Яков Кротов

1923 год: Ленин о сути ленинства: «неограниченная власть»

Текст, известный как «завещание» или «письмо съезду» Ленина, надиктованный между старым и новым Рождествами 1922 года, это настоящий cеанс магии с её полным разоблачением.

Отражает ли это письмо мысли Ленина или (что маловероятно) оно сочинено Крупской либо Троцким? Если это фальсификация, то она должна была воспроизводить и воспроизвела основные идеи Ленина. Никакого практического значения эта бумажка в борьбе Сталина с Троцким сыграть не могла и не сыграла, Крупская её предъявила поэтому лишь через год, от полного уже отчаяния, и ничего не добилась.

Магия в этом тексте есть набор идеологических формул — ленинское «кредо», «супер-эго», а проще сказать — штампы, не имеющие никакого содержания, просто маскирующие реальность.

Якобы существует некая «партия». Якобы существует «цека». Якобы в этой партии существуют выборы.

Все эти фикции опровергаются ключевой, знаменитейшей фразой о существовании «неограниченной власти».

«Неограниченная власть» — это ровно то же, что «самодержавие».

Неограниченная власть не ограничена никакими комитетами, съездами, партиями, выборами.

Ленин лишь мимоходом, как о чём-то самоочевидном, упоминает эту неограниченную власть и то, что она — в руках одного человека. Эта проговорка и есть саморазоблачение, прорыв реальности сквозь словесный бред.

Откуда взялась эта неограниченная власть? Она была кем-то создана? Ленин этого не утверждает, потому что знает — это его собственная власть. Сталин щеголяет в галошах Ленина.

Ленин создал неограниченную власть ещё до октябрьского переворота, власть лидера заговорщиков. Во время переворота эта власть была органично насажена на самодержавную царскую власть и её аппарат.

В завещании это второе и последнее слово из реального мира: «аппарат». Слово «аппаратчик» недаром из русского перешло в языки мира, только в русском языке не употребляется, как и слово «номенклатура». Его предпочитают маскировать словом «элита», но номенклатура и элита вещи такие же разные как волчица и волчанка.

Сам Ленин оправдывает существование аппарата — и неограниченной власти хозяина этого аппарата — классической демагогией: а это от предыдущего режима осталось:

«Мы аппарат, в сущности, взяли старый от царя и от буржуазии».

Во-первых, это ложь, причём сознательная, на что указывает словцо «в сущности», маркер лжи, как и «фактически», «на самом деле». Бюрократия империи была переделана в аппарат диктатуры, но вещи это очень разные, прежде всего, потому что имперская бюрократия была правовым явлением, apparat же был и остаётся внеправовым и антиправовым явлением, орудием личного произвола.

Во-вторых, Ленин даже не заикается о необходимости ликвидации «аппарата», он говорит лишь об «улучшении аппарата».

Топор надо поточить!

Аппарат обслуживает неограниченную власть, неограниченная власть обслуживает аппарат.

Является ли текст осуждением Сталина, его взглядов и методов?

Ни единым словом.

Осуждена лишь «грубость» Джугашвили. Более того: эта грубость признана «вполне терпимой в общении», только вот «в должности» нехороша. Нужен человек, который «более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам». Нужен не Ленин, не ленинского типа человек, а другой!

Ленин ведь не Сталина описал, а себя. Это Ленин — с точки зрения всех, кто знал его лично — был нетерпим, нелоялен, груб, невнимателен к товарищам. Более того, для Ленина это была принципиальнейшая черта, таким поведением он проводил постоянное тестирование людей, чтобы остались лишь абсолютно преданные лично ему. В Сталине эта черта вдруг ему не понравилась.

При этом Ленин ни единым словом не говорит, кто предпочтительнее Сталина — по той простой причине (и это заставляет верить в подлинность письма), что никого «более вежливого» просто не было. Описанные черты — не лично Сталина, а всех членов ленинской банды, от Троцкого до Пятакова.

Осудил Ленин в этом письме террор как средство управления страной? Ни единым словом.

Более того, письмо предвозвещает большой террор — настоящий Большой Террор, уничтожение крестьянства в 1929-1933 годах, тот большой террор, который не заметили жертвы не очень большого террора 1937-1938 года, часто сами как раз палачи. Ведь в тексте Ленина главной угрозой названо именно то, что «партия опирается на два класса», «неизбежно ее падение», если между классом рабочих и классом крестьян не состоится «соглашение». Что такое «соглашение» по-ленински — понятно: уничтожение одной из сторон. К 1923 году Ленин показал, что уничтожать он будет именно крестьянство. «Гражданская война» была очередной крестьянской войной, прежде всего. Ленин и его полководцы подавили не аристократию, они подавили серию крестьянских бунтов, подобную бунтам Болотникова и Пугачёва. Да, они это сделали силами самого крестьянства — но и всегда крестьянские бунты подавлялись солдатами, которые вчера ещё были крестьянами. Это неизбежно в аграрном обществе.

Всё остальное в тексте — обычная демагогия о десятках и сотнях рабочих, которые якобы «увеличат прочность партии». Вполне сознательная демагогия очередного Пол Пота — интеллектуала с барскими замашками и воспитанием, с университетским дипломом, бесконечно далёкого от любого «народа», перехватившего у самодержавия империю и сумевшего усидеть на престоле, став бесконечно более царём, чем им был свергнутый им царь.

См.: Ранее. - История. - Ответственность. - Солидарность. - Ленин. - Сталин. - Свобода. - Указатели.