Яков Кротов. Путешественник по времени. Церковь

Инклюзивный Мессия

«Подходит к Симону Петру, и тот говорит Ему: Господи! Тебе ли умывать мои ноги?» (Ин 13:6)

Плутарх начинает «Застольные беседы» совершенно в духе Дяди Сандро Чегемского, обсуждением тонкого вопроса о том, как рассаживать гостей за столом. Точнее, «раскладывать» — речь идёт о пире, на котором возлежал. Возлежали по трое — довольно интимное сближение.

Плутарх выстраивает рассуждение как тезис, антитезис и — вот тут неожиданность — два синтеза..

Тезис вкладывается в уста старика: на пиру всем должно быть хорошо, следовательно, должно быть хорошо уважаемым людям, которым нужно предоставлять почётные места.

Антитезис вкладывается в уста сына этого старика, который созвал пирующих: всем должно быть хорошо, следовательно, все должны быть равны, пусть садятся, кто где хочет.

Юноша заботу о своём достоинстве — или, на хейт-спич, «высокомерие» — сравнивает с грязью на ногах:

«Мы возбудим высокомерную ревность, которую, полагаю я, надо гораздо усерднее изгонять из души, чем смывать грязь с ног, вступая в чистосердечную и непринужденную застольную беседу».

Первый синтез предлагает сам Плутарх: компромисс можно найти, потому что почётных мест много, они разные, а «уважить» нужно обычно не столь уж многих.

Второй синтез, и очень остроумный, Плутарх отдаёт своему противнику: тот предлагает вообще новый принцип. Не «подобное с подобным» — уважаемого гостя рядом с уважаемым хозяином. Напротив! Пир — место контрастов:

«Я укажу любознательному место рядом с ученым, раздражительному — с кротким, говорливому старику — с восприимчивым юношей, любителю похвастать — с ценителем остроумия, гневливому — с молчаливым; если замечу где-нибудь щедрого богача, то подведу к нему из угла честного гражданина, нуждающегося в помощи, как бы отливая из переполненной чаши в пустую».

Христос, между прочим, поступает ровно так! Не разделяет, а соединяет. Вот и объяснение, почему Он Иуду включил в апостолы. Инклюзивная терапия!

При этом реально проблема всегда стояла очень остро, и будет стоять, пока есть богатые и бедные. Многие проповедники — и в христианстве, и в иудаизме — призываиа не усаживать богачей на первое место, не проявлять «лицеприятия». Потому что — вернёмся к Плутарху:

«Пусть каждый уже в дверях сразу увидит, что пришел на демократический обед, что здесь нет какого-то акрополя для избранных, расположившись в котором богач будет с пренебрежением взирать на менее состоятельных».

 

См.: Демократия - Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).