Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Юрген Мольтман

Род. 1926.

О мучениках 20 в.

"Почтенный возраст Мольтмана, а также его влияние на Церковь и академическую мысль сочли более важной", чем у его коллег, - пишет финский теолог Патрик Хагман, который проводил голосования на своей странице в интернете.

"Турнир" открылся 9 июня, как и чемпионат мира по футболу. Сначала посетителям сайта были представлены 32 богослова, из которых первую квалификацию прошли только 16. В "финале" нужно было выбрать из двух теологов: Мольтманна и Ганса Урса фон Бальтазара, католика из Швейцарии. Посетители сайта должны были оценить финалистов по пяти категориям: "креативность", значимость, постоянство, влияние на церковную жизнь и влияние на науку.

В четырех из пяти категорий победил Мольтманн. Единственное, в чем его превзошел фон Бальтазар – категория "постоянство". В "чемпионате" принимали участие не только живущие ныне богословы, но и уже покойные. Так, фон Бальтазар скончался еще в 1988 году. Фон Бальтазар родился в Люцерне в 1905 году. Его было принято считать любимым богословом покойного Папы Иоанна Павла II.

Мольтманн родился в Гамбурге в 1926 году. Он считается одним из ведущих богословов-реформатов в мире.

В четвертьфинале Мольтманн победил другого знаменитого немца – самого Папу Римского Бенедикта XVI, а в полуфинале еще одного католика – Карла Ранера.

*

Конкурс богословов - комедия. Конкурс, ограниченный немецкопишущими богословами - трагикомедия. Не потому, что немцы дурнее русских или итальянцев, а потому что богословие родилось под палящим солнцем Египта, расцвело в горячей Малой Азии, и легче поверить в происхождение человека от обезьяны, чем в то, что богословие - это витиеватые и холодноватые словеса немецких профессоров. Русские богословы, кстати, по витиеватости и холодности вполне могли бы соперничать с немцами.

Соревнование теологов, в котором Юрген Мольтман побеждает папу Ратцингера, - это как конкурс красоты, в котором Алла Пугачёва побеждает Людмилу Зыкину. И Мольтман, и Ратцингер были нацистскими комсомольцами, героически обороняли родину от сталинских захватчиков, - хотя безуспешно. Только Ратцингер сделал из провала нацизма вывод, что да здравствует католицизм, консерватизм, вертикаль власти в небесах, да сгинут либералы, Христос - лучшее прошлое из всего настоящего. А Мольтман вывел, что да здравствует либерализм, экуменизм, горизонталь милосердия и соработничества, спасутся все, Христос - лучшее будущее.

Наверное, разумный человек выберет Пугачёву, а не Зыкину. Если выбирать между богословом, который может тебя сжечь, и богословом, который хочет с тобой покурить, то даже некурящий предпочтёт подымить, а не дымиться.

Мольтман заметил, что "Христос меня нашёл, а не я Христа". Ратцингер ведет себя так, словно он нашёл Христа словно Колумб Америку, и выдаёт визы в Царство Божие. Или, чаще, - не выдаёт. Так что и в этом конкурсе не Мольтман выиграл, а Ратцингер проиграл. И слава Богу, потому что, может быть, Мольтман пошловат, когда говорит о том, что спасение - в борьбе за справедливость, за равенство, против эксплуатации, против отчуждения. Пошловато, но правда. А вот что вера в Бога должна стоять на канцелярии, на отчуждении пастырей от стада, на высокомерии и союзе с царством Кесаря - возвышенно, но неправда.

Одни богословы веруют в Бога, чтобы разделить с Ним царство, и силу, и славу - Мольтман верует, чтобы сострадать Богу и людям. Лучше суховатое сострадание, чем сучковатое бессердечие. А если кому-то нужно от богословов ещё и нежности, садитесь и пишите сами - Ратцингер не заметит, Мольтман похвалит.

Яков Кротов, 13.7.2006


 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова