Ко входуЯков Кротов. Богочеловвеческая история
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Мф. 25, 37 Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили?

№138 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая.

Праведники удивляются, когда они накормили и напоили Христа. Но они не помнят и того, кого они кормили голодных, кого навещали в тюрьме - не потому, что делали это спустя рукава, формально, а потому что они навещали не заключённых, а людей, кормили не голодных, а людей, поили не жаждущих, а людей. Они не благотворительностью занимались, а жили. Молились, радовались, путешествовали, читали... Не помним же мы, как мы чистим зубы или кому жмём руки. Да всем жмём руки! Всякий оказывает мне честь, соглашаясь принять моё, грешного, рукопожатие. Способность забывать, благая способность, сохраняется и у грешников, только в извращённом виде. Они не только забывают покормить голодного. Они забывают, что нельзя есть нечистое - нечистое не по древним представлениям, а по современным. Нечисто то, что съедено, когда рядом голодный, с которым следовало бы поделиться. Нечисто кофе по цене, за которую можно накормить двух бездомных. Мы помним только, что по честно заработали на кофе, что мы не украли, что мы "по закону". Мы забыли, что, кроме честности и законности есть человечность - родство всех людей, и вот по этой человечности нечисто во дворце, сколько его ни драй, если на улице у дворца лежит бездомный. Забывчивость такая есть следствие устремлённости не к людям и не к Богу, а к себе. Учёный идёт по улице, погружённый в размышления, и не замечает окружающих. Так то учёный! Он думает о новом лекарстве, забывая поесть и попить. А большинство людей (впрочем, и учёные не всегда идут по жизни именно как учёные) сосредоточены на своём, в ушерб окружающим. Хорошо ешё, если это нормальная, биологическая сосредоточенность на работе, на семье. Так ведь всё время перелёт получается, перелёт и перебарщивание! Человек не видит родных детей - как же, он им пропитание добывает! Жены не видит... Так ведь люди же не орлы, им недостаточно в клюв сунуть червячка и гордо улетать за следующей порцией! Их обнять нужно, поцеловать, разглядеть, поговорить... А потом удивляемся, почему внуков больше любим - да потому, что детей некогда было разглядеть, мы самоутверждались, и сами дети были средством самоутверждения. Внуки же - чужие, не наши дети, и вот их мы любим бескорыстно, и сполна, и радостно. Голова освободилась, сердце освободилось, - и нашлось место для любви. Так вот не надо ждать внуков. "Кто предупреждён, тот вооружён", и в любом возрасте может освободить свою голову от воспоминаний о своих благодеяниях, чтобы голова увидела, как много благодеяний нам и как много ожидающих от нас того, что всякий может дать - любви.

Память о Боге несовместима с памятью о своих благодеяниях и с забывчивостью о чужих бедах.

См. проповедь 2008 - 1211.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова