Ко входуЯков Кротов. Богочеловвеческая историяПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 11, 12 От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его,

Лк. 16, 16: Закон и пророки до Иоанна; с сего времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него.

№54 по согласованию. Фраза Луки - №110 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Ср. Ио 14, 17 о соотношении усилия и расслабления.

Павлов (2005, 79) предлагает свой вариант для варианта Мф.: "Царство Небесное берётся силой, и применяющие насилие пытаются его украсть". Он предполагал, что Иисус критикует зилотов, борцов за освобождение от римлян, которые полагали, что вооружённая их борьба приближает приход Мессии. Сама неясность текста поучительна - где начинается человеческое, где упоминается насилие, там заканчивается ясность. Вряд ли всё-таки партизаны появились именно после Предтечи. Особенно из сопоставления с Лк. ясно, что противопоставляется закон и свобода, а не пассивность и активность. Не та свобода, которая "не анархия", которая так любезна сердцу всевозможных диктаторов светских и религиозных, а нормальная свобода. Разница такая же, как между людьми, которые хотят отодвинуть линию горизонта подальше или вовсе её упразднить, чтобы земная плоскость была бесконечной, чтобы всюду, куда ни упадёт взгляд, он утыкался в контору, в храм, в дом, в серые дома большие и маленькие - и людьми, которые хотят приблизить линию горизонта или вовсе её упразднить, чтобы небо начиналось у твоих ресниц. Что и есть Царство Небесное.

*

В магазине на Красной площади установили эскалаторы, но только для подъема. Вниз надо спускаться по лестнице. В Царстве Божием все ровно наоборот.

*

В Талмуде есть рассказ о мудреце (фарисее, "хавере"):

“... Некий хавер плыл на корабле вместе с многими купцами. И спросили купцы хавера: "А где твой товар?". Он ответил им: "Мой товар ценнее вашего". Они обыскали весь корабль, но ничего не нашли. Тогда они подвергли хавера насмешкам и издевкам.
Во время плавания пираты напали на корабль. Они захватили судно и забрали все, что на нем было. Когда корабль пристал к берегу, у пассажиров не было ни хлеба в пищу, ни одежды прикрыть наготу.
Что сделал хавер? Пошел в ближайший дом Учения, сел и стал учить. Увидев его познания в Торе, жители города встали перед ним, оказали ему большой почет и дали ему щедрое и богатое содержание. Главы общины встали по правую и левую руку от него и всюду сопровождали его.
Когда увидели это купцы, они пошли к хаверу и просили простить их. И сказали они ему: "Молим, походатайствуй за нас, ибо знаешь ты, кем мы были и чего лишились. Молим, скажи им , чтобы они дали нам хоть кусок хлеба, дабы мы жили и не умерли от голода".
Сказал им хавер: "Разве не говорил я вам, что мой товар ценнее вашего? И вот, ваши товары пропали, а мой по-прежнему при мне!" (Танхума, Трума) .

Талмуд написан значительно позднее Евангелия, как источник по истории начала I века он менее надежён. Однако, в данном случае Талмуд с Евангелием перекликается и показывает, что Иисус разделял идеи фарисеев, говорил их словами, когда сравнивал Истину - с товаром, с сокровищем, хранящемся на небе (Мф. 6, 20). Иисус критиковал фарисеев изнутри, критиковал не за чрезмерное благочестие, а за недостаточное благочестие. "Идейно" Иисус был вполне фарисей, что и объясняет Его призыв к ученикам соединить праведность фарисеев с праведностью кающихся. С точки зрения современного человека, фарисей из этой притчи не очень-то симпатичен: он отвечает купцам загадкой, вместо того, чтобы им вежливо всё разъяснить на уровне их понимания, он в тяжёлую минуту попрекает их прошлой обидой. Но ведь и Иисус говорит загадками - и тут, и в многочисленных притчах. Он говорит загадками принципиально (Мф. 13, 11): истину не разжёвывают и в рот не кладут. Иисус ругает не тех, кто утаивает сокровище от профанов и лодырей, люмпен-верующих, а тех, кто лезет людям в душу с настырной проповедью (Мф. 23, 15). Иначе вырастут потребители - как эти купцы, которым и в момент обнищания бесполезно говорить об Истине, потому что они думают по-прежнему лишь о куске хлеба. Хлеба им дать нужно, но от Бога они так же далеки в нищете, как и в богатстве, на Бога им можно разве что намекнуть, что фарисей (подобно Иисусу) и делает. Этим и опасен материализм: он не обязательно обрекает человека на бедность, но обязательно обрекает его на обидчивость, на готовность обходиться малым, лишь бы не расставаться с эгоизмом и потребительством, подменяет жизнь - выживанием, пусть даже это выживание в золотых хоромах. Материалист может быть очень активен, но эта активность сама по себе не может перейти в активность духовную, как водку невозможно превратить в воду. "Усилие", которым берётся Царство - усилие Духа. Имеющий Духа не может им поделиться не потому, что жадничает, а потому что Дух Божий по определению таков, что дышать Им каждый должен сам.

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова