Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

СЛОВАРЬ СВЯТЫХ

К словарю святых

Роман Медведь (1.10.1874, Замостье Холмской губ. - 8.9.1937). Сын учителя Ивана Иосифовича Медведя и акушерки Марии Матвеевны (второй ребёнок из семи; отец умер в 1886 г.). Медведь окончил Холмскую семинарию, Петербургскую духовную академию. Работал инспектором семинарии в Вильнюсе. Духовный сын Иоанна Кронштадского, женился на дочери петербургского священника А.Н.Невзоровой в 1900 г. В том же году стал священником. Он начал служить в церкви при братстве, которое создал в Черниговской губ. Николай Неплюев, но менее через год произошёл конфликт. Неплюев был много старше о. Романа, а начинающий священник хотел утвердить себя в качестве духовного лидера просто в силу своего сана и образования. В 1902-1907 гг. служил в Петербурге в храме во имя Марии Магдалины, С 1907 г. он служил настоятелем Владимирского собора Севастополя, руководя всем флотским духовенством. После революции матросы приговорили Медведя к расстрелу, он бежал в Москву, и тут недолго был настоятелем в храме Василия Блаженного (предыдущего настоятеля, о. Иоанна Восторгова, расстреляли), а после его закрытия служил в храме Святителя Алексия в Глинищевском переулке. Он создал братство ревнителей Православия в честь Святителя Алексия, митрополита Московского, организовывал чтение лекций, выступал сам. Медведь был сторонником сплочения общины за счёт отсеивания "слабых" и говорил: "Из-за отстающих я не считаю возможным задерживать хорошо идущих, именно тех, чьи сердца, как губки, впитывают наставления и претворяют неуклонно в жизнь". В братстве насчитывалось двести постоянных членов, несколько тысяч "сочувствующих". Возможно, Медведь тем самым осуществлял идеал, который не смог осуществить в начале своего священнического служения, в братстве Неплюева. Его на короткое время арестовывали, обвиняя в антисемитской пропаганде - легко представить, что в своей листоке "Кто наше правительство" Медведь писал то же, что писал о. Восторгов: революцию делают евреи и т.п.

Медведь, однако, не призывал к свержению советской власти. Он вспоминал, что мог уехать из России, будучи формально уроженцем Польши, но остался из-за некоего "соглашения с управляющим делами совнаркома и с ВЧК ... этим соглашением была установлена возможность и пределы моей работы в пределах СССР". Он был последовательно "лоялен" к власти: "Я работал исключительно на религиозной почве, а основа отделения Церкви от государства мною была провозглашена и осуществляема за 9 месяцев до выхода декрета об отделении Церкви от государства и до появления соввласти. Я постоянно стоял за мирный сговор церковников с соввластью <...> и сознательно принял и защищал примирительную политику митрополита Сергия, за что также перенес немало"

Однако, его посадили в 1931 г., отправив в Соловецкий концлагерь. Из лагеря он писал: "Должны мы жить так, чтобы каждый новый день считать последним в своей жизни (ожидая смерти) или же первым (в движении к совершенству). Напоминаю себе, что мы здесь, в этой жизни, странники, а посему не надо огорчаться временными трудностями пути. Идти все равно надо, а Oтечество наше - на небесах. Не огорчаюсь и тем, что приходится жить не по своей воле, а так, как здесь приказывают, потому что и по вере моей отречение от своей воли есть первое условие для движения к совершенству". В 1936 г. его освободили из-за полученной инвалидности, он поселился в Малоярославце, незадолго до смерти принял постриг с именем Иосиф. Обретение мощей 3 августа 1999 года. Мощи хранятся в московской церкви Покрова Пресвятой Богородицы, что на Лыщиковой горе. Канон. в 2000 г.

Его письма дочери и письмо против Неплюева.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова