Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

 

ИСТОРИЯ ГРУЗИИ

К оглавлению

ПРЕДИСЛОВИЕ

Изданный в 1941 году учебник истории Грузии сыграл большую роль в деле обучения и воспитания молодежи. Однако, за истекшее с момента его опубликования время, советская историография далеко шагнула вперед в своем развитии. Ряд новых изысканий и открытий, сделанных грузинскими учеными, пополняет историческую науку, по-новому освещает некоторые события и отдельные периоды. В связи с этим возникла необходимость создать новый учебник истории Грузии, отражающий современные достижения советской историографии.

В 1954 году Центральный комитет Компартии Грузии поставил перед Институтом истории им. И. Джавахишвили Академии наук Грузинской СССР задачу создать новый учебник истории Грузии. В 1956 году был опубликован макет учебного пособия, который стал предметом широкого публичного обсуждения. Составители учебника учли целый ряд высказанных в ходе обсуждения замечаний. В 1958 году учебник истории Грузии вышел в свет.

В процессе работы над учебником выяснилось, что собранный обширный исторический материал нецелесообразно целиком включать в учебник для средней школы, но он может послужить основой фундаментального труда, необходимого для лиц, желающих более глубоко ознакомиться с историей Грузии. Труд этот подготовлен коллективом научных работников Института истории с участием членов кафедры истории Грузии Тбилисского государственного университета. При тематической разработке отдельных вопросов учебного пособия были использованы материалы, представленные работниками Института истории грузинской литературы имени Ш. Руставели, Института истории грузинского искусства, Института экономики, Государственного музея Грузии имени Джанашиа и Абхазского Института языка, литературы и истории Академии наук Грузинской ССР.

Авторский коллектив и редакционная коллегия выражают глубокую признательность всем лицам, оказавшим им деловую помощь в создании данного труда.

Текст настоящего учебного пособия написан: акад. АН Грузинской ССР Г. А. Меликишвили (главы I, II, III), проф. В. Д. Дондуа (главы IV, V, XIX §§ 2, 3, 5 ), акад. АН Грузинской ССР Бердзенишвили (главы VI § 2, VIII §§ 1, 3, IX, X, XI, XII § 1, XIII, XIV, XX, XXIII §§ 1, 2), доктором исторических наук, проф. Ш. А. Месхиа (главы XV, XVI, XVII, XVIII, XIX §§ 1, 4) доктором исторических наук, проф. М. К. Думбадзе (главы XXIII §3, XXV, XXVI, XXVII, XXVIII).

Вместе с тем в книгу включены некоторые разделы из учебника, вышедшего под редакцией акад. И. А. Джавахишвили (см. в настоящем пособии главу XII § 2 ) и акад. С. Н. Джанашиа (см. главу VI § 2, главу VII §§ 1, 2, 3, 4, главу VIII §§ 2, 4, 5).

 

Глава 1. ДОРОДОВОЕ ОБЩЕСТВО НА ТЕРРИТОРИИ ГРУЗИИ

Закавказье, на территории которого расположена Грузия, в древние времена почти полностью было покрыто морем. Позднее море отступило перед сушей. Образовался Кавказский перешеек, ставший водоразделом между Черным и Каспийским морями. В результате мощных тектонических процессов возникли горные хребты и вершины. Затем появился растительный и животный мир. В те незапамятные времена на территории Грузии водились исполинские пресмыкающиеся — динозавры, отпечатки лап которых не так давно обнаружены на известняковых пластах возле г. Кутаиси. Ученые нашли в Грузии также останки еще многих других, давно вымерших животных.

На территории Грузии обитал один из видов человекообразной обезьяны. Обломок ее челюстной кости с двумя зубами найден в Сагареджойском районе. Эта находка свидетельствует о том, что и на территории Кавказа шел процесс очеловечения обезьяны. Этот процесс длился много сотен тысяч лет. Основную роль в нем играл труд.

Материалом для изготовления необходимых первобытному человеку орудий служил главным образом камень. Поэтому древнейший период истории человеческого общества получил название каменного века. Эпоха каменного века разделяется на более раннюю — древний каменный век (палеолит) и более позднюю — новый каменный век (неолит). Древний каменный век, в свою очередь, подразделяется на нижний палеолит и верхний палеолит.

Нижний палеолит — наиболее продолжительный период в истории человечества. Он длился несколько сот тысячелетий и закончился, примерно, пятьдесят тысяч лет назад.

В эпоху нижнего палеолита каменные орудия были еще очень примитивны. Для их изготовления первобытный человек использовал твердые породы — кремень, обсидиан (вулканическое стекло) и т. д. Наиболее распространенными были ручные рубила — довольно крупные изделия из камня, которыми можно было рубить, копать землю, например, при добыче съедобных растений или при извлечении мелких животных из нор. Вместе с рубилами имелись и мелкие орудия, хотя и грубые, но совершенно определившейся формы: острия, проколки, скребловидные орудия. Подобные архаические орудия в большом количестве обнаружены в Грузии. Особенно много орудий нижнего палеолита найдено на Черноморском побережье. В Восточной Грузии орудия, относящиеся к периоду нижнего палеолита, обнаружены пока лишь в Квемо Картли и Осетии.

В борьбе с сильными и опасными хищниками люди были довольно беспомощны, т. к. располагали еще весьма несовершенным оружием. Основным источником существования людей была охота на мелких животных. Большое значение имело собирание дикорастущих съедобных растений, а также насекомых и ящериц. Человек того времени жил небольшими группами и вел бродячую жизнь, устраивая временные стоянки вблизи моря, у устья рек или лесных опушек. Во время непогоды или жары убежищем человеку служили густые группы деревьев, скальные навесы или в лучшем случае примитивные шалаши-навесы из наскоро набросанных ветвей. Рода, семьи или какой-либо другой социальной организации у людей того времени еще не было. Поэтому этот период именуют также эпохой дородового строя.

§ 2. ОБРАЗОВАНИЕ РОДОВОГО ОБЩЕСТВА НА ТЕРРИТОРИИ ГРУЗИИ.

ЭПОХА МАТРИАРХАТА

Возникновение рода. Возникновение верхнего палеолита

В верхнем палеолите образ жизни людей значительно усложняется, основной ячейкой человеческого общества становится род.

Члены рода объединялись кровнородственными узами, родовой собственностью на средства производства, коллективным производством и потреблением, едиными родовыми обычаями и религиозными представлениями. В эпоху верхнего палеолита возникла экзогамия — запрет брачных отношений внутри рода — и установилась постоянная брачная связь между представителями различных родов.

Появление разнообразных каменных орудий, повышение производительности охоты способствовали более четкому разделению труда между мужчинами и женщинами. Мужчины все больше занимались охотой, а женщины значительную часть времени проводили на стоянках, ведя все усложнявшееся хозяйство группы. Они изготовляли одежду, приготовляли пищу, собирали съедобные и технические растения, например, употреблявшиеся для плетения. Именно женщины были хозяйками в общественнных жилищах, тогда как мужчины были здесь пришельцами. Потомство мужской части рода покидало свой род, женщины же оставались в нем. Поэтому счет родства в роде велся по линии матери, что усиливало социальную роль и влияние на общественные дела женщины. Все это послужило основой возникновения матриархальной родовой общины.

Возникновению и оформлению рода на территорииГрузии и Кавказа в известной мере способствовало начавшееся на последней ступени нижнего палеолита большое оледенение. Если в настоящее вркмя линия вечных снегов на Кавказском хребте проходит на высоте 2800 — 3400 метров над уровнем моря, то в эпоху оледенения она находилась на 1200 — 1300 метров ниже, что естественно повлекло за собой общее похолодание. О тогдашнем похолодании свидетельствует появление на Кавказе представителей северной фауны (сибирский барсук, длинношерстный носорог и др.), останки которых найдены археологами. Первобытный человек стал осваивать пещеры, как естественные жилища с готовыми стенами и сводами. Продолжительная совместная жизнь на одном месте также способствовала созданию устойчивых групп людей, объединенных кровнородственными узами.

В Западной Грузии исследовано несколько пещер, в которых обитали люди верхнего палеолита (Девис Хврели, Сакажиа, Сагварджиле, Гварджилас Клде и др.). В то время человек уже широко использовал огонь, который постоянно горел в пещерах.

В верхнем палеолите стали более разнообразными и совершенными орудия труда. Все чаще и чаще встречаются изделия из кости и рога. Люди стали применять ловушки и западни для добычи животных, научились обрабатывать кожу. Главным оружием древних охотников являлось копье. К концу верхнего палеолита, должно быть, появились лук и стрелы. Об этом свидетельствуют найденные на местах стоянок верхнепалеолитических людей наконечники копий и стрел из кремня и кости.

Охота стала постоянным и организованным промыслом людей. Судя по костям животных, обнаруженных в верхнепалеолитических пещерах, их обитатели были умелыми и ловкими охотниками. Они охотились на такого отличающегося своей силой, размерами и яростью хищника, как пещерный медведь. Находки показывают, что люди верхнего палеолита добывали крупных животных. Некоторые из этих животных уже не водятся на территории Грузии и Кавказа (бизон, лев, лось, гиена), некоторые же по-прежнему являются обитателями наших гор и лесов (олень, тур, газель, косуля, кабан и др.). Немалое значение должна иметь, по крайней мере в определенных местах, рыбная ловля. Наряду с ловлей рыбы было широко развито собирание съедобных растений и плодов. Человек начал постепенно открывать и практически использовать важные качества одних растений и целебные свойства других. Сбор злаков являлся, как правило, обязанностью женщин. В дальнейшем эта деятельность развилась в первобытное земледелие. В Грузии уже в эпоху верхнего палеолита появились орудия из кости и рога, напоминающие формой кирку мотыгу.

Неолит. Эпоха развитого матриархата

В последующий период, который именуется новокаменным веком, или неолитом, происходит коренная перемена в хозяйственной жизни древнейшего человечества. Перемена эта выразилась в постепенном переходе от первобытного хозяйства собирателей и охотников, присваивавших продукты природы в готовом виде, к хозяйству скотоводов и земледельцев. Период неолита был сравнительно кратковременным. В Грузии он длился всего несколько тысячелетий, приблизительно до середины IV тысячелетий до н.э.

В эпоху неолита природные условия в Грузии и на Кавказе значительно изменились. Климат стал умеренно теплым. Поэтому люди покинули сырые, темные пещеры и стали селиться в удобных для охоты и богатых дичью местах. Стоянки неолитической эпохи обнаружены как в Восточной, так и в Западной Грузии.

Неолитическое время характеризуется прежде всего значительным улучшением техники изготовления каменных орудий труда. Широко распространяются такие новые приемы обработки камня, как шлифофание, сверление, пиление. Пользуясь этой техникой, неолитический человек с б?льшим успехом, чем прежде, мог придавать камню желательную форму, научился приделывать к орудиям деревянные рукоятки.

В этот период охота продолжает занимать большое место в трудовой деятельности человека. Значительно совершенствуют лук и стрелы. Наконечники для стрел и копий изготовляются разнообразными по форме, тщательно обрабатываются.

В неолитическую эпоху началось одомашнение важнейших видов животных: собак, коров, быков, овец, коз. Их костные останки найдены археологами в Грузии в местах стоянок неолитического человека. Следовательно, в это время человек начинает разводить домашний скот, в Грузии возникает скотоводство. В эпоху неолита зародилось и первобытное земледелие, которое развилось на основе собирания человеком съедобных растений. Для обработки земли первобытные люди используют специальные каменные и костяные орудия: примитивные кирки, мотыги, серпы и ручные жернова, при обработке которых применялись небольшие зубчатые кремневые орудия — микролиты.

Земледелие в ту эпоху все еще является уделом женщин. Уже тогда в отдельных местностях Грузии возделывание земли приобрело довольно большой удельный вес в хозяйстве родовой общины. На это указывает значительное количество сельскохозяйственных орудий, обнаруженных во время раскопок в Зугдидском и Гудаутском районах. Костяные крючки и каменные грузила, найденные вместах древних стоянок, свидетельствуют о развитии рыболовства.

В неолитическую эпоху появляются зачатки ремесел. Изобретение формовки и обжига глиняных изделий позволило человеку улучшить способы изготовления пищи и разнообразить ассортимент пищевых продуктов. Есть основания предполагать, что населению Грузии уже тогда были знакомы прядильное и ткацкое ремесла.

Общее развитие производительных сил приводит к дальнейшему сплочению родовых общин и к росту связей между ними. В этот период происходит окончательное объединение родов в племена, возглавляемые племенными советами и вождями.

§ 3. ЭПОХА ПЕРЕХОДА ОТ МАТРИАРХАТА К ПАТРИАРХАТУ.

ЭНЕОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА ГРУЗИИ

Около пяти тысяч лет назад население Грузии стало приобретать первые познания в области выплавки и обработки металлов. Первоначально металлы обрабатывались в чистом виде. Сплавы людям еще не были известны. Первой стала обрабатываться медь, которая благодаря мягкости, легко поддается холодной ковке. Но изготовленные из меди орудия не могли соперничать в твердости с каменными изделиями. Поэтому камнь все еще служит древним ремесленникам основным материалом. Эта эпоха получила у археологов название энеолита, что значит «меднокаменная».

Энеолит длился сравнительно недолго, поскольку в Грузии существовали весьма благоприятные условия для развития металлургии — обилие руд, воды, древесного топлива и других необходимых компонентов. Освоив выплавку и обработку меди, человек, естественно, открыл вскоре секрет выплавки и обработки более тугоплавких металлов.

В то время почти вся территория нынешней Грузии, в том числе и ее нагорные области, довольно плотно заселена. Поселения строились преимущественно на возвышенностях, хотя некоторые населенные пункты встречаются и в низинах, вблизи рек.

Эпоха неолита почти не оставила нам образцов металлических изделий. Как говорилось выше, металл в то время не имел особо широкого применения. Зато до наших дней дошло много энеолитических керамических изделий (разнообразная глиняная посуда). Широкое, по тем временам, развитие получило прядильно-ткацкое ремесло.

В хозяйственной деятельности населения еще долгое время важное место занимали охота и рыболовство. Обработка земли и в эпоху энеолита производилась главным образом при помощи орудий, изготовленных из дерева, рога и камня. Мотыги, серпы с кремнёвыми лезвиями и другие примитивные сельскохозяйственные орудия мало чем отличались от более ранних (неолитических) земледельческих орудий. Тем не менее, возросшее количество находок сельскохозяйственных орудий и инвентаря на энеолитических стоянках говорит археологам о дальнейшем развитии земледелия на территории Грузии. Землю по-прежнему возделывает женщина. На первой ступени энеолита матриархальный уклад продолжает оставаться в силе, женщина все еще играет ведущую роль в жизни и хозяйстве рода.

Однако в дальнейшем наблюдается постепенный переход от матриархата к более высокой ступени родового строя — патриархату. В возникновении патриархального уклада в Грузии, как и во многих других странах, решающую роль сыграло развитие скотоводства и металлургии.

Наибольшее распространение скотоводство получает в горных районах. Здесь оно постепенно становится основной хозяйственной деятельностью некоторых племен.

Жители равнин занимались главным образом разведением крупного рогатого скота. В горных районах, там, где леса не служили помехой, широкое распространение получило овцеводство.

С развитием скотоводства все больше возрастает роль пастуха-мужчины. Постепенно женщина утрачивает главенство в роде.

§ 4. ДРЕВНЕЙШИЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ.

ПЕРВЫЕ ЗАЧАТКИ ИСКУССТВА

Древний человек, как известно, был беспомощен в борьбе с силами природы. Явления природы, сущность и значение большинства окружавших его предметов представлялись ему окутанными тайной. Природа, то благосклонная к человеку, то подвергавшая его жестоким испытаниям, казалась нашему далекому предку населенной множеством злых и добрых духов. В каждом предмете видел он воплощение того или иного духа, чтил добрых и старался задобрить злых. Поклонение духам является началом религиозных верований на древнейшей ступени развития человеческого общества. В объект поклонения превращалось иной раз какое-либо животное, в большинстве случаев из тех, что играли важную роль в хозяйстве первобытного человека.

В эпоху матриархата, в частности на развитой его ступени, предметом культа является женщина. Изображения женщины в виде статуэток часто находят в местах древних стоянок.

В древности человеку приходилось вести тяжелую борьбу с природой, чтобы добыть себе средства к существованию; в этой борьбе у него почти не оставалось досуга. Однако к чисто к материальным потребностям первобытного человека присоединяется потребность лепить, изготовлять браслеты, костяные украшения, изображать различных животных. Словом, зарождается искусство, которое на первых порах изображает наивно-примитивное восприятие действительности.

§ 5. ЭПОХА УКРЕПЛЕНИЯ ПАТРИАРХАТА.

ЗАРОЖДЕНИЕ МЕТАЛЛУРГИИ БРОНЗЫ

Развитие человеческого общества быстро двинулось вперед после того, как люди, как научились плавить металл (медь), отливать его, а также изготовлять более твердые и прочные сплавы. Одним из важнейших открытий была бронза (сплав меди и олова). Бронза тверже меди и в меньшей мере подвержена коррозии. Она обладает более низкой температурой плавления, а литейные качества ее значительно выше. Эти преимущества обеспечили быстрое распространение бронзы. Залежи оловянных руд в Закавказье весьма незначительны, поэтому для выплавки бронзы здесь употребляли сплав меди и сурьмы. Изделия из бронзы способствовали повышению производительности труда и постепенно вытесняли каменные орудия. Есть основания предполагать, что бронзу научились выплавлять в Грузии более четырех лет назад.

Первоначально производство бронзы возникло в горных районах, вблизи от рудных месторождений. Таким образом, скотоводческие племена, населявшие горы, положили начало металлургии в Грузии.

В хозяйстве низменных районов главное место отводилось земледелию, а разведение скота являлось занятием второстепенным. В начальный период развития металлургии основным орудием обработки земли оставалась мотыга, изготовляемая теперь из бронзы.

Постепенно горные племена скотоводов и металлургов сосредоточивают в своих руках значительные материальные ценности — скот, бронзовые изделия, которые со временем превращаются в объекты меновой торговли с соседями и способствуют обогащению горных племен. В начале бронзового века горные районы в своем развитии опережали низменные.

В эту эпоху происходит дальнейшее развитие и укрепление патриархата. Основным звеном общественной организации является уже не род, а племя.

Накопление богатств в руках отдельных родов и племен, ограниченное количество пастбищ приводят к военным столкновениям между отдельными родами и племенами. Частые войны способствуют росту авторитета и власти главы племени, как производителя.

По раскопкам древних захоронений вождей и рядовых членов племени можно наглядно судить, какие почести воздавались вождям племени. Для рядовых членов рода или племени существовали общие погребения, в то время как предводители хоронились отдельно и над их могилами насыпались высокие курганы. Большие курганы в Самгори, по мнению археологов, являются местами захоронения вождей.

В начале бронзового века (рубеж III — II тысячелетий до н.э.) погребения вождей по количеству и качеству обнаруженных в них предметов еще ничем не отличаются от могил рядовых членов общества. Это значит, что большой разницы в имущественном положении между членами рода еще не существовало.

Несколько позднее, в так называемую эпоху средней бронзы (середина II тысячелетия до н. э.), общественные отношения в некоторых местностях Грузии претерпевают резкие изменения. Внутри рода складывается верхушка родовой аристократии, которая получает все бoльшие экономические преимущества перед своими соплеменниками. Вождей в то время хоронят с большой пышностью, по особому обряду.

Так, например, под одно из курганных погребений в Триалети (Цалкский район) было отведено 170 кв. метров. По-видимому, тогда существовал обычай сжигать покойников. Сосуд с пеплом и личные вещи вождя клали на колесницу и помещали в погребение. В Триалетском погребении найдено много золотых и серебряных изделий (серебряные ведерко и чаша, золотой кубок), которые являются подлинными шедеврами искусства того времени. Там же найдены черепки больших глиняных сосудов. Полагают, что захороненное в этом погребении знатное лицо являлось уже вождем не одного племени, а межплеменного союза.

Недавно на территории Армении (в соседнем с Триалети Кироваканском районе) обнаружено погребение, предметы в котором по своему виду и ценности сходны с находками богатых курганов в Триалети. Возможно, что в те времена на всю эту довольно обширную территорию распространялась власть одного большого племенного союза, создавшего однородную культуру.

Население Триалети достигло по тому времени сравнительно высокого развития хозяйства, особенно ремесленного рпоизводства. Местная культура развилась на родной почве, однако сношения с южными странами наложили на нее печать влияния народов, населявших эти страны.

Положение в соседних с Грузией странах

На юге и юго-западе Закавказья в то время существовали два больших государства: царства Митанни и Хеттское.

Царство Митанни возникло в Северной Месопотамии. Его население получило название хурритов или субарийцев. Одно время царство Митанни было весьма сильным и покорило ряд соседних стран. На севере под его властью оказался район озера Ван. Возможно, что его влияние распространялось идальше на север в направлении горы Арарат и Черного моря. Однако с начала XVI века до н. э. началось ослабление Митанни, а в XIII веке до н. э. его независимое существование прекратилось.

Хеттское царство образовалось в Малой Азии, где население было весьма разнородно по своему составу. В то время во главе государства хеттов стояли неситские племена, которые по языку были близки к индоевропейским народам.

Государство хеттов достигло наибольшего могущества в XV — XIV вв. до н. э. Оно владело всей Малой Азией, частью Северной Месопотамии и Северной Сирией. Хеттская держава просуществовала до конца XIII века до н. э.

Митаннийцы и хетты создали высокую для своего времени культуру. Триалетская культура эпохи средней бронзы имеет некоторые общие черты как с хеттской, так и с митаннийской культурой, поскольку племена, проживающие в Южном Закавказье, поддерживали оживленные, хотя и не всегда мирные, отношения с митаннийцами и хеттами.

Что касается соседних с Грузией Армении и Азербайджана, то жизненный уклад населявших их племен был приблизительно таков же, как и в Грузии. Разумеется, не во всех районах Грузии, Армении и Азербайджана население достигло такого уровня общественного и экономического развития, как в Триалети. В последнем население стояло на той ступени, когда начинается распад первобытнообщинного строя, возникают племенные объединения и постепенно создаются условия для образования классового общества.

Глава II.

Распад первобытнообщинного строя. Образование племенных союзов

§ 1. РАСПАД ПЕРВОБЫТНООБЩИННОГО СТРОЯ

НА ТЕРРИТОРИИ ГРУЗИИ

В конце II — начале I тысячелетий до н. э., т. е. около трех тысяч лет тому назад население Грузии значительно шагнуло вперед в развитии как экономики, так и культуры.

Развитие металлургии

К этому времени древние металлурги достигают бoльшего искусства в выплавке бронзы. Орудия труда, оружие и домашняя утварь из бронзы, при всем их многообразии, отличаются тщательностью и художественностью отделки. Бронза решительно вытесняет из быта каменные изделия. Этот период именуют эпохой поздней бронзы. Тогда же появляются первые железные изделия, хотя широкое производственное применение железа, как материала для изготовления орудий труда и оружия, начинается позднее, в IX — VII вв. до н. э.

Основными центрами производства бронзы являлись в Западной Грузии бассейн реки Чорохи, Рача-Лечхуми и Абхазия, а в Восточной — Нижняя Картли и Кахети.

Образование областей однородной культуры

В результате развития межплеменной торговли изделия того или иного центра металлургии в их специфической форме находят распространение и применение на сравнительно большой территории. Так, например, изготовленный из бронзы и имеющий своеобразную форму так называемый «колхидский топор», который служил и боевым оружием, был распространен на территории всей современной Западной Грузии, а также за ее пределами. Такие топоры обнаружены на Черноморском побережье вплоть до г. Орду Турция), а область их распространения на северо-востоке охватывает Северную Осетию и Кабарду. По всей Западной Грузии была широко распространена бронзовая мотыга своеобразной формы. Специфические для Западной Грузии изделия появляются и в граничащих с ней районах Восточной Грузии. В остальной же части Восточной Грузии в то время утверждаются свои, характерные, присущие только ей формы орудий труда и оружия.

Образование однородных по культуре областей, охватывающих большие территории, связано с возникновением крупных племенных союзов. Взаимное общение, обмен товарами и духовными ценностями — все это содействует дальнейшему сближению племен, готовит почву для их слияния и образования народностей.

Подъем экономики низменных районов

С ростом межплеменных связей руда становится одним из важнейших объектов обмена. Низменные районы Грузии получают возможность наладить собственное производство металла. Здесь создаются новые и совершенствуются старые земледельческие орудия. Широкое применение бронзовых орудий увеличило производительность труда и повысило продуктивность земледелия, что в свою очередь содействовало развитию скота в низменных районах. Все это привело к тому, что горные районы постепенно утрачивают свою экономическую роль, уступая первенство племенам, населяющим равнины. Характерно, что наиболее ценные археологические памятники, относящиеся к тому времени, обнаружены уже при раскопках на равнинах, в долинах рек. Одним из таких мест является Самтаврский могильник (Мцхета), древнейшем слое которого обнаружен ряд интереснейших археологических находок.

Развитие скотоводства, земледелия и ремесленного производства

Дальнейшее развитие производительных сил вносит ряд изменений в хозяйственную жизнь племен, населявших Грузию. Так в скотоводстве преобладающее значение получает овцеводство, преимущественно отгонное, когда овец в летний период перегоняют на высокогорные пастбища, благодаря чему овцеводство стало намного продуктивнее. Усиленно развивается молочное хозяйство и изготовление масла, о чем свидетельствуют обнаруженные при раскопках примитивные глиняные маслобойки. Население начинает пользоваться тягловым скотом, в частности лошадьми.

Большую роль сыграл тягловый скот, в особенности бык, в развитии земледелия. Землю разрыхляли при помощи примитивного пахотного орудия, но мотыга все еще не исключается из сельскохозяйственного обихода. Жнут металлическим серпом, для молотьбы уже применяется молотильная доска, остатки которой найдены на территории Восточной Грузии (в частности, в Мцхета — Самтавро).

В этот период в Грузии возникают и получают широкое распространение такие отрасли сельского хозяйства, как садоводство и виноградарство-виноделие.

Высокого, по тому времени, уровня развития достигают различные ремесла. Подавляющее большинство керамических (глиняных) изделий изготовляется теперь на гончарном круге, они отличаются разнообразием и высоким художественным исполнением. Металлические изделия также свидетельствуют о замечательном мастерстве ремесленников. Характерными образцами тогдашнего искусства являются пояса из широких бронзовых пластин с изображением охоты и мифологических сцен.

Определенных успехов достигает и прядильно-ткацкое ремесло. В частности, в Западной Грузии в то время было широко распространено возделывание льна и приготовление холста.

Ремесло постепенно отделяется от земледелия. Развитие ремесел свидетельствует о появлении в стране прослойки профессиональных ремесленников, базирующихся на ручном труде и лично совершающих различные процессы, из которых складывалось производство данного продукта.

Усиление товарообмена

Отделение ремесла от земледелия приводит к возникновению и развитию товарного производства, к расширению товарообмена. Племена, проживающие в Грузии и в Закавказье, обмениваются товарами не только между собой, но и с жителями более отдаленных стран. Весьма возможно, что олово для изготовления бронзы приносилось в Грузию издалека. Это подтверждают обнаруженные во время раскопок слитки олова. Об усилении обмена, как между отдельными странами, так и внутри страны, свидетельствует также распространение на обширной территории изделий из бронзы какого-либо одного металлургического очага.

По найденным на территории Грузии предметам иноземного происхождении и по обнаруженным в других странах грузинским изделиям можно установить, что торговые связи из Грузии и Закавказья тянулись в Северное Причерноморье, в страны Эгейского мира и Передней Азии, в Финикию и даже Египет. Из иноземных товаров наибольшим спросом пользовались в Закавказье украшения.

На развитие товарообмена указывает также появление бронзовых колец определенного веса, которые выполняли функцию денег и предшествовали появлению монет.

Углубление имущественного и социального неравенства

Вместе с ростом производства, расширением товарообмена, совершенствованием орудий труда усиливается имущественное и социальное неравенство среди населения Грузии. Подтверждением этому служат тогдашние погребения, в которых захоронены люди различного общественного положения. Простой инвентарь некоторых погребений свидетельствует о скромной трудовой жизни рядовых членов общины. И наоборот, пышные могилы военных вождей, племенных старейшин и знатных воинов говорят о большом достатке и могуществе общинно-родовой аристократии, вершившей уже тогда судьбами своих соплеменников.

Племенная верхушка получает возможность превращать в рабов захваченных в войнах пленников. Развитие производительных сил достигает такого уровня, когда можно заставить рабов производить продуктов больше, чем требовалось для их собственного существования. Археологические материалы дают возможность сделать вывод, что к тому времени в Закавказье уже применялся рабский труд пленников.

Таким образом, развитие общества в Грузии шло к глубокому революционному перелому: к распаду первобытнообщинного строя и возникновению на его почве классового рабовладельческого общества. Причем рабовладельческий строй вначале зародился среди племен, населявших низменные районы Грузии, в которых культивировалось развитое земледелие с орошением полей.

§ 2. РАЗВИТИЕ ИСКУССТВ В ЭПОХУ МЕТАЛЛУРГИИ БРОНЗЫ. ИЗМЕНЕНИЯ В РЕЛИГИОЗНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ

Развитие искусств

Известные нам древнейшие образцы произведений искусства относятся к каменному веку. В последующий, бронзовый век искусство населявших Грузию племен достигает нового, более высокого уровня развития.

В курганах Триалети, в долине реки Цалки, найдено много замечательных изделий, изготовленных в эпоху средней и поздней бронзы: серебряная и золотая посуда, тонкие украшения из серебра, золота и самоцветов. Орнаменты на посуде и украшениях поражают своей изысканностью и высоким уровнем мастерства. Запоминается, например, малый золотой кубок, украшенный изящными узорами из золотых жгутов, усыпанных бирюзой и сердоликом. Выразительные рисунки вычеканены на другой находке — серебряном ведерке. Ведерко покрыто изображением деревьев и различных животных: оленя, козюли, газели, лисицы, козы, кабана и быка, причем некоторые из них пронзены стрелами. На серебряном кубке воспроизведен ритуальный обряд: процессия людей в звериных масках и одеждах с хвостами направляется к священному месту. В Триалетских курганах были также обнаружены металлические и глиняные сосуды, расписанные сложным цветным орнаментом.

В эпоху поздней бронзы в Грузии возникают строго определенные стиль и форма боевого оружия, орудий труда и домашней утвари, которые носят на себе отпечаток самобытности местных племен, отличаются своеобразной культурой исполнения. Как металлические, так и глиняные изделия украшаются весьма сложным и высокохудожественным орнаментом. Боевые бронзовые топоры покрываются гравированными изображениями животных. Найденные в Восточной Грузии пряжки и широкие пояса, изготовленные из тонких бронзовых пластин, украшены художественно исполненными сценами охоты. Рисуя животный мир, древние художники нередко придавали ему неестественный, фантастический вид. На туловищах нарисованных животных нередко изображались солнце, луна и другие светила, что по-видимому, было отражением определенной системы религиозных воззрений.

Образцами монументального искусства того времени являются циклопические города-крепости, развалины которых можно видеть в отдельных, большей частью южных, районах Грузии.

Религиозные верования

Определенные изменения происходят в религиозных верованиях. Если прежде человек поклонялся отдельным животным и предметам, то теперь важную роль в его мировоззрении играет обожествление тех сил природы, значение которых было велико для земледелия. Наибольшее распространение получает культ солнца, луны и других светил.

В каждом племени почитался свой местный бог-покровитель, явившийся как бы олицетворением всех тех высших сил, которые властвуют над жизнью людей. Но с образованием больших областей однородной материальной культуры постепенно происходит слияние религиозных воззрений в пределах племенных союзов, а также в прилегающих к ним районах. Возникает общий пантеон богов.

В ту древнюю эпоху грузинские племена уже создали ряд эпических сказаний, в которых, как и в сказаниях других народов, основное место отводится мотиву борьбы героя, олицетворяющего доброе начало, против злых сил. По всей вероятности, к этому времени среди грузинских племен были распространены различные сказания, из которых возник известный древнегрузинский эпос об Амирани. В изображениях на некоторых предметах, относящихся к бронзовой эпохе (серебряные ведерко и чаша, найденные в триалетских курганных погребениях и относящиеся к эпохе средней бронзы; пояс эпохи поздней бронзы, обнаруженный в Самтавро, близ Мцхета; малые скульптурные изделия из Степанцминда), ученые различают отдельные мотивы эпоса об Амирани.

Эпос этот повествует о подвигах сказочного богатыря Амирани. Герой эпоса — полубог, сын простого смертного и богини охоты Дали. Поборник добра — Амирани ведет борьбу со злыми силами и побеждает их. В эпосе большое место занимает повесть о том, как Амирани похищает красавицу Камар, являющуюся дочерью могущественного «владыки облаков» (по-видимому, божества дождя, грозы и молнии). Разгневанный отец пускается в погоню за героем, однако Амирани при содействии самой Камар одерживает победу над небесным воинством. Сказание в том виде, в каком дошло до нас, кончается тем, что бог жестоко карает Амирани — он приковывает его к скале за то, что, возгордившись своей мощью и победами, Амирани вознамерился вступить в борьбу с самим богом.

Эпос об Амирани с течением времени претерпел много изменений. Последующие века оставили на нем ряд наслоений, но как было выше отмечено, сказания, которые легли в основу этого эпоса, несомненно, уже в эпоху культуры бронзы, были распространены среди грузинских племен.

§3. ДРЕВНЕЙШИЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ ПЛЕМЕН ЮГО-ЗАПАДНОЙ ГРУЗИИ

В КОНЦЕ II — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ I ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ ДО Н. Э.

ДИАОХИ И КОЛХА

Грузинские племена и их соседи

Грузинские племена уже несколько тысяч лет назад представляли собой самостоятельную языковую группу. Мегрело-чанские племена были расселены в районе юго-восточного и восточного побережья Черного моря. По соседству с ними на востоке жили карты. Нагорные и часть низменных районов Западной Грузии населяли сваны.

На территории Грузии с древнейших времен проживали также и другие племена. В числе их были, по-видимому, близкородственные грузинам племена — предки современных северокавказских народов.

На юге с грузинскими племенами граничили племена урартов, хурритов и хеттов. Древнейшими соседями грузин являются армянские племена, которые в то время проживали и восточной части Малой Азии, главным образом, на территории стран Хайаса и Сохми. Отсюда и название, данное своим соседям грузинскими племенами, производное от наименования страны: Сохми в форме Сом(е)хи превратилось в имя, нарицательное для всех армянских племен. Жившие в стране Хайаса-Сохми армянские племена тогда граничили как с восточногрузинскими, так и с западногрузинскими племенами.

Диаохи

К концу II тысячелетия до и. э. в юго-западной части древней Грузии возникли крупные племенные союзы. Одним из таких племенных образований являлась Диаохи. В южном направлении территория Диаохи простиралась до района современного г. Эрзерум.

Диаохи являлась значительной военной силой. Когда в 1112 г. до н. э. ассирийский царь Тиглатпилесер I двинулся в поход на север, вождь диаохов Сиени возглавил борьбу северных племен против Ассирии. Под его водительством объединенное войско — 23 крупных племени или союзов племен вступило в бой с ассирийским войском, однако Сиени в жестокой битве потерпел поражение. Побежденных вождей, в том числе и Сиени, ассирийцы заставили присягнуть в повиновении победителю. Однако Диаохи и после поражения, на протяжении нескольких веков считалась могущественным племенным союзом. Насколько можно судить, под влиянием Диаохи находились многие племена, проживавшие в юго-западной части современной Грузии. Весьма возможно, что вожди Диаохи были уже чем-то большим, чем просто племенными вождями, и что в Диаохи начали складываться классовые отношения и государство.

Могущество Диаохи было поколеблено в IX в. до н. э., когда по соседству с ней, на территории, расположенной вокруг озера Ван, образовалось сильное Урартское государство. Урартские цари стремились всеми средствами захватить богатую рудой и металлами страну Диаохи. Проживавшие в юго-восточной части Черноморского побережья племена издревле славились своим мастерством обработки металлов. Ряд древнегреческих историков считает эти племена «изобретателями железа».

В IX в. и в первой половине VIII в. до н. э. Диаохи являлась тем ядром, вокруг которого группировались племена Южного Закавказья с тем, чтобы объединенными усилиям дать отпор урартийцам.

Урартские цари Менуа и Аргишти I неоднократно шли походом на «могущественную страну Диаохи», как они именуют её в своих надписях. Они несколько раз нанесли поражение царю Диаохи Утупурши, который вынужден был уплатить урартийцам богатую дань, включавшую скот, золото, серебро и медь. Диаохи обязывалась поставлять Урарту ежегодно более пяти тонн меди, а также золото и скот. Южные районы Диаохи были присоединены к Урартскому царству.

В середине VIII в. до н. э. это сильное объединение распалось под ударами, с одной стороны, Урарту, а с другой — крупного племенного союза юго-западной Грузии — Колха.

Колха

Сведения о Колха сообщают нам урартские надписи VIII в. до н. э. Так называли урартийцы колхские племена. Племенной союз колхов, по-видимому, образовался в конце II тысячелетия до н. э. и вскоре распространил свое влияние на большую территорию юго-восточного и восточного Причерноморья.

Греки впервые познакомились с этим краем на рубеже II и I тысячелетий до н. э. —в период расцвета могущества колхских племен. Этим и объясняется, что именем Колха греки называли всю обширную территорию юго-восточного и восточного Причерноморья. Так впервые появилось собирательное название — Колхида

Одно из замечательных творений древнегреческого эпоса — сказание об аргонавтах содержит интересные сведения о стране колхов. Сказание это относится ко II тысячелетию до н. э. В нем повествуется о морском походе 50 греческих воинов во главе с Ясоном за волшебным «золотым руном» в Колхиду, где царствовал могущественный царь Ээт. По названию корабля «Арго» греческие воины именуются в сказании — аргонавтами.

Царь Ээт принял аргонавтов в своем обширном дворце. Ясон известил царя о цели своего похода и взамен золотого руна предложил свою помощь в борьбе с врагами.

Ээт ответил Ясону: «Я дам тебе золотое руно, но до этого ты должен совершить три подвига: вспахать землю при помощи огнедышащих быков с медными копытами, убить дракона и посеять его зубы и, наконец, истребить витязей, которые вырастут из того посева».

Ясон не сумел бы совершить ни одного из этих подвигов, если бы на помощь ему не пришла дочь Ээта — прекрасная Медея, полюбившая Ясона. С ее помощью Ясон выполнил три условия, поставленные Ээтом. Однако царь не собирался отдать Ясону волшебное руно. Тогда Ясон и его спутники похитили золотое руно при содействии Медеи, которая усыпила охранявшего руно дракона. Аргонавты отправились обратно в Грецию, увезя с собой Медею. В пути их настигли колхские воины во главе с Апсиртом — братом Медеи. Однако аргонавты одержали верх над воинами Ээта, а самого Апсирта убили.

Общепризнано, что в сказании об аргонавтах соединились сказочные элементы и исторические факты, в нем частично отражены слава и могущество реально существовавшего тогда племенного объединения колхов.

Племенные союзы Диаохи и Колха на протяжении веков соперничали между собой. Не раз, вероятно, дело доходило и до военных столкновений. В IX — VIII вв. до н. э. перевес оставался на стороне колхов. Когда по соседству с Диаохи появился новый грозный враг — Урарту, колхи ничего не предприняли для защиты своего соседа. В то время как на помощь Диаохи в борьбе с Урарту поднялись многие союзы племен Южного Закавказья (Луша, Катарза, Эриахи, Гулутахи, Уитерухи, Иганиехи и др.), правители Колхиды, по-видимому, ждали благоприятного момента, чтобы нанести удар ослабевшей Диаохи. Такой момент вскоре наступил.

В середине VIII в. до н. э. обессиленная в постоянной борьбе с Урарту, Диаохи не смогла устоять перед натиском усилившегося объединения колхов и была разгромлена. Северные районы Диаохи оказались в сфере влияния колхов. Двигаясь на юг, колхи неизбежно должны были столкнуться и столкнулись с Урарту. Царь Урарту Сардури II, царствовавший во второй половине VIII в., вел большие войны против колхов. Он несколько раз вторгался в Колхиду, однако, не смог проникнуть во внутренние районы. В один из походов он разгромил и вынудил покинуть родные места племя, покоренное колхами, а в следующий поход захватил город Илдамуша, которым правил наместник царя колхов.

Социальная природа объединений Диаохи и Колха

Существовавшие на протяжении столетий сильные объединения Колха и Диаохи на поздней стадии своего развития (IX — VIII вв. до н. э.) представляли собой уже не обычные союзы племен, а слабо развитые государственные образования, основу которых составляли рядовые свободные воины-общинники. Власть принадлежала царю, представителям царского рода, а также военной и служилой знати. Знать в странах Диаохи и Колха обладала большими земельными владениями, в те же руки попадала, вероятно, и значительная часть рабов. В разбросанных по стране царских крепостях сосредоточивались гарнизоны и другие войска, возглавляемые наместниками царя.

Бесспорно, цари Диаохи и Колха взимали дань с соседних племен, попавших в зависимое положение. В состав Диаохи и Колха входило немало районов, в которых все еще продолжала сохраняться первобытнообщинная организация во главе с выборными вождями. Население этих районов проживало в небольших селах. Несколько таких сел располагалось вокруг укрепленного населенного пункта — крепости, обнесенной стеной, сложенной из больших тесаных камней сухой кладкой. Внутри крепостной стены иногда возвышалась цитадель. Такие крепости называют «циклопическими крепостями». Местами, большей частью в долинах, укрепленные пункты обносились земляным валом и деревянным частоколом. Такие укрепления служили убежищем населению лишь при набегах малочисленного, плохо вооруженного врага и не могли устоять перед многочисленным войском. Так, урартийский царь Сардури II в одной из своих надписей сообщает, что в окрестностях Чалдырского озера он за один день захватил 35 таких «крепостей» и 200 разбросанных вокруг них селений.

Нашествие киммерийцев и скифов и его последствия

В середине VIII в. до н. э. разгорелась ожесточенная борьба между царствами Урарту и Колха. Однако нам не известно, какое из этих двух крупнейших закавказских государственных образований вышло победителем. Возможно, что вскоре столкновения между ними и вовсе прекратились, так как на границах враждующих царств появился новый грозный и многочисленный враг.

В 20-х годах VIII в. до н. э. со стороны областей, лежащих к северу от Кавказского хребта, двинулись на юг воинственные племена киммерийцев и скифов. Нашествие огромных масс кочевников положило конец могуществу Урарту и Колха. Особенно сильно пострадали колхи, получившие сокрушительный удар от киммерийцев.

Киммерийцы являлись древнейшим населением северного Причерноморья. В VIII в. до н. э. в этот район из Средней Азии вторглись скифские племена.

Название «скифы», как собирательное, в древности относили к различным племенам, обитавшим в Причерноморских степях. Наряду с североиранскими племенами, составлявшими основное ядро скифов, под этим названием часто подразумевались также родственные грузинам северокавказские племена (предки современного абхазско-адыгского, бацбийско-кистинского и дагестанского населения).

Киммерийцы и скифы наводили страх на такие большие государства, как Ассирия и Урарту.

Часть скифов и киммерийцев обосновалась на территории Закавказья. Они расселились в той части Грузии, которая известна под именем Нижней Картли и в соседних с ней областях Азербайджана и Армении. Здесь они одно время (в конце VIII в. и в первой половине VII в. до н. э.) представляли могучую силу.

Киммерийцы и скифы сыграли большую роль в изменении политической обстановки на Ближнем Востоке и в Закавказье. Некоторые из племенных объединений благодаря им усилились, другие — пришли в упадок.

Первыми, кому пришлось столкнуться с киммерийцами, были колхи, через территорию которых двигались кочевники. Только разгромив Колхиду, киммерийцы могли вторгнуться вУрарту и в Малую Азию. Преодолев сопротивление колхов, киммерийцы обосновались в северо-восточной части Малой Азии, совершая отсюда набеги на Урарту и в Малую Азию.

Урартские цари, подобно многим другим правителям того времени, вместо сопротивления вторгнувшимся кочевникам предпочли заключить с ними союз и использовать их отряды в борьбе с соседними государствами. Так, в 676 г. до н. э. царь Урарту Руса II, совместно с киммерийцами, двинулся в поход против сильнейшего в то время малоазийского государства мушков (Фригийское царство). В результате этого похода мушки были разгромлены. По свидетельству древних писателей, потерпевший поражение царь мушков Мидас покончил самоубийством.

С середины VII в. до н. э. кочевые племена уже выступают не самостоятельно, а как союзники или наемники правителей различных государств. Рассеянные малочисленными группами на обширной территории Ближнего Востока и Закавказья, киммерийцы и скифы постепенно подпали под влияние завоеванных ими народов. Часть кочевников впоследствии ассимилировалась с местным населением. Некоторые из скифских племен, как полагают, возвратились на Северный Кавказ.

Союз с отрядами киммерийцев и скифов, использование их и военных целях способствовали успешной борьбе южных государств со своими врагами. Возможно, что именно это обстоятельство сыграло определенную роль в усилении объединения восточногрузинских племен, живших в верховьях р. Чорохи, в пределах исторической Сперской области.

Объединение сасперов. Падение Урартского царства и распространение влияния сасперов на северные районы Урарту

Среди племен Восточной Грузии наибольшего расцвета к этому времени достигло племя, обитавшее в бассейне верхнего течения р. Чорохи. На прогяжении ряда предшествующих веков это племя входило в состав Диаохи. После разгрома Диаохи колхами на эту область распространилась власть правителей Колхиды. Впоследствии, когда Колхидское царство было разгромлено или, во всяком случае, значительно ослаблено нашествием киммерийцев, а могуществу государства Урарту был нанесен непоправимый урон, создались чрезвычайно благоприятные условия для развития и усиления восточногрузинских племен, проживающих на территории Сперской области. Во второй половине VII в. до н. э. здесь возникло крупное объединение племен, которое древнегреческие писатели называли «сасперами». Власть этого объединения распространилась на всю обширную область между Колхидой и Мидией. В сфере его влияния оказались и скифские племена, жившие в Южной Грузии и в соседних с ней районах. Совместно с этими племенами объединение сасперов приняло активное участие в окончательном разгроме некогда могущественного государства Урарту.

В начале VI в. до н. э. центральные районы Урарту подверглись нашествию мидийцев; однако сасперы и скифы положили конец урартскому господству в Южном Закавказье. Это подтверждается тем, что Южное Закавказье вскоре оказалось в сфере влияния сасперов.

Распространение на этот край политического влияния грузинских племен положило начало их слиянию с частью урартских племен, обитавших там издревле. Последние, слились с грузинскими племенами, утратили свой язык и обычаи, но, в свою очередь, внесли определенный вклад в развитие языка и культуры грузин. Дли иллюстрации можно привести такой интересный факт. В припевах распространенных грузинских народных песен часто встречаются непонятные слова, которые, как выясняется, являются урартскими словами. Таковы, например, припевы: «иври-арале», «тари-арале», «ари-арале». Именем «Арале» в древневосточных странах называли божество урожая, а «иври» по-урартски означает «владыка», «господин»; «тари» — «могущественный», «победоносный»; «ари» по-урартски значит «дай». Таким образом, в припевах некоторых грузинских песен сохранились чисто урартские обращения к божеству: «Владыка Арале»!, «Могучий Арале»! и «Дай (бог) Арале!».

Образование крупных объединений армянских племен

Как отмечалось выше, после разгрома Урартского царства в северных его районах главенствующее положение занимают грузинские племена. Такое же положение в западных областях Урарту заняли древнейшие соседи грузин — армянские племена. Из стран Хайаса-Сохми они распространяются в южном и восточном направлениях. Под властью армянских объединений оказалась обширная территория, которую в прошлом населяли хурритские и урартские племена, а также области, которые ранее были захвачены киммерийцами и скифами. Значительная часть их в дальнейшем слилась с армянскими племенами и вошла в состав армянского народа. Это обстоятельство наложило свой отпечаток на армянский язык: в него проникло много хурритских и урартских слов. Армянские племена усвоили также ряд хурритских и урартских обычаев.

Взаимоотношения грузинских племен с Мидийским и Персидским государствами

Объединения грузинских и армянских племен вели борьбу с Мидийским царством, которое в конце VII в. и в первой половине VI в. до н. э. являлось могущественным государством Передней Азии. Однако в середине VI в. значительно усилилось расположенное к югу от Мидии Персидское государство. Персидский царь Кир покорил много стран, в том числе и Мидию. Вскоре персы подчинили себе армянские племена, а также ряд грузинских племен, живших на юге Закавказья.

Персы наложили дань на покоренные народы и племена, а также обязали их поставлять воинов в персидское войско. Обширное Персидское царство было разделено на области или «сатрапии», которыми управляли царские чиновники — «сатрапы». Сасперы вместе с матиенами и алародиями составляли 18-ю сатрапию; в 19-ю сатрапию, объединявшую население юго-восточной части побережья Черного моря, входили мосхи, тибарены, макроны, моссиники, мары.

Персидским царям не удалось включить в состав своего царства грузинские племена, жившие в северных областях. В это время на территории Восточной и Западной Грузии существовали крупные самостоятельные политические образования, энергичное сопротивление которых персидские цари, по-видимому, сломить не могли.

РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКАЯ ЭПОХА

Глава III.

Раннерабовладельческие государства в Грузии в VI—III веках до н. э.

§ I. ЗАПАДНАЯ ГРУЗИЯ В ПЕРИОД СУЩЕСТВОВАНИЯ

СЕВЕРОКОЛХСКОГО (ЭГРИССКОГО) ЦАРСТВА

(VI — III ВЕКА ДО Н. Э.)

Колхидское (Эгрисское) царство. Отношения с Персией.

Вслед за киммерийцами, которые вторглись на территорию Южной Колхиды в VIII в. до н. э., объединению грузинских племен стали угрожать новые завоеватели — мидийцы и персы. В Южной Колхиде исчезли условия для существования крупных объединений местных племен.

Более благоприятная обстановка сложилась и в северной Колхиде, захватить которую завоеватели не смогли. В VI в. до н. э. именно здесь возникает в качестве преемника древней Колха Колхидское царство, занимавшее значительную часть современной Западной Грузии.

Персидским царям не удалось включить Колхиду в состав своей империи и назначить туда своих правителей. Тем не менее Колхидское царство в первый период своего существования (конец VI в. и первая половина V в. до и. э.) вынуждено было принять на себя перед Персией определенные обязательства: время от времени, один раз в пять лет, колхи посылали ко двору персидского царя рабов и рабынь в количестве 100 юношей и 100 девушек. В случае войны колхи обязаны были выставить вспомогательное войско. Так, например, когда персидский царь Ксеркс в 480 г. до н. э. пошел походом на Грецию, в его войсках, наряду с мосхами, тибаренами, макронами, моссиниками, марами и сасперами, находились и колхи.

Во второй половине V в. из-под ига персов освободились «многие грузинские племена, обитавшие к югу от Колхидского царства, в том числе макроны, моссиники, тибарены, халды, халибы и ряд других племен. Разумеется, Колхидское царство в это время полностью освободилось от всякой зависимости от Персии.

Большое Колхидское царство просуществовало до начала III в. до н. э., т. е. до того времени, когда значительная часть Западной Грузин оказалась в сфере влияния вновь возникшего Иберийского царства.

Развитие хозяйственной жизни в Западной Грузии в период

Колхидского царства

В этот период в Западной Грузии орудия труда и оружие изготовлялись, главным образом, из железа, что способствовало повышению производительности труда и подъему хозяйственной жизни страны.

В земледелии, которое являлось главной отраслью хозяйства в низменных районах Западной Грузии, в это время применялось пахотное орудие с железным наконечником, что привело к быстрому росту полеводства.

Кроме хлебных злаков, в Западной Грузии широко культивируются идущие на пряжу растения, в частности, лен и конопля. Развиваются садоводство и виноградарство.

В горных и низменных районах широкое развитие получает скотоводство, хотя главной отраслью хозяйства оно являлось лишь для горцев. В горных местностях из домашних животных помимо овец и коз разводились коровы и лошади, а также собаки — верные помощники пастуха. В низменных районах разводится главным образом, крупный рогатый скот, а также свиньи. Как горцы, так и жители долин занимаются пчеловодством.

Дальнейшее совершенствование получает ремесленное, производство. Дошедшие до нас металлические и керамические изделия дают представление о незаурядном мастерстве тогдашних ремесленников. О высоком развитии ремесла свидетельствует также тот факт, что найденные в Даблагоми (Самтредский район) глиняные винные кувшины (квеври) имеют клейма изготовивших их мастеров или ремесленных мастерских. В отдельную отрасль профессионального ремесла выделяется производство льняных тканей. Тончайшая колхская ткань, изготовляющаяся на ткацких станках, славилась далеко за пределами Колхиды.

Интенсивному разделению общественного труда сопутствовало развитие торговли.

Греческие колонии и местные торгово-ремесленные центры

Греки издревле имели торговые связи с племенами Причерноморья. Это подготовило почву для образования здесь греческих колоний. Греков привлекали сюда природные богатства края, а также возможность приобрести рабов.

Первые греческие колонии на побережье Черного моря возникли в VIII в. до н. э. В VIII — VI вв. до н. э. образовались такие крупные по тому времени колонии, как Трапезунд, Керасунт, Фасис (современный Поти), Диоскурия (к югу от Сухуми), несколько позже — Питиунт (современная Пицунда) и ряд других.

Греки обычно обосновывались в существующих поселениях или по соседству с ними. Поэтому население многих из греческих колоний на побережье Колхиды было смешанным: кроме иноземцев, оно включало в себя большое число коренных жителей.

Греческие поселенцы вывозили из Колхиды строевой лес, лен и льняные ткани, металлические изделия, кожу, золото и рабов. Греческие писатели неоднократно упоминают о рабах из Колхиды. В этой связи интересный факт сообщает древнегреческий историк Ксенофонт. Ксенофонт прошел через Южную Грузию в 401 г. до н. э. вместе с армией греческих наемников персидского царевича Кира. Когда греки приблизились к реке, за которой начинались земли грузинского племени макронов, последние, выстроившись на противоположном берегу реки, забросали камнями греков, подбодряя друг друга воинственными возгласами. Один из воинов, бывший некогда рабом в Афинах, понял их речь и догадался, что сам он по происхождению, наверное, был макроном. По-видимому, этот воин еще подростком был уведен в плен, продан греческим колонистам и отправлен ими в Афины.

Через греческие колонии в Грузию завозились, главным образом, предметы роскоши: чернолаковая керамика, вино, оливковое масло и т. п. Покупателями этих товаров являлись семьи местной знати.

Греческие колонии представляли собой рабовладельческие города. Население этих городов, несомненно, широко использовало рабский труд. Работорговля была одним из основных занятий колонистов. Развитие рабовладения породило охоту за людьми и способствовало обострению военных столкновений между отдельными племенами.

Греческие колонии возникли в период существования здесь большого и сильного Колхидского царства. Поэтому они не могли играть значительной роли в политической жизни страны. Однако, как торговые центры, которые имели важное значение для социально-экономического развития Колхиды. Колонии содействовали росту товарных отношений в стране, а это, в свою очередь, вызвало углубление процесса распада сельской общины.

На территории Колхидского царства в это время существовали и свои собственные торгово-ремесленные центры, расположенные, в основном, по р. Риони, являвшейся важной торговой магистралью. Один из таких пунктов находился, например, там, где ныне расположен районный центр Вани, другой — у села Даблагоми (Самтредский район). Здесь археологами обнаружены остатки оборонительных сооружений и построек с черепичной кровлей. Найдено также большое количество монет, довольно много предметов роскоши иноземного происхождения и т. п.

О сравнительно высоком уровне развития товарных отношений, наличии оживленного денежного обращения в Западном Грузии того времени свидетельствует и факт широкого распространения здесь серебряных монет местной чеканки. Это так называемые колхидки. Тысячи их обнаружены в Западной Грузии, в частности, в ее внутренних районах, вдали от морского побережья. Вне пределов Западной Грузии их находят очень редко. На одной стороне основного типа этих монет изображена голова человека, а на другой — голова животного обычно, быка. Чеканка колхидок производилась в течение нескольких столетий, начиная с VI в. до н. э.

Столь интенсивное денежное обращение чуждо родовому обществу и указывает на существование социального слоя торговцев. Развитие жизни в Западной Грузии достигло уже того уровня, когда общество распадается на классы и возникает государство.

Углубление имущественного и социального неравенства

В Западной Грузии, особенно в низменной ее части, усиливается процесс расслоения населения. Имущественное неравенство наблюдается не только в городских, но и в сельских поселениях. Если одна часть погребений того времени отличается немногочисленностью обнаруживаемых в них предметов, то другая, наоборот, поражает обилием различной утвари, среди которой встречаются дорогие украшения, выполненные с большим художественным вкусом, металлическая посуда и много иных предметов. Захороненные в богатых погребениях лица принадлежали к местной знати и обладали всеми этими предметами еще при жизни.

Именно богатая верхушка общества являлась главным покупателем и потребителем предметов роскоши. Ею же, в основном, использовался и рабский труд. Рабы даровая рабочая сила — главным образом добывались на войне. Верхушка общества эксплуатировала также многочисленный слой свободных и полусвободных земледельцев, составлявших основную массу непосредственных производителей материальных благ и все еще живших общинами. С течением времени община все более и более распадается: отдельные ее члены обогащаются, а большинство впадает в бедность, Однако старые общинные связи пока что оказывают большое влияние на жизнь общества.

Колхидское царство было государством раннерабовладельческим. Так называют такое, сравнительно малоразвитое, классовое общество, в котором все еще сильны пережитки первобытнообщинного строя и где количество рабов и сфера их использования незначительны.

Положение в горных районах Колхиды

Рабовладельческое государство охватывало не всю Западную Грузию. Оно в основном занимало низменные районы, а вокруг, в нагорьях пока что господствовал первобытнообщинный строй. Колхидским царям время от времени, по-видимому, удавалось подчинить себе горные племена, но это ничего не меняло в их жизненном укладе. У обитавших в северном нагорье Западной Грузии племен, и том числе у сванов, которые занимали здесь большую территорию, не только в ту эпоху, но и значительно позже, оставались порядки родового общества: главенствовали вождь, племенной совет и т. д.

Первобытнообщинный строй сохранялся также у большинства грузинских племен, живших в Причерноморье, хотя процесс имущественной и общественной дифференциации населения здесь зашел уже довольно далеко. Из описания Ксенофонта можно заключить, что не все горные племена стояли на одном и том же уровне развития. Ксенофонт в своих записях упоминает многолюдный, большой и богатый город Гюмнию, в то время как население других мест он характеризует как отсталое. Небольшие объединения горских племен вели между собой постоянные войны. Однако против общего врага горские племена часто выступали сообща.

Племена юго-восточного Причерноморья к тому времени завоевали себе свободу и независимость в жестокой борьбе с Персией. С какой самоотверженностью боролись они против иноземных захватчиков, предпочитая смерть рабству, можно заключить по одному интересному эпизоду, сообщаемому Ксенофонтом: возвращаясь из Персии на родину и проходя по этим местам, греческое войско под начальством Ксенофонта, беспощадно грабило местное население. Когда греки достигли земли одного из здешних племен—таохов, последние укрылись в укреплениях, возведенных на возвышенностях, захватив с собой продовольствие и скот. Грекам с большим трудом удалось взять одно из таких укреплений. Тогда, — рассказывает Ксенофонт, — страшное зрелище открылось перед нашими глазами: женщины со скалы бросали детей вниз и кидались за ними сами, так же поступали и мужчины. Один из греков, прельстившись красивой одеждой одного таоха, пытался помешать ему кинуться вниз со скалы, но таох увлек грека за собой в пропасть, и оба погибли. «Здесь, — заключает Ксенофонт, — людей было захвачено очень мало, но рогатого скота, ослов и овец много».

§ 2. ВОСТОЧНАЯ ГРУЗИЯ В VI — III ВЕКАХ ДО Н. Э.

Объединение восточно-грузинских племен и Персидская держава

Ахеменидская Персия в VI в. до н. э., наряду с другими племенами, подчинила себе южное объединение грузинских племен — сасперов. Включенные в состав Персидской державы, сасперы несли на себе все тяготы порабощения — платили дань, производили «царские работы», выставляли при надобности воинов. Нет сомнения, что в их области стояли персидские войска и распоряжались там персидские чиновники.

Достоверно не установлено, как далеко распространялось на север господство персов, однако известно, что население северной части Восточной Грузии, так же, как и население одной части Западной Грузии (Колхидское царство), сохранило свою независимость от Персии. В этой части Восточной Грузии был расположен город Мцхета, который впоследствии сделался столицей восточногрузинского государства. Греческий писатель Плутарх говорит, что «иберы не покорялись ни мидянам, ни персам» («иберами» иностранцы называли население современной Восточной Грузии).

Персидская держава, в состав которой входило южное объединение восточногрузинских племен, просуществовала свыше двух столетий — с середины VI в. до 30-х годов IV в. до н. э., когда она была разгромлена греко-македонской армией, вторгшейся в Азию во главе с Александром Македонским.

Государство Ахеменидов являлось мировой державой. В него входили Иран, Месопотамия, Малая Азия, Сирия, Палестина, Египет и др. Существование такой обширной империи способствовало развитию торгового обмена в странах, входивших в ее состав. Центральная власть внесла упорядочение и в дело чеканки монет. Производилась чеканка золотых, серебряных и медных монет, получивших широкое хождение на всей территории империи. Все это ускорило процесс общественного развития среди тех восточногрузинских (картских) племен, которые входили в состав Персидской державы или являлись ее соседями.

Развитие имущественной и социальной дифференциации

Развитие производительных сил, дальнейшее общественное разделение труда и рост торгового обмена привели к углублению имущественного и социального неравенства среди населения, обитавшего на территории Восточной Грузии.

В Восточной Грузии шел процесс разложения первобытнообщинного строя. Археологические раскопки отчетливо выявляют различие между бедными и богатыми погребениями, свидетельствуют о том, что в руках местной знати, выдвинувшейся из рядовых членов общества, сосредоточивалось значительное движимое и недвижимое имущество. В Ксанском ущелье, например, возле сел. Садзегури (Ленингорский район), обнаружено много ценных предметов, которые, по-видимому, представляли инвентарь из погребения знатной женщины. В погребении найдено много ювелирных изделий и украшений высокохудожественной работы (золотые браслеты, ожерелья, кольца, золотые подвески головного убора, серьги и др.), посуда, часть конской сбруи, сердоликовые, из горного хрусталя, агатовые и янтарные бусы. По соседству с богатыми погребениями археологи нашли погребения людей малоимущих, которые почти никаких вещей не содержали.

Погребения, подобные Садзегурскому, относящиеся к той же эпохе, обнаружены и в других местах Восточной Грузии, например, в сел. Казбеги и возле сел. Цинцкаро (Тетрицкаройский район).

На территории Восточной Грузии и по соседству с ней существовало несколько крупных племенных объединений, которые вели борьбу, как с иноземными захватчиками, так и между собой. В результате военных столкновений победителям, в виде добычи, помимо другого имущества, доставались пленные, которых наиболее влиятельные, богатые члены общества превращали в рабов.

Образование Картлийского (Иберийского) царства

В IV в. до н. э., после того как жившие здесь племена освободились от персидского господства, на территории Картли возникло крупное политическое объединение грузинских племен, власть которого распространялась на значительную часть современной Восточной Грузии. Постепенно в этом крае все больше возрастает роль мцхетского района. В Мцхета скрещивались дороги из Западной Грузии, Месхети, Армении, Азербайджана и Северного Кавказа. Через Мцхета проходил также большой торговый путь, который, через черноморские порты, вел из Индии к бассейну Средиземного моря. Товары из Индии по р. Аму-Дарья доставлялись до Каспийского моря (куда впадала тогда Аму-Дарья), оттуда по р. Мтквари (Кура) шли вверх по течению в Восточную Грузию. Из Восточной Грузии индийские товары уже сухим путем через Сурамский перевал завозились в Западную Грузию, где они по р. Риони достигали причерноморских городов, в частности Фасиса (Поти). Сведения об этом торговом пути мы находим уже у греческих писателей, живших на рубеже IV — III вв. до н. э.

Кроме того, Мцхета и её окрестности занимали весьма выгодное положение и в смысле обороны края. Это было удобное место для возведения взаимосвязанных крепостных укреплений.

В политической жизни Восточной Грузии в тот период определенную роль сыграло грузинское племя мосхов («мушки» в древневосточных источниках). Часть мосхов (месхов) под напором киммерийцев передвинулась на северо-восток, в глубь Закавказья, осела в юго-восточных районах Грузии, в долину среднего течения Куры, в частности, в район Мцхета. Многие названия в этом районе имеют месхское происхождение. Само название Мцхета происходит от племенного наименования мосхов. В древних верованиях месхов сильно сказывалось влияние хеттско-малоазийских культов. Через месхов почитание многих хеттско-малоазийских божеств проникло в древнюю религию грузин. Некоторые из древнегрузинских божеств носят хеттские имена, как, например, Армази — бог луны, считавшийся верховным божеством в Восточной Грузии, Заден — бог плодородия и др.

В 30-х годах IV в. до н. э. на территорию Персидского царства вторглись греко-македонские войска во главе с Александром Македонским. Держава Ахеменидов была разгромлена. Возникшая на ее развалинах империя Александра Македонского вскоре после его смерти (323 г. до н. э.) распалась на самостоятельные отдельные царства, в которых захватили власть военачальники Александра. Передняя Азия досталась Селевку, знатному македонянину из города Эвропа, положившему начало династии Селевкидов

Таким образом, распад державы Александра Македонского привел к возникновению новых государств, которые оказались более устойчивыми, чем «мировая монархия» Александра. Эти государства называют эллинистическими. Эллинистическим в истории древнего мира принято называть период, начиная от завоеваний Александра Македонского до покорения Римом последнего крупного эллинистического государства — Египта (30-е годы I в. до н. э.).

В эллинистическом мире имело место слияние и взаимодействие греческих (эллинских) и восточных элементов экономического и социального строя, политических учреждений, обычаев и идеологии.

Согласно грузинским источникам, образование Восточно-грузинского царства (Картлийского, или Иберийского) произошло в условиях ожесточенной борьбы с «греками». Древнегрузинская история донесла до нас сведения о том, что «греческие» отряды захватили Южную и Восточную Грузию. Одновременно они распространили свою власть и на население нагорий, обложив его данью. Древнегрузинские источники в мрачных красках рисуют разгул захватчиков.

Против них и Картли вспыхнуло восстание, которое возглавил Фарнаваз, находившийся, по преданию, в родстве с низложенным «греками» мамасахлисом (старейшина) Мцхета. К участию в борьбе против захватчиков Фарнаваз привлек и горные племена. Фарнавазу оказал помощь также правитель Эгриси) Куджи.

Существовавшее в Грузии Колхидское царство, которое население Восточной Грузии называло Эгриси, в то время пришло в упадок. Власть его правителя распространялась теперь всего лишь на ограниченную территорию, расположенную к северу от Самцхэ (Месхети) и Аджара.

Захватчики, изгнанные из Мцхета, укрепились в Южной Грузии, откуда пытались вернуть утраченные земли. Однако Фарнаваз был поддержан правителями крупнейшего эллинистического государства — Селевкидами, направившими в помощь Фарнавазу армянские отряды, и вскоре он изгнал захватчиков и из пределов Южной Грузии.

Одержав победу, Фарнаваз и в дальнейшем сохраняет дружественные отношения с монархией Селевкидов, которой и то время правил Антиох I. Таков рассказ грузинских источников о Фарнавазе. Династия Фарнавазианов, основателем которой является Фарнаваз, царствовала в Восточной Грузии с первой половины III в. до н. э. в течение ряда веков. Столицей этого царства стала Мцхета.

Усиление Картлийского (Иберийского) царства

В царствование Фарнаваза и его преемника Саурмага, в течение III в. до н. э., Картлийское царство являлось значительным государственным объединением. Оно не только охватывало всю современную Восточную Грузию, но и владело соседними с ней областями. Ему принадлежали, в частности, Тао-Кларджети, Спери и др.

Картлийское царство включило в себя часть Западной Грузии. Здесь, на территории, смежной с Восточной Грузией, в районе Сурамского перевала, образовалась одна из военно-административных единиц Картли (Иберии) — Аргветское саэристао[1]. Собственно Эгрисское царство (Колхида) также оказалось под влиянием Картли.

Социально-экономические отношения в Картлийском царстве

Картлийское царство, как и Колхидское (Эгрисское), представляло собой раннерабовладельческое государство с сильными пережитками первобытнообщинного строя. Основную массу производителей материальных благ составляли свободные и полусвободные земледельцы, жившие сельскими общинами. Они несли разнообразные повинности и все чаше и чаще попадали в зависимость от царской власти, знати и жрецов.

Возникновение и упрочение Картлийского царства не могло быть достигнуто мирным путем. Это была эпоха постоянных войн, которые в большинстве случаев были успешными для Картли. Войны сопровождались обращением многих пленных в рабство. Захваченная живая добыча попадала в распоряжение царского дома и военно-служилой знати. Рабовладение все более и более проникает в социально-экономическую жизнь Картлийского царства. Правители Иберии начинают строить крупные оборонительные укрепления и другие сооружения. Напротив современного города Мцхета, на горе Багинети был выстроен город-крепость Армазцихе, ставший резиденцией царей. В окрестностях столицы и во многих стратегических пунктах Картлийского царства были воздвигнуты мощные крепости и другие сооружения. Это большое строительство цари Картли осуществляли руками рабов.

Кроме того, рабский труд широко применялся и различных мастерских; рабы использовались царским двором и семьями знати также в качестве слуг.

В хозяйстве рабский труд применялся в меньших масштабах. Здесь основную массу эксплуатируемых составляли члены покоренных общин. В результате многочисленных победоносных войн в Картлийском царстве появляются захваченные и покоренные общины, земли которых объявлялись царской собственностью. Число таких общин, увеличиваясь, привело к тому, что значительную долю земли в государстве стали составлять царские земли, доход с которых поступал в царскую казну. Эти общины производили для правящей верхушки общества — царского дома и его приближенных— «все, что необходимо для жизни».

С образованием царства в Картли появляются и развиваются города с мощными крепостными центрами, рынками, общественными зданиями и водопроводами. Эти города становятся центрами ремесла и торговли. Жители городов наряду с ремеслами и торговлей все еще занимались земледелием.

Господствующими слоями населения являлись царский род, военно-служилая знать и жречество. Военно-служилая знать пополнялась за счет царских дружинников и, частично, теми общинниками, которые выделялись в процессе социально-имущественного расслоения в среде самой общины. Некоторые должности времен родового строя, например, старейшины общины, после образования Картлийского царства, имеют тенденцию превратиться в государственно-чиновничьи должности.

Усиление процесса консолидации грузинских племен

Еще в эпоху средней и поздней бронзы, когда началось образование союзов племен, было положено начало консолидации (объединению) грузинских племен. Этот процесс усилился с III в. до н. э., после возникновения Картлийского царства, включившего в себя, наряду с Восточной Грузией, значительную часть Западной Грузии, что способствовало постепенному сближению населения страны и образованию единой грузинской народности.

Элементы общности грузинских племен, которые достаточно ярко проявились уже в раннерабовладельческую эпоху, в дальнейшем, в феодальную эпоху, легли в основу процесса формирования грузин как единого народа.

Территория, на которую постепенно распространились власть и политическое влияние Картлийского царского дома, была заселена не только грузинскими племенами. Наряду с грузинами здесь жил ряд племен северокавказского, североиранского, хеттского, хурритского и урартского происхождения. Образование грузинского государства ускорило процесс ассимиляции этих племён. Очутившись в сфере политического влияния Картлийского царства, часть этих племён слилась с грузинскими племенами, утратила свой язык и другие типичные черты. Вместе с тем, язык и культура грузин испытывали на себе влияние ассимилируемых племён. В лексике грузинского языка до настоящего времени можно проследить хеттские, урартские языковые элементы.

[1] Саэристао — военно-административный округ, воеводство.

Глава IV. Грузия раннерабовладельческой эпохи со II века до н. э. по III век н. э.

 

§ 1. ПОЛОЖЕНИЕ В СОСЕДНИХ С ИБЕРИЕЙ СТРАНАХ

Армянские государства. Понт. Парфия

Из граничивших с Картлийским царством эллинистических государств особо важное значение для Картли приобретали государства, которые возникли на территории Армении при преемниках (диадохах) Александра Македонского. К ним относились Айраратское царство (с 316 г. до н. э.) в долине среднего течения р. Аракса, с правящей династией Ервандидов, со столицей Армавир; царство Малая Армения — в верхнем течении р. Евфрат. Бассейн Ванского озера и область Софена (по-армянски Цопк) и долине р. Евфрата входили в состав державы Селевкидов, как особые сатрапии, в 220 г. до н. э. Араратская область также отошла к Сирийскому царству (при Антиохе III). Таким образом, к концу III в. до н. э. почти все армянские земли оказались под властью Селевкидов. Позднее (II в. до н. э.) На территории Армении возрождаются самостоятельные армянские государства — так называемые Большая Армения со столицей Арташат (на Айраратской равнине, в окрестностях нынешнего Хор-Вирапа) и Софена.

Понтийское эллинистическое царство образовалось в Малой Азии в самом конце IV в. до н. э.; в состав Понтийского царства вошли как территории грузинских (мегрело-чанских) и родственных с ними племен, так и греческие торговые города юго-восточного и южного Причерноморья, в том числе Трапезунд. Понтийское царство значительно усилилось в годы правления Митридата VI Эвпатора (111 — 63 гг. до н. э), но ему скоро был положен конец. Понтийское царство было обращено в римскую провинцию (63 г. до н. э.).

Парфянское царство образовалось на юго-восточном побережье Каспийского моря (255 г. до н. э.). В его границы одна за другой вошли обширные территории от р. Евфрата до р. Инда. Из его городов столицей служили Гекатомпил — в восточной части государства, Экбатаны, а позднее Ктесифон — в западной его части. Парфянское царство пало в борьбе с иранскими правителями (226 г. н. э.).

Албания. Северокавказские горцы

Албания охватывала территорию нынешнего Азербайджана и нагорную часть Дагестана. На востоке ее земли простирались до берегов Каспийского моря. Восточная граница Картлийского царства с Албанией проходила в долине р. Алазани, по левую сторону реки. Через Каспийские ворота (впоследствии Дербентские) Албания и другие закавказские народы поддерживали торговые и культурные связи с северными племенами. Население Албании в то время составляли албанцы, удины, леги и др. Этническое название албанцев по-видимому сохранилось в таких топонимах, как Алвани в Кахети, историческая Алони и др. Албания наряду с Иберией, Эгриси и Арменией являлась важным государственным образованием в Закавказье.

Северокавказских горцев греческие и римские историки именовали сарматами. Под этим собирательным именем подразумевались обитавшие за Главным Кавказским хребтом, располагаясь с запада на восток, адыге, аланы, дидойцы, лезгины (леги) и др. Горские племена продолжали жить первобытнообщинным строем, устои которого частично уже были поколеблены. Преобладающими формами хозяйства здесь были скотоводство и охота. Среди адыге эллинистическое влияние распространилось в основном через Боспорское царство (со стороны Керчи) и Колхиду.

Часть горцев населяла глубокие ущелья Главного Кавказского хребта. Кавказ и тогда был хорошо известен, как название горного хребта. Были известны и его природные ворота, называемые греками и римлянами Кавказскими воротами, а грузинскими авторами в разные исторические эпохи — Арагвскими или Осскими (аланскими) воротами. По-персидски они именовались Аланскими («Дар-и-алан», отсюда современное название Дарьяла).

§ 2. КАРТЛИЙСКОЕ ЦАРСТВО ВО II--I ВЕКАХ ДО Н. Э.

В начале II века народам Закавказья пришлось вступить в длительную борьбу с Римской державой. Ведя захватнические войны в бассейне Средиземноморья, римские легионы проникли в Малую Азию, где тогда распространялась власть Селевкидского царя Антиоха III. В 190 г. до н. э. в битве в долине Герма, подле г. Магнезии (недалеко от Смирны), победа досталась римлянам, что предрешило утверждение власти Рима на Ближнем Востоке. Это повлекло за собой и отпадение от Сирийского царства Большой Армении и Софены. Здесь правившие селевкидские сатрапы Арташес и Зарех (у греко-римских авторов — Артаксий и Зариадр) объявили себя независимыми царями. Особенно сильным властелином стал Арташес. В Айраратской долине, на берегу р. Аракса возникла столица Армении, названная по его имени — Арташат.

В ходе борьбы за расширение своих государственных границ на севере правители Армении отторгли от Картли южные области, в греческих источниках означенных под название — Гогарены, Хордзени, Париадр и др. Высказывается мнение, что армянские правители завладели и расположенной на стыке Иберии — Албании областью Камбечовани (у греков и римлян Камбисена, позднейшие Кизики-Шираки).

Вступивший на Картлийский престол внук царя Фарнаваза Мириан (приблизительно 189 — 155 гг. до н. э.) вынужден был вести военные действия как на юге и востоке, так и на севере своего государства. Он двинул свои отряды в Дарьяльское ущелье, где жили племена чарталы, глигвы (предки ингушей) и др. Овладев Дарьялом, иберы, по образному выражению древнего летописца, там «повесили ворота», т. е. закрыли, взяв под свой контроль, все ущелье. Из ранних укреплений, охранявших движение через ущелье, источники называют крепость Куманиа.

В царствование Фарнаджома, сына Мариана (приблизительно 155 — 140 гг. до н. э.), для усиления обороны Мцхета была сооружена крепость Задени, а у Кварлис-цкали (приток Алазани) был заложен город-крепость Некреси. Однако военные действия Фарнаджома против правителей Большой Армении окончились его поражением. В результате на картлийский престол был возведен сын Арташеса Аршак (приблизительно 140 — 120 гг. до н. э.), состоявший в родстве с царским родом Фарнавазидов.

Военные союзы Иберии с братскими народами Кавказа

Наряду с римлянами усилило свою захватническую политику Парфянское государство, которое овладело Атропатеной (Иранский Азербайджан) и частью армянских земель. В 94 г. до н. э. понтийский царь Митридат VI и армянский царь Тигран II заключили военно-политический союз, направленный против Рима и Парфии. Для закрепления союза Тигран женился на дочери Митридата. Картлийское и Албанское царства примкнули к этому союзу.

Вначале военное счастье улыбалось союзникам. Тигран значительно расширил границы своего царства за счет Парфии, а Митридат к лету 88 г. до н. э. подчинил себе всю Малую Азию, берега Черного моря с охватом Колхиды, Боспорского царства. Однако до решительной и прочной победы было еще далеко. В ходе трех, так называемых Митридатских войн (в промежутке времени от 88 по 64 г. до н. э.), Понтийское и Армянское царства были покорены римлянами.

Во время нападения римлян, под начальством Лукулла, на столицу Армении Арташат (68 г. до н. э.) против римских легионов, рядом с армянскими воинами, сражались грузинские (картлийские) копьеносцы. Армянский царь возлагал большие надежды на картлийцев, как на опытных и отважных воинов. Решительную победу в Армении римляне одержали позднее, когда в Арташат вторгся римский полководец Помпей. Ценою контрибуции армянский царь удержал свою власть, приняв навязанные ему римлянами дружбу и союз с ними (66 г. до н. э.). Помпей оттуда двинулся против Албании.

Во главе 40-тысячиого войска албанский царь Оройс сразился с римлянами. Не получив решительного перевеса, римляне кончили дело заключением мира с противником, а примирение обеспечило римлянам возможность следовать далее на запад для завоевания Грузии.

§ 3. ПОХОД РИМЛЯН В ГРУЗИЮ

Покорение Картли и Колхиды, по расчетам Помпея, сулило ему окончательный разгром Понтийского царства и его союзников. Кроме того, завоеватели справедливо считали, что Грузия располагала необходимыми для них военными ресурсами и стратегическими путями, ведшими к Черному и Каспийскому морям, а также на Северный Кавказ, где можно было добыть сырье, захватить рабов и т. д. Римляне стремились превратить Кавказ в прочный тыл для установления своего господства на Востоке.

Оборонительная война картлийцев (иберийцев)

В 65 г. до н. э. римские войска вторглись на территорию Картли. Здесь в это время царствовал Артаг. Картлийское царство могло выставить приблизительно 20 тысяч всадников и 60 тысяч вооруженной пехоты. Царскую гвардию составляла тяжеловооруженная конница; мощную силу представляли и отряды копьеносцев. Среди оборонительных крепостей Картли важнейшая была Мцхетская внутренняя крепость — Армазцихе (Армозике). Армазцихе возвышалась, как упоминалось, напротив г. Мцхета. Ширина Армазской южной крепостной стены равнялась четырем, шести, а местами восьми метрам. Основанием поднимавшейся из скал ограды служил тесаный камень, а на нем была возведена стена из сырцового кирпича высотою в 2,5 м. Крепость снабжалась водой по глиняным трубам и каменным желобам.

Едва картлийцы успели подготовиться к военным действиям, как римляне совершили нападение на их столицу. Немедленно переправившись на левый берег Куры, Артаг сжег за собою мост, чтобы задержать продвижение врага. Крепость Армазцихе пала. Скоро в части Картли, к югу от Куры, Помпей занял господствующее положение. В ходе напряженных военных действий стороны не раз прибегали к разным тактическим уловкам, чтобы выиграть время, обезвредить противника. Переправившись на левый берег Куры, Помпей встретил сильное сопротивление в ущелье р. Арагви, где, применяясь к лесистой местности, устраиваясь даже на высоких деревьях, иберийские лучники метко поражали противника стрелами.

Понеся значительный урон, римляне, наконец, заключили с Артагом компромиссный мир. Договорные отношения свое непосредственное выражение нашли в том, что царская власть в Картли была сохранена, другими словами, Восточная Грузия, благодаря своей внутренней организованности, избегла участи многих других стран, полностью утративших в борьбе с Римом политическую независимость, превратившихся в его провинции. Посланные Артагом победителю богатые дары («ложе, стол и трон, все из золота») должны были иметь значение контрибуции. Царю пришлось отдать римлянам в заложники своих сыновей.

§ 4. КОЛХИДСКОЕ (ЭГРИССКОЕ) ЦАРСТВО (II — I ВЕКА ДО Н. Э.)

Хозяйство. Торговля

В Колхидском царстве выработались богатые хозяйственные навыки. Дальнейшую дифференциацию претерпело ремесленное производство. Интересные образцы металлических изделий и чеканки сохранились, в частности, в Раче в погребениях Брили. В металлургии применялись восковые модели, каждый предмет отливался по особой форме. О своеобразии художественного литья бронзы свидетельствуют дошедшие до нас поясные прорезные бляхи. В керамическом производстве изготовлявшаяся ранее красивая чернолощеная посуда была заменена изделиями из красной глины. В качестве материалов, помимо железа и глины, применялись также бронза, золото, серебро, стекло, камни.

В хозяйстве важное место занимало судоходство. Оно было налажено в нижнем течении р. Риони. Теплые, лесистые и болотистые окрестности Колхиды были покрыты многочисленными каналами, на строительстве которых использовались рабы. По каналам ходили лодки, выдолбленные из цельного ствола, так называемые «оре». В Риме одобрительно отзывались о колхидских морских лодках. Колхи заготовляли на продажу лес, лен, коноплю, воск. Торговали рабами. Продолжалась чеканка монет. Наряду с колхидками появляются золотые монеты, представляющие собой подражания монетам эллинистических царей.

Центром Колхидского царства был город Айа на р. Фасисе (Риони), который, как указывается в одном из древних источников (III в. до н. э.) «и теперь стоит твердо». На площади г. Фасиса возвышалась монументальная статуя богини — покровительницы города. По описанию, относящемуся к 134 г. н. э., богиня восседала на престоле, в руках она держала кимвал (музыкальный инструмент), ее охраняли каменные львы. Эту скульптуру автор описания сравнивает с одним из произведений знаменитого греческого скульптора Фидия.

Река Квирила (по-гречески Главк) в то время считалась продолжением р. Фасиса. Большую крепость Шорапани (греческое Сарапаны) также представляли расположенной на р. Фасисе. Торговое судоходство велось от Поти до Шорапани. Выше этой крепости суда не шли из-за узости ущелья и порогов в верхнем течении реки. На р. Фасис-Квирила имелось 124 моста. Верхнее течение р. Риони, выше впадения в нее Квирила, называли своим настоящим именем — Риони. Город Цихе-Годжи лежал в ущелье р. Техури.

Политическое положение Колхидского царства

С III в. до н. э. в Колхидском царстве, подпавшем под влияние Картли, происходят значительные политические изменения. Колхские цари управляли страной через скептухов, которые получали от царей символ власти — жезл (греч. «скиптрон», откуда скептухи — буквальна «скиптродержцы»).

Из колхских царей III — II вв. до н. э. известны Аки (III в.), имя которого вычеканено на статерах — колхидских золотых монетах, и Савлак (II в.). Последний, «потомок Айэта», или Ээта, считался римлянами хранителем и владельцем неисчерпаемого клада золота и серебра.

На рубеже II — I вв. до н. э. Колхидское царство вступило в период непрерывных потрясений — социально-политических и военных. Борьба рабов, объединенных ненавистью к рабовладельцам, временами принимала характер массовых выступлений против угнетателей. Рост производительных сил, связанный с развитием ремесла и торговли, разложение общины в нагорных районах Причерноморья, населенных абазгами абшилами и др. В этих районах на первый план выдвигалась военная демократия, возглавляемая беспокойными вождями, местнические интересы которых сталкивались с общегосударственными. Царской власти уже не подчинялись и правители отдельных областей страны — скептухи. Ко времени нападения понтийского царя Митридата на Колхиду царская власть здесь была номинальной. Митридат легко завладел Колхидой, которой в течение нескольких десятилетий управляли его доверенные лица — Моаферн и другие. Скоро после окончательного поражения Митридата VI римлянами (63 г. до и. э.) Колхида стала зависимой от Рима. Римская власть в Колхиде опиралась, помимо зависимых правителей, на укрепленные приморские города, в которых стояли римские гарнизоны. Первым правителем Колхиды, после подчинения ее римлянами, был некий Аристарх. До наших дней дошла монета с именем этого Аристарха (52 г. до н. э.).

§ 5. УСИЛЕНИЕ КАРТЛИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА (I — Ш ВЕКА Н. Э.)

Сохранилось свидетельство, что Помпей свой закавказский (вообще, ближневосточный) поход завершил триумфальным шествием в метрополию. В том шествии в унизительной роли побежденных шли, в числе других царей и сановных лиц, царь колхов Олтак и «три иберских гегемона» («предводителя», по-видимому, эристава). Не случайно в числе пленников не было картлийского (иберского) царя. Вообще, если в Колхиде Рим чувствовал себя господином положения, то в Восточной Грузии его завоевания оказались весьма неустойчивыми. Оправдывалось мнение, распространенное в Риме, что иберы (картлийцы) никогда не покорялись чужеземцам, будь то мидяне, персы или македоняне, не намерены они покориться и Риму. Вот почему Рим считал необходимым держать в картлийских крепостях свои гарнизоны, содействовать укреплению местных оборонных сооружений. Но чем дальше, тем явственнее становится факт, что военный нажим не мог удержать страну в повиновении. В особенности внутриполитические кризисы, социальные потрясения (восстания рабов, междоусобицы, сопровождавшие властвование рабовладельцев и т. п.), какие переживал Рим, подрывали авторитет захватчиков и в Закавказье. Так, восстание вспыхнуло в Иберии при царе Фарнавазе в 36 г. до н. э.; оно повторилось здесь и позднее, в 15 г. до н. э. Римлянам удалось, все-таки, подавить их, что случилось и в Албании, например, в 37 — 36 гг. до н. э. Потерпев поражение, царь Фарнаваз, подобно многим тогдашним правителям, стал добиваться в Риме тех же прав, которыми пользовались «союзники» последнего. Об этом сообщает император Август в своем «Анкирском Монументе», составленном в конце его жизни (ум. в 14 г. до н. э.; Анкира — нынешний г. Анкара в Малой Азии). В конечном итоге Рим оказался вынужденным в своих отношениях с Иберией, как впрочем, и некоторыми другими странами, отдать предпочтение всякого рода компромиссам. Признавая иберийских царей своими «друзьями» и «союзниками», Рим имел в виду разделить с ними, к обоюдной выгоде, трудности охраны перевальных дорог Главного хребта (Дарьял) для обеспечения себе спокойствия на своих азиатских рубежах и необходимых способов вывоза из Северного Кавказа разных товаров, рабов и т. д. Народу иберийскому была облегчена тяжесть налогов, которые позднее были сведены на нет. В руках иберийских царей, как союзников Рима, оказывалась достаточная инициатива, чтобы вступать с Римом в выгодную для себя военно-политическую сделку за счет интересов Парфянского царства. В иных случаях иберийские цари в своей политике доходили до полного пренебрежения интересами Рима.

В своем стремлении пробиться в бассейн Каспия Рим пришел в столкновение и с Парфией. В их борьбу за господство были вовлечены и Армения, и Атропатена (она же Адарбадаган, или Азербайджан Южный), а позднее и Иберия. Яблоком раздора для Парфии и Рима служили как Атропатена, так и -- после ослабления могущества царей Армении (последней четверти I в. до н. э.) — сама Армения. Повторный захват римлянами Армении (при убийстве ими царя Арташеса II, 20 г. до н. э.) повлек за собою сговор между Парфией и Римом. Парфия, недавняя союзница Армении, признала гегемонию Рима над Арменией, взамен обеспечив себе право присоединить к своей империи Атропатену. Но неустойчивость положения римлян в Армении, где народ не прекратил борьбы за свою независимость, развязала руки парфянам против Рима

Борьба против Парфии при поддержке населения Армении

Парфянский царь Артабан направил свои войска в Армению, упразднил там при римскую администрацию и возвел на престол своего сына Аршака (35 г. н. э.).

Руководство военными действиями против парфян римляне возложили на картлийского царя Фарсмана I (30-е — 50-е гг. н. э.). В определенных кругах армянского общества, естественно, поддерживали идею изгнания парфянских захватчиков. Вслед за внезапным убийством Аршака войска Фарсмана осадили столицу Армении г. Арташат, защита которого, за смертью Аршака, была возложена на Орода, другого сына парфянского царя. В сражении с парфянами на стороне картлийцев участвовали албанцы и сарматы. Войска парфян были разбиты.

Парфянский царевич, получивший тяжелое ранение в голову в поединке с Фарсманом, бежал из Армении. При содействии римлян Фарсман посадил на армянский престол своего брата Митридата, который правил страной около пятнадцати лет (35 — 51 гг. н. э.).

Затем обнаружились дворцовые интриги при дворе Фарсмана, приведшие к очередной смене царствования в Армении. Греко-римские источники дают основание считать, что Фарсман задумал использовать создавшееся в Армении неустойчивое положение и «присоединить Армению к Иберии» (акад. И. Джавахишвили). По крайней мере, источник приписывает ему «ничем не сдерживаемое желание овладеть царством» (Тацит). Цель была искусно завуалирована. Радамист, сын Фарсмана, находясь в сговоре с отцом, вошел в доверие к дяде, Митридату, к гибели последнего. В то же время Фарсман «придумал повод» объявить Митридату войну, застигнув его врасплох. Большое войско во главе с Радамистом осадило крепость Гарни, где нашел убежище Митридат под покровительством римлян. Радамист, добившись успеха, стал царем Армении (51). Однако противники (парфяне так же, как и римляне) не были намерены уступать, в борьбе за Армению, усиливавшейся Иберии. Они и действовали с оружием в руках, умело пользуясь социально-политическими противоречиями, раздиравшими армянское общество. В результате Радамисту дважды пришлось испытать горечь изгнания: сначала — когда парфянское войско открыло путь к трону парфянскому царевичу Тиридату, и затем, когда Радамист, снова захвативший было власть над Арменией, вслед за тем окончательно утратил ее, на сей раз, имея дело не только с парфянским оружием, но и с возбужденным против него населением. Сохранились сведения, что Радамист, и борьбе за власть прибегавший к жестокостям, стал ненавистным народу.

Дальнейшее укрепление Картлийского (Иберийского) государства

Взятый при Фарсмане I внешнеполитический курс Иберии, стремление захватить руководящую роль в Армении, не привел к прямой цели. Зато Иберия еще долго неуклонно продолжала укреплять и расширять свои государственные границы, сохранять влияние и международных отношениях, поскольку эти отношения, в лице армии, парфян и «северных народов» (аланы и др.), захватывали и Закавказье. Иберия, действенно контролировавшая, в частности, Аланские порога (Дарьял), тем самым продолжала оставаться государством с крепким тылом, а стало быть, и желанным союзником римлян.

В специальной литературе сложилось мнение, что о больших военно-политических подвигах иберского царя Митридата (60 — 70-е гг. I в.), сына и преемника Фарсмана, единогласно говорят, наравне с грузинскими и греческими, также и армянские (Моисей Хоренский) и армазско-арамейские (надпись стратилата царя Митридата — Шарагаса) источники. Иберы временно приняли участие в большом походе аланов против Атропатены и Армении. В свою очередь, римляне, в поисках мира и дружбы с иберами, приняли на себя расходы по укреплению твердынь г. Мцхета. Документально известно, что это имело место при автократорах кесарях Веспасиане, Тите и Домициане, о чем торжественно возвещается в известной строительской греческой надписи 75 г., некогда украшавшей стены Мцхета. В строках 13 — 1 7 надписи упомянуты, кроме того, те самые «иберийский царь Митридат сын Фарсмана» и супруга Митридата царице «Иамасаспои» (то есть Хамазаспухи)[1], а также «народ» иберский, которым императоры «сии стены укрепили».

О дальнейшем, еще более значительном укреплении власти и авторитета иберских царей свидетельствует ряд фактов из царствования в Картли Фарсмана, современника императоров Адриана (117 — 138) и Антонина Пия (138 — 161). Из новейших исследований вопроса видно, какие смелые шаги предпринял Фарсман, чтобы «отмстить» парфянам и римлянам. Именно Фарсман, около 135 г., обрушил вооруженные силы алан на смежные с Иберией области (от Каспия до Малой Азии), где хозяйничали парфяне и римляне. Это нападение сильно встревожило тех и других. При императоре Антонине Фарсман со свитой был принят с великими почестями в Риме. Ему там император «позволил принести жертву в Капитолии, поставил его конную статую на Марсовом поле и смотрел на военные упражнения самого Фарсмана, его сына и других знатнейших иберов» (Дион Кассий, II — III вв.).

В борьбе за укрепление своей власти иберийские цари добились восстановления прежних государственных границ с Арменией, нарушенных было во II в. до н. э. В связи с этим можно вспомнить свидетельство источников, что «Адриан увеличил его (Фарсмана) область» или что на западе Иберия расширилась до берегов Черного моря и обитавшее в бассейне р. Чороха племя зидритов подчинилось Иберии. Археологические находки в нынешней Верхней Имерети (сел. Бори) заставляют думать, что и в данной части Колхиды в описываемое время административную власть держал в своих руках питиахш иберийского царя. Сохранилось имя одного тамошнего питиахша — Бузмира.

[1] Эта царица впервые ожила в документе, когда Г. В. Церетели удалось правильно расшифровать ее имя Иамасаспои.

§ 6. СОЦИАЛЬНЫЙ И ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ РАННЕРАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОЙ КАРТЛИ

Расширение границ государства, освоение новых районов соответственно привело к дальнейшему росту социально-экономических сил страны. Это хорошо отражено, в частности, Географии Страбона (написана в нач. I в. н. э.). В ней засвидетельствовано, что равнинные иберы, более чем горцы Картли, «занимаются земледелием»; соответственно у них была развита и городская жизнь. Занимая (как и албанцы) богатые растительностью отроги Кавказа», «страну богатую и могущую иметь весьма густое население», трудолюбивые картлийцы с помощью усовершенствованной земледельческой техники (железный плуг) добились развития многоразличных сельскохозяйственных культур (хлебные злаки, виноградная лоза, огородные растения и пр.); развитие получили и ремесла. Этим путем в стране были созданы условия для расширения внутренней и внешней торговли, рынков, городов, куда, в свою очередь, горцами сбывались продукты скотоводства, пчеловодства, охоты. Из городов издревле были известны «укрепленные города на скалах» — вышеупомянутый Армази, или Армазцихе, Цицамури («Севсамора»); г. Саркине (от ркина «железо») своим названием дает повод считать, что он возник в месте добычи и разработки железа; существовали также Каспи, Урбниси; самый большой — стольный город — Мцхета («Месхета», в ошибочном написании: Меслета) и др.

Общественные классы

Описанным условиям экономической жизни Картли соответствовало уже существовавшее там отчетливо выраженное деление общества на социальные классы эксплуататоров-собственников и эксплуатируемых — неимущих; свободных и несвободных. Основную массу свободных составляло земледельческое большинство равнинной Грузии, а также нагорное скотоводческое население.

Основной формой общежития у свободных земледельцев была сельская территориальная община с преобладанием в ней индивидуальных, частных хозяйств (в виде виноградников, пашен, огородов), уже заметно обосабливающихся от общины семей с «отцами семейств» во главе.

Деревня, селоград (даба), город — одинаково были подвержены действию новых, собственнических правопорядков. Благополучие «отцов семейств», их детей — наследников заставляет их деятельно приращать земельные угодья, рабочую силу, с использованием и рабского труда, путем ли купли или разбоя и войн. Правда, от родовой общины, оживавшей свой век, еще долго удерживались, особенно в нагорной Грузии, дедовские традиции, например, военные сборы, контролирование пастбищных хозяйств, осуществление капитальных строек. Следует считать, что именно это — свободное, земледельческое — население вместе с торгово-ремесленными прослойками общества, и обозначались по-грузински традиционным названием эри (что в позднейшем грузинском означает вообще «народ» и особо — «нацию»). Старейшинами эри являлись эриставы — букв. «главари (тавы) народа». В рамках государственной жизни взаимоотношения между эри и царской властью осуществлялись через эриставов.

Несмотря на скудность материалов, которая сильно ограничивает наши возможности воспроизведения социальной действительности Иберии, многие характерные черты общественного строя и уклада выступают довольно явственно.

Главные непосредственные производители материальных благ — земледельцы, в основном, жили в деревнях (по-грузински сопели) и селоградах откуда и их специфические названия — мсоплиони («деревенские») и мдабиуры («сельчане») С точки зрения истории классовой дифференциации общества интересно, что еще греческий географ Страбон (ум. ок. 20 г. н .э.) отметил факт существования разряда несвободных земледельцев; этих несвободных земледельцев он условно окрестил греческим названием «ла?и» «(люди», «народ») и отнес к категории «царских рабов», производивших, по выражению автора, «всё, для жизни необходимое». Известно, что рабов, как таковых, по тогдашним понятиям, относили к хозяйственному инвентарю, а не к общественным группам. Отсюда делается вывод, что в царских доменах Иберии наряду с рабами в поте лица трудились и земледельцы из категории зависимых. По-видимому, труд такого земледельца, наряду с рабским трудом, эксплуатировали и в некоторых других хозяйствах, например, в храмовых.

В силу традиций, завещанных от времен господства родовой общины, эри в особых случаях, когда того требовали военные обстоятельства, весь вооружался, превращаясь в войско. Этим объясняется, что в грузинском языке слово э р и долго удерживало двоякий смысл: оно означало и «народ», и «войско»; соответственно эриставы являлись и вообще правителями, и стратилатами («воеводами»).

Другая часть Иберии и ее населения, приведенная в длительном процессе становления и укрепления иберийского государства в непосредственное подчинение царской власти, испытывала на себе всю тяжесть государственного, чиновничьего аппарата и царской военной машины. Эта часть населения, оторвавшаяся в силу социального развития от свободного эри, и составляла общественно наиболее зрелую опору государственного строя.

Государственный аппарат опирался, прежде всего, на специально вооруженное царское войско, на администрацию, высшие представители которых, в отличие от эриставов, титуловались питиахшами, заимствуя этот титул у персов, как бы подчеркивая этим равнозначность, в отношении авторитетности, иберийских властей с иранско-парфянскими.

Слой ремесленников и торговцев являлся заметной общественной силой, прежде всего, в столице царства, Мцхета. Через Мцхета, как упоминалось выше, проходили транзитные торговые пути. Здесь пролегал большой торговый путь от Черноморья к Каспию. В Мцхета этот путь скрещивался с торговым путем, ведущим с Северного Кавказа, через горные проходы и ущелье р. Арагви, в южные страны. В наиболее крупных городах устраивались большие ярмарки, на которые стекался разноплеменный народ. Для поддержания внешней и внутренней торговли в Мцхета чеканились монеты по образцу распространенных в то время римских динариев и парфянских тетрадрахм. В Мцхета, Урбниси и других городах Иберии существовали особые кварталы с торгово-ремесленным населением. В городах была слышна речь на грузинском, армянском, греческом, арамейском, еврейском и других языках.

Торговцы и ремесленники несли определенные обязанности перед царем, в частности, платили налоги. Существовали особые царские ремесленные мастерские, например, по производству черепицы, обработке металлов, в том числе драгоценных.

В жизни страны заметную роль играли жрецы. Храмы были крупными владельцами земель и рабов.

Государственное устройство

Во главе Картли (Иберии) стоял царь, которого величали «великим царем». Царская власть была наследственной и переходила по прямой линии, от отца к сыну. Находилось немало претендентов на царский престол, в своем стремлении к власти прибегавших к заговорам, подкупам, яду.

Царский род назывался «сепе», а члены царского рода «сепецулы». Большая часть их служила и царских дружинах. Из представителей царского рода назначались обычно высшие должностные лица.

Как это явствует из вышеизложенного, территория Картлийского царства была разделена на административные округа во главе с эриставами и питиахшами, которые нередко происходили из царского рода. До нас дошли имена ряда питиахшей (Шарагас, Зевах, Аспаврук, Бузмир), сохранились геммы с портретами некоторых из них, их личные вещи. Символами власти питиахшей служили пояс с золотыми бляхами, печать с портретом и надписью, кинжал с золотой рукояткой. Питиахши на подвластной им территории выполняли фискальные и военные функции (сбор налогов, набор войска). Питиахшам были подчинены хилиархи (тысяцкие, по-грузински, атасиставы)[1].

К числу высших сановников Картлийского царства, помимо питиахшей и эриставов, принадлежали эзоисмодзгвары[2] — управители царского двора. Среди картлийской знати, носившей титулы питиахшей, младших питиахшей, двороуправителей, постепенно усиливается стремление превратить занимаемые ею должности в наследственную привилегию. Так, например, Иодманган, сын двороуправителя Агриппы (при царе Фарсмане II) стал управителем двора последующего царя Хсефарнуга.

Войско

Организация войска в Картлийском царстве, характер вооружения воинов также отражали различие между знатью и народом. Постоянной военной силой государства являлись вооруженные отряды царя, состоявшие из сепецулов — членов царского рода — и тадзреулов — членов царского двора. Эти отряды сражались на конях, в шлемах, латах, кольчугах, предохранявших всадника и лошадь от увечий. Тяжелое вооружение было доступно только богатым. Высшие командные должности занимали исключительно знатные лица. Так, во главе отряда, несшего охрану царской резиденции и насчитывавшего тысячу всадников, стоял эзоисмодзгвар — двороуправитель. Тяжеловооруженные царские отряды являлись крупной политической силой в руках царя, с которой вынуждены были считаться противники.

Военная организация грузин, их боевая тактика по тому времени стояли на высоком уровне. Римляне считали, что боевая тактика картлийцев в горных районах — превосходит, а на равнине — не уступает их собственной тактике. В сражение первыми вступали тяжеловооруженные всадники — цхенторосаны[3], за ними, следовали пешие воины — мквирцхлебы; боевой порядок замыкала легкая конница. Картлийские воины славились высокой боеспособностью и выносливостью. Особой воинственностью отличалось население горных районов. Как указано выше, во времена военной опасности там вооружались все, способные носить оружие. Руководили отрядами горцев племенные вожди

[1] Грузинское а т а с и (род. пад. «атасис») — «тысяча», т а в и — «глава».

[2] Грузинское эзо (род. пад. «эзоис») — «двор», модзгвари «управитель».

[3] Цхенторосаны вм. цхеносаны — торосаны, букв, конники-латники-от цхени (грузинск.) — лошадь и торосани (грузинск., из греч. торакс -латы) — латник.

§7. КУЛЬТУРА РАННЕРАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОЙ КАРТЛИ

Политическое могущество Картлийского царства, распространение его влияния на значительную часть Западной Грузии во многом способствовали культурно-этническому сближению населения обеих частей Грузии. Этот процесс особенно интенсивно протекал в сфере языка и материальной культуры.

Материальная культура эпохи является законной преемницей предшествующего периода. Она формировалась и развивалась на местном почве и в то же время испытывала на себе греко-римское влияние, которое, и основном, затронуло верхушку общества.

Архитектура

Памятники архитектуры того времени привлекали внимание своей монументальностью и художественным исполнением. Строительством руководили опытные мастера. Греческий географ Страбон, характеризуя благоустроенность городов Грузии, отмечал, что «дома строились согласно правилам архитектурного искусства», перекрывались черепицами, рыночные площади и другие общественные строения выглядели красиво и опрятно. Мцхета имела своего «зодчего и главного художника». Эпитафия на могиле одного из таких зодчих — Аврелия Ахола сохранилась до наших дней. Развитие городской жизни и укрепление царской власти способствовали развитию архитектуры.

Наиболее замечательными памятниками картлийской архитектуры являются строения дворцового типа в Армазцихе — царской резиденции, окруженной, как указано выше, мощной крепостной стеной. Произведенные здесь раскопки свидетельствуют о высоком уровне строительной техники, зрелости архитектурного стиля. Местные зодчие умели строить здания в несколько этажей, используя в качестве материала тесаный камень, известь, жженный и сырцовый кирпич. Из образцов картлийской архитектуры следует отметить дворцовый зал с колоннами, стены которого сложены из больших, гладко отесанных камней.

Остатки монументальных городских сооружений обнаружены также в Саркинети, Гори, Цицамури (Севсаморе), Урбниси. Особенно интересен пещерный город Уплисцихе, залы которого целиком высечены в скале.

В Армазисхеви (под Мцхетой) — резиденции питиахшей — найдены остатки трехъярусной бани. Вода в нее поступала по глиняным трубам, нагревалась и по другим трубам подавалась в каменный бассейн.

Гробницы знатных людей, предназначенные для «вечной жизни в потустороннем мире», по форме своей почти повторяют формы жилых домов. В ряде случаев покойников хоронили, укладывая их на ложа с серебряными ножками. Многие из найденных гробниц высекались из цельного камня и отличались изысканной архитектурной отделкой. Наиболее интересна в этом отношении гробница типа мавзолея, обнаруженная у подножья Армазского хребта. Она украшена фронтоном и карнизом, дверца с порогом имеет наличники. Каменный свод гробницы покрыт черепицей.

Чеканное искусство

Художественные изделия, найденные в местах поселения иберийцев и их гробницах (I — III вв. н. э.) свидетельствуют о высоком уровне местного чеканного искусства. При раскопках в окрестностях Мцхета находят самые разнообразные украшения из золота и серебра — кольца, браслеты, серьги, поясные пряжки. Найдены оружие в художественной оправе, золотые и серебряные блюда, кубки, чаши, кувшинчики. Привлекают внимание драгоценные перстни с сердоликом, альмандином, бирюзой, рубином; наиболее интересны геммы с портретами питиахшей.

О развитии ювелирного дела и чеканки свидетельствует и тот факт, что вышеупомянутый картлийский царь Фарсман (около 117 г. н. э.) послал в дар римскому императору Адриану изготовленные в царских мастерских 300 «расшитых золотом плащей» и золотое кресло.

Образцы замечательных ювелирных изделий, а также выполненные с большим вкусом статуи, стеклянная и керамическая посуда и т. п. найдены не только в окрестностях Мцхета, но и в погребениях Бори и Клдеети (Верхняя Имерети), Уреки (Гурия) и в других местах. Наряду с предметами местного производства встречаются и привозные: художественные изделия из провинций Римской империи, римские и парфянские монеты и т. д.

Письменность

В Картлийском царстве получил широкое распространение своеобразный вид арамейского письма — так называемое армазское письмо. Образцом письменности, созданной на основе армазского письма, служит надпись (билингва), высеченная на могильном камне женщины из дома питиахшей. Надпись начинается словами: «Я, Серафита, дочь Зеваха — младшего питиахша царя Фарсмана» и т. д.

В надписи упомянуты и другие представители рабовладельческой аристократии: супруг Серафиты, вышеупомянутый Иодманган — двороуправитель царя Хсефарнуга, он же «победоносный военачальник, много раз одержавший победу над врагами»; еще свёкор Серафиты Агриппа — двороуправитель царя Фарсмана. В надписи воспеты добродетели умершей (на 21-м году жизни) Серафиты, ее доброта и красота.

Сохранились и иные образцы армазской письменности. В одной из них упоминаются иберийский царь Митридат «сын великого царя Фарсмана», питиахш последнего — Шарагас и другие. В надписи, украшающей серебряное блюдо из сел. Бори, зафиксировано имя «питиахша Бузмира». Таким образом, соответствующий материал служит любопытным источником нашей осведомленности, по преимуществу, о персонах из аристократии Картли. В свою очередь, греческие надписи дополняют тот же материал. Так, в означенной билингве армазская надпись Серафиты дана и в греческом переводе. На одной гемме, украшающей золотой перстень, дано портретное изображение длиннобородого мужчины с надписью в окружности: «Питиахш Аспаврук». В гробнице Аспаврука были обнаружены золотые бляхи, а на одной из них — гемма с портретным изображением супружеской пары с надписью — «Зевах, жизнь моя. Карпак».

§ 8. КОЛХИДА (ЭГРИСИ) В 1 — Ш ВЕКАХ Н. Э.

Социально-экономическое и политическое положение в Колхиде в I в. н. э. оставалось неустойчивым. Гнет понтийского, а затем римского господства ставил в тяжелое положение население Колхиды. По сведениям Тацита, когда (в 69 г.) вольноотпущенник бывшего понтийского царя (Полемона) Аникет, «раб-варвар», поднял восстание против императора Веспасиана Флавия с целью свергнуть его власть в Понте, к восставшим примкнули недовольные господством римлян «народы, жившие по берегам Понта». Впрочем, восстание скоро было подавлено. В общем, в положении страны не было прогресса. Пришли в упадок и греческие города в Колхиде. В I веке племя гениохов разгромило богатый торговый город Бичвинта («великий Питиунт»). Под натиском окрестных племен обезлюдел и город Диоскурия, некогда оживленный торговый центр.

Политическая обстановка

Политическая жизнь в I—II вв. претерпела значительные изменения. Для сохранения основных позиций в Эгриси римляне предпочли использовать новые политические силы — вождей отдельных племен, стремившихся к самостоятельности. Рим всячески поддерживал вождей военных демократий, способных своими силами противостоять царям Колхиды. Это, в первую очередь, относится к вождям приморских племен, поскольку главнейшие опорные пункты римлян лежали им Черноморском побережье.

Наместник Каппадокии Флавий Арриан в 134 г. представил императору Адрияну отчет о военно-политической обстановке, сложившейся на побережье Черного моря. Из его описания явствует, что к тому времени «басилевсы» — зависимые «цари», получившие власть от римского императора, уже возглавляли племена абшилов, абазгов и санигов. Такие же «басилевсы» стояли во главе лазов, живших в районе Поти по ущельям рек Риони и Энгури, макронов и гениохов, которые населяли земли за р. Чорохи. Только за период с 98 по 134 год четыре басилевса, назначенные римским императором, возглавили племена, обитавшие к северу от от Чорохи, в то время, как ранее этими племенами от имени царя колхов управляли скептухи.

Так завершился процесс распада Колхиды на отдельные племенные княжества. Из них впоследствии самым могущественным стало племя лазов, образовавших довольно сильное государство; их цари считали себя преемниками великих колхидских царей.

Племя санов (чанов), сохранивших первобытнообщинный строй, жило к югу от гениохов и макронов. С первых же дней своего владычества в Колхиде римляне наложили дань на санов, однако, как отмечает Арриан, саны упорно уклонялись от платежей и проявили непримиримую вражду к «трапезундцам». Арриан угрожал покарать племя санов, выселив из родной страны, если они не перестанут упорствовать. Тирания рассчитывала путем насилия сохранить свое господство. Согласно описанию Арриана, для предотвращения нападений со стороны внутренних областей Закавказья, в Поти и некоторых приморских городах стояли римские гарнизоны. Стены и башни городских укреплений Поти, некогда деревянные, были теперь заменены кирпичными и усилены боевыми машинами.

Это укрепление города, особенно Бичвинта (Питиунт), не раз разрушалось восставшим местным населением, а также внешними врагами, в частности, скифами (256 — 260 гг.). Но римляне, не желая сдавать ключевых позиций, вновь отстраивали свои укрепления.

Культура Колхиды

Естественно, что культура Колхиды была весьма близка по своему характеру и культуре Восточной Грузии. Это обусловливалось и одинаковым уровнем социально-экономического развития (раннерабовладельческий строй), и этническим родством населения, и постоянством взаимных отношений.

Утрата политического единства привела к заметному застою в культурной жизни колхов. Но творческие традиции помогли им сохранить веками накопленный опыт и мастерство. Археологические раскопки свидетельствуют о том, что в Колхиде даже в период ее политического упадка хозяйственная жизнь, различные отрасли ремесленного производства, архитектура и искусство стояли на высоком уровне. Об этом свидетельствуют предметы, найденные, в частности, на территории Верхней Имерети, в Гурии в ущелье р. Супса. Из клдеетских погребений извлечены боевое оружие, серебряные чаши и блюда тонкой чеканной работы; золотые браслеты, кольца, серьги; изделия местных мастеров украшены драгоценными камнями, портретными изображениями.

Городское строительство характеризовалось в то время, главным образом, восстановительными работами. Обновлялись крепости и городские стены Кутаиси, Цихегоджи, Шорапани. Возле древней Диоскурии, после частичного ее разрушения, был основан город Севастополь. Восстанавливался и Поти.

В Колхиде существовали эллинистические гимназии, в которых обучали, гимнастике, философии, ораторскому искусству. Константинопольский философ и ритор Фемистий (IV в.), по его свидетельству, учился риторике «неподалеку» от Поти. Стоявшую на высоком культурном уровне Колхиду он сравнивал со знаменитой Элладой.

Глава V. Зарождение феодальных отношений в Грузии (IV—VI века)

ЗАРОЖДЕНИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ГРУЗИИ (IV-VI ВЕКА)

§ 1. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СДВИГИ

При всей скудности исторических свидетельств, на которых основываются суждения о происхождении феодализма в Грузии, методическое изучение этого вопроса приводит к определенным выводам. Принято считать, что с IV века в социально-экономической жизни Картли происходят изменения, обусловливающие зарождение здесь элементов феодализма. Так, применение в сельском хозяйстве сохи с железным лемехом («эрквани») обеспечило развитие интенсивного земледелия, дало возможность с данного земельного участка снимать больше урожая. Тогда решающее значение приобрело применение в хозяйстве полусвободного (уже нерабского) труда, рабочей силы таких работников, которые имели свой дом (семью) и, которые, получая определенную часть урожая, тем самым побуждались бы усердно обрабатывать землю,

Рабы, переводившиеся на такие, улучшенные, условия работы, тем самым приобщались к относительно свободной жизни. А уж свободных общинников приходилось силой переводить на новые условия труда. Собственники вместе с тем вооружались усовершенствованным, железным, оружием, чтобы обеспечить себе господствующее положение в государстве, организовать новые захваты земель, ломать устои прежних форм человеческого общежития. Социальная верхушка, овладев передовыми средствами производства, организовавшаяся как вооруженная конница, облекшись властью, тем самым усвоила все черты знати, что и выражалось в ее грузинском названии — азнауры[1]. Азнауры — «большие» и «малые» — вместе с тем перевооружились и идеологически, приняли христианство, отмежевавшись от язычества. Впрочем, социальная перестройка осуществлялась в процессе долгой борьбы.

[1] Азнауры (иранск.) — букв, «знаемые», известные, знатные, «свободные»; позднее (грузинск.) — дворяне. Поскольку они выделялись из остальной массы, стали «видными», их называли ченилами. Ченилы, царчинебулы (грузинск. — от корня чин — зеница ока», «вид» и т. п).

 

§ 2. ИЗМЕНЕНИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ОКРУЖЕНИИ

ГРУЗИИ

Царство Сасанидов

В 20-х годах III в. Парфянская держава, разъедаемая внутренними противоречиями, пала под ударами вновь возникшего в Фарсе (в Иране) государства. Во главе нового иранского царства, включившего в себя ряд земель Парфии, стал царь Ардашир, происходивший из знатного и воинственного рода Сасанидов. После того как Иран встал на путь феодализма, эллинистические традиции, насаждавшиеся там ранее аршакидами, были отвергнуты. Вновь был восстановлен древнеиранский культ огня (зороастризм), как государственная религия. Начались захватнические войны. На всем протяжении существования сасанидского Ирана (III — VII вв.) не прекращалась освободительная борьба народов Грузии и Кавказа против иранских захватчиков.

Восточная Римская империя

Когда восстания рабов и набеги кочевых народов привели Рим к кризису государственной власти, правители Римской империи в 330 г. перенесли столицу из Рима на балканский Боспор, в город Византию, который в честь императора Константина (306 — 337) был назван Константинополем (по-гречески «Город Константина»); называли его также Новым Римом. Новая столица унаследовала от старой империи ее восточные провинции — Балканский полуостров, Малую Азию, Сирию. Так возникла Восточная Римская, или Византийская империя, в противовес прежнему Риму. (Она просуществовала до середины XV в.). Вместе с императорским домом в Константинополь из старого Рима перешли некоторые традиции управления, латинский язык (на определенное время) и т. д. Однако в Византии было сильно также и влияние эллинистической культуры. В древней Грузии эту империю называли Грецией (или Римом), а ее население греками (или ромэями, римлянами).

В Византийской империи христианство было провозглашено государственной религией (так называемый Миланский эдикт, 313 г.). Эта новая религия, сущность которой изложена в евангелии, проповедовала покорность царю, неприкосновенность частной собственности, грозила небесными карами непокорным рабам и слугам. Выгодное для эксплуататоров религиозное учение, кроме Восточной Римской империи, приняли и в других передовых государствах. На Кавказе поборниками христианства являлись армянские, албанские и грузинские цари.

§ 3. ДРЕВНЯЯ ГРУЗИНСКАЯ ЯЗЫЧЕСКАЯ РЕЛИГИЯ

В Картли античной эпохи, как и в Колхиде, в религиозных представлениях преимущественное место занимали, довольно распространенные и ранее, астральные культы — культы солнца, луны и других небесных светил. Вместе с пережитками первобытнообщинного строя в Картли долго сохранялись первобытные анимистические представления о мироздании (одушевление сил природы), тотемизм (культ животных, растений и т. д.). Следы культа лошади обнаружены, например, в изображениях на серебряных блюдах, найденных в Мцхета (Армазисхеви ) и Бори.

Божество солнца горцы-грузины представляли и виде женщины солнца (мзекали). В Месхетии стоял богатейший храм «белой богини» (по-гречески Левкотея) — молельня женщины-солнца. Сохранялся в силе и культ луны — мужского божества. (После принятия христианства поклонение луне перевоплотилось в культ св. Георгия).

В Картли, в особенности в эпоху господства сасанидов, несколько усилился и культ огня. Согласно учению зороастрийской религии, «доброе» божество ведет борьбу со «злым» божеством, должен наступить конец миру. За этим должны последовать воскрешение людей «из мертвых» и «судный день». Внушение чувства страха перед подобным концом облегчало эксплуататорам задачу держать в покорности угнетенный народ. Впоследствии подобную же цель приняло на себя христианство.

В эпоху язычества названиями небесных светил обозначались и дни недели. По-мегрельски, воскресенье и до настоящего времени называется цашха (день солнца); понедельник — туташха (день луны); четверг — цашха (день неба). В этих названиях жа (бжа) и тута, по-мегрельски, означают солнце и луну.

Служение некоторым из божеств сопровождалось исполнением различных религиозных сцен —мистерий с песнопениями, хороводами и молениями.

Христианство преследовало языческую культуру, однако народ крепко держался за некоторые древние обычаи. И по сей день сложную композицию представляет в Сванетии праздничная мистерия мурквамоба («праздник башни»). Она начинается с хоровода в два круга по восьми человек в каждом, которые исполняют песнопение. До наших дней сохранилось немало образцов самобытного народного творчества, как вокальных, так и хореографических.

§ 4. ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕЛИГИЕЙ В КАРТЛИ

В царствование Мириана (IV в.) в Картли христианство проповедовала явившаяся из Каппадокии (Малая Азия) дева — Нино. Первыми приняли христианство царь и царское семейство; их примеру последовали прочие представители господствующего класса. Вслед за обращением царя были крещены и жителя Мцхета. Принятие христианства в качестве государственной религии Картли имело место в 30 — 40-х гг. IV века и нашло широкий отклик и одобрение во многих странах того времени: в Риме, Сирии, Армении.

Принятие христианства имело важные последствия для царей Картли. Во-первых, оно укрепляло их союз с Римской империей, где также победило христианство, против персов; во-вторых, развязывало царям руки в борьбе за подавление жречества, обладавшего обширными земельными владениями и огромными богатствами.

При поддержке царской власти проповедники повсеместно, начиная от Мцхета, создали организационно тесно связанные одна с другой христианские общины (экклесии). Словом «екклесия» (церковь) называли и все объединение христиан Грузии и помещения, в которых справлялось богослужение. Идеологически грузинская церковь составляла часть мировой («вселенской») христианской церкви. На первой ступени христианской иерархической лестницы находились священники и дьяконы; над ними стояли главы церковных округов — епископы; высшую церковную власть осуществлял кормчий картлийской церкви — архиепископ (в дальнейшем — католикос). В организации христианской церкви картлийскому царю оказал существенную помощь константинопольский император. Из греческого языка грузинская церковь усвоила ряд церковных терминов — экклесия, евангелие, дьякон, епископ, католикос.

Для распространения христианской религии были использованы, как это имело место в христианском мире, такие произведения древней литературы, как библия и ее части — псалтырь и евангелие. Эти книги переводились, главным образом, с греческого языка. В этот период сформировался грузинский алфавит, вытеснивший армазские письмена. Получила развитие церковная архитектура. Первая церковь, воздвигнутая во Мцхета, позднее была заменена большим храмом Свехицховели. Церковь в Грузии явилась надежной опорой идеологов феодализма.

Распространение христианства сопровождалось утверждением царской власти в свободных общинах, приведением в подчинение царям Картли до этого непокорных им областей. Принятию христианства особенно сопротивлялись горцы. Их древняя религия была неразрывно связана с уцелевшими у них пережитками первобытнообщинных порядков. Проповедников христианства сопровождали эриставы, которые помогали им, с оружием в руках вынуждали народ принять крещение. Так, например, проповедницу Нино, направившуюся в ущелья рек Арагви и Иори, сопровождал царский отряд во главе с эриставом. Горцы были принуждены принять крещение, причем изображения древних богов подвергались уничтожению. От Цилкани до Эрцо-Тианети язычество было низвергнуто. Умножалось число покорных царю эриставов. Окружные центры, где пребывали питиахши и эриставы, отныне стали также резиденцией епископов. Так что число епископских кафедр стало совпадать с числом окружных (эриставских) центров. Уже в середине V века в Картли насчитывалось около тридцати епископств. В эриставствах с участием служителей культа проводилась перепись населения, производился учет налогоплательщиков, определялся размер налогов. Церкви, располагая значительными средствами, создавали крупные хозяйства. Проповедуя христианство, церковь одновременно способствовала распространению культуры и литературного грузинского языка.

Создание грузинского алфавита

Перемены, происшедшие в социально-экономической жизни, как мы видели, привели, в частности, к отрицанию античного мировоззрения, падению прежних верований, к забвению памятников языческой культуры, в том числе и письмен. В таких условиях и стали применять новое грузинское, по своему характеру — фонетическое, письмо. (В грузинском алфавите данная буква отображает данный отдельный звук). Грузинский алфавит состоит из 38 знаков. На прогяжении столетий, считая предположительно с VII в. до н. э., выработались различные виды грузинских письмен, из которых три основные составляют лапидарное, или инициальное, письмо (по-грузински: асомтаврули), так называемое строчное «священническое» (нусха-хуцури) и «рыцарское», «светское» (мхедрули). По хронологической принадлежности памятников старины, в которых использованы грузинские письмена, древнее—инициальное письмо, образцы которого дошли до нас в виде надписей в грузинском монастыре в Палестине (недалеко от Вифлеема, IV в.); строительских надписей, украшающих, в частности, стены известного Болнисского храма (V в.), храма Джвари (рубеж VI—VII вв.); то же письмо использовано в палимпсестных текстах VI — VII вв. и т. д. Ранние образцы нусхури (нусха-хупури) относятся к VII — V III вв. В более поздних, во всяком случае, относимых к XI — XII вв. памятниках грузинской письменности различают зачатки мхедрули, впоследствии завоевывающего безраздельное господство в грузинской письменности.

В общей сложности грузинские письмена являют собою поучительную картину разносторонней специализации графики. Так, кроме письмен «округлого» и «угловатого» (определения, применяемые к асомтаврули и нусха), различают письмена «канцелярское», криптографическое (по-грузински анджанури), «бабье» («дедабрули») и др.

История изучения происхождения и особенностей грузинских письмен имеет большую давность. Армянский историк Корюн (V в.) писал, что грузинские письмена, вместе с армянскими и албанскими (Албания Кавказская), будто бы были созданы Месропом (IV в.). Эта версия опровергнута исторической критикой (новейшее исследование принадлежит перу чл.-кор. АН СССР А. Г. Шанидзе). В свою очередь, грузинский историк Леонти Мровели (XI в.) зафиксировал древнее предание о заслуге картлийского царя Фарнаваза (IV в. до н. э.), как «творца» грузинских письмен. В поисках научного решения вопроса (XIX — XX вв.) специалисты высказали не одно интересное мнение. Основные положения акад. И. А. Джавахишвили по данному вопросу, выставленные ученым в виде рабочей гипотезы в его систематическом курсе грузинской палеографии (1926), сводятся к утверждению, что грузинское письмо своим началом восходит к древним письменам — «финикийско-семитским», что своим происхождением оно обязано финикийской, древнееврейской, арамейской культурной среде. Причем принято, что нусха, в наличных памятниках характеризуемая угловатостью очертания букв, могла выработаться из инициального, но не округлого, а угловатого письма. Дошедшие до нас образцы инициального угловатого, намного моложе образцов округлого, но предполагается, что по происхождению инициальное угловатое старше округлого, которое, в свою очередь, могло выработаться в результате развития угловатого инициального. В свою очередь, мхедрули генетически связывается с нусха через посредство позднее (XI — XII вв.) выработавшейся округлой разновидности нусха.

Особое мнение акад. II. Я. Марра сводится к утверждению, что мхедрули, «светское» письмо, является древнейшим из грузинских письмен, имевшим свой самостоятельный (по отношению к хуцури) путь развития.

Открытие билингвы, послужившей предметом специального исследования (чл.-кор. АН СССР Г. В. Церетели), вносит в изучение спорного пока еще вопроса новый момент. Сличение с грузинским письмом билингвы, давшей основание для утверждения, что в ней сохранилась «армазская разновидность» арамейских письмен, выявило определенное сходство начертаний ее букв с начертаниями грузинских букв. Причем по начертаниям букв нусхури оказываются более архаическими, чем это можно видеть в инициальном письме. Данное наблюдение вызывает предположение, что и асомтаврули, и нусхури в том их виде, в каком они дошли до нас, могли развиваться из более, чем они, древнего, «первоначального оригинала».

Наконец, в новейшей литературе предмета (акад. АН Грузинской ССР К. С. Кекелидзе) находит выражение ряд любопытных наблюдений, наводящих на мысль, что в дальнейшем исследовании грузинского письма должна быть учтена и известная, казалось, бесплодно устаревшая греческая, так сказать, теория, связывающая грузинское письмо с греческим.

§ 5. КАРТЛИ В IV — V ВЕКАХ

Территории Картли и Армении и после заключения Нисибинского мира (298) продолжали подвергаться разорительным вторжениям со стороны персидских отрядов. В создавшейся обстановке Восточная Римская империя оказалась полезным союзником народов Кавказа, причем Византия и сама нуждалась в их поддержке против сасанидского Ирана. Чтобы расположить к себе грузинского царя Мириана и армянского царя Аршака, константинопольский двор не раз слал этим царям богатые дары.

Раздел Картли на два царства и вассальная зависимость от Персии

Агрессивные действия Ирана особенно усилились в царствование сасанида Шабура II. В 368 г. он вторгся в Картли, низложил царя Саурмага и провозгласил царем его родственника, Вараз-Бакура, взяв сына последнего заложником. Саурмаг бежал в Римскую империю и вернулся в Картли с римским войском. Вараз-Бакур вынужден был пойти с ним на соглашение. Картли была разделена: земли по левому берегу Куры и правому берегу Арагви получил сторонник Рима Саурмаг, тогда как остальной частью Картли продолжал управлять сторонник Ирана.

Таким образом, Нижняя Картли на некоторое время подпала под культурно-политическое влияние Ирана. Зато остальная Картли теперь еще теснее сплотилась с Эгриси и более прогрессивным, чем Иран, греко-римским миром. Отныне для этой части Картли еще большее значение приобретали торговые пути, шедшие через ущелья рек Риони, Квирила и Чорохи к Черному морю. Именно в это время окончательно определились условия, которые в дальнейшем привели к созданию и общего для населения Иберии и Эгриси литературного грузинского языка.

Вскоре Иран и Восточная Римская империя поделили между собой и Армению (387). Восточной Римской империи досталась пятая часть разделенной территории. Нижняя Картли, Армения и Албания образовали в персидском государстве особое административное объединение, так называемую Кавказскую область. Население горных районов Кавказа составляло другую область.

Во второй половине IV в. в Тбилиси из Персии прибыл правитель области, по имени Крам-Хуар-Бор-зард. Ему было поручено облагать данью местное население.

Шахиншах (по-персидски «царь царей») Ирана в качестве правителя Картли держал здесь своего питиахша. Под надзором персидского наместника царствовали и Вараз-Бакур (приблизительно 368 — 408 гг.) и его брат Арчил (приблизительно 408 — 437 гг.). В то же время в Иберии под покровительством Восточной Римской империи царствовал наследник Саурмага Фарсман (приблизительно 395 — 413 гг.), а после него — Бузмар (приблизительно 413—437 гг.). Последний был вынужден отправить своего несовершеннолетнего сына заложником в Константинополь. Царевич вырос и воспитывался в Византии, сделавшись впоследствии выдающимся церковным деятелем, стяжавшим себе известность под именем Петра Ибера (Петра Грузина).

Чем больше усиливались азнауры в Картли, тем больше приходили в упадок хозяйства свободных мелких производителей, которых эксплуатировали азнауры. В то же время и среди азнауров-землевладельцев определились социальные прослойки: появились крупные, «большие» азнауры, которые подчинили себе «малых» азнауров. Азнауры и в их рядах эриставы составляли ближайшее окружение царя, его «палату и лагерь».

Чем влиятельнее становились азнауры, тем с меньшей охотой выпускали они из рук полученные от царя во временное пользование земли. Между царем и такими азнаурами возникали конфликты. То же происходило тогда и в других странах — в Армении, в Персии. Тем временем шахиншах, из политических соображений, щедро представлял знати покоренных и вассальных стран различные привилегии. Так содействовал он, например, усилению одного из южнокартлийских знатных домов, сделав для него наследственной должность картлийского питиахша. Подобные мероприятия, неизбежно ослабляя власть царя, укрепляли господство персов.

Насаждение огнепоклонства в Картли

В Иране решили потребовать от картлийской аристократии отказа от христианства и принятия религии персов — огнепоклонства. С этой целью шах Иездигерд (438—457) одновременно призвал в свою столицу, г. Ктезифон, видных деятелей всех трех царств Закавказья. Представители Албании, Армении и Картли уговорились между собой, скрепив уговор клятвой, действовать в полном единодушии в защиту своих государств и собственных интересов, в числе призванных шахом были армянский спарапет (военачальник), картлийский (нижнекартлийский, гугаретский) питиахш Аршуша, старейшины родов и другие влиятельные лица. Никто из них не решился открыто отклонить требование шаха отказаться от христианства. Так формально совершился их переход в маздеизм. Из Ирана они возвращались в сопровождении группы жрецов, призванных насадить в странах Закавказья персидский зороастризм. Питиахша Аршушу шах задержал у себя в столице, чтобы обсудить с ним картлийские дела. Аршуша пользовался репутациею «ученого и опытного советника». В правящих кругах Грузии и Армении Аршуша завоевал себе высокий авторитет.

Влиятельный дом Аршуша мог обеспечить персидскому царю верность многих видных государственных деятелей Картли. Шахиншах по достоинству оцепил поддержку со стороны питиахша. В Нижней Картли персидские традиции укоренились прочнее; именно отсюда, по замыслам шаха, следовало начать распространять свое влияние на всю Картли. Для этого, вслед за жрецами и персидскими купцами, шахское войско должно было проложить себе путь в направлении к Мцхета-Сурами и добиться ограничения там влияния христианского Константинополя. Пренебрегая царской властью в Картли, шах вошел в соглашение непосредственно с нижнекартлийским питиахшем. Позднее должность питиахша шах милостиво передал Варскену — сыну Аршуша.

§ 6. БОРЬБА КАРТЛИ ЗА СВОЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ V ВЕКА

Во второй половине V в. Картли заметно усилилась экономически и политически. Значительно возросла, по сравнению с прошлыми веками, численность населения страны.

Отношения с Персией. Организационная перестройка церкви

Картлийский царь Вахтанг Горгасал, по-видимому, вместе с питиахшем Варскеном прибыл к персидскому шахиншаху Перозу (466). Варскен в Персии «признал атрошан», иными словами, отрекшись от христианской церкви, стал огнепоклонником. Путем такой жертвы он добился того, что был назначен на пост начальника одной из областей Кавказа, и через год вернулся в Картли. А Вахтангу пришлось задержаться в Персии. Он принял участие в походе шахиншаха в Закаспийские земли. Вахтанг мог и вовсе не вернуться в Картли, как это случилось с армянским царем еще в 428 г., а царская власть могла быть упразднена в его царстве. Но, вопреки всем опасностям, Вахтангу Горгасалу удалось возвратиться позже на свой престол.

В то время на христианском Востоке существовало два сильнейших вероисповедных течения — монофизитство и диофизитство. Монофизиты признавали во Христе только божескую природу. В соответствии с этим монофизитство требовало от истинного христианина святой, аскетической жизни; одновременно оно сурово осуждало ненасытность собственников, роскошество рабовладельцев. Монофизиты, признававшие лишь одну божескую природу Христа, противостояли диофизитам, исповедовавшим двуприродность его («богочеловек»). В Восточной Римской империи, в жестокой схватке с последователями монофизитства, диофизиты одержали верх (Халкедонский собор, 451 г.). В их толковании природы Христа важное практическое значение приобретало утверждение, что «сыну божьему» присущи и человеческие «слабости». Отсюда оправдывалось и признавалось естественным стремление людей к земному благополучию, богатству, их склонность к захватам и насилию.

Диофизитство (халкедонитство) больше отвечало интересам тогдашнего социально-экономического развития. В конечном итоге грузинский народ и принял диофизитство. Но в описываемый исторический период царская власть в Грузии, как это специально трактуется акад. И. А. Джавахишвили, поддержала монофизитство. Этот выбор, вызывавший беспокойство крупных собственников, был популярен в простонародье. Кроме того, приняв сторону монофизитов, царь тем самым вносил дух примирения в свои отношения с шахиншахом, так как в Персии, чтобы ослабить влияние Византийской империи, покровительствовали монофизитам, и в то же время, монофизитской была церковь и в братских соседних странах — Армении и Албании.

Мцхетский архиепископ Микаел, который выступал в Картли защитником диофизитства, предал царя проклятию. Твердость Вахтанга обезоружила Микаела и его сторонников. В духовный центр монофизитской церкви -- Антиохию из Картли было отправлено четырнадцать служителей из числа верного царю духовенства. Антиохийский патриарх, которому тогда иерархически подчинялась картлийская церковь, рукоположил их в епископы, возведя одного из них — Петра в сан католикоса (мцхетского католикоса). Католикосу отныне вверялось верховное управление всей картлийской церковью (около 472 г.). Католикос по-гречески означает «всеобщий» в смысле — «всеобщий руководитель». Такой духовный сан имели также главы церкви «всех армян» и албанской церкви. Учреждение сана католикоса в Картли в тогдашних условиях содействовало укреплению независимости грузинского народа. В лице католикоса царская власть приобретала влиятельного идейного союзника. Такая реорганизация церкви открывала для царской казны новые источники дохода, а для грузинской культуры — широкие перспективы распространения её далеко за пределы Грузии, на смежные с ней районы Закавказья, особенно нагорные.

Хозяйственное и военное строительство

С именем Вахтанга Горгасала связано строительство многих городов и крепостей, храмов и церквей. О подъеме городской и политической жизни свидетельствовала, прежде всего, забота о расширении и перестройке существовавшего еще в древние времена населенного пункта Тбилиси; вокруг него были возведены мощные крепостные стены. Тбилиси и его цитадель Кала, за относительно короткий период времени, по своему значению превзошли Мцхета и его вышгород Армази. 1500 лет отделяет нас от того времени, когда Вахтанг положил начало основанию Тбилиси как престольному, политическому и культурному центру Картли. В течение этих пятнадцати столетий жизнь, бившая в Тбилиси неиссякаемым ключом, отражалась в фольклоре, поэтических произведениях, в историографии разных народов, описаниях многочисленных путешественников.

Для правящих кругов Картли предметов неустанных забот являлось укрепление границ в районе рек Иори и Алазани, основание там новых населенных пунктов, расширение и благоустройство старых. Много энергии и значительные средства затратило государство на строительство в ущелье реки Иори города-крепости Уджарма. Одно время Уджарма служила резиденцией царя Вахтанга. На территории нынешнего Сагареджойского района был построен большой кафедральный собор «Ниноцмида» («св. Нина»). В верхнем течении р. Иори воздвигли епископскую кафедру в Челети (Жалети) Был укреплен и г. Череми, расположенный северо-восточнее Ниноцмида на р. Череми, причем здесь также была основана епископская кафедра. Епископские кафедры были учреждены и в населенных пунктах Хорнабуджи, Камбечовани (между реками Иори и Алазани), Рустави. В круг особо важных забот входила также охрана и укрепление ущелья р. Арагви и лежащего у ее устья города Мцхета. Здесь царь Вахтанг на месте небольшой церкви Светицховели построил величественный каменный храм того же названия. Реставрированный позднее, в XI веке, храм Светицховели сохранил орнаментированные камни от стен возведенного Вахтангом храма. Царь Вахтанг пожертвовал этому собору селение Дзегви. В ту же эпоху воздвигнут знаменитый большой болнисский храм, строительство которого, как видно из найденной при раскопках надписи, было закончено в 492/93 гг. В ущелье р. Лиахви, в местечке Никози также была учреждена новая епископская кафедра, Для нее была построена церковь рядом с жертвенником последователей религии Зороастра. На юго-западе Картли, в Кларджети, на скале была возведена крепость Артануджи, которая уже в царствование Вахтанга являлась резиденцией эриставов.

Учреждение новых епископств, широкий размах строительных работ свидетельствовали об экономическом и культурном подъеме Картли, о соответственно возросшей потребности в упорядочении ее светского и церковного административного управления.

Борьба за независимость Картли

Картли успешно продолжала вести борьбу за свою независимость против Римской империи. Картлийское войско во главе с Вахтангом стойко защищало ущелье р. Арагви (включая Дарьял) от натиска аланов с Северного Кавказа. Путь для военных действий в Эгриси (в Лазике) был открыт через Аргвети в Верхней Имерети. Картлийское войско вторглось в Эгриси (около 473 г.), заняв в ущелье р. Техури город-крепость Цихе-Годжи. Впоследствии и восточная часть Абхазии отошла к Картли, которой римляне вернули также Кларджети. Тогда же началось в Кларджети, под руководством Вахтанга Горгасала, строительство Артануджи и некоторых других населенных пунктов Грузии.

В то же время в резкий конфликт пришли интересы грузинского государства, быстро наращивавшего военные и экономические силы, с интересами агрессивного Ирана. В начале 80-х годов V в. полностью выявилась вся пагубность для Картли захватнических планов шахского правительства. Естественно, с таким положением дел и связывают тот факт, что вышеупомянутый Варскен, сын Аршуши — сатрап, состоявший на службе у персов, непримиримый враг христианства, был убит (484) по приказу царя Вахтанга. Это убийство послужило сигналом для угнетавшихся персами народов. Начались военные приготовления и в Армении. Полководческие дарования и воинская доблесть царя Вахтанга, казалось, являлись в готовившейся борьбе залогом победы. Договорившись о совместных действиях с армянами и албанцами, Вахтанг рассчитывал также на эффект, который могло принести внезапное выступление вооруженных отрядов гуннов, подавших Вахтангу надежды. Имелись в виду гунны, в то время кочевавшие в пределах Северного Кавказа. Уже долгое время они совершали нападения на персидские границы — сначала из Средней Азии, а затем и со стороны Кавказа. При всем том существенную помощь, по сложившимся тогда обстоятельствам, могли оказать армянские союзники в лице правителя Армении Сахака Багратуни и спарапета (по-грузински «спаспета», «военачальника») Вардана Мамиконяна. Спарапет Вардан, стяжавший себе славу в героической борьбе против шахского засилия, являлся испытанным другом грузинского царя и в то же время свояком знаменитого питиахша Аршуши, будучи тесно связан с высшими кругами Юго-Западной Грузии.

Между тем вследствие государственной измены военный заговор в Армении был раскрыт, в результате чего персидские власти, опередив восставших, неожиданно двинули войска на Картли, не дав возможности соединиться грузинским и армянским войскам. Отряды Вахтанга Горгасала на первое время нашли убежище в горной местности на границе с Арменией. Тем временем армянские войска нанесли персам поражение у села Акори (в предгорьях Арарата), а затем под Нерсехапатом, где тридцатитысячное армянское войско во главе с Ваханом Мамиконяном одержало победу над более многочисленным противником.

Вторгшиеся в Картли персидские войска под начальством Шапуха Михрана расположились лагерем на берегу р. Куры. Войска Вахтанга Горгасала, спустившись с гор, двинулись на врага. Сражение произошло на Чарманской, или Гардабанской, равнине. В сражении участвовали армянские отряды под начальством Вахана Мамиконяна и Сахака Багратуни. Однако, здесь, на поле боя, особенно ярко выявились противоречия интересов изживавшего себя раннерабовладельческого государства с интересами азнауров. Столкнулись и интересы проиранских и провизантийских группировок общества. Во время военных действий в войсках Вахтанга начался разлад. Ни личное мужество царя, ни его военный опыт и слава, ни поддержка со стороны «мелкого люда» не могли спасти положения. Грузино-армянская азнауро-нахарарская военная верхушка, в определенной своей части, не остановилась перед прямой изменой. Составив заговор, противники устаревшей в своей основе царской власти еще до начала сражения известили персов о решении азнауров и нахараров в предстоящей схватке сложить оружие. Они заверили также персидских полководцев, что спарапету Вахану Мамиконяну будто бы лишь обманным путем удалось ввести в Картли армянское войско. Понеся в результате измены большие потери, грузино-армянские войска оставили поле сражения. Армянское войско отступило в свою страну. В Картли вторглись главные силы персов под начальством Хазаравухта. Вахтанг удалился в Эгриси. Немного времени спустя Вахтанг Горгасал пал от руки убийцы, подосланного, надо полагать, политическими противниками царя (502).

Вахтанга Горгасала погребли в Мцхета в храме Светицховели. Надмогильную плиту украшало рельефное изображение царя. Военные доспехи Вахтанга, в частности, шлем с изображением волчьей головы, его одежда, белое знамя долго хранились как память о героическом царе. Впоследствии, на протяжении столетий, в феодальной Грузии государственное знамя называли вахтангиани, то есть «вахтанговым» и горгаслиани — «горгасаловым».

Свободолюбивый грузинский народ сохранил память о царе Вахтанге, как о неутомимом, самоотверженном борце за независимость своего государства. Имя Вахтанга занимает почетное место среди выдающихся людей эпохи. Жизни и деятельности царя Вахтанга посвятил свой большой труд грузинский историк Джуаншер (XI в.). Наконец, высказано мнение, что на портретной гемме с надписью «Вахтанг» изображен именно Вахтанг Горгасал (чл.- корр. АН СССР Ш. Я. Амиранашвили).

Военное поражение Вахтанга Горгасала по существу знаменовало собою наступление в Грузии конца старых, раннерабовладельческих порядков, неизбежность коренных перемен, наметившихся в социально-политическом строе, в области культуры, религиозных верований, — и это все к торжеству поднимавшейся феодальной ортодоксально-христианской Грузии. Борьба за прогресс глубоко затронула, в частности, те отношения, какие сложились между правящими кругами Грузии, Армении и Албании в сфере церковной жизни. Как указано выше, соответствующие три церкви традиционно объединяло монофизитство. Это было большого государственного значения единение, с которым считались и в сфере внешнеполитических отношений. Из источников известно, например, что около 506 г. церковный собор в Вагаршапате с участием духовенства трех национальных церквей в официальном документе еще подтверждал вероисповедное (монофизитское) единение означенного духовенства. Но скоро сторонники халкедонитского ортодоксального христианства внесли в церковь раскол. Завязавшаяся между иерархами, армянским и грузинским, полемика к началу VII в. выявила непримиримость противоположных точек зрения. Католикосы Кирион (Картли) и Абраам (Армения) в своих посланиях друг к другу, отстаивая каждый свои позиции, затронули вопросы догматического, культурно-политического и национального порядка. Грузинского католикоса убеждали в пагубности раскола, который привел бы к разрыву с христианами Ирана, в том числе и армянскими, к отходу от иранской ориентации. Неурегулированным оказался и вопрос об установившемся в г. Цуртави порядке служения культу св. Шушаники, согласно которому в церкви этой святой богослужение совершали и армянские, и грузинские иерархи. Католикос Кирион признал целесообразным подчинить означенную глубокочтившуюся святыню единоличному надзору грузинского епископа, который, однако, обязательно должен был бы служить на обоих языках.

Раскол нашел свое документальное оформление в эпистолярном послании (607 — 608) католикоса Абраама. В нем предписывалось стереть любые точки соприкосновения с халкедонитами Картли, отказаться от любой формы общения с ними — совместного моления богу, трапезы, дружбы, воспитания детей, вступления в брак. Послание оставляло в силе практику ведения с ними, «как и с евреями», одной лишь торговли. Впрочем, предписания этой эпистолы трудовой народ и в Грузии, и в Армении мог воспринять, понятно, как известные условности.

§ 7. ЦАРСТВО ЭГРИСИ (ЛАЗИКА) В IV — V ВЕКАХ

Зарождение феодальных отношений в IV в. открыло в Эгриси так же, как и в Картли, широкий путь к прогрессу общества. Значительно возросло население в городах и селах, расположенных в низменных районах и в долинах рек Риони-Квирила, Риони-Цхенисцкали, Абаша-Техури и Хобисцкали, текущих на территории позднейшей Мегрелии и Имеретии. Коренное местное население — имеры и мегрелы с давних пор (в Риме, а затем в Византии) были известны под названием лазов — потомков колхов, а их страна и государство, по-грузински называемые Эгриси, — как Лазика. Природные богатства Рионской долины, которая тогда называлась Мухуриси, служили неиссякаемым источником жизни местных торгово-ремесленных центров, среди которых выделялись своим богатством Кутаиси, Вардцихе, Накалакеви. В борьбе за завоевание политической независимости населению Эгриси содействовала сложная политическая ситуация, создавшаяся в Восточной Римской империи. Как известно, в IV — V вв., вследствие восстаний рабов внутри страны и натиска германских племен (готтов) и гуннов извне, империя переживала политический кризис.

В этой обстановке на Кавказе возросло политическое значение царства лазов. К концу IV в. территориальное наследие колхов в широких пределах Западной Грузии, между Аджарскими горами и Главным Кавказским хребтом, было объединено под властью лазской династии. Зависимыми от царей лазов оказались и вожди военной демократии в Сванетии.

Значение Эгриси в отношениях между Римом и Персией

Цари лазов находились в вассальной зависимости от Восточной Римской империи. Они из рук византийских императоров получали корону и другие знаки царской власти. Считая целесообразным, чтобы пути, ведшие из Эгриси на Северный Кавказ, находились под охраной местных властей, империя возложила на лазов защиту этих путей от участившихся тогда вторжений гуннов и аланов; В то же время имперские власти всячески ограничивали торговлю лазов на морском побережье. Лазы ждали момента, чтобы с оружием в руках завоевать независимость. Они рассчитывали использовать в своих интересах непримиримое соперничество между Восточной Римской империей и Персией.

В этот период правящие круги Персии обнаруживают стремление, используя Картли в качестве военного плацдарма, подчинить своему влиянию и смежную с ней Лазику. Такой шаг значительно укрепил бы экономические позиции персов. На путях, ведших из Средней Азии, Персия чинила препятствия византийским купцам, облагая высокими пошлинами шелк, который они везли в Константинополь. По этой причине Византия пыталась проложить себе новую дорогу из Лазики в Среднюю Азию через черкесские земли и вообще через Северный Кавказ. Чтобы перерезать византийским купцам и этот путь, Персия стремилась присоединить к своим владениям Эгриси, закрыв, таким образом перевалы, ведшие из Сванетии на Северный Кавказ. В случае успеха Персия могла постоянно угрожать и Константинополю со стороны Черного моря.

Первая попытка восстания в Эгриси

В середине V в. лазы с оружием в руках выступили против византийских военных гарнизонов, стоявших в Эгриси. Для усмирения мятежной Эгриси константинопольский двор ввел туда имперские войска (456). Войсками повстанцев руководил лазский царь Губаз. Война затянулась, и противники предпочли ее прекратить. Действия византийского военного начальства затруднял горный рельеф Лазики, в условиях которого тяжело было вести операции против местных партизанских отрядов. Неудачной также оказалась и попытка Византии заручиться военной помощью Персии. Но и лазы, впервые добивавшиеся союза с персами против Византии, не достигли желаемого успеха. Тогда дело закончилось примирением с империей. Губаз прибыл в Константинополь (после 465 г.) в персидском одеянии и, «по обычаю мидян», в сопровождении охранного отряда. Одной из причин недовольства имперских властей царем Губазом являлось то обстоятельство, что в правление Губаза в Эгриси, в нарушение действовавшего там ранее старого порядка единоцарствия, было допущено совместное царствование Губаза и его сына. В результате переговоров Губаз отказался от престола в пользу своего сына.

§ 8. БОРЬБА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ ЭГРИСИ В VI ВЕКЕ

В дальнейшем отношения между Эгриси и Восточной Римской империей еще более обострились. В своем стремлении вывести империю из кризиса, константинопольский двор принял жесткие законы, направленные на подавление движения рабов и мятежных народов, входивших в состав империи.

На страже этих законов стояли высокомерная имперская бюрократия, церковь и победоносное «воинство Христа». Константинополю на некоторое время удалось присоединить провинции Западной Римской империи к прочим своим землям и водворить порядок в государстве.

К VI п. в Восточной Римской империи окончательно восторжествовали феодальные отношения. В соответствии с происшедшими переменами империя VI — XV вв. входит в историю под новым названием — Византийская империя. Таким образом, в VI в. Лазика очутилась лицом к лицу с усилившейся Византией.

Провозглашение христианства государственной религией в Эгриси

Христианство в Лазику стало проникать рано, в первые же века своего возникновения. В Лазике оно распространилось сначала преимущественно среди эллинского и эллинизированного населения. В IV в. в Бичвинта и Трапезунде уже существовали значительные христианские общины во главе с епископами. Царь лазов Цатэ сначала попытался было сблизиться с Персией, заключив с ней союз против Византии; но потерпев в этом деле неудачу, Цатэ направился в Константинополь, чтобы помириться с императором. Здесь он принял христианство и византийским императором был утвержден на царство. В Эгриси Цатэ возвратился с большим торжеством (523), украшенный короной, с золотой царской нашивкой на одежде, в грузинских сапогах, так называемых «цага»[1], усеянных жемчугами.

В правящих кругах Ирана считали, что Эгриси издревле была страной, подвластной Персии. Поэтому крещение Цатэ сначала вызвало протест шахиншаха, а затем привело к войне. Принятие эгрисским царем христианства по времени совпало с началом восстания в Картли под предводительством царя Гургена. Преследуя бежавшего из Картли Гургена, персидское войско вступило в, пределы Эгриси. Захватив пограничные крепости Сканда и Шорапани, персы двинулись в глубь страны (528). Здесь они надеялись осуществить свою угрозу и должным образом покарать Цатэ. Эгрисский царь получил от византийского императора вспомогательное войско с известным военачальником Велизарием во главе. Потерпев поражение, персидское войско отступило. Между Персией и Византией был заключен так называемый «вечный» мир (532). Договаривающиеся стороны обязывались восстановить в Эгриси ранее существовавшее положение. Персы отказались от Сканда и Шорапани в пользу Византии. Картли по-прежнему оставалась под их властью.

13-летняя война (542 — 552 г.г.)

Несмотря на заключение «вечного» мира 532 г., Византия и Персия усиленно готовились к новой войне. Масштабы приготовлений соответствовали их великодержавным устремлениям, выразителями которых являлись «великий автократор», самодержец, Юстиниан I (527 — 565) и Хосрой I Ануширван (531 — 579).

По приказу Юстиниана, на той территории Армении, которая являлась «уделом» Византии, были уничтожены традиционные порядки управления и созданы четыре административные единицы (I, II, III и IV-я Армении); с целью вызвать раздоры среди знати, земли армянских владетелей были раздроблены по количеству многочисленных наследников. По замыслам захватчиков, Армения должна была быть окончательно ослаблена политически. В пограничных городах Византии были усилены военные гарнизоны ромэев. На южных рубежах империи, на берегу моря, была выстроена мощная крепость Пeтра; часть ее внутренних укреплений сохранилась до наших дней в Цихисдзири (неподалеку от Батуми). По мысли византийцев, о стены крепости Пeтры должны были разбиваться волны мятежей непокорного местного населения. Приблизительно в то же время началось строительство и другого оборонного сооружения — «Клисурской стены» (па территории Абхазии), протяжением в 160 км. На подступах к стране черкесов в Бичвинта византийская администрация усилила епископскую кафедру, абазги были обращены в христианство.

В ходе военной подготовки византийцы нарушили условия «вечного» мира и ввели войска во внутренние области Лазики. Начальствовать этими войсками был поставлен Иоанн Цибе. Человек корыстолюбивый, Цибе превратил крепость Пeтру в таможню, где путем сбора высоких пошлин на вывозимые товары производился явный грабеж местного населения. Византийцами были установлены также «пошлины», при которых, по свидетельству самих византийцев, ни щепотки соли нельзя было завезти в Лазику и ничего оттуда невозможно было вывезти. Непомерные пошлины вытеснили лазов из морской торговли.

Царь Губаз извещал через своих послов Хосроя I о своем решении отречься от Византии из-за «нечистых ее дел» и приглашал его стать союзником лазов, вступить в Эгриси со своим войском и принять участие в изгнании византийцев. Согласившись на это предложение, шахиншах лично выступил в поход (542), ведя за собой огромное войско с боевыми слонами. Из Картли войско персов начало пробираться по трудным перевалам Лазики между лесистыми горами Лихи. Губаз встретил шахиншаха в Вардцихе. Император Византии скоро получил весть, что царь лазов «челом бил» шахиншаху.

Персы осадили крепость Петру и ценою больших жертв взяли ее.

Восстание против персов

Скоро, однако, обнаружилось тайное намерение Хосроя I захватить Эгриси, изгнать лазов из их исконных земель и поселить там, вместо лазов, персидских воинов. Хосрой пытался даже подослать к Губазу убийц (548 г.). Тогда правящие круги Эгриси немедленно восстановили союз с византийским императором и поднялись против персов. Вспомогательное войско византийцев насчитывало 7.000 человек, ему был придан тысячный особый отряд чанов.

Всеми силами обрушились восставшие на персов, засевших в крепости Пeтре. Осадой крепости руководил визатийский военачальник Дагисте. Тем временем Губаз со своим войском, подкрепленным отрядами аланов и гуннов, защищал проходы на границе Эгриси. Казалось, гарнизон крепости Пeтры доживает свои последние дни. Из. 1500 её защитников только 300 человек остались живыми, а невредимыми—лишь 150 воинов. Сильно пострадали также крепостные укрепления. Но персидский военачальник Мермерой сумел организовать подвоз подкреплений. Он усилил гарнизон цитадели Пeтры до 3000 воинов. Кроме того, в Лазике Мермерой оставил отряд в 5000 воинов, а основное, двадцатипятитысячное, войско ускоренным маршем двинул на Армению. Оставленные им в Лазике 5 000 воинов путем насилий добывали продовольствие для себя и для гарнизона крепости. Персы разбили лагерь в нижнем течении р. Риони и оттуда мелкими отрядами стали вторгаться в мирные уголки Лазики, занимаясь разбоем и сея на своем пути страх и тревогу. Однако объединённое 14-тысячное войско лазов и византийцев разгромило отряд персов (549), несший охрану главного лагеря; при этом добычей лазо-византийского войска сделался и самый лагерь. Победителям достались знамена, много оружия, лошадей и мулов, большая сумма денег, а также продовольствие и «большие запасы муки», вывезенные, из Картли. На этот раз территория Эгриси была полностью очищена от врага.

Военные действия лазских и византийских войск скоро возобновились. В 551 г. полчища персов под начальством Хуриана вторглись в Лазику и расположились лагерем на берегу р. Цхенисцкали. Испытывая тревогу, лазы справедливо подняли голос возмущения против византийских военачальников—инертных и вероломных, равнодушных к общему делу, на каждом шагу проявлявших трусость и корыстолюбие. О таком положении дела подробно и нелицеприятно повествуют византийские источники (Прокопий, VI в.).

Между тем, благодаря энергичным действиям лазов, лагерь персидского полководца Хуриана был разгромлен. Крепость Петра была освобождена, а ее стены снесены для того, чтобы впредь лишить персов возможности там укрепляться. В сражении под Накалакеви было убито 4 000 вражеских воинов, но успех лазов и византийцев был не окончательным. Вернувшись из Персии, Мермерой завладел городом Кутаиси и крепостью Ухимериони. С захватом Ухимериони для лазов был закрыт путь, ведший в Лечхуми и Сванетию. Заняв Сванетию, персы прекратили доступ на рынки Эгриси таких необходимых товаров, как кожа, воск, меха и т. п.

Народное собрание в Эгриси

Причиною поражения Эгриси послужили бездействие, да еще и прямая измена со стороны византийских военачальников и административных властей. Царь Губаз принес на них жалобу императору. Из страха, что император призовет их к ответу, византийские сановники вероломно убили царя Губаза (553). Это убийство всколыхнуло все слои населения Эгриси. Под руководством знати было спешно созвано тайное собрание главарей лазского народа. При обсуждении создавшегося положения, сложного вопроса — не пора ли решительно отречься от союза с Византией в пользу Персии, мнения разделились: представители крайнего течения требовали окончательного изгнания византийцев из Лазики и сближения с персами. Они утверждали, что Лазика лишь вследствие гнета Византии лишилась древней славы; а так как в сложившейся военно-политической обстановке лазы бессильны и не могут «надеяться на самих себя», то, заключали они, необходимо, чтобы лазы выступили против империи в союзе с шахиншахом. Такое мнение было высказано на собрании одним из ораторов — Айэтом.

Но горячие прения привели к победе сторонников осмотрительных действий по отношению к Византии. Вопреки выраженному Айэтом мнению, участник собрания Фартазий высказался за сохранение союза с византийской империей, что, по мнению оратора, диктовалось создавшейся обстановкой: шла война, и Лазика была наводнена византийскими воинами, так что войска императора жестоко подавили бы восстание. К тому же лазы по своему государственному устройству и жизненному укладу стояли ближе к византийцам, с которыми они имели и общую религию, чем к персам, которые были чужды лазам. Собрание одобрило мнение Фортазия. После чего лазы потребовали от Юстиниана наказания убийц Губаза, за и утверждения в царской власти Цатэ — брата погибшего царя. Готовая вспыхнуть ненависть лазов к империи не сулила византийцам ничего доброго, поэтому они без промедления выполнили требования лазов.

Восстание абазгов и миссимийцев

В ходе военных действий на территории Лазики абазги и миссимийцы, населявшие северную нагорную часть страны, не раз выступали с оружием в руках против ненавистных византийцев. Известно, как ревниво оберегали ромэи свои интересы и в этой части Лазики. Для укрепления своего влияния император Юстиниан стал укреплять там основы христианства, «построив храм богородицы и отрядив штат служителей культа». Главными проводниками византийского влияния среди абазгов, естественно, оказались их вожди («цари», или «архонты»), почему абазги и уничтожили их, заменив, впрочем, их вскоре двумя новыми (Опсит и Скепарна). Свободолюбивых абазгов, по свидетельству византийского историка, тяготили опасения — как бы «не превратиться в рабов» у захватчиков. Решительная схватка между сторонами имела место (550) под стенами мощной крепости, высившейся над черноморским крутым берегом и условно называвшейся «Трахеей» (греческ.: букв. «Скалистая»). Противник, после сильного натиска с моря и суши, ворвался в крепость и произвел резню, погромы и поджоги. Крепостные стены были до основания разрушены, восстание подавлено.

Еще труднее оказалось дело обезоружения восставших миссимийцев. Миссимийцы были спровоцированы захватчиками на крайние меры самозащиты, в особенности тем, что византийские власти вероломно подвергли телесному наказанию (через нанесение палочных ударов) посредников, высланных восставшими в византийский военный лагерь для обсуждения условий перемирия. Поругание чести побудило восставших физически уничтожить как стратига византийского Сотериха и его детей, так и весь лагерь. Карательные отряды захватчиков, насчитывавшие в своих рядах 4.000 конных и пеших, натолкнулись на отчаянное сопротивление под укрепленными стенами труднодоступной Дзахары. Из начальников карательных отрядов главным считался стратиг Фарсант — родом из колхов, начальник царской охраны при дворе лазского паря. Очевидно, что и лазскому царскому двору были не по вкусу независимые, политического значения выступления восставших.

Продолжительная оборона крепости Дзахары потребовала огромного числа жертв. По данным византийских источников, погибло около пяти тысяч миссимийцев, в том числе много женщин и детей.

Наконец, каратели усмирили восставшие общины. Из византийских источников явствует, что передовые люди из «римлян» сами осуждали эту бесчеловечность своих сограждан.

[1] Цага (грузинск. ????), на языке греческого источника — «цангиа» — ???????. (проф. С. Г. Каухчишвили).

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова