Яков Кротов. Богочеловеческая история. Рабство России.

Оптимистический фатализм как бегство от свободы

Среди мифов, которые обессиливают волю к свободе, есть миф о неизбежности падения диктатуры. Оптимистический фатализм. Мол, Гитлер застрелился — и эти застрелятся.

Гитлер-то застрелился, а Сталин его голову себе в сейф положил и дожил до очень почтенного возраста, умер своей смертью. Ленин не сверг самодержавие, а заапгрейдил самодержавие. За два предыдущих века мало кто из самодержцев умирал своей смертью, а с Ленина начиная, все деспоты благополучно и сытно оканчивали свой век, и дети их оставались в номенклатуре. Это и есть олигархическая автократия. Аристотель ведь подчёркивал, что в чистом виде конструкты его встречаются редко, успешны гибридные модели.

Вера в то, что диктатура сама выроет себе яму, есть иррационализм, обессиливающий и отупляющий. Диктатура роет яму — но для своих подданных и для окружающего мира.

Вот почему, кстати, было бы хорошо выковырять Ленина из Мавзолея, Сталина и прочих из погоста на Красной площади, и раздать их мощи поклонникам. Это не самоцель, такое может стать очередной имитацией, но желать свержения диктатуры и одновременно не требовать убрать диктаторов из символического центра страны, алогично.

 

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).