Яков Кротов. Путешественник по времени

Чтобы реформировать Церковь, нужно быть Церковью!

Реформа Церкви, обновление... Послушайте, вот человек, работающий, он выкладывается по полной, а если дети есть, то вообще. Ну, допустим, детей нет. Художник, библиотекарь, киллер, политик, менеджер, брокер, накер... И вот он верующий... Что для него «Церковь», «община»? Оторвать от воскресного дня половину и потратить на общую молитву — подвиг же! Может, в будний вечер ещё добраться, почитать-поговорить... Ну что тут реформировать? Стулья разве что поставить. А так — русский, латынь, санскрит — ну что там понимать, 2000 лет одно и то же: «Спасибо, помню, люблю, да не чмокну Ти яко Июда»...

Но вот сколько себя помню в Церкви — с 1974 года — постоянное комариное жужжание про какие-то там реформы Церкви. Помню, как это страшно досаждало отцу Александру Меню. Сперва давайте кости, Церковь, а потом про реформы, а пока чего реформировать-то? Вот это самый тоталитаризм — жизнь ликвидирована, оставлена свобода помечтать, побузить, поворчать. Сперва жизнь, потом обсуждение жизни. А так — обсуждение жизни есть, а жизни-то нет!

Я всегда страшно боялся хотя бы день оказаться без работы. Всегда выторговывал себе даже у гебухи увольнение переводом. Ну как это — нет работы? А жрать что? В нашей семье всегда зарабатывали ровно на еду, пару трусов в пару лет, целлофановые пакеты собираем-сушим, газету режем на туалетную бумагу (так и хожу в туалет с ноутбуком, читаю «Гардиан», но гусёнок по-прежнему остаётся идеалом). Ну где тут время и силы на реформы чего бы то ни было? Дай Бог, чтобы тараканов поморить... Теперь вот пенсия — это, конечно, мечта — ничего не делаешь, а деньги есть, хоть каждый день по две буханки хлеба покупай! Не что при Гайдаре, когда четыре часа за хлебом один раз отстоял — видите ли, мои деньги, оказалось, какие-то ненастоящие были... Правда, его и многих других рубли почему-то очень даже покупательную способность сохранили... Да они уже и тогда долларами оперировали, не идиоты.

И почти все так жили. Но всегда попадались и попадаются люди, которые словно дети миллиардеров. У них есть время на разговоры о реформы Церкви (правда, в церковь они не ходят, ни в какую), на чтение мистиков всяких, на изучение, чем епитрахиль отличается от трахомы и паллий от паллиатива. Денег им за это обычно не платят — ну, которые платят, с теми легче, там всё прозрачнее и грубее. Ну, оторопь же! Ну почему не марки? Почему не собачки-котики? Чем Господь провинился?! Горько мне, горько, пойду, приму 666 капель эфирной валерьянки!

 

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).