Яков Кротов. Любовь к Богу.

Достоинство равенства

Ранее

«Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня;» (Мф. 10:37)

Многих возмущают слова Иисуса «Кто любит отца или мать более Меня, тот недостоин Меня», но никого не возмущает «оставит человек отца и мать и прилепится жене своей». Так ведь речь идёт об одном и том же. Можно даже дописать: «Кто любит отца или мать более Меня, тот недостоин Меня и недостоин отца и матери». «Кто любит сына или дочь больше Меня, недостоин сына и дочери». «Быть достойным» не означает «быть собственностью», «быть подчинённым», — во всяком случае, коли речь идёт о человеке, а не о вещи. Недостоин Христа тот, кто любит отца или мать более Христа, но достоин Христа и не тот, кто пытается быть собственностью Христа, кто представляет Христа начальником конторы, а себя — его беспрекословным клерком. Достоинство любви есть достоинство равенства. Бог любит всех равно, поэтому каждого любит по особенному.

Достоин Христа тот, кто различает, когда Христос подзывает его, а когда — посылает, посылает к земным родителям, к детям. О жене и речи нет — где жена, там и Христос, просто потому, что где любовь, там Любовь, где жизнь, там Жизнь. Это не означает, что достаточно любить жену, — и забудь о Боге, что Бог лишь метафора для обозначения любимого человека. Бог — источник жизни любимого, и достоин любимого тот, кто ищет исток, а найдя, запоминает. Иначе замусорится река жизни и превратится в сухое русло, на дне которого мы будем писать: «Это река». Это не река, это след реки.

Достоин ли своих родителей человек, который без родителей не женится, не выберет профессию? Нет, потому что достоинство человека в любви, а любовь свободна. Нет достоинства у того, кто живёт лишь на проценты с наследства, сам же не создаёт ничего, что можно наследовать. Любить Бога более родителей означает больше любить создавать, а не потреблять. Любить Бога более детей означает любить детей не как свой образ и подобие, а как образ и подобие Божие, любить не для порабощения детей, а для освобождения.

В комментарий к этим словам в русской церковной традиции читают слова апостола Павла о разных дарах и служениях верующих. Так вот, кто любит эти дары — пророчество, учительство, милосердие — более, нежели тех, ради кого дары, тот своих даров недостоин. Так ведь сплошь и рядом мы любим помогать больше, чем любим тех, кому помогает, кому служим.

Как можно уметь — и не загордиться тем, что умеешь? Любить — и не загордиться тем, что любишь? Любить Бога больше, чем свои умения, чем свою любовь. Другой человек перед нами — словно глубокий колодец перед жаждущим. Между нами и колодезной водой должно быть ведро. Между нами и другим человеком должен быть Христос — Его сила и Его смирение, Его жизнь и Его смерть. Бог — не просто художник, который, создав картину, отходит от неё и любуется издалека, а то и продаёт. Бог входит в Свой мир, Бог делается частью жизни, которая не есть Бог, Бог делает Себя необходимым для людей. Внутри нашей любви тогда будет вечность, внутри нашей жизни тогда будет жизнь вечная, когда мы принимаем Бога.

Без Бога мы любим разрушительно. Человек приходит от жены к отцу и матери и говорит: «Холодильник я переставлю сюда, комната у нас с женой будет тут». Или, наоборот, родители разрушают любовь своих детей, командуя ими. Когда мы разрушаем жизнь родителей ради нашей любви к жене, мы не любим жены, мы любим свой покой. Мы боимся, боимся жизни. Мы не умеем жить, умеем лишь обороняться. Любить Христа больше жизни означает перестать бояться за свою жизнь и начать созидать жизнь, перестать отводить воду из чужих каналов в своё сухое русло и начать принимать воду от Истока — Иисуса.

По проповеди в субботу 30 июля 2011 года.

Далее

См.: Любовь. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).