Ко входуЯков Кротов. Богочеловвеческая историяПомощь
 

Яков Кротов. Богочеловеческая история. Вспомогательные материалы: персоналии России 21 в.

Дмитрий Вячеславович Пахомов

Из прихода о.Даниила Сысоева. Фото.

Член Общественно-консультативного совета при УФМС России по г. Москве.

О нём писал в 2011 г. Кирилл Фролов:

"В последние недели особую, действенную и правильную активность проявляет Московская миссионерская школа (при Синодальном миссионерском отделе). Персонализированной движущей силой этой активизации является Первый проректор Школы Дмитрий Пахомов. Еще в Прощеное Воскресение актив школы во главе с Дм. Пахомовым свидетельствовал о Православии, беседуя с фанатами Спартака и байкерами, а также посетителями Красной Площади, то на Торжество Православия пройдет следующая акция- Дмитрий Пахомов, Андрей Каплин и ученики расскажут и раздадут тысячи листовок о том, что такое Православие, в чем эксклюзивность и спасительность святой Православной Веры: Бог вочеловился, чтобы человек мог обожиться!".

О себе в pakhomovdv.livejournal.com 2012:

Окончил Перервинскую Духовную Семинарию, защитив дипломную работу на тему "Святоотеческое учение о последствиях первородного греха и о соотношениях свободы и благодати в устроении спасения".

1-го декабря того же 2007 поставлен во чтеца.

14-го августа 2008 года приказом ректора Перервинской Духовной Семинарии Протоиерея Владимира Чувикина был назначен на должность преподавателя по дисциплине "Методика приходской катехизации".

С 1 февраля 2009 года Являюсь ведущим радиопрограммы "Время доверия" выходящей на радиостанции "Русская служба новостей".

1-го июня 2009 года приказом председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Протоиерея Всеволода Чаплина был назначен на должность специалиста региональной службы отдела.

В настоящее время являюсь сотрудником Синодального Миссионерского Отдела РПЦ и проректором Школы Православного Миссионера.

Занятия проводятся по адресу: Москва, 5-й проезд Марьиной рощи, д. 15-а, здание «Международной Академии Бизнеса и Управления». В школе на 2011 обучался 41 человек.

*

http://nevzorov.tv/2012/03/plyaski-v-hrame-otkritaya-studiya-5-kanal-14-marta-2012/:

"Я буквально вчера ночью в прямом эфире радиостанции «Русской службы новостей», в программе «Время доверия», коей соведущим я тоже являюсь, выслушал один звонок от одной женщины из Голландии. Казалось бы, Голландия у нас представляется, как свободная страна, где все возможно. Где травку люди на улицах курят, и прочее и прочее. Вот она сказала совершенно резонно на мой взгляд, что я не понимаю, почему у вас в России так это все воспринимается. Почему их требуют освободить, почему такой общественный резонанс, почему это считают, вообще нормальным. Вот у нас, если бы это в Голландии произошло, их бы немедленно доставили в офис полиции, с ними бы встретился представитель министерства юстиции, их бы приговорили к 40 дням исправительных работ, либо к аресту, и штрафу не менее 200 тысяч евро. Это было бы автоматом. И если бы кто-то попробовал раздуть это кадило, что называется, в прессе, то журналистам тоже могли бы быть применены некие санкции карательного характера, скажем так. С целью пресечь эту деятельность".

Дмитрий Пахомов: Я имею богословское образование, небольшую степень бакалавра теологии, могу сказать следующее. Креститель Иоанн Златоуст в одном из толкований священного писания, в одной из своих амелий говорит буквально следующее: Богохульника бей ради его собственного же вразумления. Это говорится в христианской церкви, говорится вселенским отцом церкви, архиепископом константинопольским Иоанном Златоустом, автором одной из литургий, которые совершаются у нас по сей день во всех храмах православных на планете Земля. И об этом четко совершенно говорится. То есть тот принцип ископаемого толстовства о непротивлении, он не имеет никакого отношения к подлинному христианству, абсолютно не имеет никакого отношения. Поэтому, утверждать, что дескать здесь собственно христиане ударили по одной щеке – подставь другую, неправильно. Потому что, если тебя лично ударили по одной щеке, то ты можешь подставить другую, и у тебя кожа на щеках может быть толще брезента. Но если происходит осквернение сакрального пространства храма, если это выставляется на камеры, выставляется на публичное пространство, и средства массовой информации продолжают это пиарить, то в таком случае это преступление не против меня, не против личности, а против церкви. И церковь, соответственно обращается. Кстати, говоря, церковь не требует анафеманства, не требует сжечь их на костре. Более того, я вам скажу, что ваш покорный слуга является обращения группы граждан к святейшему патриарху с призывом призвать их к покаянию. Ибо покаяние открывает двери царствия небесного. Они публично должны попросить прощения.

*

Дмитрий Пахомов: Вот в понедельник, кстати говоря, мы этот вопрос обсуждали в общественной палате под председательством Вениамина Леонидовича Роднянского, члена общественной палаты, проходило заседание. Заседание комиссии по межрелигиозному и межэтническому диалогу Российской Федерации. Кстати говоря, на этом заседании было принято решение создать институт общественного порицания, или общественной анафемы.

*

Дмитрий Пахомов: Нет, вы знаете, сегодня пример. Здание Мосгорсуда, во-первых, возле здания суда, согласно действующему закону Российской Федерации запрещается проводить любые пикеты – это сразу же арест на 15 суток. Но полиция сегодня более-менее была лояльна. И вот, были пикеты с плакатами, которые оскорбляли чувства верующих. Там были оскорбления в адрес Русской православной церкви, в адрес господа бога, и иконы там так называемые, которые в Новосибирске повесили, и вот они стояли вот с этим. И подошли православные ребята, просто стали читать молитву. Один достал святую воду и эту икону сбрызнул. Вот эта девушка, которая стояла, она начала драться. Понимаете, там такая потасовка возникла, понимаете, здесь они стоят с этими кощунственными изображениями, православные молятся, православные изгоняют идола, что называется, сокрушают его, а они начинают драться. Это была крещенская вода, она работает, то есть явно, что они бесноватые, простите. Они одержимы духовной сущностью.

Ника Стрижак: То что они начали драться – это результат святой воды? Как то я…

Егор Холмогоров: Для нечистых людей соприкосновение со святыней оказывает как раз такое впечатление, они начинают кривляться, бросаться на людей и т.д.

Дмитрий Пахомов: Вот я был свидетелем, я писал сегодня показания по этому поводу полиции.

*

Певица Мадонна не понесет ответственность за богохульство, в котором ее обвинили после двух концертов в Амстердаме в сентябре 2006 года. В одной из сцен шоу Мадонна преклонила колени на фоне распятий и сняла с головы терновый венец. Это вызвало возмущение представителей партии Protestant SGP, ортодоксального протестантского крыла голландских парламентариев, которые потребовали, чтобы певица престала перед судом.

"Певица Мадонна не будет наказана за богохульство и оскорбление веры. Прокуратура уверена, что своим шоу исполнительница пыталась выразить свое неудовлетворение некоторыми процессами, происходящими в современном мире, и это не является проявлением неуважения к Богу. Более того, Мадонна не дискредитировала христиан как религиозную группу" - заявил представитель прокуратуры Амстердама.

*

Limiting Free Speech in Holland

Michael C. Moynihan | January 30, 2009

A muddled piece from Ian Buruma in today's The New York Times, arguing, as far as I can make out, that anti-Islam Dutch parliamentarian Geert Wilders, recently charged with incitement after comparing the Koran to Mein Kampf, should not be defended because he is a boorish racist who doesn't himself believe in free speech. And while Buruma, a Dutch citizen, rightfully criticizes the hypocrisies of Wilders (as I did here and here), he spends little time debating the morality and efficacy of the statutes under which he is being charged. As Buruma points out, Dutch law forbids speech that "deliberately insults people on the grounds of their race, religion, beliefs or sexual orientation." (The race, religion, and sexual orientation stuff is pretty standard in European hate crime law, but I was unaware that in the Netherlands it's apparently against the law to "insult" someone's "beliefs.")

Вилдерс был оправдан.

A controversial anti-blasphemy law is being scrapped by the Dutch government. The move is remarkable as two of the current three members of the ruling coalition are Christian parties and they had originally wanted to maintain the ban.

In scrapping the law the cabinet is meeting the demand of parliament where a majority of parties argued that offering religious groups an extra layer of legal protection is outdated.

As an alternative the cabinet is now seeking to strengthen anti-discrimination laws against groups whatever their background, thus taking the religious component out of the equation.

Justice Minister Ernst Hirsch Ballin (photo), says the law will now offer the same protection to all.

Freedom of speech/from discrimination There has been much discussion about the balance between freedom of speech and the right not to be discriminated against in the past few years in the Netherlands, particularly around the role of Islam in society.

Populist politicians like Ayaan Hirsi Ali, who has now left the Dutch political scene, and Geert Wilders, have been constant critics of what they see as the negative influence of Islam on society.

Famously, Geert Wilders (photo) released a ten-minute web film in March this year, Fitna, in which he alternated verses from the Qu'ran with footage of terrorist atrocities committed around the world, including the 9/11 attacks on the Twin Towers in New York. His message was clear: in his view Islam is a violent religion which is out to destroy freedom and democracy.

Threat of prosecution The Dutch anti-blasphemy law was much talked about - against the backdrop of the continual criticism of Fitna and of its maker Geert Wilders - as a possible means of redress for those who felt offended. Stand-up comedians and cartoonists who sought to satirise extremist Islam have also found themselves being threatened with possible prosecution under the anti-blasphemy law in the past few years.

The discussion about the use of the law, which dates back to the 1930s, made a lot of people worried that the right to freedom of speech was being eroded and that the rights of the religious not to be offended was being given the upper hand.

Dead letter A majority in parliament, who also feel that religious people deserve no greater protection than non-believers, shared these worries. Jan de Wit, who is a member of the opposition Socialist Party, explains:

"The law was already a dead letter, but it is was principally wrong that believers should have more protection than non-believers. Thank goodness this has now come to an end. And anyway, who decides if God feels offended or not?"

The 'Reve' case The current law, known as article 147, was famously tested in the 1960s when Dutch author Gerard Reve (photo) found himself in court. He had written a piece in which God comes back to Earth as a donkey. Reve described himself, in great detail, having sex with the donkey.

This was too much for Dutch Christian political parties who raised questions in parliament and Reve was eventually prosecuted. After an appeal, Reve was found not guilty - the passages were found to be blasphemous but not in such a way as to be 'malicious and deliberately offensive', a precise definition needed to secure the conviction.

The assumption was that after the Reve case, the law had been rendered dead in the water - other attempts to use it in the years that followed failed - so it was remarkable that the recent criticism of Islam in the public debate had sparked a new discussion.

Закон о blasphemy введен в Голландии в 1932 году (lex Donner) - принят для борьбы с коммунистической агитацией. Суд на Реве в 1968 году ("Ослиный процесс").

*

The Dutch blasphemy law of the era, dating from 1518, stated, "As a cure against blasphemers we forbid blasphemy against the holy names of God, the Virgin and the Saints. It is also forbidden to deny, scorn or belittle them." Notice that here the target of scorn was not the religious believer, but the object of belief. Blasphemy was understood as a show of disrespect for the godhead and other sacred entities themselves. In contrast, contemporary Dutch law understands blasphemy as a show of disrespect for fellow citizens, an abuse of their "religious feelings." This shift in the alleged victim of blasphemy from sacred entities to mortal persons took place in legal regimes across European societies beginning as early as 1617, with the English Common Law decision that secular courts had an interest in punishing blasphemy since it constitutes a disturbance of public peace and tranquility. The shift reflected the new paradigm in liberal political philosophy in which government is regarded as a device for protecting the natural rights of individual citizens. During a 1656 debate on blasphemy charges against the English Quaker leader James Naylor, the offence was defined by one lawyer as "cursing the name of God or of our neighbor" (my emphasis). Blasphemy was being transformed from a sin to a crime, from a spiritual wrong to personal one.

Lex Donner was adopted in response to early 1930s communist agitation in the press and, in some cases, in the church pews, against mainstream Christian values.

"Если ты услышишь, что кто-нибудь на распутье или на площади хулит Бога, подойди, сделай ему внушение. И если нужно будет ударить его, не отказывайся, ударь его по лицу, сокруши уста, освяти руку твою ударом; и если обвинят тебя, повлекут в суд, иди... Пусть узнают и иудеи и эллины, что христиане – хранители, защитники, правители и учители города; и пусть то же самое узнают распутники и развратники, что – именно – им следует бояться рабов Божиих, дабы, если и захотят когда сказать что-либо подобное, оглядывались всюду кругом и трепетали даже теней, опасаясь, как бы христианин не подслушал, не напал и сильно не побил".

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова