опиум просто в чудовищных объемах: примерно раз в десять больше, чем его раньше привозили в Китай английские купцы! И к слову сказать, в настоящее время все мировое производство этого наркотика на целый порядок отстает от этих прошлых рекордных показателей Китая.

Так что китайская цивилизация была в первой половине 20-го века уже просто на грани гибели от всей этой массовой наркомании, которая охватила тогда десятки миллионов человек. И только китайским коммунистам после их прихода к власти удалось с помощью самых драконовских мер взять обстановку в стране под жесткий контроль. А 10 миллионов самых заядлых наркоманов власти КНР просто загнали тогда в лагеря – и там лечили их усиленной трудовой терапией. И это еще счастье, что опиум не дает слишком уж сильной наркозависимости: потому что если бы китайцы подсели тогда на героин, то им всем давно пришел бы конец…

Вернемся опять в Индию. Тут ведь еще был очень непростой, кризисный период в жизни этой страны как раз в начале 70-х годов – что вызвало тогда резкий крен во внешней политики Индии в сторону максимального укрепления дружбы с Советским Союзом. Чуть ли не "финляндизация" этой страны тогда пошла полным ходом – что было, конечно, очень сильно на руку нашей мафии внешней разведки.

Дело в том, что в марте 1971 года в Восточном Пакистане началось восстание сепаратистов, которые хотели отделиться от Западного Пакистана. Пакистанская армия тогда жестоко расправлялась с повстанцами – и устроила им настоящий геноцид: число убитых там доходило уже до миллиона человек и даже больше. Тогда Индия, естественно, вмешалась в эти события – и после этого в декабре 1971 года вспыхнула индо-пакистанская война. Но вскоре пакистанцы потерпели полное поражение - и отказались от попытки силой удержать свой восточный анклав в составе Пакистана. Так тогда образовалось новое государство – Бангладеш.

Так вот, в ходе этого военно-политического конфликта Советский Союз всячески поддерживал Индию – а Соединенные Штаты, соответственно, были полностью на стороне Пакистана. Оказывал тогда поддержку своим пакистанским союзникам также и Китай – хотя далеко и не столь весомую, как США. Притом американцы не ограничились тогда только тем, что они полностью вооружили современным оружием пакистанскую армию. В декабре 1971 года президент Никсон, чтобы поддержать терпящих поражение пакистанцев, даже послал в Бенгальский залив авианосную группу во главе с авианосцем "Энтерпрайз". Эта братская американская помощь Пакистану была тем более своевременна, что на море тогда тоже развернулась ожесточенная война – в которой тоже в основном побеждал военно-морской флот Индии. И тогда советское руководство в ответ отправило из Владивостока в район боевых действий отряд кораблей тихоокеанского флота! Так что неизвестно, чем бы все это могло закончиться, если бы пакистанская группировка, окруженная индийскими войсками и отрядами повстанцев в Восточном Пакистане, вскоре не капитулировала – на чем вся эта война благополучно прекратилась.

Разумеется, правительство Индии никогда не пошло бы на острый политический конфликт одновременно с Соединенными Штатами и Китаем, если бы не получило заранее гарантии полной поддержки со стороны Советского Союза. И очевидно, что такие гарантии содержались в индо-советском договоре о дружбе, подписанном еще в августе 1971 года. Но и это еще не все: очевидно, что дружба обоих народов достигла своего апогея немного позднее – когда в 1974 году Индия провела испытание своего атомного оружия и стала шестой ядерной державой мира. Кто бы сомневался, что для страны третьего мира без советской помощи такое достижение было бы тогда в принципе невозможно!

Но даром такие услуги никто не оказывает – вот и Индии, помимо прочего, пришлось расплачиваться с нашей мафией внешней разведки своими природными богатствами, так сказать. Притом особенно больших жертв со стороны правящей группировки Индиры Ганди эта предполагаемая нами поддержка чекистской наркоторговли на самом деле не потребовала. Скорее наоборот, наверняка правоохранительные органы Индии тоже поучаствовали в этом криминальном бизнесе чекистской мафии – и хорошо заработали на этом деле.

А если кто-то сейчас подумал, будто сотрудники резидентуры советской разведки в Индии, к примеру, сами тогда отвозили в морские порты мешки с опиумом и заполняли ими трюмы судов, то это совершенно напрасно. Мы, наоборот, совершенно уверены, что ни Шебаршин, ни Трубников, ни даже Фрадков ничем подобным никогда в жизни лично не занимались – и они вряд ли даже вообще знают, как из себя выглядит кусок опиума. Нет, в те времена это все делалось не так грубо и примитивно! Во-первых, наши чекисты должны были свалить всю грязную и опасную работу на разведчиков из братских стран социализма. Притом наверняка в этом деле была определенная специализация: например, восточные немцы отвечали за наркоторговлю на территории ФРГ, болгары занимались наркотраффиком в Южную Европу и так далее. И, во-вторых, братские спецслужбы тоже должны были все делать не собственноручно – а в основном через своих тайных агентов из числа уголовников. А на долю нашей чекистской мафии уже оставалось только самое общее руководство всем этим процессом. Ну, еще наши чекисты указывали номера счетов в своих карманных банках, где-нибудь в Ливане или на Кипре - куда должна была поступать выручка от этой наркоторговли!

Кстати, насчет того, на что предположительно расходовалась все эта заработанная валюта чекистской мафии. Мы также совершенно убеждены, что сами эти руководившие наркоторговлей чекисты получали тогда лично для себя разве что какой-нибудь незначительный процент от выручки – и вплоть до 1991 года они еще не покупали для себя ни личных самолетов, ни яхт, ни вилл на побережье Средиземного моря. А вся заработанная чекистами валюта тогда использовалась ими в основном для разложения партийного аппарата, с целью постепенного тайного захвата чекистской мафией всей власти в советской империи. Надо же было на чем-то вербовать партократов – а идейная вербовка здесь уже не годилась, по понятным причинам! Можно было, конечно, вербовать их и на компромате – но это слишком уж долго и муторно, и к тому же далеко не всегда приносит надежные результаты. Гораздо легче было бы просто покупать нужных для чекистов людей из числа партийных боссов и других высоких начальников – за кусок от сладкого валютного пирога!

Теперь нам осталось только разобраться с вопросом, почему весь этот предполагаемый чекистский наркотраффик из Индии вдруг резко оборвался в середине 70-х годов, так и не успев по настоящему расцвести. И тут ответ тоже лежит прямо на поверхности: 30 апреля 1975 года северо-вьетнамские войска взяли Сайгон – и война во Вьетнаме тогда закончилась полным поражением американцев. Так что теперь подход к "золотому треугольнику" был уже полностью открыт для наших чекистов. А Индия тогда, как поставщик наркотиков, никак не выдерживала конкуренции с этим замечательным лаосско-бирманским "треугольником". Дело в том, что в 70-е годы старый дедовский опиум давно уже отжил свое – и он повсеместно вытеснялся сделанным из него героином, гораздо более крутым и убойным наркотиком. Но индусы так и не научились этой довольно сложной технологии по очистке героина – и они даже и по сей день так толком и не умеют этого делать. По оценке экспертов, из тех примерно 17 тонн героина, которые теперь ежегодно потребляет Индия, лишь половина объема от этого наркотика местного производства – а все остальное ввозится из соседних стран. Тогда как в "золотом треугольнике" еще в 60-е годы местная наркомафия построила чуть ли не настоящие заводы с современным оборудованием – и наладила выпуск отличной продукции: героин самой высокой степени очистки там расфасовывался килограммовыми пачками, в фирменной фабричной упаковке. И долгое время почти вся эта наркота попадала в руки американской мафии спецслужб – пока в апреле 1975 года последние американцы не бежали с Индокитайского полуострова. И тогда наша чекистская мафия тут же перенацелила подчиненные ей братские спецслужбы с Индии на "золотой треугольник"…

Потом в 1979 году началась афганская война – и вскоре уже Афганистан стал чуть ли не монопольным производителем героина. А Индия так фактически и не дошла до героиновой стадии – к большому счастью для самих же индусов!

Есть еще такой частный вопрос относительно одного непонятного пункта в биографии Леонида Шебаршина: почему в 1983 году после иранского провала этого чекиста взял под свою опеку и назначил своим заместителем именно генерал Леонов? Ведь Николай Леонов прежде специализировался на работе в Латинской Америке – пока его в 1971 году не перевели в руководство 2-й Службы (аналитической) ПГУ. То есть никаких пересечений по службе с Шебаршиным у него в принципе не могло быть – когда же и где эти чекисты успели так подружиться?!

Может быть, разгадка здесь на самом деле в том, что генерал Леонов в свое время часто бывал на Кубе и у него сложились очень хорошие отношения как с самим диктатором Фиделем Кастро, так и особенно с его братом Раулем Кастро, который руководил кубинской госбезопасностью. А если принять во внимание, что кубинская внешняя разведка с давних пор принимала самое активное участие в кокаиновом наркотраффике – то дальше уже ничего объяснять не надо, все и так уже понятно!

Мы еще могли бы сейчас спросить у этих двух старых друзей, Леонова и Шебаршина, каким таким "охранным бизнесом" они сообща занимались после 1991 года? Ведь ни для кого давно уже не секрет, что очень часто за стенами подобных "охранных фирм" сидели просто вооруженные банды уголовников. А служили они раньше в спецслужбах или нет, это уже большого значения не имеет! Но мы лучше оставим генералов Леонова и Шебаршина в покое – поскольку чекисты очень не любят, когда им задают какие-нибудь ненужные вопросы…

На этом мы распростимся с Индией. У нас осталась еще одна возможность использовать имеющиеся у нас служебные биографии руководителей разведки: можно, например, попробовать выжать из них информацию о том, как чекистская мафия осуществляла свою экспансию за пределами внешней разведки – во все важнейшие управления КГБ.

КАК РАЗВЕДКА ПЕРЕХВАТИЛА РУКОВОДСТВО НАД КОНТРРАЗВЕДКОЙ

Вот краткие послужные списки самых крутых выходцев из внешней разведки в руководстве контрразведки и других управлений КГБ.

1. Григоренко Григорий Федорович (1918 – 2007).

Во время войны служил сначала в НКВД, потом в военной контрразведке.

После войны занимал должности: Заместитель начальника и начальник отделения 3-го отдела 3-го Главного управления МГБ (1946 - 1949 г.)

Начальник отделения 5-го отдела 1-го Управления (1949 - 1952 г.)

Заместитель начальника 3-го отдела 2-го Главного управления МГБ (1952 - 1953 г.)

Заместитель начальника 5-го отдела 1-го Главного управления МВД (1953 - 1954 г.)

Заместитель старшего советника КГБ в Венгрии (март 1954 - 1956 г.), был тяжело ранен в ходе подавления мятежа.

Заместитель начальника 6-го отдела 2-го Главного управления (контрразведки) КГБ (1956 - 1957 г.) Начальник 6-го отдела 2-го Главного управления КГБ (1957 - 1959 г.)

Заместитель начальника Отдела «Д» (дезинформация) ПГУ КГБ (1959 - 1962 г.)

Начальник отдела ПГУ КГБ (март 1962 - январь 1963 г.);

Начальник 2-й Службы (внешняя контрразведка) ПГУ (январь 1963 - сентябрь 1964 г.) Заместитель начальника 2 Службы (сентябрь 1964 - 1966 г.)

Начальник 2 Службы ПГУ (1966 - ноябрь 1969 г.)

1-й заместитель начальника 2-го Главного управления (контрразведки) КГБ (ноябрь 1969 - сентябрь 1970 г.) Начальник 2-го Главного управления КГБ (сентябрь 1970 - август 1983 г.), с ноября 1978 г. - заместитель председателя КГБ.

В 1983 - 1989 г. - заместитель министра общего машиностроения. С мая 1989 г. на пенсии. Звания: генерал-майор (17 декабря 1969 г.), генерал-лейтенант (21 декабря 1971 г.), генерал-полковник (16 декабря 1982 г.)

Насчет удачной карьеры генерал-полковника Григоренко сложилось общее мнение, будто бы ему очень помогло то обстоятельство, что он хорошо себя проявил во время венгерского восстания 1956 года – вот Юрий Андропов и вспомнил о нем, когда стал председателем КГБ. Но для нас тут гораздо важнее, что другим заместителем старшего советника КГБ в Венгрии, по разведке, служил в те же самые годы Елисей Синицын. Так что товарищ Григоренко на самом деле, надо полагать, попал тогда в синицынскую мафиозную группировку.

2. Бояров Виталий Константинович (1928 г.р.).

В органах госбезопасности с июня 1945 г. Служил в подразделениях радиоконтрразведки. С 1949 г. - во 2-м Управлении: старший оперуполномоченный, с 1952 г. - заместитель начальник отделения, начальник отделения и секретарь парткома Управления. В 1956 г. выезжал в командировку в Венгрию. С февраля 1959 - начальник отдела 2 Управления КГБ при СМ УССР. В 1961 году перешел служить во внешнюю разведку.

Заместитель резидента КГБ в Лондоне по линии «КР» (внешняя контрразведка) (январь 1963 - август 1965 г.)

Заместитель начальника 2-й Службы (внешняя контрразведка) ПГУ (1965 - январь 1970 г.) Начальник 2-й Службы ПГУ (январь 1970 - 1972 г.)

Начальник Управления «К» (внешняя контрразведка) ПГУ (1972 - март 1973 г.)

Заместитель начальника 2-го Главного управления (контрразведки) КГБ (1980 - 1985 г.) 1-й заместитель начальника 2-го Главного управления КГБ (1980 - 1985 г.)

В 1985 г. ушел из КГБ для организации нового ведомства - Главного управления Государственного таможенного контроля при СМ СССР. 1-й заместитель начальника (март 1986 - 1989 г.) и начальник (1989 - июль 1991 г.) ГУГТК.

Звания: генерал-майор (1972 г.), генерал-лейтенант (1981 г.)

Тут уже все понятно: генерал-лейтенант Бояров – был "человеком" генерал-полковника Григоренко. Вот они сообща и возглавляли в свое время контрразведку страны. Еще можно к этому добавить, что иметь своего человека во главе всей таможни – это золотая мечта любой мафии мира!

3. Маркелов Иван Алексеевич (1917 г.р.).

В 1937 г. поступил в Иркутский государственный университет, но в 1938 г. после 1 курса направлен на работу в НКВД. В 1938 - 1947 г. в УНКВД - УМГБ по Новосибирской обл. Затем в центральном аппарате МГБ: Старший уполномоченный, заместитель начальника и начальник отделения в ВГУ МГБ - ПГУ МВД - ВГУ КГБ (1947 - 1956 г.)

Начальник 2-го отдела 2-го Главного управления КГБ (1956 - 1962 г.)

Заместитель начальника 2-го Главного управления КГБ (1962 - 1964 г.).

Начальник УКГБ по Рязанской обл. (4 декабря 1964 - 25 сентября 1970 г.)

Председатель КГБ при СМ Башкирской АССР (25 сентября 1970 - 19 июля 1974 г.)

Заместитель начальника 5-го (диссидентского) Управления КГБ (июль - сентябрь 1974 г.) 1-й заместитель начальника 5-го Управления КГБ (сентябрь 1974 - август 1979 г.)

1-й заместитель начальника ПГУ КГБ (август 1979 - 1983 г.)

Начальник 2-го Главного управления (контрразведки) - заместитель председателя КГБ (1 августа 1983 - 20 сентября 1989 г.)

С сентября 1989 г. на пенсии. Звания: генерал-майор (17 декабря 1973 г.), генерал-лейтенант (16 декабря 1980 г.), генерал-полковник (13 декабря 1985 г.).

Генерал Маркелов здесь не совсем удачный пример: поскольку он на самом деле контрразведчик - хотя и прослужил одно время целых 4 года в руководстве внешней разведки. Но зато он стопроцентный "человек Андропова" – так как прежде служил также одним из главных руководителей только что сформированного 5-го (диссидентского) Управления КГБ. Дело в том, что при председателе КГБ Андропове чекистская мафия любила организовывать новые отделы и даже целые управления. Разгадка здесь в том, что в новых подразделениях госбезопасности можно было по собственному усмотрению подобрать все руководство сверху донизу.

4. Красильников Рэм Сергеевич (1927 - 2003).

Работал в резидентурах внешней разведки в Канаде (1957-60 гг.), затем в Ливане (1965-70 гг.). Потом перешел служить во 2-ое Главное управление (контрразведки) – и возглавлял там сначала Английский Отдел, потом 1-й (американский) Отдел (1979-92 гг.). Последнее звание – генерал-майор.

5. Грушко Виктор Федорович (1930 - 2001 ).

В органах госбезопасности с 1960 г. В 1961 г. окончил ВРШ ПГУ и распределен в 3-й отдел. Выезжал в командировку в Норвегию в качестве оперативного работника резидентуры КГБ в Осло. Затем занимал следующие должности:

Заместитель резидента КГБ в Осло по линии «ПР» (февраль 1968 - 1971 г.)

Резидент КГБ в Осло (1971 - 1972 г.);

Заместитель начальника 3-го отдела ПГУ КГБ (август 1972 - март 1975 г.)

Начальник 3-го отдела ПГУ КГБ (март 1975 - декабрь 1980 г.)

Заместитель начальника ПГУ КГБ (декабрь 1980 - сентябрь 1983 г.)

1-й заместитель начальника ПГУ КГБ (сентябрь 1983 - 20 сентября 1989 г.)

Заместитель председателя КГБ - начальник 2-го Главного управления (контрразведки) (20 сентября 1989 - 29 января 1991 г.)

1-й заместитель председателя КГБ (29 января - 28 августа 1991 г.)

24 августа 1991 г. арестован по делу ГКЧП. 10 января 1992 г. по состоянию здоровья освобожден из под стражи, в 1994 г. амнистирован Государственной Думой РФ.

Звания: генерал-майор (19 мая 1978 г.), генерал-лейтенант (29 октября 1987 г.),

генерал-полковник (13 апреля 1991 г.)

Мы уже говорили об этом деятеле в одной из частей книги: генерал-полковник Грушко был главным в "норвежской группировке" внутри руководства внешней разведки – туда входили также генералы Титов и Жижин. Надо полагать, что в 1991 году именно генерал Грушко был реальным руководителем КГБ – а не номинальный "председатель КГБ" Владимир Крючков. И опять мы наглядно видим, что скандинавское направление по-прежнему продолжало тогда доминировать в чекистской мафии: потому что "южноазиатская мафия" генерала Шебаршина возглавляла тогда только внешнюю разведку – а не всю госбезопасность в целом.

6. Леонов Николай Сергеевич (1928 г.р.).

В 1947 г. поступил в МГИМО. После его окончания в 1952 г., работал переводчиком с испанского в издательстве «Иностранная литература», в 1953 - 1956 г. учился на филологическом факультете университета в Мехико, одновременно - стажер посольства СССР, в это время познакомился в Мексике с кубинскими революционерами братьями Кастро. В органах госбезопасности с 1958 г. В 1961 - 1968 г. работал в резидентуре КГБ в Мексике (под прикрытием 3 секретаря посольства). При этом в качестве переводчика сопровождал А.И.Микояна в поездках в Мексику (октябрь 1959 г.) и на Кубу (1960 г.) и Фиделя Кастро в ходе его визита в СССР в апреле - июне 1963 г.

После возвращения из Мексики занимал должности:

Заместитель начальника 2-го Отдела (латиноамериканского) ПГУ КГБ (1969 - 1971 г.). Заместитель начальника 1-й службы (информационно-аналитической) ПГУ КГБ (1971 - 1973 г.) Начальник 1-й службы ПГУ КГБ (1973 - 1983 г.).

Заместитель начальника ПГУ КГБ по Западному полушарию (сентябрь 1983 - январь 1991 г.)

Начальник Аналитического управления КГБ (30 января - 27 августа 1991 г.)

27 августа 1991 г. уволен в отставку. Занимался бизнесом - был одним из учредителей АО «Российская национальная служба экономической безопасности». В 2003 г. был избран депутатом Госдумы, член комитета по безопасности от блока «Родина».

Звания: генерал-майор (1975 г.), генерал-лейтенант (17 августа 1991 г.).

Здесь интересно отметить, что уже в 1983 году советскую внешнюю разведку в Западном полушарии нашей планеты на самом деле гораздо больше интересовали не Соединенные Штаты (на которые чекистам было уже по большому счету наплевать) – а Латинская Америка! Иначе невозможно объяснить, почему именно генерал Леонов стал тогда отвечать за обе Америки, Северную и Южную. И мы уже говорили о том, что чекистская мафия была уже в те годы главным образом озабочена тем, как ей раздобыть побольше твердой валюты – а товарищ Леонов, надо полагать, хорошо разбирался в таких делах…

Еще можно здесь указать на то, что в начале 1991 года чекисты выделили Аналитическое управление из состава внешней разведки - и распространили сферу деятельности этого подразделения на все управления КГБ. Ну и возглавил это Аналитическое управление КГБ, естественно, главный аналитик разведки Николай Леонов. Хотя, что именно он там на самом деле "анализировал", это одному богу известно. И вполне возможно, что генерал Леонов работал там как раз в основном над решением чекистских финансовых проблем!

Ведь далеко не все генералы из внешней разведки проявили после своей отставки такой большой интерес к занятиям бизнесом, как это открыто сделал тогда Николай Леонов – и это тоже что-то говорит о его характере и жизненной позиции…

7. Дождалев Василий Алексеевич (1921 – 2004).

Во время службы во внешней разведке КГБ совершил длительные командировки в Англию (1951-52 гг. и 1959-60 гг.), в ЮАР (1952-55 гг.) и в Польшу. Притом в Польше Василий Дождалев служил сначала заместителем представителя КГБ, затем главным представителем КГБ (1984-85 гг.). После чего товарищ Дождалев покинул внешнюю разведку и возглавил Управление кадров КГБ.

В 1990 году он вышел в отставку в звании генерал-майора.

Мы здесь видим, что весьма ответственный пост в госбезопасности страны получил разведчик из 3-го (англо-скандинавского) Отдела ПГУ КГБ.

8. Антонов Сергей Николаевич (1922 - 1989 ).

В органах госбезопасности с 1949 г. В 1950 г. окончил Высшую разведшколу КИ, работал в центральном аппарате КИ - ПГУ МГБ-КГБ. Занимал должности:

Помощник начальника 1-го отдела 1-го Управления КИ при МИД СССР (1950 - 1952 г.);

Заместитель начальника 1-го отделения 1-го отдела 2-го Управления ПГУ МГБ СССР (1952 - 1953 г.);

Помощник начальника 1-го отдела 2-го Главного управления МВД СССР (1953 г.);

В командировке в США (1953 - 1958 г.);

Старший помощник начальника (по другим данным - начальник) 1-го отдела (Северная и Южная Америка) ПГУ КГБ (1959 - 1960 г.);

Начальник 5-го отдела (тогда латиноамериканского) ПГУ (1960 - 1964 г.);

Заместитель начальника 9-го Управления (охрана правительства) КГБ (1964 - 1967 г.), 1-й заместитель начальника 9-го Управления КГБ (август 1967 - февраль 1968 г.); Начальник 9-го Управления КГБ (февраль 1968 - август 1974 г.);

Заместитель председателя КГБ - начальник 15-го Главного управления (обслуживание атомных убежищ высшего руководства) (август 1974 - январь 1983 г.);

В дальнейшем - заместитель министра машиностроения СССР (1983 - 1987 г.). С августа 1987 г. - на пенсии. Звания: генерал-майор (9 декабря 1964 г.), генерал-лейтенант (20 декабря 1968 г.).

Мы видим, что хотя генерал Антонов начинал свою карьеру разведчика в Соединенных Штатах – но он вовремя сориентировался и переключился на латиноамериканское направление: в 1960 году он возглавил только что созданный (после победы революции на Кубе) новый Латиноамериканский Отдел ПГУ. На наш взгляд, именно это обстоятельство потом сильно помогло Сергею Антонову сделать удачную карьеру и возглавить в феврале 1968 года 9-ое Управление КГБ, которое отвечало за охрану всех кремлевских партократов – в том числе и самого Леонида Ильича.

Причем заместителем начальника 9-го Управления Антонов стал еще в 1964 году – когда председателем КГБ был генерал Семичастный. Что наводит на определенные мысли: откуда вообще у товарища Брежнева взялось такое безграничное доверие к внешней разведке? Ведь он должен был хорошо знать историю свержения Хрущева в октябре 1964 года: Никита Сергеевич тогда фактически перестал быть главой государства еще на своей крымской даче – в тот самый момент, когда Семичастный заменил там личную охрану Хрущева на своих людей. А все остальное уже было просто делом техники: заговорщики потом вызвали Хрущева в Москву на заседание Президиума ЦК – и там его хорошенько отругали и сняли со всех постов. И Никита Сергеевич уже ничего не мог сделать и даже не мог тогда никуда сбежать – находясь под конвоем своих новых "охранников"…

Надо еще учесть, что вскоре после назначения Юрия Андропова в мае 1967 года председателем КГБ, был составлен официальный документ, в котором указывалось, кто из заместителей Андропова будет курировать то или иное управление КГБ (этот документ опубликован на одном из сайтов). Так вот, лично за председателем КГБ были тогда закреплены всего три подразделения госбезопасности: 1-ое Главное Управление (внешняя разведка), 11-ый Отдел КГБ по социалистическим странам (он тогда на время был выведен из ПГУ) – и 9-ое Управление КГБ.

То есть Генеральный секретарь ЦК КПСС Брежнев фактически с самого начала своего правления доверил свою личную охрану мафии внешней разведки - а не своим близким друзьям и родственникам из "днепропетровского клана"! В 1967 году Брежнев еще не впал в маразм и был бодрым, как огурчик – так что получается, что это было вполне сознательное решение с его стороны. Мы пока что видим только одно объяснение для этой загадки: на самом деле Леонид Ильич с первых же дней своего правления был просто подставным лицом и марионеткой чекистской мафии. Но эта тема заслуживает отдельного и обстоятельного разговора – а пока мы закончим с нашими чекистами.

Нам известен еще один бывший разведчик в руководстве 9-го Управления КГБ.

9. Докучаев Михаил Степанович (1925 – 2003).

Служил во внешней разведке с 1959 года. Находился в спецкомандировке в Греции с января 1961 до 1965 года и затем служил в этой же стране в качестве резидента разведки, с 1966 до ноября 1971 года. Затем в июле 1975 года был назначен заместителем начальника 9-го Управления КГБ – и служил на этом посту до мая 1989 года. После чего вышел в отставку в звании генерал-майора.

К чему бы тут Греция, которая относилась к зоне ответственности 5-го (южно-европейского) Отдела ПГУ - это нам совершенно непонятно. Впрочем, в 60-е годы, когда Михаил Докучаев служил в этой стране, было уже практически безразлично, в какой стране работает разведчик – поскольку мафия внешней разведки к тому времени уже контролировала все основные отделы и управления внутри ПГУ.

Еще можно обратить внимание на то, что разведчик Докучаев как бы заменил в 1975 году в руководстве кремлевской охраны другого выходца из внешней разведки - генерала Антонова, который оставил пост начальника 9-го Управления в 1974 году.

На этом мы пока и остановимся – и поставим здесь точку.

11.03.2012 Олег Греченевский.

 

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова