Яков Кротов. Богочеловеческая история

Стив Возняк: атеизм как миф анти-конформизма

Стив Возняк (род. 1950) в 2000 году писал:

«Я тоже [как и Белл Гейтс, Линус Торвальдс и Ларри Эллисон] атеист или агностик (я даже не знаю разницу). Я никогда не был в церкви и предпочитаю думать самостоятельно … Рационально мыслящий [intelligent] человек вроде меня может вычислить [figure out], какое поведение правильное, не ходя в церковь, не ориентируясь на то, что думает какая-то большая группа людей».

Это — атеизм? Нет, конечно, о Боге тут ни слова. Даже не антиклерикализм. Это анти-конформизм. Не более и не менее. Вопрос об истине, о смысле Возняк даже не ставит. Он просто отвергает авторитет большинства. Не авторитет Бога! Не авторитет вообще! Он отождествляет религию не с любовью, а с мышлением, не с вопросом об истине, а с вопросом о поведении.

С точки зрения религии Возняк абсолютно прав. Вопрос об истинности не решается голосованием. Ложь в религии всегда путает человеческую шерсть с божественной, объявляет авторитет человека (одного или большинства, неважно) авторитетом Бога, делегирует одному или группе власть Божию. Конечно, этого принимать не следует.

Но разве благодаря атеизму, агностицизму или хотя бы анти-конформизму Возняк — секулярный святой? Добрый, милый, старающийся всех прощать, всегда оставлять лазейку для примирения. Поэтому он всегда оставался другом Джобса, прощая тому весьма гнусные обманы и манипуляции. Поэтому он один из самых знаменитых среди богачей-филантропов современности, прежде всего, поощряющий техническое образование среди молодёжи. Джобс тоже и атеист, и агностик, и нон-конформист, но нимало не филантроп. Джобс и Возняк так же полярны, как тощий и толстый, эгоист и альтруист, тьма и свет. Билл Гейтс филантроп, но он утверждает, что это его жена — римо-католичка — его «вынуждает». Шутит из смирения, наверное.

Примечательно, что как раз Стив Джобс на краю могилы заговорил о религии, а не просто «интересовался буддизмом»: «Большую часть жизни я чувствовал, что должно быть нечто больше в нашем существовании, чем видимый мир. ... Мне нравится думать, что что-то останется и после смерти. Странно думать, что ты набираешься опыта, даже, может, немножко мудреешь, и всё исчезнет. Я бы хотел верить, что останется хоть что-то, может, твоё сознание себя [consciousness]. ... С другой стороны, может, смерть похожа на выключение тока. Щелчок — и тебя нет. Возможно, я поэтому всегда пытался обойтись на устройствах Эппл без выключателей».

Это дешёвое и импотентное, постыдное, иррациональное заигрывание — нет, не с Богом, а с вопросом об истине и о том, доверяешь ли ты своему ощущению космоса и бесконечности, неуничтожимости в себе. Характерно для богачей, деспотов и чиновников, тем более, что часто эти три ипостаси едины в человеке.

Свобода человека обеспечивается тем, что вопрос об истине не определяет поведения и наоборот. Феномен «китайских шаров», вращающихся один в другом независимо друг от друга. Это противоречит не христианству, это противоречит суеверию, которое и порождало в течение тысячелетий идею «кармы», «воздаяния», жёсткой связи между взглядами и поведением.

Это суеверие — ещё одна из форм идолопоклонства. Дело даже не в том, что миллионы вполне грешных людей прячутся в тени своих идолов. Были святые-католики, следовательно мы, католики, хорошие и правильные. Были великие евреи, следователи евреи все хорошие и правильные. Были женщины-героини, следовательно, все женщины героини. Эх, если бы! Впрочем, наоборот: ни в коем случае такого не должно быть. Дело в том, что сама вера, сами убеждения человека — не Бог. Догматы — описание Бога, а не Бог. Библия — откровение Божие, Слово Божие, но не Бог. Церковь не Бог, человечество не Бог, ну и, конечно, рациональность не Бог, но она хотя бы и не очень претендует.

Конечно, вычислить нужное поведение можно и без конформизма. Хотя для того, чтобы научиться его вычислять, чтобы стать разумным человеком, конформизм необходим, хотя в виде конформизма ребёнка, который относится к родителям как к богам. А вот когда человек освободится от родителей и всех, кто претендует быть родителем, вот тогда он, если вполне разумен, получает свободу понять, что жизнь это не только поведение.

Отождествлять рациональность с атеизмом это, прежде всего, иррационально. К тому же невежливо списывать религиозность безусловно рациональных людей — да хотя бы Фарадея, священника, и священника нон-конформиста, энтузиаста, а не зарплаты ради — на их «дремучесть» и конформизм.

 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).