Яков Кротов. Богочеловеческая история.

История Ламеха: война как ложь, кража и слепота

Ламех — первый поэт. Библия, правда, сообщает о Ламехе ещё одну деталь — что у него было две жены, в этом смысле Ламех и первый двоеженец или, шире, первый многожёнец. 

Только поэзия интересно, а многожёнство неинтересно и противно, любая женщина подтвердит, да и мужчина, если умный и честный. 

Две жены Ламеха, однако, очень мило перекликаются с поэзией Ламеха, которая двоична. Три двустишия, без ритма и рифмы, только с внутренней перекличкой. Это простейший вид поэзии: удвоение. Параллельные прямые, которые никак не могут разойтись. В основе, видимо, повтор как средство усиление: «Здрасьте-здрасьте, товарищ маршал». «Да-да, Сталин и Мао слушают вас». Двуглавый орёл — при условии, что одна голова отличается от другой хотя бы цветом глаза. 

К тому же, связь поэзии с женщиной совершенно не случайна. Поэзия происходит от брачного токованья, во всяком случае, у мужчин. Какие песни сочиняли жёны Ламеха, науке неизвестно, но скорее всего, одна это прото-Ахматова, а вторая прото-Цветаева. Не военные гимны, это уж точно.

Первый дистих как раз отталкивается от двух жён, адресуясь им:

Ада и Цилла!
Слушайте мой голос!

Вы, жёны Ламеха!
Дайте ухо моей речи! 

Про «ухо» очень, очень образно. Собственно, глагол «послушайте» скрывает точно такое же ухо внутри себя, а тут метафора во всей новорожденности. Оторви своё ухо и брось мне! 

Я убил мужчину,
едва ранив его!

Молодого мужчину,
едва коснувшись его!

Принципиальный момент: это двустишие, так что тут не две жертвы, а «всего лишь» одна. Если бы жертв было двое, то Ламех кричал бы (а это явно стихотворение для выкрикивания): «Я убил мужчину и юношу, Я двоих врагов укокошил!»

Если семь раз
Отомстится за Каина,

То за Ламеха
Семьдесят семь!

Свирепо, кровожадно, мощно, в общем, — министерство обороны в чистом виде. Отличная речёвка для марширующих на плацу солдатиков. Вместо «Ламеха» подставить «Россия», «Америка», «Буркина-Фасо», «Центрально-африканская республика».

Три двустишия, но их бережно сохранили как некоторый эталон. Пара «слушать/давать ухо» («шама/хецин») стала общим местом в поэзии древней Иудеи (Пс. 16:6; Ис. 29:23). В более древней аккадской поэзии пара звучала иначе: «слушай/понимай», «шим/бин».

Стихотворение не лишено юмора, правда, чисто армейского: я убил, едва прикоснувшись. Поставил синяк — а он загнулся, дал затрещину, а он дал дуба, гы-гы-гы, я великий и могучий. «Фиси/абурати». 

При этом в стихотворении есть даже инверсия: слова «мужчина» и «юноша» («иш»/«елед») должны бы стоять в конце соответствующих возгласов. 

О семёрке даже и писать лень, все знают, какое это число. Впрочем, мало кто знает отрывок из стихотворения древнего Угарита (значительно старше Библии, понятно, что первым поэтом Ламех является лишь для евреев), где о герое говорится: «Он лежал с ней семьдесят семь раз, Она отдалась восемьдесят восемь раз». И, конечно, Ламех — это 7 поколение от Адама, а прожил он 777 лет. 

Эти три двустишия породили километры комментариев и упражнений пера, равно как и ошибочных переводов. Самый простой пример — неверное понимание последних глаголов как действий, обращённых к Ламеху: я убил и этим причинил вред себе. Активный залог прочитывается как пассивный.

Вполне возможно, что кроме внутренней переклички есть и внешняя: Ламех хвалится тем, что убил человека, как Ева — в начале главы — хвалилась тем, что родила человека. Правда, Каина. 

Рассказ о Ламехе был использован для ответа на вопрос о судьбе Каина, ведь про Каина перед Ламехом. Но «перед» не означает ни малейшей связь. Сама же выдумка вышла классной: Ламех-де родился слепым и поэтому убил своего прадедушку Каина и своего сына Тувалкаина. Сын попал под раздачу, потому что поэтический приём понят не был, искали вторую жертву, помоложе. А имя почти как у прадедушки, вот и другой параллелизм. 

Есть более изысканный вариант, объясняющий, что такое «каинова печать»: это-де у Каина вырос на лбу рог. Минотавр прям! И Ламех, выслеживая скотину, которая травит виноградник, стрельнул и не промахнулся, а попал в прадедушку, приняв его за носорога. Есть комбинация легенд, по которой Тувалкаин принял прапрадедушку за носорога и скомандовал слепому папе «Стреляй», а когда объяснял папе, что ошибочка вышла, то и сам нечаянно был убит скорбящим отцом. В любом случае, мило, что именно слепой духовно видит духовную сущность Каина — животное, скотина, нелюдь.

Хотя автору этих строк больше нравится легенда, по которой на Каина рухнул его собственный дом. Убил Авеля камнем — и погиб от удара камнем, причём никто из людей удара не наносил (Книга Юбилеев 4:31). В каком-то смысле Каин был убит самим собой ведь его убил потомок, к тому же стрелять приказал потомок же, чьё имя включало в себя и имя Каина.

Как и всякое классное кино, рассказы о Ламехе на этом не кончаются. У него ведь две жены? Отлично, убийца возвращается домой, а жёны не желают с ним, убийцей, спать! Боятся родить проклятых детей. Рвут на нём волосы (на одной средневековой миниатюре; вообще же сюжет с неудачной стрельбой по Каину очень любили художники той эпоху.

Ламех тащит жён к третейскому судье — к Адама, конечно, он ведь ещё жив. Адам заявляет, что убийство нечаянное, муж сохраняет право на секс. Ада и Цилла отвечают Адаму: «Врачу, исцелися сам!» и напоминают, что Адам 130 лет не имел секса с Евой, наказывая её тем самым за гибель Авеля. Не слишком рационально, зато очень по-мужски. Адам просит прощения, возвращается к Еве и зачинает Сета, Ада и Цилла возвращаются к Ламеху и рождают от него Ноя. Очень изящно — ведь рассказ о Ламехе как раз перед фразой о рождении Сета. 

Если рассматривать рассказ о Ламехе как некий «миф», описание какого-то важнейшего события, то какого? Появления поэзии? Военные ничего изобрести не могут. Был какой-то первый поэт/поэтесса, изобрёл/изобрела двустишия, воспевал девушек и/или юношей. Может, Ада и была первой поэткой. Ламех лишь превратил мирное изобретение в солдатскую развлекуху. Слепым физически он, конечно, не был, а душой — да. Слепой, трусливый (смелые — не убивают), соответственно, и лживый — одним махом одной левой двоих побивахом. И всякая война, всякие победы и одоления есть — тут фантазии передают святую правду — убийство своих, за которые не ордена получать, а на Марс отправить каналы рыть. 

См.: Читая Библию с Яковом Кротовым. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).