Яков Кротов. Богочеловеческая комедия.

Один день советской России: 22 марта 1930 года: селекция религиозная, классовая, судебная

Вологодская газета «Красный север». Андрей Кураев в 2005 году сокрушался, что «еврейская газета» 2005 года три четверти первой полосы посвящает делу Ходорковского (уже сидящего в сибирском концлагере), а избранию нового папы римского — лишь подвал. «Красный север» его бы порадовал: три четверти первой полосы о римском папе и религии вообще. Папа посмел заявить, что в советской России преследуют верующих, объявил крестовых поход молитв (слово «молитвы» тщательно опускается). «Мощной демонстрацией протеста ответил пролетариат Вологды на выступление папы римского. Шесть тысяч трудящихся вышли вчера на площадь … Черное воронье закаркало потому, что оно хочет пролетарской крови … Все в ряды Осоавиахима и союза аоинствующих безбожников. Создадим фонд для постройки тракторных колонн и танкового дивизиона  «Безбожник»… Такими словами закончился митинг».

При этом Гитлер ещё не у власти, римский папа — марионетка итальянского фашизма. Впрочем, и британского империализма:

 «Там, где не помогают призывы миссионеров о кротости и смирении, вслед за священниками  слово получают пушки. В Марокко французские аэропланы бомбардируют непокорные племена, в Южной Африке англичане пускают против восставших слезоточивые газы». 

На анонимной карикатуре: ксёндз, бомбардировщики, «туземцы», огонь. 

Очень плохо в Китае, очень плохо в Польше, где в тюрьмах Пилсудского «запрещены коммуны политзаключенных». . Зато хорошо в советской Белоруссии, где вообще нет политзаключённых: «Ксендз Авгло, администратор католической епархии в Могилеве, опровергает клевету на власть Советов». Это реферат статьи из «Правды». Авгло, кстати, сказал абсолютную правду: «Я не знаю ни одного случая преследования католического духовенства в СССР за исполнение ими религиозных обрядов». Ведь всех осуждали за шпионаж: «Мне известны случаи арестов ксендзов, занимающихся несовместимой с их саном противоправительственной деятельностью». 

Правее о пленуме Союза воинствующих безбожников в Москве. Ещё правее о суде в Харькове над украинскими патриотами — то есть, «террористами». Руководитель боевой организации «Спилки украинской молодежи» Павлушков — «сын священника»! И ещё трое обвиняемых — дети священников! Соответственно, карикатура Ю.Гафна: сидящие на скамье подсудимые отбрасывают тени — и это чёрные контуры священников с наперсными крестами. 

Вся эта агитация — часть антизападничества. «Религия» — лишь псевдоним для «капитализма», а «капитализм» лишь псевдоним для Запада. Любопытно, что и в царствования Ельцина и Путина риторика не изменилась. Самые горячие имитаторы реформ говорили, что строят «рыночную экономику», тщательно избегая слова «капитализм». Марксизм заменили на «православие», не на «религию», антирелигиозная кампания просто несколько перефокусировалась, из неё исключили государственное православие, а все остальные враги остались в положении терпимых, не более (католики, баптисты и т.п.). Запад всегда оставался врагом, декларации о дружбе всегда носили ограниченный характер, кампания против «западных миссионеров» началась уже в 1992 году.

Антизападничество — это обозначение врага, который традиционно именно на Западе. Восток, конечно, тоже враг, но второй свежести. Цель обозначена. Остальная часть газеты посвящена мобилизации населения, подготовке его к войне, и эта мобилизация ведётся прежде всего через «чистку». 

«Чистка» — слово, которое было слишком, видимо, страшным и не удержалось в русском языке в его ленинском значении. Ленин изначально сколачивал свой клан методом «чистки», «отбора», говоря языком Освенцима — «селекции». В 1921 году он написал манифест «О чистке в партии», язык которого был намеренно туманным: «Надо чистить партию от элементов, отрывающихся от массы». Кто «оторвался», разумеется, определялось не каким-то законом, а личной волей диктатора и его помощников. Расплывчатость намеренная, чтобы исключить возможность апелляции к чему-либо, помимо воли начальника, большого или его меньших представителей. 

В 1930 году шла вторая большая чистка, объявленная официально. В реальности «селекция» была и остаётся перманентным явлением в ленинистской России, но в 1930-м чистка ещё и стала дымовой завесой для уничтожения крестьянства и воспитания «кадров». Например, на первой полосе «Красного севера» сообщалось о суде над шестерыми «коллективизаторами», обвинёнными в «искривлении классовой линии при раскулачивании». Четверо были приговорены к малым срокам лишения свободы, одному объявлено «общественное порицание», а одного расстреляли. Этот один — несчастный милиционер, «командированный как представитель власти в бригаду по раскулачиванию». 

Однако, новояз требует учитывать не только место материала — первая полоса это важное место, но играет роль и объём. На остальных пяти полосах сплошь призывы усилить коллективизацию. «Разрушить кулацкое гнездо в богородско-емской артели». 

Опять создаётся намеренная неопределённость — где пределы «усиления»? Что может быть осуждено как «искривление», «запугивание», а что — нормально и праведно? Двух судей посадили за перегибы, а остальных обвиняют в том, что «приговоры мягки к кулакам». Пришлось поправлять: «Окрсуд прибавлял наказание. Окулачено 9 середняков». В словаре Ушакова слово «окулачено» имеет помету: «неол. полит». В неолите, однако, такой «политики» не отмечалось. 

Самый жуткий заголовок на 3 полосе: «До сих пор в Тотьме только третья часть кулаков выгнана в лес»: «Из 100 кулаков в лесу только 40». Более того, «в тотемском учлесхозе работают сын дьякона Богородский». 

Двух судей посадили, но… «Вологодский окрсуд организовал четыре ударных судебно-следственных бригады». 

За «мягкость» агитатор назвал суд «шемякиным», проявив неожиданную эрудицию. Как можно: «Пересыльный кулак Рахно украл у колхозницы валенки». В списках «Мемориала» Рахно не значится. Власть проявляется и в том, что о репрессированных носителях власти память есть, а о репрессированных «кулаках» — нет. 

Ксёндз Пётр Авгло родился в 1867 году в деревне под Ковно, окончил семинарию в Петербурге, с 1887 года священник, в том числе в Петрограде на нём одно время было три прихода: в Вырице, в Кронштадте и в храм Встречи Марии и Елисаветы. Впервые был арестован в 1923 году вместе с архиеп. Яном Цепляком, но тогда освобождён. стреляли только Цепляка.  Второй раз арестовали в 1927 году, полгода держали в смоленской тюрьме, выпустили. Арестовали его в Могилёве, расстреляли в Минске 27 августа 1937 года. Не за «исполнение религиозных обрядов», а как руководителя повстанческой организации ПОВ и агента польской разведки. 

В оправдание Авгло надо заметить, что совершенно свободные люди — например, посол Франции при Ватикане — отказались придти на мессу, которую 19 марта 1930 года пап Пий XI отслужил в соборе св. Петра. Хор семинаристов «Руссикума» пел православные песнопения. Даже посол Италии не пришёл.   А ведь им не угрожало то, что угрожало католикам в советско-российской империи, где и епископ Багратян, отвечавший за армяно-католические приходы, подписал заявление об отсутствии гонений на веру в «СССР». Что до Авгло, то сохранилось его письмо с объяснением поступка: 

«15 марта ко мне пришел начальник минского ГПУ в сопровождении трех представителей прессы. Я только что совершил долгую службу и чувствовал себя очень усталым. Чередуя обещания с угрозами, они пытали меня на протяжении нескольких часов. Я перестал отдавать себе отчет в своих действиях и подписал бумагу, которую прилагаю. Когда я пришел в себя и прочел копию подписанной мною бумаги, я пришел в ужас. Я раскаиваюсь и, не имея другой возможности, прошу Ваше Преосвященство как можно скорее объяснить Риму, что со мной случилось».

Папа простил Авгло и разрешил ему служить далее. Если бы отстранил, отправил бы на покой, может, тот бы и остался в живых… Но всех ведь не отстранишь! 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.