Яков Кротов. Богочеловеческая историяКрест кощунства.

Пушкин как крест, Библия как вольная

В воспоминаниях цензора Александра Никитенко есть такое:

«...Услышал я также забавный анекдот о том, как Филарет жаловался Бенкендорфу на один стих Пушкина в „Онегине», там, где он, описывая Москву, говорит: „и стая галок на крестах». Здесь Филарет нашел оскорбление святыни. Цензор, которого призвали к ответу по этому поводу, сказал, что „галки, сколько ему известно, действительно садятся на крестах московских церквей, но что, по его мнению, виноват здесь более всего московский полицмейстер, допускающий это, а не поэт и цензор». Бенкендорф отвечал учтиво Филарету, что это дело не стоит того, чтобы в него вмешивалась такая почтенная духовная особа» (Никитенко А. В. Дневник. В 3 т. М., 1955. Т. 1. С. 139—140).

Анекдот не кажется достоверным — Филарет был очень умный человек. При этом «галки на крестах» у Пушкина парные к «львы на воротах» — то есть, галки выступают в роли охранительниц.

Тем не менее, замечательно, что спустя полтора столетия в Греции издают «Шинель» Гоголя, где на обложке Пушкин — вместе креста на соборе Василия Блаженного. Не «на кресте», а прямо вместо креста, на центральной маковке. А по боковым маковкам разнообразные дамы. И это — в стране, где по конституции православие государственная религия. 

Никитенко как раз и был тем цензором, через которого шла «Шинель», но вычеркнул вроде бы немногое. Был Никитенко (родившийся в 1804)  очень грамотным крепостным,  в 1824 году прославился своей речью на собрании отделения Библейского общества в Острогожске. Князь Александр Голицын узнал о набожном таланте и добился ему вольной. 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.