1946 год: такие разные агенты ЧК

Ранее

«Кольцов» — еп. Феодосий Ковернинский (1895-1980). Коренной украинец, священник с 1916 года, перешёл в обновленчество, служил в Черновцах. В 1945 году перешёл в Московскую Патриархию и был поставлен епископом Черновицким и Буковинским. Отчёт сообщает, что в марте 1945 году с Ковернинского была снята судимость 1937 года. Среди репрессированных Ковернинский не упоминается — вполне возможно, что он был осуждён, но после согласия на вербовку освобождён — как и Борис Вик.  

Ковернинский не считается слишком благонадёжным, карьеры он не сделал, с 1956 года и до смерти жил на покое в Киеве. Возможно, его подвела чрезмерная алчность, красочно описанная Савченко. Сохранился престранный анекдот — и именно связанный с деньгами — о Ковернинском: «Пребывая на покое в Киеве, он решил испытать, как относятся к нему другие архиереи. К празднику Рождества Христова в 1976 году он послал каждому архиерею поздравления и деньги в сумме 50 рублей с просьбой молиться за него при жизни и после его смерти, и стал ждать результата: кто и как отнесется к его просьбе. Тем архиереям, которые не ответили на его письмо, он его повторил, желая узнать, согласны ли они молиться бесплатно или за деньги».

Отчёт упрекает Ковернинского, что тот назначил благочинным некоего Юрия Стефюка, 1896 года, якобы активного члена ОУН. Действительно, в ОУН был Юрий Стефюк, но он бежал с немцами в 1944-м, а когда вернулся нелегалом в 1951-м, то был сразу арестован и перевербован — выступил с книгой, обличавшей ОУН («На свiтлу дорогу», Киев, 1962). Путаница в картотеке, видимо.

Далее