Яков Кротов. Богочеловеческая история

Рапидная эсхатология

Василий Иваныч и Петька напоролись на белогвардейский разъезд. Бросились в траву, чтоб их не заметили. Минут через десять Василий Иваныч подымает голову, осторожно оглядывается и облегчённо вздыхает: «Уфф, кажись, пронесло»... — «Меня тоже!» — сообщает Петька.

9 января 2020 года CNN радостно сообщает: Третьей Мировой не будет!

См.: об убийстве иранского военного 3 января 2020 года.

С точки зрения историка любопытно, что в критический момент всякие разговоры о нации, безопасности, демократии, терроризме улетучились и вдруг выперла первая и главная причина любой войны: честь.

Да-да, та самая вполне скотская «честь», бессмысленная и беспощадная. Теперь честь Ирана удовлетворена ударами по американским базам (никто не пострадал), честь Трампа удовлетворена абсолютно непонятно чем, но в Трампе копаться — жизни не видать. CNN считает, что он удовлетворился появлением на публике на манер «диктаторского китча» Ким Чен Ыма, при этом американские журналисты использовали и русское слово politbyuro: сперва вышли всякие генералы и министры, а потом впорхнул Трампыч. При этом какой-то белодомский стажёр забыл убрать подставки для бумаг типа аналой, так что двое членов политбюро оказались напрочь заслонены.

Ну, слава Богу! Удивительно, сколько людей и не заметили, что едва не умерли в атомной катастрофе. Так они и климатической катастрофы не замечают. К вопросу об эсхатологии. Почему так важна математика. Цифры ловят процессы, которые невооружённый мозг не воспринимает. Большинство людей в России — и в Украине, и в Польше, и в Чехии — не воспринимают феномен старения общества. А ведь эта штука пострашнее даже войны, только очень уж исчезновение людей растянуто во времени.

Если бы библейский потоп происходил со скоростью миллиметра в год (это очень большая скорость, с точки зрения науки), то и Ной, вероятно, Богу бы не поверил.

Так ребёнок ползает по палубе корабля, не понимая, что это — корабль.

Тем не менее, один обобщённый показатель устойчивости жизни у человека есть: справедливость. Именно об этом и вера в скорый катастрофический конец, и вера в прогресс. Никто ведь не будет считать прогрессом обогащение богачей. Справедливость не в том, что банкиры получают ещё больше за свой тяжкий труд, чтобы иметь ещё более роскошные электромобили, личные дирижабли (самолёты же загрязняют воздух, скоро вернёмся к цеппелинам), отпуск на Луне и пр. Она в чём-то другом.

Наука ничего не может сказать ни о скорой катастрофе, ни о прогрессе, потому что наука вне этики как бухгалтер команды по плаванию вне бассейна. Наука сосредоточена как раз на рапидных, «длинных» процессах, в которых и человек-то почти незаметен — знаменитая картинка эволюции, где динозавры есть, а Дарвина нет.

Устойчивость жизни сама по себе — дурной критерий. Смерть устойчива, любовь неустойчива. Деспотизм устойчив, свобода неустойчива. Неустойчивости много, хочет этого человек или нет — и поэтому человек ищет устойчивости. Если её нет, она изготавливается — так появляется устойчивый Бог. Бог — сама неустойчивость, динамичность, изменяемость, любовь и свобода — превращается в каменную глыбу. Атеизм не лучше, он довершает работу ханжества, изымая Бога из картины, но картина-то остаётся прежней.

Вера, только вера может и должна ежедневно жить в мире, где конец света близок и где поэтому прогресс — нравственный долг и ежеминутная возможность. Потому что неустойчивость позволяет выскользнуть из самого себя хотя бы на миллиметр — на сотую долю миллиметра — и это очень мало для примата, но очень много для человека.

 

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).