Ко входуЯков Кротов. Богочеловвеческая история
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Мф. 17, 27 но, чтобы нам не соблазнить их, пойди на море, брось уду, и первую рыбу, которая попадется, возьми, и, открыв у ней рот, найдешь статир; возьми его и отдай им за Меня и за себя.

№90 по согласованию. Только у Мф. Фразы предыдущая - следующая.

 

Рассказ о Петре и подати на Храм свидетельствует о чувстве юмора как минимум двух человек: Иисуса и Матфея. Юмор очень мягкий, почти невесомый – но если Иисус не подшучивает над Петром, то Он очень зло обижает ученика. Пётр, конечно, во всей красе. Нагло принялся вещать от имени Учителя, «прообразуя» тем самым всех последующих христианских пастырей и архипастырей. Но у тех хотя бы то оправдание, что Иисус вознёсся, а Петру-то ничего не стоило потерпеть и сперва спросить Иисуса. Может быть, Пётр потому так нагло себя повёл, что знал – у Иисуса денег нет. А как иначе, если Иисус был беднее лисицы (Мф. 8, 20)?! Значит, Пётр, скорее всего, предполагал заплатить за двоих сам или был уверен, что Иисус заплатит из той самой общей кассы, которую носил Иуда.

И вот идёт щедрый и решительный Пётр к Иисусу, напыжившись – старший, камень, вице, при деньгах, решение принял… И с каждым шагом в голову главы апостолов начинают приходить разные мысли, и шаги замедляются, замедляются… А ну как Иисус скажет что-нибудь острое, как бритва? «Отойти от меня, сатана»… Ой, может, лучше промолчать, покрутиться рядом, а потом пойти и потихоньку заплатить, сделав вид, что это от Иисуса…

Спаситель смягчает ситуацию и превращает её в спектакль уже тем, что опережает Петра. Он говорит острое, но это острота не бритвы, а карандаша, рисующего комикс… Балаган устраивает! Не человеков Петру ловить сетью, а удочкой – рыбину… Предложить рыбаку, который зарабатывает на жизнь в рыболовецкой артели, взять удочку…
Этот балаган понадобился Иисусу, чтобы обозначить главное в служении людям: «Не соблазни!» Иисус, правда, говорит во множественном числе – «мы не будем соблазнять», но ясно, что речь идёт о  Петре.

Позднее, правда, много будут говорить о том, что Иисус – воплощённый соблазн. Особенно воскресение – соблазн для трезво мыслящего человека. Взял бы и книжку написал – тогда бы не было соблазна. Правда, тогда был бы соблазн у многих других... Потому что книга – по определению не то, чем спасают людей.

Иисус – искушение. В это искушение Бог не может не ввести человека, как не может Бог не ввести евреев в Красное море, чтобы избавить от рабства. Каждый может сам избавиться от этого искушения, не входить в него, а войти во что-нибудь другое… А может взять удочку и ловить, ловить Христа, тащить… Потому что Иисус – это то самое Царство, тот пласт существования, где соблазнов и искушений нет, они все побеждены, и остаётся только молиться, чтобы не сбежать от Победителя к побеждённым.

В обычном государстве искушения в основном связаны с властью – как подать на Храм связана с религиозной, да и со светской властью Израиля того времени. Люди строже судят преступления против государства, чем преступления против ближнего. «Враг народа» страшнее сексуального маньяка. Зато и восстают против государства так, как не восстают против соседа.

В Царстве Небесном всё наоборот. Власть не искушает, а защищает от соблазнов, соблазны же растут снизу, как плесень, как грибок. Мы искушаем и соблазняем друг друга, и чем ближе люди друг к другу, тем сильнее соблазны. Грехопадение не государство раскололо, а человеческое сердце, и зло в сердцах и коренится, и крона тут же. Чем ближе люди, тем больший они соблазн друг для друга, потому что тем сильнее радиация гордыни. Ссоры с коллегами, восстание против начальства, - это соблазны мелкие, как извержение вулкана. Главный жар – глубоко внутри, под поверхностью. Поэтому «враги человеку домашние его», поэтому «не соблазнять» - это прежде всего не вовне, а внутри. «Не соблазнять» означает прощать другому грязь на его белых одеждах и не прощать себе ни пятнышка на одежде своей. Жить так и выдержать, не сойти с ума, можно лишь, если между мной и ближним, если мной и моей тёмной стороной, мной и моей одеждой – Сам Христос, стена Божьей благодати, невидимая, яркая, мощная. Храму – деньги, людям – Христос.

Проповедь 1393.

Cм. историю о Поликрате.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова