Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Хосе-Мария Эскрива

ПУТЬ

К оглавлению

ОТ АВТОРА

Неспешно прочти, обдумай спокойно эти советы, которые я доверяю тебе вполголоса, шепотом – как друг, как брат, как отец.

Нашу беседу слышит Бог.

Я не скажу ничего нового, только память твою разбужу – чтобы мысли твои, воспрянув, ранили совесть, пронзили сердце, чтобы жизнь твоя стала лучше, чтобы ты вышел на путь Любви и молитвы.

Чтобы душа твоя стала достойной.


ХАРАКТЕР

1 Да не будет жизнь твоя жизнью бесплодной и бесполезной! – Оставь свой знак. – Озари все вокруг светом твоей веры и твоей любви.

Сотри апостольскиpм служением своим липкие и смрадные следы, оставленные всюду сеятелями ненависти. – Зажги земные пути Христовым пламенем, которое ты носишь в сердце своем.

2 Дай Бог, чтобы облик и речь твоя будут такими, чтобы всякий, видя и слыша тебя, мог сказать: «Вот человек, читающий Евангелие, знающий жизнь Христа!»

3 Достоинство. – Суетные и причудливые манеры тебе не к лицу. Не уподобляйся вздорной кокетке, или избалованному ребенку. – Пусть внешность будет отражением покоя и порядка в твоей душе.

4 Не говори: «Меня не переделаешь... такой у меня характер...» Нет, это не характер, это – недостаток характера. Esto vir – «Будь мужествен».

5 Научись говорить «нет».

6 Отвернись от лукавого, который нашептывает тебе на ухо: «Зачем усложнять себе жизнь? Плыви по течению...»

7 Не держи в себе духа узкого, местного. Открой сердце свое – чтобы стало оно вселенским, католическим.

Не маши крыльями, как курица, если ты можешь вознестись, как орел.

8 Выдержка. – К чему гневаться, если этим ты ранишь Бога, возмущаешь ближнего и сам переживаешь тяжелую минуту?… А в итоге должен будешь перестать сердиться…

9 Скажи то же самое, но на полтона ниже и без гнева. Твои слова прозвучат убедительнее. А главное – ты не оскорбишь Бога.

10 Возмущаясь чьим-то проступком, не спеши с укорами, пока кипишь негодованием. Повремени хотя бы до завтра – и тогда, спокойно, очистив свои намерения, непременно поправь его. – Участливым словом ты добьешься большего, чем тремя часами ссоры. – Умерь свой пыл.

11 Воля. – Энергия. – Пример. Что надлежит сделать – должно быть сделано… Без колебаний… Безоглядно…

Иначе Сиснерос не стал бы Сиснеросом… Тереза де Аумада – святой Терезой… Иньиго де Лойола – святым Игнатием…

Бог и отвага! Regnare Christum volumus! – «Христу царствовать желаем».

12 Да предаст тебе силы препятствие. Благодать Божия – всегда с тобой. Inter medium montium pertransibunt aquae! – «Воды пройдут сквозь горы!» И ты также пройдешь.

Так ли важно, что сейчас приходится ограничивать свою деятельность? Зато потом, как отпущенная пружина, развернешься куда сильнее, чем когда-либо мечтал.

13 Оставь суетные мысли – в лучшем случае они лишь крадут у тебя время.

14 Не растрачивай времени и сил (которые суть не твои, но Божии), отгоняя камнями псов, что лают на твоем пути. Оставь их!

15 Не откладывай свое дело на завтра.

16 Ты – как все? Как баран из стада?… Ты же родился лидером! Среди нас нет места теплохладным. Будь истинно смиренным, и Христос снова воспламенит тебя огнями Любви.

17 Страшна болезнь, признаки которой – легкомыслие в речах, легкомыслие в делах, непостоянство и беспечность.

Она наполняет каждый твой день все новыми и новыми планами – бесплодными, «полными пустоты». Если ты не очнешься вовремя – не завтра, а сегодня, сейчас же! – она всю жизнь твою превратит в расхлябанное, бесполезное чучело.

18 Ты – человек легкомысленный, рассеянный, мирской, ибо ты – трус. Что же, если не трусость, мешает тебе восстать против себя самого?

19 Воля… Да, без нее не обойтись. Не презирай малых дел. Неустанно смиряй себя в малом (которое не стоит сравнивать с пустяками) – и ты с помощью Божией укрепишь свою волю. Так ты научишься владеть собой, и станешь лидером, чтобы убеждать, вдохновлять и увлекать личным примером, а именно: словом, знанием, силой своего духа.

20 Ты сталкиваешься с характером того или другого человека… Это так и должно быть: ты не золотая монета, чтобы всем нравиться.

Как не в таких столкновениях, ты мог бы сточить шипы, отполировать грани своего характера (несовершенства и недостатки), чтобы стать стойким и ровным, милосердным и совершенным?

Если бы твой характер был мягким, словно пирожное, и такими были окружающие тебя люди – ты бы никогда не приобщился святости.

21 Отговорки. – В этом нет у тебя недостатка, когда речь заходит о долге. Сколько пустых оправданий!

Не задерживайся на их обсуждении. – Отбрось их и делай, что должно.

22 Будь стойким. – Будь мужественным. – Будь человеком. – И еще… будь ангелом.

23 Как, ты не способен на большее? – А мне кажется, на меньшее ты не способен.

24 Ты жаждешь мудрости… Ты хочешь быть отважным и вести за собой других.

Что ж, это все прекрасно – только… ради Христа, ради Любви.

25 Не спорьте. – В спорах не прибавляется света, его гасят страсти.

26 Брак – святое таинство. Перед его свершением пусть старший или духовный отец подскажет тебе нужные книги. – С их помощью ты научишься достойно исполнять свои обязанности у домашнего очага.

27 Когда я говорю, что у тебя призвание к супружеству – ты смеешься. И все же это – призвание. Твое призвание.

Препоручи себя Архангелу Рафаилу, чтобы он сохранил тебя чистым до конца пути – как Товия.

28 Супружество создано для рядовых воинов, а не для генерального штаба Христова. – Если в пище нуждается каждый в отдельности, то деторождение необходимо лишь для сохранения рода в целом. Значит, отдельные члены рода могут отказаться от деторождения без ущерба для целого.

А жажда иметь детей?… Пожертвовав эгоизмом плоти, мы оставим после себя в этом мире много, очень много детей духовных и неизгладимый след любви и света.

29 Нетрудно достичь скудного и жалкого счастья эгоистов, которые прячутся в своем углу, уединяются в башне из слоновой кости… – Но как оно непрочно, это счастье! Как быстро оно проходит!

И ты хочешь променять на эту подделку Вечное Блаженство – Счастье Славы, которому не будет конца?

30 Ты расчетлив. – Не говори мне, что ты юн. Юность щедро расточает свои дары и саму себя приносит в дар без сожалений.

31 Себялюбец! Думаешь только о своем, – братства во Христе не знаешь, – и в других не братьев видишь, но лишь трамплин для достижения своих целей.

Я предвижу твой полный крах. Но когда будешь тонуть, ты взмолишься о милосердии, о помощи – в которых сегодня всем отказываешь.

32 Если люди нужны тебе только для того, чтобы возвыситься – ты не сможешь повести их за собой. Но если ты жаждешь спасти все души – за тобой пойдут многие.

Не отворачивайся от дюдей. Твой долг – сделать их счастливыми.

33 Ты никогда не стремишься узнать всю правду. Порою – из вежливости, чаще – ради собственного спокойствия, реже – ради спокойствия ближнего. Но первопричина всегда – трусость.

Этот страх докопаться до сути не даст тебе никогда составить правильное суждение.

34 Не бойся правды – даже если она ведет тебя к смерти.

35 Мне претят все эти словесные игры: трусость вы называете благоразумием. – Из-за вашего «благоразумия» всякие тупицы и попросту враги Божии корчат из себя мудрецов и занимают такие посты, о которых они и мечтать не должны.

36 Соблазн преодолим. Допускать, чтобы все так и шло – словно никуда от этого не денешься, – это недостаток характера.

А ты исполняй свой долг. Исполняй его верно и честно – даже если другие уже махнули на все рукой.

37 Ты умеешь говорить красиво. Ты сказал мне: «Так было предначертано… такова воля Божия…» – Впрочем, даже красивыми фразами не оправдать того, чему нет оправдания.

38 Неужто правда – нет, не могу поверить! – что людей больше нет – и остались одни желудки?

39 «Молитесь о том, чтобы я никогда не поддался соблазнам легкого пути». – Я уже помолился об этом. Тебе осталось осуществить свое прекрасное намерение.

40 Вера, радость, оптимизм… – Но только не наивная глупость, не видящая действительности!

41 Что за удивительная способность: лезть вверх без передышки, поднимаясь все выше и выше, покоряя все новые вершины исключительно за счет своей «легковесности» – пустоты в голове, пустоты в сердце!

42 К чему это непостоянство? Яви свою волю хоть в чем-нибудь! – Оставь привычку закладывать повсюду первые камни и положи последний хотя бы в одном из своих начинаний.

43 Не будь таким… обидчивым. – Любой пустяк тебя ранит. – Приходится взвешивать каждое слово, беседуя с тобой о самых простых вещах.

Не обижайся, но я скажу, что с тобой… очень трудно. – Ты не станешь полезным, пока не исправишься.

44 Найди, если надо, достойные объяснения, которые требуют христианское милосердие и жизнь в обществе. А затем – вперед! – со святым бесстыдством и без колебаний одолевай подъемы и кручи, пока не взойдешь на вершину, имя которой – Исполнение Долга.

45 Почему ты страдаешь от ложных суждений о себе? – Но ты будешь действительно таким, и даже хуже, если Господь тебя оставит. – Упорствуй в добре. Остальное – не твоя забота.

46 Тебе не кажется, что так, как его понимают многие, равенство – это синоним несправедливости?

47 Высокопарный тон, самодовольный вид тебе не подходят. Ведь это только поза, не больше. – Не выказывай ее перед Господом, перед старшим и перед твоими братьями – вот и будет между вами одной преградой меньше.

48 Мелковат твой характер. Что за страсть во все вмешиваться! – Хочешь быть солью для всякой пищи… Не обижайся на мою прямоту – но в тебе еще мало душевной тонкости, чтобы стать солью. Ты не способен раствориться и пройти незамеченным.

В тебе так много праздного любопытства, ты хочешь показать себя, порисоваться… а вот жертвенности тебе не хватает.

49 Попридержи свой злой язык! – Не уподобляйся ребенку, не будь сплетником, ябедой. – Своим многословием ты остужаешь жар любви и творишь худшее из зол. И, если ты, злоязычник, пошатнул усердие других, твое же усердие бесплодно, и является предательским оружием врага.

50 Ты любопытен, назойлив и жаден до сплетен. Ты лезешь в чужие дела. Тебе хочется знать обо всех. Не стыдно ли тебе? Даже в своих слабостях ты не мужик. – Будь мужествен: обрати свое желание знать обо всех в жажду познать себя самого.

51 Твой мужественный дух, прямолинейный и простой, бывает подавлен, когда ты видишь себя втянутым во всевозможные интриги. Ты их не можешь объяснить и никогда не хотел в них втягиваться. – Претерпи уничижение быть притчей во языцех. Учись – впредь будешь осторожнее.

52 Почему, говоря о людях, ты вкладываешь в их критику горечь собственных неудач?

53 Ты откровенно говоришь о чужих просчетах. Да, я согласен, что это не сплетни, что существует разница между критикой и злословием – и все же… воздержись от подобной критики в общении с братьями, в своем апостольском служении. Признаю, что намерения твои благородны – однако, вмешиваясь без основания в чужую работу, ты не двигаешь дело вперед. Напротив, ты лишь заражаешь других своим скепсисом, распространяешь вокруг себя дух пассивности и празднословия, разрушая общий ритм работы.

«Но как же быть? – спрашиваешь ты с беспокойством. – Ведь не в моем характере скрывать свое мнение…»

Послушай, что я тебе посоветую. Возьми перо и бумагу. Изложи свое недовольство просто и доверчиво, да и... кратко! Потом передай бумагу старшему. И больше не думай об этом. – Тот, кто волею Бога и людским выбором поставлен судить и решать, даст твоей бумаге ход, или… бросит ее в корзину для мусора. – Поскольку ты не доносчик и заботишься только о деле, то можешь быть доволен в любом случае.

54 «Пойти на компромисс»? Эти слова можно услышать только от тех, кто не хочет бороться и жертвовать собой – от любителей пожить в свое удовольствие, от ханжей и трусов, которые перед боем обсуждают условия капитуляции.

55 Друг мой! Не будь так простодушен (хоть ты ребенок, именно ребенок перед Богом). Не ставь братьев твоих в дурацкое положение перед чужими.

РУКОВОДСТВО

56 О некоторых людях говорят, что в них есть «закваска святости», добротный, крепкий материал. Но все же одной закваски мало – необходимы неизменное повиновение духовному руководителю и неизменная готовность к восприятию благодати. – Ибо если не дать благодати Божией и совету духовного руководителя делать свое дело, то никогда не появится законченный образ Христа, в который облекаются святые.

И «закваска святости» останется лишь бесформенной горючей массой, лежащей без всякой пользы до тех пор, пока ее не бросят в огонь – который будет хорошо! гореть.

57 Постоянно ищи общения с Духом Святым – Великим Незнакомцем. Им освятишься.

Не забывай, что ты – храм Божий. Утешитель – в глубинах твоей души. Внимай же Ему и будь послушен Его внушениям.

58 Не препятствуй действию Утешителя. Соединись с Господом, чтобы Он очистил сердце твое. Претерпи вместе с Ним все великие испытания – оскорбления и плевки…, пощечины и тернии…, крест и гвозди, входящие в плоть…, страх брошенности и смерти.

Проникни в отверстые ребра Иисуса, чтобы найти верное убежище в Его израненном Сердце.

59 Ты должен усвоить твердо: твои чувства, твой опыт – плохие кормчие, им нельзя доверять безоглядно, когда приходится руководить душой и в шквальных ветрах и в бурю, когда грозят ей подводные камни.

Поэтому Господь хочет, чтобы мудрый и просветленный наставник направлял твой корабль к надежной пристани.

60 Без архитектора ты не построишь хорошего дома на земле. Так можно ли без наставника возвести храм своей души, в котором ты будешь жить вечно на Небесах!

61 Мирянин, претендующий на пост учителя нравственности, скорее всего обманывается. Миряне могут быть только учениками.

62 Наставник. – Ты в нем нуждаешься. – Слушаясь его, чтобы отдать себя. – Наставник знает твое апостольское служение и волю Божию. Не отрывая тебя от твоих мирских занятий, он поддержит действие Святого Духа в твоей душе. Миротворец, он подскажет, как сделать твою работу более плодотворной.

63 Ты считаешь себя важной птицей. Твои исследования и публикации – твоя работа, положение в обществе – твое имя, дом, состояние, политическая деятельность, высокий пост… Твой солидный возраст, в конце концов! – ведь ты уже не ребенок…

Именно поэтому тебе – особенно тебе и особенно теперь, – необходим наставник.

64 Не таи от своего наставника то, что нашептывает тебе лукавый. – Открывая сердце, ты побеждаешь врага и обретаешь больше благодати. – Более того, к твоей постоянной борьбе прибавятся советы и молитвы духовного отца. Они помогут побеждать и впредь.

65 Почему ты боишься познать себя и открыться наставнику таким, каков ты есть?

Ты одержишь большую победу, если преодолеешь свой страх и откроешь себя.

66 Священник – каким бы он ни был – всегда второй Христос.

67 Еще раз напомню тебе, что священник – это второй Христос. Вспомни слова Духа Святого: Nolite tangere Christos meos – «Не прикасайтесь к помазанным Моим, ко Христам Моим».

68 Слово «пресвитер» означает «старейший», «старший». Но если старость сама по себе уже достойна уважения – подумай о том, сколь более мы должны почитать Священство!

69 Ты подшучиваешь над Священником? Какими бы оправданиями ты ни прикрывался – это дурно говорит о тебе!

70 Повторяю снова и снова: насмешки над Священником, все эти шуточки – даже если ты находишь им тысячи извинений, – всегда говорят, как минимум, о пошлости.

71 Достойна восхищения чистота Священников! Она – их сокровище. И никакой тиран не в силах сорвать в Церкви этот драгоценный венец.

72 Не ставь Священника в неловкое положение, не посягай на его достоинство, необходимое ему вне всякого напряжения.

Один наш друг, молодой священник, усердно молился: «Господи, пошли мне достоинство восьмидесятилетнего старца!»

И ты совершишь доброе дело, помолившись о том же для всего Священства.

73 Когда сказали, что ты дурно отзывался об этих священниках, ты в раскаянии содрогнулся от боли, будто тебе пронзили сердце. – А меня радует эта боль: я вижу, что ты духовно здоров.

74 Любить Бога и не почитать Священника?… Нет, невозможно.

75 Укрой все слабости отца-священника покровом почтительной любви, как добрые сыновья Ноя укрыли отца своего.

76 Жизненный план… Без него в твоей жизни не будет порядка.

77 Ты жалуешься: «Повиноваться жизненному плану, жить по расписанию!… Это так однообразно, так скучно!» А я отвечу: «В твоих делах нет Любви – вот тебе и скучно».

78 Если не будешь вставать в определенное время, ты никогда не выполнишь свой жизненный план.

79 Добродетель без порядка? – Странная добродетель.

80 Наведи порядок в жизни своей – и время твое умножится, и прославишь Бога больше, ибо больше времени ты отдашь работе и служению Ему.

МОЛИТВА

81 Дела ничего не стоят без молитвы. – Жертва дает ценность молитве.

82 Сначала – молитва; затем – покаяние; на третьем месте, весьма на третьем месте – дела.

83 Молитва – фундамент духовного здания. – Она всемогуща.

84 Domine, doce nos orare – «Господи, научи нас молиться!» – И Господь ответил: «Когда молитесь, говорите: Pater noster, qui es in coelis – Отче наш, сущий на небесах…»

Как можно недооценивать значение устной молитвы?!

85 Не спеши. – Думай о том, что ты говоришь, кто это говорит и кому. Потому что скороговорка, без размышления – только шум, грохотанье жестянок.

И скажу тебе вместе со Святой Терезой, что я не называю этого молитвой, хотя ты и много шевелишь губами.

86 Пусть молитва твоя станет литургической. – Говори с Господом и текстами псалмов и молитвами, которые звучат во время богослужений. – Твоей душе это даст больше, чем повторение частных молитв.

87 «Не хлебом единым жив человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих», – сказал Господь. – Хлеб и слово: причастие и молитва.

Без этого нет жизни сверхъестественной.

88 Ты стремишься к общению c друзьями – их разговоры, их сердечность облегчают бремя жизни и твое изгнанничество в этом мире… Но друзья могут предать – такое часто случается.

Так что же ты не ищешь каждый день общения с Другом, Который никогда не предаст, не оставит?

89 «Мария же избрала благую часть», – читаем мы в Святом Евангелии. – Она сидит у ног Учителя, впитывая всем существом своим живую воду Его слов. Ее безделье обманчиво, ее дело – любовь и молитва. – После она уходит за Иисусом, следует за Ним по городам и селам, внимает Его проповеди.

Как трудно идти за Ним без молитвы!

90 Ты не умеешь молиться? – Стань пред Ликом Божиим и скажи Ему: «Господи, я не умею молиться!…»

Будь уверен: ты уже молишься.

91 Ты пишешь: «Молитва – это беседа с Богом… Но о чем?» – О чем? О Нем, о тебе. О твоих радостях и горестях, удачах и неудачах. О твоих благородных стремлениях и ежедневных заботах… О слабостях, благодарности, прошении, любви и покаянии.

Короче: беседуя с Богом – общаться: узнавать Его, познавать себя.

92 Et in meditatione mea exardescet ignis – «И в мыслях моих возгорится огонь». Вот для этого ты и молишься – чтобы воспламенить свое сердце, сознание и душу, обращая их в пламя живое, дающее свет и тепло.

Посему, когда ты больше не можешь продвигаться вперед, когда ты чувствуешь, что угасаешь, если нет у тебя возможности бросить в огонь душистые поленья, брось в него хворост и листву кратких устных молитв, молитвенных возгласов, которые продолжали бы поддерживать костер. – И ты не потеряешь своего времени.

93 Ты сознаешь свое ничтожество перед Господом и боишься, что он тебя не услышит… Но вспомни о ранах Христа, о страдании Пресвятой Девы Марии. Вспомни о том, что ты – сын Божий.

Вспомни о том еще, что молитва будет услышана, quoniam bonus…, quoniam in sаeculum misericordia ejus – «ибо Он благ…, ибо вовек милость Его».

94 Для тебя Он стал таким маленьким – стал Младенцем! – чтобы ты мог приблизиться к Нему с доверием.

95 In te, Domine, speravi – «Hа Тебя, Господи, уповаю». По-человечески я сделал все, что мог. А кроме того – я молился и приносил жертвы. – И не оказалась тщетной надежда моя! Тщетной она никогда не будет: non confundar in aeternum – «да не постыжусь вовек».

96 Иисус сказал: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам».

Молись. Молись усердно. Где еще, в каком человеческом предприятии ты мог бы получить такие гарантии успеха?

97 Душа твоя жаждет общения с Иисусом, но во время молитвы ты не знаешь, о чем говорить, не можешь вспомнить ничего важного. – Так вот, сделай в течение дня несколько заметок о вопросах, которые ты хотел бы рассмотреть в присутствии Божием. И потом – этими заметками стань на молитву.

98 После молитв Священника и молитв посвятивших себя Богу девственниц, самыми угодными Богу молитвами являются молитвы детей и больных.

99 Становясь на молитву, помни: не растягивай ради своего утешения и не сокращай из-за душевной сухости.

100 В молитве не проси у Господа утешения. Если утешит – благодари Его. Проси в молитве всегда настойчивости и упорства.

101 Не отступайся в молитве. – Даже если тебе покажется, что усилия твои напрасны. – Это не так. Молитва всегда действенна.

102 Твой разум притуплен, бездействен, – ты делаешь напрасные усилия, чтобы привести в порядок твои мысли перед Господом, – истинное отупение!

Не напрягайся и не беспокойся. – Слушай меня внимательно: настал час сердца.

103 Слова, пронзившие твою душу во время молитвы… Запомни их, и многократно и медленно повторяй в течение дня.

104 Pernoctans in oratione Dei – «Он провел ночь в молитве», – говорит о Господе евангелист Лука.

А ты? Был ли ты хоть раз столь же усерден в молитве? – Итак…

105 Если нет у тебя общения со Христом в молитве и в Хлебе, – то как же ты сможешь открыть Его другим?

106 Мне ли не понять тебя, когда ты пишешь: «Ежедневно – в течение дня – я провожу несколько минут в молитве… и если бы не это!»

107 Святой без молитвы? – Не верю в такую святость.

108 Скажу тебе словами одного иностранного писателя, что твоя апостольская жизнь стоит столько, сколько стоит твоя молитва.

109 Если ты – не муж молитвы, то я не верю в искренность твоих намерений, когда ты говоришь, что работаешь для Христа.

110 Ты мне как-то сказал, что сам себе напоминаешь разлаженный будильник, который звонит не во время. Ты сух душой и холоден, когда приходит время молитвы. Но неожиданно для себя – на улице, в круговерти забот, в городской суматохе, в самый разгар твоей профессиональной работы, – вдруг начинаешь молиться… Не вовремя? Ну и что? Не упусти и этот момент. – Дух дышит, где и когда хочет.

111 Ты рассмешил меня своей молитвой… – Нетерпеливый! – Ты говорил: «Иисус, Я не хочу стареть… Слишком долго ждать, чтобы увидеть тебя. Возможно, что сердце мое не будет столь пылким, как теперь. Старость – это так далеко!… А сейчас – соединение с Тобой было бы полнее, потому что я люблю тебя Любовью юноши».

112 Мне по сердцу твоя горячность, твое желание искупить «все грехи человечества». – «Ну просто все!» – сказал ты. – Замечательно. Но начни со своих близких – по крови и по духу. Начни с соотечественников.

113 Ты молился: «Не доверяй мне, Иисус... Я же Тебе доверяю... И поручаю Тебе все, что у меня есть – всего себя, все мои слабости». – Я думаю, это хорошая молитва.

114 Молитва христианина никогда не является монологом. В ней всегда участвуют двое.

115 «Минуты молчания». – Предоставь молчать тем, у кого холодная и пустая душа.

Католики, дети Божии, мы говорим с нашим Отцом, сущим на небесах.

116 Не оставляй духовного чтения. – С его помощью многие стали святыми.

117 Ты пишешь: «В духовном чтении черпаю я запас горючего. – Оно кажется инертным материалом, но именно из него память извлекает то, что усиливает мою молитву и воспламеняет ее в благодарении после причастия».

СВЯТАЯ ЧИСТОТА

118 Господь дарует святую чистоту, когда мы просим о ней со смирением.

119 Прекрасна святая чистота! Но отдели ее от любви – и она не будет ни святой, ни угодной Богу.

Вызревает зерно любви. Живая вода святой чистоты питает его, а после оно приносит чудесные плоды.

Бесполезна чистота без любви; ее мертвые воды превращают душу в гнилое болото, над которым стоит душный смрад гордыни.

120 Чистота? – усмехаясь, спрашивают те, кто вступает в брак потасканной душой и телом.

Обещаю вам написать, с Божией помощью, книгу, которую может быть назову так: «Безбрачие. Супружество. Чистота».

121 Нужен Крестовый поход стойких и чистых душ, которые отважатся противостоять всем стремящимся сделать из человека скотину.

– Этот труд вам придется взять на себя.

122 Среди стихий мира многие живут как ангелы. – Почему не ты?

123 Когда ты отважишься на чистую жизнь, целомудрие станет для тебя не бременем, но венцом славы.

124 Врач-апостол, ты пишешь мне: «Мы по опыту знаем, что можем сохранить чистоту, лишь постоянно избегая соблазнов, как можно чаще прибегая к Таинствам и заглушая в себе любые вспышки страсти – чтобы огонь не набрал силу. Именно среди сохраняющих чистоту мы встречаем действительно нравственных людей. А среди блудников преобладают лицемеры, себялюбцы, трусы, изуверы – те, которые на самом деле лишены мужества».

125 Ты говоришь: «Как бы я хотел, чтобы апостол Иоанн, юный ученик Иисуса, снизошел к моим нуждам, поддержал добрым советом и побудил к чистоте сердечной».

Если ты и впрямь этого хочешь, скажи ему сам – и он непременно ободрит тебя. И даст совет.

126 Чревоугодие – предвестие всякой скверны.

127 Если не хочешь вдаваться в пререкания с похотью, – презри ее.

128 Стыдливость и скромность – младшие сестры чистоты.

129 Без святой чистоты нельзя упорствовать в апостольском служении.

130 Избавь меня, Иисус, от чувственной гнилы – этой коросты прокаженного – покрывающей мое сердце. Чтобы легче различить в душе действие Утешителя и последовать за ним.

131 Никогда не упоминай о вещах порочных – даже с целью их осудить. – Помни, что скверна прилипчивее смолы. – Попробуй уйти от беседы; если же это не удается – восхваляй чистоту, прекраснейшую из добродетелей, необходимую всем, кто знает цену своей душе.

132 Не кичись своей «храбростью», трус! Спасайся!

133 Святые не были какими-то уродами, их жития – не истории болезни, которую должны исследовать врачи-агностики.

Они были, они остаются нормальными людьми, из той же плоти, что и ты. – И они победители.

134 «Сверху ясно, снизу грязно» – скажу я тебе, когда увижу, как ты колеблешься перед искушением, скрывающим свою скверну под личиной искусства, учености…, любви!

Знаешь старую испанскую пословицу? «Плоть, и одетая в шелка, плотью остается».

135 Если бы ты знал себе цену!… – Павел-апостол говорит о том же: «Вы куплены pretio magno – дорогой ценой…»

Дальше он говорит: Glorificate et portate Deum in corpore vestro – «славьте Бога в телах ваших».

136 После того, как ты приобщился чувственных удовольствий, понимаешь какое одиночество наступает потом.

137 Подумать только: ради минутного удовольствия, оставившего по себе столько желчи и горечи, ты сбился с пути!

138 Infelix ego homo! Quis me liberabit de corpore mortis hujus? – «Горе мне! кто избавит меня от этого тела смерти?» – взывает апостол Павел. – Воспрянь духом. Он тоже боролся.

139 В час искушения вспомни о Любви, ждущей тебя на Небесах. Взращивай в себе добродетель надежды, которая – не от малодушия.

140 Что бы ни стряслось – не тревожься, пока нет в тебе внутреннего согласия на грех. – Только воля твоя в силах открыть твое сердце и ввести в него мерзости.

141 Ты так и слышишь в своей душе: «Ох, уж эти мне религиозные предрассудки!…» А потом твоя бедная грешная плоть во всех ее немощах – взывает, требует к себе внимания: «Права! Мои права!»

Когда такое с тобой случается, скажи врагу, что есть закон нравственный и Закон Божий. Скажи, что есть Бог! – А еще есть ад.

142 Domine! – «Господи!» – si vis, potes me mundare – «если хочешь, можешь меня очистить».

Какая прекрасная молитва! Молитва прокаженного… Читай ее с верой всякий раз, когда в тебе происходит то, о чем знаем лишь мы с тобой да Господь. – И тогда услышишь ответ Учителя: volo, mundare! – «хочу, очистись!»

143 Чтобы сохранить в чистоте душу и тело, святой Франциск катался по снегу, святой Бенедикт бросался в терновый куст, святой Бернард погружался в прорубь… – А ты? Что ты сделал?

144 Ангельская чистота святого апостола Иоанна дала ему стойкость у Креста. Другие ученики бегут от Голгофы – он остается с Марией, Матерью Господа.

– Помни, что чистота укрепляет твой дух, дает ему стойкость.

145 Фронт недалеко от Мадрида. Поют молодые военные, благородные, веселые товарищи.

Темноусому лейтенантику нравится эта песенка:

Сердце раздвоенное,
– сердце неверное…
Я готов отдать свое сердце…
– но только целое…

«Как это трудно – отдать свое сердце целиком, без остатка!» – И потекла молитва, словно тихая, широкая река.

СЕРДЦЕ

146 Мне кажется, что ты держишь сердце свое на ладони, словно товар – «Кто возьмет?» Если уж никому не придется по вкусу – тогда ты отдашь его Богу.

Думаешь, так поступали святые?

147 Все тварное – для тебя? Нет, все тварное – для Бога. А может, и для тебя, но – во Имя Бога.

148 К чему нагибаться и пить из луж светских утех, если ты можешь утолить жажду водами, которые текут в жизнь вечную?

149 Не привязывайся к тварному, сбрось это рубище. Святой Григорий, Папа Римский, сказал, что у дьявола нет своего в этом мире – он обнаженным выходит на битву. Если ты выйдешь одетым, то быстро падешь – ибо ему будет за что тебя ухватить.

150 Твой Ангел как бы говорит тебе: «Сердце твое полно мирских привязанностей!… Неужто твой Хранитель поставлен стеречь это добро?»

151 Отрешиться от всего. – Да, это очень трудно!… Не иметь иных пут – кроме трех гвоздей. Не иметь иного ощущения в плоти моей – кроме Креста!

152 Разве ты не чувствуешь, какой покой, какое единение с Богом ждут тебя, если ты отзовешься на этот благодатный призыв, требующий от тебя полного отрешения?

– Борись ради Него; борись, чтобы угодить Ему – но и укрепляй личную надежду.

153 Смелее! Скажи Ему великодушно и просто, как ребенок: «Ты хочешь, чтобы я отдал Тебе это? Но ведь и Ты мне что-нибудь приготовил?»

154 Тебе так хочется от всего отрешиться! – но ты боишься стать равнодушным и отчужденным.

Не беспокойся. Если ты Христов – весь, совершенно весь, – то света и тепла у тебя на всех хватит.

155 Иисус не участвует в дележке. Он ждет, что ты отдашь Ему – все.

156 Ты не хочешь подчиниться Воле Божией… но спокойно терпишь своеволие всякой твари.

157 Не лукавь и не путай! Если Сам Господь отдает тебе Себя, то зачем привязываться к тварям?

158 Ну вот, ты плачешь. – Тебе больно? – Еще бы! – Видишь? Именно поэтому тебя сюда и укололи.

159 Сердце твое слабеет – и ты ищешь опоры на земле. – Что ж, хорошо. Но смотри, чтобы эта опора не стала мертвым бременем, давящим на тебя, или тяжелой цепью, от которой ты уже никогда не освободишься.

160 Скажи мне: что же это – дружба или рабские путы?

161 Ты любвеобилен. – Прекрасно. Будь всегда доброжелательным к ближнему. – Но послушай меня хорошенько, апостольская душа: то, другое чувство, которое Господь вложил в твое сердце – оно от Господа и только для Него. Кроме того, отомкнув на своем сердце один замок – а их должно быть семь! – ты не раз испытывал странную неуверенность… И в смущении, чистый в своих намерениях, спрашивал себя: «Не слишком ли я увлекся?»

162 Сердце – потом. Сначала – долг. Но, исполняя свой долг, вкладывай сердце – тепло и нежность – в то, что ты делаешь.

163 «Если же правый глаз твой соблазняет тебя… вырви его и брось от себя!» – Несчастно сердце твое, если оно тебя соблазняет!

Сдерживай его, как будто сердце у тебя в руках, крепко сожми и не разменивайся на утешения. Но если сердце попросит о них, исполненный сострадания, скажи ему спокойно и доверительно: «Сердце, на Крест! Сердце, на Крест!»

164 Что происходит с этим сердцем? – Не тревожься; ведь святые были такими же, как мы с тобой, и испытывали эти же естественные наклонности. В противном случае их сверхъестественные стремления сохранить свое сердце, тело и душу, для Бога, а не отдать его твари, мало что значило.

Если душа, когда-то видевшая свой путь, любит Бога по-настоящему, то немощь сердца, – думаю я, – не может быть для нее препятствием.

165 Ты, для маленькой земной любви позабывший всю свою гордость – вправду ли ты любишь Христа, если не можешь смириться с этим уничижением ради Него?

166 Ты пишешь: «Отец, сердце ноет, будто зубная боль». – Понимаю, это не шутка: чтобы вырвать из сердца все дурное, постыдно-болезненное, тебе действительно нужен врач.

Только бы ты не мешал ему действовать!

167 «Ах! Если бы только порвал я вначале!» – сказал ты мне. – Дай Бог, чтобы не пришлось тебе повторять этого запоздалого восклицания.

168 «Мне показались смешными ваши слова об отчете, которого потребует от вас Господь. Для вас Он будет просто Иисусом, а не Судьей, как вы думаете». Эти слова написаны святым епископом – и многие находили в них утешение. Пусть они и тебя утешат.

169 Страдание угнетает тебя, потому что, принимая его, ты дрожишь как трус. Прими его мужественно, как истинный христианин – и увидишь в нем бесценное сокровище.

170 Как прозрачен путь!… Как очевидны препятствия! Как эффективны способы их преодоления! И все-таки – как часто спотыкаешься, сворачивая с пути!… Не так ли?

Всему виной – эта таинственная паутинка – тяжелая железная цепь!, – о которой знаем я и ты. Но ты боишься ее порвать! – потому и падаешь и сбиваешься с пути.

– Чего ты ждешь? Порви… и шагай дальше!

171 Разве ты не откажешься от любви ради Любви?

САМООТРЕЧЕНИЕ

172 Не отвергнув себя, не станешь молитвенной душой.

173 Умение промолчать, когда так и тянет вставить острое словцо; улыбка любви тому, кто мешает тебе; спокойствие в ответ на обиду; доброжелательная беседа с тем, кто отнимает у тебя время; способность закрыть глаза на те повседневные неудобства, которые доставляют тебе твои близкие… Все это, изо дня в день, и есть подлинное внутреннее самоотречение.

174 Не говори: «он мне в тягость». – Подумай: «он меня освящает».

175 Воплощение идеала не бывает без жертвы. – Отрекись от себя. – Прекрасно быть жертвой Любви!

176 Сколько раз ты принимал решение послужить Богу хоть в чем-то. Но ты такой немощный, что в итоге предъявляешь Ему свое раздражение, неумение выполнить самое простое из того, что наметил.

177 Не упусти возможность пожертвовать собственным мнением. – Трудно? Конечно! Но как это радует Бога!

178 Когда увидишь бедный деревянный Крест – такой одинокий, жалкий… и без Распятого, – помни: это – твой Крест. Каждодневный, скрытый, без блеска и без утешения… Он ждет Распятого – и Распятым должен быть ты.

179 Ищи умерщвления плоти, которое не умерщвляет других.

180 Где нет самоотречения – там нет и добродетели.

181 Внутреннее самоотречение. – Мне трудно поверить в твое внутреннее самоотречение, если я вижу, что ты не сдерживаешь своих чувств.

182 Чаша страданий в этой убогой жизни земной… Выпьем ее до дна! Что значат годы страданий – десять, двадцать, пятьдесят…, если потом рай на веки?

– Но важнее, гораздо важнее, чем мысль о награде в жизни вечной (propter retributionem) – уверенность в том, что страдания есть благо, если мы страдаем, чтобы утешить Господа нашего, чтобы угодить Ему духом исправления, соединяясь с Ним на Кресте. Словом, – если страдания мы принимаем ради Любви.

183 Глаза! Сколько зла проникает в душу через глаза. – Сколько жалких уроков на примере Давида! – Храня чистоту наших взоров, храним в чистоте и сердца наши.

184 Что ты все озираешься? Что высматриваешь, если мир свой – носишь внутри себя?

185 Этот мир восторгается лишь показным геройством, ибо не знает ценности скрытого, бесшумного самопожертвования.

186 Совершенное самоотречение, полная самоотдача; пусть твоя жертва станет твоим всесожжением.

187 Парадокс: чтобы Жить, нужно умереть.

188 Запомни, сердце предаст тебя не однажды. Запри его наглухо – семью замками.

189 Все, что не ведет к Богу – уводит от Бога. Вырви все это и отбрось от себя.

190 Вот какую молитву Господь подсказал одному бедняге, которому, что называется, не повезло с начальником: «Спасибо Тебе, Господи, за этот бесценный подарок! Где еще я найду такого ближнего, который платил бы пинком за каждую мою улыбку?»

191 Побеждай себя каждый день с первой же минуты, вставая точно в урочный час, не уступая лени ни одного мгновения.

Если ты, с Божией помощью, победишь себя в этот момент, значит стартуешь с большим опережением.

Зато… как обескураживает поражение в первой же стычке!

192 Сплошь поражения… – А ты попробуй каждый раз приносить свою борьбу в жертву Господу – за спасение чьей-то души, за ее освящение или за ее призвание к апостольскому служению… – Уверен, что в этот раз победишь.

193 Перестань быть слабым, мягким. – Пора отказаться от странной жалости к самому себе.

194 Я назову тебе главные радости земной жизни нашей – не упусти их: это голод и жажда, холод и жар, боль, позор, нищета, одиночество, измена родных и друзей, клевета, заточение…

195 Говорят, душа и тело – это два врага, которые не могут расстаться, и два друга, которые не могут быть вместе… Тонко подмечено.

196 Телу следует давать немного менее потребного. В противном случае оно тебя предаст.

197 Они были свидетелями твоих слабостей и немощей. Что за беда, если они же будут свидетелями твоего покаяния?

198 Вот чудесные плоды подлинного самоотречения: понимание и прощение чужих слабостей, и беспощадность к своим.

199 Если зерно не умрет, то останется бесплодным. – Не хочешь ли быть зерном пшеничным, умереть через покаяние и прорасти спелыми колосьями? – Да благословит Иисус твою ниву!

200 Ты не можешь себя победить – потому что ты горд. – Говоришь, что каешься? Что ж, гордыня прекрасно уживается с покаянием…

А что тебя, собственно, удручает после очередного падения – сокрушение сердца, искреннее раскаяние, или досадное подтверждение твоего ничтожества? Пусть даже твое покаяние увенчается внешним успехом – но как далек ты еще от Иисуса, если в тебе нет смирения!

201 Горечь полыни, желчи и уксуса надолго остается во рту! Но все это – пустяки в сравнении с горечью в твоей душе.

От тебя требуется большее – но ты отказываешься. Смирись! Разве мучился бы ты душевной горечью, если бы и впрямь сделал все, что мог?

202 Хочешь сам наказать себя за свою слабость и малодушие? – Ладно, попробуй. Но пусть эта епитимия будет не слишком тяжелой – как бы наложенной на врага, который в то же время является твоим братом.

203 Наши бедные земные радости, даже дарованные Богом, всегда несут в себе привкус горечи. – А ты как думал? Страдание – соль нашей земной жизни.

204 Сколько их – готовых в любой момент отдать свое тело на распятие под восторженные крики толпы, но не способных по-христиански терпеть булавочные уколы повседневности! – Сам подумай: где больше героизма?

205 Я и ты, – мы оба читали обыденное, героическое житие праведника. И мы видели эту борьбу – день за днем, год за годом… сегодня он побеждал, завтра был побежден… подсчеты, вычеты… Какая удивительная арифметика в частном испытании совести! Он пишет: «за завтраком не ел масла… ел масло!…»

Дай Бог, чтобы каждый из нас прошел свое… «испытание маслом».

206 Героическая минута. – Пора вставать. Без колебаний, – молитвой на устах, и… на ноги! – Тут тебе и умерщвление плоти, и укрепление воли… и для здоровья невредно.

207 Благодари, как за бесценный дар, за то святое отвращение, которое ты испытываешь к самому себе.

ПОКАЯНИЕ

208 Да будет благословенно страдание. – Да будет возлюблено страдание. – Да будет освящено страдание… Да будет прославлено страдание!

209 Апостол указывает нам несколько путей, следуя по которым, можно научиться страданию и просветить душу: spe gaudentes – «веселясь надеждою», in tribulatione patientes – «перенося печали», orationi instantes – «пребывая в молитве».

210 Покаяние. – Это путь к Жизни.

211 Смиренно погреби поглубже через покаяние свои греховные слабости и проступки. – Так зарывает хозяин гнилые плоды, сучья и опавшие листья под деревом, на котором они выросли. – И то, что было бесплодно или вредно активно помогает новому плодородию.

Из своих падений вынеси добрый урок: так из смерти рождается жизнь.

212 Тот Христос, которого ты видишь – не Иисус, не Господь. Он – жалкое подобие, которое маячит перед твоим помутневшим взором… – Очистись. Водою смирения и покаяния омой свои духовные очи. И тогда… сияние Любви разольется перед тобой. Твое духовное зрение станет совершенным, и ты увидишь Его, Иисуса!

213 Иисус страдает, чтобы исполнить волю Отца… А ты стремишься исполнить Волю Божию, следуешь по стопам Учителя… Разве можешь ты сетовать на страдание, данное тебе в попутчики?

214 Скажи своему телу: «Лучше мне тебя поработить, чем самому идти к тебе в рабство».

215 Как страшатся люди покаяния и искупления! Если бы они с чистыми намерениями сделали для Бога то, что делают, угождая людям, – многие из них были бы святыми!

216 Ты плачешь? – Не стыдись. Плачь. И мужчины плачут, как ты, в одиночестве, перед Богом. «Ночью, – говорит царь Давид, – орошу ложе мое слезами моими».

Пусть эти слезы, мужественные и горячие, омоют твое прошлое, а настоящую жизнь сделают более духовной.

217 Я хочу, чтобы ты был счастлив уже сейчас, на земле. – Но как это возможно, если ты боишься страдания? А ведь именно в страдании заключается счастье здесь, на земле.

218 Как прекрасно отдать свою жизнь во имя Жизни!

219 Если понял, что твои страдания – нравственные или физические, – заслуги перед Богом и ведут к очищению, – благослови их.

220 Разве не набила тебе оскомину эта жалкая благодарность, которую иногда мы слышим от нищих, живущих подаянием: «Пусть тебе Господь здоровья прибавит, дай тебе Бог доброго здоровья...»? – Будто кроме здоровья и пожелать нечего!

221 Если мы, в жажде очищения, стремимся к добровольным испытаниям и достойно переносим их, Иисус даст нам силы возлюбить те, которые Он сам посылает.

222 Если ты не в силах обуздать кипящие в тебе страсти и раскрыться Господу в молитве – пусть твоей силы воли хватит на то, чтобы покаяться.

223 Сколь малоценно покаяние без постоянного самоотречения!

224 Покаяние страшит тебя?… Покаяние, ведущее к Жизни вечной? – Но неужели ты не видишь, как люди, цепляясь за эту, земную жизнь, подвергают себя мучениям кровавых хирургических операций?

225 Твой злейший враг – ты сам.

226 С телом своим обращайся милосердно – но не более милосердно, чем со своим злейшим врагом.

227 Почему так снисходителен ты к своему телу, если знаешь, что оно – твой враг, враг твоей святости, а значит и враг славы Божией?

228 «Желаю приятно отдохнуть», – сказал нам кто-то на прощание. Тогда один из нас, боголюбивый праведник, заметил: «И это все ваши пожелания?»

229 Ты, Иисус, делаешь страдание радостным, а мрак – светлым!

230 Ты страдаешь! – Вспомни, что Его Сердце вмещает не меньше, чем наше. – Ты страдаешь? Так надо.

231 Строгий пост – подспорье для покаяния, угодное Богу. – К сожалению, мы сегодня к этому относимся с пренебрежением. Поэтому хорошо, если бы ты с благословения своего духовного руководителя, постился бы чаще.

232 Что может побудить тебя к покаянию? Чувство вины, удовлетворение Богу, прошение, благодарение – все, что помогает тебе идти вперед. – Ты можешь принести покаяние за себя, за меня, за ближних, за Отчизну, за Церковь… Всего не перечислишь.

233 Каясь, не превышай жертвенных деяний, кроме тех, которые позволяет тебе твой духовный наставник.

234 Как возвышаем мы страдание, если придаем ему искупительное значение, ставим его на то место, которое принадлежит ему в духовной жизни.

ИСПЫТАНИЕ СОВЕСТИ

235 Испытание совести. – Необходимая ежедневная практика. – Во всяком коммерческом предприятии приходится ежедневно составлять баланс.

А есть ли у нас предприятие, более важное, чем обретение жизни вечной?

236 Во время испытания совести остерегайся немого беса.

237 Испытывай свою совесть, – трезво, не торопясь. – Ты увидишь, что плохое настроение, уныние и раздражение (как бы беспричинные), происходят от того, что ты не решаешься порвать эту хитрую паутину, которой опутала тебя похоть плоти.

238 Общее и частное испытание совести – как оборона и атака. Первое подобно кольчуге, второе – толедскому клинку.

239 Оглянуться назад и… оплакивать то, что прошло? – Это бесплодно. Учиться у прошлого – вот, что плодотворно.

240 Испытывая свою совесть, моли Господа – да просветит Он тебя, пока не доберешься до самых корней твоих грехов, чтобы рассечь их клинком частного испытания совести.

241 Путем частного испытания совести стремись обрести конкретную добродетель, или искоренить свой главный недостаток.

242 «Я в неоплатном долгу перед Богом! Ведь благодаря Ему я христианин… Не в состоянии расплатиться я плачу страдая, – любя и страдая. Mea culpa! Я грешен!»

– Хорошо, что ты начинаешь признавать свои долги. Но не забудь: чтобы расплатиться, одних слез мало – нужны дела.

243 Qui fidelis est in minimo et in majori fidelis est – «верный в малом и во многом верен». – Эти слова святого Луки указывают (испытывай себя!) причину твоих падений.

244 Откликайся! – Внимай речам Духа Святого: Si inimicus meus maledixisset mihi, sustinuissem utique – если мой недруг поносит меня, это можно и должно перенести. Но ты… tu vero homo unanimis, dux meus, et notus meus, qui simul mecum dulces capiebas cibos – ты, мой друг, мой апостол, сидящий со мной и преломляющий хлеб!

245 В дни уединения испытание совести должно быть полнее и глубже, чем обычно перед сном. – Иначе, ты упустишь хорошую возможность исправиться.

246 Всегда заканчивай свое испытание совести жаждой Любви, жаждой Любви-страдания – за твои грехи, за грехи всех людей. – И помни о заботе Бога Отца, Который убрал камни с твоего пути, чтобы ты не споткнулся.

НАМЕРЕНИЯ

247 Будь конкретным в своих намерениях. – Да не окажутся они подобными бенгальским огням, мгновенно вспыхнувшим и погасшим; останутся лишь огарки – почерневшие, ни к чему не пригодные, – которые выбрасывают без сожаления.

248 Ты еще так молод! Ты – словно корабль, что лишь недавно вышел в открытое море. – Но… ты немного отклонился от курса. Если вовремя не примешь меры – то, боюсь, не достигнешь желанной пристани.

249 Не разбрасывайся. Наметь себе всего лишь несколько дел. – Пусть будут они конкретными. – И с Божией помощью выполни их.

250 Я промолчал, когда ты сказал мне: «Да, я хочу стать святым». Я промолчал, хотя вообще-то подобные утверждения – весьма расплывчатые и неопределенные – кажутся мне бестолковыми.

251 «Отложу на завтра!»… Эти слова иногда употребляют благоразумные люди. Но чаще – малодушные: те, кто сдался.

252 Реши для себя раз и навсегда: если меня хвалят и превозносят – постараюсь вызвать в памяти все свои низости и подлости.

Мне – унижение и стыд. Восхваление и слава – Богу.

253 Проживи день нынешний достойно, не вспоминая о вчерашнем, что уже миновал, и не тревожась о завтрашнем, который, быть может, для тебя не наступит…

254 Сейчас! Вернись сейчас к своей подлинной жизни. – Не обманывайся! Сейчас – не может быть слишком рано… или слишком поздно.

255 Ты хочешь услышать, что я думаю о твоем пути? – Слушай: если ты ответишь на призыв Господа – то будешь работать во славу Его лучше многих и многих. Если станешь мужем молитвы, то, жертвуя собой, захочешь посвятить себя самой трудной работе…

И будешь счастлив здесь, на земле. И дальше, в Жизни вечной.

256 Еще саднит эта рана – но не беспокойся, скоро она заживет. Лишь делай то, что намеревался – каким бы трудным это тебе ни казалось, – и боль обратится в мир. В радостный мир.

257 Ты как мешок с песком – бездейственный и теплохладный. Не удивительно, что почувствовал в себе признаки духовного омертвения. – Так действуй!

СОМНЕНИЯ

258 Отвергни сомнения, нарушающие твой покой. – Не от Бога то, что нарушает мир душевный.

Как только посетит тебя Господь – почувствуешь всю истину Его слов: «Мир оставляю вам…, мир Мой даю вам…» И это – среди тяжелейших испытаний.

259 Опять сомнения, тревога… – Поговори, ничего не скрывая, со своим наставником.

Слушайся его… Опасно недооценить любящее Сердце Господне.

260 Тоска. Уныние. Понимаю: ты упал – и облако пыли окутало тебя. Глупо отчаиваться! Неужели благодатный ветер не развеял пыль и не унес ее прочь?

Бойся этой тоски, она может послужить прикрытием для гордыни – если ты ее не отвергнешь. – Или ты думал, что ты безгрешен и совершенен?

261 Я запрещаю тебе возвращаться к этому. Не думай больше об этом. – Лучше возблагодари Бога, вернувшего жизнь твоей душе.

262 Не вспоминай о своем падении. – Это воспоминание могильной землею давит тебе на плечи и не дает дышать свободно. Из-за него ты можешь вновь поддаться искушению. Христос тебя простил – умер ветхий человек.

263 Не падай духом. – Я видел, как ты борешься… Твое сегодняшнее поражение – всего лишь тренировка на пути к окончательной победе.

264 Ты низко пал, но… вел себя достойно – потому что смирился, потому что опомнился и не поддался отчаянию. Ты преисполнился надежды – и она вернула тебя Любви. Не удивляйся моим словам, – да, ты вел себя достойно! – Ты поднялся с земли: Surge! – «встань!» – прозвучал над тобою властный голос. Et ambula! – и сейчас, за работу!

ПРИСУТСТВИЕ БОЖИЕ

265 Дети… Как стараются они вести себя хорошо в присутствии родителей!

А царские дети? Как стремятся они сохранить царственное достоинство в присутствии своего венценосного отца!

А ты?… Разве ты не знаешь, что всегда находишься в присутствии Великого Царя – Бога, Отца твоего?

266 Не посоветовавшись с Господом, не принимай никаких решений.

267 Мы должны быть уверены в том, что Господь – всегда рядом. Мы живем так, словно Он – далеко, в небесах, там, где мерцают звезды. Но Он – всегда рядом.

Ибо Он – любящий Отец. Все матери мира не могут так любить своих детей, как Он любит каждого из нас – помогая, вдохновляя, благословляя и… прощая.

Сколько раз, желая загладить очередной проступок, мы говорили нашим родителям: «Я больше не буду…» Может, через час мы снова провинимся – и отец, намеренно хмуря брови и приняв строгий вид, снова упрекнет нас… Но его любящее сердце, видя наше несовершенство, затрепещет от нежности. И он подумает: «Бедный ты мой, как трудно тебе быть хорошим мальчиком!»

Необходимо, чтобы мы исполнились сознанием того, что Отец любит нас, что Он – наш истинный Отец, сущий на небесах и пребывающий здесь, с нами.

268 Научись много раз на дню благодарить Господа всем сердцем своим. – За то, что Он тебе дарует. – За то, что тебя унизили. – За то, что ты лишен необходимого – и за то, что оно у тебя есть.

За то, что Он создал столь Прекрасной Свою Пречистую Матерь, Которая стала и твоей Матерью. – За то, что Он сотворил Солнце и Луну, и этого зверя, и это растение… – За то, что Он наделил даром красноречия – которым ты не владеешь – этого человека.

Благодари Его за все. Ибо все, что от Него – во благо.

269 Не будь слепым или равнодушным! Всякий раз, когда видишь Дом Божий, войди мысленно во внутрь каждой Дарохранительницы. – Он ждет тебя.

Не будь слепым или равнодушным! Всякий раз, когда проходишь мимо места, где люди оскорбляют Христа, вознеси хотя бы спонтанную молитву Пречистой Деве.

270 Ты идешь по улицам своего города – и вдруг встречаешь еще один Дом Божий, в котором ждет тебя Господь, сокрытый в Святых Дарах. Разве это тебя не радует?

271 Так говорила одна молитвенная душа: «Да будет Иисус в наших устремлениях – целью, в наших чувствах – Любовью, в наших словах – сутью, в наших поступках – примером».

272 Пусть будут тебе подспорьем все человеческие приемы, которые помогают всегда оставаться в присутствии Божием: молитвенные возгласы, акты покаяния и Любви, духовные причастия и взгляд, обращенный к иконам Пресвятой Богородицы…

273 Какое же одиночество! – Ты не одинок. Нас много. И хотя мы сейчас от тебя далеко, мы все равно вместе. К тому же – в твоей душе, когда она в состоянии благодати, пребывает Дух Святой. С тобой Бог, Который окрыляет сверхъестественной силой мысли, желания, поступки.

274 «Отец, – говорил мне один юноша (где-то он теперь?), весьма одаренный студент Централа, – ваши слова заставили меня задуматься. Вы сказали, что я – сын Божий! И как-то раз, на улице, меня так и пронзило – я почувствовал себя несказанно гордым: я – сын Божий!»

Ни минуты не колеблясь, я посоветовал ему пестовать в себе эту «гордыню».

275 Не сомневаюсь в твоей искренности. – Знаю, что ты делаешь все в присутствии Божием. Но тут есть маленькое «но»: люди обычно присутствуют при твоих делах и судят о них по-человечески… И ты должен подать хороший пример.

276 Если ты приучишься хотя бы раз в неделю искать общения с Пресвятой Девой Марией, чтобы идти с Ней к Иисусу, увидишь, как увеличивается в твоей жизни присутствие Божие.

277 Ты спрашиваешь: «Что значит этот деревянный Крест?» – Я приведу тебе слова из одного письма: «Как только я отрываюсь от микроскопа, я нахожу глазами Крест – черный и пустой. Крест без Распятого – символ. Не все понимают его значение. И когда усталый, готовый прервать работу, я вновь наклоняюсь к окуляру, я понимаю, что этот незанятый Крест предназначен для моих плеч».

278 Обрети присутствие Божие – и обретешь жизнь сверхъестественную.

СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ

279 Люди умудряются существовать всего в двух измерениях – на плоскости, не поднимая глаз от земли. – Когда обретешь жизнь сверхъестественную, Бог даст тебе третье измерение: высоту, чтобы ощутить рельеф, вес и объем.

280 Если ты утратишь сверхъестественный смысл своей жизни – твоя любовь станет филантропией, чистота станет правилом приличия, самопожертвование – абсурдом, аскетизм – пыткой. И все дела твои будут бесплодными.

281 Молчание – словно страж у врат внутренней жизни.

282 Парадокс: святости достигнуть проще, чем умудренности, но быть мудрецом проще, чем быть святым.

283 Развеяться! – Тебе необходимо развеяться! И распахиваешь глаза навстречу впечатляющей пестроте, или щуришься из-за своей близорукости…

Не гляди совсем! Живи внутренней жизнью – и увидишь незнакомые ранее формы и краски нового, лучшего мира. Увидишь многоцветность и выпуклость, неведомые раньше. Ты будешь общаться с Богом и узнаешь свое ничтожество…, но Любовь тебя обóжит. И это еще более приблизит тебя к Отцу, а через Него – к людям, к твоим братьям.

284 Вот к чему я стремлюсь: стать лучше. Но пусть другие будут лучше, чем я.

285 Обращение бывает мгновенным, как вспышка молнии. Но освящение души, обóжение, – пожизненный труд.

286 Пребывать в благодати Божией – здорово. Что может быть лучше?

287 Чистота твоих намерений сохранится всегда, если всегда и во всем ты стремишься угодить лишь Богу.

288 Проникни в раны Христа Распятого... – Тогда научишься властвовать собой, обретешь жизнь в духе и принесешь Отцу страдания Иисуса и Девы Марии как жертву – во искупление своих грехов и грехов мира.

289 Ты жаждешь служить Господу... Прекрасно. – Но если при этом твое поведение в повседневной жизни не становится лучше, то все твои порывы будут бесплодны.

290 Исправляться. – День за днем неустанно работать над собой. – Если ты действительно стремишься к святости, без этого не обойтись.

291 Стремись к освящению души. – Да, именно ты. Ты думаешь, что святость – дело одних священников и монахов?

Всем нам без исключения сказал Господь: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный».

292 Именно такой, непрерывной, должна быть твоя духовная жизнь: начинать... снова начинать...

293 Развиваясь духовно, думал ли ты когда-нибудь без всякой спешки о том, как прекрасно служить Богу и людям не по инерции, а усилием действующей воли?

294 Не видны злаки, покрытые снегом. – И пахарь, хозяин поля, радостно заметил: «Ну вот, теперь они прорастают там, в глубине».

– А я подумал о тебе, о твоем вынужденном бездействии: развиваешься ли, растешь ли ты на глубине?

295 Если ты не научился властвовать собой, то какой бы могущественной ни была твоя власть на земле – она видится мне смешной и жалкой.

296 Как больно читать в Святом Евангелии вопрос Пилата: «Кого хотите чтобы я вам отпустил – Варавву или Иисуса, называемого Христом?» – Страшно слышать ответ: «Варавву!»

Но всего ужаснее – осознать, что много раз, сбившись с пути, я тоже кричал: «Варавву!» – А Христа? Crucifige eum! – «Распни Его!»

297 Многое, относительно важное, беспокоит тебя сейчас. Абсолютно важно – одно: твое спасение, твое счастье.

298 Просветление, озарение! – Как счастлив ты, что Господь привел тебя к новому берегу, Новому Свету!

– Не упусти благодать в такие мгновения: самое время воспеть благодарение Господу. Да и самое время смахнуть пыль с закоулков твоей души и отказаться от какой-нибудь дурной привычки; самое время действовать со сверхъестественным зрением, избежать возможного соблазна для ближнего...

– Пусть же твоя благодарность выразится в конкретном решении исправить что-то в своей жизни.

299 Христос умер за тебя. – А ты... что ты должен для Него сделать?

300 Твоя вечная неуверенность во всем, твоя тоска и угнетенность понуждают тебя на собственном опыте убедиться в истинности слов Иисуса: «Никто не может служить двум господам».

ЕЩЕ О ВНУТРЕННЕЙ ЖИЗНИ

301 Есть тайна, о которой надо кричать на площадях: эти мировые кризисы суть кризисы святости!

– Богу нужна хотя бы горстка Своих людей в любом земном занятии. – А затем... Pax Christi in regno Christi – «мир Христов в Царстве Христовом».

302 Распятие. – Хорошо бы тебе, христианину, всегда иметь его с собой. Класть на свой стол. Целовать перед сном и поутру. А также, когда соблазн одолевает тебя.

303 Не бойся называть Господа по имени – Иисус – и говорить Ему, что ты любишь Его.

304 Хотя бы несколько минут в день уделяй благословенному уединению – оно так помогает твоему духовному росту.

305 Ты пишешь: «Мне не хватает простоты – а без нее не достичь совершенства. Если бы Господь и вы помогли мне!...»

И Господь тебя не оставит, и я помогу – по мере сил. Но и ты не зевай – работай над собой постоянно.

306 О том, что жизнь человеческая на земле – это жизнь воина, Иов сказал много столетий назад.

Но все еще находятся «сластолюбцы», для которых эти слова – звук пустой.

307 Твоя духовная защита построена по всем правилам военной науки. – На дальних позициях, в стороне от крепостной стены, ты ведешь одно сражение за другим – ежедневную духовную битву с врагом.

И враг сражается с тобой там – в твоих маленьких жертвах и жизненных правилах, в твоей обычной молитве и добросовестной работе. Трудно ему добраться до башен твоей крепости, которые вообще-то ему одолеть легко. – А если добирается, он, истощенный, уже не в силах победить.

308 Я читаю в твоем письме: «Мое счастье и мир в моей душе. Я счастлив только тогда, когда пребываю в мире. Но что такое мир? Он напрямую связан с войной. Мир можно завоевать, лишь одолев врага. И потому для достижения мира мне надо неустанно бороться. Только в борьбе я добуду мир для своей души».

309 Как милосерден суд Божий! – Суд человеческий приговаривает к наказанию того, кто признается в своей вине. Господь же таких прощает.

Да будет благословенно Святое Таинство Покаяния!

310 Induimini Dominum Jesum Christum – «Облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа», – говорил римлянам Павел-апостол. – Именно в Таинстве Покаяния мы облекаемся в Господа нашего и во все Его заслуги.

311 Война! – «Война, – говоришь ты мне, – имеет духовное значение, неизвестное миру. Война была для нас...»

Война – наибольшее препятствие на легком пути. – Но все же нам надо любить ее, как любит свои вериги монах.

312 Велика сила имени Твоего, Господи! – Как обычно, я начал свое письмо словами: «Храни тебя Иисус».

– И ты мне ответил: «Ваше приветствие "Храни тебя Иисус" помогло мне недавно. Оно меня спасло. Иисус да хранит всех вас».

313 Ты говоришь: «Сейчас, когда Господь по Своему щедро помогает мне, я постараюсь быть более чутким, и тем отблагодарю Его». – Мне нечего прибавить к твоим словам.

314 «Ты моя опора, – писал я тебе, – увидишь, чтó мы можем вдвоем...» – И как быть, если не опираться на Другого?!

315 Миссионер... Хочешь быть миссионером. Сердце твое, словно сердце святого Ксаверия, жаждет завоевать для Христа весь мир: Японию и Китай, Индию и Россию..., холодные народы северной Европы..., Америку, Африку, Австралию!

– Разжигай в своем сердце этот огонь, жаждущий душ человеческих. Но не забывай, что лучший миссионер – тот, кто послушен. Вдали от этих краев, в которых мечтаешь совершать свое апостольское служение, ты в самом деле работаешь и здесь, и там. Неужели ты не чувствуешь, подобно святому Ксаверию, как тяжелеют от усталости руки твои, столь многих окрестившие?

316 Мечтаешь о святости. Говоришь: «Хочу».

– Но хочешь ли так же страстно, как скупец любит свое золото, как мать – свое дитя, как честолюбец – свои почести, как сластолюбец – свои жалкие наслаждения?

– Нет? Значит, не хочешь.

317 Какое рвение в погоне за земными удовольствиями! Жажда почестей и славы обуревает людей. Любовные страсти и алчность раздирают их сердца. Все они – бедные и богатые, старые и молодые, мужчины, женщины, и даже дети – все похожи в этом друг на друга.

Если такое же рвение ты проявишь о своей душе, то обретешь от Господа веру действенную, живую – и в твоем апостольском служении не будет преграды, которую ты не смог бы преодолеть.

318 Тебе, неплохому спортсмену, послужат добрым советом слова апостола: Nescitis quod ii qui in stadio currunt omnes quidem currunt, sed unus accipit bravium? Sic currite ut comprehendatis. – «Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить».

319 Сосредоточенность, углубленность. – Ищи Бога в себе и внимай Его голосу.

320 Не давай угаснуть этим благородным замыслам, этим святым стремлениям, что зарождаются в твоей душе... – Из малой искры разгорится огонь.

321 Послушай меня, апостольская душа... Неужели твое общение с Иисусом – столько лет и так близко к Нему! – ничего для тебя не значат?

322 Нашу Дарохранительницу я называю Вифанией... А ты недоумеваешь. Но если станешь другом друзей Учителя – Лазаря, Марфы, Марии, – то уже не будешь спрашивать меня, почему нашу Дарохранительницу я называю Вифанией.

323 Ты знаешь, что есть евангельские советы. Следовать им может только утонченная душа, преисполненная Любовью. – Говорят, что это путь немногих. – А я иногда думаю: может быть, все-таки, многих.

324 Quia hic homo coepit aedificare et non potuit consummare! – «Этот человек начал строить и не смог завершить!»

Грустно это слышать. Но только пожелай – и о твоей жизни такого не скажут. Ведь у тебя нужные средства – сила воли и благодать Божия, – чтобы увенчать храм своего освящения.

РАВНОДУШИЕ

325 Борись против вялости – она постепенно подтачивает твою духовную жизнь. – Подумай: именно так приходит к нам равнодушие, теплохладность... А ведь сказано в Писании, что теплохладных Господь извергает из уст Своих.

326 Мне больно видеть, что равнодушие угрожает тебе; я не вижу, что ты серьезно стремился к христианскому совершенству на своем месте.

– Скажем вместе: «Только не равнодушие! Confige timore tuo carnes meas! – Дай мне, Господи, страх сыновний, чтобы я очнулся... и действовал!»

327 Да, я знаю, ты избегаешь тяжких грехов... Хочешь спастись! – Но отчего не пугают тебя мелкие грехи, которые ты совершаешь сознательно и постоянно, хотя чувствуешь, что Господь призывает тебя побеждать всякий грех?

Равнодушие – вот причина твоего слабоволия.

328 Мало в тебе любви к Богу, если ты уступаешь, не борешься с мелкими грехами, оправдывая их ничтожность.

329 Мелкие грехи глубоко ранят душу. – Не о том ли говорит Господь в «Песни Песней»: Capite nobis vulpes parvulas, quae demoliuntur vineas. – «Ловите нам лисенят, которые портят виноградники».

330 Очень жаль, что ты не сокрушаешься о своих мелких грехах! – Значит, нет в тебе пока подлинной духовной жизни.

331 Ты равнодушен, ты теплохладен, если исполняешь лениво и неохотно все, что Бог от тебя просит; если ты хитровато и расчетливо используешь всякую возможность ограничить свои обязанности; если думаешь только о том, чтобы тебе было хорошо; если речи твои пусты и ни к чему не обязывают; если не чувствуешь отвращения к мелкому греху; если действуешь по чисто-человеческим соображениям.

УЧЕНИЕ

332 Тому, кто может быть мудрым, мы не прощаем, если он не мудр.

333 Учение. – Послушание: Non multa, sed multum. – «Не во многом, но в великом».

334 Молишься, умерщвляешь плоть, повязан бесчисленными апостольскими делами... но не учишься. – А значит, стоишь на месте, и бесполезны твои усилия.

Учение, профессиональная подготовка – для нас это святая обязанность.

335 Для апостола наших дней час учения – это час молитвы.

336 Если ты призван служить Богу своим умом, тогда учиться для тебя – святая обязанность.

337 Молишься, приобщаешься Святых Тайн, хранишь чистоту... и не учишься... – Не говори мне, что ты «добр». Ты всего лишь добренький...

338 Прежде, когда человеческие знания были не столь обширны, случалось, что один ученый брал на себя защиту и апологию нашей Святой Веры.

Сегодня, когда мир науки невероятно усложнился, когда один человек уже не может быть компетентным во всех ее областях, необходимо разделить работу между верными, каждый из которых компетентен в своей специальности, чтобы вместе защищать Церковь во всех сферах современных познаний.

– Это наша обязанность. И ты так легко пренебрегаешь ею...

339 Книги... Не покупай их, не спросив совета у ближних, мыслящих по-христиански, знающих и осмотрительных. А то ведь накупишь бесполезных и даже вредных.

Как часто думает человек, что под мышкой у него – книга... А ведь это – ты посмотри! – куча мусора.

340 Учись. – Учись упорно. – Хороши будут из тебя соль земли и свет миру, если сам ты – непросвещенный человек.

Неужели ты полагаешь, что, пока ты бездельничаешь, мудрость сама свалится на тебя с неба?

341 Ты упорно учишься. Это хорошо, но упорствуй также и в обретении духовной жизни.

342 Не забывай, что сначала надо учить своей жизнью, а уж потом словами. В «Деяниях» об Иисусе говорится: Coepit facere et docere – «Начал делать и учить»...

– Делать! чтобы мы учились.

343 Работай... – Когда погрузишься в глубины профессионального труда, сама душа твоя постепенно изменится. Станешь более зрелым, станешь мужем, и ты оставишь навсегда желание посплетничать, которое подтачивает твою душу.

344 Наставник! Ты упорно стремишься освоить метод, по которому твои ученики как можно полнее узнали бы мирскую премудрость. Стремись так же упорно освоить христианскую аскезу – единственный для тебя и твоих учеников путь к совершенству.

345 Культура, культура! – Прекрасно: пусть никто не превзойдет нас в стремлении к ней.

Но все же культура – это не цель, а средство.

346 Ученик, взращивай в сердце действенное благочестие, преуспевай в занятиях, воспитывай в себе неотступное желание апостольского служения в своей профессиональной среде. Если у тебя будут подлинные знания, – религиозные и профессиональные, – то скорый и настоящий успех не заставит себя ждать.

347 Ты стремишься иметь как можно больше знаний – и думаешь лишь об этом, забывая о необходимости воспитывать свою душу. – Чтобы Он царствовал в этом мире, нужны люди, идущие по путям земным со взором, устремленным в небеса; успевающие в профессиональных делах, и – через них, – в нешумном, но действенном апостольском служении.

Воспитывай душу – и будешь работать для Христа.

348 Твои легкомыслие, распущенность, лень – это следствие трусости и любви к комфорту (о чем непрестанно говорит твоя совесть), но это не Путь.

349 Не тревожься, если высказанное тобою справедливое мнение вызвало гнев твоего собеседника. Это – неправедный гнев, это – грех фарисея.

350 Ты учен, да к тому же – хороший христианин. – Но все же этого мало. Если ты не обуздаешь своего характера, если свое усердие и свои познания не облагородишь воспитанностью, – то никогда не станешь святым. – Несмотря на твою ученость, тебя придется держать на привязи, как мула.

351 Твой самодовольный вид антипатичен и докучлив. Более того – он провоцирует насмешки и, что всего хуже, сводит на нет твое апостольское служение.

Не забывай: и посредственность может гордиться своей «ученостью».

352 Твое безграничное самомнение, твоя напускная важность – всего лишь плоды твоей неопытности.

– Ты уж, пожалуйста, исправляйся. А то, сделаешь карьеру и займешь руководящие посты – это бывает сплошь и рядом, – а если ты не удостоверишься в своей никчемности, то откажешься прислушиваться к мудрым советам. – И страшно подумать, сколько вреда причинит твоя бестолковость.

353 Секуляризм, нейтральность... Старые мифы, вечно их омолаживают.

Ты что же, думаешь, что веру можно вот так, запросто оставить за дверями университета, учреждения, клуба или парламента – как пальто в передней?

354 Береги отпущенное тебе время. – Помни об участи проклятой Господом смоковницы. Она тоже зеленела, тоже действовала, как ты.

– Не пытайся себя оправдать. – Смоковнице не помогло и то, что время плодоношения еще не наступило, когда Господь искал на ней смоквы.

– И осталась она навегда бесплодной.

355 Те, кто работает ради денег, вечно спешат, дорожа каждой минутой. Они говорят, что время – деньги. Для нас, работающих на ниве душ человеческих, время – это слитки славы Господней!

356 Как можешь ты, целыми днями бездельничая, считать себя христианином? – Или забыл, как Христос трудился в Назарете?

357 Ты говоришь: «Когда мы пребываем в праздности, все соблазны так и набрасываются на нас – словно только того и ждут». Верно, ведь сама праздность является грехом!

– Работающий ради Христа не должен иметь ни одной свободной минуты; отдых – не безделье, а возможность переключиться на то, что требует меньших усилий.

358 Муж с апостольской душой, пребывающий в праздности... Не понимаю.

359 Исполни свой повседневный труд для Господа – и ты его освятишь.

ОБРАЗОВАНИЕ

360 Как чистосердечно ты смеялся, когда я посоветовал тебе доверить свою молодость под покровительство Святого Архангела Рафаила! – Чтобы он привел тебя, как юного Товия, к праведной супружеской жизни с доброй, прекрасной и богатой женой, – добавил я, шутя.

И как задумался ты над советом препоручить себя заботе другого юноши, Иоанна-апостола – на тот случай, если Господь потребует от тебя большего.

361 «Необходимы честность и верность долгу в отношении больного; спокойная, трезвая объективность, далекая от истерики, – только она может быть полезна в наших условиях. В отличие от родных и близких, врач не может позволить себе бесполезных слез. Представьте себе поле боя, санчасть, забитую ранеными, которых некому и некуда вывозить – а их все больше! – и толпы рыдающих над каждой койкой. Прямо хоть в плен сдавайся!»

Эти строки военного врача я выписал для тебя, сетующего на то, что с тобой круто обращаются и что тебе недостает той нежности и сочувствия, которые ты в избытке вкушал у себя дома.

362 Я не ожидаю чудес – вполне достаточно тех, о которых сказано в Писании. – Вот, чего я жду от тебя: исполняй свой долг и отзывайся на благодать Божию.

363 Ты разочарован. Подавлен. Люди только что преподали тебе урок! – Они рассчитывали, что ты в них не нуждаешься и говорили, что готовы отдать тебе последнюю рубаху... Но как только поняли, что тебе и впрямь нужна конкретная помощь – их дружба обернулась безразличием. Даже копейки не пожертвовали!

– А ты привыкай надеяться только на Бога. И еще на тех, кто близок с тобою ради Него.

364 О, если бы ты решил служить Богу с таким же упорством, с каким служишь своему честолюбию, чувственности, мирской суете!...

365 Если хочешь быть лидером, – прими решение: стать последним среди братьев и первым среди других.

366 Стоит ли обижаться, если кто-то кому-то ближе по сходству профессии, характера, привычек, или потому что давно знают друг друга?

– И все же среди своих не должно быть особенной дружбы, даже намек на то, что она есть.

367 Скажу прямо: самое тонкое лакомство в животе у свиньи превратится – в лучшем случае! – в свинину.

Будем же ангелами, способными облагораживать и очищать всякую воспринятую мысль. – По крайней мере, будем людьми, способными превращать поглощенную пищу хотя бы в мускулы – благородные и красивые. Или, может быть, в сильный мозг, способный познавать Бога и Ему поклоняться.

Только не будем скотами – этого добра и без нас хватает!

368 Скучаешь? Это оттого, что страсти твои бодрствуют, а дух – спит.

369 Любовь Иисуса заставит тебя уступать во многом, достойно... и во многом, тоже достойно – быть неуступчивым.

370 Ты ведь не злой по натуре, а кажешься злым. Это элементарная глупость. А глупость – повод к соблазну, и хуже, чем злоба.

371 Когда человек, дурно выполняющий свои профессиональные обязанности, прикрывается религиозным рвением, – хочется шепнуть ему на ухо: «Пожалуйста... христианствуй поменьше...»

372 Где бы ты ни трудился – ты имеешь права и обязанности.

– Если ты, ссылаясь на потребности своего апостольского служения, уклоняешься от исполнения профессионального долга, то – сколько бы ни было у тебя оправданий, – ты сворачиваешь с апостольского пути, ты теряешь профессиональный престиж, который как раз и является твоим силком ловца человеков.

373 Мне нравится твое апостольское кредо: «Трудиться неустанно».

374 К чему такая спешка? – Только не говори мне, что это бурная деятельность. – Я вижу лишь суету, не более.

375 Распущенность. – Ты позволяешь своим чувствам утолять свою жажду из первой попавшейся лужи. – Потому так рассеян и невнимателен; страсти кипят, а воля спит.

– Вернись к обязательному плану своей жизни, который обяжет тебя жить по-христиански. В противном случае, ничего стоящего ты не создашь.

376 Ты жалуешься: «Эта среда... очень на меня влияет!» – Отвечу: «Разумеется. Именно поэтому нужна хорошая школа, чтобы носить с собой повсюду свою собственную среду, и вполне естественно задавать свой тон обществу, в котором живем».

– Если примете мои советы, вскоре почувствуете свое влияние, как почувствовади апостолы, потрясенные первыми чудесами, которые они творили во имя Христа.

377 Но как обрести нашу подготовку, как сохранить наш дух? – Держись конкретных правил, которые твой наставник дал тебе, объяснил и научил их любить. Держись их, и станешь апостолом.

378 Не будь пессимистом. – Разве ты не знаешь, что все к лучшему?

– Вера твоя неизбежно приведет тебя к оптимизму.

379 Естественность. Пусть ваша жизнь, жизнь рыцарей веры и жен благочестия – соль земли и свет миру – протекает естественно, без странностей и причуд. Носите в себе всегда дух простоты христианской.

380 «А не покажется ли моя простота неестественной в среде язычников или людей, далеких от христианства?» – спрашиваешь ты меня.

– Отвечу: «Разумеется, твоя жизнь столкнется с их жизнью. – В этом столкновении, когда вера твоя подтверждается делами, – и проявляется естественность, которую я жду от тебя».

381 Они говорят, что в тебе слишком силен esprit de corps, «корпоративный дух». Не переживай. Им что, нужен инструмент, который разваливается как только к нему прикоснешься?

382 Даря тебе Житие Иисуса, Господа нашего, я написал: «Ищи Христа. Обрети Христа. Возлюби Христа».

– Вот три важнейших поступка. Решился ли ты хотя бы на первый?

383 Не удивительно, что тебя не слушают. Ведь ты призван начальствовать – а дух твой слабеет.

384 Здесь у тебя в мыслях путаница. – Спешу пояснить, чтобы ты понял: у дьявола довольно противная внешность. Он прекрасно об этом знает и не идет в открытую, а делает все, чтобы мы не видели его рога.

– Поэтому и прячется часто за симпатичными масками благородства или даже духовности!

385 Господь говорит: «Новую заповедь даю вам: любите друг друга... по тому узнают, что вы – Мои ученики».

– И Павел говорит: «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов».

– Мне добавить нечего.

386 Не забывай, сынок, что в этом мире есть только одно зло, которого тебе должно бояться и избегать с помощью благодати Божией. Это – грех.

ПЛАН ТВОЕЙ СВЯТОСТИ

387 Вот три опоры, поддерживающие храм святости ради Христа Господа:

Святая неуступчивость, святое принуждение и святое бесстыдство.

388 Одно дело – святое бесстыдство, другое – житейская наглость.

389 Святое бесстыдство присуще духовному детству. Ребенка ничто не гнетет. Он открыт всему миру во всех своих слабостях – и это его не страшит.

Бесстыдство, вдохновленное Богом, дает нам легко и спокойно пройти стезями хвалы и хулы..., восторгов и насмешек..., чести и порицания..., здоровья и болезни..., богатства и бедности..., красоты и убожества...

Ну, как?

390 Смейся над тем, что смешно. – Презирай пустые толки. Научись видеть Бога в себе и во всем, что тебя окружает. – Так ты достигнешь святого бесстыдства, в котором нуждаешься – странно, не правда ли? – чтобы обрести обаяние христианского рыцаря.

391 Если ты обрел святое бесстыдство – важно ли тебе, что сказали, или что скажут?

392 Пойми: стремящийся сделать как лучше никогда не бывает смешным.

393 Человек... вроде бы порядочный, но уступчивый, рано или поздно отдаст на смерть Иисуса.

394 Человек, идущий на уступки в вопросах чести или Веры, не имеет ни чести ни Веры. Где торжествует такая уступчивость – там нет обладания истиной.

395 Один Божий человек, закаленный в борьбе, рассуждал так: «Почему я не уступаю? Да потому, что уверен в истинности моих убеждений! А вы вот уступчивы... Не кажется ли вам, что дважды два – это три с половиной? Неужели нет? И вы не уступите в таком пустяке? Даже по дружбе?..

– Вот видите? Вы стали неуступчивы – совсем как я. Это потому, что впервые в жизни вы уверены в своей правоте».

396 Святая неуступчивость – одно, нетерпимость – совсем другое.

397 В вопросах веры и нравственности – будь тверд по сути, но мягок по форме. – Стальная палица в чехле из ваты.

Будь неуступчив – но не упрям.

398 Неуступчивость – но не просто неуступчивость. Мы говорим: «святая неуступчивость».

Помни, что есть и «святое принуждение».

399 Если кто-то пытается покончить с собой – мы делаем все возможное, чтобы спасти его земную жизнь. Если надо – то действуем силой, не останавливаемся перед принуждением. И все нам рукоплещут, и все нас за это хвалят. – Так неужели мы не решимся на принуждение – на святое принуждение, – чтобы спасти Жизнь (с большой буквы!) многих и многих людей, самым глупым образом убивающих свою душу?

400 Сколько преступлений совершается под видом справедливости! Вот если бы ты торговал оружием и кто-то захотел купить у тебя винтовку, чтобы застрелить твою мать – что бы ты сделал? То-то! А ведь цену давали справедливую.

– Ученые, дипломаты, журналисты, политики! Задумайтесь.

401 Бог и дерзновение! Дерзновенный – не безумен. Дерзновенный – не дерзок.

402 Не проси у Господа прощения только за свои грехи. Не люби Его только своим сердцем...

Возмести все обиды, которые Ему причинили и причиняют, и еще причинят. Люби Его силой всех сердец, Его возлюбивших.

Дерзай! – Скажи, что любишь Его безумней, чем Мария Магдалина и обе Терезы... Более, чем Августин, Доминик и Франциск... Более, чем Игнатий Лойола и Франциск Ксаверий...

403 Будь еще дерзновенней – когда тебе что-нибудь нужно, подумай: «Да будет воля Твоя... », но скажи: «Иисус, я хочу вот этого...» Ибо так просят дети.

404 Ты потерпел неудачу? – Такого с нами никогда не случается! Ведь ты возложил всю надежду на Бога и по-человечески сделал все, что мог...

Значит, сейчас – именно сейчас и именно в этом деле, – твой успех заключается в неудаче. Поблагодари Господа – и снова за дело!

405 Разве ты потерпел поражение? – Ты же сам знаешь, что этого быть не может.

Нет, не поражение: ты приобрел опыт. – Вперед!

406 Да, это – поражение, это – беда... Ты утратил наш дух. Посмотри на дело духовным взглядом – и ты поймешь, что нет никакой разницы между поражением и победой. Ведь все и всегда заканчивается успехом.

407 Не смешивай прав, которые тебе дает твоя работа со своими личными правами. – От первых нельзя отказаться.

408 Святоша похож на святого не более, чем ханжа – на истинно набожного. Это – карикатура.

409 Вряд ли имеет какую-нибудь ценность наша кажущаяся христианская добродетель, если в ней нет обычных человеческих добродетелей.

– Это все равно, что разгуливать в нижнем белье нацепив на грудь бриллиантовую брошь.

410 Твоя добродетель... – да не будет она добродетелью «звонкой».

411 Нередко лже-апостолы приносят много добра народу – даже против своей воли, в силу учения Христова, которое они проповедуют, но сами не следуют ему.

Но даже это добро не искупает реального зла: они убивают души тех, кто мог бы стать лидером, апостолом, но не вынес лицемерия и с отвращением бежал от этих наставников.

Вот почему лже-апостолам, не стремящимся к праведной жизни, нельзя становиться в первые ряды, нельзя учить других, нельзя возглавлять группы.

412 Пусть пламя твоей Любви не будет болотным огоньком – этим призраком огня, который не греет и не способен воспламенить то, к чему прикасается.

413 Non serviam! – «Я не буду служить Тебе!»... Это взрыв древнего бунта, это крик Сатаны, принесший слишком много горьких плодов. – Неужели тебе не хочется, каждый день повторять: «Serviam! Буду служить Тебе, буду предан Тебе!» – в молитвах и делах, куда более плодотворных, чем те бунтарские вопли?

414 Жаль, конечно: «Божий человек» и развращенный! Но куда хуже, «Божий человек» – теплохладный!

415 Оставь, не думай о том, что мир зовет поражением или победой. – Победитель так часто оказывается побежденным!

416 Sine me nihil potestis facere! – «Без Меня не можете делать ничего». Вот он, новый свет для очей моих – вечный свет Евангелия!

– Я делаю глупости? Не удивительно.

– Надо ввести Иисуса во все свои начинания. – Вот когда не будет глупостей в «моих»... нет, в «наших с Тобой делах»!

ЛЮБОВЬ БОЖИЯ

417 Нет другой любви, кроме Любви!

418 Люби... и увидишь, как обретут величие самые смиренные дела твои, да и самые малые.

419 Ребенок. – Больной. – Тебе не хочется писать всегда эти слова с большой буквы?

Ведь для души, исполненной любви, дети и больные – это Он.

420 Мало, мало одной жизни, которую мы отдаем Богу!

421 Друг – это сокровище. – У тебя есть Друг. А где сокровище, там и сердце.

422 Иисус – твой Друг, самый близкий. – С таким же человеческим сердцем, как у тебя. – Со взором, преисполненным любви – Он ведь плакал по Лазарю...

– И тебя Он любит так же, как Лазаря.

423 Господи, я Тебя люблю, только... научи меня любить!

424 Наказать, любя... Вот она, тайна, позволяющая придать духовное значение заслуженному наказанию.

По любви к Богу, терпящему обиды, да будет наказание – искуплением. По любви к ближнему, Бога ради – да не будет никогда наказание местью, но только спасительным лекарством.

425 Господи! Знать, как Ты любишь меня, и не обезуметь от счастья...

426 Все наши идеалы – во Христе. Ведь Он – и Бог, и Царь, и Любовь.

427 Господи, дай мне уравновешенность и меру во всем... кроме Любви!

428 Если Любовь, и даже любовь земная, так утешает нас здесь, внизу – какой же будет Любовь на Небесах?

429 Все, что делается по Любви, обретает красоту и величие.

430 Иисус, помоги мне быть последним во всем... и первым в Любви!

431 Не страшись Справедливости Божией. – В Боге Справедливость прекрасна, как и Милосердие. И то и другое – свидетельства Его Любви.

432 Вообрази все самое дивное, самое прекрасное на земле... все, что увлекает разум и услаждает сердце... все, что является усладой чувств и плоти...

И этот мир, и другие, сверкающие в ночи, и все мироздание, и реализация всех, даже самых фантастических желаний – ничто и меньше, чем ничто пред Ним, пред этим бесценным Сокровищем, пред моим и твоим Богом, – умалившимся до раба в яслях, в которых возжелал родиться, в мастерской Иосифа, в Страстях и позорной смерти... перед безумием Любви Святой Евхаристии.

433 Живи Любовью – и не узнаешь поражения. Даже многократно поверженный – все равно одержишь победы при Лепанто и Лас Навас твоей души.

434 Дай сердцу излиться в Любви и благодарности, думая о том, что благодать Божия ежедневно вызволяет тебя из сетей, расставленных врагом.

435 Timor Domini sanctus – «Страх Господень чист» – страх ребенка перед Отцом, а не раба перед хозяином. Ведь Отец твой Небесный – не тиран.

436 Любовь-страдание. – Ибо Он благ. – Ибо Он Друг, отдавший за тебя Жизнь Свою. – Ибо все, что есть в тебе хорошего, принадлежит Ему. – Ибо ты оскорблял Его так часто, а Он... Он тебя простил. Он! – тебя!!!

– Плачь, сынок. Плачь от Любви.

437 Вот если бы какой-нибудь человек умер, спасая меня от смерти!...

– Умер Бог. А я – равнодушен...

438 Безумец! Тебе нет равного в любви! – Ты думал, что кроме тебя в архиерейской часовне никого нет? – Я видел, как ты целуешь каждую чашу и каждый дискос, только что освященные – чтобы Он, впервые снисходя в них в Евхаристии, нашел следы уст твоих...

439 Не забывай, что Страдание – пробный камень Любви.

МИЛОСЕРДИЕ

440 Окончив свою работу, возьмись за чужую, помоги твоему брату Христа ради – да так незаметно, так деликатно и просто, чтобы он даже не заметил, что ты делаешь больше положенного.

– Вот это и впрямь чуткость, достойная сына Божия!

441 Тебе больно, когда люди к тебе немилосердны. – Но как должно быть больно Господу, когда ты к Нему немилосерден?...

442 Не позволяй себе думать плохо о ком-либо – даже если его слова и поступки дают повод для осуждения.

443 Не осуждай никого. Не можешь похвалить – промолчи.

444 Никогда не отзывайся плохо о брате своем – даже если он пред тобой виновен. – Сначала помолись перед алтарем, а потом облегчи сердце в беседе с твоим духовным отцом.

И больше – ни с кем.

445 Страсть к злословию – дурная страсть, она пятнает одежды апостола. – Она противна милосердию, подтачивает силы, лишает мира, отдаляет от Бога.

446 Если сам ты столь немощен – почему удивляешься чужой немощи?

447 Множество людей тратят время (все, без остатка) на сплетни, пересуды, снова сплетни. Видя все это, я понимаю, сколь нужнее, сколь предпочтительнее молчание. – И понимаю, Господи, почему Ты требуешь отчета за всякое праздное слово.

448 Легче сказать, чем сделать. – А ты, имея острый, как бритва, язык, на который лучше не попадаться – попробовал ли ты хотя бы раз сделать «хорошо» то, что другие, по твоим словам, делают очень плохо?

449 Это зовется злословием, словоблудием, страстью к пересудам, болтливостью, наушничеством... клеветой? подлостью?

Если «восстановить справедливость» пытается тот, кто к этому не призван – то в результате не выйдет ничего, кроме сплетен.

450 Несправедливость «справедливых» – как это ранит Господа, сколько душ смущает... и сколько душ освящает страданием!

451 Не будем судить. Каждый живет своим умом – как правило, ограниченным, – и смотрит на мир своими глазами – как правило, затуманенными самолюбием и пристрастием.

Кроме того, многие видят мир, как современные художники-агностики – субъективно и прихотливо: наметят что-то двумя штрихами, а потом утверждают, что это – ваше лицо, ваши слова, ваши дела.

Как ненадежны твои суждения, человек! – Укрепляй и очищай их молитвой.

452 Старайся сразу прощать тем, кто тебя обижает. Ведь как бы тебя ни обидели – Господь простил тебе больше.

453 Злословишь? – Значит, утрачиваешь христианский дух. Если не научишься удерживать язык – то придется тебе оставить служение. Каждое злое слово приближает тебя к выходу.

454 Выслушай обе стороны. – Даже люди, почитающие себя благочестивыми, легко забывают об этом элементарном правиле благоразумия.

455 Можешь ли ты предвидеть заранее тот вред, который причинит камень, если ты бросишь его с завязанными глазами?

Точно так же, ты даже представить себе не можешь, сколько вреда причиняют людям простые слова – казалось бы, легкие, как пух, – которые ты бросаешь, надвинув на глаза повязку легкомыслия или гнева.

456 Осудить, разрушить – дело нетрудное. Любой подручный каменщика в состоянии проломить стену прекрасного собора.

Созидать – вот работа, которая нуждается в мастерах.

457 Не порицай того, кто выше тебя. – Он опытнее, он лучше знает, какое решение надо принять. У него – беспристрастные и мудрые советники. А главное – он наделен особой благодатью от Бога. Сам Господь просвещает и поддерживает его. Неужели ты этого не видишь?

458 Холодное себялюбие мира сего – вот что научит тебя ценить любовь твоих братьев.

459 Твое милосердие... увы, показное. Издали – привлекаешь, излучаешь свет. Но вблизи – отталкиваешь, свет не греет. – Грустно, конечно...

460 Frater qui adiuvatur a fratre quasi civitas firma – «Брат, которому помогает брат, тверд, как город, обнесенный стеною».

Подумай об этом и решись пребывать в любви с братьями твоими – как я всегда тебе советовал.

461 Вижу, что ты не живешь по совету Господа – в любви с братьями. Хотя я постоянно говорю о том. Что ж, напомню тебе слова Святого Апостола Иоанна: Filioli mei, non diligamus verbo neque lingua, sed opere et veritate – «Дети мои, станем любить не словом..., но делом и истиною».

462 Сила милосердия! – Если ты живешь в любви с братьями, то ваши слабости становятся силой – ибо вы поддерживаете друг друга, и свой долг выполняете твердо. Например, карточный домик стоит, – потому что карты, друг друга поддерживая, опираются друг на друга.

463 Милосердие состоит не столько в том, чтобы отдавать, сколько в том, чтобы понимать. – Старайся понять ближнего, оправдать его слабости (это всегда возможно). Особенно – если ты призван о нем судить.

464 Знаешь ли, что его душа в опасности? – Даже издали, своей жизнью в единении с Богом, ты можешь ему помочь. Не мешкай, смелее, – и за дело!

465 Ты заботишься о братьях – это хорошо. Забота – прямое доказательство любви. – Только следи, чтобы твоя забота не выродилась в беспокойство.

466 Ты пишешь: «Люди, как правило, щедры на обещания, но как только речь заходит о деньгах...» Бесконечные разговоры, грандиозные планы, шумный энтузиазм и красивые слова... Когда же приходит время помочь, принести жертву – многие спешат удалиться в тень. А если все-таки раскошелятся – сколько шуму! Приемы, балы, телепередачи и списки пожертвований в газетах...

Невеселая картина – но бывают исключения. Будь и ты среди тех, кто, давая милостыню, не позволяет своей левой руке знать, что делает правая.

467 Книги. – Я протягивал руку и просил, словно милостыни, книг – этой пищи духовной, в которой так нуждается алчный ум многих католических студентов.

– Я протягивал руку, словно нищий – и мне ничего не подали.

– Господи, почему они не понимают, что пища духовная дороже хлеба из самой лучшей пшеницы?

468 Ты так простодушен! Милосердных людей, – говоришь ты мне, – мало. Раздавать ношеную одежду, подавать медный грош – ведь это еще не милосердие.

– Ты разочарован. Ты делишься со мной своим разочарованием.

– Мне приходит на ум лишь одно утешение: ничего, вот мы с тобой будем давать – и себя отдавать, – без скупости. И те, которые с нами общаются, не будут разочарованы.

469 «Приветствуйте друг друга целованием святым». «Приветствуют вас все святые». «Находящимся в Ефесе святым». «Всем святым во Христе Иисусе, находящимся в Филиппах». Как трогательно это обращение – «святые», – которое было принято у первых христиан...

– Научись и ты обращаться к братьям.

СРЕДСТВА

470 Но... какими средствами? – Да теми же, какие были у Петра и Павла, у Доминика и Франциска, у Игнатия и Ксаверия – распятием и Евангелием.

– Думаешь, что этого мало?

471 В делах апостольского служения полезно и даже необходимо учитывать все мирские средства: 2+2=4. Только не забывай, что у тебя, к счастью, есть еще одно слагаемое: Бог; и сумма другая: Бог+2+2...

472 Служи Богу твоему верно и преданно, ни о чем не тревожась – ибо воистину: «Ищите Царствия Божия, а все остальное приложится». Бог даст остальное – и материал, и средства.

473 Слабость твоя очевидна – но ты не отчаивайся. В экономическом смысле ты – ноль... Твое положение в обществе – еще один ноль... Прибавим к этому ноль дарований, ноль заслуг... Всюду – нули, одни нули.

Но если перед ними стоит Христос... – Какая огромная цифра!

474 Ты – никто... А вокруг тебя – люди, творящие чудеса в обществе, в пропаганде, в печати... – У них в руках мощные средства, а у тебя – ничего. – Ну, хорошо. А как же святой Игнатий?

Невежда среди ученых мужей в Алькала де Энарес. Нищий среди студентов в Париже. Порою – оклеветанный, часто – гонимый...

Вот путь: люби, веруй, страдай! Твоя Любовь, твоя Вера, твой Крест – вот средства для апостольского служения, которого ты жаждешь.

475 Говоришь, что ты ничтожен... Да, ты немощен. Но, несмотря на это, – и даже именно поэтому, – Господь избрал тебя.

– Он всегда вкладывает свою волю в слабые руки, в эти подручные и несоразмерные Ему инструменты, чтобы все видели, что дело – Его, а не наше.

– От тебя же Он просит лишь послушания.

476 Отдай себя Богу – и никакое препятствие не пошатнет твой оптимизм.

477 Зачем оставляешь ты в сердце своем тайники? Пока не отдашься Богу всецело – не надейся привести к Нему других.

– Каким жалким орудием ты являешься!

478 Неужели ты не можешь, выполняя волю Отца, обойтись без поддержки и одобрения сильных мира сего?

– Сильные мира сего переменчивы, а ты нуждаешься в постоянстве. Если тебе помогают – благодари. Если тебя отвергают – не печалься и продолжай.

479 Не обращай внимания. – «Благоразумные» всегда видят безумие в делах Божиих.

Смелее, – вперед!

480 Видишь? Тысячи тонких нитей, тесно переплетаясь, образуют этот канат, способный выдерживать страшные напряжения.

– Так и ты с братьями, соединив свои воли в исполнении воли Божией, сможете выдержать любые тяготы.

481 Когда ищешь только Бога – приходится в апостольском служении жить по правилу, установленному одним моим добрым приятелем: «Мы тратим то, что должны – даже если должны то, что тратим».

482 Что за беда, если весь мир ополчится против тебя?

– Иди вперед, повторяя слова Псалмопевца. «Господь – свет мой и спасение мое: кого мне бояться?... Si consistant adversum me castra, non timebit cor meum. – Если против меня ополчатся тьмы, не убоится сердце мое».

483 Дерзай! Ты – можешь! Посмотри, что сотворила благодать Божия с Петром, который бывал и сонливым, и неверным и трусливым... Или с Павлом, гонителем – ненавидящим и упрямым.

484 Будь инструментом – золотым или стальным, платиновым или железным... великим или малым, тонким или грубым...

Все они нужны. У каждого – свое назначение. Можно ли сказать, что ланцет врача полезнее, чем пила плотника?

Твой долг – быть инструментом в руках Божиих.

485 Пусть так. – Но разве это повод, чтобы устраниться от работы с душами, которые нуждаются в твоей помощи? Может, в тайной гордыне своей ты считал себя совершенным? Неужели ты не понял, что Божий огонь, тебя воспламенивший, дающий тебе тепло и свет, порой начинает коптить, как слабый фитиль, на который мы похоже?

486 Работа всегда найдется. – Инструменты не должны ржаветь. – Есть и правило, помогающее уберечь их от ржи и тления. – Надо почаще их применять.

487 Не бойся, что не хватит денег на служение. Обратись к Богу, потом сделай все, что зависит от тебя – и ты увидишь, как все устроится.

488 Нет орудий? Нет инструментов? Ничего, трудись. Начни, как можешь – потом функция сама создаст необходимые органы. Те, которые ничего не умели, вдруг станут полезными мастерами. Одни сами откроют в себе таланты. Другим потребуется сложное – и даже болезненное, – «хирургическое вмешательство». Что ж... Святые – прекрасные «хирурги»!

489 Живая и пламенная вера – как у Апостола Петра. Когда обретешь ее, – так сказал Господь, – будешь двигать горами, преодолевая на пути своего служения препятствия, для человека непреодолимые.

490 Чистое сердце, добрая воля... С ними, обратив свой взор к воле Божией, ты увидишь, как становятся явью твои мечты о Любви, как утоляется твоя жажда душ человеческих.

491 Nonne hic est fabri filius? Nonne hic est faber, filius Mariae? – «Не плотников ли Он сын? Не плотник ли Он, сын Марии?»

То, что сказали об Иисусе, могут сказать и о тебе – с удивлением и насмешкой, – когда ты окончательно решишься творить Волю Божию, стать Его орудием. «Разве вот этот – не то-то и то-то?»

Молчи. Пусть за тебя говорят твои дела.

ПРЕЧИСТАЯ ДЕВА

492 Твоя любовь к нашей Матери одним дуновением воспламенит жар твоих добродетелей, тлеющий под пеплом равнодушия.

493 Возлюби Пресвятую Деву – и Она поддержит тебя в повседневной борьбе. – Тогда врагу уже не помогут те мерзости, которые кипят в тебе, поднимаются, грозят затопить пахучей гнилью все высокое, доброе, чистое, что вложил в твое сердце Христос. – Serviam!

494 Возлюби Марию, принадлежи Ей – и ты наш.

495 К Иисусу всегда приходят и возвращаются через Марию.

496 Людям нравится, когда им напоминают об их родстве c известными писателями, политиками, полководцами, деятелями Церкви.

– Воспой же хвалу Пренепорочной Деве, скажи Ей:

«Радуйся, Мария, Дочь Отца... Радуйся, Мария, Матерь Сына... Радуйся, Мария, Невеста Духа Святого... Больше Тебя – только Бог!»

497 Скажи: «Матерь моя (ведь Пречистая Дева дана тебе в Матери), пусть любовь Твоя свяжет меня с Крестом Сына Твоего. Да не ослабнет вера моя и отвага – чтобы всегда исполнить волю нашего Иисуса!»

498 Кажется, будто все грехи твоей жизни ополчились против тебя. – Не отчаивайся. – С верой и доверчивостью ребенка призови Матерь твою, Пресвятую Деву Марию. Она тебя услышит и принесет покой в твою душу.

499 Пресвятая Дева, Матерь Божия, так естественна, что Ее не отличишь от других назаретских женщин.

– Научись от Нее этой великой естественности.

500 Носи на груди ладанку с горы Кармильской. – Немного найдется святынь, посвященных Матери Божией, которые так любимы верующими и почитаемы Папами. Кроме того – сколь материнской по сути является эта субботняя привилегия!

501 Когда тебя спросили, какой из образов Матери Божией вернее побуждает тебя к молитве – ты, не колеблясь ни секунды, ответил: «Любой». Я понял, что ты – хороший сын. Ведь тебя умиляют все портреты твоей Матери.

502 Мария – Наставница наша в молитве. – Смотри, как просит Она Сына в Кане Галилейской. – Не отступая, не унывая. – И добивается своего.

– Учись у нее молитве.

503 Одиночество Марии. Подавлена. Одна! – Плачет...

– Мы должны быть с Нею и плакать вместе с Нею – ведь это наши грехи пригвоздили к Кресту Ее Сына.

504 Пресвятая Дева Мария, Матерь Прекрасной Любви, умиротворит твое сердце в час искушений – только бы ты воззвал к Ней!

505 Любовь к Матери Божией – пробный камень христианского духа.

– Не доверяй начинаниям, в которых Ее нет.

506 Матерь Скорбящая. – Созерцая Ее, проникни взором в Ее Сердце. У Нее – двое детей: Он... и ты.

507 Сколь велико смирение Нашей Матери! Ее нет в Иерусалиме, среди пальмовых ветвей. И все великие чудеса Господни (кроме первого, в Кане Галилейской) совершаются без Нее.

Но Она не бежит от позора Голгофы. Она – там, iuxta crucem Iesu – «у креста Иисуса».

508 Посмотри, как тверда Дева Мария. У креста, в страшном горе – нет страдания горше, чем Ее страдание – Она полна силы духовной.

Попроси у Нее этой твердости – чтобы стоять у Креста.

509 Мария, Наставница наша в тайном, в молчаливом самопожертвовании!

– Она помогает Сыну скрытно. Она все знает – и молчит.

510 Видишь, какая простота? – Ecce ancilla... – «Се, раба Господня...» – И Слово стало плотью.

Так жили святые – не привлекая взоров. А если бывало иначе – то против их воли.

511 Ne timeas, Maria! – «Не бойся, Мария», – сказал Архангел, ибо Она смутилась.

Почему же ты думаешь, что скромность – не к лицу нам? Она, словно щит, прикрывает твою чистоту.

512 Пречистая Матерь! Твои слова, Твое согласие – Fiat! – «Да будет Мне по слову твоему», – сделали нас братьями Господу и наследниками Славы Его. – Будь же благословенна!

513 Прежде, один – ты не смог... Но воззвал к Пречистой, и с Нею – как просто!

514 Уповай... Вернись... Призови Владычицу – и будешь верным Богу.

515 Силы оставляют тебя? – Почему же ты не скажешь об этом своей Матери, сonsolatrix afflictorum – утешительнице скорбящих, auxilium christianorum – спасению христиан, spes nostra – надежде нашей, regina apostolorum – Царице Апостолов?

516 Мама! – Взывай к Ней громче. – Она тебя слышит, Она видит, что ты в опасности. – Она покроет тебя благодатью Сына и успокоит, и утешит. – И ты почувствуешь себя окрепшим для новых сражений.

ЦЕРКОВЬ

517 Et unam, sanctam, catholicam et apostolicam Ecclesiam!... – Каждое из этих слов отзывается в твоем сердце – и ты, молясь, произносишь медленно: «Верую в Церковь – Единую – Святую – Католическую – и Апостольскую...»

518 Блажен, кто может сказать от всей души: «Я люблю Матерь мою, Святую Церковь!»

519 Возглашая Serviam! – «Буду служить Тебе, Господи!» – ты утверждаешь свое намерение служить Церкви Божией до конца – не щадя своего имущества, чести, и самой жизни.

520 Вселенская, Апостольская... Римская! – Я счастлив, что ты чувствуешь себя очень римским. И очень рад, что ты хочешь совершить свое паломничество в Рим, videre Petrum – «видеться с Петром».

521 Благословен Господь, завещавший Святые Таинства Церкви Своей! Они – средства для исцеления духа.

– Почитай их и будь благодарен Господу и Церкви Его.

522 Почитай Божественную Литургию и все церковные обряды. Соблюдай их ревностно – ибо мы, грубые люди, нуждаемся в чувственном восприятии даже самого великого и прекрасного.

523 Церковь поет – потому что одних слов бывают недостаточно для молитвы... – Ты, избранный христианин, – должен научиться церковному пению.

524 «Как же мне не воспеть Господа?» – воскликнула одна любви обильная душа, видя, какие чудеса совершил Господь при ее посредстве.

– И я говорю то же: «Пой!» В песнопении изливаются восторг и благодарность души.

525 Быть католиком – значит любить отечество, никому не уступая в этой любви. И в то же время – считать своими благородные порывы всех народов. Сколько славных дел Франции касаются меня лично! Многое, чем гордятся итальянцы и англичане, немцы и американцы, африканцы и азиаты, вызывает гордость и во мне.

– Католик! Открытое сердце, широкая душа!

526 Если ты не почитаешь священство и монашество – как можешь ты говорить, что любишь Церковь Христову?

527 Пример той, которая в Вифании, в доме Симона прокаженного, возлила драгоценное миро на голову Учителя, указывает нам, что Богослужение должно быть исполнено щедрости великолепия.

– Нет в мире сияния, блеска, роскоши, достойных Имени Его.

– Тем, кто возмущается золотом чаш и блеском облачений, ответим похвалой Иисуса: Opus enim bonum operata est in – «Она доброе дело сделала для Меня».

БОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТУРГИЯ

528 Для апостола очень важно любить Литургию.

529 Литургия длинна, – говоришь ты. А я прибавляю: – потому, что любовь твоя коротка.

530 Не странно ли, что многие христиане, медлительные и даже ленивые в общении с людьми (никогда не торопятся), в своей неспешной работе, в застолье, в часы отдыха (и тут не спешат) – очень хотели бы поторопить Священника, сокращая время, отданное Евхаристической Жертве?

531 «Не обижайте Его, не обижайте!» – говорил, чуть не плача, старый епископ священникам, которых он только что рукоположил.

– Господи, кто дал бы мне голос и власть, чтобы воззвать вот так же к слуху и сердцу многих, многих христиан!

532 О, как плакал у престола молодой священник, праведник, удостоившийся мученичества: он вспомнил, что одна душа подошла к причастию в смертном грехе!

– А ты? Как ты возмещаешь обиды, которые Ему наносят?

533 Смирение Иисуса, – в Вифлееме, в Назарете, на Голгофе... – В Святых Дарах Он еще смиреннее и беззащитнее, чем в яслях, в доме Иосифа и на Кресте.

Как же должен я любить Литургию! («Нашу с Тобой», Иисус...)

534 «Столько лет причащаюсь ежедневно... Другой бы уже стал святым, – сказал ты, – а я все тот же!»

Сынок, – ответил я, – причащайся и дальше, но думай: «Каким бы я был, если бы вовсе не причащался?»

535 Причащение, единение, общение и откровение – Слово, Хлеб, Любовь.

536 Причащайся, в этом нет непочтительности. – Причащайся именно сегодня, когда ты только что спасся из петли.

– Разве ты забыл, что сказал Христос? Не здоровым нужен врач, но больным.

537 Когда приближаешься к Дарохранительнице, думай о том, что Он – Он Сам! – ждет тебя вот уже двадцать веков.

538 Вот Он, Царь царствующих и Господь господствующих – здесь, в этом Хлебе.

Так умалился Он из любви к тебе.

539 Он остался здесь для тебя. Если ты можешь причаститься, но не смеешь – особой почтительности в этом нет. – Вот если ты примешь Его недостойно, то окажешься непочтительным.

540 Духовное Причащение... Какой источник благодати! – Прибегай к нему почаще, и чаще будешь в присутствии Бога, и труды твои будут больше с Ним связаны.

541 Есть вежливость благочестия. – Учись ей. – Горько, когда «благочестивые» не умеют вести себя на Литургии, хотя бывают на ней каждый день! Крестятся наспех, колени перед Дарохранительницей преклоняют нелепо, и головы не опустят достойно перед иконой Царицы Небесной.

542 Не давайте вы мне этих сусальных изображений! Уж лучше грубый, железный Христос, чем гипсовый, раскрашенный, какой-то сахарный.

543 Ты видел, как я совершал Литургию на голом, простом престоле, без изображений – только стол и чаша. Большое распятие, устойчивые подсвечники, восковые свечи, одни других выше, а самые высокие – у креста. Широкие ризы того цвета, какой положен в этот день. Драгоценная, но строгая чаша. Электричества не было – но и нужды в нем не было.

– Вот тебе и не хотелось уходить, тебе было хорошо. Видишь, как ведет, как приближает к Богу строгость Литургии?

ОБЩЕНИЕ СВЯТЫХ

544 Общение Святых... Как бы это сказать? – Ну, вот: ты знаешь, что такое для тела – переливание крови? А для души это будет Общение Святых.

545 Общайтесь со Святыми! И пусть во время внутренней борьбы или профессиональной работы, каждый из вас почувствует чудесную радость и силу от сознания, что он – не одинок.

546 Сын мой, ты воистину общался со Святыми, когда писал мне: «Вчера я почувствовал, что вы за меня молитесь».

547 Другой человек, тоже знающий, как передаются сверхъестественные блага, говорил: «Ваше письмо мне очень помогло – так и чувствуешь, что оно пропитано молитвой! Вы все обо мне молитесь – а мне это очень нужно».

548 Если ты ощущаешь Общение со Святыми, если ты живешь им, то будешь охотно каяться. – И поймешь, что покаяние есть gaudium, etsi laboriosum – «радость, хотя и трудная». И почувствуешь себя в союзе со всеми кающимися, какие только были, есть и будут.

549 Тебе будет легче исполнять свой долг, если ты подумаешь о том, как помогают тебе братья. И как ты отказываешь им в помощи – когда неверен.

550 Ideo omnia sustineo propter electos – «поэтому все терплю ради избранных», ut et ipsi salutem consequantur, quae est in Christo Iesu – «дабы и они получили спасение во Христе Иисусе».

– Хорошо жить в общении Святых!

– Проси же Бога, чтобы Он дал тебе этот дух – как у апостола Павла.

О БЛАГОЧЕСТИИ

551 Беги от рутины, как от самого дьявола! – Чтобы не свалиться в эту пропасть, в эту могилу для истинного благочестия, лучше всего – быть всегда в присутствии Бога.

552 Форм благочестия у тебя не должно быть много, но пусть они будут постоянны.

553 Не забывай детских молитв, которым, возможно, тебя учила мать. – Читай их каждый день так же просто, как тогда.

554 Не забудь, посети Господа в Святых Дарах! – После обычной, устной молитвы поведай свои заботы Иисусу, реально присутствующему в Дарохранительнице. – И у тебя хватит света, хватит духа на христианскую жизнь.

555 Как прекрасна и достойна любви Святая Человечность нашего Господа! Ты «проник» в святую Рану на Его правой руке и спросил меня: «Если одна Рана Христова очищает, исцеляет, укрепляет, воспламеняет, дарует мир и любовь, – то что же могут все пять, открывшиеся на древе Крестном?»

556 Крестный Путь – вот это и впрямь суровое и животворное благочестие! Приучись вспоминать по пятницам четырнадцать событий Страстей Господних – и поверь мне, что ты наберешься сил на всю неделю.

557 Рождественское благочестие. – Мне совсем не смешно, что ты сооружаешь картонную пещеру и расставляешь там гипсовые фигурки рядом с Яслями. – Никогда не казался ты мне таким взрослым, как сейчас, когда уподобился ребенку.

558 Святой Розарий – могучее оружие. Доверься ему – и результат превзойдет все твои ожидания.

559 Святой Иосиф – Отец Иисуса. И тебе он – Отец и Господин. – Обращайся к нему.

560 Отец наш и Господин Святой Иосиф – Учитель внутренней жизни. Отдайся его опеке – и ты почувствуешь, как много он может.

561 В книге своей жизни Святая Тереза говорит о Святом Иосифе: «Если ты не нашел Учителя, который учил бы тебя молиться, возьми в наставники этого великого Святого – и не собьешься с пути». – Тереза знала, что говорит. Прислушайся к ее совету.

562 Доверяй своему Ангелу Хранителю. – Обращайся с ним, как с близким другом – он и есть твой близкий друг, – и он сумеет оказать тебе множество услуг в обычных, повседневных делах.

563 Привлеки на свою сторону Ангела-Хранителя той души, которую ты хочешь привлечь к апостольскому служению. – Это прекрасный сообщник.

564 Если бы ты понимал, что рядом с твой Ангел и Ангелы твоих ближних, ты бы удержался и не сказал многих глупостей.

565 Ты удивляешься, что Ангел Хранитель так явственно тебе помог. – Не удивляйся. Для этого он и поставлен Господом рядом с тобою.

566 В этой среде так легко сбиться с пути... – Не спорю. Но разве нет здесь еще и Ангелов Хранителей?

567 Прибегай к Ангелу Хранителю в годину испытаний – и он защитит тебя от беса, и озарит святым вдохновением.

568 Как радостно было Ангелам исполнить свой долг, когда душа, хранимая ими, говорила: «Святые Ангелы, я вас зову, как невеста из Песни Песней, ut nuntietis ei quia amore langueo. – Скажите Ему, что я изнемогаю от любви!»

569 Знаю, что доставлю тебе радость, если перепишу эту молитву к Ангелам наших Дарохранительниц:

«О, Духи Ангельские, хранящие сосуд, в котором – залог Святого Причастия! Защитите его от осквернения, сохраните для нашей любви!»

570 Пей из чистого источника Деяний Апостолов. В главе двенадцатой апостол Петр, освобожденный Ангелами из темницы, идет к матери Марка. Но там не верят служанке, что Петр – у дверей. Там говорят: «Angelus ejus est – это его ангел.»

– Смотри, как реально и доверчиво первые христиане относились к своим Ангелам...

– А ты?

571 Благословенные души чистилища... Не забывай их в жертвах и молитвах – из милосердия, из справедливости, из простительного себялюбия (ведь они столько могут перед Богом!)

Хорошо, если, обращаясь к ним, ты можешь сказать: «Добрые друзья мои, души чистилища...»

572 Ты спрашиваешь, почему я так настойчиво советую тебе ежедневно прибегать к помощи святой воды. – Я мог бы назвать тебе много причин, но хватит и той, которую привела Святая Тереза: «Ни от чего так не бегают бесы, как от святой воды».

573 Спасибо Тебе, Господи, за любовь к Папе, которую Ты вложил в мое сердце.

574 Кто тебе сказал, что новенны – не для мужчин? Они – для мужчин, когда мужчины соблюдают их... в духе покаяния и молитвы.

ВЕРА

575 Некоторые идут по жизни, точно по туннелю – даже не ведая, как ярко светит, как согревает солнце веры.

576 С какой мерзкой ясностью спорит Сатана против нашей Католической Веры!

А вы отвечайте, не вдаваясь в споры: «Я – сын Церкви».

577 Ты ощущаешь, что вера твоя огромна... – Кто даровал ее тебе, Тот дарует и средства.

578 Апостол Павел говорит тебе: Justus ex fide vivit – «праведный верою жив будет.»

– Как же ты, апостольская душа, даешь угаснуть этому пламени?

579 Вера... – Больно видеть, как много ее на устах у стольких христиан. И как мало – в делах.

Невольно думаешь, что эта добродетель – для проповеди, не для жизни.

580 Смиренно проси у Господа, чтобы Он умножал в тебе веру. – Тогда, обретя свет, ты различишь, где мирские пути, а где – путь апостола.

581 Как смиренно, как просто рассказывают евангелисты о случаях, в которых проявилась слабость Апостолов и нестойкость их веры!

– А все для того, чтобы мы с тобой не теряли надежды, что и наша вера станет такой же неколебимой, какой потом стала их вера.

582 Как прекрасна наша Католическая Вера! – Она разрешает все наши сомнения, смиряет разум, наполняет надеждой сердце.

583 Я не ищу чудес: в Святом Евангелии их более чем достаточно для того, чтобы укрепить веру. – Но во мне вызывают жалость те христиане – даже очень благочестивые и «ревностные», – которые усмехаются, заслышав о необычных путях, о сверхъестественных событиях. – Мне хочется им сказать: «Да, чудеса происходят и ныне. Мы бы тоже их совершали – будь у нас вера!»

584 Воспламени свою веру. – Христос не ушел. Он – не воспоминание, исчезающее в истории.

Он жив! Апостол Павел говорит: Iesus Christus heri et hodie: ipse et in saecula! – «Иисус Христос вчера и сегодня, и во веки Тот же!»

585 Si habueritis fidem, sicut granum sinapis! – «Если бы имели веру с горчичное зерно!»...

– Сколько обещаний в этих словах Учителя!

586 Бог всегда тот же. – Если будут люди веры, будут и чудеса, о которых читаем в Писании.

Ecce non est abbreviata manus Domini! – «Вот рука Господня не сократилась», сила Его не уменьшилась!

587 У них нет веры. – Но есть суеверие. Смешно и стыдно видеть, как этот влиятельный человек волнуется, услыхав невинное, обычное слово, которое кажется ему дурной приметой, или когда кто-нибудь (возможно от сглаза) вертит на одной ножке стул.

588 Omnia possibilia sunt credenti. – «Верующему все возможно». – Так сказал Христос.

– Чего же ты ждешь, почему не говоришь вместе с апостолами: Audauge nobis fidem! – «умножь во мне веру!»?

СМИРЕНИЕ

589 Слыша рукоплескания победы, услышь и смех, который ты вызвал своими неудачами.

590 Не желай уподобиться золоченому флюгеру на высоком доме! Как бы он ни сверкал, как бы высоко ни возносился – здание от этого прочнее не станет.

– Лучше будь камнем фундамента, под землей, где тебя никто не видит. – Но, благодаря тебе не развалится дом.

591 Чем больше величают меня, Господи, тем больше смиряй мое сердце – показывай мне, кем я был и кем буду, если Ты меня оставишь.

592 Не забывай, что ты – мусорный ящик. Если Бог-Садовник возьмет тебя, выскребет, вычистит и посадит вместо сора великолепные цветы – не гордись, как бы ни украсили тебя, чудовище, их благоухание и яркость.

– Смиряйся. Разве не знаешь, что ты – вместилище нечистот?

593 Когда увидишь себя таким, какой ты есть – перестанешь удивляться, что тебя презирают.

594 Ты смиренен не тогда, когда себя смиряешь, но тогда, когда другие тебя смиряют – а ты это терпишь Христа ради.

595 Если бы ты знал себя, ты бы радовался презрению и плакал, когда тебя хвалят и превозносят.

596 Не горюй, что видят твои недостатки. Горевать надо тогда, когда оскорбишь Бога или введешь кого-нибудь в искушение своим дурным примером.

– Да и вообще: пусть знают, какой ты, пусть презирают. Не печалься, что ты – ничто: значит, Иисус все в тебя вложит.

597 Если бы ты поступал, как велят тебе сердце и разум – то лежал бы постоянно, падши ниц, уткнувшись в землю, точно грязный, гнусный, гадкий червь... перед Богом, Который столько от тебя терпит.

598 Как ценно смирение! Quia respexit humilitatem... Выше веры, выше любви, выше непорочности славит его в доме Захарии радостная песнь нашей Матери:

«Призрел на смирение рабы Своей; ибо отныне будут ублажать Меня все роды».

599 Ты – нечистый прах, лежащий на земле. – Если дыханье Святого Духа поднимет тебя над всем, что только есть, и ты засверкаешь как золото, ибо в убожестве твоем отразится Солнце Правды – не забывай, кем ты был.

Одно мгновение гордыни вернуло бы тебя на землю, и ты уже не был бы светом, но стал бы грязью.

600 Ты – гордишься? – Да чем же?

601 Гордишься? – С чего бы это?... Через несколько лет или через несколько дней ты будешь кучкой вонючей падали. Зловонная жидкость, черви, грязные лохмотья... И никто на свете не вспомнит о тебе.

602 Ты – учен, знаменит, красноречив, влиятелен; но если ты не смиренен, ты не стоишь ничего. – Отруби, вырви это «я», которого в тебе так много. Бог поможет тебе – а тогда уж начинай трудиться для Христа, в Его апостольском воинстве, на самом последнем месте.

603 Ложное смирение очень удобно – ты такой «смиренный», ты не претендуешь на права... Да ведь это обязанности!

604 Смиренно признай свою немощь – и сможешь сказать с Апостолом: Cum enim infirmor, tunc potens sum – «Когда я немощен, тогда силен».

605 «Отец, как вы терпите всю эту грязь?» – горячо спросил ты меня после нелегкой исповеди.

– Я промолчал, я задумал о том, что это смирение говорит в тебе. И разумеется: грязь, куча грязи! Но, значит, мы сможем преобразить твою немощь во что-то поистине великое.

606 Смотри, сколько смирения в нашем Господе: ослик был Ему престолом в Иерусалиме!...

607 Смирение – верный путь к внутреннему миру. Это Он сказал: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем; и найдете покой душам вашим».

608 Если ты замечаешь, что душа твоя становится лучше – ты не изменяешь смирению, ты благодаришь Господа.

Только не забывай, что ты – нищий в чужой одежде.

609 Самопознание как бы за руки ведет нас к смирению.

610 Твердо защищай дух и основы служения. Не слабей, поддавшись ложному смирению. Твердость твоя – не гордыня, а мужество, одна из четырех главных добродетелей.

611 А вот и гордыня: ты решил, что один, сам по себе, можешь все. Господь оставил тебя на секунду – и ты сорвался вниз. Смирись – и Его сверхъестественная помощь будет с тобой.

612 Отбрось эти гордые помыслы. Ты – кисть в руке художника, не больше.

– Скажи, зачем нужна кисть, если она художнику мешает?

613 Чтобы ты, такой суетный, такой самодовольный, стал смиренным – подумай над словами Исайи: ты – «капля росы, сходящей на землю, едва заметной». Этого хватит.

ПОСЛУШАНИЕ

614 В апостольских трудах нет малого непослушания.

615 Закаляй свою волю как муж – чтобы она, благодатью Божией, стала стальным копьем.

– Лишь обретя сильную волю, ты сумеешь лишиться ее в послушании.

616 Ты все мешкаешь, ты расслаблен, ты не хочешь повиноваться... Как же это мешает апостольскому служению, как радует врага!

617 Слушайтесь, как слушается орудие в руках мастера. Оно ведь не остановится, чтобы спросить: «А зачем то?», «А зачем это?» Так и вы твердо верьте, что вам не велят ничего, что было бы дурным и не служило славе Божьей.

618 Враг говорит: «Смешной пустяк, неужели в нем ты будешь повиноваться?» – А ты, с помощью благодати Божией, ответь: «Да, стану – в этом пустяке, в этом... подвиге

619 Инициатива... Да, будь инициативен в своем апостольском служении – в тех пределах, которые тебе отпущены.

Если выйдешь за них или усомнишься, посоветуйся со старшим, а больше никому не рассказывай.

Не забывай никогда, что ты – исполнитель.

620 Послушание не дарует тебе мира? Значит, ты горд.

621 Какая жалость, что старший – не пример для тебя! – Но разве ты его слушаешься из-за его достоинств?... А может, слова апостола Павла: obedite praepositis vestris – «повинуйтесь наставникам вашим» – ты переводишь, как поудобней, прибавляя: «Если они вам нравятся»?

622 Как хорошо постиг ты послушание, когда написал мне: «Если слушаешься постоянно – терпишь мученичество, не умирая!»

623 Тебе приказали, на твой взгляд, что-то трудное и пустое. Сделай это – и увидишь, как это нужно и легко.

624 Иерархия... Каждый – на своем месте. Что стало бы с картиной Веласкеса, если бы краски пошли гулять, волокна полотна сорвались с места, а каждая часть деревянной рамы отделилась от остальных?

625 Твое послушание должно называться как-то иначе, если ты не готов отшвырнуть самую лучшую свою работу, когда тебе велит тот, кто имеет на это право.

626 Не правда ли, Господи? – Тебя утешила простота этого взрослого ребенка, когда он, расстроенный необходимостью делать из послушания трудную, противную работу, тихонько сказал Тебе: «Господи Иисусе! Только бы сохранить довольное выражение лица!»

627 Послушание должно быть немым. Что у тебя за язык!...

628 Тебе нелегко быть послушным? Вспомни о своем Господе. – Factus obediens usque ad mortem, mortem autem crucis – «Послушен даже до смерти, и смерти крестной!»

629 Велика сила послушания! – Геннисаретское озеро не давало рыбы Петру, целая ночь ушла впустую.

– Но Петр послушался Христа, закинул сети еще раз и поймал piscium multitudinem copiosam – «очень много рыбы».

– Поверь мне: это чудо повторяется каждый день.

БЕДНОСТЬ

630 Помни: богаче всех тот, кому меньше всех нужно. – Не создавай себе потребностей.

631 Отрешись от мирских благ. – Люби духовную нищету и живи в ней. Удовлетворяйся тем, чего достает на умеренную, простую жизнь.

Если не умеешь – не быть тебе апостолом!

632 Истинная бедность не в том, чтобы у тебя ничего не было, а в том, чтобы ни к чему не прилепляться, отказываясь добровольно от власти над вещами.

– Вот почему есть бедные, которые на самом деле богаты. И наоборот.

633 Если ты человек Божий – презирай земные богатства так же ревностно, как добывают их мирские люди.

634 Как ты привязан к земному!

– Скоро оно от тебя уйдет. Ведь богатства не ложатся c нами в могилу.

635 В тебе нет духа бедности, если, выбирая незаметно, ты не выберешь того, что похуже.

636 Divitiae, si affluant, nolite cor apponere – «Если придут богатства, не вкладывай в них сердца». – Используй их со щедростью, а надо – так и с геройством.

Тогда ты – нищий духом.

637 Ты не любишь бедности, если не любишь всего, что приходит с нею.

638 Сколько может бедность! – Помнишь? Когда апостолам было трудно, ты отдал им все до последнего гроша.

– А служитель Божий, Священник, сказал: «И я отдам тебе все, что у меня есть». – Ты упал на колени и услышал: «Да снизойдет на тебя и пребудет с тобой благословение Божие – Отца, и Сына, и Святого Духа».

– Ты и сейчас считаешь, что тебе щедро заплатили.

СДЕРЖАННОСТЬ

639 В том, что промолчал, ты никогда не раскаешься. А в том, что сказал – не раз.

640 Ты просишь, чтобы твою тайну хранили? Ведь ты же сам ее не сохранил!

641 Сдержанный человек не скрытен – он естественен.

642 Сдержанность, это... деликатность. – Разве ты не обеспокоен, не удручен тем, что благородные и будничные дела твоей семьи уходят от домашнего тепла к площадному любопытству и равнодушию?

643 Не открывай слишком легко сокровенные тайны своего апостольского служения. Разве ты не видишь, что мир, погрязший в себялюбии, уже разучился понимать?

644 Молчи. Не забывай: твое призвание – словно затеплившийся огонек. Дунет кто-нибудь – и он погаснет в твоем сердце.

645 Как плодоносно молчание! – Когда ты несдержан, ты тратишь силы, отнимая их у своей работы.

– Вот и сдерживайся.

646 Будь ты посдержанней – ты бы не жаловался на дурной вкус во рту от лишних разговоров.

647 Не жди понимания. Хорошо, что тебя не понимают – это нужно Промыслу, чтобы жертва твоя прошла незамеченной.

648 Будешь молчать – лучше послужишь. Сила так легко уходит с речью! К тому же – избегнешь ловушек тщеславия.

649 Опять показуха! – Просишь у меня фотографий, цифров, статистических данных...

– А я не посылаю. Хотя ничего не имею против такой респектабельности, все-таки мне казалось бы, что я возвышаюсь в земных пределах, – а я хотел бы достичь небесных.

650 Многие, в том числе и святые, не понимают твоего пути. – Оставь, не объясняй! Только время истратишь и дашь повод к несдержанности.

651 «Нельзя стать ни корнем, ни кроной, если в тебе нет соков – духа, текущего внутри».

– Друг, который это написал, знает, что в тебе есть благородное честолюбие. – И показывает путь: сдержанность, самоотречение, жизнь внутри!

652 Сдержанность – редкая добродетель. – Кто оклеветал женщин, сказав, что у них ее нет?

– Скольким мужчинам, и очень мужественным, надо бы ей поучиться!

653 Какой пример дает нам Матерь Божия! Даже святому Иосифу не выдает Она тайны.

– Проси же у Нее сдержанности, которой тебе не хватает.

654 Твой язык отточила обида. Молчи!

655 Никогда не перестану объяснять, как важна сдержанность.

Если это – не лезвие меча, то, как минимум, рукоять.

656 Молчи, когда в тебе кипит возмущение, даже справедливое.

– Как бы ты ни был сдержан, а заговоришь – и скажешь больше, чем хотел бы.

РАДОСТЬ

657 Истинная добродетель не печальна и не брюзглива – она приветлива и радостна.

658 Если все хорошо – возрадуемся, поблагодарим Господа, даровавшего нам плоды. – А если плохо? – Возрадуемся, поблагодарим Господа, даровавшего нам Свой Крест.

659 Радость твоя – не та, которую называют «животной». Это не радость здорового зверя. Она – иная, сверхъестественная. А причина ее в том, что ты от всего отказался и бросился к любящему тебя Отцу.

660 Если ты апостол – не падай духом. – Нет беды, которой бы ты не превозмог.

– Что же ты загрустил?

661 Кислое лицо... резкие движения... нелепые повадки... сварливый вид... И ты надеешься, что другие пойдут за тобой ко Христу?

662 Радости нет? – А ты подумай: «Есть какое-то препятствие между Богом и мной». – Почти никогда не ошибешься!

663 Ты хочешь исцелиться от печали? И просишь у меня совета? Что ж, укажу тебе средство – и от хорошего врача, от апостола Иакова:

Tristatur aliquis vestrum? – «Ты ведь грустишь, сынок?» – Oret! – «молись!» – Вот и попробуй; увидишь.

664 Не грусти. – Смотри на все по-нашему, по-христиански.

665 Я хочу, чтобы ты всегда был доволен – ведь радость неотъемлема от нашего пути.

– Проси для всех такой же, сверхъестественной радости.

666 Laetatur cor quaerentium Dominum – «Да веселится сердце ищущих Господа».

Вот он, свет – чтобы ты разглядел, откуда твоя печаль.

ДРУГИЕ ДОБРОДЕТЕЛИ

667 Проявляя Веру, Надежду, Любовь, ты открываешь клапан – и вырывается пламя, которое горит в душах, живущих жизнью Божией.

668 Все делай бескорыстно, только из Любви, словно нет ни наград, ни наказаний. – Но все же питай в сердце своем благородную надежду на вечную радость.

669 Хорошо, что ты служишь Богу как сын, щедро и не за плату... А если подумаешь иной раз о награде – не огорчайся.

670 Иисус говорил: «Всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную».

– Пойди поищи тут, на земле, такой щедрой платы!

671 Iesus autem tacebat – «Иисус молчал». Зачем же ты говоришь – чтобы утешиться, чтобы оправдаться?

Молчи. Ищи радости в поношении – его всегда меньше, чем тебе причитается.

Можешь ли спросить: Quid enim mali feci? – «А что я плохого сделал?»

672 Если ты в радости и молчании сносишь несправедливость – знай и не сомневайся: ты – человек Божий.

673 Прекрасно ответил один почтенный человек юноше, который жаловался на несправедливое к себе отношение. – «Неприятно тебе? – сказал он. – А ты не старайся быть добреньким!...»

674 Никогда не высказывай мнения, когда не спрашивают, даже если тебе и кажется, что оно – самое верное.

675 Да, он грешил, но не суди его так сурово. – Пожалей его и подумай: может быть, он – Августин, а ты – так, посредственность.

676 Все в этом мире – земля, прах. Но сгреби его себе под ноги – и будешь ближе к небу.

677 Золото, серебро, камни – просто кучи навоза. Наслаждения, чувственные удовольствия, удовлетворение похоти... как у скотины, как у мула, свиньи, быка, петуха...

Почести, отличия, звания... Да это – пузыри, волдыри гордыни, ложь, пустота!

678 Не люби того, что здесь, внизу, – это эгоистичная любовь... Те, кого ты любишь, уйдут в отвращении и страхе, как только Господь позовет тебя к Себе. – Не такова любовь нетленная.

679 Обжорство – уродливый порок. Разве тебе не смешно, разве не противно, когда эти важные господа кладут в пищевод что-то жирное, да еще так торжественно, словно совершают обряд, словно это цель их жизни?

680 Не говори за столом о еде – это пошло и недостойно. Говори о чем-нибудь возвышенном – о душе, о разуме, – и ты облагородишь простую необходимость.

681 Если ты встаешь из-за стола, не совершив хотя бы маленького умерщвления плоти – знай, что ты ел, как язычник.

682 Обычно ты ешь больше, чем нужно. – А потом тебе плохо, тяжело, тебе трудно думать, и ты не ощущаешь вкуса небесных благ.

Как хороша умеренность – даже тут, на земле!

683 Ты говоришь, что ты – христианский рыцарь. Да, вижу, ты целуешь икону, бормочешь молитву, обличаешь врагов Церкви, мало того – часто прибегаешь к Таинствам.

Но я не вижу, чтобы ты чем-то жертвовал, отказывался от разговоров... ну, назовем их мирскими (хотя я нашел бы и другое слово), что-то давал тем, кто бедней тебя, даже Церкви Христовой, сносил слабость брата, поступался гордыней, сбрасывал шкуру эгоизма... много чего я не вижу!

Вижу... не вижу... И ты говоришь, что ты – христианский рыцарь? – Какое жалкое представление у тебя о Христе!

684 Твои таланты, твои возможности, твое обаяние – все пропадает, ты ими уже не пользуешься. – Подумай над словами одного духовного писателя: «Не пропадает фимиам, если восходит к Богу. – Лучше прославишь Его, подавляя свои дарования, чем используя их не так, как надо».

ИСПЫТАНИЯ

685 Буря гонений полезна. – Потери?... Не может быть потеряно то, что уже пропало... – Если буря не в силах вырвать дерево с корнем, то опадут лишь сухие ветви – и только. Никакому ветру, никакому урагану не вырвать древо Церкви. Что же до веток... пусть падают.

686 Да, этот человек поступил с тобой плохо. – Но разве ты не поступил еще хуже с Богом?

687 Господи, на Твоем пути не осталось ни одного холодного сердца. – Тебя или любят, или ненавидят.

Когда апостольский муж следует за Тобой, исполняя свой долг – надо ли удивляться, что ему вслед доносится ропот злобы или шепот любви? Ведь он – другой Христос!

688 Опять то же самое! «Сказали», «написали»... «за», «против»... «хвалят», «не так уж хвалят»... Недомолвки и клевета, панегерики и дифирамбы, глупости и догадки...

– Глупый ты, глупый! Тебе что за дело? Ведь ты идешь прямо к цели; сердце твое и разум опьянены Богом. Что тебе вой ветра, стрекотанье цикад, мычание, рычание, хрюканье?...

Да и вообще: как же иначе? В поле дверей не поставишь...

689 Языки развязались, ты пострадал и очень огорчился – ведь ты этого не ожидал.

Пусть ответ твой будет духовным – прости, да еще попроси прощения. И воспользуйся этим, чтобы отлепиться от всего тварного.

690 Когда приходит беда, презрение, Крест – подумай: это ли я заслужил? Нет, больше, гораздо больше.

691 Ты терпишь тяжкое испытание? – Ты совсем растерялся? Прочитай очень медленно, словно смакуя, эту мужественную молитву:

«Да исполнится, да прославится и навеки возвеличится справедливейшая и мудрейшая воля Божия над всем, что только есть. Аминь, аминь!»

Будь уверен: мир ты обретешь.

692 Ты страдаешь в этой жизни, но она – лишь сон. И недолгий. – Радуйся, тебя любит Отец. Если ты не будешь Ему мешать, Он дарует тебе счастливое пробуждение.

693 Тебе обидно, что тебя не поблагодарили. – А вот ответь-ка на два вопроса: благодаришь ли ты Христа? Мог бы ты сделать добро, не надеясь на здешнюю, земную благодарность?

694 Не знаю, чего ты боишься. – Враги Христовы всегда были глуповаты.

Когда Лазарь воскрес, им следовало сдаться и признать, что Иисус – Бог. И что же? Они сказали: «Убьем дающего жизнь!»

Вот и теперь так.

695 В часы борений и споров, когда «добрые люди» мешают тебе идти, вознеси сердце – и услышишь, как Иисус говорит о горчичном зерне и о закваске. Тогда скажи Ему: Edissere nobis parabolam – «Объясни эту притчу».

И возрадуешься, увидев будущую победу – птиц небесных на древе твоего апостольского служения, взошедшее тесто...

696 Если душа твоя огорчается в час испытания – ты теряешь мир и радость, а из самой беды можешь и не извлечь духовной пользы.

697 Из-за общественных невзгод ты заперся и тебе хуже, чем в темнице. У тебя – затмение личности.

Тебе негде трудиться – повсюду эгоизм, любопытство, глупость, пересуды. – Ну и что? Разве ты забыл, что воля твоя совершенно свободна? Разве забыл, что «дети» могут многое? – Пусть нет ни листьев, ни цветов (то есть жизни внешней), но корни разветвляются и действуют (это – внутренняя жизнь).

Работай, все переменится – и ты принесешь еще больше плодов, и будут они еще вкуснее.

698 Тебя ругают? – Не сердись, это в тебе говорит гордыня. – Лучше подумай: сколь милостивы они ко мне! О скольком еще умолчали!

699 Крест, испытания, труды... все это будет, пока ты жив. – Этим путем шел Христос, а ученик – не больше Учителя.

700 Да, в чем-то ты прав, внешних врагов много. Но ты помогаешь им изнутри – и тут тебе нет оправдания.

701 Разве ты не слышал от Учителя притчу о лозе и ветвях? – Утешься, Он взыскивает с тебя потому, что ты – ветвь плодоносная... Вот Он ее и очищает, ut fructum plus afferas – «чтобы принесла больше плодов».

Как же ты не поймешь? Когда отсекают и рвут, бывает больно. Зато какой сочный виноград, какие зрелые ягоды!

702 Ты беспокоен... Послушай, что бы ни случилось в тебе самом или в мире – не забывай: события и люди не так уж важны. – Вот и успокойся, потерпи. А потом – издалека, бесстрастно, – ты увидишь все в перспективе, и расставишь по местам, и поймешь, что меньше, что больше.

Если сделаешь так, то будешь справедливей и избежишь многих тревог.

703 Плохая ночь на плохом постоялом дворе. – Кажется, так определила эту жизнь святая Тереза. – Метко, правда?

704 Одна иностранка приехала в прославленный монастырь и страшно огорчилась, увидев, какой он бедный. «Наверное, вам плохо живется?» – спросила она. А монах, очень довольный, ответил: «Что я хотел, то и получил».

Я сам это слышал от святого мужа и радовался – а теперь печалюсь, отвечая тебе, когда ты жалуешься, что несчастлив.

705 Беспокоиться? – ни в коем случае! Ведь это значит – утратить мир.

706 Я устал, я хвораю. – Да, ты изнемог. – Отдохни. Ничем не занимайся. – Посоветуйся с врачом. Послушайся его и ни о чем не тревожься.

Скоро ты станешь таким, как раньше, а твое апостольское служение, если будешь верен, принесет еще больше плодов.

ВНУТРЕННЯЯ БОРЬБА

707 Если, размышляя о совершенстве духовного мира, ты слышишь сокровенный, вкрачивый голос ветхого человека – не смущайся.

Это тело смерти вопиет о своих утраченных правах... Но разве тебе не достаточно благодати Божией? Будь Ему верен – и победишь.

708 Мир, дьявол и плоть очень наглы. Используя слабость живущего в тебе дикаря, они хотят, чтобы за жалкий отблеск удовольствия, которому грош цена, ты отдал им золото, жемчуг, рубины живой, искупительной крови Господней, которой оплачена твоя вечная жизнь.

709 Слышишь? – «В другом положении, месте, деле ты принес бы куда больше пользы. Разве твой талант – для такой чепухи?»

А я скажу тебе: «Богу угодно, когда работаешь там, где ты поставлен. Мысли же, которые тебя посетили, – от беса, это уж точно».

710 Ты горюешь и скорбишь, что, причащаясь, остаешься сухим и холодным. А вот скажи мне: когда ты идешь к причастию, кого ты ищешь – себя или Иисуса? Если себя – тебе есть о чем горевать. Если Христа, как и должно – то нужны ли тебе еще знамения, более верные, чем Крест, чтобы убедиться, что ты Его уже нашел?

711 Опять свалился... да еще как! Что ж – отчаиваться? Нет! Смириться. И через Марию, твою любимую Матерь, обратиться к милосердной Любви Христовой. – Прочитай покаянный псалом, вознеси сердце! – Начни заново!

712 Да, глубоко ты пал! – Что ж, начинай закладывать фундамент там, внизу. – Смирись. Cor contritum et humiliatum, Deus, non despicies – «Cердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит».

713 Ты не идешь против Бога. Твои падения – от слабости. – Предположим. Но почему так часто?! Ты не умеешь их избегать. Если ты не хочешь, чтобы я считал тебя плохим – то придется считать тебя и плохим, и глупым.

714 Хочу, не хочу – вот ты какой... Нерешительно устраняешь повод ко греху. Не старайся себя обмануть. Не говори, что ты слаб. Ты – труслив, а это не одно и то же.

715 Эта духовная дрожь, это облако соблазнов застят взор твоей души.

Ты – во тьме. Не пытайся идти один – упадешь. Обратись к старшему, к наставнику – и услышишь то, что сказал Товиту Архангел Рафаил:

Forti animo esto, in proximo est ut a Deo cureris – «Мужайся, скоро тебя исцелит Бог». – Будь послушен, чешуя спадет, спадет с глаз повязка – и Господь дарует тебе благодать и покой.

716 «Я не умею себя победить!» – пишешь ты мне в унынии. А я отвечаю: «Ты пробовал все средства?»

717 Благословенны беды земные! Бедность, слезы, злоба, несправедливость, бесчестие... Все сможешь перенести в Том, Кто тебя укрепит.

718 Ты страдаешь... сдерживаешься, чтобы не жаловаться. – Жалуйся, это не важно, так отзывается по естеству бедная наша плоть. Только смотри, чтобы воля твоя и сейчас, и всегда хотела того же, что хочет Бог.

719 Никогда не отчаивайся. Лазарь умер и разлагался; Марфа сказала Иисусу: Jam foetet, quatriduanus est enim – «Господи! смердит; ибо четыре дня, как он во гробе».

Если ты услышишь и послушаешься, когда Бог скажет: Lazare, veni foras! – «Лазарь, иди вон!» – то вернешься к Жизни.

720 Господи, как трудно! – Знаю. Все равно, иди вперед. Награду – и какую награду! – получит лишь тот, кто отважно сражается.

721 Если твой духовный дом шатается, если все «повисло в воздухе» – утвердись в сыновнем доверии к Иисусу и Марии. Это твердый и верный камень – на нем и надо было бы строить с самого начала.

722 На сей раз – испытание долгое. – Возможно... нет, наверное, ты пока что не так переносил его, ибо искал утешений у людей. А Отец твой, Бог, вырвал их у тебя – чтобы ты уповал только на Него.

723 Тебе все безразлично? – Не обманывайся. Если бы я, вот сейчас, спросил тебя о людях или о делах, в которые ты, Бога ради, вложил свою душу – ты ответил бы живо и ясно, как человек, говорящий о родном.

Нет, не безразлично. Просто ты – не железный. Уделяй себе больше времени – а уж оно послужит также и делам твоим. В конце концов, ты – всего лишь орудие.

724 Вот ты говоришь, что в сердце твоем – вода и огонь, стужа и зной, похоть и Бог. Одна свеча – Архангелу Михаилу, другая – бесу...

Успокойся. Пока ты готов бороться, свеча одна – Архангелу.

725 С душами, которые противятся, враг почти всегда ведет себя мягко, льстиво, незаметно, нашептывает все такое духовное... А когда покажется, что выхода нет (неверно: всегда есть выход) – он становится наглым, стремясь вызвать отчаяние без раскаяния, как у Иуды.

726 Утратив утешения от людей, ты чувствуешь себя одиноким – как бы висящим на ниточке, над черной бездной. – Так и кажется, что никто не слушает и не слышит твоих криков: «Помогите!»

Ты все это заслужил. – Смирись, не ищи своего, не ищи облегчения. Люби свой Крест, а не только неси его – и Господь тебя услышит. – И заживет сердце твое. – И исполнится мира.

727 Ты – как открытая рана. Все причиняет боль... все искушает...

Смирись, я говорю это снова – и ты увидишь, как быстро тебя исцелят. Боль обратится в радость, искушение – в твердость.

А сейчас оживи свою веру, исполнись надежды, говори Господу о своей Любви – даже если кажется, что ты ее не чувствуешь.

728 Вся наша сила – заемная.

729 Господи, с каждым днем я все меньше уверен в себе, все больше – в Тебе!

730 Он тебя не оставит – если ты Его не оставишь.

731 Всего жди от Иисуса. У тебя ничего нет, ты ничего не стоишь, ничего не можешь. Забудь себя, доверься Ему – и Он все сделает.

732 Иисусе! – Я обретаю отдых в Тебе.

733 Всегда доверяй Богу – Он не проигрывает сражений.

ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА

734 «Теперь ваше время и власть тьмы». – Значит, и у грешников есть свое время? Да... а у Бога – вечность!

735 Если ты апостол – смерть будет тебе доброй подругой. Она поможет идти.

736 Ты видел, как грустным осенним вечером опадают мертвые листья? Так, что ни день, падают в вечность души. Однажды таким листом будешь ты.

737 Ты слышал, – какой печалью сетуют мирские люди, что «мы каждый день чуть-чуть умираем»?

А я скажу: «Радуйся, апостольская душа! Каждый день приближает тебя к Жизни».

738 Смерть страшит и сражает тех, других – и они исчезают. Нас же смерть-Жизнь ободряет и вдохновляет.

Для них это – конец. Для нас – начало.

739 Не бойся смерти – прими ее, вот сейчас, со всем великодушием. Когда Богу угодно... как Богу угодно... где Богу угодно... Знай твердо: она придет так, там и тогда, когда надо – и пошлет ее твой Отец. – Приветствую тебя, сестра наша смерть!

740 Что в мире изменится, что станет хуже, если я умру и меня здесь не будет?

741 Видишь, как разлагается труп, как смердит тело близкого твоего, которого ты любил. – То самое, красивое тело! – Смотри... и о многом подумай.

742 Быть не может, чтобы тебя не тронули картины Вальдеса Леала! Столько епископов, рыцарей – и вся эта плоть гниет...

Вспомни, что воскликнул герцог Гандиа: «Впредь не буду служить господину, который может умереть!»

743 Ты говоришь, что можно умереть «как герой». – А тебе не кажется, что всего отважней умереть незаметно, в постели, как обыватель – но от великой Любви?

744 Если ты апостол, то не умрешь – просто сменишь квартиру.

745 Мы читаем в Символе веры, что Господь придет судить живых и мертвых. – Не забывай об этом суде, и об этом Судье, и о Его справедливости.

746 Не теплится ли в твоей душе одно заветное желание? Не хочется ли тебе, чтобы твой Отец был тобой доволен, когда Ему придется тебя судить?

747 Мирские души очень любят успокаивать себя разговорами о милосердии Господнем. – И беспечно живут, как жили.

Да, наш Господь бесконечно милостив – но Он и бесконечно справедлив. И суда никто не отменял. Судить Он будет.

748 Не унывай. – Разве ты не знаешь, что сказал коринфянам апостол Павел? «Каждый получит награду по своему труду».

749 Ад действительно есть. – Ты думаешь, что все об этом знают? – А я повторю: есть ад!

Повтори и ты за мной, при случае, вон тому... И вот этому.

750 Послушай меня, ты, – головой ушедший в науку! Твоя наука не в силах мне доказать, что нет бесовских козней. Матерь моя, Святая Церковь, давно повелела, чтобы священники каждый день взывали у алтаря к Архангелу Михаилу, моля о защите «от злобы и козней дьявола» – contra nequitiam et insidias diaboli. Она одобряет, когда так же молятся и дома.

751 Рай... «Не видел того глаз, не слушало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его».

Не побуждает ли тебя к борьбе это откровение Апостола?

752 Всегда... Навеки... Какие избитые слова! Людям хочется продлить – нет, увековечить то, что им по вкусу.

Слова эти лгут. Здесь, на земле, всему приходит конец.

753 Здесь все непрестанно кончается. Удовольствие еще не началось – а его уже нет.

ВОЛЯ БОЖИЯ

754 Вот ключ от Царства Небесного – откроешь и войдешь. Qui facit voluntatem Patris mei qui in coelis est, ipse intrabit in regnum coelorum – «туда войдут те, кто исполняет волю Отца!»

755 Не забывай: очень важные вещи зависят от того, как ты и я следуем воле Божией.

756 Мы – камни, глыбы, которые двигаются, чувствуют и обладают весьма свободной волей.

Бог обтесывает нас, исправляет молотом и резцом.

Не откатывайся вдаль, чтобы избежать Его воли – все равно не спасешься от ударов. Только хуже будет, а пользы никакой – станешь не гладким, обтесанным камнем, на котором можно строить, а кучей щебня, всеми с презрением попираемого.

757 Покориться?... Примириться?... Нет, желать воли Божией!

758 Безусловное приятие воли Божией приносит с собою и радость, и мир, и счастье Креста. Тогда понимаешь, что иго Христово – благо, что бремя Его – легко.

759 Ты все говоришь о мире: «Мир! Мир!» Да, он есть – для людей доброй воли.

760 Вот мысль, которая ведет к миру: Dominus regit me, et nihil mihi deerit – «Господь – Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться». Дух Святой дарует ее тем, кто любит волю Божию.

Что смутит душу, если она всерьез повторяет это?

761 Свободный человек, согласись служить добровольно – чтобы Иисусу не пришлось сказать о тебе того, что Он сказал о людях Святой Терезе: «Тереза, Я-то хотел... но вот они не захотели».

762 Как выразить согласие с волей Божией? Вот так: «Ты хочешь этого, Господи? Значит, хочу и я!»

763 Не сомневайся, скажи то, что чувствуешь: Fiat! – «Да будет воля Твоя!» – и это увенчает твою жертву.

764 Чем ближе апостол к Богу – тем более он чувствует, что принадлежит всем. Сердце его расширяется – чтобы там уместились все вещи, все люди... и он смог бы положить эту вселенную к ногам Иисуса.

765 Господи, лучше выполнить Твою волю, чем получить такую же славу, ее не выполнив (если, конечно, возможна такая нелепость).

766 Как стать счастливым здесь, на земле? Предаться воле Божией. Вот и скажи: Meus cibus est, ut faciam voluntatem ejus – «пища моя – творить Его волю».

767 Предайся Божией воле – и уже не утратишь мира. Именно этого тебе и не хватает.

768 Gaudium cum pace – радость и мир. – Вот чудные плоды вверения себя воле Божией!

769 Отрешенность – не в сухости сердца... Иисус черствым не был.

770 В недостатке ты так же счастлив, как и в преизбытке.

771 Исполняющих Его волю Господь возвеличит в том же, в чем уничижил.

772 Спрашивай много раз в день: то ли я делаю, что должен?

773 Иисус, я люблю то, чего Ты – хочешь.

774 Вот ступени: примириться с Волей Божией; согласиться с Волей Божией; желать Воли Божией; любить Волю Божию.

775 Господи, если в том Твоя Воля, распни мою жалкую плоть!

776 Не попади в порочный круг! Вот, ты подумал: «Когда это устроится так или сяк, я ничего не пожалею для Бога».

Но разве Иисус не ждет от тебя безоговорочной щедрости – чтобы устроить все лучше, чем ты думал?

Реши твердо: «Каждое мгновенье каждого дня я, ничего не жалея, буду, по мере сил, исполнять Волю Божию».

777 Ты судишь – сам, хочешь – сам. Отсюда и беспокойство.

778 Тут все решают секунды... Раньше, чем что-то начать, подумай: «Чего же в этом деле хочет от меня Господь?»

А там, с Божией помощью – действуй!

СЛАВА БОЖИЯ

779 Хорошо славить Бога, не прося авансов (жена, дети, почести...) из той полноты блаженства, которой мы будем наслаждаться с Ним в жизни вечной...

К тому же – Господь щедр... Он воздаст сторицей – и это верно даже в том, что касается семьи. – Многие, лишив себя радостей отцовства, обретают тысячи духовных детей... Мы ведь и сами – дети Отца Небесного.

780 Deo omnis gloria – «Вся слава – Господу». Так мы исповедуем наше ничтожество. Мы – ничто, Иисус – все. Без Него мы ничего не стоим – ни-че-го.

Наше тщеславие – воровство и святотатство. Мы тщетно ищем славы. Никак не должно проявляться наше несчастное «я».

781 Господь сказал: «Без Меня не можете ничего» – чтобы мы с тобой не приписали себе Его свершений. Sine me, nihil! –«без Меня – ничего!»

782 Посмеешь ли употребить свой разум, эту искорку премудрости Божией, для чего-то еще – кроме славы Божией?

783 Если бы наша жизнь шла не к славе Божией, она была бы ничтожна, нет – гнусна.

784 Вся слава – Господу. Своей волей, укрепленной благодатью, выжми, как выжимают лимон, все дела свои – чтобы в них не осталось ни капли самообожания.

785 Deus meus es tu, et confitebor tibi: Deus meus es tu, et exaltabo te. – «Ты – Бог мой, и исповедую Тебя. Ты – Бог мой, и восхвалю Тебя». – Прекрасная программа... для такого апостола, как ты.

786 Пусть не привязывает тебя к земле никакое чувство, кроме блаженнейшего желания славить Христа, а c Ним, и в Нем, и через Него – Отца и Святого Духа.

787 Очищай свои намерения! – Будет досадно, если твой успех окажется бесплодным, ибо ты старался, чтобы угодить людям...

788 Чистота намерений... – Соблазны гордыни и похоть плоти ты распознаешь сразу – и борешься, и побеждаешь c помощью Божией.

А вот мотивы, побуждающие тебя браться за самые благочестивые дела, ты видишь хуже... Но какой-то голос (там, внутри) нашептывает что-то, проникает глубже – и ты уже неспокоен, ты думаешь: действовал ли я из чистой Любви, ради славы Божией? Или думал лишь о людской молве?

Отвечай сразу, не медля: «Господи, я ничего не хочу для себя. Все – из Любви к Тебе, ради Твоей славы».

789 Ты хорошо очистил свои побуждения, сказав: «Отныне я не хочу от людей ни благодарности, ни награды».

ПРОЗЕЛИТИЗМ

790 Разве тебе не хочется крикнуть вот этим юным созданиям: «Вы c ума сошли! Бросьте мирские развлеченья – от них усыхает сердце, становится все подлее... Бросьте, идите c нами, вослед Любви!»

791 Тебе не хватает... ну, трепета. – Вот почему за тобой идет так мало народа. – Так и кажется, что ты и сам не очень уверен, много ли выиграл, оставив земные блага ради Христа.

А ты вспомни: воздастся сторицей. Да еще – вечная жизнь! Мало тебе?

792 Duc in altum – «туда, в открытое море!» Отбрось пессимизм – из-за него ты трусишь. Et laxate retia vestra in capturam – «и забрось сети свои для лова».

Разве ты не знаешь, что у тебя есть право сказать вместе c Петром: In nomine tuo, laxabo rete – «по слову Твоему, Господи, отправлюсь на поиск душ человеческих»?

793 Прозелитизм – верный признак истинного усердия.

794 Сеятель... Вот он вышел. Сей широко, апостольская душа! Ветер благодати унесет семя, если борозда, в которую оно упало, окажется недостойной... Сей и не сомневайся. Зерно прорастет.

795 Хороший пример – хорошее семя. А милосердие велит сеять всем.

796 Мала твоя любовь, если ты не хочешь спасти все души. – Бедна, если не хочешь заразить своим безумием других апостолов.

797 Ты знаешь, что путь твой – во мгле. А все потому, что ты не идешь совсем близко к Иисусу. – Чего же ты ждешь, почему медлишь?

798 Вот ты говоришь: доводы. Какие доводы привел бы бедный Игнатий ученому Франциску Ксаверию?

799 Ты – удивлен, я – нет. Ведь это нормально. – Бог пришел за тобой к тебе на работу.

Так было и c теми, первыми – с Петром и Андреем, – Иоанном и Иаковом. Они ловили рыбу, Матфей собирал пошлину.

А Павел – подумай только! – истреблял семя христианское...

800 Жатвы много, а делателей мало. Rogate ergo! – «итак молите, чтобы Господь жатвы послал жнецов».

Молитва – лучшее орудие прозелитизма.

801 Еще не умолк возглас Бога: «Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!» – А погляди: почти все угасло...

Не решишься ли ты снова раздуть это пламя?

802 Ты хотел бы привлечь к служению вон того, ученого, и того, влиятельного, и еще вот этого, полного здравомыслия и добродетели.

Молись, приноси жертвы, действуй примером и словом. Не идут? Что ж, успокойся – значит, они не нужны.

А по-твоему, тогда, в начале, их было мало – ученых, влиятельных, добрых, разумных, которые не пошли за двенадцатью?

803 Говорят, что ты умеешь улавливать души.

Поблагодари Бога за этот дар. И то сказать – орудие для ловли орудий!

804 Помоги мне вымолить: «Господи Иисусе, пошли нам людей!... апостольские души... для Тебя, для славы Твоей!»

Увидишь: в конце концов Он откликнется.

805 Послушай, вон там не найдется ли одного... ну, двух, которые бы нас поняли?

806 Скажи... хорошо, вот этому, что мне нужны пятьдесят человек, которые возлюбили бы Иисуса Христа превыше всего.

807 Вот ты говоришь, что твой друг часто прибегает к таинствам, хорошо учится, ведет чистую жизнь. Но – «не клюет». Как только ты заговоришь о жертве и апостольском служении – он опечалится и уходит.

А ты не огорчайся. – И не думай, что потерпело поражение твое апостольство. Ведь это – точное повторение сцены из Евангелия: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение свое и раздай нищим» (жертва), «и приходи и следуй за Мною» (служение).

Юноша – abiit tristis – «опечалился и ушел», не захотел ответить благодати...

808 «Хорошая новость, еще один сумасшедший!» – Сколько радости в письме «рыбака».

Да наполнит Господь сети твои!

809 Прозелитизм... А кто не жаждет, чтобы его апостольское служение продлилось в других до конца времен?

810 Тебя снедает пыл прозелитизма? Что ж, это верный знак преданности.

811 Помнишь? – Мы с тобой молились под вечер. Где-то журчала вода. И в тишине Кастильского города мы услышали целый хор голосов – на ста языках, – великой тоской они кричали, что не знают Христа.

А ты, не колеблясь, поцеловал распятие и попросил Бога, чтобы Он помог тебе стать апостолом для апостолов.

812 Я прекрасно понимаю, что ты любишь свое Отечество и свою семью – но все-таки ждешь не дождешься той минуты, когда уедешь далеко, за моря и земли. Тебя снедает жажда жатвы.

МАЛЫЕ ДЕЛА

813 Делайте все по Любви. – Тогда не будет мелочей, все станет великим. Упорство в малом из Любви – это подвижничество.

814 Как много стоит малое дело, когда его делают по Любви!

815 Ты вправду хочешь стать святым? – Исполняй крохотный долг каждого мгновенья. Делай, что должен, и будь в том, что делаешь.

816 Если ты пренебрегаешь мелочами – ты сбился с пути.

817 Великая святость – в исполнении ежеминутного малого долга.

818 Великая душа не презирает малых дел.

819 Ты был in pauca fidelis – «верен в малом» – так «войди в радость Господина твоего»! – Это слова Христовы. In pauca fidelis !... «верен в малом!»... Станешь ли теперь пренебрегать мелочами? Ведь тем, кто в них верен, обещана вечная слава!

820 Не суди по ничтожности начала – кто-то сказал мне, что семена однолетних трав не меньше, чем семена столетних деревьев.

821 Посмотри: здесь, на земле, все большое начинается c маленького. То, что родится большим – чудовищно, уродливо. И погибает.

822 Ты говоришь: «Когда представится случай совершить что-то великое... Вот тогда...» – Тогда? Неужели ты надеешься меня убедить и веришь сам, что на небесной Олимпиаде можно победить без подготовки, не тренируясь каждый день?

823 Разве ты не видел, как строили это высокое, прекрасное здание? – Один кирпич положат, другой. И так – тысячи, все по одному. И мешки c цементом – по одному. И камни фундамента, такие ничтожные перед всей постройкой. – И балки из железа. А работали как? День за днем, в одни и те же часы...

И смотри, что построили! – А все из малого.

824 Разве ты не видел, из каких мелочей складывается обычная, земная любовь? Вот и небесная – из мелочей.

825 Не сдавайся, выполняй как можно точнее сиюминутные обязанности. Этот смиренный, однообразный, черный труд – молитва, воплощенная в делах, – поможет тебе обрести благодать тех великих, высоких и глубоких дел, о которых ты мечтаешь.

826 Все, в чем участвуем мы, бедные люди, – даже святость, – соткано из мелочей. А уж они, смотря по чистоте намерений, могут сложиться в ковер подвига – и в ковер низости. В узор добродетелей – или грехов.

Рыцарские поэмы всегда повествуют не только о великих подвигах, но и о домашних мелочах. Помни о малых делах – и не собьешься c пути.

827 А ты не думал о том, какая огромная сумма получится, если сложить все мелочи?

828 Да, урок был суровый, не забывай его. – И вот что ясно: ты струсил так основательно потому, что каждый день трусил понемногу.

Не хотел побеждать в малом – не смог победить в большом.

829 Разве ты не видел, как глядел Иисус, когда бедная вдова оставила в храме лепту? – У Него глаза сияли! Дай Ему, что можешь – заслуга не в том, мало это или много, а в том, охотно ли ты даешь.

830 Не будь... ну, скажем так, глупым. Ты и вправду – всего лишь винтик в великом деле Христа.

Но знаешь, что бывает, если винтик плохо пригнан или просто выскочил? Расшатаются крупные детали. Развинтятся, а то и отвалятся колеса. Остановится работа мотора. Не исключено, что придет в негодность вся машина.

Великое дело – быть маленьким винтиком!

ТАКТИКА

831 Апостольская душа, среди своих ты – точно камень, упавший в озеро. – Словом и примером вызови первый круг... и второй... и еще, еще... все шире и шире.

Понимаешь теперь, какое великое у тебя дело?

832 Как хочется мирским людям уйти со своего места! – А что бы стало, если бы каждая кость, каждая мышца в нашем теле захотела переместиться?

Вот почему здесь, в мире, всем так плохо. – Оставайся на своем месте, сын мой! Там ты сможешь хорошо потрудиться для Царства Божия.

833 Лидер!... – Укрепляй свою волю, чтобы Господь поручил тебе вести других. Разве ты не видишь, что делают эти мерзкие сообщества? Им никогда не удастся привлечь уж очень много людей – но они воспитывают «бесов», которые возбуждают и взвинчивают толпы, доводят их до безумия и ведут за собой, в бездну хаоса... в ад. – Они несут проклятое семя.

А ты, если хочешь, понесешь слово Божие, благословенное тысячу тысяч раз, – и оно не изменит. Если ты щедр, если на деле стремишься к святости, то обретешь ее и для других. А потом – Царство Христово: Omnes cum Petro ad Iesum per Mariam – «все вместе c Петром, через Марию – к Иисусу».

834 Не безумно ли швырять на землю золотые зерна, чтобы они сгнили? – Но без этого высокого безумия не будет жатвы.

Сын мой, как у тебя со щедростью?

835 Ты хочешь сверкать звездой высоко в небе?

Лучше гори, как факел, здесь, внизу, незаметно зажигая все, чего коснешься. – Вот твое апостольское служение, вот для чего ты на земле.

836 Стать рупором врагу? Нет, это уж – высшая глупость! А если он враг Божий, то это еще и большой грех. – Если говорить о делах профессиональных, я не похвалю за ученость того, кто пользуется ею, словно кафедрой, чтобы бранить Церковь.

837 Мы все скачем да скачем, несемся куда-то, что-то делаем, что-то строим...

В духовном смысле это – раскрашенный картон, папье-маше, какие-то тряпки. – Скачем, хлопочем... сколько народу бегает взад-вперед...

И все потому, что они здесь, только здесь, в настоящем. – А ты гляди глазами вечности, ибо в твоем настоящем – все начала и концы...

Тогда обретешь мир, покой, напряженную жизнь духа. Без скачки, без метаний, не срываясь с места, которое тебе отведено, ты станешь мощным генератором – да, электрической машиной, только духовной, – и многим, очень многим дашь свет и силу, не теряя ни света, ни сил.

838 Не надо иметь врагов. У тебя должны быть только друзья. По правую руку – те, кто сделал тебе добро. По левую – те, кто сделал, или хотел сделать зло.

839 Не описывай своих апостольских подвигов. Разве что – на пользу ближнему...

840 Живи незаметно, как жил Иисус целых тридцать лет.

841 Иосиф Аримафейский и Никодим тайно посещают Иисуса и в обычный час, и в час победы.

Но в час всеобщего малодушия они открыто и смело – audacter – исповедуют перед властями свою любовь ко Христу. – Вот и учись.

842 Не тревожьтесь, если вас узнают по вашим делам. Это – благоухание Христово. – Трудясь только для Него, радуйтесь, что исполнились слова Писания: «...чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного».

843 Non manifeste, sed quasi in occulto – «не явно, а как бы тайно»... Так пришел Иисус на праздник Кущей.

Так шел Он и по дороге в Эммаус с Клеопой и его спутником. – Так, по Воскресении, видела Его Мария Магдалина.

Так пришел и на чудесный лов, о котором рассказывает нам евангелист Иоанн. Non tamen cognoverunt discipuli quia Iesus est – «и ученики Его не узнали».

И еще более тайно, из Любви к людям, является Он в Святых Дарах.

844 Строят красивые здания, роскошные дворцы? Что ж, пусть строят...

Наше дело – души для этих зданий, для этих дворцов.

Что за прекрасные жилища приготовляют нам!

845 Как ты меня рассмешил, как озадачил, когда сказал прописную истину: «Гвозди я вбиваю острым концом!»

846 Да, конечно, ты больше сделаешь в этой простой беседе, чем «разглагольствуя» в публичном месте перед тысячами зрителей, жаждущих зрелища, зрелища...

А все-таки, когда это необходимо – разглагольствуй.

847 Поодиночке вам ничего не сделать. – Но если вас соединит Любовь Христова, то вы удивитесь обилию плодов.

848 Ты хочешь стать мучеником. – Что ж, вот они, муки – тут, рядом: быть апостолом – и не называться им, быть миссионером – и не называться, быть человеком Божиим, а казаться – мирским. Словом – действовать неприметно!

849 Да высмей ты его! – Скажи, что все это вышло из моды – и дилижансы, и напудреные парики... Так зачем же воскрешать вольтерьянство XVIII века и либеральные выдумки – XIX-го!

850 Что за разговоры! Как это пошло, как мерзко! – А приходится общаться – и на службе, и в университете, и в больнице, словом – в миру.

Если Богом просишь замолчать – над тобой глумятся. Если не смеешься – пристают. Если уйдешь – говорят, как говорили.

Выход такой: препоручить их Богу и принести жертвы, а потом... смело, прямо, по-апостольски сказать крепкое слово... – Когда увидимся, подскажу тебе на ухо парочку.

851 Направим же в верное русло «промыслительную опромечивость», которой подвержена молодежь.

ДУХОВНОЕ ДЕТСТВО

852 Старайся понять путь духовного детства – но ступай по нему непринужденно, без насилия над собой. – Дай действовать Духу Святому.

853 Детский путь. – Полная вверенность. – Духовное детство. Все это – не глупости, а крепкая и надежная жизнь христианина.

854 Когда детство духовно, дети никогда не говорят (и не делают) детских глупостей.

855 Духовное детство – не духовная глупость и не розовый туман. Это – здравый, прямой путь, и легкость его так трудна, что душа идет по нему, держась за руку Божию.

856 Духовное детство требует, чтобы мы подчинили разум – а это труднее, чем подчинить волю. – Божией благодати тут мало, нужно непрестанно упражнять волю – а она противится, так что выходит совсем странно: чтобы идти детским путем, чтобы стать ребенком, нужно укрепиться, как муж.

857 Умалиться... Дети очень смелы и дерзновенны. – Кто просит достать c неба луну? – Кто не считается c опасностью, чтобы получить то, что хочет?

Вложите в такого ребенка обильную благодать, желание исполнять Волю Божию, огромную любовь к Иисусу, человеческие познания, которые он способен усвоить – и вот перед вами образ апостола наших дней. Таким его, без сомнения, хотел бы видеть Господь.

858 Стань ребенком, мало того – младенцем! Но не подростком. Видел ты что-нибудь смешнее мальчишки, изображающего мужчину, или мужчины, который так и не стал взрослым?

Нет, будь ребенком, когда ты c Богом, а в остальном – очень взрослым, очень мужественным. – И оставь ты эти повадки комнатного песика!

859 Иногда очень хочется поступить по-детски, и это – маленькое чудо перед Богом. Только не превращай это в рутину – и дела твои будут плодотворны, как всегда плодотворна Любовь.

860 Перед Богом – Он вечен – ты меньше, чем двухлетний ребенок перед тобой.

Ты – не просто ребенок, но Его ребенок. Ты – сын Божий. – Не забывай!

861 Дитя, искупи беззакония своей взрослой жизни!

862 Глупый ребенок! Когда ты утаишь хоть что-то в душе своей от наставника – детство твое кончится, ты утратишь простоту.

863 Если воистину станешь ребенком, то сможешь все.

864 Если станете как дети – у вас не будет горя. Дети сразу забывают плохое и возвращаются к игре. – Вот и вы, доверившись Богу, избавитесь от забот, покоясь в мире Отца.

865 Дитя, отдай Ему каждый день, каждый поступок..., даже слабости!

866 Будь хорошим ребенком – посвяти Ему и труд тех рабочих, которые Его не знают, и земную радость этих бедных детей, вынужденных посещать безбожные школы...

867 У детей нет своего, все – родительское; и твой Отец прекрасно знает, как распорядиться Своим добром.

868 Будь маленьким, совсем маленьким, двухлетним, ну – трехлетним, не больше. Те, кто постарше, плутоваты – они уже пытаются обманывать родителей своими нелепыми выдумками.

Понимаешь, в них есть fomes peccati – «закваска, зародыш греха», но они неопытны и не умеют грешить, прикрывая неправду мнимой правдой.

Простоту они потеряли – а без простоты не станешь ребенком перед Богом.

869 Дитя, почему ты никак не хочешь слезть c ходулей?

870 Не спеши стать взрослым, будь ребенком, хоть бы ты умирал от старости. – Когда ребенок споткнется и упадет, никто не удивляется, а отец бежит поднять его.

Когда спотыкается и падает взрослый, все смеются. – Иногда, спохватившись, его жалеют – но поднимается он сам.

Каждый день – ты знаешь это по опыту, – мы спотыкаемся и падаем. Что бы стало c тобой, если бы ты не становился c годами все младше и младше?

Так что не спеши быть взрослым. Будь ребенком – и тебя поднимут руки Отца.

871 Дитя, вверенность Богу требует послушания.

872 Не забывай, что Господь особенно любит детей и тех, кто умалился, как дети.

873 Вот они, парадоксы умалившейся души: если Иисус дает тебе то, что мир назовет хорошим – плачь в сердце своем, думая о Его благости и своей греховности. Если Иисус посылает то, что мир назовет плохим – радуйся, ибо Он дает, не ошибаясь. А значит – настало время возлюбить свой Крест.

874 Храбрый ребенок, воскликни: «Как любит Тебя Тереза! – Как ревностен Франциск Ксаверий! – Как смел и умен апостол Павел! – А я... я люблю Тебя больше, чем Тереза, Франциск и Павел!»

ДЕТСКАЯ ЖИЗНЬ

875 Глупый ребенок! Не забывай, что Любовь дала тебе всемогущество.

876 Дитя, не теряй доброй привычки «брать приступом» Дарохранительницы.

877 Когда я называю тебя «хорошим ребенком» – не думай, что я считаю тебя робким тихоней. Если ты не крепок, не смел, не нормален – то будешь не апостолом, но посмешищем.

878 Так вот, хороший ребенок, говори Иисусу много раз в день: «Я Тебя люблю,... люблю,... люблю».

879 Твои слабости тебя огорчают? Не горюй. Прославляйся в немощах – как апостол Павел. Когда дети подражают взрослым – они не боятся показаться смешными.

880 Пусть ошибки, несовершенства, даже серьезные падения не отдаляют тебя от Бога. – Если слабый ребенок не глуп, он держится рядом с Отцом.

881 Не огорчайся, если ты раздражаешься исполняя те мелочи, о которых Он просит тебя. – Ты еще будешь улыбаться...

Разве ты не видел, как неохотно отдает ребенок конфету, когда отец лишь проверяет его? А все-таки отдает, ибо любовь – сильнее.

882 Когда ты хочешь что-то сделать получше, выходит только хуже. – Смирись перед Иисусом, скажи Ему: «Видишь, как я плохо все делаю? – Если Ты не поможешь, будет совсем уж плохо!

Пожалей своего ребенка! Мне бы хотелось каждый день вписывать прекрасную страницу в книгу моей жизни! Но я такой неумелый, неуклюжий... Если Учитель не водит моей рукой, выходят не ровные палочки, а какие-то закорючки, их никому не покажешь.

Отныне, Иисус, будем писать вдвоем».

883 Господь, дорогой, я знаю, как я неловок. Ну, так неловок, что захочу погладить – и пораню! Смягчи повадки моей души! Дай мне силу детской жизни... но дай мне также и ту осторожную нежность, – которой дети ласкают любимых родителей!

884 Ты полон немощей – Что ни день, ты видишь это яснее. – Но не пугайся. – Он знает, что больше ты дать не можешь.

Твои детские и невольные падения побудят Отца твоего еще внимательней за тобой смотреть, а Мать, Марию – крепче держать за руку. Господь каждый день поднимает тебя с пола – вот и воспользуйся этим! Обними Его покрепче, положи Ему на грудь свою разнесчастную голову, да будешь ты безумным от любви – от биения Его любящего Сердца.

885 Укол... Еще один... Еще... Терпи! – Разве ты не понял? Ты так мал, что эти крестики – единственная ноша, которую ты можешь взвалить на свои плечи.

Но подумай: один крестик... другой... еще один... – Получится целая гора!

В конце концов, ты, ребенок, сумел главное – Любить.

886 Когда детская душа просит у Господа отпущения – пусть не сомневается: Иисус скоро исполнит ее желания, оторвет грязный шлейф былых немощей, снимет мертвый груз нечистоты, тянущий вниз, к земле, вышвырнет мирской мусор. И все – для того, чтобы душа вознеслась к Его величию и растворилась в живом пламени Любви.

887 Когда тебе не хватает щедрости, когда ты падаешь, идешь вспять (быть может, только с виду) – то скорбишь и пугаешься так, словно разбил что-то ценное (свое освящение).

Не тревожься и действуй так, как действуют простодушные дети!

Вот они разбили вазу. Любимую отцовскую вазу. Им стыдно, они плачут, но за утешением бегут к отцу – а он забывает о ценности вазы и умиляется, и прощает. Мало того – утешает свое чадо. Учись!

888 Пусть ваша молитва будет мужественной, взрослой. Одно дело – стать ребенком. Другое – уподобиться барышне.

889 Для того, кто любит Иисуса, молитва, даже сухая – утешение, полагающее конец печали. Он тянется к ней с той жадностью, с какой ребенок тянется к сахару после горького лекарства.

890 Ты рассеян на молитве. – Старайся не отвлекаться, но не слишком горюй, если это тебе не удалось.

Разве ты не видел, как в обычной жизни самые примерные дети отвлекаются, не слушая доводов отца? – Они и любят его, и уважают – просто они малы и слабы.

Вот и ты – ребенок перед Богом.

891 Когда молишься, управляй беспорядочными мыслями, словно ты регулируешь уличное движение – для того и дана тебе упрямая воля, подобающая духовному детству. – Задержи их: ту или эту мысль, и помолись о тех, с кем они связаны.

Итак, вперед!... до определенного времени, которое себе назначил! Если такая молитва покажется тебе бесплодной – радуйся и верь, что ты сумел угодить Иисусу.

892 Хорошо быть ребенком! – Когда взрослый просит о чем-то, нужен список его заслуг.

А просит ребенок – у него заслуг нет, достаточно сказать: «Мой отец – такой-то».

Вот и скажи от всего сердца: «Мой Отец – Бог»!

893 Упорство... Ребенок стучится в дверь и раз, и второй, и третий – долго, громко, не смущаясь. А тот, кто откроет ему в раздражении, теряется перед его простотой... – Будь настойчив и ты, когда стучишься к Богу.

894 Видел ты, как благодарят дети? – Вот и повторяй, как они, в радости и в горе: «Какой Ты хороший, Иисус! Какой хороший...»

Это и есть детский путь, ведущий тебя к миру с грузом смеха и слез, с невесомостью Любви.

895 Ты работал, устал, не можешь молиться. Что ж, Отец всегда рядом. Не говоришь – так посматривай на Него, как ребенок. И Он тебе улыбнется.

896 Благодарение после причастия... Что ж ты не удержишься, сразу просишь: «Иисус, дай мне то, Иисус, дай мне это... этого человека... это дело»?

Ничего, не беспокойся, не сердись на себя! Разве ты не видишь? Отец – добр, сын – смел и простодушен. Надо бы начать с поцелуя, а он уже лезет в отцовский карман за конфетами. – Значит...

897 Наша воля, с помощью благодати, всемогуща перед Богом. – Например: мы едем в трамвае. И думаем о том, как часто люди обижают Господа. И сокрушаемся в сердце своем: «Иисус, хочу явить свою любовь и возместить нанесенные Тебе обиды столько раз, сколько делает оборотов это колесо!» – Думая так, мы на самом деле уже любим Его и возмещаем Ему обиды.

Казалось бы, какие глупости! Но ведь они неотъемлемы от духовного детства. Это вечный диалог между искренним сыном и любящим Отцом.

Ты меня очень любишь? – спрашивает отец, а ребенок лепечет: «Очень-очень-очень!»

898 Если ты пребываешь в духовном детстве – значит, любишь подарки. – А сколько подарков у твоей Небесной Матери!

Помни, каждое мгновение: Мария... Иисус... Святые Дары... Причастие... Любовь... страдание... души чистилища... воины Христовы – Папа, священники... верующие... твоя душа... души твоих родных... Ангелы-Хранители... грешники...

899 Дорого тебе стоила эта небольшая жертва! – Ты борешься, а тебе как бы говорят: «Почему ты так скрупулезено, так точно выполняешь свой жизненный план? Все у тебя по часам!» – Видел ты, как легко обмануть ребенка? Он не хочет пить лекарство, а ему говорят: «Эту ложку – за папу, эту – за бабушку...» Он все и выпьет.

Так и ты. Четверть часа власяницы – за души чистилища, пять минут – за родителей, еще пять – за братьев. Вот и выполнишь все, что наметил.

Знал бы ты, какую ценность имеет эта жертва!

900 Ты не один. – Переноси испытание с радостью. – Бедное дитя! Тебе кажется, что Мать не держит тебя за руку. Нет, так и есть: не держит! Но видел ли ты, как здешние, земные матери идут, протянув руки, за своими малышами, делающими первые самостоятельные шаги? – Ты не один. Мать Мария – рядом.

901 Иисус, даже умерев от Любви, я не отплачу за ту благодать, которую Ты расточил, чтобы я стал ребенком!

ПРИЗЫВ

902 Почему ты не отдашь себя Богу сразу... всерьез... сейчас?

903 Если ясно видишь свой путь – иди. Что же ты не отбросишь свое малодушие? Ведь только оно тебя и удерживает.

904 «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари... Я буду с вами...» Это сказал Иисус. И сказал – тебе.

905 Патриотический пыл... Что ж, похвально! Он побуждает многих, стать воителями, превратить свою жизнь в службу. – Только не забывай, что и у Христа есть воинство – люди, избранные к служению.

906 Et regni eius non erit finis – «Его же Царствию не будет конца!»

Разве ты не рад трудиться для такого царства?

907 Nesciebatis quia in his quae Patris mei sunt oportet me esse? – «или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?»

Так ответил отрок Иисус – и кому? Такой Матери, которая три дня искала Его, думая, что Он пропал. – А дополняет эти слова то, что передал нам апостол Матфей: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня».

908 Слишком просто ты судишь об апостольских делах – по внешности. Так можно предпочесть мешок угля горсти алмазов.

909 Теперь, когда ты отдал себя Богу, проси у Него жизни новой. Это как бы печать, подтверждающая, что твоя миссия человека Божия – подлинна.

910 «Твой идеал, твое призвание – все это просто безумие. А братья твои – сумасшедшие...»

Разве ты не слышал таких окликов в себе, внутри? – Отвечай твердо, что благодарен Богу, Который принял тебя в Свой «сумасшедший дом».

911 Ты пишешь: «Мы очень хотим, чтобы это удавалось, развивалось – и, кажется, становимся нетерпеливыми. Когда же оно прорвется, когда взорвется... когда мир станет нашим?»

И прибавляешь: «Желание это не будет тщетным, если мы станем надоедать, приставать к Господу. Тогда мы не потеряем, а выиграем время».

912 Я понимаю, как тебе тяжело в вынужденном бездействии думать о работе, которую необходимо сделать. – Сердце твое не умещается в земных пределах, а ты должен втискивать его в какие-то канцелярские рамки...

Ты что забыл: «Да будет воля Твоя»?... Fiat...

913 Не сомневайся, твое призвание – самая большая милость, какую Господь мог тебе оказать. – Будь за нее благодарен.

914 Смотреть больно на эти толпы – высокоумные, низменные, средние – у которых нет идеала! Они словно бы и не знают, что у них есть душа. Это – стадо, сброд... свинарник.

А мы, Иисус, Твоей милосердной Любовью обратим стадо в содружество, сброд – в воинство, из свинарника выведем и очистим тех, кто уже не хочет грязи.

915 Божии дела – не рычаг и не ступенька.

916 Господи, дай нам безумие – то заразное безумие, которое привлекло бы многих к Твоему служению!

917 Nonne cor nostrum ardens erat in nobis, dum loqueretur in via? – «Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге?»

Если ты апостол – эти слова учеников Эммаусских сами собой сорвутся с уст тех соработников, которые встретят тебя на своем жизненном пути.

918 Иди на служение, чтобы отдать Ему все, а не чтобы искать земного.

919 Когда Господь захотел, чтобы ты стал апостолом, Он напомнил тебе, что ты – сын Божий. Не забывай об этом никогда.

920 Каждый из вас должен стать апостолом для апостолов.

921 Апостольская душа, ты – соль. Bonum est sal – «соль – добрая вещь», читаем мы в Евангелии, но si autem sal evanuerit – «если она потеряет силу» – то уже ни на что не годится. Даже на удобрение. Ее просто выбрасывают.

Вот и ты – соль. Но если потеряешь силу...

922 Сын мой, если ты любишь свое апостольское служение – знай, что ты любишь Бога.

923 Когда ты как следует ощутишь, что ты – апостол, твое служение станет кирасой, о которую разобьются козни твоих врагов – и земных, и адских.

924 Всегда молись о постоянстве и упорстве – для себя и для собратьев, ибо враг наш, бес, прекрасно знает, что вы ему враги... И ликует при каждой бреши в ваших рядах!

925 Как усердные монахи стараются узнавать о жизни тех, c кого начался их орден, или их монастырь, чтобы подражать им, – так и ты, христианский рыцарь, постарайся найти примеры для подражания в лице учеников Иисуса, которые видели Петра, Иоанна, Павла и едва-едва не застали Смерть и Воскресение Учителя.

926 Ты меня спрашиваешь – и я тебе отвечаю: быть совершенным – значит жить совершенной жизнью на том месте, в том деле, на той ступени, куда, действуя через людей, поместил тебя Господь.

927 Молитесь друг за друга. – Тот слабеет... этот...

Ничего, молитесь, не теряя мира в душе. – Кто-то уходит? Кто-то пропал?... Вы все от века сосчитаны у Господа!

928 Правда твоя, c вершины, на много километров, равнин не видно, только горы, за одной – другая. Покажется, пишешь ты, что где-то рельеф поровнее, но рассеялся туман – и видишь, что там горная цепь.

Таков ландшафт твоего апостольского служения. Таким он и должен быть. Обойдите весь мир – но пути для вас не проложены... Пролагайте их сами сквозь горы – и камни будут дробиться у вас под ногами.

АПОСТОЛ

929 У тебя на груди крест?... – Что ж, хорошо; и все же... Крест должен быть на плечах, во плоти, в разуме! – Тогда ты будешь жить для Христа, c Христом, во Христе – и только так станешь апостолом.

930 Апостол, иди первым! – Матфей приводит слова Господа: «Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю всем: Я никогда не знал вас; отойдите от меня, делающие беззаконие».

Итак, иди первым, чтобы, по слову апостола Павла, проповедуя другим, самому не остаться недостойным.

931 Воинский дар святого Игнатия помог ему представить нам сатану, который призывает неисчислимое множество бесов и рассылает их по странам, областям, городам, селеньям, но сперва говорит «проповедь», поучая заковывать всех в кандалы и цепи, никого не оставляя свободным...

Ты сказал мне, что хочешь вести других... Но кого поведет тот, кто скован?

932 Ты посмотри – апостолы со всеми своими слабостями, такими явными и очевидными, были просты, искренни..., прозрачны.

У тебя тоже есть слабости. – Хорошо, если есть и простота.

933 Говорят, одна душа сказала Богу в молитве: «Иисус, я Тебя люблю» – и услышала в ответ: «Любовь – это дела, а не хорошие слова».

Подумай: а ты не заслужил ли такого мягкого упрека?

934 Апостольский пыл – это божественное безумие. Я очень тебе его желаю, а признаки у него такие: человек жаждет общения c Учителем; постоянно печется о душах; не сдается ни при каких обстоятельствах.

935 Не почивай на лаврах. – Если судить по-человечески, то это неудобно и нелепо – а что, если лавры (вот как сейчас) не твои, а Божии?

936 Подчинись служению, растворись в нем, а не навязывай свои суждения.

937 Не будьте людьми долгих дел и коротких молитв!

938 Старайся жить, добровольно лишая себя тех удобств и удовольствий, за которые ты осудил бы другого апостола!

Ты ведь зерно, о котором говорится в Евангелии. Если не зароешься в землю, не умрешь – то и не прорастешь.

939 Живите в этом мире, но не будьте мирскими.

940 Помните, что единство – признак жизни; разложение – верный знак смерти.

941 Послушание – верный путь. Слепое послушание старшему – путь святости. А для апостола это путь единственный – ибо в деле Божием можно только подчиниться или уйти.

942 Помни, сын мой, что ты – не просто душа, которая соединяется c другими душами для доброго дела.

Это много... но и мало. Ты – Апостол, а он выполняет непререкаемую волю Христа.

943 Смотри, чтобы после общения c тобой не сказали то, что вполне резонно кричала одна особа: «У меня эти честные вот где сидят!» – И хлопала себя по макушке.

944 Ты должен передать другим Любовь к Богу и ревность о душах – чтобы другие, в свою очередь, воспламенили еще многих, а те – своих соработников.

Сколько же тебе надо духовных калорий! И какая ответственность – а вдруг охладеешь? И еще – какое преступление, если подашь плохой пример! Просто думать об этом не хочу...

945 Нехорошо слушать слово Божие в духе критики.

946 Если хотите предать себя Богу в этом мире, то, прежде чем стать учеными (женщинам это не нужно – им хватит благоразумия), надо стать духовными, тесно связанными c Богом в молитве. Пусть невидимый плащ скроет все ваши чувства и силы, а вы – молитесь и молитесь, кайтесь и кайтесь.

947 Ты удивился, что мне понравилось: нет однообразия в вашем апостольском служении. – А я сказал:

– Единство и многообразие... Вы должны быть разными, как святые – ведь они совсем не похожи друг на друга. – Вы должны быть сходными, как святые – они ведь не были бы святыми, не уподобься каждый из них Христу.

948 Ты, любимый сын Бога, чувствуй и живи по-братски, но только без развязности.

949 Если ты рвешься к ответственным должностям в делах апостольского служения, то здесь, на земле, это бесполезно, а для Жизни вечной – даже опасно.

Если будет на то воля Божия – увидишь, тебя позовут. – Тогда прими обязательно. – Но помни, что можно и должно освящаться в любом месте, на любом уровне. – Ты на это пошел.

950 Если ты не понял, что в служении Христовом ответственная должность – это бремя и только бремя... сколько скорбей тебя ждет!

951 Если ты возглавляешь апостольское дело – приготовься c бесконечной любовью вынести все от всех.

952 В апостольском труде непростительно ни ослушание, ни двуличие. Помни, что простота – это не наглость, не бестактность.

953 Ты должен молиться и жертвовать собой как за стоящего во главе вашего апостольского дела, так и за его намерения. – Если ты об этом забываешь, то я поневоле думаю, что у тебя не хватает рвения на своем пути.

954 Говори c особым почтением, когда старший просит у тебя совета и ты ему возражаешь. – И никогда не возражай при его подчиненных, даже если ты прав.

955 В своем апостольском деле не бойся внешних врагов, как бы ни были они сильны. Твой главный враг – недостаток в тебе сыновних и братских чувств.

956 Тебя смешит презрение врагов – даже тех из них, которые обладают могуществом и властью. Я прекрасно тебя понимаю. Ведь ты так тесно связан c Богом и братьями... – Что тебе чужое презрение?

957 Апостольское служение я нередко сравниваю c машиной – зубчатые колеса, поршни, клапаны, винты...

А вот милосердие, твое милосердие – это смазочное масло.

958 Оставь ты этот самодовольный вид, он отталкивает людей. – Слушай других, говори попроще. Только так возрастет и даст плоды твое апостольское дело.

959 Презрение и гонение – благословенные знаки особой любви. Но самый верный знак того, что Господь тебя любит, – неприметность.

АПОСТОЛЬСКОЕ СЛУЖЕНИЕ

960 Как шум океана слагается из плеска каждой волны – так и святость вашего апостольского служения составляется из личных добродетелей каждого из вас.

961 Ты должен стать человеком Божиим – человеком внутренней жизни, молитвы и жертвы. – Апостольское служение должно быть преизбытком твоей жизни во внутрь.

962 Единство... Да, единство – и послушание. На что мне разобранные часы – хотя бы и самые лучшие? Времени они не покажут.

963 Прошу вас, не создавайте кружков в вашей работе! Служение от этого станет меньше – ведь если кружок, в конце концов, станет во главе всего дела – то и само дело скоро превратится в кружок.

964 Ты c огорчением говорил мне: «Путей так много!» – Да, их должно быть много – чтобы все души смогли отыскать свой путь в этом прекрасном разнообразии.

Путаница? Выбери твердо свой путь – и увидишь, как путаница прояснится и ты обретешь уверенность.

965 Радуйся, если видишь других в достойном апостольском служении. – Проси для них благодати Божией и молись, чтобы они ее не посрамили.

А потом – иди своей дорогой и верь, что у тебя другой нет.

966 Что же это за дух, если тебе неприятно, что другие служат Христу, не оглядываясь на тебя! – Вспомни слова из Евангелия от Марка: «Учитель! мы видали человека, который именем Твоим изгоняет бесов, а не ходит за нами; и запретили ему... Иисус сказал: не запрещайте ему; ибо никто сотворивший чудо именем Моим не может вскоре злословить Меня. Ибо кто не против вас, тот за вас».

967 Зачем усердствовать во внешних делах, если нет Любви? – С таким же успехом можно шить иголкой без нитки.

Как будет жалко, если окажется, что ты совершал свое служение, а не Христово!

968 Я c радостью благословляю тебя, сын мой, за эту веру в свое служение, которая подсказала тебе такие слова: «Сомнений нет, будущее наше – прочно, и, быть может, оно не зависит от нас. Но мы должны составлять единое целое c главой – через молитву и жертву. Ut omnes unum sint! – «да будут все едино»!

969 Те, кто, оставив дела другим, молятся и страдают, не будут блистать здесь – но как засверкает их венец в Царстве Жизни! – Благословенно служение страданий!

970 Да, я назвал твое неприметное служение молчаливой и действенной миссией. – Исправлять мне нечего.

971 Мне так нравится твое преклонение перед первыми христианами, что я постараюсь усилить его – чтобы ты, как и они, все ревностней совершал поистине апостольское служение сокровенности и доверительности.

972 Исполняя свое служение сокровенности и доверительности, не говори мне: «Я не знаю, что сказать...» – Я отвечу вместе с Псалмопевцем: Dominus dabit verbum evangelizantibus virtute multa – «Господь вкладывает в уста своих апостолов слова, исполненные силой».

973 Слова, тихо и вовремя сказанные сомневающемуся другу; беседа, которую ты сумел начать и направить; профессиональный совет, который поможет ему работать лучше; деликатная неделикатность, благодаря которой ты раскрыл перед ним горизонты щедрости и великодушия, ранее ему неведомые – вот оно, апостольское служение доверительности.

974 Служение застолья – гостеприимство Патриархов, братское тепло Вифании. Так и кажется, что за столом – Иисус, как в доме у Лазаря.

975 Надо вернуть христианский дух праздникам и народным обычаям. – Почему общественные зрелища должны быть или дурацкими, или языческими?

Проси Господа, чтобы нашлись люди для этой неотложной работы, которую я назвал бы апостолатом развлечений.

976 Ты просто воспел служение в письмах! – Ты пишешь: «Когда я начинаю, я говорю своему Ангелу, что пишу на пользу кому-то. Даже если я скажу одни только глупости – никто не отнимет ни у меня, ни у моего адресата времени, которое я потратил, прося о том, что нужно его душе».

977 «Письмо пришло, когда я печалился без причины, – и я буквально ожил, читая о том, как трудятся другие». – И еще: «Ваши письма и сведения о моих братьях помогают мне, как радостный сон, освещающий неприглядную явь». – И, наконец: «Какая радость получать письма и знать, что ты – друг всех этих друзей!» – Нет, еще одно из великого множества: «Получил письмо от Н. Н. Подумать стыдно, насколько во мне меньше духа, чем в них».

Видишь, как плодотворно служение в письмах?

978 Venite post me, et faciam vos fieri piscatores hominum – «Идите за Мною, и я сделаю, что вы будете ловцами человеков». – Господь не без умысла сказал так: людей, как и рыбу, надо брать за голову.

Да, по-евангельски глубоко служение разума!

979 Человек всегда мало ценит то, что мало стоит. – Вот почему я рекомендую тебе служение оплаты.

Никогда не отказывайся от справедливого вознаграждения, если труд твой – апостольское орудие.

980 «Разве мы не вправе... иметь спутницею какую-нибудь женщину, сестру в Господе Иисусе, чтобы нам помогала, как делают и прочие апостолы, и братья Господни, и Кифа?»

Так говорит апостол Павел коринфянам. Да, в апостольском служении никак не обойтись без женщин.

981 «После сего, – читаем мы в восьмой главе Евангелия от Луки, – Иисус проходил по городам и селениям, проповедуя и благовествуя Царствие Божие, и – Ним двенадцать, и некоторые женщины, которых Он исцелил от злых духов и болезней: Мария, называемая Магдалиною, из которой вышли семь бесов, и Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова, и Сусанна, и многие другие, которые служили Ему имением своим».

Переписываю и молю Бога: если какая-нибудь женщина это прочитает – пусть исполнится святой и деятельной зависти.

982 Женщина крепче мужчины и вернее в час скорби. – Вспомни Марию из Магдалы, Марию Клеопову, Саломию!

Какое служение душам совершалось бы в мире с такими женщинами, да еще тесно связанными со Скорбящей Девой!

УПОРСТВО

983 Начинают – все, упорствуют – святые.

Только упорствуй не слепо, не по инерции, не под влиянием благого порыва, а здраво и обдуманно.

984 Скажи Ему: Ecce ego quia vocasti me! – «Вот я, ибо Ты звал меня!»

985 Ты сбился с пути истинного и не захотел на него вернуться – потому что тебе было стыдно. Куда логичнее – устыдиться, что не хочешь все исправить.

986 «Да, совсем не надо быть героем, – признаешься ты, – чтобы без чудачеств и ханжества уединиться, когда надо... и не изменить себе». А потом прибавляешь: «Пока я соблюдаю жизненные правила, которые вы мне дали, – меня не волнуют козни и пересуды. Другого я бы испугался – своего страха перед такой чепухой». – Прекрасно!

987 Подпитывай и охраняй тот высочайший идеал, который только что в тебе родился. Смотри – весной расцветает много деревьев, но не многие дают плоды.

988 Уныние – враг твоего упорства. Если ты его не поборешь, то придешь к пессимизму, потом – к равнодушию. – Будь оптимистом!

989 Что ж это ты? Все взывал: «Я хочу Креста, Господи!» – а теперь оказалось, что ты хотел креста себе по вкусу.

990 Невозмутимого постоянства – вот чего тебе не хватает. Проси же его у Господа и сделай, что можешь, чтобы его стяжать. Это – могучее средство. Оно поможет тебе не сойти с той плодоносной дороги, которую ты избрал.

991 Ты не можешь подняться? Не удивляюсь! – упал ты как следует!

Упорствуй – и поднимешься. Вспомни, что сказал один духовный писатель: наша бедная душа – это птица, чьи крылья склеены глиной.

Тут нужны и небесное солнце, и собственные усилия – маленькие, упорные. Как же иначе отпадет грязь похотей, мечтаний и грехов?

Тогда ты будешь свободен. Упорствуй – и поднимешься.

992 Благодари Бога за то, что Он тебе помог, и празднуй победу. – Глубока радость души, отозвавшейся на благодать!

993 Рассуждаешь ты неплохо, трезво. Столько поводов отказаться от своего дела! Вроде бы есть и основательные...

Да, вижу, что есть у тебя аргументы... но нет правоты.

994 «Пыл мой исчез», – пишешь ты. – Работать надо не из пыла, а из Любви, сознавая свой долг. Это – самоотверженно.

995 Неколебимым – вот каким должен ты быть. – Если чужие или свои немощи поколеблют твое упорство – не много стоит твой идеал...

Решись – раз и навсегда!

996 Жалкое у тебя представление о своем пути! Почувствуешь себя охладевшим – и вот уже думаешь, что заблудился. А на самом деле это – проверка. Вот для нее-то тебя и лишили ощутимых утешений.

997 Уединение – проверка нашего упорства. – Литургия, молитва, таинства, жертвы и общение святых помогут нам ее выдержать.

998 Благословенно упорство, – которым ослик трудится у колодца! – Ходит и ходит вокруг, не убыстряя шага. – Один день, другой, все так же...

А без него не созрели бы плоды, не налились бы овощи, в саду не благоухали бы цветы.

Применяй эти мысли к своей внутренней жизни.

999 В чем же тайна упорства? В Любви. Полюби – и ты Его не оставишь.

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова