Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Свящ. Андрей Берман

Путеводитель в Царство Небесное: современный вариант загробного «хождения»

2009 год

В современной культуре русской «прицерковной» среды «Мытарства преподобной Феодоры», в которых описываются приключения души после смерти, имеют значение почти догматического источника. Сам памятник входит в состав другого нарратива: «Жития Василия Нового», известного с X в. В «Мытарствах» подробно рассказывается о том, что душа умершего человека, при переходе от земного существования к небесному, на границе двух миров, встречается с «кордоном» демонов, который можно пройти только не имея грехов. По мнению исследователей, сюжет этого сказания восходит к древнеегипетской «Книге мертвых», в христианскую культуру этот сюжет попал через посредство гностической и апокрифической литературы [1].

Коль скоро от прохождения мытарств зависит посмертная участь человека, то очевидна важность счастливого прохождения этой преграды к Царству Небесному. Сама логика сюжета о мытарствах диктует появление различных руководств о том, как эти мытарства успешнее пройти. Одно из современных руководств подобного рода, озаглавленное «Наставление монахини Надежды Хожаевой», оказалось в моем распоряжении.

Текст «Наставления» в настоящее время анонимно распространяется в виде ксерокопий в некоторых приходах г. Чебоксар: просто кладется кем-то на стол, вместе с поминальными книжками. Заинтересованные верующие уносят копии с собой и разносят по всему городу.

 

Кто такая эта монахиня Надежда Хожаева выяснить не удалось: Интернет по запросу выдает сообщение о том, что ничего не найдено. Могу предположить, что такой монахини в природе не существует. На такую мысль наводит форма имени и фамилии предполагаемого автора: «Надежда» может рассматриваться как намек на христианскую надежду благоприятной загробной участи, а фамилию «Хожаева», возможно следует понимать как намек на то, что монахиня успешно прошла загробные мытарства, как бы сходила в Царство Небесное и теперь объясняет туда дорогу другим. На возможность такого прочтения авторства текста указывает само содержание документа: нарратив представляет собой более-менее подробное описание дороги к Царству с указанием того, как пройти встречающиеся в пути препятствия.

По своей структуре текст «Наставления» может быть отнесен не столько к жанру загробных видений, к которому относится сам рассказ о мытарствах Феодоры, сколько к жанру «хождений» или «проскинитариев», достаточно хорошо известных в древнерусской литературе. Прежде всего, обращает на себя внимание тот факт, что действие «Наставления» происходит явно не на небе, а на земле. Хотя в начале текста и указывается, что там, где происходят описываемые события «нет ночи, как и понятия времени», но за то четко обозначена пространственная ориентация – душа должна постоянно продвигаться на восток. Коль скоро имеется начало, направление пути и его конечная цель, то категория времени в «Наставлении» все равно присутствует и время это явно линейное. Очевидно, что действие происходит не в воздухе, при чтении текста не покидает ощущение того, что путешествует на тот свет не бестелесная душа, а вполне осязаемое тело, твердо стоящее на земле: путешественник идет, что с необходимостью предполагает наличие почвы, земли. Путешественник проходит через разного рода ландшафты: сосновый лес, горы, луг, узкая городская улица. Все действие расположено как бы горизонтально, отсутствует вертикальная направляющая.

На мой взгляд, в качестве параллели «Наставлению» может быть представлен «Путешественник Марка Топозерского», описывающий дорогу в легендарное Беловодье [2]. Оба текста имеют примерно одинаковый объем и главное, схожие социальные функции. Как и «Путешественник» так и «Наставление» в качестве цели указывают социальную реальность, коренным образом отличную от имеющийся в действительности. Однако, социальная реальность «Путешественника» и «Наставления», по своей эмоциональной направленности весьма различаются. «Путешественник» относится к своей цели более оптимистично, большая часть произведения посвящена тому, как правильно будет устроена жизнь в Беловодье, само длинное и трудное путешествие в легендарную страну занимает небольшую часть текста. Идеальный социальный порядок полностью занимает внимание автора «Путешествия». Совсем по иному относится к своему путешествию мифическая монахиня Надежда: для нее цель путешествия полностью поглощена трудностью пути. В отличие от красочно и подробно изображенных встречающих путника опасностей, описание Царства дается схематично и невыразительно. На мой взгляд, эти различия определяются различием социальной среды, в которой создавались тексты. «Путешественник» создавался в крестьянской старообрядческой среде, которая свой социальный интерес видела в освобождении от репрессивного крепостнического государства, поэтому и говорится о том, что жители Беловодья «мирского суда не имеют», т.е. не имеют государства. Интересы автора «Наставления» глубоко индивидуалистичны, единственная социальная реальность, которая упоминается в документе – это базар, что соответствует наблюдениям исследователей о глубокой маргинальности, социальной дезориентации прицерковной среды. Весь мир современного «церковного» человека сосредоточен на сугубо эгоистичном желании личного «спасения души». Современный «верующий» оказывается полностью выпавшим из социальной жизни, любое соприкосновение с реальностью вызывает у него болезненную реакцию и дискомфорт, причем никакая активная реакция на социальный раздражитель не предполагается: из всех препятствий и опасностей пути в Царство «Наставление» знает только один выход – молитва. В данном случае молитва может означать только бегство в область мышления и речи.

Глубоко пессимистично, по сравнению с Беловодьем и описание Царства в «Наставлении». Вместо социальной конкретики, как это имеет место в «Путешественнике» автор «Наставления» представляет себе Царство Небесное как вполне абстрактное место отдыха на лоне природы: «красота вокруг начинается неописуемая, чудесный воздух, чудные деревья, цветы, мягкая шелковистая трава, звучит прекрасная музыка, поют неземные птицы», даже намек на какую-либо деятельность отсутствует. Святые и ангелы, которые населяют Царство, описываются в соответствии с представлениями автора об идеальной действительности: они только плачут, радуются и молятся. Все это можно охарактеризовать как глубокий социальный инфантилизм автора «Наставления».

Если вспомнить сюжет «Мытарств Феодоры», то там сами мытарства представляют собой своеобразное нравственное испытание, душа должна дать отчет о своей жизни. В основе мытарств лежит идея моральной, а, следовательно и социальной ответственности. Идея «Наставления» полностью противоположна идее «Мытарств», ни о какой моральной ответственности в «Наставлении» речь не идет, даже такая моральная категория как «грех» в тексте ни разу не встречается. Сама идея руководства для успешного путешествия через мытарства механистична и отдает магизмом.

В целом, появление такого нарратива как «Наставление» является свидетельством глубокого кризиса порождающей такие тексты прицерковной среды, и в определенной мере, того религиозного института, для которого прицерковная среда является социальной основой.

При публикации текста сохраняются все особенности авторской речи.

 

Наставления монахини Надежды Хожаевой

 

Итак, вот та поистине уникальная информация о том, как правильно и спасительно проходить мытарства новопреставленной христианской душе после исхода ее из тела и предания его земле. Она передается из поколения в поколение, из рода в род верующими односельчанами мат. Надежды. Ею поделился и с нами ее земляк дорогой батюшка прот. о. Валентин Бирюков во время наших встреч. Спаси его Господи за эти важнейшие, чудесные, от Бога данные людям через Свою Угодницу знания.

1. В том мире, в том числе и на всем пути, где душе уготовано это странствие, всегда светло. Там нет ночи, как и понятия времени. Душа без устали должна все время идти строго на восток, ни на что и ни на кого не отвлекаясь, ни с кем из встречных не заговаривать и не отвечать на вопросы, поскольку это отвлекающие бесовские происки. Она должна пребывать там лишь в непрерывной Иисусовой молитве: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго (грешную)!» - это главное, что надо усвоить. Пребывая в постоянной молитве, душа будет четко знать, где восток, и куда надо идти.

2. Многие моменты, сюжеты и картинки, встречаемые на твоем пути, могут быть в чем-то схожи и даже повторяться, но руководствуйся пунктом 1.

3. В самом начале пути на восток, ты даже, возможно, воочию увидишь икону, обязательно помолись перед ней <подчеркнуто автором – А.Б.>: «Господи, благослови!», прочитай молитву Святому Духу, как поступаешь в земной жизни перед началом всякого дела: «Царю Небесный, Утешителю..», можно и «Отче наш..». Затем начинай путь на восток с непрерывной Иисусовой молитвой.

4. Ты увидишь бегущих на тебя страшных псов, львов, носорогов крокодилов удавов и прочую нечисть. Это бесы в таком виде. Не бойся, а сразу же крести их и себя с молитвой: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь», а затем читай молитву Животворящему Кресту: «Да воскреснет Бог и расточатся врази Его..» - и они тут же все исчезнут. Иди дальше на восток с Иисусовой молитвой. Возможно, что где-то ты их увидишь вновь, но ты уже знаешь что делать, вновь отгоняй их крестом и молитвой, чего они боятся больше всего и сразу же исчезают.

5. Подойдете к огромному сосновому бору, через который вам надо пройти. На ближайшей сосне, на видном месте, увидите висящую икону. Она там вам дана для проверки, помолитесь ли вы ей или нет. Нужно обязательно самому перекреститься, сделать три земных поклона перед ней и прочитать: «Царю Небесный, Утешителю…» или «Отче наш…». И дальше продолжать движение с Иисусовой молитвой на восток. Если не сделаешь сказанного, то будешь очень долго блуждать по лесу, в том числе возвращаться на это же место, пока не сделаешь как нужно.

6. После леса придешь к примерно 6-ти метровой трещине, неизреченной глубины, которую ни вправо, ни влево не обойти. Через нее лежит бревно, диаметром с 3-х литровую банку, которое свободно крутится в обе стороны и закрепить его никак нельзя. Чтобы по нему перейти через эту трещину нужно: Перекрестить себя, затем бревно с молитвой: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь». Затем встать на бревно и каждый шаг по нему идти с Иисусовой молитвой, или «Господи, помилуй!». Не отвлекайтесь ни на что, сосредоточьтесь только на молитве, хотя вас и будут отвлекать внушаемыми помыслами. Если все же сорвался и летишь, кричи, моли и проси о помощи и спасении тех святых, кому молился в земной жизни, в том числе своему Небесному Покровителю, чье имя, данное тебе при крещении, носищь. Можно и к Божьей Матери. Перешел трещину, продолжай с молитвой путь на восток.

7. Придешь в место, наподобие базара, с обилием людей и всевозможных товаров. Это бесами специально устраивается душе человека для отвлечения от мыслей о Боге, от молитвы, чтобы увлечь ее привычными земными помыслами и картинками. Не отвлекайся, не разглядывай, ни с кем не разговаривай, ни на что не реагируй. Иди молись, как шел, строго на восток. Отвлечешься, потеряешь направление и будешь бесконечно блуждать.

8. Далее, подходишь к сооружению типа метро, заходишь внутрь, попадаешь как бы в кабину лифта. В нем светло, красиво, чисто. Но нигде нет ни одной кнопки. И только крикнешь: «Господи, спаси!», дверь откроется. Выходи и продолжай с молитвой свой путь на восток.

9. Приходишь в город. Вокруг красивые дома, интересные сооружения, прекрасная архитектура. Не разглядывай, не отвлекайся, не разговаривай, даже если к тебе обращаются. Молись и иди дальше.

10. Приходишь на берег широкой реки. На берегу много людей, которые как и ты желают переправиться на тот берег. У берега стоит белая лодка, но без весел, паруса или мотора. В ней в белых одеждах сидит молодой красивый юноша. На любые просьбы перевести на тот берег он никак не реагирует. И лишь когда скажешь ему: «Ради Христа, или ради Бога, перевези», он тут же с радостью встает и приглашает войти в лодку. Вот так, стоя рядом с ним, без весел и без мотора, вы плавно переправляетесь на другой берег реки.

11. На том берегу реки встретишь двух человек в белых одеждах, которые радостно встречают тебя, называя по имени. Не отвлекайся на них, не разговаривай с ними, продолжай молиться и иди дальше на восток.

12. Подходишь к перекрестку из 4-5 дорог. Куда идти? Нужно сказать: «Господи, благослови, укажи мне путь (или дорогу) куда мне идти». Можешь сказать: «Ангел-Хранитель мой святый, укажи мне путь», или «Матерь Божия, укажи мне путь». И иди прямо, сам поймешь куда идти.

13. Придешь в селение с очень узкими улочками. И там не отвлекайся, непрерывно молись и иди на восток.

14. Выйдешь на поле с красивой ровной травой. На нем не видно ни тропинок, ни дорог. Продолжая молиться, иди на восток. С молитвой поймешь, куда надо идти.

15. И, наконец, подходишь к самому последнему, самому серьезному препятствию, которое не могут преодолеть миллионы даже верующих людей, ибо не знают, как это сделать. Их тут накопилось огромное множество. Препятствие - огромная и широкая огненная река. Ее не обойти и не объехать ни в какую сторону. Нет никаких средств для переправы. И главное - она огненная и нестерпимо жжет. Чтобы ее перейти нужно: Стоя лицом на восток трижды <подчеркнуто автором – А.Б.> перекрестить себя и перед собой эту огненную реку с молитвой: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь». Река раздвигается только перед одним тобой. Непрерывно читая Тропарь Святой Троице переходишь это страшное препятствие <подчеркнуто автором – А.Б.>. Сразу же за твоей спиной огонь смыкается. Перейти ее еще кому-либо одновременно с тобой невозможно.

16. Выйдя на другой берег огненной реки продолжаешь свой путь на восток, но уже читая Тропарь Святой Троице. Дорога начинает плавно идти в гору. Красота вокруг начинается неописуемая, чудесный воздух, чудные деревья, цветы, мягкая шелковистая трава, звучит прекрасная музыка, поют неземные птицы. Это уже начало вожделенного Рая. Тебя встречают Ангелы и Святые, пребывающие в Царстве Божием, которые от радости плачут, что спаслась еще одна душа, за которую они все очень переживали и молились. Встречаешь радостных Матерь Божию и Спасителя. Падаешь пред ними на колени и делаешь три земных поклона, со слезами благодаришь и славишь Господа словами молитвы: «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу. Аминь!». Ты спасен навеки.

Слава Богу за все! Вразуми, спаси и помилуй и всех нас, милосердный Господи!

 

 

Примечания

 

1. Стефанов, Павел, архим. Мытарства души после смерти в болгарском фольклоре и культуре. // Мир православия. – Вып. 5. – Волгоград, 2004. – С. 318 – 344.

2. «Путешественник Марка Топозерсткого» подробно исследован в монографии К.В. Чистова «Русская народная утопия» - СПб, 2003. – С. 427 – 447.

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова