Ангелы

Cимвол веры начинается с исповедания Единого Бога — а начало «церковности», состояния удивительного и трудно определимого, наверное можно обозначить через веру в ангелов. Символ веры ничего об ангелах не говорит — Библия говорит о них очень мало. Это прямо связано с верой в Бога Единого — ибо слишком велик соблазн счесть ангелов божествами второго сорта, относиться к бесам — которые суть те же ангелы, только падшие — как к богам тьмы, бояться сатаны вместо Бога.

Церковность и есть хрупкое и постоянно, между прочим, ускользающее состояние души, когда она носит в себе веру в Бога вместе с доверием к огромному и сложному творением, вместе с искусством отличать Бога не только от видимого, но и от невидимого мира — от ангелов, от бесплотных Добра, Красоты и прочих идеалов современного мира.

Библия говорит, что Бог совсем немного «умалил» человека по сравнению с ангелами. Мы меньше ангелов — но не потому, что в нас больше мяса. Мы меньше, потому что ангелы непрерывно служат Бога — а мы служим Ему весьма прерывисто. Во всех остальных отношениях ангелы меньше людей и даже подчинены нам.

Церковное предание говорит, что у каждого человека (не обязательно крещеного) есть свой ангел-хранитель — в сущности, нечто вроде кошки: существо иной породы, весьма независимое, но одомашненное (только ангелы одомашнены не нами — Творцом) и доставляющее нам радость непонятным для обоих сторон образом. Как ангелы могут одновременно служить Богу и человеку? Логически это невозможно — но при вере в Иисуса Христа, Сына Божия и Сына Человеческого это не только возможно, но и необходимо.

Невозможен, прежде всего, Богочеловек Христос — и если уж мы в Него верим, то должностные обязанности и возможности ангелов, их отношения между собою и тому подобные вопросы кажутся не то чтобы неважным — но столь мелкими, что на них даже не хочется тратить сил. В конце молитв поговорить немного с ангелом-хранителем — и опять обернуться к Христу.

«Что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его? Не много Ты умалил его пред Ангелами; славою и честью увенчал его» (Пс. 8, 6). Апостол Павел относит эти слова ко Христу: «Не Ангелам Бог покорил будущую вселенную» (Евр. 2, 7), делая из не менее, а более относящимися и к людям, природу которых принял на Себя Христос. Во всяком случае, ясно, что Христос для апостола Павла ничуть не ниже ангелов, — значит, и всякий человек выше их, и слова «не много умалил» не говорят о том, что ангелы выше Христа или человека, но лишь о том, что у ангелов есть в природе нечто, чего нет в природе Божественной или в природе человеческой. Это нечто — иерархизм, существование в строго определенной иерархии «ангельских чинов», где всегда кто-то выше, а кто-то ниже, и место в иерархии является столь же принципиальным для ангелов, как и для государственных чиновников или служителей Церкви.

Иерархизм, разумеется, не дурён, и человеку не приходится завидовать, что для него быть в иерархии — не самое главное; однако важно понять, что образ и подобие Божие в человеке (отсутствующие в ангелах) проявляются и в самоценности каждого человеческого лица. Как среди лиц Пресвятой Троицы нет иерархии (и учение о том, что Сын ниже Отца или выше Духа называется ересью, ересью субординационизма, «подчинённости»), так нет иерархии и среди людей.

* * *

Учение об ангелах у большинства современных русских православных совершенно извращено и понимается язычески, без осознания связи между усыновлением человека Богу и этим служением. Ангел служит лишь Богу, и человеку ангел служит лишь потому, что Бог сходит к человеку.

Отношение к ангелу легко может стать идолопоклонством. Достаточно задаться вопросом, кто такой ангел, как он служит человеку, достаточно попытаться «ощутить» это служение. Ангел по определению есть служитель Бога. Как он может служить человеку? А точно так же, как машинист поезда служит пассажиру — не как официант в ресторане, не подаванием чаю или постельного белья в купе.

Какой человек сильнее: тот, который подымет тяжёлый камень с усилием, после долгой подготовки, с напряжением, сосредоточившись на этом подъёме этого камня — или человек, который подымет камень словно играючи, походя, не переставая при этом разговаривать по сотовому телефону?

Ангел служит человеку попутно — этим он отличается от падшего ангела, который целиком сосредоточен на искушении человека. Ангел прежде всего служит Богу, прославляет Бога, а уж человек — поскольку постольку.

Помнить об этом полезно не только для того, чтобы не путать ангела с дворником или официантом, но для того, чтобы любить людей так, как это лишь и возможно. Это означает, что «любить ближнего» можно только попутно — а главный путь любви — Бог, и второй путь любви — собственное «я» (чем человек и отличается от ангела). Если нет этих центров, то любовь к ближнему превращается в занудное и утомительное (для всех участников) занятие.

 

Витрина антикварного магазина. Фотография Якова Кротова.

Евангелист. Маяковский. Ангел. Витрина антикварного магазина. Фотография Якова Кротова.