Ко входуЯков Кротов. Богочеловвеческая история
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Мф. 25, 32. и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов;

№138 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая.

Лёгким движением руки пёстрая этническая карта мира превращается в двуцветную, черно-белую картинку. Начинается назло расизму, назло национализму и любому отождествлению человека с какой-либо внешней категорией. Собираются перед Богом народы, а затем они распадаются на "элементы" - на человеков. Приходят евреи и греки, а через мгновение - овцы и козлы. Всего две нации. Впрочем, нет: козлы - не нация. Только кажется, что произошла перегруппировка и все хорошие люди объединены в род христианский, а нехорошие - в род антихристов. Овцы - не этнос, а стадо, то есть те, кто нуждаются в Пастухе и в других овцах. Козлы - не этнос, а те, кто не нуждаются ни в ком, кроме себя, а значит - и в другом козле. Почему, собственно, козлы умудряются никого в жизни не накормить и не напоить. Существуют ли козлы в действительности, однако? Нет! Нет мерзавцев, нет подлецов и сволочей. Есть лишь та или иная степень козлиности в овцах. Страшный Суд извлекает козлиность и низводит её туда, где она никому не будет мешать. Только как бы от овцы при этом не остались рожки да ножки да позолоченое руно...

* * *

Иисус - добрый пастырь... Как иронически говорил Эйнштейн: чтобы быть спасенной овцой, надо быть прежде всего овцой. Если же без иронии, с сарказмом, то где Эйнштейн увидал овец? В Церкви есть немного баранов, немного козлов, но в основном в Церкви те же, кто составляет большинство человечество - коты и кошки. Не случайно так популярно отождествление себя с каким-либо животным - и определённо лидируют кошачьи. Независимые, то ради вкусного куска выгнемся и замяучим. Очень аристократичные, но в известную пору так извоняем, изгваздаем и издерём окружающую среду, что Содом с Гоморрой засмущаются. Внимательно наблюдаем и слушаем, но кончиков хвоста не шевельнём, чтобы исполнить. И глаза такие мудрые-премудрые, что можно поверить, будто мы понимаем всё. К счастью, Бог легковерием не отличается и упрямо продолжает видеть в нас не котов и кошечек, а коз, козочек, козлов, козлят и козлищ.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова