Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

СЛОВАРЬ СВЯТЫХ

Дритхельм Йоркский (ок. 700). Благочестивый крестьянин из Нортумбрии (Англия) около 693 года заболел и умер. Во всяком случае, его сочли умершим, но через несколько часов он внезапно ожил, к ужасу окружающих. Дритхельм и до этого был набожным человеком, но теперь он оставил дом, треть имущества завещав жене, треть детям, а треть продав и раздав нищим, и стал монахом. Беда записал его рассказ о том, что он увидел после смерти: сияющее существо в ярких одеждах провело его на северо-восток, где солнце восходит летом, и тут он увидел долину, где людей словно носило ветром между ледяной стеной и стеной из огня. Проводник объяснил, что это не ад (ад был виден издалека как пропасть, из которой вырывался огонь и смрад), а место, где находятся люди, принесшие покаяние в грехах только перед смертью; лишь на Страшном суде они будут избавлены от этих мучений, да молитвы об усопших облегчают их участь. После этого Дритхельма повели на юго-восток, где солнце восходит зимой, и здесь он увидел цветущий луг, благоухание которого пронизало крестьянина насквозь. Тут наслаждались люди в белых одеждах, - те, кто жил праведно, проявляя веру в добрых делах, но не настолько совершенно, чтобы попасть прямо в рай. Рай был только виден и слышен вдалеке, рядом с его отблеском и эхом раздающегося там пения цветущий луг казался скучным и блеклым. Дритхельм, поселившийся в келье на берегу Твида, иногда заходил в ледяные воды этой реки и читал молитвы, стоя среди льдинок, лишь бы избежать того адского холода, который ему привиделся. О том, что он увидел, он рассказывал, отмечает Беда, "только тем, кто уже боялся ада или уже стремился в Рай и кому его рассказ мог помочь на духовном пути". И дело не в том, что только религиозный человек доверчив не по разуму и верит в материальную реальность чистилища (так богословы называют ту часть рая, которую увидел Дритхельм), а значит поверит любым басням. Истина о загробных испытаниях души - не материальная, а духовная истина, которую, однако, нельзя выразить иначе, как материальными образами. Если бы Церковь запретила думать и говорить о загробной жизни, она бы помешала верующим и ничуть не помогла бы скептикам. Да граница проходит не между верующими и неверующими. Те, кто с уверенностью отвергает загробную жизнь, как будто лично прокопался глубже дна могилы и уперся в пустоту, своей самоуверенностью и агрессивностью совпадают с теми, кто (в отличие от Дритхельма) считает рассказы о загробной жизни главным средством проповеди религии, лезет с ними к тем, кто еще и Бога-то не знает или отвергает, а потом удивляется, что люди отвечают ему насмешкой, равнодушием или, что хуже всего, становятся яростными ханжами, готовыми судить и учить собственных учителей. Беда. Церк. история, кн. 5; Butler, 1.9. Память 1 сентября (в числе святых Йорка упомянул Дритхельма Алкуин).

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова