Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

СЛОВАРЬ СВЯТЫХ

О нём Софроний Сахаров, 1948. О нем Кривошеин.Писания старца Силуана.

Силуан Афонский (1866 — 11 сент. н.с. 1938 г.). Один из наиболее почитаемых православных святых современности (умер он в 1938 году, а канонизирован лишь в 1987 назад Константинопольским патриархом; в Русской Церкви в календаре с 1992 г.), во многом благодаря книге о Силуане, написанной его учеником. Причем, сам ученик рассчитывал свою книгу “для узкого круга людей, интересы которых сосредоточены на христианском подвижничестве”, а издали ее в Можайске в 1994 году тридцатитысячным тиражом, и раскупили молниеносно. Это не означает, что на Руси живут тридцать тысяч людей, сосредоточенных на христианском подвижничестве. Просто христианское подвижничество сосредоточено на Христе, интересном для миллионов людей, и, читая о Силуане, люди узнают не правила поклонов и поедания просфор, а узнают Христа. Книги о Силуане изданы на английском, греческом, французском. А был он русский мужик — Семен Иванович Антонов из села Шовского Тамбовской губернии. Родился в 1866 году.

Когда Семен был еще четырехлетним мальчиком, он услышал он одного пьяницы простые слова: “Бога нет”. Мысль о том, что это, может быть, правда, не оставляла его до двенадцати лет, и разрешилась обретением новой веры, основанной уже не на воспитании, а на собственной встрече с благодатью, побеждающей сомнения. Юношей он выделялся среди сельчан исполинской силой и выносливостью: мог кулаком перебить толстенную доску, мог голыми руками взять горячий чугун со щами для целой артели и перенести с плиты на стол. Силача взяли в лейб-гвардии саперный батальон, служил он в Петербурге и видел на смотру самого императора; вспоминал он об этом, подчеркивая несопоставимость Бога ни с каким земным владыкой.

Отслужив, он покинул отечество и в 1892 году стал монахом на Афоне. Молился много и усердно, а всё без толку, без отклика в душе, без встречи с Тем, в Кого так искренне верилось между делом. Однажды вечером он почувствовал, что надорвался: “Бога умолить невозможно”. Его охватила тоска совершенно адская. А вечером, на службе, он увидел рядом с иконой Спасителя живого Иисуса. Он почувствовал себя наполненным огнем, огнём Святого Духа. Его глаза встретились с глазами Христа: любящего, радостного, прощающего всё. Через мгновение Симеон почувствовал себя уставшим, и видение исчезло.

Память о встрече поддерживала Силуана в первые годы монашеской жизни: тяжелого труда и непрерывной молитвы, сопровождавшейся непрерывными искушениями. Через пятнадцать лет, когда к Силуану вновь подступило отчаяние от трудностей в молитве, от неверия в спасение, он уже знал, что спасение от отчаяния — в молитве же, и взмолился Богу: “Научи меня, что должен я делать, чтобы смирилась моя душа!”. На этот раз не было видения, а была одна фраза, прозвучавшая внутри его существа: “Держи ум твой во аде и не отчаивайся”.

Но если видение видел один Силуан, то эту фразу услыхали через него десятки тысяч людей и она стала помощью и для них. Означают эти слова, что любящий Всесвятого Бога человек не должен слишком много думать о собственной святости. Можно думать, что ты заслужил ада, что ты уже в аду, что все заслужили спасение, а ты — сковородку. Это правда, и это полезная правда — но только, если ты помнишь, что и на сковородке не нужно отчаиваться: Бог снимет тебя с неё.

46 лет прожил Силуан в монастыре, не поленившись записать или надиктовать открытое ему Богом, хотя собратья глядели на такие записки косо: а вдруг из гордыни пишет. Ученика Силуана, как и прочих русских монахов, всё-таки выжили с Афона. Но книги его остались.

Незадолго до смерти Силуан сказал ученику, слишком преклонявшемуся перед ним, что после полувека монашества не дорос до духовного величия собственного отца, тамбовского крестьянина Ивана Антонова. Это было не кокетство, старец объяснил, почему считает отца великим святым. Дело было в начале 1870-х годов, во время жатвы, в пятницу. Мальчику Семёну, будущему святому, поручили кормёжку. Он забыл, что день постный и наварил на всю семью свинины. Все всё съели. Лишь через полгода, уже зимой, в какой-то праздничный день, когда у всех было веселое настроение, отец, среди шуток, сказал Семёну с улыбкой, что ел ту свинину “как стерву” — то есть, как падаль, с отвращением. Мальчик удивился: “Что же ты не сказал мне тогда?” — “Я, сынок, не хотел тебя смутить”.

“Вот такого старца я хотел бы иметь, — сказал Силуан. — он никогда не раздражался, всегда был ровный и кроткий. Полгода терпел, ждал удобной минуты, чтобы и поправить меня, и не смутить”. Его отец обладал тем, к чему Силуан пришёл через видения, монашество, аскезу, открыта смиренная любовь каждому и по сей день. Память Силуана совершается 24 сентября и на афоне во второе воскресенье после Пятидесятницы с собором афонским святых. Старец Силуан. Можайск, 1994. 510 с. [Части 1 и 3 написаны учеником старца архим. Софронием (Сахаровым), часть вторая — с. 259-471 — записи самого Силуана.]

http://silouan.narod.ru/

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова