Яков Кротов. Богочеловеческая историяПравославизация.

Фикция нации и фикция объективности: Анна Данилова, Савва Мажуков и Девор Дзальто об украинской Церкви

Ранее

Почитав архивные материалы «Правмира», я должен сказать, что главное: финансируется сайт по сей день государством, Федеральным агентством по печати. И ещё Фондом культуры, который тоже не частное, а государственное учреждение. Это путинский орган. Точка. «Правмир» даже хуже в этом смысле, чем «Радонеж», который заявляет, что существует «исключительно на пожертвования». Объявление о финансировании Федеральным агентством украшает первую страницу сайта и в августе 2019 года.

В 2013 году Данилова говорила: «Инвесторов у нас нет, есть Попечительский совет из семи человек, его возглавляет Владимир Мединский, министр культуры, в состав входят представители делового мира, чиновники, журналисты. Это люди, которые доверяют нам, которым доверяем мы, их участие, моральное и финансовое, и держит «Правмир» на плаву".

При этом я слышал жалобы на то, что платит г-жа Данилова мало. Но это общая беда российских казённых СМИ ещё с советских времён. До 25 октября была нормальная модель: много платят журналистам-звёздам, затем сформировалась большевистская модель: много платят цензорам, которыми были т.н. «редакторы» разных уровней, а журналистов держат на коротком поводке.

Смена интонации у «Правмира» просматривается (слепки первой полосы есть не за каждый день) с 1 июня, и достаточно резко. Я бы сказал, что знаковым был материал о Сандармохе и Дмитриеве. Это уже как бы экстремизм по некоторым меркам — но, очевидно, так же дозволенный как экстремизм Невзорова. Исчезают материалы со ссылкой на пресс-службу МП и комментарии архиереев. Думаю, что заявление Ильяшенко, будто причина конфликта — в материалах об ЛГБТ — фальшивая, для публики разыгранный конфликт. Материал гея Адама Кея был в декабре 2018 года — реакция через полгода несколько неуместна.

За последние полтора месяца подавляющее большинство материалов — о коррупции. Точнее, о том, как плохо обстоит дело в медицине, особенно детской. Это именно та же тема, которой занимается Навальный. Один из материалов особо подчёркивает, что ребёнку стали оказывать настоящую помощь только после письма Путину.

Красной нитью идут материалы о протестном движении. Не о правозащитном движении, а исключительно о протестном.

Тем не менее, пропагандистом Кремля Данилова осталась. 5 августа 2019 года, к примеру, она публикует статью Саввы Мажуко 
«Как вышло, что Церковь пропустила нацизм?» Увлекаясь патриотизмом, мы пропускаем угрозу»
. Вы думаете, это о Путине, которого регулярно сравнивают с Гитлером? Или о Лукашенко — Мажуко ведь гражданин Белоруссии? Нет, конечно. Нацистами оказываются, разумеется, украинцы.

Мажуко 5 августа 2019 года реагирует на статью американского богослова Девора Дзальто, опубликованную, по словам Мажуко, «недавно». На самом деле, статья Дзальто опубликована почти год назад — 23 октября 2018 года, когда ещё вопрос о признании Украинской Православной Церкви Константинопольским патриархом не был решён (см.).

Мажуко вытащил из статьи Дзальто одну фразу: «Девор Дзальто говорит о том, что мы видим странную картину: русский империалистический национализм — это почему-то плохо, а украинский национализм — почему-то хорошо».

Дзальто написал эту фразу, но он её написал после очень длинного обличения российского милитаризма и империализма. Об этом у Мажуко — ни слова.

Дзальто написал эту фразу, но он назвал любой национализм «плохим», а саму идею национальной идентичности — «всего лишь ошибочным (хоть и очень устойчивым) восприятием социально-политического пространства, восприятием, сконструированным социально» («nothing more but a (socially constructed) misperception (although a very persistent one) of what the social/political space looks like»).

Мажуко не посмел повторить, что нация — условный и опасный вздор.

Зато он умудрился в качестве примера опасного национализма упомянуть евреев. У Дзальто евреи упомянуты лишь в цитате из ап. Павла (Гал 3:28).

Слабое место статьи Дзальто — он, действительно, не видит различия между русским и украинским национализмами. Между иллюзией, которая нападает, и иллюзией, которая обороняется. Это тяжёлая погрешность в этическом суждении. В разных правовых ситуациях различно трактуется право на самооборону. В некоторых разрешено стрелять в нападающего сразу после нападения, в некоторых можно стрелять только, если некуда убегать. Целая страна убежать не может, а требовать от страны подставить другую щёку — даже христианин не может, сопротивление злу добром это подвиг каждого, а не всех.

Кроме того, Дзальто не видит разницы между «имперскими устремлениями в Церкви, исходят они из Москвы либо из Константинополя». А разница есть и очень простая: у КПльского патриархата вовсе нет имперских устремлений. Империализм по определению там, где есть оружие и принуждение, а где пусть даже очень коварная, но дипломатия, там что угодно, но не империя. Нельзя говорить об имперских устремления ФИДЕ или всемирного альянса филокартистов. Оружие — непереходимый рубеж между реальной империей и метафорической.

Самое же скверное (для некоторых), что действия КПльского патриархата строго каноничны, нравится это другим или нет. Эта строгость отчасти объясняется тем, что каноны в православной традиции не прошли дисциплинирования, начатого Грациан у католиков, но так или иначе — правила одни для всех православных, и по этим правилам элегантнее играет КПль. Кстати, нет имперских устремлений и в Московской Патриархии — она просто выполняет за деньги государственный заказ.

Насколько стремление Константинополя воспроизвести католический проект вселенскости с «первым среди равных» разумны — отдельный разговор. Но ничего «имперского» тут нет — иначе следует обвинять и католиков в имперских устремлений, что явная нелепость.

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.